Аббат — это кто?

лат. abbas) — глава аббатства, монастыря, относящегося к одному из древних монаш. орденов, таких, как бенедиктинцы, цистерцианцы и др. На ранних этапах истории христ. монашества А. (от арам. abba — отец) называли опытного в аскезе монаха, благодаря своему дух. дару наставлявшего молодых монахов, не будучи при этом их руководителем в церковно-правовом смысле. После распространения общежитийных монастырей (киновий) А. стали называть настоятелей монастырей. Согласно Уставу св. Бенедикта (Regula Benedicti 2, 1; 64, 13 и др.), А. (dominus et abbas) является прежде всего духовным отцом, учителем и пастырем, а потому должен заботиться как о материальном благосостоянии монастыря, так и о спасении душ братьев (Regula Benedicti 2, 33); он избирается братьями и исполняет свои обязанности пожизненно, разделяя их со своими помощниками и прислушиваясь к советам др. монахов. В VIII–IX вв. должность А. становится одной из ключевых в полит. системе ср.-век. Запада. Григорианская реформа вывела А. из подчинения императорской власти. На соборах в Риме (826) и Пуатье (1078) было впервые определено, что А. должен иметь священнический сан; Вьеннский собор распространил это решение на всю Церковь. Однако в связи с тем, что аббатства подчас владели большими материальными ценностями, имели место злоупотребления, когда лицам, не являвшимся монахами, разрешалось пользоваться доходами на правах А. (abbas in commendam). Эта практика была запрещена Тридентским собором.
В ККП 1983 А. приравнен к настоятелю монастыря или монаш. общины.
Лит-ра: Vogue A. de. La communautО et l’abbe dans la Regle de Saint Benoit. P., 1961; Salmon P. L’abbО dans la tradition monastique. P., 1962; Felten F.J. Аbte und LaienКbte im Frankenreich. Stuttgart, 1980; Penco G. La figura dell’abate nella tradizione spirituale del monachesimo // Medioevo monastico. R., 1988, p. 371–385.

Аббат (греческое ἄββας, латинское Аbbas, итальянское Аbbate, французское Аbbé, немецкое Аbt, от халдейской или арамейской формы еврейского слова аб, «отец») – титул настоятелей монастыря на западе. Впоследствии он удержался только в ордене бенедиктинцев и в его отраслях – у цистерцийцев, бернардинов, траппистов, грандмонтапов и премонстрантов; кармелиты же, августинцы, доминиканцы и сервиты стали называть своих настоятелей другими титулами, как ргаероsitus или рriоr conientualis; францисканцы – custos или guardianus; капальдуленсы и иезуиты – титулами major и rector. Позже название аббата стали прилагать также и к другим духовным лицам, хотя и не монашеского звания; так, духовные лица, назначаемые в войско, назывались военными и придворными аббатами (аbbates саstrenses, аbbates сuriae palatti) и проч. Не по титулу только, а по положению различались между собою еще аббаты регулярные, светские и мирские (аbbates rеgulares, seculares и lаiсi). Аббат светский был не монах, а из белого духовенства, имевший аббатство in соmmеndam, т.е. «на попечение» или просто «кормление», в качестве бенефиции, причем, нося этот почетный титул, он пользовался известною частью доходов, хотя и не принимая никакого участия в управлении монастыря. Из этой системы отдавания монастырей «на попечение» возникли аbbates laici (мирские аббаты). Это были не только не монахи, но даже и не принадлежавшие вообще к духовному званию лица. Это были просто миряне, сначала из военных, а впоследствии из придворных. При Карле Мартеле было постановлено временно воспользоваться монастырскими доходами для удовлетворения настоятельной нужды во время войны против сарацин; и знатные люди, стоявшие во главе войск, набиравшихся за счет монастырей, делались таким образом титулярными аббатами. Эта патриотическая цель вскоре была забыта, и установилась практика, которая наконец, во времена Людовика ХIV, сделалась предметом общественного соблазна.

Аббат «регулярный» избирался монахами из среды их самих; только когда в монастыре не оказывалось подходящего лица, его избирали из какого-нибудь другого монастыря. Первоначально право назначения принадлежало епископу диоцеза; но в половине VІ века, в царствование Юстиниана, это право по всей западной церкви передано было монахам и за епископами осталось только право утверждения. Однако, система «попечения», а также и другие обстоятельства давали епископу и королю много поводов вмешиваться в выборы. Раз избранный и утвержденный, аббат занимал свою должность в течение всей жизни, и мог быть низложен епископом только с согласия своих пресвитеров и аббатов. В отношении дисциплины и юрисдикции его власть была почти безгранична; и хотя рraeроsiti или рriores, назначаемые им самим, и decani и сеntenarii, избираемые монахами, и могли иметь некоторое влияние на дела, но самовластие аббатов было так велико, что соборы нашли нужным установить законы, запрещающие аббатам ослеплять или калечить своих монахов. Раньше власть их была несколько ограничиваема епископским авторитетом; но в начале XII века соборы реймский (1119) и римский (1122) совершенно освободили их от епископской юрисдикции, и поставили их непосредственно под власть папы. Но собственно в мирских делах, особенно в отношении имуществ монастырей, их власть часто была весьма ограниченна. Так как они не могли лично вести гражданских исков, то часто должны были пользоваться услугами особых «церковных адвокатов», и эти аdiосаti eccеsiае или так называемые оeсоnomi или proсirаtоrеs захватывали в свои руки власть исключительного заведывания доходами. Тем не менее, в позднейшее время были законы, запрещавшие аббатам давать деньги в рост, ограничивавшие число их лошадей и проч., и часто распространявшиеся слухи о беспутстве и интригах не ограничивались только «мирскими аббатами», но часто касались и аббатов rеgulares. Во Франции аbbés seculiers – «светские аббаты», в силу договора между папой Львом X и Карлом Франциском И, получали «на попечение» наиболее богатые монастыри. По договору, эти аббаты должны были в течение года принять дух. сан, но обыкновенно они получали папскую диспенсацию на право оставаться светскими и дольше, и ограничивались ношением духовного платья. В ХVІІІ веке аббаты в качестве духовников и советников при дворе, а также воспитателей детей аристократии, приобрели большое значение в высшем французском обществе (до революции), хотя удерживали за собой эту роль скорее блестками своего французского остроумия (еsprit), чем действительным религиозно-нравственным влиянием на общество. В настоящее время во Франции аббатами называются (в письмах и при личном обращении) молодые члены духовенства, хотя этот титул продолжает сохранять свое значение и в применении к почтенным духовным лицам. Так, напр., титуловался обратившийся в православие парижский аббат Владимир Геттe, автор многих богословских сочинений, отчасти переведенных на русский язык (см. Геттe).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *