Аборт в советском союзе

27 июня исполняется 80 лет со дня принятия в 1936 г. постановления Центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров СССР «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и о некоторых изменениях в законодательстве о разводах».

Это Постановление, результаты его воплощения в жизнь вплоть до отмены 23 ноября 1955 г. обросли негативными мифами, которые безапелляционно транслируются современными сторонниками легальных абортов в качестве якобы незыблемых аргументов против их запрета. В результате руководители акушерско-гинекологических служб, политики, позиционирующие себя в качестве православных патриотов, и даже отдельные представители епископата полагают, что опыт сталинского периода якобы сугубо негативен и наглядно продемонстрировал, «что запретами ничего не решить». Что после запрета абортов не становится меньше, они становятся подпольными, это ведет лишь к сверхсмертности и потери здоровья десятков тысяч женщин.

Успехи сталинской политики. На самом деле Постановление представляет собой довольно качественный пример сочетания запретительной и поощрительной политики повышения рождаемости в целях сохранения человеческого потенциала, необходимого для обеспечения государственной безопасности и поступательного социально-экономического развития общества.

Недаром враги исторической России в обличии СССР обрушились на Постановление 1936 г. со злобной критикой, как это сделал Троцкий в книге «Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет?».

А планы нацистской Германии по мягкому геноциду населения оккупированных территорий нашей страны предполагали как раз прямо противоположное — легализацию абортов, пропаганду отказа от деторождения, контрацепцию, стерилизацию, прекращение поддержки многодетных семей и т.п..

Именно с действием этого Постановления, связан феномен «сталинского демографического ренессанса» конца 30-х гг., а затем в послевоенный период. В целом темп прироста населения при Сталине составил 21,2 %, что превышает показатели Российской Империи в начале ХХ в., достигавшие 9,3 %. И это несмотря на чудовищные потери в Великой Отечественной войне, разруху, гонку вооружений, голод и т.п. Это свидетельствует об успешности государственного управления демографическими процессами.

О репрессиях за аборты. Что касается уголовного преследования абортов, сталинский неоклассицизм демонстрировал возврат к классическому римскому праву, по которому наказанию подлежали и те, кто изготовлял абортивные снадобья и женщины, делавшие аборт. Подобный подход свойственен всем демографически и исторически успешным человеческим сообществам не только по отношению к абортам, но и к противозачатию, внебрачной половой жизни и сексуальным извращениям. Ведь массовое уклонение от деторождения несет для общества не менее тяжелые последствия, грозящие гибелью, чем отказ платить налоги или служить в армии. Каждый патриот и добросовестный государственный деятель, просто здравый человек должен понимать это.

Феминистки делают подобные феерические заявление о масштабе репрессий, якобы вызванных Постановлением: «При Сталине в момент запрета абортов за это было расстреляно 500 тысяч женщин и врачей-гинекологов. Я не хочу возвращаться в то же самое время».

На самом деле «ужасные» репрессии состояли в следующем:

«2. За производство абортов вне больниц или в больнице, но с нарушением указанных условий, установить уголовное наказание врачу, производящему аборт, — от 1 года до 2 лет тюремного заключения, а за производство абортов в антисанитарной обстановке или лицами, не имеющими специального медицинского образования, установить уголовное наказание не ниже 3 лет тюремного заключения.

3. За понуждение женщины к производству аборта, установить уголовное наказание — тюремное заключение до 2 лет.

4. В отношении беременных женщин, производящих, аборт, в нарушение указанного запрещения, установить как уголовное наказание, общественное порицание, а при повторном нарушении закона о запрещении абортов — штраф до 300 рублей».

Статус ребенка до рождения. Основная претензия к сталинской политике в области абортов со стороны христианства, традиционной морали и современных научных данных об эмбриональном и фетальном развитии — это лишение пренатального ребенка статуса человека, жизнь которого должна быть законодательно защищена на основе простого факта его принадлежности к человеческому роду. Обоснование запрета исключительно заботой о здоровье женщин и нуждой в человеческом потенциале для страны. Что объясняет сохранение абортов по медицинским показаниям.

Но в этом отношении странно требовать от сталинского руководства быть «святее папы». В данном случае отстаивать позицию, которая не соответствовала консенсусу, сложившемуся в среде широкой научной, медицинской и юридической общественности еще в царской России, не говоря уже о западных прогрессистах.

Если Ф.Энгельс в 1880 г. писал: «…это очень хорошо известно юристам, которые тщетно бились над тем, чтобы найти рациональную границу, за которой умерщвление ребенка в утробе матери нужно считать убийством».

То в 1913 г. участники XII Всероссийского Пироговского съезда врачей пришли уже к следующему консенсусу: «1) Искусственные выкидыши для матери зло, как и всякая операция. 2) Зародыш не может быть признан человеком: важнейшие органы — мозг, легкие, не функционируют, след. плодоизгнание — не убийство. 3) Моральная оценка служит предметом разногласия, но нет сомнения, что женщина, под влиянием неустранимых мотивов прибегающая к выкидышу, не может считаться безнравственной».

И потребовали в резолюции съезда полной легализации абортов от царского правительства.

А такие властители дум как дарвинист Эрнст Геккель шли еще дальше, заявляя, что слух и сознание отсутствуют и у новорожденного ребенка. На этом основании они выступали за уничтожение «ненормальных новорожденных», утверждая, что и это «не может оцениваться с разумных позиций как убийство».

Миф о сверхсмертности женщин от криминальных абортов. Один из основных современных аргументов против защиты права ребенка на жизнь — якобы ужасающая по своим масштабам материнская смертность от криминальных абортов во время их запрета в 1936 — 1955 гг.

Казалось бы, этическая несостоятельность этого аргумента должна быть очевидной, если признавать аборт детоубийством как это публично делают не только Патриарх Кирилл, но и председатель Совета Федерации В.И.Матвиенко, министр здравоохранения В.И. Скворцова, уполномоченный по правам ребенка П.А.Астахов. Если следовать логике, согласно которой общество должно создать максимально комфортные и безопасные условия женщинам, убивающим собственных детей до рождения, то нужно легализовать и убийства людей после рождения, а так же, например, изнасилования, и прочие преступления, при совершении которых преступники могут лишиться жизни, потерять здоровье и сесть в тюрьму.

Действительно ли сталинский запрет унес жизни сотен тысяч женщин? Единственное легкодоступное в сети интернет научное исследование на эту тему — работа В. И. Сакевич «Что было после запрета аборта в 1936 году» . Его автор открыто отстаивает право женщин на доступные аборты. Но, даже при таком предвзятом подходе согласно приведенным в работе данным во время запрета материнская смертность от всех абортов, криминальных и больничных, составляла порядка 2 тыс. человек в год. Сакевич утверждает, что речь идет только о городском населении, поскольку «по сельской местности такая статистика не велась». Но даже если эту цифру 2 тыс. умножить в 2 раза (сельского населения тогда было больше городского, но и нормативность многодетной семьи там тоже сохранялась в отличие от города), то мы получим 4 тыс. Эта цифра в 5 раз меньше ежегодной смертности от одного только рака груди в современной России, который по данным многочисленных исследований может рассматриваться в качестве одного из отложенных последствий искусственного аборта.

Кстати, приведенные Сакевич данные по материнской смертности делают весьма сомнительными сведения, приведенные ею же по количеству абортов в России в 1937-1940 гг. Автор демонстрирует рост количества абортов от 355 тыс. в 1937 г. до 500 тыс. в 1940 г. со ссылкой на исследование «Аборты и контрацепция в России и странах бывшего СССР: история и современность», опубликованное на французском языке. Если принять на веру и данные по количеству абортов и по материнской смертности от них, то выходит, что криминальные аборты были достаточно безопасными.

Но, даже если бы при Сталине действительно умирало очень много женщин, это не является аргументом против запрета абортов в наши дни. Когда речь идет о смертности от абортов в 30 — 50-е гг. и о ее якобы снижении в результате легализации, пропагандисты «безопасных» абортов, в том числе, из числа врачей, напрочь забывают про общий прогресс системы здравоохранения. А он был значительным. Это введение в повседневную медицинскую практику антибиотиков, переливания крови, скорой помощи, реанимации и т.д.

На эту тему доступна статистика по США. Во время обсуждения в 1983 г. в Сенате США поправки Хэтча-Иглтона Бюро по демографической статистике представило ретроспективные данные по женской смертности от абортов. «В отчете было показано, что до внедрения пенициллина ежегодно от законных и криминальных абортов, вместе взятых, умирало более 1000 женщин. Стремительное снижение материнской смертности произошло в 50-х и 60-х годах, когда аборты еще не были узаконены. До того как аборт был впервые узаконен в одном из штатов в 1966 г., общее число смертей снизилось до 120 в год. К 1973 г., когда Верховный Суд США легализовал аборты во всех 50 штатах, это число снизилось до 39 на всей территории страны. После легализации медленное снижение продолжалось с той только разницей, что больше женщин умирает от легальных, а не от криминальных абортов».

В таких странах, как Ирландия, Мальта, Польша, Чили, где аборты запрещены или сильно ограничены в наши дни, никакой сверхсмертности женщин не наблюдается. Это подтверждают и данные Фонда ООН по народонаселению, причем не только по вышеперечисленным благополучным странам. В целях пропаганды средств гормональной контрацепции для стран СНГ и Третьего мира эта организация оперирует следующими цифрами — «ежегодные 52 млн. абортов, в том числе нелегальных и небезопасных, приводят к гибели порядка 47 тыс. женщин во всем мире».

Из этих цифр видно, что ни о какой сверхсмертности женщин, даже при полном запрете искусственных абортов, в современных условиях не может идти речи.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что современной России просто необходимо форсированное принятие законов подобных Постановлению 1936 г., дополненных последовательной законодательной защитой жизни детей до рождения.

См. Троцкий Л.Д. Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет? http://www.souz.info/library/trotsky/trotl001.htm#st07

Уголовная ответственность за мужеложство была введена в советском уголовном праве в 1934 г.

Кодекс законов о браке, семье и опеке. — М., 1947. — С. 38-41.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. — М., 1961, — С. 21

Стенограмма XII Пироговского съезда // Русский врач, 1913, № 28. -С . 1010-1011

Haeckel, Ernst. The wonders of life. New York: Harper, 1904. p. 21

Сакевич В.И. Что было после запрета аборта в 1936 году. Demoscope Weekly. Институт демографии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»// http://www.demoscope.ru/weekly/2005/0221/reprod01.php

См., например, Противораковое общество России http://www.pror.ru/node/1627

Список зарубежных публикаций Life-Threatening Risks of Abortion

More than one quarter of pregnancies worldwide, about 52 million annually, end in abortion. Many of these procedures are clandestine, performed under unsafe conditions. About 13 per cent of maternal deaths are attributed to unsafe abortions, coupled with lack of skilled follow-up. Some 47,000 women each year die as a result. (Более четверти беременностей в мире, порядка 52 млн. в год, заканчиваются абортами. Многие из этих процедур нелегальны, совершаются в небезопасных условиях. Порядка 13% материнской смертности относятся к небезопасным абортам в паре с недостатком квалифицированной помощи после них. В результате около 47000 умирает ежегодно).

27 июня исполняется 80 лет со дня принятия в 1936 г. постановления Центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров СССР «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и о некоторых изменениях в законодательстве о разводах».

Это Постановление, результаты его воплощения в жизнь вплоть до отмены 23 ноября 1955 г. обросли негативными мифами, которые безапелляционно транслируются современными сторонниками легальных абортов в качестве якобы незыблемых аргументов против их запрета. В результате руководители акушерско-гинекологических служб, политики, позиционирующие себя в качестве православных патриотов, и даже отдельные представители епископата полагают, что опыт сталинского периода якобы сугубо негативен и наглядно продемонстрировал, «что запретами ничего не решить». Что после запрета абортов не становится меньше, они становятся подпольными, это ведет лишь к сверхсмертности и потери здоровья десятков тысяч женщин.

Успехи сталинской политики. На самом деле Постановление представляет собой довольно качественный пример сочетания запретительной и поощрительной политики повышения рождаемости в целях сохранения человеческого потенциала, необходимого для обеспечения государственной безопасности и поступательного социально-экономического развития общества.

Недаром враги исторической России в обличии СССР обрушились на Постановление 1936 г. со злобной критикой, как это сделал Троцкий в книге «Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет?».

А планы нацистской Германии по мягкому геноциду населения оккупированных территорий нашей страны предполагали как раз прямо противоположное — легализацию абортов, пропаганду отказа от деторождения, контрацепцию, стерилизацию, прекращение поддержки многодетных семей и т.п..

Именно с действием этого Постановления, связан феномен «сталинского демографического ренессанса» конца 30-х гг., а затем в послевоенный период. В целом темп прироста населения при Сталине составил 21,2 %, что превышает показатели Российской Империи в начале ХХ в., достигавшие 9,3 %. И это несмотря на чудовищные потери в Великой Отечественной войне, разруху, гонку вооружений, голод и т.п. Это свидетельствует об успешности государственного управления демографическими процессами.

О репрессиях за аборты. Что касается уголовного преследования абортов, сталинский неоклассицизм демонстрировал возврат к классическому римскому праву, по которому наказанию подлежали и те, кто изготовлял абортивные снадобья и женщины, делавшие аборт. Подобный подход свойственен всем демографически и исторически успешным человеческим сообществам не только по отношению к абортам, но и к противозачатию, внебрачной половой жизни и сексуальным извращениям. Ведь массовое уклонение от деторождения несет для общества не менее тяжелые последствия, грозящие гибелью, чем отказ платить налоги или служить в армии. Каждый патриот и добросовестный государственный деятель, просто здравый человек должен понимать это.

Феминистки делают подобные феерические заявление о масштабе репрессий, якобы вызванных Постановлением: «При Сталине в момент запрета абортов за это было расстреляно 500 тысяч женщин и врачей-гинекологов. Я не хочу возвращаться в то же самое время».

На самом деле «ужасные» репрессии состояли в следующем:

«2. За производство абортов вне больниц или в больнице, но с нарушением указанных условий, установить уголовное наказание врачу, производящему аборт, — от 1 года до 2 лет тюремного заключения, а за производство абортов в антисанитарной обстановке или лицами, не имеющими специального медицинского образования, установить уголовное наказание не ниже 3 лет тюремного заключения.

3. За понуждение женщины к производству аборта, установить уголовное наказание — тюремное заключение до 2 лет.

4. В отношении беременных женщин, производящих, аборт, в нарушение указанного запрещения, установить как уголовное наказание, общественное порицание, а при повторном нарушении закона о запрещении абортов — штраф до 300 рублей».

Статус ребенка до рождения. Основная претензия к сталинской политике в области абортов со стороны христианства, традиционной морали и современных научных данных об эмбриональном и фетальном развитии — это лишение пренатального ребенка статуса человека, жизнь которого должна быть законодательно защищена на основе простого факта его принадлежности к человеческому роду. Обоснование запрета исключительно заботой о здоровье женщин и нуждой в человеческом потенциале для страны. Что объясняет сохранение абортов по медицинским показаниям.

Но в этом отношении странно требовать от сталинского руководства быть «святее папы». В данном случае отстаивать позицию, которая не соответствовала консенсусу, сложившемуся в среде широкой научной, медицинской и юридической общественности еще в царской России, не говоря уже о западных прогрессистах.

Если Ф.Энгельс в 1880 г. писал: «…это очень хорошо известно юристам, которые тщетно бились над тем, чтобы найти рациональную границу, за которой умерщвление ребенка в утробе матери нужно считать убийством».

То в 1913 г. участники XII Всероссийского Пироговского съезда врачей пришли уже к следующему консенсусу: «1) Искусственные выкидыши для матери зло, как и всякая операция. 2) Зародыш не может быть признан человеком: важнейшие органы — мозг, легкие, не функционируют, след. плодоизгнание — не убийство. 3) Моральная оценка служит предметом разногласия, но нет сомнения, что женщина, под влиянием неустранимых мотивов прибегающая к выкидышу, не может считаться безнравственной».

И потребовали в резолюции съезда полной легализации абортов от царского правительства.

А такие властители дум как дарвинист Эрнст Геккель шли еще дальше, заявляя, что слух и сознание отсутствуют и у новорожденного ребенка. На этом основании они выступали за уничтожение «ненормальных новорожденных», утверждая, что и это «не может оцениваться с разумных позиций как убийство».

Миф о сверхсмертности женщин от криминальных абортов. Один из основных современных аргументов против защиты права ребенка на жизнь — якобы ужасающая по своим масштабам материнская смертность от криминальных абортов во время их запрета в 1936 — 1955 гг.

Казалось бы, этическая несостоятельность этого аргумента должна быть очевидной, если признавать аборт детоубийством как это публично делают не только Патриарх Кирилл, но и председатель Совета Федерации В.И.Матвиенко, министр здравоохранения В.И. Скворцова, уполномоченный по правам ребенка П.А.Астахов. Если следовать логике, согласно которой общество должно создать максимально комфортные и безопасные условия женщинам, убивающим собственных детей до рождения, то нужно легализовать и убийства людей после рождения, а так же, например, изнасилования, и прочие преступления, при совершении которых преступники могут лишиться жизни, потерять здоровье и сесть в тюрьму.

Действительно ли сталинский запрет унес жизни сотен тысяч женщин? Единственное легкодоступное в сети интернет научное исследование на эту тему — работа В. И. Сакевич «Что было после запрета аборта в 1936 году» . Его автор открыто отстаивает право женщин на доступные аборты. Но, даже при таком предвзятом подходе согласно приведенным в работе данным во время запрета материнская смертность от всех абортов, криминальных и больничных, составляла порядка 2 тыс. человек в год. Сакевич утверждает, что речь идет только о городском населении, поскольку «по сельской местности такая статистика не велась». Но даже если эту цифру 2 тыс. умножить в 2 раза (сельского населения тогда было больше городского, но и нормативность многодетной семьи там тоже сохранялась в отличие от города), то мы получим 4 тыс. Эта цифра в 5 раз меньше ежегодной смертности от одного только рака груди в современной России, который по данным многочисленных исследований может рассматриваться в качестве одного из отложенных последствий искусственного аборта.

Кстати, приведенные Сакевич данные по материнской смертности делают весьма сомнительными сведения, приведенные ею же по количеству абортов в России в 1937-1940 гг. Автор демонстрирует рост количества абортов от 355 тыс. в 1937 г. до 500 тыс. в 1940 г. со ссылкой на исследование «Аборты и контрацепция в России и странах бывшего СССР: история и современность», опубликованное на французском языке. Если принять на веру и данные по количеству абортов и по материнской смертности от них, то выходит, что криминальные аборты были достаточно безопасными.

Но, даже если бы при Сталине действительно умирало очень много женщин, это не является аргументом против запрета абортов в наши дни. Когда речь идет о смертности от абортов в 30 — 50-е гг. и о ее якобы снижении в результате легализации, пропагандисты «безопасных» абортов, в том числе, из числа врачей, напрочь забывают про общий прогресс системы здравоохранения. А он был значительным. Это введение в повседневную медицинскую практику антибиотиков, переливания крови, скорой помощи, реанимации и т.д.

На эту тему доступна статистика по США. Во время обсуждения в 1983 г. в Сенате США поправки Хэтча-Иглтона Бюро по демографической статистике представило ретроспективные данные по женской смертности от абортов. «В отчете было показано, что до внедрения пенициллина ежегодно от законных и криминальных абортов, вместе взятых, умирало более 1000 женщин. Стремительное снижение материнской смертности произошло в 50-х и 60-х годах, когда аборты еще не были узаконены. До того как аборт был впервые узаконен в одном из штатов в 1966 г., общее число смертей снизилось до 120 в год. К 1973 г., когда Верховный Суд США легализовал аборты во всех 50 штатах, это число снизилось до 39 на всей территории страны. После легализации медленное снижение продолжалось с той только разницей, что больше женщин умирает от легальных, а не от криминальных абортов».

В таких странах, как Ирландия, Мальта, Польша, Чили, где аборты запрещены или сильно ограничены в наши дни, никакой сверхсмертности женщин не наблюдается. Это подтверждают и данные Фонда ООН по народонаселению, причем не только по вышеперечисленным благополучным странам. В целях пропаганды средств гормональной контрацепции для стран СНГ и Третьего мира эта организация оперирует следующими цифрами — «ежегодные 52 млн. абортов, в том числе нелегальных и небезопасных, приводят к гибели порядка 47 тыс. женщин во всем мире».

Из этих цифр видно, что ни о какой сверхсмертности женщин, даже при полном запрете искусственных абортов, в современных условиях не может идти речи.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что современной России просто необходимо форсированное принятие законов подобных Постановлению 1936 г., дополненных последовательной законодательной защитой жизни детей до рождения.

См. Троцкий Л.Д. Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет?http://www.souz.info/library/trotsky/trotl001.htm#st07

Уголовная ответственность за мужеложство была введена в советском уголовном праве в 1934 г.

Кодекс законов о браке, семье и опеке. — М., 1947. — С. 38-41.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. — М., 1961, — С. 21

Стенограмма XII Пироговского съезда // Русский врач, 1913, № 28. -С . 1010-1011

Haeckel, Ernst. The wonders of life. New York: Harper, 1904. p. 21

Сакевич В.И. Что было после запрета аборта в 1936 году. Demoscope Weekly. Институт демографии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»// http://www.demoscope.ru/weekly/2005/0221/reprod01.php

См., например, Противораковое общество России http://www.pror.ru/node/1627

Список зарубежных публикаций Life-Threatening Risks of Abortionhttp://www.theunchoice.com/pdf/FactSheets/PhysicalRisks.pdf

More than one quarter of pregnancies worldwide, about 52 million annually, end in abortion. Many of these procedures are clandestine, performed under unsafe conditions. About 13 per cent of maternal deaths are attributed to unsafe abortions, coupled with lack of skilled follow-up. Some 47,000 women each year die as a result. (Более четверти беременностей в мире, порядка 52 млн. в год, заканчиваются абортами. Многие из этих процедур нелегальны, совершаются в небезопасных условиях. Порядка 13% материнской смертности относятся к небезопасным абортам в паре с недостатком квалифицированной помощи после них. В результате около 47000 умирает ежегодно).

Советское время и прерывание беременности: как делали аборты в СССР при Сталине? Аборт всегда был спорной темой, и государственные структуры не могли не обратить на нее внимание. Убийство или вынужденная мера? Как относились к абортам во времена СССР? Какое наказание, кроме угрозы здоровью и жизни, ждало решившихся на такой шаг?

Как делали аборты в СССР?

К абортам всегда относились отрицательно и настороженно в прошлом веке. Признать то, что в советских странах делают аборты огромное количество женщин, никто не хотел.

Ведь это нарушало бы позитивное представление о детстве и стабильных ячейках общества. 1920 год принес с собой множество нововведений, в том числе и разрешение прерывания беременности.

Теория «стакана воды” ненадолго изменило сознание людей, которые стали считать сексуальные потребности чем-то нормальным и необходимым. Контрацептивы не достигли необходимого уровня. Революционно настроенные власти хотели подарить свободу всем гражданам своей страны, поэтому СССР и стал первой страной, разрешившей аборт. Постановление «об искусственном прерывании беременности” в том судьбоносном году сняло запрет на аборты в СССР.

Внебрачные беременности были нежелательным последствием, вот и аборты стали привычным делом. Власти решили взять контроль за рождаемостью в свои руки.

Статистические данные за 1926 год в Ленинграде показали, что лишь сорок два процента забеременевших решили родить, остальные прервали беременность. Ситуация на селе по прекращению была ничуть не лучше.

С тем, как делали аборты в советское время разобрались, далее по каким именно причинам решили наложить запрет на данную процедуру и к каким последствиям это привело.

Когда запретили?

Уже в тридцатые годы стало ясно, что дальше так продолжаться не может.

Нация просто вымрет, а во времена военных угроз этого допустить было нельзя.

Кроме того, развитие армии, промышленности, сельского хозяйства невозможно без постоянного прироста населения. Страна вынуждена была пойти на крайние меры. 1936 год – сложное демографическое положение вынудило властей пойти на запрет абортов.

Сталин запретил аборты и теперь за прекращение грозил тюремный срок, как исполняющим, так и беременным. Однако это привело к еще более серьезным последствиям. Нелегальные аборты повлекли за собой целую цепочку смертей и заключенных.

Медики не хотели рисковать своей профессией, поэтому прерывание делали люди вовсе без медицинского образования. Статистика на 1936 год показывает, что привлеченные к ответственности занимали следующие должности:

  • медицинские работники (23 процента);
  • рабочие специальности (21 процент);
  • государственные служащие (16 процентов);
  • остальные специальности (24 процента).

Конечно, это влекло за собой прямую угрозу жизни. Если женщина начинала истекать кровью, в больницу тоже не всегда обращались.

Врачи местных клиник обязаны были сообщать обо всех случаях и подозрений на нелегальную чистку. Женщина гарантированно оставалась бесплодной после таких попыток.

Сравните статистику за несколько лет.

  • Смертность от прерывания по всему СССР: 1935 (до запрещения) – 451 случай;
  • 1936 (после) – 909 женщин;
  • 1940 – 4 тысячи смертей.

Запрет на аборт увеличил цифры по другой серьезной проблеме – детоубийство. Если до 30-х годов убийство новорожденного матерью могли списать на тяжелое материальное или психическое положение, то после за это грозила уголовная ответственность.

Тем не менее цифры значительно выросли.Если повсеместная мобилизация мужчин уменьшила количество внебрачных и нежелательных зачатий, то после войны из-за тяжелого реабилитационного времени цифры нелегальных прерываний значительно выросли.

Когда в СССР разрешили аборты?

Возможно именно подобные статистические данные привели к легализации абортов в 1955 году, уже при Хрущеве. Но, к сожалению, количество случаев это не уменьшило.

1960-е годы – самый страшный период в истории абортов всей России. За это десятилетие было прервано шесть миллионов беременностей, практически целое поколение детей не родилось.

И большинство не по медицинским показаниям. Зато после пройденного этапа женщины уже стали серьезнее относиться к подобной процедуре, количество абортов упало. Хотя в любом случае цифры огромны.

Если сравнивать 1937 год и 1991, то мы увидим, что количество абортов возросло практически в восемь раз (560 тысяч и четыре с половиной миллиона). Разрешение абортов в 1955 году привел к значительному снижению рождаемости.

Был еще один протест против такого указа. Многие женщины перестали советоваться со своими мужьями и планировать семью, теперь роль мужчины в создании семьи уменьшалось.

Разрешение абортов вовсе не означало то, что прекратились нелегальные. Огромный минус легального аборта был в том, что в больничных листах четко прописывалась причина нахождения в больнице.

А нелегальные медики никаких справок не выдавали и никуда ничего не вносили. Поэтому женщинам было проще решиться на нелегальное прерывание беременности, особенно если они хотели скрыть факт зачатия.

Статистические данные после разрешения абортов могут быть несколько искажены, так как были долго засекречены. Однако шестидесятые-восьмидесятые года показывают, что СССР был в лидирующих странах по количеству абортов.

Данные за 1959 год: но статистике на одну женщину детородного возраста приходится четыре случая прерывания.

Последствия легализации

После такого большого количества случаев врачи пристальнее стали относиться к проблеме. Условия стали улучшаться.

К примеру, разрешали прерывать беременность уже не до двенадцати недель, а до двадцати четырех. В конце восьмидесятых даже до двадцати восьми недель при особых показаниях.

Аборты стоили вполне доступно после легализации. Статистика показывает следующие изменения стоимости:

  • до 1930 – бесплатно; 1931 – 20 рублей;
  • 1933 – 60 рублей;
  • 1935 – 300 рублей;
  • 1970-е – 1980-е – до 60 рублей.

Бесплатно по медицинским показаниям (туберкулез, порок сердца, эпилепсия).

1989 год ввел в медицину понятие мини-аборта (путем вакуума на ранних сроках) и медикаментозного аборта, что уменьшило травматичность и неприятные последствия.

Статистические данные показывают, что отсутствие качественных средств контрацепции, попытки раскрепоститься и сексуальная неграмотность привело к массовым нежелательным беременностям, от которых женщины избавлялись любыми способами.

Запрет или разрешение абортов в советское время не явились панацеей, но привели к другим серьезным последствиям.

Касательно актуализированной вчера темы запрета абортов в России, то можно напомнить, как этот вопрос решался в СССР.
Почему в СССР был запрет на аборты?
Сложно говорить о сегодняшней демографической проблеме России, не затрагивая вопрос об абортах. Сложно представить тягчайшие последствия, к которым может привести запрет на данную процедуру прерывания беременности, за что часто выступают различные православные организации. В первую очередь, социальные последствия: капитализм не может обеспечить достойную жизнь множеству матерей и их детям. Тем не менее, практика запрета абортов в России существовала, и этот факт вызывает в лучшем случае недоумение у современной молодежи, которая судит о нем «со своей колокольни», исходя из собственных условий жизни.
В самом деле, что за дикость — запрещать будущей матери отказаться от ребенка, пока он еще не стал полноценным человеком, если в данный момент она не может в силу каких-либо причин воспитывать его? Запрет производить аборты, действовавший в СССР с 1936 по 1955 год, согласно постановлению ЦИК и СНК «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатёж алиментов и некоторые изменения в законодательстве о разводах» 1936 года, имел своей причиной, конечно, не религиозные воззрения на таинство рождения человека. Нужно сразу оговориться, что запрет не был тотальным, производить аборт разрешалось по медицинским показаниям, то есть если была угроза жизни или тяжелого ущерба здоровью женщины.
Что же послужило причиной столь странного на первый взгляд решения? Особенно если принять во внимание то обстоятельство, что СССР был первой страной в мире, в которой было официально разрешено производить аборты в 1920 году в связи со сложной экономической ситуацией в стране и неудовлетворительной материальной обеспеченностью населения. В результате разрешения, по официальным данным (1), смертность женщин от абортов снизилась с 4% до 0,28%.
Однако к середине 30-х годов накопился ряд причин, из-за которых было принято решение временно запретить искусственное прерывание беременности и установить за него юридическую ответственность.
Во-первых, медицинская неподготовленность для реализации декларировавшегося права. Нехватка квалифицированных врачей, да и просто врачей в населенных пунктах, гинекологических кабинетов, материальных средств по сравнению с количеством желающих женщин сделать аборт. К тому же эта операция признается весьма и весьма вредной для здоровья женщины даже сегодня, когда уровень медицины стоит на порядок выше, чем в 30-е годы 20-го века, что уж говорить про то время, если квалификация врача и была на должном уровне. В половине случаев при тогдашнем способе производства абортов, когда практически не принималось в расчет огромное количество противопоказаний, были малоизученны последствия, женщинам оно оставляло шрам на всю жизнь в виде всевозможных осложнений и бесплодия.
В 1920-30-х годах советская медицина не могла обеспечить массовое производство абортов, и право на них реализовывалось при наличии серьезных негативных последствий для женского же здоровья. Эта причина и была указана как ведущая в постановлении «О запрещении абортов…»: «В связи с установленной вредностью абортов, запретить производство таковых…».
Реклама 30х годов.
Во-вторых, недостаточный культурный уровень большинства населения, в особенности деревенского, что проявлялось в нескольких аспектах. В низкой сексуальной культуре. Советские граждане не располагали достаточными знаниями о средствах контрацепции. Между тем, в 30-х годах уже имелись в производстве и в продаже в аптеках и магазинах сангигиены средства контрацепции. Механические: презервативы, резиновые колпачки «КР» (влагалищные колпачки) и металлические колпачки «кафки», надеваемые на шейку матки. Химические: вагилен (влагалищные шарики), контрацептин (вагинальнoе противозачаточное средство), преконсоль (паста). Причем никто эти средства не утаивал от населения, они рекламировались на страницах газет и журналов с указанием на то, что для выбора противозачаточного средства нужно обратиться в женскую консультацию. А в рекламе средства «Преконсоль» даже предлагали: «в случае отсутствия на местах сообщайте Союзхимфармторгу, Москва, ул. Горького, 15».

Всё вышесказанное ещё раз подтверждает причину запрета искусственного прерывания беременности по медицинским соображениям. Государство не принуждало женщин беременеть и вместе с запретом на аборт стремилось обеспечить женщин противозачаточными средствами. Большая советская энциклопедия отмечает социальное значение контрацепции именно как одного из основных методов профилактики аборта.
Недостаточные знания о современных противозачаточных средствах вели к нежелательной беременности, которую до утверждения постановления можно было вполне законно прервать. Однако вся опасность операции женщинами не осознавалась, что, в конечном счете, сказывалось на общем здоровье населения.
Неиспользование в полной мере предоставленных законом прав. Отношение к женщине в первой в мире социалистической стране было подчеркнуто уважительное, ведь марксизм считает женщину полноценным равноправным членом общества. Политика партии была направлена на полное раскрепощение женщины, но не в том пошлом смысле, который пытаются приписать этому слову люди недалекие и антисоветчики. Раскрепощение во всех областях общественной жизни и в семейном быту. Естественно, наряду с предоставлением полных прав и свобод советское государство, как и общество, возлагало на женщин задачу продолжения рода. Эта задача считалась не только личным, сугубо индивидуальным долгом, но и гражданским долгом: «на женщине, как матери и гражданке, лежит большая и ответственная обязанность рождения и воспитания граждан» (из постановления «О запрещении абортов…”).
Однако простым наличием законов, направленных на раскрепощение женщины, нельзя было добиться поставленной цели, нужен был комплекс мер. В том числе и в плане строительства семейных отношений государство не могло не встать на сторону женщины и детей против мужчин, которые в силу низкой культуры могли легкомысленно относиться к женщинам, к семье и своим семейным обязанностям. Оно стремилось увеличить сознательность мужчин в отношении женщины, усилить ответственность мужей и их участие в воспитании детей. В том числе на данном этапе строительства коммунизма, когда еще не было возможности для реализации идеи общественного воспитания детей (2), было важно, чтобы отец не уклонялся от материального обеспечения своего ребенка.
В-третьих, необходимость поднятия рождаемости для компенсации людских потерь в целях сохранения и преумножения завоеваний революции. При принятии во внимание этой причины введения запрета на аборты важно не упустить из виду ее конечную цель. Сегодня демографическая проблема – это забота националистов, по сути, проблема наличия «пушечного мяса» для защиты интересов капитала в вооруженных столкновениях с другими странами. Перед СССР же стояла проблема защиты революционных преобразований и дальнейшее распространение революции. Уже тогда, в середине 30-х годов, было ясно, что война с капиталистическим окружением неизбежна.
Таковы были основные причины запрета абортов, без рассмотрения которых говорить негативно о самом факте – просто бессмысленно. Также нельзя говорить о данном факте в отрыве от общей политики СССР по вопросам охраны материнства и детства. В постановлении указывалось: «Только в условиях социализма можно вести борьбу с абортами, в том числе и путем запретительных законов». И если даже просто внимательнее присмотреться к названию постановления «О запрещении абортов…», то станет ясно, что социалистическое государство старалось сделать все возможное для создания благоприятных условия для развития институтов семьи, материнства и детства.
В частности, закон предусматривал:
— увеличение материальных пособий на обзаведение необходимыми предметами ухода за новорожденными и на кормление ребенка;
— защиту трудовых прав беременной женщины;
— государственную помощь многосемейным (многодетным) матерям;
— максимальное развитие сети родильных домов, акушерских пунктов, детских яслей, молочных кухонь, детских садов и подготовка кадров для работы данных учреждений – медицинских работников и воспитателей;
— усложнение процедуры развода;
— законодательное установление минимума сумм, подлежащих уплате отцом ребенка на его содержание при раздельном жительстве супругов;
— упрощение получения алиментов на ребенка и усиление наказания за их неуплату.
Итак, запрет абортов в 1936 году был обусловлен конкретными причинами:
1) отсутствие медицинских условий для абортов;
2) неадекватная популярность абортов в ущерб общественному здоровью в силу недостаточного культурного уровня населения;
3) отсутствие других механизмов поднятия рождаемости при жесткой необходимости компенсации людских потерь в целях сохранения и преумножения завоеваний революции.
Когда же изменились условия: повысился общий уровень культуры, жизненный уровень, улучшилась ситуации в здравоохранении, наладилось широкое производство средств контрацепции — запрет на аборты был отменен.
Нельзя сказать, что коммунисты всегда против абортов также как нельзя сказать, что они выступают в принципе за право женщин самим решать, иметь детей или нет, отношение к абортам зависит от конкретной ситуации.
______________________
(1) Большая советская энциклопедия, статья «Аборт (прекращение беременности)».
(2) Для автора не представляется возможности в рамках данной статьи раскрыть понятие общественного воспитания детей, ограничимся лишь замечанием, что не следует понимать его превратно как полный отрыв детей от родителей, воспитание вне семьи. В контексте статьи имеет значение лишь одна из сторон общественного воспитания – полное государственное обеспечение средств для воспитания детей.
http://compaper.info/?p=1668 — цинк
PS. Думаю, за 5 прошедших лет статья нисколько не устарела, а наоборот будет весьма актуальной в плане сравнения того, что было, с тем что будут предлагать сейчас.
Касательно же моей позиции, то на мой взгляд, в свете сложившейся демографической ситуации, речь должна идти если и не о полном запрещении аборотов, то хотя бы о введение дополнительных ограничений материального характера с оглядкой на то, что чем больше вопрос абортов будет загоняться в «тень», тем сильнее будет расцвет индустрии подпольных абортов и как следствие, повышение смертности среди женщин досрочно прерывающих беременность.
Метки: СССР, демография, коммунизм Подписаться на Telegram канал colonelcassad

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *