6 правило 1 вселенского собора

Часть 1

Часть 2

Образец единства и соборности Церкви дан на века в 15-й главе книги Деяний святых апостолов. Поэтому остановимся на ней подробней. В предыдущих 13-14 главах рассказывалось об успехах проповеди св. Павла и Варнавы среди язычников, что было доказательством ее богоугодности; свидетельством, что через них действовал Дух Святой. Этот вывод тем более очевиден, когда мы примем во внимание, что их миссия была предварена чрезвычайным откровением: «Когда они служили Господу и постились, Дух Святый сказал: отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их. Тогда они, совершив пост и молитву и возложив на них руки, отпустили их» ( Деян. 13, 2-3).

И вот «некоторые, пришедшие из Иудеи, учили братьев: если не обрежетесь по обряду Моисееву, не можете спастись. Когда же произошло разногласие и немалое состязание у Павла и Варнавы с ними, то положили Павлу и Варнаве и некоторым другим из них отправиться по сему делу к Апостолам и пресвитерам в Иерусалим» (Деян. 15, 1-2). Приведенное разногласие угрожало закончиться расколом. Избежать его помогла мысль обратиться к людям, водительство которых Духом Святым ни у одной из спорящих сторон не вызывало сомнения.

Далее представлен первый Собор, разбиравший вероучительный вопрос. «Апостолы и пресвитеры собрались для рассмотрения сего дела. По долгом рассуждении Петр, встав, сказал им: мужи братия! Вы знаете, что Бог от дней первых избрал из нас меня, чтобы из уст моих язычники услышали слово Евангелия и уверовали; и Сердцеведец Бог дал им свидетельство, даровав им Духа Святаго, как и нам; и не положил никакого различия между нами и ими, верою очистив сердца их. Что вы ныне искушаете Бога, желая возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы? Но мы веруем, что благодатию Господа Иисуса Христа спасемся, как и они». (Деян. 15, 6-11). После этого был выслушан рассказ святых Павла и Варнавы об обращении к истине множества людей из разных народов. С заключительным же словом выступил Иаков, брат Господень, епископ Иерусалимской церкви, поддержавший Петра, Павла и Варнаву, но вместе предложивший и некоторые правила благочестия, что должны были соблюдать христиане из язычников. Последние были изложены письменно: «угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени, кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите. Соблюдая сие, хорошо сделаете. Будьте здравы» (Деян. 15, 28-29).

Иерусалимский Собор был убежден, что излагает учение Святого Духа, к которому сам он всего лишь присоединяется. Такая убежденность была присуща всем святым Соборам Православной Церкви. Не количество участников, не степень их образованности, ни какой-либо другой критерий выставлялись главным, а единственно — содействие Святого Духа.

Решения святых Соборов поддерживались людьми Божиими, тогда как решения лжесоборов ими жестко обличались. Ложные мнения и особенно лжесоборы всегда вносили в Церковь смуту, которая приводила к разделениям с последующим примирением или же с открытым отделением от Церкви части ее бывших членов в раскол или ересь. Соборность — это в первую очередь енпогрешительное преемство земной Церковью всего того, что уже утверждено много большей частью Церкви, которая совершила свой земной подвиг. Дух Святой не может Сам Себе противоречить. И если что-то когда-то было постановлено богоносными мужами и одновременно было утверждено на Небе (вспомним слова Господни: «что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что вы разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Мф. 18, 19)), этого никто не может отменить. А если дерзнет — сам себя отлучит от благодати Божией. Соблюдавшееся как святыня многими поколениями верующих и вошедшее в качестве неотъемлемого состава церковного здания, церковного организма; чем питались сердца лучших сынов человеческого рода, — не под силу исказить земным людям. Не в их возможностях изменить Церковь, живущую вечностью — в их силах только изменить ей, исказить самих себя, и через это отпасть от вечной жизни.

Человек, проникнутый духом соборности, всегда мыслит о себе смиренно, ибо справедливо ощущает себя в сияющей громадине церковного здания неким малым, темновидным и подверженным колебаниям камушком, участь которого в вечности еще под вопросом. Подобный образ мыслей был присущ, например, благоверному царю Иоанну Грозному: «Земля правится Божьим милосердием и Пречистой Богородицы милостью и всех святых молитвами и родителей наших благословением и последи нами государями своими…»(1) Помазанник Божий ставит себя на последнее место в великой небесной иерархии, льющей свой свет на землю.

Демократ, почитающий началом власти не Бога, а себя самого, склонен замечать лишь малую часть Церкви в виде ее земной организации и совершенно не видеть целого. Такое извращенное видение питает его гордыню. Движимый «передовыми идеями современности», он хочет поставить их выше древних церковных установлений, представляющихся ему устаревшими. Папа Римский, земной человек, противоречащий каждый день Соборным установлениям, дерзко объявляет себя непогрешимым в вопросах вероучения. Этим папство попыталось низвергнуть истину под ноги людей, утверждая, что она относительна и может изменяться в зависимости от потребностей времени. Папство в IX веке превратилось в Лаодикию — суд человеческий, восставший против суда Божия. Выросшая, как на дрожжах, в папском Риме, Лаодикия постепенно стала проглатывать целые народы, отторгая их от Бога. Теперь папство усиливается возглавить всю безконечность относительных «истин», чтобы привести Лаодикию в Вавилон для поклонения сатане.

Мы не призываем абсолютизировать каждую букву Предания, каждую букву Соборных постановлений — но крайне важно не противоречить их духу, ибо это богоборчество. Если блуд, прелюбодеяние, содомия, скотоложство, ересь и т.д. названы смертными грехами, нельзя выступать с их оправданием. Покаянная дисциплина древней Церкви весьма сурова. И если она не используется сейчас на практике, это не потому, будто ее кто-то отменил, а потому что мы стали настолько грехолюбивы, изнеженны, малодушны, что не в силах ее понести. Но мы должны знать древние нормы церковного права, ибо оно будет способствовать нашему смирению; мы поймем, ощутим, что находимся в Церкви по снисхождению к нам, а не по нашим заслугам.

Почитаем правила свт. Василия Великого. «Волею убивший и потом покаявшийся 20 лет да будет без причастия св. Таин» (правило 56). «Неволею убивший 10 лет да не причастится св. Таин» (пр. 57). «Прелюбодействовавший 15 лет да не приобщается св. Таин» (пр. 58). «Блудник 7 лет да не причастится св. Таин» (пр. 59). «Украдший, аще сам по себе раскаясь обвинит себя, на год да будет удален от причастия токмо св. Таин; аще же обличен будет, то на два года» (пр. 61). «Явившему неистовство на мужеском поле, время для покаяния да расположится сообразно времени беззаконновавшаго прелюбодеянием» (пр. 62). «На скотах показавший свое нечестие, исповедавшись, толикое же время да будет в запрещении» (пр. 63). «Клятвопреступник 10 лет да не приобщается» (пр. 64). «Покаявшийся в волшебстве, или в отравлении, да проведет в покаянии время, положенное для убийцы» (пр. 65). «Предавший себя волхвователям, или некиим подобным, да будет под епитимиею столько же времени, сколько убийца» (пр. 72). «Отрекшийся от Христа и соделавшийся преступником против таинства спасения, все время жизни своея должен быти в числе плачущих» (пр. 73) и т.д. (2).

Сторонникам демократии в Церкви такие правила слушать крайне неприятно. Это нечто, не вписывающееся в правовые и моральные нормы современности. Утверждать подобное сейчас — нетолерантно, это почти экстремизм! А уж называть кого-то еретиком — просто верх неприличия! Перед лицом откровенно инфернальных сил все христиане должны объединяться — ведь у нас общего больше, чем различий! Этими и подобными словами, увы, лукавый уловляет православных в свои сети.

Но правила святых апостолов, святых Вселенских и Поместных соборов тщательно ограждают верных от безпорядочного общения с еретиками и раскольниками как чуждыми спасения. 10-е апостольское правило гласит: «Аще кто с отлученным от общения Церковнаго помолится, хотя бы то было в доме, таковый да будет отлучен» (3).

31-е правило предостерегает от возможности устроения расколов: «Аще который пресвитер, презрев собственнаго епископа, отдельно собрания творити будет, и олтарь иный водрузит, не обличив судом епископа ни в чем, противном благочестию и правде, да будет извержен, яко любоначальный. Ибо есть похититель власти. Такожде извержены да будут и прочие из клира, к нему приложившиеся. Миряне же да будут отлучены от общения Церковнаго…» (4).

47-е правило отрицает благодать в еретических и раскольнических сборищах: «Епископ или пресвитер, аще по истине имеющего крещение вновь окрестит, или аще от нечестивых оскверненнаго не окрестит, да будет извержен, яко посмевающийся Кресту и смерти Господней и не различающий священников от лжесвященников» .

Правило 65-е: «Аще кто из клира, или мiрянин, в синагогу иудейскую или еретическую войдет помолитися, да будет и от чина священнаго извержен, и отлучен от общения Церковнаго» (5).

7-е правило поместного Лаодикийского собора сквозь века обличает деятелей, дерзающих говорить о «единстве во Христе» с еретическими обществами: «Обращающихся от ересей, то есть Новатиан, или Фотиниан, или Четыредесятников… приимати не прежде, как проклянут всякую ересь, особенно же ту, в которой они находились…» (6).

32-е правило того же собора говорит: «Не подобает от еретиков приимати благословения, которыя суть суесловия паче, нежели благословения». (7).

В 34-м правиле того же собора запрещается почитать в качестве святых тех, что были еретиками и ушли из земной жизни, оставшись чуждыми Церкви, хотя бы они и смерть приняли за свои убеждения: «Всякому христианину не подобает оставляти мучеников Христовых и отходити ко лжемученикам, которые то есть у еретиков находятся, или сами еретиками были. Ибо сии удалены от Бога: того ради прибегающие к ним да будут под клятвою». (8).

37-е правило всё того же, Лаодикийского, собора гласит: «Не должно принимати праздничные дары, посылаемые от иудеев или еретиков, ниже праздновати с ними». (9).

1-е правило VI Вселенского собора, изложив кратко православное учение и утвердив ранее принятые постановления апостолов, Вселенских и Поместных соборов, продолжает: «Отметаем и анафематствуем всех, которых они отметали и анафематствовали, яко врагов истины, вотще скрежетавших на Бога и усиливавшихся неправду на высоту вознести. Аще кто-либо из всех не содержит и не приемлет выше реченных догматов благочестия и не тако мыслит и проповедует, но покушается идти противу оных, тот да будет анафема…» (10).

72-е правило того же Собора отвергает брачные союзы верных с еретиками: «Недостоит мужу православному с женою еретическою браком совокуплятися, ни православной жене с мужем еретическим сочетоватися. Аще же усмотрено будет нечто таковое, соделанное кем-либо, брак почитати нетвердым, и незаконное сожитие расторгати. Ибо не подобает смешивати несмешаемое, ниже совокупляти с овцею волка, и с частию Христовой жребий грешников…» (11).

Все, противоречащее изреченному в древности через отцов Святым Духом, как, например, современные «венчания» в некоторых «церквах» содомитов, — ничтожно и суетно. И даже если когда-нибудь будет созван какой-нибудь супер-собор, что объявит себя вселенским и православным, и установит нечто, принципиально противное постановлениям святых Соборов, выраженные таким лжесобором мнения, следует почесть ничтожными, противными духу соборности, ибо земная церковь — лишь малая, еще не победившая всех ниспосланных ей искушений, часть единой Церкви, торжествующей на Небе.

Примечания

2. Правила святых апостол и святых отец с толкованиями. М.: Издание Московского Общества любителей духовного просвещения, 1876. 626 с. — С. 326-352.

3. Там же. — С. 29.

4. Там же. — С. 66-67.

5. Там же. — С. 131.

6. Правила святых Поместных соборов с толкованиями. М.: Издание Московского Общества любителей духовного просвещения, 1880. 876 с. — С. 213-214.

7. Там же. — С. 243.

8. Там же. — С. 246.

9. Там же. — С. 253.

10. Правила святых Вселенских соборов с толкованиями. М.: Издание Московского Общества любителей духовного просвещения, 1877. 736 с. — С. 278.

11. Там же. — С. 511.

Из западных, занимавшихся толкованием правил восточной церкви, важнее всех для православного канониста Guil. Beveregius (англ. Беверидж, или с лат. Беверегий), англиканский священник, а потом асафский епископ († 1708). В своем Σονοδιχόν или Pandectae, полное заглавие которого мы привели выше, Беверегий написал ученые толкования не только на все правила, но и на многие другие места из толкований греческих толкователей. Толкования Беверегия драгоценны для православного канонического права.

Точно также драгоценны толкования правил, которые составил Zeger Bernardus Van Espen († 1728), французский священник и один из ученейших канонистов, слава которого и доселе еще живет, но который не угоден был Риму и потому многие из его сочинений вошли в Index и сам он на 82 году жизни подпал suspensio a divinis. Толкования его напечатаны в отдельной книге: Cotmeotarius in canones et decreta juris veteris ac novi (Coloniae Agrippinae, 1755).

Из XIX столетия нам известны следующие толкователи правил православной церкви: 1) в Theologische Quartalschrift, Tubingen, 1820 г. и след., неизвестный автор (будто — проф. Herbst, один из издателей названного журнала), писавший по большей части краткие толкования (Anmerkungen) наших правил, затем 2) С. J. von Hefele († 1893), епископ роттенбургский, в своем соч. Conciliengeschichte, и наконец 3) J. В. Pitra († 1892), кардинал, в издании Juris ecclesiastici graecorum historia et monumenta (Romae, t. I, 1864, t. II, 1868).

У славян имеет большую заслугу в толковании правил архимандрит Иоанн (Владимир С. Соколов, с 1866 г. епископ смоленский, † 1869). Его труд «Опыт курса церковного законоведения» вып. I — II (Спб. 1851), в коем содержатся толкования правил, справедливо доставил его автору степень доктора богословия. В своих толкованиях архим. Иоанн вообще старается разъяснить повод, побудивший издать известное правило, положение вопроса, составляющего сущность правила, в прежнее время, точный его смысл и отношение его к другим параллельным правилам, далее — какие свидетельства из святоотеческой письменности подтверждают предписание правила, какие узаконения Греко-римского законодательства существовали или какие позже изданы были в смысле того или другого правила, как толковали это правило средневековые толкователи, какую каноническую догму устанавливает правило и т. д. На это, главным образом, обращает внимание архим. Иоанн при толковании каждого важнейшего правила. И свою задачу он выполнил превосходно. За эти толкования и за многие другие ученые труды по православному каноническому праву автор настоящей книги называл архим. Иоанна отцом новой науки православного церковного права. Автор сказал это по своему глубокому убеждению, — и его радует, что русская наука усвоила это и теперь этому великому русскому канонисту оказывается внимание, которое он в полной мере заслужил.

На сербском языке не было толкований св. правил. В первые годы своей преподавательской службы в задрской богословской семинарии (в Далмации) я стал заниматься этим делом и в 1873 году издал правила св. Апостолов и правила четырех первых вселенских соборов с краткими толкованиями. Это была только первая попытка с моей стороны. Вследствие разных обстоятельств я приостановил это дело. Спустя пять лет (1878) я опять занялся им и издал те же правила с более обширными толкованиями. Но при этой работе я был занят историей первых четырех вселенских соборов и останавливал больше внимания на догматической деятельности этих соборов, чем на канонической, так что почти половина изданной тогда книги относится к догматике и только другая половина к церковному праву, и я, таким образом, против воли оказался в чужом деле. Это было причиною, почему я тогда приостановил дальнейшее издание правил с толкованиями. Только чрез пятнадцать лет после того я опять взялся за то же дело, но теперь уже с исключительно каноническою задачею. И вот явилось первое полное сербское издание «Правил с толкованиями».

В этом полном издании более или менее подробно истолкованы все правила, имеющие значение положительного канона в православной церкви. Здесь изложены не только основные, но и дополнительные правила. Все эти правила с относящимися к ним толкованиями разделены на две книги. Первая книга вышла в печати в 1895 году, а другая вслед за нею в 1896 году. Из прежних неполных изданий в первое полное вошло весьма мало толкований правил и то с некоторыми соответствующими изменениями; толкования же всех остальных правил написаны вновь, а для некоторых автор использовал свои прежние канонические работы.

Автор изучил толкования всех тех канонистов, которые упомянуты были выше, и воспользовался этими толкованиями, насколько это было нужно для его цели. Он имел в виду, подобно Зонаре, чтобы разъяснение Божиих слов просвещало и поучало неискусных, — в этом заключалась главная задача работы. Согласно с этой задачей, побуждаемый тем же, чем были подвигнуты и все предшествующие лучшие толкователи к разъяснению святых правил, автор старался как можно лучше и полнее выяснить каждое правило и указать истинный его смысл; а применительно к практической цели, с какой пишутся толкования правил вообще, он привел к каждому правилу параллельные места, имеющие близкое или отдаленное отношение к тому предмету, которым занимается то или иное правило, с тем, чтобы из сопоставления всех относящихся сюда правил можно было составить точное понятие о том или ином каноническом установлении и благодаря этому было усвоено положительное каноническое учение православной церкви об этом установлении.

Закрыть

Разъясняя Божии слова или святые правила, автор как в первых, так и в настоящем издании, особенно стремился к тому, чтобы самому лично научиться и узнать, что именно предписывают святые правила. А если его труд окажется полезным и для других, то это будет приятным для него удовлетворением.

Еп. Никодим. Задр, декабрь 1910 г.

О правилах православной церкви

Правилами (κανόνες) называются те письменные определения, которые законодательная власть церковная издала в течение нескольких веков и которые доселе имеют силу в православной церкви, как положительные и вообще обязательные законы для всех и каждого, кто есть член этой церкви. Все эти определения или правила изложены в основном каноническом сборнике православной церкви, который издан в Константинополе в 883 году и известен под именем Номоканона в XIV титулах . В этом сборнике находятся правила св. Апостолов, правила вселенских соборов, десяти поместных и правила тринадцати св. отец. Рядом с этими основными правилами имеют еще силу, как дополнительные правила, несколько канонических сочинений Иоанна Постника, Никифора Исповедника, Николая Грамматика, Василия Великаго, Иоанна Златоустаго и Анастасия.

Все упомянутые правила, как основные, так и дополнительные, содержатся в Афинской Синтагме, изданной в 1852–59 годах, с одобрения константинопольского патриаршего синода и священного синода элладской церкви .

А эти правила суть следующие.

Основные правила:

Правила св. Апостолов.

Правила вселенских соборов:

никейского первого,

константинопольского первого,

эфесского,

халкидонского,

трулльского и

никейского второго.

Правила поместных соборов:

анкирского,

неокесарийского,

гангрского,

антиохийского,

лаодикийского,

сердикского,

константинопольского 394 г.,

карфагенского 419 г.,

константинопольского 861 и

константинопольского 879 гг.

Правила св. отец:

Дионисия александрийского,

Григория неокесарийского,

Петра александрийского,

Афанасия Великого,

Василия Великого,

Тимофея александрийского,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *