Аполлинария

В Википедии есть страница «Аполлинария».

Русский

Морфологические и синтаксические свойства

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. Аполлина́рия Аполлина́рии
Р. Аполлина́рии Аполлина́рий
Д. Аполлина́рии Аполлина́риям
В. Аполлина́рию Аполлина́рий
Тв. Аполлина́рией
Аполлина́риею
Аполлина́риями
Пр. Аполлина́рии Аполлина́риях

А·пол-ли-на́-ри·я

Существительное, одушевлённое, женский род, 1-е склонение (тип склонения 7a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: —.

Имя собственное.

Произношение

  • МФА:

Семантические свойства

Значение

  1. женское имя ◆ Меня зовут Аполлинария

Синонимы

Антонимы

Гиперонимы

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • имена собственные: Аполлинарий

Этимология

Женское от Аполлинарий.

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    • Латинская транслитерация в российском загранпаспорте — ]

    Иноязычные аналоги

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить описание морфемного состава с помощью {{морфо-ru}}
      • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить хотя бы один перевод для каждого значения в секцию «Перевод»

      Дата публикации или обновления 01.05.2017

    • К оглавлению: Православный словарь.
    • А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

      Аполлинария ересь

      Аполлинария ересь — учение 2-й пол. 4 в., согласно которому Сын Божий, воплотившись, принял не полное человеческое естество, но только тело и душу, ум же человеческий в Нем заменился умом Божественным, поскольку «где полный человек, там и грех…

      Если бы Господь принял все естество человека, то, без сомнения, имел бы и человеческие помыслы; в человеческих же помыслах невозможно не быть греху».

      Основатель ереси еп. Лаодикийский Аполлинарий был одним из выдающихся богословов своего времени, близким к Афанасию Александрийскому и Василию Великому, который в числе первых распознал ересь в его взглядах и потребовал ее осуждения, что и совершилось на нескольких соборах (в том числе и 2-м Вселенским в Константинополе).

      По учению Церкви, Бог во Христе соединился со всем человеком, чтобы всего его спасти, ничто в человеке не может остаться не обоженным – ни тело, ни душа, ни ум.

      Сам Аполлинарий со своими последователями выделился из Церкви в особую общину, к которая одно время пользовалась популярностью на Востоке.

      А
      Авва Авель Аве Мария Адамова глава Аксиос Апостол Автокефальная (или Поместная) Церковь Автономная Церковь Агапа Агиасма Агиография Агнец Божий Агнец евхаристический Ад Адам Адвентисты Академия Духовная Акафист Акривия Александрийская Православная Церковь Аллилуарий Аллилуиа Алтарник, пономарь Алтарь Амвон Аминь Ампир Аналав Аналой Анастасийцы Анафема Анафора Ангел Ангел Великого Совета Ангел-хранитель Англиканская церковь Андреево стояние Андреевский крест Антидор Антиминс Антипасха Антифон Антихрист Апокатастасис Апокрифы Аполлинария ересь Апологетика Апологеты Апостасия Апостол Богослужебная книга Апостолы Апостольник Апофатическое (отрицательное) богословие Апсида Арамейский язык Арианство Артос Архангелы Археология библейская Архидиакон Архиепископ Архиерей Архиерейское седалище Архимандрит Архипастырь Архистратиг Аскет Аскетизм Ассист Атеизм Афон
      Православный словарь

      Значение и характеристика имени Аполлинария

      Аполлинария отзывчивая, ответственная, добрая, дисциплинированная, обязательная, хозяйственная и заботливая женщина. Она чувствительна и очень ранима. Однако ее самолюбие нельзя задевать, так как в этом случае она становится суровой и жесткой и отстаивает свои интересы твердо и непреклонно.

      Аполлинария интеллигентна, красива и аккуратна. Она всегда изящно одета, грациозна и улыбчива. Аполлинария привлекательная, доброжелательная и умеющая нравиться людям женщина. Она проста и приятна в общении, поэтому всегда окружена друзьями, которым она помогает при необходимости.

      Одной из отрицательных черт характера Аполлинарии может стать неадекватная реакция на критику в ее адрес, когда любое замечание может быть воспринято ею как оскорбление. Она обидчива, своенравна и импульсивна, не слушает советов окружающих и может принимать серьезные решения, не проанализировав ситуацию.

      Аполлинария трудолюбива и исполнительна. Она может стать педагогом, психологом, парикмахером или стилистом. Из нее выйдет хороший журналист или рекламным агент. Она интеллектуальна и образованна и вполне может сделать карьеру в области науки. Она обладает незаурядными деловыми качествами и умеет упорно трудиться. Иногда эта женщина может выбрать мужскую специальность и стать, например, летчиком или сотрудником полиции. Для Аполлинарии одинаковую важность имеют карьера и семья, поэтому карьерных высот она достигает редко. Но она великолепно сочетает работу и домашние обязанности. В коллективе ее любят, а руководство ценит.

      Аполлинария — нежная, ласковая и верная женщина. Ее приоритетом в семейной жизни являются отношения, основанные на взаимном уважении, любви и полном доверии. Она становится любящей матерью, заботливой женой и настоящим другом своему мужу. Измену она не сможет простить. Дом Аполлинарии блещет чистотой, в нем уютно и хорошо всем членам семьи, которые всегда охвачены ее заботой и вниманием.

      Христологические споры.

      Споры ο двух природах во Христе оказались догматической болезнью еще более тяжкой, чем затяжные арианские смуты, завершившие трехсотлетний период споров триадологических. Таких же три новых столетия понадобились древней, главным образом восточной, церкви для изживания поднявшихся и никак не улегавшихся споров ο двух природах в Богочеловеке. После победы над арианским богословием оно исчезло с поля истории. Ни одной упорствующей арианской церкви не осталось. Наоборот, новые христологические споры не поддались тотальному завершению и победе церкви Вселенской. Β результате споров родились и до наших дней остались живыми целые обширные национальные еретические церкви на христианском Востоке.

      Антиохийский район восточного богословия раньше других натолкнулся еще на языческую отраву, разлагавшую самый оригинальный, новаторский догмат христианства — вочеловечение Бога. Широкому языческому сознанию была близка идея явлений небожителей в разных формах на земле. Но эти теофании были, по существу, призрачной природы, не нуждались в полноте реальности. Параллельно и в ветхозаветной религии откровения проповеданы были многообразные теофании, a не воплощения. Проповедь евангельского реализма ο воплотившемся Сыне Божием легко перерождалась на этой почве восточной религиозности в чистый докетизм. И, по посланиям св. Игнатия Антиохийского, атмосфера сирского и малоазийского районов быстро растворяла проповедь ο Рожденном, Распятом и Воскресшем Богочеловеке в докетическую доктрину ο призрачном богоявлении. И докетизм еще долго бытовал на этих территориях. Еще через 100 лет в Антиохийском районе некий Серапион проповедовал докетизм и опирался на какую-то свою священную литературу. Маркиониты и гностики III в. довольно пышно цвели в этих же районах. Еще в VI в. здесь упоминаются докеты. По полемическим возражениям и св. Афанасия Великого, и Василия Великого, сирийские докеты проповедовали, что и самая плоть евангельского Христа была «с неба”; ссылались на выражения апостола Павла: «Первый человек от земли смертен, вторый человек — Господь с небесе.”

      Новоявленное арианство по-своему нуждалось в принижении божественной природы Христа, чтобы проще и рациональнее соединять во Христе природу земную, конечную, с природой небесной, но не абсолютной, a тоже относительной, иначе говоря, упрощать чудо богочеловечества до естественного соединения конечного с конечным. Смелый и грубый Евдоксий так и пишет в своем вероизложении: «Веруем во Единого Господа воплотившегося, но не вочеловечившегося, потому что не душу человеческую принял Он, но стал плотию: не два естества, потому что он не был совершенным человеком, но вместо человеческой души был Богом во плоти.” Арианствующий Лукий Александрийский писал: «Посему и вопиет Иоанн «Слово плоть бысть,” т.е. Оно сложилось с плотию, но не с душой. Если же бы Он имел и душу, то движения Бога и движения души были бы противуположны друг друту. Ибо и Тот (Бог), и друтая (душа) самоподвижны (αυτοκίνητοι) и определяют себя каждое к различным действиям.” Таким образом, человеческая природа здесь взята не вся: отброшена ее душа и заменена природой Божества. Один из видов будущего монофизитства.

      Аполлинарий Лаодикийский.

      Курьез истории, что с арианством сошелся в разрешении этого вопроса ο двух природах во Христе самый твердый антиарианин, блестящий богослов эпохи, Аполлинарий Младший (Аполлинарий Старший — это его отец), епископ Лаодикии Сирской. Он был столь строгий, непримиримый «староникеец” на Востоке, что не признавал иерархической власти даже Мелетия Антиохийского, не говоря уже ο маленьком Павлине. Под предлогом этих арианских смут он просто объявил себя здесь главой автономной церкви. Как талантливый писатель и профессор, он имел достаточно выдающихся сторонников и приверженцев, и св. Василий Великий в молодости почтительно дружил с ним, и сам великий Афанасий ценил Аполлинария за ревность по никейской вере.

      Исходя из платоновской трихотомии (дух, душа и тело) в человеке, Аполлинарий, как известно, заменил в Иисусе Христе третью, высшую часть человеческой природы, т.е. «дух” человеческий (πνεύμα), иначе «ум” человеческий (νους), Логосом Божественным, т.е. Второй Ипостасью Св. Троицы. Но при жизни св. Афанасия это учение Аполлинария не проповедовалось еще громко, a проводилось глухо, не без дипломатии. Так, на соборе 362 г. в Александрии монахи Аполлинария подписали, что «Христос принял человеческое тело не бездушное и не безумное.” Но какой подразумевался здесь «дух” и «ум,” не было ясно. Афанасий не хотел враждовать с Аполлинарием и молча принял эти формулы. Β соседних с Аполлинарием областях уже раздались возражения Аполлинарию. Возражали и Диодор Тарсский, и Флавиан Антиохийский. Но голоса их еще не прозвучали на широком церковном поле. Папа Дамасий в Риме осудил самую доктрину, не огласив имени Аполлинария. По мере распространения и оглашения этой доктрины ее громко осуждали при случае и Мелетий Антиохийский, и Василий Великий, и западные никейцы, сосланные на Восток (Евсевий Веркелльский и Лукифер Каларисский). Но Аполлинарий постарался организовать для себя целую «церковку” из нескольких епископов с главной кафедрой в Вирите (Бейрут). Эти епископы подняли агитацию в защиту своей доктрины. Но шум агитации только повредил им. Он вызвал осуждение их доктрины как еретической с высоты II Вселенского Константинопольского собора 381 г. A затем в эдикте императора Феодосия I 383 г. аполлинаристы приравнены к евномианам и македонианам; им запрещено иметь иерархию и церковные собрания. По смерти Аполлинария огорченные, но и озлобленные его ученики прибегли к самозащите и вместе к нападению на православную церковь довольно сильным и ядовитым способом. Тетради с лекциями Аполлинария они надписали разными именами: то Григория Чудотворца, то Афанасия; то пап — Юлия, Дионисия, Феликса. Подделка поразительно удалась. Правда, уже в VI в. ученый Леонтий Византийский видел эту фальсификацию, высказал в общей форме свой критический взгляд, но он принадлежал к искушенному в науке меньшинству. Большинство же церковных писателей, хотя бы и высокоталантливых, как, например, Кирилл Александрийский (V в.), не искушены были в таком скептицизме и стали жертвами этой широко распространенной подделки. Ученики Аполлинария, прививавшие церкви отраву его догматствования, были им искренно соблазнены, потому что были зачарованы выдающимся профессорским талантом Аполлинария. И самого Аполлинария соблазнил его эллинский талант философствования. Исказив нечто в тайне догмата обожения человека, он чисто по-эллински зачаровался и заразил очарованием своих учеников, тоже эллинов. Они записали: «Только один отец наш Аполлинарий первый объяснил сокровенное для всех таинство воплощения.” Почти смешно такое признание. Ведь «объяснить таинство” — значит его упразднить, разрушить. Вот это и случилось с великим Аполлинарием. Вот логика Аполлинария:

      I. Для реальности искупления нужно реальное воплощение. Но это невозможно при полном трехчастном (дух, душа и тело) составе человека:

      a) Скорее можно просверлить скалу простым пальцем, чем при двух логосах (человеческом и божеском) получить единую личность. Природа логоса-разума состоит в том, что он, по Аполлинарию, «αυτοκινητος — самоинициативен,” т.е., говоря современным нам языком, он есть живой субъект, υποκειμενον. Выражаясь грамматически, он есть единое подлежащее, единый субъект в одном предложении. Два субъекта требовали бы и двух действий. Это так же абсурдно, как помещение двух тел в одном пространстве.

      b) Такое подлеположение двух было бы паралогично и ненужно. Получился бы обоженный человек (ενθεος ανθρωπος), или человекобог (ανθρωποθεος), какой-то кентавр.

      c) Так получилось бы два Сына: по природе и по усыновлению. Поклонение им было бы наполовину идолопоклонством.

      d) Получилась бы не Троица, a четверица.

      II. He достигнута была бы и цель воплощения — уничтожение греха и смерти. Для этого нужно, чтобы Бог умер, как человек. A если во Христе дан полный человек, т.е. и с человеческим разумом (логосом), то он, как человек, и страдал, и искупления не получилось бы.

      Где полный человек — там и грех. Источник греха в душе. Душа сама по себе и безразумна и инертна, αλογος και ετεροκινητος. Ее определяет нечто другое: логос. Но логос человеческий немощен. Нужен логос мощный, чтобы его не победила тварная человеческая душа. Какой же выход из этого? Нужно, чтобы на месте логоса в Богочеловеке был Логос Божественный. Природа человеческая не нарушена, ибо душе вообще свойственно управляться чем-то другим, высшим, — Законом Божиим. Итак, нужно, чтобы во Христе был логос безгрешный. Иисус Христос не аскет. Он без борьбы с грехом. Он — «одна природа, одна ипостась, одна энергия, единое лицо, весь Бог, весь человек.” Нельзя говорить ο двух лицах, ο двух естествах. Он — μία φύσις του θεοΰ Λόγου σεσαρκωμένη, поклоняемая вместе с плотью единым поклонением. Это одна природа σύνθετος, σύγκρατος, т.е. слитная. Тут, как записали лекции Аполлинария его восторженные ученики, лектор восклицал: «О новая вера! Ο божественное смешение: Бог и плоть составили (απετελεσε) одну природу!”

      Аполлинарию возражали: это человечество не истинное человечество, потому что плоть без ума есть и y животных. Но Аполлинарий защищался: «Да, Христос не просто человек, но «как бы” человек (ουκ ανθρωπος, αλλ’ ως ανθρωπος), ибо он не единосущен человеку по главной части — «по уму,” и при этом Аполлинарий ссылался на апостола Павла: «И образом обретеся якоже человек.”

      Так нарушается Аполлинарием полновесный смысл Никейского символа, повелевающего исповедовать не только «воплотившегося,” но и «вочеловечившегося.” B погоне за соблазнительно-рациональной схемой предан сподвижником во время оно Великого Афанасия и авторитетом даже для Великих Каппадокийцев основной завет Афанасиева богословия — сотериология. «Невоспринятое Богочеловеком и не спасено” (το γαρ άπρόσληπτον, άθεράπευτον — Григория Богосл. пис. 101). «И спасл еси всего мя человека,” — поет, согласно этому завету, церковь, отвергающая умное недоумие Аполлинария. Ересь сгубила славу этой выдающейся богословской фигуры IV в.

      Христология у возражателей Аполлинарию.

      Естественно, что до разработки нового для того времени христологического вопроса y всех больших богословов IV в. мы встречаем большие неточности и сбивчивые выражения, ставшие впоследствии характерными для полярно противоположных ересей.

      Например, св. Афанасий Великий говорит ο «целой природе Слова — αλη φυσις του Λογου.” Об образе соединения природ Афанасий говорит — «φυσικη ενωσις — природное единство,” «соединение по природе.” Выражения, звучащие по-монофизитски. И с другой стороны, y того же Афанасия: божество и человечество действуют, συνημμενος, соприкосновенно, связно. И даже (!) человечество называется домом, храмом Божества: «прокаженный, как в созданном храме поклонялся Творцу всего.” Выражения антиохийско-несторианские.

      Григорий Богослов дает точное христологическое выражение: «две природы, Бог и человек, но не два Сына и не два Бога. Ибо то, из чего Спаситель есть «другое и другое (άλλο και αλλο),” a не «другой и другой (άλλος και αλλος),” да не будет!” Ho y того же Григория Богослова есть выражения, которые оказались сбивчивыми при дальнейших спорах и углублении вопроса. Например, «обе природы (τα γαρ αμφοτερα),” «едино в слиянии (εν τη συγκρασει).” Иногда — μιξις, συγκρασις, «смешение,” «соприкосновение по сущности (συναφεια κατ’ουσιαν).” «Слияние, смешение” — это звучит по-монофизитски, a «соприкасание” — по-несториански.

      У Григория Нисского встречаем также неточности по мерке позднейшей терминологии. С одной стороны, «восприявшая природа Божия возвысила соединенного с ней человека до своей собственной высоты.” С другой стороны, образ соединения обозначается терминами μιξις, ανακρασις, переводимыми как «смешение.” Обожение человеческой природы во Христе обозначается как «преложение.” Терминология монофизитская. Явно, что тонкий и требовательный греческий интеллект не мог на такой неточности остановиться.

      Если в триадологическом споре весь Восток в общем противостоял Западу, то в новом споре разделился сам Восток. И разделился по двум философским, a за этим и по двум богословским направлениям, или школам. Школа Антиохийская ответила на вопрос по схеме Аристотеля, a школа Александрийская — по схеме Платона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *