Агасфер вечный

АГАСФЕР (латинское, а отсюда общеевропейское — Ahasverus, см. ниже) — одно из наиболее распространенных имен легендарного персонажа в европейских сказаниях нового времени. Сюжет легенды, послужившей материалом для многих литературных произведений, как он рисуется в ее окончательном виде, следующий: иудей-ремесленник, мимо дома которого вели на распятие Христа, оттолкнул Иисуса, когда тот попросил позволения отдохнуть у его дома, и за это был осужден на вечное скитание по земле и вечное презрение со стороны людей. Диалог А. и Христа, обычно входящий, с разными вариациями, во все версии легенды, состоит из двух фраз: «Иди, что ты медлишь?». — «Я пойду, но и ты пойдешь и будешь меня ждать». Оставляя пока в стороне философский смысл легенды, более поздний, и обратившись к ее истокам, должно прежде всего отметить ее дохристианское происхождение. Сущность легенды, если отвлечься от частностей, — месть божества человеку, выражающаяся в вечном скитании или вечных муках человека, согрешившего против божества. Мотив этот без сомнения отражает примитивное мировоззрение патриархально-родового строя, когда богам приписывались те же обычаи мести, что царили среди человеческого общества. Близкими к А. в этом отношении являются и легенда о Прометее (см.), вечно терзаемом хищной птицей, и легенда о Каине (см.), осужденном, как и А., на вечное скитание по земле, и наконец легенды о Тангейзере (см.) и Летучем голландце (см.). Как и эти последние, легенда об А. возникла повидимому при столкновении христианства с языческими верованиями; при вытеснении христианством остатков этих верований и получилось «приспособление» языческой или иудейской легенды к христианству. При этом мотив мести вполне отчетливо сохранился и в новой редакции. Большое число вариантов легенды в византийских сказаниях (а отсюда — в древнерусских) показывает огромное ее распространение в фольклоре. Тут и кузнец, ковавший гвозди для Христа и обреченный вечно ковать их, и Иуда Искариот, осужденный на вечное скитание, и римский солдат Лонгин, преданный на вечное съедение диким зверям; многие из преданий о загробных муках относятся к тому же типу. В Европе первые дошедшие до нас варианты изложенной в начале статьи легенды относятся к довольно позднему времени — к XIII в. Судя по тому, что подобные легенды отчасти включены в путешествия к святым местам, можно было бы думать, что они заимствованы из византийских и восточных источников, но можно допустить, что они возникли и самостоятельно, т. к. месть являлась общераспространенным обычаем. Итальянская версия, где герой называется Buttadeo или Bottadio («ударивший бога»), не носит на себе заметных следов заимствований с Востока; в итальянском фольклоре герой — личность, к-рая уже утратила следы своего преступления; это просто добрый волшебник, дающий добрые советы и выручающий из беды. Иной представляется нам версия, исходящая из среды монахов-начетчиков, хранителей легенд и апокрифов. В первом варианте, более раннем (впервые у англичанина Вендауэра в 1228), герой — привратник Пилата, откуда его имя — Картафилос (что значит «привратник»); это — не вечный скиталец, а лишь вечно живущий; он крещен и ведет святую жизнь. Ударение в данном случае на том, что этот человек — живой свидетель дел Иисуса. Имя его впоследствии истолковывалось схоластиками как καρτα φιλος, что значит «очень любимый»; этот эпитет прилагается в Евангелии от Иоанна к тому ученику, к-рый возлежал у груди Иисуса во время тайной вечери и к к-рому обращены слова Иисуса: «Если я хочу, чтобы он остался, пока я не приду — что тебе до того?»… (Ев. Иоан., XXI, 22). Но такое толкование евангельского стиха — толкование софистическое, хотя бы потому, что следующий же стих опровергает его. Никаких намеков на легенду об А. в Евангелии нет. Напротив, ясно, что легенда в специфически-христианских версиях гораздо более позднего происхождения, чем Евангелие. Во втором варианте, где имя героя Buttadeus, или Малх (имя раба Кайафы — Иоан., XVIII, 10), или Ян Родуин (чисто национальное имя) и т. д., герой осужден блуждать в каменном подземельи; это повидимому притча, иллюстрирующая проповеди монахов, а в дальнейшем второй вариант приобретает характер описания чудес в авантюрном романе (уже в XVI-XVII вв.). Так. обр. в легенде нашли отражение:

1) народные сказания и

2) новое религиозное учение, к-рое в эпоху возникновения легенды исходило уже из среды проповедников и монахов, социально (отчасти и национально) чуждой народу; развитие легенды в дальнейшем идет также по двум руслам — фольклорному (крестьянская среда) и книжному (среда монашества).

Именно в народной среде герой стал евреем, караемым Христом за весь свой народ и часто символизирующим его. Еврейство, рассеянное по Европе, скитающееся и преследуемое, могло легко дать материал для такого образа. Однако окончательная, изложенная в начале версия легенды дошла до нас лишь в образцах XVI-XVII вв., и столь распространенное название «Вечный жид» (лат. «judeus immortalis» — «бессмертный еврей», итал. «l’ebreo errante», франц. «le juif errant», англ. «the wandering jew» — «странствующий жид», нем. «der ewige Jude», чешск. и польск. «veczny źyd» — «вечный жид») средним векам неизвестно. Немецкая книжка об А. — самый ранний вариант последней версии — относится к 1602 и описывает встречу епископа Эйцена с А. в 1564. Всевозможные описания скитаний А. по разным местам Европы на всех яз. исходят частью от немецкой книжки, частью от средневекового Буттадея или Картафила (см. выше), а сама немецкая книжка опирается на французскую обработку Матье Парис (1230). Как доказал Гастон Парис в 1880, эта окончательная версия — плод протестантского миссионерства. Орфография имени — Ahasverus, более точно воспроизводящая библейское «Ахашвейрош» (= Артаксерксу в книге Есфирь), исходит исключительно от протестантов, культивировавших еврейский яз. Католические переводы Библии дают «Assuerus». Протестантские теологи, начиная с самого Лютера, лелеяли мечту об обращении в новую, «подлинно христианскую» религию народа, доселе упорно сопротивлявшегося всем миссионерам. В качестве агитационного приема служила Лютеру и гуманистическая проповедь (см. Гуманизм и Возрождение) о равноправии евреев и свободе совести; как агитационный прием использована была и эта легенда в новом преломлении. Протестантское учение о предопределении вполне гармонировало с легендой о гонимом и преследуемом за свое «преступление» народе-скитальце.

Фольклорные версии легенды и отголоски их в исторических, историко-культурных и богословских трудах XVII-XVIII вв. чрезвычайно многочисленны. Политический и экономический кризис в Германии и Франции в первую половину XVII в. способствовал росту суеверий и мистических настроений и был благодарной почвой для развития подобных преданий. В художественную же литературу высших классов А. вошел во второй половине XVIII в., в эпоху поэзии мировой скорби. Эта поэзия не могла пройти мимо старых героев, отражающих в себе в скрытом виде жажду жизни и жажду смерти, титанические порывы, стремление к всеобщей катастрофе. Первый образец литературного воплощения А. — «лирическая рапсодия» Шубарта «Der ewige Jude» (1783), где А. — воплощение желания смерти, неудовлетворенного и бесконечно мучительного; поэма кончается переменой судьбы А. в «христианском духе»: А. добивается покоя и смерти. Гёте (см.), начав своего «Der ewige Jude» в эпоху «Sturm und Drang» (1792), бросил его неоконченным, поняв противоречие дохристианского остова легенды с его христианской интерпретацией. В сохранившемся фрагменте имеется налицо сатирический элемент (стихотворение не было пропущено в русском переводе царской цензурой). Эпигон романтизма, француз Гренье, и В. А. Жуковский(см.) в неоконченной поэме «Странствующий жид» (1852) следуют схеме Шубарта; Жуковский варьировал композиционное построение, ведя рассказ от первого лица. Поэма Жуковского писана под влиянием фрагмента Шелли (см.), чем объясняется заглавие «Странствующий (англ. wandering) жид». Сентиментальным духом проникнуто стихотворение Ламартина (см.). Чисто философскую, свободную от пессимизма трактовку сюжета дает Эдгар Кинэ, известный историк-философ. В его мистерии «Ahasverus» (1833) окончательно исчезает национальный мотив и мотив жажды смерти; А. — символ творческой активности человечества; бессмертие А. интерпретируется как победа над смертью, и А., примиренный с богом, становится творцом нового, преображенного мира. В этом произведении Кинэ отразились увлечения французской буржуазной интеллигенции 20-х и 30-х гг. так наз. «религией прогресса».

Поэма Г. Х. Андерсена (см.) «А.» — неудачная попытка романтика дать воплощение «мировой скорби», чуждой творчеству Андерсена. Нам остается упомянуть о песне Беранже (см.) «Le Juif errant», где А. — образ страждущего человечества, и о двух новых претворениях философского мотива А. и «мировой скорби» в образе Вечного жида в конце XIX в. Мы говорим о поэме Р. Гамерлинга (см.) «Ahasverus in Roma» (1868), в к-рой противопоставлены жажда смерти А. и жажда жизни и наслаждения имп. Нерона, сжигающего Рим во имя наслаждения, по совету А. — Жажда смерти А. торжествует в конце: Нерон гибнет, пресыщенный. Тот же пессимизм проявляется и у итальянца А. Графа, поэта пессимизма, пришедшего к мистике и оккультизму. Его драма «Фауст и А.» (сборн. «Poemetti Drammatici», 1891) основана на той же антитезе и проникнута тем же настроением, что и поэма Гамерлинга.

Иное оформление легенды об А. — в плане авантюрном и фантастическом, на обычной для этого сюжета мистической основе — представляет собой баллада Ленау (см.)»Der ewige Jude» (1839), где А. — галлюцинация охотника, увидевшего медаль с изображением Вечного жида, сделанную из пули, расплющившейся о тело А. Это яркий пример романтической композиции, в противоположность еще классическим приемам Шубарта и Гёте. Наконец роман Э. Сю (см.) «Le Juif errant» (1845) соединяет авантюрную, полубульварную фантастику с сатирой на иезуитов и с протестом против угнетения пролетариата. В русской литературе XX в. отметим интересную «рапсодию» В. Г. Тана-Богораза «Агасфер», заостряющую национальный мотив.

Источник: Литературная энциклопедия на Gufo.me

Значения в других словарях

  1. АГАСФЕР — (лат. Ahasuerus) «Вечный жид», персонаж христианской легенды позднего западноевропейского средневековья. Имя А. — стилизованное библейское имя… Мифологическая энциклопедия
  2. АГАСФЕР — АГАСФЕР — см. Вечный жид. Большой энциклопедический словарь
  3. агасфер — сущ., кол-во синонимов: 1 жид 19 Словарь синонимов русского языка
  4. АГАСФЕР — 1. Имя легендарного «вечного жида». Согласно старинной легенде, иерусалимский сапожник Агасфер оскорбил и ударил Христа, за что был осужден на вечное скитание. Большой психологический словарь
  5. Агасфер — (лат. Ahasuerus), «Вечный жид», персонаж христианской легенды позднего западноевропейского средневековья. Имя А. — стилизованное библейское имя… Словарь по культурологии
  6. агасфер — – 1) имя легендарного «Вечного жида”, который якобы был осуждён скитаться на земле «до конца мира”; 2) * человек, скитающийся всю жизнь, не находящий себе пристанища Большой словарь иностранных слов
  7. Агасфер — Агасвер (Агасфер) по преданию, имя Вечного жида (не умирающего до второго пришествия) Ср. Петр же обратившись видит идущего за ним ученика… который на вечери… сказал: Господи, кто предаст тебя? Его увидев, Петр говорит Иисусу: Господи! а он что?… Фразеологический словарь Михельсона
  8. Агасфер — орф. Агасфер, -а Орфографический словарь Лопатина
  9. Агасфер — Персонаж легенд, возникших в средние века; «вечный жид», А. был якобы осужден богом на вечные скитания за то, что не дал Христу отдохнуть на пути к месту распятия. Образ А.-скитальца привлекал внимание многих писателей. Ему посвящены стихи К. Ф. Большая советская энциклопедия
  10. агасфер — Агасфер м. 1. Имя человека, осужденного — по библейскому сказанию — Богом на вечные скитания за то, что он оттолкнул Христа, когда того вели на распятие. 2. Употребляется как символ вечного скитальца, не находящего себе пристанища. Толковый словарь Ефремовой
  11. АГАСФЕР — АГАСФЕР (франц. Agasfer) — герой романа французского писателя Эжена Сю «Вечный жид» (1844-1845; в русских переводах — «Агасфер»). Легендарным прототипом образа А. послужил персонаж христианской легенды, возникшей в позднее средневековье. Энциклопедия литературных героев

Самые первые сочинения

Впервые об Агасфере, как уже было сказано, рассказали в печати в начале XVII века. После чего повести и романы о нем посыпались, как из рога изобилия. Нет ни одного крупного писателя, чье перо не затронуло бы эту благодатную тему о вечно страждущем и никогда не умирающем иудее.

Если говорить о создании художественного образа, то первенство нужно отдать немцам. В 1783 году Шубарт написал свою знаменитую лирическую поэму «Der ewige Jude». Автор, отступая от канонической традиции, пожалел главного героя и даровал ему… долгожданную смерть.

Спустя девять лет за дело взялся великий Гете, но своего «Der ewige Jude» он так и не дописал. Из дошедшей до нас рукописи можно видеть, если бы писатель довел свое сочинение до логического конца, получилась бы совсем не лирика, а самая что ни на есть злая сатира.

Далее отметим книгу «Рукопись, найденная в Сарагосе» Яна Потоцкого, философский трактат Эдгар Кинэ, фантастическую мистерию Томаса Карлейля, бульварный фельетон Эжена Сю, ну и, конечно же, роман «Исаак Лакедем» Александра Дюма. Сначала его отрывки печатались во французском ежедневнике «Конституционалист», а затем в 1853 году вышла отдельная книжка. Однако исторические приключения Исаака (именно он олицетворял в романе Агасфера) не пользовались у читающей публики такой популярностью, как «Три мушкетера», и писатель забросил свои литературные упражнения.

И под занавес века в 1893 году Льюис Уоллес вовсе запутал представление о вечном страннике свои романом «Падение Царьграда», где главный персонаж изображен каким-то загадочно-таинственным князем Индии.

От Киплинга до Генри

Из литераторов XX века, чьи имена у всех на слуху, в связи с обсуждаемой темой, нужно прежде всего отметить новеллу Киплинга «Вечный жид», романы «Сто лет одиночества» Габриэля Гарсиа Маркеса и «Агасфер» Стефана Гейма.

А Эдвард Хох, пытаясь заманить читателей, превратил своего «бессмертного еврея» в целой серии оккультно-мистических зарисовок в частного сыщика.

Но особо хотелось бы выделить рассказ О.Генри «Дверь, не знающая отдыха». Сюжет таков. В дупель пьяный сапожник Майк заявляется в местную газету и заявляет, что он и есть тот самый легендарный злодей — иерусалимский башмачник Агасфер. Только в романе он назван «сапожником Майкобом Адером».

Да это я, утверждает главный герой рассказа, прогнал Иисуса Христа с порога своего дома, когда тот восходил на свою Голгофу.

Вот с тех пор Майк и ждет второго пришествия, только никакой он не еврей.

«Вечный Иванов» управлял Советским Союзом

Русские писатели тоже оставили след в этой теме. В романе Стругацких «Отягощенные злом, или Сорок лет спустя» Агасфер сравнивается с другим библейским персонажем Иоанном Богословом. В «Золотом теленке» Ильфа и Петрова Остап Бендер изложил свою версию легендарного страдальца. Странствующий жид прибывает на Днепр и погибает там под острыми шашками петлюровцев. А Всеволод Иванов в своей одноименной повести отправляет «космополита Агасфера» в Москву.

Любопытна трилогия А.Валентинова «Око силы». У него «Агасфер-Вечный-Иванов», скрываясь под разными масками, с 1917 года пытается тайно управлять Советским Союзом.

Не один русский поэт задумывался на этой легендой, хотя больших эпических полотен они не нарисовали. Касались темы лишь пунктирно. Иосифа Бродского, всегда относившего себя к этой славной когорте, тем не менее сравнивают иногда с образом вечного скитальца.

Если говорить о самых последних произведениях, то следует назвать «Стрелу Аримана» Геннадия Прашкевича с его главным персонажем Ага Сафаром, а также труд узбекского писателя И.Султона «Вечный скиталец», увидевшего свет в 2011 году.

Видео

В этом видео приводится стихотворение об Агасфере.

Вечный странник Агасфер

В Средние века в христианском мире широко распространилась легенда о неком иерусалимском еврее Агасфере, который оскорбил Христа, несшего свой крест на Голгофу. Когда Христос остановился передохнуть и прислонился к забору, хозяин дома, мелкий ремесленник, с бранью прогнал осужденного на страшную казнь, а по одной из версий — даже ударил его сапожной колодкой. Тогда Христос сказал: «Я уйду, но ты будешь ждать моего возвращения». С тех пор Агасфер обречен скитаться по миру, не зная ни отдыха, ни смерти. Избавить Вечного жида от опостылевшей жизни и душевных терзаний может только второе пришествие Спасителя…

Интересно, что далеко не во всех вариантах легенды человек, наказанный столь оригинальным образом — дарованием вечной жизни, — является именно евреем. Да и имена каждый раз приводятся новые. Так, в Италии он назывался Боттадио (или Бутадеус — «ударивший Бога»), В Англии — Картафилусом, в бретонских легендах — Будедео («толкнувший Бога»), во Франции и Бельгии — Исааком Лакедемом. Однако наибольшее же распространение получило имя, упоминаемое в одной из знаменитых немецких книг, — Агасфер.

Следует заметить, что легенда об Агасфере не имеет прямого отношения к еврейскому фольклору. Само имя Вечного жида является ничем иным, как искажением имени персидского царя Ксеркса (Ахашвероша) из Книги Эсфирь. Вероятнее всего, родилось предание о неприкаянном страннике, не способном умереть, из истории о Каине, которого Яхве обрек за братоубийство на скитания со знаком проклятия на лбу. Все живое получило от Бога строжайшее приказание: лишать жизни Каина запрещено.

Вполне возможно, что прототипами вечного скитальца могли быть библейский патриарх Енох и пророк Илья — единственные из людей, избежавшие физической смерти. Следует сказать, что и у буддистов существует подобная легенда. Согласно преданию, Будда за заносчивость приговорил некого Пиндола к бессмертию, заявив: «Ты не попадешь в нирвану, пока существует мой закон».

Говоря об Агасфере, нельзя не вспомнить о некоторых персонажах германской мифологии. Например, о Диком Охотнике, который чаще всего выходит на охоту зимними ночами и приносит несчастье видевшим его. Сей персонаж мифов восходит к образу самого бога Одина (Вотана), временами проносящегося по небу во главе армии мертвых.

Естественно, что в легенде о Вечном жиде есть и христианские корни. Так, в Евангелии от Матфея (16:28) можно прочитать слова Иисуса: «Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем». В Евангелии от Иоанна (21: 22–23) передается разговор Христа с апостолом Петром, причем речь идет об одном из учеников: «Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? Ты иди за мною. И пронеслось это слово между братиями, что ученик тот не умрет». Так сложилась легенда о том, что упомянутый Иисусом ученик — это сам евангелист Иоанн, который до сих пор жив, странствует по земле и ожидает возвращения Спасителя в наш грешный мир.

Некоторые места из Нового Завета позволяют предположить, что легенда о Вечном жиде вобрала в себя также образ одного из служителей первосвященника Каифы Мальхуса. Когда Каифа допрашивал Христа, Мальхус, разозлившись, ударил Спасителя, за что в течение многих веков подвергался многочисленным наказаниям. И хотя в случае с Иоанном бессмертие трактуется как благословенный дар, в то время как вечная жизнь Агасфера расценивается как проклятие, похоже, оба эпизода действительно с течением времени могли слиться в одну мрачную легенду.

Примечательно, что никто не может назвать времени, когда история о Вечном жиде начала свое шествие по миру. Возможно, первым свидетельством об Агасфере является сборник историй VI века «Леймонарьон» Иоанна Мошаса. В нем есть рассказ о том, как один странствующий монах случайно встретил изможденного, оборванного эфиопа. Странный путник сказал, что он — тот, кто «Творца мира, Господа нашего Иисуса Христа, идущего на казнь, ударил по лицу».

Еще одно рукописное свидетельство появления Вечного жида относится к 1230 году. Тогда хроникер Матфей Парижский (Матиас Парис) зафиксировал в «Большой хронике» любопытный рассказ. В 1228 году в Англии побывал с визитом архиепископ Армении. Священнослужитель сообщил, что разговаривал с неким Иосифом — свидетелем страданий Христа, лично говорившим со Спасителем. Он якобы обречен на вечную жизнь и продолжает влачить земное существование, являясь живым подтверждением истинности христианской веры. Приезжий передал рассказ Иосифа. Тот утверждал, будто настоящее имя его — Картафилус, он служил привратником присутственного места (преториума) Понтия Пилата. Когда Христа выводили на улицу, Картафилус ударил его кулаком в спину и бросил презрительно: «Иди скорее, чего ты так медлишь?» И тогда Иисус, строго взглянув на привратника, произнес: «Я пойду, а ты подождешь, пока Я вернусь».

С тех пор, по словам архиепископа, Картафилус, которому во время беседы со Спасителем было около 30 лет, не может умереть. Каждый раз, достигнув 100-летнего возраста, он заболевает непонятной болезнью. Мучения переходят в странный экстаз, а затем обреченный на вечность выздоравливает и… возвращается к тому возрасту, в каком был в день смерти Христа. Священнослужитель уточнял: Картафилус, в основном, живет в Армении и других странах Востока, общается преимущественно с епископами и прелатами. За минувшие века он перешел от ярости, отчаяния и озлобленности к пониманию своей вины. Вот уже долгое время Картафилус ведет, мол, благочестивый, святой образ жизни, говорит крайне редко (только когда его спрашивают), от подарков и приношений отказывается, лишь изредка оставляя себе что-нибудь из одежды да скудную пищу. О прошлом и о смерти Спасителя он вспоминает со слезами; вечноживущий терпеливо дожидается пришествия того, кого он оскорбил, и надеется на прощение. Ведь грех свой злосчастный привратник совершил по неведению…

Начиная с XV века на первый план выходят самые мрачные версии древней легенды, в которых говорится в основном о наказании, а не о раскаянии и ожидании прощения. Тогда появились рассказы о том, как Вечный жид полтора тысячелетия непрерывно ходит вокруг столпа в подземелье или живет в заточении нагой и заросший и спрашивает всех входящих к нему: «Идет ли уже человек с крестом?»

В 1602 году Европу охватило повальное увлечение книгой «Новое сообщение об Иерусалимском жиде, именуемом Агасфером, видевшем распятие нашего Господа Иисуса Христа и находящемся еще в живых». История, рассказанная в ней, действительно впечатляла. В молодости ученик Мартина Лютера Пауль фон Эйтцен, доктор богословия и шлезвигский епископ, учился в Виттенберге. В 1564 году он завершил свое образование и вернулся к родителям в Гамбург. Естественно, что в ближайшее же после приезда воскресенье он направился в близлежащую церковь на проповедь. Среди прихожан фон Эйтцен заметил странного человека. Мужчина лет пятидесяти, высокого роста, босой, с длинными, падавшими на плечи волосами, стоял прямо напротив кафедры и с глубоким вниманием слушал проповедь. Когда же звучало имя Иисуса, он кланялся с величайшим благоговением, ударял себя в грудь и горестно вздыхал. На улице стояла холодная зима, но странный прихожанин был облачен лишь в сильно изодранные панталоны и опоясанный ремнем кафтан. Позднее многие говорили, будто этого мужчину видели практически во всех странах Европы.

Фон Эйтцен заинтересовался необычным молящимся и после проповеди подошел к нему. Доктор начал расспрашивать мужчину, откуда он, куда направляется, сколько намерен пробыть в их городе. Странный посетитель храма отвечал очень скромно, но рассказал невероятные вещи… По словам оборванца выходило, что он — иерусалимский еврей Агасфер, сапожник по профессии, что собственными глазами видел крестную смерть Христа. Вместе со своими единоверцами он считал Спасителя лжепророком, возмутителем спокойствия, достойным казни. Поэтому известие о суде над Иисусом и вынесенном Ему страшном приговоре воспринял как свидетельство справедливости своих суждений. Так случилось, что ведомый на казнь Спаситель остановился передохнуть именно у порога дома Агасфера, но тот по злобе и из желания похвастать перед соплеменниками своим рвением, прогнал несчастного. Христос же, глянув на обидчика, произнес: «Я хочу здесь стоять и отдыхать, ты же должен ходить до второго пришествия».

Агасфер не мог объяснить, какая сила повлекла его за осужденным вопреки собственной воли. Словно в тумане он видел распятие, страдания и смерть Иисуса. Когда же все было кончено, сапожник… ушел из Иерусалима, не зайдя даже на минуту домой к семье. И везде его преследовал рассказ о том, как некий жестокий глупец прогнал от порога своего дома несчастного…

Оборванец спокойно рассказал фон Эйтцену, что с тех пор посетил многие страны и города. В доказательство этого странный собеседник доктора поведал о многих особенностях жизни других народов, сообщил немало нового о жизни Христа (к слову, такого, чего не знали ни евангелисты, ни историки) и о его смерти.

Агасфер был убежден: Бог оставил его в живых до Страшного суда, чтобы живой свидетель случившегося мог рассказывать обо всем верующим. А значит, следует с терпением и спокойствием нести заслуженное наказание… Доктор, пораженный рассказом, начал наводить справки. Оказалось, что странный мужчина всегда держался скромно, мало говорил, никогда не смеялся, был крайне умерен в еде и питье, никогда подолгу не задерживался на одном месте и постоянно торопился. Примечательно, что версия об обмане в расчете на вознаграждение сразу же отпала, поскольку Агасфер никогда не брал из предложенных ему денег более двух шиллингов, да и те практически сразу же раздавал нищим. Почему? Мужчина лишь пожимал плечами: мол, зачем нужны деньги, если о нем заботится Бог. И еще одна странность: Агасфера действительно видели во многих странах. При этом, попадая в новое государство, он говорил на существующем там языке настолько хорошо, как будто являлся местным жителем. О прошлом мужчина рассказывал спокойно; только при упоминании имени Христа горестно вздыхал, а услыхав хулу на Спасителя, резко обрывал несдержанного на язык собеседника, заставляя того замолчать и покаяться.

В начале XVII века история о Вечном жиде в Германии, во Франции, Бельгии, Дании, Швеции стала очень популярной. Интересно, что в Пикардии и Бретани по сей день верят в то, что странствие Агасфера еще не закончено. Когда ветер неожиданно взметает дорожную пыль, местные жители говорят: прошел Вечный жид. А в Альпах каждого пожилого путешественника-еврея крепкого телосложения автоматически принимают за иерусалимского сапожника, причем считается, что встреча с ним приносит несчастье. Периодически странника, наказанного вечной жизнью, встречали в разных уголках мира, о нем писали книги, слагали баллады и песни. С необычным старцем, говорившим, что он по повелению Христа должен жить до конца света, встречался в пустыне вождь арабов Фадила. Соплеменники вождя называли странного путника Зерибом, «избранным сыном». А некий Антонио ди Франческо ди Андриа сообщал, как в Виченце появился удивительный старец Боттадио, совершивший много чудес и добрых дел. Местные жители почему-то решили, будто имеют дело со шпионом и… решили его повесить. Однако сделать это так и не удалось, поскольку под весом тщедушного тела странника рвались самые крепкие веревки. Отчаявшись отправить Боттадио на тот свет, власти города заточили его в хорошо охраняемую темницу. Но наутро камера оказалась пуста… Свидетели появления Агасфера в Тоскане были более миролюбивы: в основном они расспрашивали старика, которого считали провидцем, о своем будущем. При этом казалось, будто вечный странник знает о собеседнике все. Даже то, чего не мог знать никто. Советы же старика оказывались всегда глубоко нравственными и на редкость миролюбивыми. Вообще, итальянцы в большинстве своем верили, что Вечный жид, которого они называли Джованни Боттадио, не кто иной, как… апостол Иоанн! Он якобы не умер, а спит в своем гробу в Эфесе, ожидая Страшного суда, тогда он восстанет, чтобы проповедовать Евангелие.

О том, существует ли Агасфер на самом деле, спорили всегда. И если изначально в легенде практически отсутствовала антисемитская подоплека, то с течением времени во многих странах Европы неоднократно громили еврейские кварталы, где якобы прятался Агасфер. Что же касается писателей, поэтов, художников и композиторов всех стран, то они неоднократно обращались к теме про?клятого странника, каждый раз создавая свою интерпретацию образа из легенды. А новые и новые свидетельства в пользу существования иерусалимского сапожника, люди, видевшие его и говорившие с вечным стариком на самые различные темы, появляются непрестанно и в наше время. Согласно мифу, за минувшие два тысячелетия Вечный жид очень поумнел, примирился со своей участью и продолжает странствовать по миру, каждый раз пользуясь новым именем (подозревали, например, что в относительно недавнем прошлом он называл себя графом Калиостро). Что ж, если сказка упорно не желает покидать наш мир, значит, она просто нужна ему… или не является сказкой.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

21007

Б О Д У Н
А И М А
О Б Е Т С Э М
Р А Р Э П О
Ж И Д О Е Э С
А О Ф О К Т
Н А Г А Н О А П О
И Р С Е Н В
Е В Р Е И А
О Б Е Р Е М Я
А М А П А Р
Р Л Н А В А Л
А А Д Е Н О М А
Б Л А Н О В О Р
Ы К О Н А К Р И

  • Мелкая монета Японии из 3 букв: СЕН
  • «Хулиганистый» козёл из 5 букв: БОДУН
  • Самый высокий вулкан Филиппин из 3 букв: АПО
  • Бумажная ткань из 4 букв: ДАБА
  • Удобрение для разных почв из 8 букв: НИТРОФОС
  • … Сумак из 3 букв: ИМА
  • Схима из 4 букв: ОБЕТ
  • Футбольный тренер из 4 букв: БЛАН
  • Предшественник Евросоюза из 3 букв: ЕЭС
  • …-мачта на судне из 3 букв: ФОК
  • «Разговор» под музыку из 3 букв: РЭП
  • Дядюшка, давший имя США из 3 букв: СЭМ
  • на фото из 8 букв: МОСТОВАЯ
  • Отчитывание из 10 букв: РАСПЕКАНИЕ
  • Город на Филиппинах из 3 букв: ИБА
  • Основной народ Египта из 5 букв: АРАБЫ
  • Жители Израиля из 5 букв: ЕВРЕИ
  • на фото из 6 букв: РЖАНИЕ
  • Город в Японии на острове Хонсю из 6 букв: НАГАНО
  • на фото из 3 букв: ДОГ
  • Египет из 3 букв: АРЕ
  • Агасфер или вечный … из 3 букв: ЖИД
  • Вязанка (устар.) из 6 букв: БЕРЕМЯ
  • на фото из 5 букв: АМАПА
  • Армия генерала Власова из 3 букв: РОА
  • Столица Гвинеи из 7 букв: КОНАКРИ
  • Куча хлама из 5 букв: НАВАЛ
  • Телеведущая из 4 букв: ВОВК
  • Камень метрополитена из 6 букв: МРАМОР
  • Пёстрая рыбка из 4 букв: НЕОН
  • Доброкачественная опухоль из 7 букв: АДЕНОМА
  • Валюта Шеварднадзе из 4 букв: ЛАРИ
  • «Отец» квантовой теории из 5 букв: ПЛАНК
  • Тушинский … (Лжедмитрий II) из 3 букв: ВОР
  • Город с башней Жанны Д`Арк из 4 букв: РУАН

комментарии, вопросы и ответы к сканворду дня:

ДАБА ж. Китайская бумажная ткань (обычно синего цвета).

ОБЕТ м. Обещание, обязательство, налагаемое на себя из религиозных соображений.

ФОК м. 1. Колышек, к которому нужно привести шар при игре в крокет.

МОСТОВАЯ ж. Вымощенная или покрытая асфальтом часть улицы.

РАСПЕКАНИЕ ср. разг. Процесс действия по знач. глаг.: распекать.

АРАБЫ мн. 1. Народы семитской этноязыковой группы, населяющие некоторые страны Юго-Западной Азии и Северной Африки. 2. Представители этих народов.

ЕВРЕИ мн. 1. Народность, состоящая из ряда этнических групп, исторически восходящих к одному из народов семитской языковой группы. 2. Представители этой народности. 3. Основное население государства Израиль.

РЖАНИЕ ср. 1. Крик лошади. 2. перен. разг.-сниж. Чрезмерно громкий, несдержанный смех, хохот.

ДОГ м. 1. Порода крупных короткошерстных служебных собак с тупой мордой и сильными челюстями. 2. Собака такой породы.

ЖИД м. разг.-сниж. 1. Название еврея (обычно с оттенком пренебрежительности). 2. перен. Скряга.

БЕРЕМЯ ср. устар. 1. Большая охапка, вязанка. 2. То же, что: множество.

МРАМОР и устар. МАРМОР м. 1. Твердый, различных цветов камень известковой породы, употребляемый обычно для скульптурных и архитектурных работ. 2. Изделие из такого камня.

НЕОН м. Благородный газ, содержащийся в незначительных количествах в воздухе.

АДЕНОМА ж. Доброкачественная опухоль, возникающая в тканях различных желез ( молочной, щитовидной и т.п.).

ВОР м. 1. Тот, кто занимается воровством, совершает кражи. 2. устар. Государственный преступник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *