Аксиология это учение

Аксиология – что это такое простыми словами

Термин «аксиология» сочетает в себе два греческих понятия – «ценность» и «учение», поэтому дословно его можно обозначить как «наука о ценностях”.

Аксиология является разделом философии, освещающим различные взгляды на ценности. Она содержит в себе вопросы о природе различных ценностей, их взаимосвязи и месте в мире, социуме, культурной среде и жизни отдельного человека.

Первым о ценностной теории задумался Сократ. Она стала ключевой частью всей его философии. В частности, Сократ постоянно задавался вопросом «что такое благо». И в итоге смог прийти к выводу, что благо представляется как ценность, реализованная человеком. Такая ценность становится полезной для человека. Соответственно, между ценностью и полезностью можно проследить тесную взаимосвязь.

Тема ценности прослеживается и в философских направлениях средневековья и античности. Там она был включен в теорию бытия. Так, основной ценностью считали полноту бытия человека, сочетающую в себе достижение идеального состояния, как в этическом, так и в эстетическом плане.

В учении Платона прослеживается тема Блага, которое ещё называют Единым. Платон отождествляет его с Красотой, Добром, Бытием. И подобной концепции следует вся платоновская философская ветвь.

Аксиология в философской науке появляется при расщеплении бытия на реальность и ценность. Последняя при этом выступает как возможность воплощения чего-либо в жизнь. Задачей аксиологии в данном случае является демонстрация возможностей человеческого ума в рамках реальности.

Теории аксиологии

Натуралистический психологизм

Суть теории в том, что абсолютно все ценности берут начало в потребностях человека – физиологических и психоэмоциональных, и могут быть обозначены как конкретные факты. Приверженцами такой теории являются Пери, Мейнонг, Льюис, Дьюи и Тугаринов.

Трансцендентализм

Эта теория была разработана в Бадене школой неокантианства. Здесь ценность представляется идеальным бытием. Причем, идеально оно не с точки зрения практического опыта, а в соотношении с трансцендентным сознанием. Эти совершенные ценности независимы от человеческого желания, стремления и потребностей.

Однако ценностям необходимо иметь какую-либо связь с реальной жизнью. И здесь просматривается два пути – идеализировать сознание человека либо создать идею существования некоего сверхчеловеческого сознания, на которое могли бы опираться идеальные ценности.

Персоналистический онтологизм

Именно на идее существования такого сверхчеловеческого сознания, а точнее сущности, именуемой «логосом», и строится данная теория. Онтологизм – учение о начале, из которого произошло всё сущее, оно предполагает, что человеческое познание возможно лишь через интуитивное понимание Бога.

Авторство идеи персоналистического онтологизма принадлежит Шелеру. Он считал, что Богу присущи вневременные ценностные черты. И они имеют искажённое, неидеальное отражение в человеческой личности.

Выделяются разные типы личности. Каждый из них определяется свойственной только ему иерархией ценностей. Именно на них и базируется онтологическая основа человеческой личности. Николай Гартман, будучи основоположником критической онтологии, поставил вопрос о том, чтобы исключить религиозную составляющую в теории аксиологии и освободить ценности от идеи существования сверхчеловеческого существа.

Культурно-исторический релятивизм

Этой теории придерживался Дильтей. Он считал, что могут существовать множественные типы ценностных систем. Они все равноправны. Каждый из них существует в рамках конкретного культурно-исторического контекста.

Социологизм

Данную теорию развивал немецкий философ, историк и социолог Макс Вебер. Он основывался на взглядах неокантианцев о том, что ценность – это норма, которая выступает в качестве значимости для каждой конкретной личности. Именно это представление он использовал, когда интерпретировал термин «социального действия».

Суть его состоит в том, что каждый человек должен терпеливо принимать действия окружающих, не вмешиваться и соотносить свои действия с ними. Позднее теорию ценности рассматривает школа структурно-функционального познания. Возглавлял эту школу американский социолог, один из основоположников теоретической социологии Толкотт Парсонс. Школа Парсонса присваивает ценности более обобщённое методологическое значение.

Ценность используется как инструмент для познания и описания разнообразных общественных отношений. Так, социальная группа любой величины всегда имеет в своей основе некие ценности, разделяемые всеми её участниками.

Особенную остроту проблема в области ценностей имеет в тех обществах, где не ценятся идеологические установки и отсутствует уважение к культурным традициям.

Основные понятия аксиологии в педагогической науке

Современная эпоха развития общества характеризуется как переходная, так как она отмечена сменой социокультурных парадигм, ценностным кризисом, переоценкой ценностей – разрушением идеологизированной системы ценностей тоталитарного общества и поиском новых ценностных ориентиров, духовных опор, идей национального объединения.

По словам психолога Д.А. Леонтьева, «очевидны ценностный нигилизм, цинизм, метание от одних ценностей к другим, экзистенциальный вакуум и многие другие симптомы социальной патологии, возникшей на почве перелома ценностной основы, смыслового голодания и вывиха мировоззрения». Однако, как показывает исторический опыт, именно в переходные эпохи явно или подспудно обостряется интерес к аксиологической проблематике (Терентьева, 2011).

Аксиологический подход органически присущ гуманистической педагогике, поскольку человек рассматривается в ней как высшая ценность общества и самоцель общественного развития. В трудах В.А. Сластенина отмечается, что гуманизация представляет собой глобальную тенденцию современного общественного развития, а утверждение общечеловеческих ценностей составляет его содержание.

С позиций аксиологии автор выделяет пять культурно-гуманистических функций образования. Среди них: развитие духовных сил, способностей и умений, позволяющих человеку преодолевать жизненные препятствия; формирование характера и моральной ответственности в ситуациях адаптации к социальной и природной сферам; обеспечение возможностей для личностного и профессионального роста и для осуществления самореализации; овладение средствами, необходимыми для достижения интеллектуально-нравственной свободы, личной автономии и счастья; создание условий для саморазвития творческой индивидуальности личности и раскрытия ее духовных потенций (Сластенин, 2003).

Под аксиологией Л. Г. Абрамова понимает философскую дисциплину, занимающуюся исследованием ценностей как смыслообразующих оснований человеческого бытия, задающих направленность и мотивированность человеческой жизни и деятельности (Абрамова, 2008). В этой связи аксиология, являющаяся более общей по отношению к гуманистической проблематике, может рассматриваться как основа новой философии образования и соответственно методологии современной педагогики (Сластенин, 2002).

В этике и социальной психологии аксиология понимается как определенная система личностно и общественно значимых представлений, установок, стереотипов поведения и регулирования взаимоотношений. Ценностные ориентиры, правила и нормы речевого общения в значительной мере предопределяют тематику, выбор языковых средств и доминирующую тональность межличностного дискурса, сформировавшегося в «силовом поле культуры» (В. С. Библер) того или иного этноса. Русская речевая культура выработала самобытную коммуникативную стратегию, направленную на достижение в межличностном общении полноты взаимопонимания, взаимодействия и взаимоотношений (Бодалев, 2011).

В педагогической науке получила развитие новая отрасль научного познания – педагогическая аксиология. Эта часть педагогики занимается изучением ценностей образования, их природой, функциями и взаимосвязями. Основанием педагогической аксиологии послужили, во-первых, философские теории ценностей, разработанные О.Г. Дробницким, А.Г. Здравомысловым, М.С. Каганом, В.П. Тугариновым и др. Во-вторых, в основу новой педагогической области легли психологические теории ценностных ориентаций, представленные Б.И. Додоновым, Г.Е. Залесским, А.Н. Леонтьевым, В.А.Ядовым и др. (Асташова, 2002).

По мнению известного исследователя С. И. Гессена, педагогическая аксиология, представляя часть общей аксиологии, является междисциплинарной областью знания, рассматривающей образование, воспитание, обучение, развитие и самое педагогическую деятельность как основные человеческие ценности (Гессен, 2004).

Понимание ценностных характеристик педагогических явлений сложилось под влиянием общей аксиологии. В основе педагогической аксиологии лежат понимание и утверждение ценности человеческой жизни, воспитания и обучения, педагогической деятельности и образования в целом. Значимую ценность представляет собой и идея гармонично развитой личности, связанная с идеей справедливого общества, которое способно реально обеспечить каждому человеку условия для максимальной реализации заложенных в нем возможностей. Эта идея выступает основой ценностно-мировоззренческой системы гуманистического типа. Она определяет ценностные ориентации культуры и ориентирует личность в истории, обществе, деятельности. К примеру, основой ориентации личности в обществе выступает комплекс социально-нравственных ценностей, который представляет гуманизм (http://rudocs.exdat.com/docs/index-20860.html?page=2).

Предметом педагогической аксиологии является формирование ценностного сознания, ценностного отношения и ценностного поведения личности. Категориальный аппарат этой науки включает в себя понятия ценности, аксиологической характеристики личности (субъекта ценностных отношений), а также общие аксиологические категории (значение, смысл, благо, оценка, потребность, мотивация, ценностные ориентации и отношения).
Понятие «ценность» широко используется в философских, этических, психологических и педагогических публикациях, активно употребляется в научно-популярной и публицистической литературе. Однако авторы вкладывают в него различное содержание, что естественно приводит к терминологической неопределенности. Учитывая этот факт, остановимся на более подробном рассмотрении понятия «ценность». Данная категория применима к миру человека и обществу. Вне человека и без человека это понятие существовать не может, т.к. ценности не первичны, а производны от взаимодействия мира и человека, при этом к ценностям относятся только положительно значимые события и явления, связанные с социальным прогрессом.
Психологи традиционно противопоставляют «объективные значения» и «личностные смыслы». Значения отражают действительность, независимо от индивидуального, субъективного отношения к ней. Человек находит уже готовую, исторически сложившуюся систему значений и усваивает ее.
Значение, смысл и ценность — взаимодополняемые понятия. Значение раскрывает объективный элемент в ценности, смысл же отражает активное отношение человека к этому объективному элементу. Ценность и смысл возникают из взаимодействия объективного мира и человека.

Ценности, согласно В. П. Тугаринову, — это не только предметы, явления и их свойства, которые нужны людям определенного общества и отдельной личности в качестве средств удовлетворения их желаний, но также идеи и побуждения, принятые как нормы и идеалы.

Ценности принято подразделять на предметные и субъективные. К первым относятся природные и социально-культурные явления, актуальные или потенциальные продукты человеческой деятельности, оцениваемые по таким критериям, как «добро-зло», «красивое – безобразное», «справедливое – несправедливое». Субъективными ценностями являются те образцы, социальные стандарты, которые выступают основаниями оценок. Они закрепляются и функционируют в общественном сознании как идеи, идеалы, принципы и цели деятельности (http://www.portalus.ru/modules/shkola/).

Ценностью для педагогической аксиологии выступает социальная составляющая – адаптация человека в обществе в процессе его воспитания.

Особое внимание педагогическая аксиология уделяет процессу формирования у подрастающего поколения общих гуманистических ценностей, которые в дальнейшем оказывают основное влияние на взаимоотношения человека с окружающими. Вырабатываются методы, способы и приемы наиболее эффективного привития таких ценностей. Исследователи этой области знаний полагают, что наиболее важным фактором является учет личностных качеств, жизненной обстановки и других обстоятельств, связанных с ребенком. Именно они влияют на формирование ценностей. Задачу педагогической аксиологии они видят в том, чтобы не пресекать естественное развитие личности, но органично дополнять его.

В качестве приоритетной задачи педагогов рассматривается свободный творческий процесс освоения ценностей, который «характеризуется единством опредмечивания и распредмечивания, актуализацией и потреблением ценностей» (Асташова, 2002).

Процесс формирования ценностных ориентаций протекает посредством интериоризации, идентификации и интернализации.

Б.Г.Ананьев отмечает, что «формирование личности путем интериоризации – присвоение продуктов общественного опыта и культуры в процессе воспитания и обучения – есть вместе с тем освоение определенных позиций, ролей и функций, совокупность которых характеризует ее социальную структуру. Все сферы мотивации и ценностей детерминированы именно этим общественным становлением личности» (Ананьев, 1977).

И.Ф. Клименко считает, что интериоризация общественно значимых ценностей происходит через усвоение социальных нормативов, как в вербальном, так и в поведенческом плане (Клименко, 1992).

По Б.И. Додонову, эмоции играют весьма важную роль в формировании ценностных ориентаций. Автор отмечает, что «ориентация человека на определенные ценности может возникнуть только в результате их предварительного признания (положительной оценки рациональной или эмоциональной)» (Додонов, 1978).

Идентификация, по мнению В.А. Петровского, образует одну из форм отраженной субъектности. В этом случае «в качестве субъекта мы воспроизводим в себе именно другого человека (а не свои побуждения), его, а не свои цели и др.»

Процесс формирования ценностных ориентаций, как любое психолого-педагогическое явление, не может протекать идеально в рамках заданной модели. Он связан с развитием личностных качеств человека, многие факторы, такие как семья, круг общения, сверстники, педагогический коллектив, учебно-воспитательный процесс и, наконец, вся окружающая среда накладывают свой отпечаток на данный процесс. И, следовательно, воспитательная деятельность будет эффективна тогда, когда она отвечает логике саморазвития субъекта, приоритетам личностно-ориентированного образования (Мушкирова, 2008).

С аксиологическим подходом тесно связан культурологический подход, т.е. рассмотрение его как культурного процесса, осуществляющегося в определенной культурно-информационной среде, питающей ценностно-смысловое развитие личности. В рамках культурологического подхода воспитание исследуется в контексте культуры, как такая ее часть. Эта часть выполняет все основные функции культуры: интеграции людей, организации их жизнедеятельности, установления связей поколений и коммуникаций в сообществе, создания условий для творческой самореализации и саморазвития человека, сохранения, развития и изменения системы ценностей, проектирования новых образцов культурной жизни, общении людей (http://gendocs.ru/v33654/).

Таким образом, современная педагогическая наука располагает описанием основных аксиологических понятий. В трудах известных педагогов, психологов, философов освещается процесс формирования ценностей у подрастающего поколения.

Учитель начальных классов, ведущий целенаправленную работу по обучению младших речевому этикету с использованием аксиологического подхода, должен хорошо ориентироваться в этих сложных лингвистических понятиях, что обеспечивает грамотность его решений.

Список использованной литературы

⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 6

Аксиология – особый раздел философии, предметом которого являются ценности (axios – ценность, logos – cлово, знание). Это – учение о ценностях, философская теория общезначимых принципов, определяющих направленность человеческой деятельности, мотивацию поступков. В человеческом бытии ценности предстают как цели, смыслы и критерии оценки явлений природы, общества, культуры. Большинство философских систем в качестве высших общечеловеческих ценностей выделяют классическую триаду – Красоту, Добро, Истину.

В античной, а затем и средневековой философии, ценности отождествлялись с самим бытием, а ценностные характеристики включались в его понятие. Начиная уже с Сократа и Платона, основным вопросом теории ценностей был: что есть благо? Уже в античной философии наблюдаются разные подходы к вопросу об абсолютном и относительном характере ценностей. Если, по мнению Платона, высшие ценности носят абсолютный характер, то с точки зрения представителей софистов все ценности индивидуальны и относительны («человек есть мера всех вещей»).

Таким образом, со времен античности до наших дней в философии ведутся споры по вопросу о том, является ли ценность атрибутом некоторой вещи или же она – результат оценивания, продиктованного потребностями личности или общества.

Обе эти точки зрения отражают некоторые особенности понятия ценности, но не дают его адекватного определения. В первом случае знание о предмете характеризуется с точки зрения его истинности или ложности, во втором – с точки зрения ценности предмета, т.е. его значимости для человека.

Понятие ценности. Виды ценностей

Ценность, как и истинность, является не свойством, а отношением между мыслью и действительностью. Основываясь на своем индивидуальном опыте, человек осознает наличие связи между значимым для него объектом и своими потребностями и интересами.

Ценностью является то, что обладает положительной значимостью для человека. Значимость определяется не свойствами предмета самого по себе, а их вовлеченностью в человеческую жизнь.

Однако, мир ценностей динамичен. Он обнаруживает свою зависимость от человечества, обусловлен его развитием, расширением сферы деятельности, характером культуры и цивилизации. Природа аксиологически нейтральна, как ценность она актуализируется лишь в контексте с человечеством, в конкретно-исторических условиях его развития. Так для эпохи Античности высшей ценностью было гармоническое проявление всей полноты человеческой жизни, в Средние века ценности связывались с божественной сущностью и приобретали религиозный характер. Эпоха Возрождения выдвинула на первый план ценности гуманизма. В Новое время развитие науки и новых общественных отношений во многом определяли и основной подход к рассмотрению предметов и явлений как ценностей.

В современной литературе также существуют разные точки зрения. Ценность рассматривается как предмет, имеющий какую-либо пользу и способный удовлетворить ту или иную потребность человека; как идеал; как норма; как значимость чего-либо для человека или социальной группы.

Многообразие потребностей и интересов личности и общества выражается в сложной системе ценностей, которые классифицируются по разным основаниям.

Применяют следующие классификации видов ценностей:

· по содержанию – материальные, политические, социальные и духовные;

· по сферам бытия – ценности природы, культуры, социума, науки и искусства;

· по субъекту– субъективно-личностные и надындивидуальные (групповые, классовые, общечеловеческие); личностные ценности формируются в процессе образования и воспитания;

· по роли в жизни человекаразличаются ценности утилитарные (жилище, питание и т.п.) и духовные; в отличие от утилитарной ценности духовная ценность имеет самодостаточный характер и не нуждается во вне ее лежащих мотивах; если утилитарные прагматические ценности определяют цели деятельности, то духовные ценности – ее смысл.

Человеческая духовность включает в себя три основных начала: познавательное, нравственное и эстетическое. Им соответствуют три типа духовных творцов: мудрец (знающий, познающий), праведник (святой) и художник. Сердцевиной этих начал является нравственность. Если знание дает нам истину и указывает путь, то нравственное начало предполагает способность и потребность человека выйти за пределы своего эгоистического «Я» и деятельно утверждать добро.

Право и мораль. Нравственные ценности

Право – совокупность всеобщих норм поведения, санкционированных государством и опирающихся на его принудительную силу.

Мораль – совокупность правил поведения, подкрепляемым общественным мнением (одобрением или осуждением поступка).

Нормы морали и права отличаются по содержанию общественных отношений, которые они охраняют, по способам подкрепления нормативных требований, по эффективности их влияния на поведение личности. Между содержанием норм морали и права нет существенных различий, однако, нормы права не охватывают своим регулированием тот объем общественных отношений, который регулируется моралью. Различие между правом и моралью можно усматривать в степени эффективности их воздействия. Право, опирающееся на силу государственного принуждения, представляется более эффективным, чем мораль. Однако в отдельных конкретных случаях для человека право может оказаться бессильным перед авторитетом моральных норм. Это объясняется содержанием ценностных ориентаций личности, ее социального окружения.

К осмыслению роли нравственности обращались уже древние мыслители. Этика как наука о моральных ценностях появилась еще в античной философии. Первый систематизатор наук Аристотель выделил ее как одну из практических наук наряду с политикой. Сократ, призывая человека познать самого себя, выделял три главные общечеловеческие добродетели: умеренность – умение обуздывать страсти; храбрость – умение преодолевать опасности и мудрость – соблюдение законов человеческих и божественных. Вслед за ним Платон выделял также три основные добродетели (мудрость, мужество и благоразумие или воздержание), которые в совокупности ведут к четвертой – справедливости. Впоследствии трактаты на этическую тематику создавались на протяжении всей истории философии многими выдающимися мыслителями. Это – «Этика» Аристотеля и Спинозы, «Философия морали» Гегеля, «Душа человека» Э. Фромма и др.

Согласно В. Соловьеву, человек становится человеком через переживание трех нравственных чувств – стыда (того, что испытывает человек по отношению к равному), жалости (того, что испытывает человек по отношению к низшему) и благоговения (того, что испытывает человек по отношению к высшему). Высшим же способом самообретения и самоутверждения человека является любовь как преодоление эгоизма.

Таким образом, смысл жизни в самой жизни. Надо дорожить жизнью, любить ее и постараться сделать ее лучше для других и тем самым для себя. Смысл жизни заключается во всестороннем развитии способностей человека, в наиболее полной отдаче своих сил на то дело, которое приносит пользу максимально большему числу людей. Жизнь прекрасна сама по себе. Уже сознание этого наполняет нашу жизнь смыслом. Радость, надежда, любовь, совесть, мужество, добро, верность в дружбе, уважение к старшим, способность бороться с собственными недостатками и пороками… Все эти духовные ценности наполняют нашу жизнь смыслом, выступая в совокупности. Отдельно взятые, они могут исказить, обеднить смысл жизни. Устремленность лишь к радости и наслаждению может обернуться эгоизмом; героизм, мужество могут породить жесткость… Жизнь состоит из противоречий. Умение их преодолевать – вот что наполняет ее глубоким смыслом.

Свобода как ценность.

Свобода как ценность

Главный духовный фактор, придающий жизни высокий смысл – Свобода. Свобода побуждает нас к борьбе, при необходимости – к отказу от всех человеческих радостей и наслаждений. Свобода, даже через страдания, риск, потери и поражения, делает жизнь прекрасной. Только свободный человек может делать выбор. Творчество, созидание возможны только в условиях свободы. Счастье заключается не в самом состоянии счастья, а в его достижении. Деятельная, творческая жизнь всегда свободна, наполнена смыслом. Потому свобода выступает одной из важнейших духовных ценностей.

Свобода – одна из основных философских категорий, характеризующих сущность человека и его существование.

Свобода рассматривается в соотношении с необходимостью, произволом и анархией, с равенством и справедливостью.

Понятие свободы родилось в христианстве как выражение идеи равенства людей перед Богом и возможности для человека свободного выбора на пути к Богу.

Свобода воли – понятие, означающее возможность беспрепятственного внутреннего самоопределения человека в выполнении тех или иных целей и задач личности. Воля – это сознательное и свободное устремление человека к осуществлению своей цели, которая для него представляет определенную ценность. Волевой акт, выражающий долженствование, имеет характер духовного явления, коренящегося в структуре личности человека. Воля противоположна импульсивным стремлениям и влечениям, витальным потребностям человека. Понятие воли относится к зрелой личности, которая полностью отдает себе отчет в своих действиях и поступках.

Чтобы понять сущность феномена свободы личности, нужно разобраться в противоречиях волюнтаризма и фатализма, определить границы необходимости, без которой немыслима реализация свободы.

Волюнтаризм – это признание примата воли над другими проявлениями духовной жизни человека, включая мышление. Корни волюнтаризма содержатся в христианской догматике, учении Канта, Фихте, Шопенгауэра, Ницше. Воля считается слепым, неразумным первоначалом мира, диктующим свои законы человеку. Действовать в духе волюнтаризма – это не считаться с объективными условиями бытия, с законами природы и общества.

Фатализм предопределяет изначально весь ход жизни человека, его поступки, объясняя это или судьбой, или волей Бога, или жестким детерминизмом (Гоббс, Спиноза, Лаплас). Фатализм не оставляет места для свободного выбора, не дает альтернатив. Жесткая необходимость и вытекаемая отсюда предсказуемость основных этапов жизни человека характерна для астрологии и других оккультных учений, как прошлого, так и настоящего, различных социальных утопий и антиутопий.

Европейская традиция часто употребляет термин «свобода» как аналог «воли» и, противопоставляя понятиям необходимости, насилия и рабства, связывает ее с ответственностью.

Ответственность – категория этики и права, отражающая особое социальное и морально-правовое отношение личности к обществу, которое характеризуется выполнением своего нравственного долга и правовых норм.

Наиболее глубокое решение проблемы свободы и ответственности можно найти в работах русских религиозных мыслителей – Ф.М. Достоевского, Н.А. Бердяева, М.М. Бахтина, для которых свобода выступает мерой достоинства личности, а ответственность – мерой человечности, критерием высших нравственных начал. Рассматривая соотношение свободы и ответственности как магистральное направление развития социума, русская философия не мыслит их вне этического измерения. Этика свободного поступка (М.М. Бахтин) связана с понятиями совесть, долг, честь, достоинство конкретной личности. Тогда личность – это человек поступающий, способом его существования является ответственный поступок.

Н.А. Бердяев в своей философии свободы выделяет три вида свободы:

· свобода экзистенциальная (безосновная, изначальная – онтологическая. Она укоренена в бытии мира).

· свобода рациональная (осознанная необходимость – социальная. Она проявляется в обществе).

· свобода мистическая (творчество – духовная. Она проявляется в Духе. Только здесь человек может полностью реализовать себя).

Собственную концепцию свободы высказывает Э. Фромм в книге «Бегство от свободы».

Он выделяет два вида свободы:

· «Свобода от…». Он называет ее негативной, так как это попытка человека убежать от ответственности.

Фромм говорит о том, что современный человек, получив свободу, тяготится ею, так как свобода влечет за собой необходимость выбора и ответственность за свои поступки. Потому человек стремится передать свою свободу, а, вместе с ней и ответственность, кому-нибудь другому (будь то церковь, государственная власть, политическая партия, общественное мнение). Все это ведет только к одиночеству и отчуждению человека, и получает свою реализацию в авторитаризме (садизм и мазохизм как попытка осуществить себя через власть над другим или подчинение другому своей воли); конформизме (потере собственной индивидуальности) или деструкции (насилии, жестокости, разрушении себя и других);

· «Свобода для…». Этот вид свободы позитивен, так как он через спонтанную деятельность (творчество, любовь) ведет к самосозиданию, самореализации личности.

Модели взаимоотношения личности и общества. Можно выделить несколько моделей взаимоотношения личности и общества по поводу свободы и ее атрибутов.

1. Чаще всего это борьба за свободу, когда человек вступает в открытый и часто непримиримый конфликт с обществом, добиваясь своих целей любой ценой.

2. Это бегство от мира, так называемое эскапистское поведение, когда человек, будучи не в силах обрести свободу среди людей, бежит в свой «мир», чтобы там иметь способ свободной самореализации.

3. Это адаптация к миру, когда человек, жертвуя в какой-то мере своим стремлением обрести свободу, идет в добровольное подчинение, чтобы обрести новый уровень свободы в модифицированной форме.

Возможно также и совпадение интересов личности и общества в обретении свободы, что находит определенное выражение в формах развитой демократии. Таким образом, свобода – это сложнейший и глубоко противоречивый феномен жизни человека и общества. Это проблема соотнесения свободы и равенства без подавления и уравниловки. Решение ее связано с ориентацией на ту или иную систему культурных ценностей и норм. Понятия личности, свободы, ценностей обогащают представление о человеке, позволяют правильно понять устройство общества как феномена, порожденного в процессе человеческой жизнедеятельности.

Свобода связана с ответственностью личности перед самим собой, другими людьми, коллективом, обществом. Свобода личности составляет единый комплекс с правами других членов общества. Нельзя оторвать политико-юридические права – свободу слова, совести, убеждений и др. от прав социально-экономических – на труд, отдых, образование, медицинскую помощь и т.д. Права человека обычно фиксируются в Конституции государства. Высшей ценностью человека в правовом государстве провозглашаются его права и свободы, и человек имеет право активно бороться за них, в случае их нарушения.

//16-18,,

мудрость как высшее благо

Высшее благо — это «достижение того, что бы вместе с другими индивидуумами, если это возможно, обладать такой такой природой».

(природа — некая всеобщая человеческая природа, не тождественная своей собственной, уникальной, а презентирующая человека как такового, человека по сущности)

«Обладать» здесь имеет смысл духовной идентификации себя с подлинной природой человека и всей природой, а так же приведение в соответствие линии поведения в жизни с этим слившимся с природой духом. И далее Спиноза уже более четко формулирует цель: приобрести самому такую природу и стараться всячески, чтобы многие люди тоже вместе с ним приобрели ее. Цель выливается далее в такие задачи: знать о природе только то, что нужно для обретения природы; образовать такое общество, которое облегчало бы как можно большему числу людей путь к достижению высшего смысла; обратиться к моральной философии и учению о воспитании детей; развивать медицинскую науку; развивать механику, облегчающую усилия, экономящую время и создающую удобства в жизни. Но превыше всего надо позаботиться о том, чтобы придумать способ врачевания разума и очищения его от заблуждений, химер и фикций, потому что совершенствование разума есть ключ к совершенствованию своих сил и своей природы.

ФИ́КЦИЯ, фикции, ·жен. (·лат. fictio) (·книж. ). Вымысел, выдумка.

Положение, построение, которому ничто не соответствует в действительности, но которым пользуются как допущением с какой-нибудь определенной целью.

⇐ Предыдущая123456

Рекомендуемые страницы:

Т.С. Лапина

АКСИОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ

Признание ценностного характера культуры широко распространено среди философов и культурологов различных направлений. Приведем несколько высказываний наиболее последовательных проводников ее аксиологического толкования. Риккерт предлагал «понимать под культурой совокупность объектов, связанных с общезначимыми ценностями и лелеемых ради этих ценностей …»Л Согласно П. Сорокину, «именно ценность служит основой и фундаментом всякой культуры»2, а существование мира ценностей и значений культурных систем составляет причину и условие «мира социума». Ссылаясь на то понимание культуры, которого в 60-х годах прошлого века придерживался Н. Чавчавадзе, П.С. Гуревич заключает: «Культура по своей сущности и в самом деле ценностна»3. «Путь, по которому должно идти развитие культуры, — подчеркивал Д.С. Лихачев, — мне кажется, ясен .Это прежде всего преимущественное обращение к человеческим ценно-стям»4. С точки зрения Г.П. Выжлецова, «ценности определяют изнутри, из глубин индивидуальной и социальной жизни то, что мы называем культурой народа и общества.»5. Нельзя не согласиться с положением А.Г. Эфендиева о том, что «культура — это способ, метод ценностного освоения действительности»6. По убеждению М.Б. Туровского: «.Ценностный подход органичен в культуре и для культуры.»7. Мнение Ю.М. Смоленцева о том, что «нельзя считать культурным любое внеприродное явление, оно должно нести определенное ценностное содержание»8, заслуживает поддержки. «.Культура не только технологична, но и ценностна.»9, — замечает Т.П. Малькова. Ю.Н. Солонин полагает, что культура — это «метаценность (супер-, сверхценность)», а «ценности — язык философии культуры»10.

Опираясь на подобные положения и собственные интуиции, определим понятие культуры как опыт производства и освоения ценностей людьми. Если рассуждать с точки зрения критериев современного цивилизованного общества, это опыт построения общественного мира согласно «человеческому измерению», но он не существует обособленно и вплетен в «ткань» общественной жизни, в условиях которой далеко не все окультурено и культурно.

Предлагая вышеприведенное сравнительно свежее определение понятия «культура» (хотя и в рамках давно разрабатываемой аксиологической ее интерпретации), продолжим показ того нового, что возможно внести в разработку темы, обозначенной в заглавии статьи. Со времен Античности культура рассматривается философами через противопоставление ее противоположности, под которой понимали разное: то природу (киники, скептики, Руссо), то цивилизацию (Шпенглер и др.), то вечно бурлящую неостановимую жизнь (Зиммель) и т.д. Оставляя в силе отмеченный принцип рассмотрения через противопоставление, надо более точно определить, что же составляет антипод культуры. Считаем несомненной выявленность к настоящему времени в качестве такового антикультуры, которую будем понимать как организованное производство и использование антиценностей в корыстных интересах определенных социальных сил. К ней относятся, например, теневая экономика, оргпреступность, деспотические режимы, манипулирование сознанием масс, тоталитарные религиозные секты. Культура созидательно-деятельностна, тогда как антикультура разруши-тельно-деятельностна, и если антикультура не встречает должного сопротивления, то ею основательно подтачиваются устои общественной жизни. Культура может существовать, только если ее субъекты активно противостоят как естественным разрушительным процессам, так и антикультуре, бескультурью и акультурации.

Дадим определение понятия «философские основания культуры», которое пока отсутствует в культурологической литературе. Руководствуясь пониманием философии как учения о началах, о мировых и родовых формах сущего, природе мирового детерминизма, полагаем, что в предмет философии культуры входят изначальные причины и конечные следствия ее существования11, т.е. такие ее основания, которые, с одной стороны, составляют необходимо обусловливающие ее детерминанты, а с другой — суть явле-

ния и процессы, которые она сама детерминирует, включая факторы ее самодетерминации12. Группируя виды указанных оснований по разделам философии, выделим онтологические, гносеологические, философско-антропологические, социально-философские и аксиологические основания, из которых остановимся на последних.

В зависимости от характера признаваемых критериев оценок социальный субъект аксиологически ранжирует произведенное и содеянное людьми, а также саму человеческую деятельность, выявляя ценности и антиценности, полагая критерии оценивания и сами оценки видом духовных детерминант поведенческой активности. Таким образом, культура представляет собой творение людей и в том смысле, что культуроносная предметность производится созидательной деятельностью человека, и в том, что культура эксплицируется посредством аксиологического освоения людьми их собственной активности и всего окружающего. Освоенная культура -будь она материальной, духовной, социальной или политической -одухотворена ценностным отношением потребителя к ее созданиям и создателям.

Культуроносный опыт утверждается «языком» человеческого признания, и вне достаточно высокой оцененности объект специфического качества, созданный людьми, может лишь потенциально выступать проявлением культуры. Как отмечает П.С. Гуревич, «ценности, которые конституируют культуру, рождаются из недр человеческого бытия»13. То есть массовое признание ценностями определенных человеческих деяний и произведений, а также каких-то форм общественной и личностной жизнедеятельности может явиться результатом довольно длительного и трудного их испытания социально-экзистенциальным опытом людей. Поэтому утвержденное в общественном сознании ценностное отношение к определенной деятельности и объектам — одно из важнейших условий их вовлеченности в культурный оборот: такой деятельности учат, подобные объекты берегут, ими могут восхищаться, их изучают теоретически, если это возможно в принципе, воспроизводят и т.п.

Возможны противоречия: есть качественный объект, но он не ценится субъектом, т.е. объект до конца не освоен и составляет невостребованную ценность. И наоборот — есть ценностное отношение к какому-то объекту, который в действительности не содержит культуроносного качества (мнимая ценность). Наделение ценност-

ным смыслом неценностей и антиценностей влечет выдавание за культуру по существу не окультуренных или антикультурных форм. Так, за личностью и деяниями кровавого диктатора, а также за диктаторским режимом широкие слои населения в стране в течение длительного исторического периода могут признавать величайшую ценность. Обычно в каждый исторический период в качестве объектов приоритетных человеческих устремлений утверждаются и подлинные, и мнимые ценности. Отделение реальных ценностей от мнимых на основе изучения и обобщения опыта проживания жизни поколениями людей предстает трудной задачей, попытки решить которую составляют важный аспект деятельности субъектов духовного производства. И раньше, и сейчас человечество все еще, бывает, приносит жертвы на пути выявления и утверждения ценностей (например, преимуществ демократии перед недемократическими режимами), ибо такой путь пролегает через столкновение интересов различных социальных сил.

Зададимся вопросом о причине возникновения у социальных субъектов потребности в осуществлении ценностного отбора среди видов, способов и результатов человеческой деятельности, что тоже еще не делалось при освещении природы аксиологии культуры. Эту причину составляет общественная потребность в выделении достояния среди произведенного и содеянного людьми. Человечество остро нуждается в выявлении того, что может стать для него опорами в дальнейшей жизнедеятельности и представляет собой позитивные накопления в условиях цивилизации. Ценностный отбор составляет одно из условий общественного прогресса и средство определения содержательного наполнения культуры, которая не сводится к общественному организму в целом и к которой относится ценностное достояние цивилизации.

Культура имманентна выживающему и развивающемуся обществу, тогда как деградирующее общество, наоборот, характеризуется свертыванием и неразвитостью культурных форм в экономической и иных жизнеобеспечительных областях. Для сознательного проведения окультуривания жизни общества требуется заранее определять приоритетные ценности, подлежащие продуцированию и поддержке. Тогда, когда в условиях конкретного общества представления о ценностях достаточно определенны, а ценностные ориентации различных слоев населения сравнительно четко обо-

значены, социальным субъектам легче решать, что среди форм общественной практики утверждать, что, наоборот, подсекать, что из содеянного и произведенного принимать и от чего, напротив, освобождаться.

Значение аксиологических оснований для формирования культуры как бы от обратного подтверждается тем обстоятельством, что в период кризиса культуры ценности размываются, и утрата ценностей характеризует тогда менталитет широких слоев населения. И наоборот, при благодатном выходе страны и нации из кризиса субъекты культуры выполняют ту социально-эвристическую роль, что выносят определенные ценности на передний план общественной жизни в качестве одной из ведущих и спасительных сил14. Как видим, продуцирование и освоение ценностей обладает воистину судьбоносным характером.

Но резонно подчеркнуть, что было бы весьма наивно сводить культуру к механической совокупности достижений и произведенных благ, просто к «инвентаризации». К культуре относятся не только артефакты ценностного характера, но и созидательная деятельность людей, включая освоение уже созданного. Кроме того, надо учитывать постоянную незавершенность в решении вопроса о содержательном наполнении позитивного актива цивилизации. Что считать, что не считать благом, нередко составляет проблему для субъекта, выносимую им обычно в общественное сознание. В ценность может оказаться возведенным недавно осуждаемое, а нечто, только что ценимое, вдруг лишается ореола. Ценности могут «уходить» в полосу исторического забвения, а потом возрождаться, словно птица Феникс из пепла, как произошло, например, с русской религиозной философией Х1Х-ХХ вв., с идеей естественного права в перестроечный период в России. Какими-то поколениями освящается то, что не будет иметь (почти) никакой ценности для других поколений.

Периоды девальвации и переоценки ценностей в истории, как известно, не совсем уж и редкость. Одной из ярких иллюстраций тому является создание в Москве на кладбище Донского монастыря некрополя русской эмиграции, куда в недавнее время были перезахоронены останки белого военачальника А. Деникина, писателя И. Шмелёва, философа И. Ильина, генерала белой армии В. Кап-пеля. Между оценкой и переоценкой иногда проходят века.

Разумеется, существуют непреходящие ценности: великие произведения искусства и технические изобретения, научные открытия, фольклор, аксиомы права и др. Но они каждый раз должны осваиваться в качестве таковых новыми поколениями. Культуру ее субъекты вынуждены то и дело утверждать ввиду постоянного возвышения человеческих потребностей, вступления во взрослую жизнь последующих поколений людей и вследствие появления новых человеческих деяний и произведений. Динамика среди состава признанных культуроносных накоплений обусловлена и тем, что в ходе исторического развития по разным причинам то и дело случается, что культурогенный потенциал того или иного социального явления оказывается скрытым для одного или даже для ряда человеческих поколений. Такими причинами могут быть, например, завоевания одних народов другими, подавляющими культуру первых, исходящие от властей запреты на какие-то формы культуры, несправедливая дискредитация и репрессирование субъектов творчества. Вследствие этого так или иначе в разных регионах Земли в различные периоды происходит реставрация когда-то порушенных ценностей и перевод их из латентного в явное состояние.

В общем, определение состава культуроносного достояния -одна из общественных задач, которую субъекты решают постоянно. Можно поэтому заключить, что культура представляет собой постоянный процесс ее становления, она перманентно проблемна. Эта проблемность культуры, относительность граней между ценностями и неценностями превращают идентификацию культуры в сложный, противоречивый и непрестанно сопровождающий общественную историю процесс, который, следует сказать, вводя новый материал, надо выделять и изучать в качестве относительно самостоятельного в духовной жизни общества и который сам входит в число факторов культуроносного созидания.

Производство, выявление, освоение, хранение, наследование и приумножение ценностей, а также благотворное распоряжение субъектов ценностным достоянием составляют сущностное и инвариантное качество культуры, один из законов ее формирования и функционирования. Роль философии в указанных процессах велика и незаменима уже потому, что именно любомудрием устанавливаются наиболее общие критерии возведения в ценность. К ним, во-первых, относится качественность (как человеческой дея-

тельности, так и того, что создано) с предметной точки зрения, а во-вторых, соответствие произведенного и содеянного «человеческому измерению», т.е. антропофильность. С аксиологических позиций формы человеческой активности и общественной жизнедеятельности либо одобряются, либо забраковываются, т.е. философская рефлексия составляет базовый духовный фактор культуро-генного производства. Светоносные гуманитарии, умеющие прилагать философию к жизни, включают, можно сказать, зеленый свет для культивирования ценностей и накладывают нравственный запрет на производство антиценностей. Несомненна, например, просветительская роль А. Сахарова, А. Солженицына, Д. Лихачёва, В. Астафьева в процессах выявления культурных образцов и развенчании антикультуры в последние десятилетия в России.

Аксиологический подход дает своего рода руководства, позволяя не фетишизировать вредные для здоровья нации традиции и обряды, не выдавать за культуру низкопробные поделки (вроде, например, китча), а также предостерегая от представлений о положительном опыте исключительно на социально узкой и ограниченной основе: классовой, партийной, национальной, клановой и т.д. Истинная культура по социальной направленности общечеловечна, но обычно облачена в особенные формы: цивилизационные, национальные, региональные, профессиональные и иные. Но мысля реально, необходимо учитывать, что способы и средства человеческой деятельности, а также пути решения социальных, экономических, политических и иных общественных проблем не делятся дихотомически на ценностные и антиценностные. Между этими крайностями находятся компромиссы, «меньшее из зол», паллиативы, которые в определенных условиях могут приобретать значение ценностей, хотя и не абсолютных.

Известно, что в культурологической литературе — особенно если авторами являются историки или социальные антропологи -весьма распространено широкое, так называемое дескриптивное понимание культуры, которая предстает в нем в качестве своеобразия конкретно-исторических общественных укладов. С одной стороны, дескриптивное понимание культуры обладает рядом важных достоинств. Одно из них заключается во внимании исследователя к специфическому колориту, неповторимому своеобразию локализованных во времени и пространстве общественных устройств. Ис-

тинный социальный антрополог способен уловить уникальную целостность конкретного социального организма в многообразии его составляющих. При проведении дескриптивного подхода к такому организму выявляются устоявшиеся формы общественного уклада, характеризуются массовые явления, присущие образу жизни нации или народности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С другой стороны, понимание культуры при проведении указанного подхода оказывается не столько оценочным, сколько констатирующим. Не отождествляется ли тогда культурология с социальной антропологией и этнографией? Естественно, что с таких позиций бывает трудно провести грань между культурой и бескультурьем, ценностями и неценностями. Формы устоявшейся на какой-то исторический период социальной деградации (например, всеобщий «одобрямс», директивное планирование, «чистота анкеты» как главный принцип вербовки кадров при «реальном социализме» в СССР) тоже тогда могут быть отнесены к культуре. В таком контексте призыв «нести культуру в массы» теряет смысл, затрудняется постановка вопроса о защите и оберегании культуры. Что же, выходит, некультурно? Получается — отклонения от общепринятых форм жизненного уклада и образцов поведения, от практикующихся критериев социальной оценки. Однако такие отклонения могут складываться в контркультуру.

Согласно принципу дополнительности аксиологическую и дескриптивную трактовки как противоположные надо синтезировать, в процессе чего возможно усилить положительные качества каждой из них и ослабить отрицательные. В частности, ценностный критерий идентификации культуры желательно дополнить критерием стабильности, если иметь в виду устоявшийся характер форм общественного бытия. Многие ценности культуры, чтобы действительно быть таковыми, должны быть прочно укоренены в общественном укладе и менталитете нации, быть надолго принятыми среди форм общения. Синтезировать дескриптивный и аксиологический подходы к культуре можно, выявив общественные явления, которые одновременно представляют собой и ценности, и устоявшиеся формы общественного уклада. Представляется, что в качестве таковых все родовые формы общественной жизни, как-то: субъект-ность, производство, труд, общественные отношения, общественный порядок и управление, образование, духовная жизнь, медицина,

право, нравственность и т.д., и т.п. — относятся к культуре. Они изначально складываются как формы адаптации человека и общества к среде, а также как способы ее освоения и преобразования. Значит, родовые формы общественной жизни — это культурные универсалии, большей частью которых общество владеет с того времени, как становится цивилизованным, и которые представляют собой достояние и накопления человечества в обустройстве людей во Вселенной.

Из вышесказанного следует, что культура обладает «родовитостью». Ведь едва ли можно выделить такие родовые формы общественной жизни, которые в принципе и по существу вредили бы людям и вели их к деградации. Однако антикультурным содержанием могут наполняться их отдельные видовые и подвидовые разновидности. Это, например, агрессивные войны как подвид социальных отношений, необоснованные репрессии как подвид негативных санкций в деле охраны общественного порядка, изуверские и публичные казни как вид социального наказания и способ общественного воспитания. Есть цивилизованный рынок, а есть «дикий» рынок, есть добыча полезных ископаемых, но есть и «золотая лихорадка» со всеми ее уродливыми атрибутами, есть научные эксперименты, но кое-где производятся и антигуманные эксперименты над людьми. Поскольку внимание культуролога и социального антрополога часто бывает обращено в основном на родовые формы в их конкретно-историческом и региональном проявлениях, постольку сближаются аксиологический и дескриптивный подходы к культуре.

* * *

Итак, вследствие того, что основания культуры включают в себя ее изначальные причины и конечные следствия, эти основания составляют общие принципы ее объяснения. Но философия не может остановиться на этапе созерцательности в понимании социального объекта. Принимая во внимание искусственность и рукотвор-ность культуры, еще надо в общем виде показать то, как она производится. Общие принципы ее объяснения либо сами являются также общими и руководящими при этом принципами ее производства, либо тесно сопряжены с ними15. Покажем это применительно к аксиологии.

Одна из потребностей, в ответ на которую формируется культура, — это нужда людей в оцененности процесса и результатов человеческой активности. Необходим тщательный, весьма нелегко дающийся отбор среди того, что и как человек совершает и производит, с целью выявления позитивных накоплений среди составляющих цивилизации. Таков, мы считаем, аксиологический принцип объяснения культуры. А своевременность, выверенность, доказательность оценок, готовность субъекта развернуто раскрыть ценностную природу какого-либо объекта, способность субъекта утвердить в общественном сознании мнение об определенных артефактах и определенной человеческой активности как о ценностях, а также его отстаивать составляют аксиологический принцип производства культуры.

Примечания

1. Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. — СПб., 1911. — С. 62.

2. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. — М., 1992. — С. 429.

3. Гуревич П.С. Философия культуры: Пособие для студентов гуманитарных вузов. — 2-е изд. — М., 1995. — С. 34.

4. Лихачёв Д.С. Книга беспокойств. Статьи, беседы, воспоминания. — М., 1991. -С. 485.

5. Выжлецов Г.П. Аксиология культуры. — СПб., 1996. — С. 65.

6. Эфендиев А.Г. Культура // Основы социологии: Курс лекций. — М., 1994. -Ч. I. — С. 140.

7. Туровский М.Б. Философские основания культурологии. — М., 1997. — С. 134.

8. Смоленцев Ю.М. Гуманизм как принцип культуры // Актуальные проблемы культуры ХХ в. — М., 1993. — С. 6.

9. Малькова Т.П. Культура как система // Культурология. — М., 1993. — С. 32.

11. Философия ведет речь не о конкретно-исторических причинах и следствиях существования каких-то определенных культур, а о причинах и следствиях, заключенных в логике общественной истории — в связях, влекущих выживание и развитие человека.

13. Гуревич П.С. Философия культуры: Пособие для студентов гуманитарных вузов. — 2-е изд. — М., 1995. — С. 286.

14. См.: Выжлецов Г.П. Аксиология культуры. — СПб., 1996. — С. 8, 9, 144-145.

15. См. об этом: Лапина Т.С. Культура как объект философского осмысления // Философия и общество. — М., 2005. — № 3. — С. 71-83.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *