Античная риторика

Метки (тэги, tags):

    античная философияпониманиерациональностьфилософия

Как понималась рациональность в античной философии

Перестройка оснований науки, происходящая в ходе научных революций, приводит к смене типов научной рациональности. Нужно отметить, что рациональность не сводится только к научной. Но так как европейская рациональность уходит корнями в культуру античной Греции, рассмотрим специфику рациональности, рожденной в этой культуре. Скрытым или явным основанием рациональности является признание тождества мышления и бытия.

Само это тождество впервые было открыто греческим философом Парменидом. Отметим сущностные характеристики открытого Парменидом тождества мышления и бытия.

Во-первых, под бытием он понимал не наличную действительность, данную чувствам, а нечто неуничтожимое, единственное, неподвижное, нескончаемое во времени, неделимое, ни в чем не нуждающееся, лишенное чувственных качеств. Бытие — это истинно сущее Единое (Бог, Абсолют).

Поэтому, во-вторых, тождество мышления (ума) и бытия означало способность мышления выходить за пределы чувственного мира и «работать» с идеальными «моделями», которые не совпадают с обыденными житейскими представлениями о мире.

Говоря современным языком, античная рациональность признала возможность умозрительного постижения принципиально ненаблюдаемых объектов, таких как бытие (Парменид), идеи (Платон), Перводвигатель (Аристотель).

Идеальный план деятельности вообще стал в дальнейшем одной из главных характеристик рационального типа отношения к реальности и прежде всего научной рациональности. Открытая греками работа мысли с идеальными объектами заложила основы традиции теоретизма.

В-третьих, эту свою способность «работать» с идеальными моделями мышление может реализовать только в слове. Отсюда в европейской культуре, начиная с античности, повышенное внимание к слову, к его артикуляции. Тождество содержания мысли содержанию бытия предполагает возможность адекватно выразить то и другое содержание в слове. Такая возможность может быть реализована, если слова имеют точное и определенное значение. Рациональное знание нельзя построить с помощью слов, имеющих «размытые» значения. Определенность, точность, однозначность значений слов есть необходимое условие построения рационального знания.

В-четвертых, мышление понималось античными философами как «созерцание, уподобляющее душу Богу», как интеллектуальное озарение, уподобляющее ум человеческий уму божественному. Тезис Парменида «одно и то же — мышление и то, о чем мыслится», не допускал возможности сведения мышления только к логике. Действительно, «то, о чем мыслится» есть Божественное Единое, т.е. одновременно и Истина, и Добро, и Благо, а потому не может быть адекватно (тождественно) постигнуто и выражено с помощью только логических процедур. Парменид наделил мысль космическими масштабами. В-пятых, основная функция разума усматривалась в познании целевой причины. Только разуму доступны понятия цели, блага, наилучшего. Признание целевой причины вносило смысл в природу, которая рассматривалась как нечто целостное, включающее в себя объективную целесообразность. Разум, как высшая познавательная способность человека, был ориентирован прежде всего на понимание целесообразности природных явлений в их целостном единстве.

Становление русской риторики

В Средние века европейские риторические идеи через Польшу и Украину проникли в Россию. Развитие русской риторики приобрело особое значение в истории нормализации русского литературного языка, в становлении реальных социально-коммуникативных форм общения между россиянами.

На Руси красноречие называлось вещанием, которое развивалось в основном на народных собраниях – вече.

Кроме вещания развивались и такие виды красноречия, как торжественная (или достохвальная), военная и дипломатическая речи.

Основой древнерусского красноречия были народные традиции, а с принятием христианства в 988 г. – византийские и южнославянские образцы. До нас дошли некоторые тексты, которые свидетельствуют о высокой культуре устной речи. Старинному русскому красноречию были присущи такие традиции, как высокое уважение к словесному мастерству, нравственно- поучительный пафос, вера в то, что дар слова – великая добродетель, Божий дар; кротость, смирение в публичной речи и беседе, высокий эмоциональный накал обращений и призывов, полное отсутствие подобострастия и лести.

Первые русские руководства по риторике написаны епископом Макарием (1617–1619 гг.), М.И. Усачевым (1699 г.), Феофаном Прокоповичем (два сочинения – «De arte poetica» (1705 г.), «De arte rhetorica» (1706 г.). Их учебники риторики использовались в школах, открываемых при церквях, и для обучения будущих церковнослужителей, в частности в Киевской духовной семинарии. В XVII–XVIII вв., с общим развитием культуры и науки, широкое распространение получила и риторика. Одними из самых ярких представителей риторической традиции того времени стал Прототоп Аввакум (1612–1682 гг.). Аввакум был идеологом и вождем движения старообрядцев на Руси. О «слове» Аввакума мы узнаем из его произведения «Житие» и из переписки его с боярыней Морозовой.

Становление риторики как научной дисциплины не отделимо от имени М.В. Ломоносова – автора «Краткого руководства к красноречию» (1748 г.), дважды переиздававшегося при его жизни (1759, 1765 гг.). В этом труде представлен свод правил, которым предлагалось следовать в устных и письменных произведениях на государственные, общественные и религиозно- философские темы. Риторика Ломоносова сыграла положительную роль в дальнейшем развитии русского ораторского искусства. Ломоносов соединил риторику с русским языком, с русской традицией, сделал ее русской наукой. В последующий период так и не появилось труда, по научным достоинствам равного Ломоносовскому.

В конце XVIII – начале XIX веков сложилась риторическая школа российских академиков, а затем и университетская школа красноречия. Наиболее значительные риторики этого времени связаны с именами академиков М.М. Сперанского, А.С. Никольского, И.С. Рижского.

Риторика Сперанского была написана в 1792 г., а опубликована в 1844 г. под названием «Правила высшего красноречия». Книга посвящена искусству церковной проповеди. Выдающейся для своего времени следует признать риторику академика Рижского. Его «Опыт риторики» вышел свет в 1796 г. И переиздавался еще несколько раз. Особое место в этой книге занимали вопросы чистоты и правильности русской речи.

В истории развития русской риторики период первой половины XIX в. оказался наиболее продуктивным. Под влиянием реформы Н.М. Карамзина, ориентированной на сближение с европейской традицией, происходило становление новой стилистической концепции литературного языка. Это отразилось во взглядах на риторику в трудах Н.Ф. Кошанского, А.Ф. Мерзлякова, А.И. Галича, К. Зеленецкого и др. Именно на этот период приходится не менее 16-и руководств по риторике, и именно этот период называют «золотым веком русской риторики».

Особые импульсы развитию риторических идей в России были даны в 60-е гг. XIX века, когда проходило становление и формирование судебного красноречия, чему способствовала судебная реформа 1864 г. О теории русского судебного красноречия писали К. Арсеньев, А.Ф. Кони, Б. Глинский, П. Сергеич, Ф.Н. Плевако.

В первые годы советской власти наблюдался подъем и интерес к устному слову. В 1918 г. был даже создан Институт живого слова, однако он просуществовал недолго. Содержание и форма, необходимые риторике, подменялись революционной страстностью и убежденностью оратора.

В целом искусство публичного слова в XX в. в России связано с развитием академического красноречия.

Интенсивная разработка проблем отечественного красноречия в последние годы связана с тем, что вновь появляется заказ общества на мыслящего и говорящего человека. Особое внимание уделяется речи убеждающей и диалогическим формам общения.

Древние греки почти во всем опережали другие народности того времени на этапе развития. Неудивительно, что возникновение и становление риторики произошло именно в Древней Греции.

Во времена античности проявилась любовь к красивому слову и стало цениться умение выступить публично. Так и появился новый вид искусства, а в последствии, наука – риторика.

История возникновения

Возникла риторика в 5м веке до нашей эры. Эмпедоклон, со слов Аристотеля, считается изобретателем нового вида искусства. А первая работа в риторике – это трактат ученика Эмпедоклона – Коракса.

К сожалению, трактат не сохранился до наших дней, о его содержании стало известно из трудов древних писателей. Коракс был судебным адвокатом, пребывал в любимчиках у сиракузского тирана Герона.

Он первым сформулировал определение риторике: ” Красноречие есть работница убеждения «. На этом он не остановился и определил композицию ораторской речи, которая используется и в наши дни, разделив ее на основные части:

  1. Вступление.
  2. Предложение.
  3. Изложение.
  4. Доказательство – борьба.
  5. Заключение.

Коракс высказал мнение (и придерживался его), что цель оратора состоит не в раскрытии истины, а в четкости и убедительности речи при помощи софизмов ( заведомо ложных умозаключений ).

Основоположники

Следующим основоположником риторики считается ученик Коракса – Лисий. Он продолжал развивать, как и его учитель, систему софистических доказательств.

Особенно восхвалял «крокодилит ” (логический парадокс ) своего учителя. У него тоже были ученики. Частью методики преподавания было заучивание наизусть отрывков из прославившихся речей известных публичных людей.

Одним из его учеников был Горгий Леонтийский. Он пошел дальше своего учителя. Смог в своих речах убедительно перевернуть истинное. Например:

  • выдать старое за новое, а новое – за старое;
  • об одной и той же веще высказать абсолютно противоречивые взгляды.

Горгий был уверен, что не истина – главное, а вероятное. У него были ученики и последователи. Методика его преподавания не отличалась от методики Лисия, своего учителя – заучивание наизусть отрывков из произведений или речей лучших ораторов.

В наследие от него осталась интересная работа – трактат «О приличном случаю”. В нем Горгий учит как серьезные доводы можно уничтожить насмешкой, а на насмешку ответить с достоинством.

Из школы Горга вышли известные миру ораторы: Пол, Агригентский, Ликимний, Фрасимах, Эвен, Федор Византийский, Протагор, Продик, Исократ.

Следующими известными именами для истории в области риторики стали: Аристотель, Цицерон, Квинтилиан.

Значение античной риторики для мировой культуры

Зародилась и развивалась риторика в Древней Греции, потом ее учение вышло за пределы страны и перекинулось в Древний Рим, затем – в западную Европу, дальше – в восточную Европу, к славянам.

Скажем больше, ораторское искусство не потеряло своей актуальности и в наши дни. На протяжении всего развития человечества изучались и изучаются труды древних ораторов.

Талант убеждения и мастерство ораторского искусства было и есть востребованным во все времена и в любой точке мира на Земле.

  • Работы мастеров античной риторики были и есть предметом споров и восхищений.
  • Они стали фундаментом зарождения новых наук: философии, логики, лингвистики, функциональной стилистики, культуры речи.
  • Изучаются в ВУЗах на факультетах философии, лингвистики, психологии и юриспруденции;
  • Риторика стала частью качественного гуманитарного образования.
  • Большой популярностью пользуются курсы красноречия, которые способствуют приобретению навыков убеждения, повышению самооценки отдельного человека, излечиванию от ” косноязычия”.

Риторика Древней Греции

Период зарождения искусства риторики приходится на период Афинской демократии.

Послужило этому то, что гражданин, который обращался в суд, должен был сам выстроить свою речь для защиты или обвинения. Именно умение формулировать свои мысли, убедительно объяснять и доказывать, влияло на результат решения данного суда.

В то время так ценилось владение ораторским искусством, что позволяло сделать блестящую политическую карьеру. Потому как в управлении государством имело огромное значение мнение Народного собрания и Совета пятисот.

Создателями искусства риторики считаются софисты, которые не особо обладали морально-этическими принципами. Зато у них был талант красноречия и умение управлять, манипулировать сознанием толпы.

Основоположником высокой риторики стал Сократ. Он считал, что софисты умышленно пользуются ложным рассуждением, и стал ярым противником их учений.

За основу своего учения он взял оперирование истинными понятиями и логическими доказательствами в споре. Был уверен, что именно это обеспечит настоящую победу.

Аристотель внес огромный вклад в развитие риторики тем, что систематизировал имеющиеся на то время знания. Один из его трудов – трактат ” Риторика «, состоящий из 3х книг.

Аристотель вывел основные законы риторики, которые являются и на сегодняшний день основополагающими для любого оратора публичных выступлений.

Интересен для истории Демосфен – ученик Сократа и Платона. Он имел косноязычее и страх перед толпой. Однако, сумел преодолеть эти препятствия, благодаря своей целеустремленности и упорству.

Его примитивная методика борьбы с козноязычеем применяется до сих пор у учащихся красивому слову. Это – камешки во рту.

В период средневековья интерес к риторике ослабевает и возобновляется с новой силой уже в 19м веке. Огромный вклад в ее развитие внесли наши соотечественники: М. В. Ломоносов, М. Монтель.

Пример ораторского таланта – Л. Троцкий. В наши дни риторика продолжает свое развитие, постоянно обращаясь к трудам мастеров ораторского искусства Древней Греции.

Риторика непосредственно связана с языком, это наука о речи и общении людей; но родилась она в среде философов, из диалектики — науки убеждения и доказательства, в известной в античном мире школе софистов. И автором первого систематизированного курса риторики считается Горгий — ученик Коракса из Сицилии (V в. до н. э).

Софисты не представляли собой единой идеологической или политической группы, это были странствующие философы, обучавшие за плату искусству спора, доказательства, красноречию, хорошему слогу, мудрости (в переводе с древнегреческого софист — «мудрец»). Софисты обращались к проблемам этики, политики, призывали изучать человека, его сильные и слабые стороны, разум, приемы логики. Последние они доводили до совершенства.

Однако софисты еще с античных времен заслужили репутацию «лжемудрецов», людей без устойчивых моральных принципов, подчас просто ловкачей в споре, хитрых спорщиков. Поскольку софисты были несомненными прагматиками в жизненных ситуациях, их учением и особенно их практикой в дальнейшем историческом развитии риторики воспользовались те социальные группы, которым не чужда была прагматика, житейские интересы, меркантильность, эгоистические побуждения. Альтруизм, справедливость себе в ущерб не привлекали софистов.

Черты риторического идеала софистов следующие.
1. Софисты допускали использование эристики, т. е. любых средств для достижения своей цели, для победы в споре. Эристические средства, приемы разрешались во всех видах ораторства, художественной литературе, пропаганде, а в наши дни ими не брезгует массовая информация и особенно — реклама. Следовательно, каждый читатель, слушатель, собеседник нуждается в защите: ему необходимо уметь различать эристические приемы.

Однако эристика подвергалась запрету даже со стороны греческих софистов в некоторых риторических ситуациях: была запрещена ложная молва, т. е. сплетня, запрещались слухи (но как с ними бороться?), запрещались интрига, ложная проповедь — ересь.

Софисты отмежевывались от клеветы, лжесвидетельства, от подчеркивания физических недостатков противника, его прошлых неудач, особенно в семейной жизни, и иных подлостей.

Известно, что распространение ложных слухов, клевета — излюбленное оружие холодной войны и беспринципной политики:
виноваты в этом не софисты. Но, к сожалению, из их общей позиции может быть выведено признание всего этого коварства. Ведь сплетни, слухи, клевета (в современном понимании — «компромат») направлены против личности, пачкают доброе имя, лишают человека душевного равновесия, толкают на необдуманные шаги, что, разумеется, радует клеветника.

Эристические средства в цивилизованных странах запрещены законом, но их опасность в том, что бывает очень трудно доказать, например, источник молвы, слухов. Многие приемы опорочивания противника, его унижения, разные уловки и хитрости (софизмы) юридически переданы в сферу совести каждого индивида, на суд общественности.

2. Софистическая норма допускает и такие приемы, как чрезмерное восхваление одних лиц и охаивание других, необъективный подбор фактов, гипноз прославленных имен, расчет на некомпетентность слушателей, на их неспособность следить за речью высококвалифицированного противника, на некоторые низменные порывы неподготовленных людей.

Выше уже отмечалось, что в «Риторике» Аристотеля есть пространное рассуждение о праве квалифицированного оратора выступать «на равных» перед неподготовленной публикой: у Аристотеля возникали сомнения по поводу такого права. У софистов же сомнений не было.

3. Наиболее известные софистические приемы — это уловки (софизмы): не следует думать, что это ложь. Софизмы содержали какую-либо малозаметную логическую ошибку, приводящую к ложному выводу, иногда — к абсурду. Рассмотрим два классических примера.

«Ты имеешь то, что не потерял?» Медленно соображающий собеседник: «Да, разумеется». — «Значит ты рогат». Софизм построен на семантической несоотнесенности слов иметь и терять: ведь потерять можно только то, что у тебя есть.

Ахиллес никогда не догонит черепаху: черепаха подходит к точке А, но пока быстроногий Ахиллес достигнет точки А, черепаха будет уже в точке Б, и так далее. Ахиллес будет приближаться к черепахе, но не опередит ее. Уловка здесь в том, что решающий задачу мыслит дискретно, тогда как движение и Ахиллеса, и черепахи — непрерывно, хотя и имеет разные скорости.

Эффект софизмов состоит в том, чтобы в споре, в рассуждении поставить собеседника в неловкое положение, запутать его мысль, разрубить логическую линию доказательств.

В наше время софистическая риторика взяла на свое вооружение некоторые весьма распространенные научные учения, сближающие психику человека и животных. Так, учение 3. Фрейда о психоанализе в качестве единственного стимула поступков человека определяет либидо — половое влечение. Согласно философскому учению Ф. Ницше, воздействовать на человека можно либо страхом, либо ожиданием награды, т. е. корыстью. Таков инструментарий «воли к власти», и на этом пути допустимы все средства — и соблазн, и запугивание, и подкуп. Софисты Древней Греции и не помышляли о таком падении.

Если отбросить некоторые этически недопустимые методы, то следует признать определенные заслуги софистического направления в риторике. Оно внесло вклад в развитие теории и практики диалога, полемики, аргументации, доказательства, ориентировало риторику на житейские ситуации, внесло элемент прагматики. Софисты разрабатывали конкретные риторические приемы, много сделали для связей риторики с логикой. Они понимали необходимость остроумия, находчивости и юмора в общении, красноречии, социальной сфере.

Возможно, прав был французский писатель-моралист Франсуа де Ларошфуко (XVII в.), который написал в «Максимах»: «Язык нам дан для того, чтобы скрывать свои мысли».

Считается, что риторика возникла в V веке до н. э. на Сицилии, когда была свергнута сиракузская тирания и люди столкнулись с необходимостью вести множество споров и тяжб, которые требовали умения убеждать. Среди первых наиболее ярких риторов можно называть Горгия (483-367 гг. до н. э.), которого иногда называют основателем риторики. Этот статус, приписываемый Горгию, достаточно сомнителен, поскольку нам известно, что Горгий был учеником Лисия — сиракузского оратора, который основал собственную школу, а сам Лисий был учеником Коракса. Согласно древним представлениям, риторика была дана людям Меркурием по приказу Юпитера.

Возникновение риторики тесно связано с греческой цивилизацией. Сам термин «риторика» — греческого происхождения: он восходит к слову «rhetor», греческому названию оратора, от которого и было образовано слово «rhetorike» — «искусство создания и произнесения речи». Кстати, и по-русски слово «риторика» раньше нередко писалось иначе, ближе к греческому оригиналу — «реторика».

Возникновение риторики тесно связано с деятельностью софистов — древнегреческих философов, которые известны прежде всего тем, что полагали, будто доказать можно что угодно, главное — выбрать правильные средства доказательства. Это широкое понимание убеждения, которое включает в себя и манипулирование сознанием, использование неправильных и/или недопустимых способов доказательства, впоследствии было подвергнуто суровой критике. И не без оснований. Однако эта особенность зарождения риторики очень важна. По-видимому, именно из-за этого практически на всем протяжении истории этой дисциплины за риторикой сохранялась репутация не совсем «честного» инструмента. По крайней мере, такое мнение можно было встретить у некоторых крупных культурных деятелей в любой период европейской истории. Хотя риторика достаточно быстро освободилась от этого морально сомнительного груза, особенности ее рождения (так сказать, «родовая травма») наложили отпечаток на ее дальнейшее существование.

Чтобы лучше понять, в чем состояла эта первоначальная установка ранних риторов, приведем в качестве примера известный силлогизм «Рога», который приписывается одному из софистов (силлогизмом условно можно называть рассуждение, построенное по определенным правилам, однако что это за правила, мы скажем в соответствующей главе раздела «Инвенция»):
Все, что ты не потерял, ты имеешь. Ты не потерял рога. Следовательно, у тебя есть рога.

Ошибочность этого рассуждения очевидна, однако опровергнуть его не так просто: оно построено в соответствии с логическими законами (хотя и нарушает другие законы логики). Ради справедливости здесь надо отметить один важный момент. Возможно, в том, что такие рассуждения рассматривались как вполне допустимые, тоже была необходимость. По крайней мере, сначала необходимо узнать, какие способы доказательства существуют (именно это сделали софисты), чтобы потом отобрать из них те, которые действительно приемлемы (именно это сделали их критики).

Впрочем, нельзя сказать, что софисты были плохими ораторами и не могли убеждать, используя более приемлемые средства. С этой точки зрения любопытным представляется следующая история из жизни Протагора — одного из наиболее ярких представителей этого движения. Протагор учил одного молодого человека искусству убеждения бесплатно; за обучение он должен был заплатить только в том случае, если выиграет в суде свою первую тяжбу (условие, кстати, вполне разумное). Когда по окончании обучения Протагор вдруг потребовал плату и стал угрожать судом, справедливо указав, что если он, Протагор, выиграет дело, то ученик будет обязан ему заплатить по решению суда; если же он проиграет, то это будет первая успешная тяжба его ученика, а следовательно, ученик должен будет ему заплатить. На это ученик возразил ему, что если Протагор выиграет дело, то он сможет отказаться от уплаты в силу заключенного соглашения (ведь он проиграет свое первое дело); если же он выиграет это дело, то сможет не платить за обучение по решению суда. Протагор, как сообщается в источниках, совсем отказался от платы.

Для софистов вообще характерна такая ориентация на блестящие, остроумные ответы. Во многом именно вследствие этого софисты получили множество достаточно нелестных характеристик, примером которой может служить следующая: «Этим именем обозначается основанное на мнении лицемерное подражание искусству, запутывающему другого в противоречиях, подражание, принадлежащее к части изобразительного искусства, творящего призраки и с помощью речей выделяющего в творчестве не божественную, а человеческую часть фокусничества: кто сочтет полного софиста происходящим из этой плоти и крови, тот, кажется, выразится вполне справедливо» (Платон, диалог «Софист»).

Тем не менее роль софистов была достаточно важной. А все дело в том, что они первыми решились поставить под сомнение то, что все остальные принимали на веру. С этой точки зрения их влияние на культуру в целом было огромным. Более того, если бы не софисты, видимо, философы вообще не открыли бы такого явления, как истина. И действительно, если бы не было обнаружено, что под сомнение можно поставить все без исключения, то нельзя было бы увидеть и того, что какие-то вещи в действительности нельзя отрицать!

Важную роль в становлении риторики сыграл древнегреческий философ Платон, хотя его влияние не было однозначным. Модель сократического диалога, то есть диалога, в котором участники при помощи умело поставленных вопросов ищут истину, оказала очень большое влияние на становление риторики. В отличие от традиционного понимания риторики как искусства убеждать, идеал Платона, отразившийся в образе Сократа из его диалогов, состоял не только в убеждении, то есть одностороннем процессе воздействия на слушающего, но и в поиске истины. Утверждение Платона о том, что нельзя овладеть искусством красноречия, не познав истины, очень важно дли риторики — и не только с теоретической, но и с практической точки зрения. По крайней мере, это утверждение позволяет выявить особую перспективу в разработке речи и преподнесении ее слушателям: уже одно то, что оратор показывает в своей речи не готовый результат, а процесс его нахождения, проводя слушателей по тому пути, который он проделал сам, делает речь гораздо более убедительной.

Тем не менее в концепции Платона и в том, как она отразилась в его деятельности, были и негативные аспекты. Остановимся на них подробнее.

Платон очень негативно относился к софистам и софистической риторике, противопоставляя ей диалектику — особое средство поиска истины. Именно Платон поставил под сомнение моральные основы, на которых базировалась риторика софистов. Крайне распространенное в наши дни мнение о том, что наследие софистов недопустимо использовать, — это во многом результат стараний Платона.

Критика софистов, предпринятая Платоном, не кажется особенно обоснованной, поскольку вряд ли является объективной и совершенно непредвзятой, лишенной эмоциональности, которая, как известно, с истиной далеко не всегда совместима. В качестве аргумента приведем мнение крупного философа XX века Бертрана Рассела, который в «Истории западной философии», на наш взгляд, сумел поставить точку в этом вечно продолжающемся споре между софистами и Платоном. Выдержка эта достаточно велика, но очень показательна:

«До некоторой степени — хотя нельзя сказать, сколь велико значение этого обстоятельства, — ненависть, которую вызывали к себе софисты не только у широкой публики, но и у Платона и последующих философов, была обязана своим существованием их интеллектуальной честности. Преследование истины, когда оно ведется искренне, должно игнорировать моральные соображения. Мы не можем знать заранее, чем окажется истина по отношению к тому, что в данном обществе мыслится поучительным. Софисты были готовы следовать за доказательством, куда бы оно их ни вело. Часто это приводило их к скептицизму. Один из софистов, Горгий, утверждал, что ничего не существует, а если что-либо и существует, то оно непознаваемо, и даже если существует и познаваемо для кого-либо одного, то он не может передать свое знание другим. Мы не знаем, каковы были доводы Горгия, но я могу хорошо себе представить, что они имели логическую силу, которая заставляла противников Горгия искать убежище в наставлениях. Платон всегда старался проводить взгляды, которые, как он думал, сделают людей добродетельными. Едва ли Платон был когда-нибудь интеллектуально честен, потому что он всегда оценивал доктрины по их социальному значению. Но даже и в этом он не был честен, так как претендовал на то, что следовал доводам и судил на основании чисто теоретических критериев, тогда как фактически направлял спор таким образом, чтобы последний приводил в результате к добродетели. Платон ввел этот порок в философию, где он с тех пор и продолжает существовать. Характер его диалогов определяется, по-видимому, в основном его враждебностью к софистам. Одним из недостатков всех философов со времени Платона было то, что их исследования в области этики исходили из предположения, что им уже известны те заключения, к которым они должны только еще прийти».

Разве софисты были не правы, утверждая, что истинно то, что человек считает истинным? Это может вызывать неприятие только тогда, когда мы сталкиваемся с тем, что нам представляется как предрассудок, глупость или необразованность. Но как быть с нашими собственными убеждениями? Почему мы берем на себя право утверждать, что наша точка зрения правильна, тогда как все другие — нет? Это, по крайней мере, необходимо доказать, но Платон не сделал этого. Наши убеждения истинны, поскольку кажутся нам таковыми, — в обратном случае они не были бы убеждениями. И точно так же, как трудно убедить «глупца», трудно изменить свои собственные «истины».

Эта оценка заслуживает внимания уже хотя бы потому, что диалоги Платона — это, в конечном счете, инсценировки поиска истины, а не поиск истины. Платон не был стенографом, а потому он придумывает спор, выставляя тем самым вымышленный образ Сократа как идеального диалектика. Истина, к которой Сократ якобы приходит в процессе беседы с другими людьми, на самом деле была известна Платону заранее. Фактически форма беседы, спора — это и есть уловка, мало чем отличающаяся от софизмов, а возможно, даже более изощренная. Конечно, заблуждения участников этих диалогов вполне правдоподобны, однако это не реальные убеждения, которые могут стать препятствием, а всего лишь основания для того, чтобы ввести мысль, которая Платону кажется правильной. Убежденность в существовании конечной истины — это всегда субъективная убежденность. Платон отверг вполне продуктивное представление софистов о том, что убеждений может быть столько же, сколько существует людей, — представление, которое очень важно дли риторической практики.

Особый этап развития риторики справедливо связывают с именем Аристотеля (384-322 гг. до н. э.) — древнегреческого философа, логика и ритора. Среди его работ, имеющих непосредственное отношение к риторике, следует называть трактаты «Риторика», «Топика» и «О софистических опровержениях».

Аристотелю удалось реабилитировать риторику, исключив использование риторики, связанное с манипулированием сознанием, при помощи указания на то, что риторика должна пользоваться только допустимыми средствами убеждения. Наследие софистов (несмотря на содержавшееся в них рациональное зерно) нуждалось в такой кардинальной переработке, в отсеивании того, что не может использоваться при доказательстве своей точки зрения.

Еще одно важное достижение Аристотеля — это открытие собственно риторических доказательств. По мнению Аристотеля, оратор должен опираться на логику, однако не должен забывать и о ценностной и психологической стороне убеждения. Все это нашло отражение в противопоставлении логоса, этоса и пафоса. В силу важности психологических доводов не случайным, например, является то, что значительная часть «Риторики» посвящена анализу разных типов аудитории: Аристотель оправданно связывает, например, с возрастом слушателей их особенности, которые оратор должен учитывать при создании речи.

Следующий этап развития античной риторики — это период эллинизма. Античная Греция постепенно утрачивает свое господствующее положение, и в центре античного мира оказывается Древний Рим. Хотя римская культура достигла огромных высот, ради справедливости необходимо отметить, что без греческого влияния это было бы невозможно. Не зря этот период называют эллинизмом: культурные достижения Древней Греции были быстро усвоены Древним Римом.

Усвоение риторики римской культурой было закономерным, тем более что Рим в первые века своего существования был республикой, то есть демократическим государством. Риторика проникает туда достаточно рано: уже в I веке до н. э. создается риторика «К Герению», которую иногда приписывают Цицерону.

Одна из наиболее ярких фигур в риторике этого времени — это, несомненно, Марк Туллий Цицерон (106¬43 гг. до н. э.). Помимо большого количества речей, которые до настоящего времени могут служить прекрасными образцами для других ораторов, до нас дошли теоретические сочинения Цицерона, посвященные ораторскому искусству: «Об ораторе», «Брут (О знаменитых ораторах)», «Оратор», «О наилучшем роде ораторов».

Цицерон огромное внимание уделял тому, что любой оратор должен быть разносторонне развитым человеком: «Оратор должен соединить в себе тонкость диалектика, мысль философа, язык поэта, память юрисконсульта, голос трагика и, наконец, грацию и жесты великих актеров».

Постепенное превращение Рима в империю, в которой император обладал неограниченной властью, оказало огромное влияние на риторику. Именно эти обстоятельства, по-видимому, привели к тому, что появилось новое понимание риторики: риторика стала рассматриваться не как искусство убеждать, а как искусство хорошо говорить. Наиболее полно такое понимание риторики нашло выражение у Марка Фабия Квинтилиана (36-100 гг. н. э.) Квинтилиан был создателем первой государственной школы риторики; его перу принадлежит трактат «Образование оратора, или Марка Фабия Квинтилиана. Двенадцать книг риторических наставлений».

С именем Квинтиллиана связано несколько важных изменений в отношении к риторике; некоторые из них — а возможно, и все — следует считать для нее роковыми (хотя не исключено, что именно благодаря Квинтилиану риторика выжила в более поздние эпохи).

Во-первых, как уже указывалось, именно Квинтилиан первым предложил понимание риторики как искусства хорошо говорить. Как видно из этого определения, риторика уже не связывалась им с публичной коммуникацией, которая требует эффективного убеждения. Главная задача оратора — создавать прекрасное выражение для своих мыслей, делать из своей деятельности искусство, которое по достоинству может оценить только специалист. Теперь сфера деятельности оратора существенно расширяется и, к сожалению, теряет связь с убеждением. Риторика выходит за пределы общественной жизни, становится средством услаждения и тем самым сближается с художественной литературой (хотя Аристотель, например, очень четко разделял художественную литературу и риторику, которым он посвятил два разных трактата — «Поэтику» и «Риторику»).

Во-вторых, возможно, что именно изменениями в политической жизни, спровоцировавшими изменение в отношении к риторике, обусловлен и расцвет в изучении фигур мысли и словесных фигур. В частности, Квинтиллиан в «Двенадцати книгах риторических наставлений» целых две части посвящает очень подробной классификации средств повышения изобразительности и выразительности речи. Это направление для развития риторической теории оказалось очень живучим: начиная с эпохи Средневековья и вплоть до XIX века, а также в XX веке изучение образных речевых средств было едва ли не единственной активно развивавшейся частью риторики.

Наконец, в-третьих, именно в риторике Квинтилиана можно видеть первое проявление длительного процесса «вырождения» риторики — ее превращения их эффективного средства общественной борьбы в школьную дисциплину. Так, Цицерон полагал, что оратор по-настоящему формируется на форуме, то есть в гуще общественной жизни; Квинтилиан считал, что естественная среда формирования оратора — это не форум, а риторическая школа.

Скорее всего, эти идеи Квинтилиана были проявлением более глубокого процесса — процесса превращения риторики в нормативную дисциплину, следовать требованиям которой было обязательно.

В заключение этого очерка истории риторики в античности необходимо отметить, что риторика занимала очень важное место в культурной жизни древних обществ. И дело не только в том, что она обслуживала нужды, связанные с публичной коммуникацией. Риторика была обязательной дисциплиной при обучении детей: она, наряду с грамматикой и диалектикой (логикой), входила в состав тривия — набора обязательных дисциплин, которые преподавались в школах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *