Апологетика философия

АПОЛОГЕТИКА (от греч. apologeomai — защищаться, оправдываться) — философско-богословская полемическая наука, имеющая своим предметом защиту положений христианского учения перед враждебными ему положениями других религий, ересей, философии и пр. Как наука полемическая, А. в сильнейшей степени зависима от опровергаемых ею взглядов, и потому: 1) имеет в разные исторические эпохи разные задачи и цели; 2) вынуждена предпринимать положительное исследование враждебных учений, заимствуя многое из их языка и способа мышления. Поэтому именно через А. христианское вероучение воспринимало многочисленные влияния, и именно эта наука впервые осуществила синтез философии и христианства, тем самым создав условия самостоятельного христианского философствования и язык для его выражения. Все это делает А. важнейшей отраслью христианской философии.

Раннехристианская А. возникла уже в двадцатых годах II в. и обычно хронологически ставится на второе место в древней христианской литературе после т. н. «Писаний мужей апостольских» (Климент Римский, Игнатий Богоносец, Ерм, «Дидахэ» и пр.). К древнейшим апологетам причисляют: 1) неизвестного автора послания к Диогнету; 2) Аристида, автора самой ранней из дошедших до нас апологий; 3) Иустина Философа (Мученика), автора двух апологий, адресованных язычникам, и «Диалога с Трифоном Иудеем», написанного в опровержение иудаизма; 4) ученика св. Иустина — Татиана Сирийца (Ассирийца), автора ригористической «Речи против эллинов»; 5) Афинагора Афинского, перу которого принадлежит обращенное к императорам Марку Аврелию Антонину и Луцию Аврелию Коммоду «Прошение о христианах»; 6) Фиофила, шестого епископа Антиохийской Церкви (по счету Евсевия), автора «Трех книг к Автолику». К известнейшим латинским апологетам следует отнести также Минуция Феликса, составившего блестящий диалог «Октавий» (обнаруживающий влияние Цицерона и Сенеки) и Тертуллиана, автора многочисленных произведений (в том числе и апологетических «К язычникам» и «О свидетельстве души»). Раннехристианская А. была направлена как против иудеев, убеждая тех в истинности веры во Христа-Мессию, так и против язычников. Она преследовала две основные цели: 1) опровергнуть во многом абсурдные обвинения, предъявляемые христианам; 2) разработать новый философский язык, одинаково понятный как образованному язычнику, так и христианину

Афинагор Афинский называет три главных обвинения, выдвигаемых язычниками против христианства: безбожие, едение человеческого мяса (по всей видимости, источником последнего явилось неправильно понятое Таинство Евхаристии — Причастия), «гнусные Эдиповские кровосмешения». Минуций Феликс добавляет к ним также почитание головы осла и поклонение гениталиям пресвитера. Опровергая эти и подобные им обвинения в суеверии, христиане желали добиться разрешения своей религии в Империи наряду с терпимым римлянами иудаизмом (т. н. «разрешенная религия» — religio licita). Апологеты также утверждают превосходство христианства над любым языческим учением, причем одним из основных доводов, ими приводимых, является аргумент древности Священного Писания.

При решении второй задачи апологеты рассматривают собственно философскую тематику. Причем в зависимости от разрешения этой проблемы они четко разделяются на два течения: 1) идущее от Иустина Мученика и включающее большинство апологетических сочинений направление, ищущее контакты с языческой культурой и признающее философию и христианство существенно сродными; 2) направление Татиана и Тертуллиана, полагавших, что между Откровением и философией, «Афинами и Иерусалимом, Академией и Церковью» лежит непреодолимая пропасть, в силу наличия которой именно философия есть «мать всех ересей» и должна быть, в языческой ее форме, совершенно отвергнута. Именно в этом контексте следует понимать известное изречение Тертуллиана, обычно приводимое в перифразе «Верую, ибо абсурдно». Крайним анахронизмом было бы утверждать, как это часто делают, наличие в этой фразе разрешения проблемы соотношения веры и разума как двух познавательных способностей души. Речь у Тертуллиана идет скорее о чисто социокультурной проблематике — вопросе о соотношении христианства и язычества. Т. е.: «Верую (как христианин), ибо абсурдно (для язычника)». Однако произведения Тертуллиана, и особенно Татиана (ригоризм которого был способен только вызвать раздражение у язычников, но никак не способствовал их убеждению) нельзя считать принятыми христианской церковью. Ригоризм этих авторов привел их к ереси: Тертуллиан, как известно, одно время принадлежал к монтанистам, а затем стал и ересиархом, основав секту «тертуллианитов», Татиан же перешел к аквариям, причащавшимся не вином, а водою.

Направление, основы которого были заложены в Апологиях Св. Иустина, было более терпимо. В целях обоснования тождества философии и христианства, Иустин, используя учение стоиков о семянном логосе (logos spermatikos) разделяет: 1) логос сказанный, как космотворящее Божественное Слово; 2) логос семянной (разум человеческого рода, имеющий своим источником первую форму логоса); 3) воплощенный логос (Христос). Тем самым, между языческим философом, использующим разум — семянной логос, и христианином, поклоняющимся тому же Слову в Его воплощенной форме, противоречия быть не может. Даже, по св. Иустину, философы были своего рода «христианами до Христа». Христианство же есть истинная философия, превосходящая языческую, поскольку «те писатели посредством врожденного семени Слова могли видеть истину, но темно».

Такое разрешение социокультурной проблемы вызывает в ранней А. вопрос метафизический: где был Сын, когда не было мира? Или — если Логос нужен Богу для творения мира, то — либо Слово не совечно Богу-Отцу, либо мир вечен в Боге? Апологеты по-разному разрешают эту проблему: Тертуллиан утверждает, что «было время, когда не было Сына», Феофил Антиохийский, впервые употребивший в христианской литературе термин «Троица» (Trias), различает Слово, скрытое в недрах Отца до творения мира (т. н. logos endiathetos), и сказанное Слово (logos prophorikos).

Традиции ранних апологетов были продолжены в Александрийской богословской школе (III в.). А. занимались и Климент Александрийский (в первом сочинении из своей знаменитой трилогии — «Протрепик»), и Ориген, автор самой влиятельной богословской системы III в. (в сочинении «Против Цельса»). Александрийская школа, следуя Иустину, соединяет христианство и философию. Так, по св. Клименту, философия была неким родом Откровения Божия, подготовлявшего язычников к христианству так же, как иудаизм готовил к нему еврейский народ. Проблематика логоса продолжает волновать А. и во многом ответственна за появление системы Оригена. Последний (в труде «О началах»), остро ощущая необходимость утверждения вечности божественного Слова — Христа (без чего невозможно подлинное «обожение» человека), постулирует вечность мира, вечно творимого пристнонасущим Логосом. А именно, до возникновения этого мира («зона») существовали другие миры, как и после его гибели они вновь станут возникать, будучи местом заключения отпавших от Бога душ, реализовавших свою абсолютную свободу (см. «Пелагианство»). Т. о., мир вечен, поскольку вечен Бог-Слово.

В IV в. христианство столь упрочило свои позиции, что апологии принимают скорее вид разъяснения христианского учения. Христиан заботит теперь, по сути, использование языческой философии в своих целях (стремление, выразившееся в средневековой формуле «Философия — служанка богословия»). Поэтому и проблематика, связанная с космологическим понятием логоса, отошла на второй план, будучи вытеснена христологией. Однако, как таковая, А. не прекращает своего существования. Она присутствует и у капподакийских отцов церкви (IV в.) — Василия Великого, Григория Богослова и Григория Нисского, а также у Бл. Августина (V в.: например его «Шесть вопросов против язычников»). Историк церкви IV в. Евсевий Кесарийский составил хрестоматию из творений апологетов первых веков.

В новое и новейшее время происходит возрождение А. Провозглашенная Ницше «Смерть Бога» была констатацией факта возникновения секулярной культуры. Поэтому в христианской мысли начинает особенно остро дискутироваться вопрос об отношении культуры и культа, философии и Откровения, принимающий часто апологетический характер. Апология нового времени противопоставляет христианство современной науке, используя при этом (особенно в протестантизме) вполне научный метод (Франк, Планк, Ульман и др.), а с XIX в. противостоит материализму (Ричль, Гарнак, в России — Юркевич), дарвинизму и др. теориям.

В России возрождение А. во многом было связано с традиционной русской проблемой «Народ и интеллигенция». Помимо чисто церковных писателей (архим. Августин, Кудрявцев-Платонов, прот. Светлов и др.) к апологетам могут быть отнесены и многие философы (особенно «софиологи» и вообще философы всеединства). Так, например, у В. С. Соловьева немалую роль играют методы, свойственные христианской А. Для того, чтобы обосновать единство христианства и рационалистической философии, Соловьев (в «Чтениях о Богочеловечестве») прямо использует разделение Божественного Слова, предложенное св. Иустином. Т. о., философия (или Запад, наука, интеллигенция) едины с христианством (Восток, религия, народ). Использование понятия Логоса в таком архаичном, узкокосмологическом значении ставит перед мыслителем те же проблемы, что и перед ранними апологетами. И Соловьев увековечивает мир, но уже не в виде круговорота миров Оригена (осужденного V Вселенским Собором), а в виде «мира-вБоге», Божественной Софии как совокупности вечных идей-прообразов тварного мира.

В русской философии XX в. следует отметить «Апологетику» прот. В. В. Зеньковского (Париж, 1957), трактующую христианское учение в его отношении к современным научным теориям (учениям о происхождении Вселенной, дарвинизму, физиологии, психологии, палеонтологии, социальным учениям, теории «бесцерковного христианства» и пр.).

М. Б. Хомяков

Современный философский словарь. — М.: Панпринт. В.Е. Кемеров. 1998.

У этого термина существуют и другие значения, см. Апология (значения).

Апология


Заставка программы

Жанр

программа в режиме интерактивной связи

Автор(ы)

Дмитрий Дибров

Режиссёр(ы)

Святослав Власов (2002—2003)

Шеф-редактор(ы)

Ольга Каменкова-Павлова

Производство

Дирекция ночного вещания Первого канала (2001-2003)

Ведущий(е)

Дмитрий Дибров (2001—2003)
Екатерина Герасичева, Светлана Мартынчик (2001—2002)

Страна производства

Россия Россия

Язык

Русский

Количество выпусков

114 выпусков

Производство

Продюсер(ы)

Кирилл Легат

Место съёмок

Москва Москва, ТРЦ «Атриум»

Продолжительность

1 час

Вещание

Телеканал(ы)

Первый канал

Период трансляции

с 1 ноября 2001 года по 26 июня 2003 года

Премьерные показы

2001 — 2003
Россия Россия, Первый канал

Хронология

Предшествующие передачи

Антропология

Последующие передачи

ПроСВЕТ

Похожие передачи

Антропология, Ночная смена, ПроСВЕТ

У этого термина существуют и другие значения, см. Ночная смена.

«Аполо́гия» (ранее — «Ночная смена») — авторская телепередача Дмитрия Диброва, выходившая на Первом канале с 1 ноября 2001 по 26 июня 2003 года. В переводе с древнегреческого термин «апология» означает «неумеренное восхваление». Но «у Диброва в «Апологии», помимо комплиментов героям, есть и фирменные нестандартные вопросы, и неплохое знание предмета разговора, и, наконец, по-настоящему интересные гости, откровенно отвечающие на вопросы ведущего».

История программы

Первоначальная версия

После смены руководства в телекомпании НТВ Дмитрий Дибров получил предложение перейти на Первый канал и возглавить дирекцию ночного вещания. Первый выпуск проекта под названием «Ночная смена» вышел в эфир 1 ноября 2001 года. Программа шла в прямом эфире в режиме интерактивной связи. Героями выпусков «Ночной смены» были Роман Виктюк, Сергей Соловьёв, Никита Михалков, Владимир Сорокин, Андрей Кончаловский, Рената Литвинова, Геннадий Хазанов, Александр Васильев и группа Сплин, Анастасия Волочкова, Лев Дуров и другие знаменитости. Зрители видели не только саму программу, но и всю её изнанку, всё то, что происходит за кадром. Последний выпуск в этом формате вышел 30 мая 2002 года. Вместе с Дмитрием Дибровым эту программу также вела Екатерина Герасичева. Некоторое время передачу также представляла её редактор Светлана Мартынчик.

Поздняя версия

В сентябре 2002 года появилась информация о том, что в ближайшее время ночной проект Дмитрия Диброва подвергнется существенным изменениям. Новая версия программы Дмитрия Диброва получила название «Апология»: она выходила в прямом эфире в режиме интерактивной связи. Вопросы гостю задавались по телефону и через интернет-сайт программы. Программа снималась в торгово-развлекательном центре «Атриум», неподалёку от Курского вокзала. В отзывах о проекте отмечали режиссёра программы.

С 26 по 29 мая 2003 года в честь 300-летия Петербурга, программа снималась в этом городе, на плавающем ресторане «Акварель». Каждый выпуск передачи был посвящён определённой теме. Заключительный выпуск программы в Питере состоял из сольных выступлений гостей.

В июне 2003 года передача окончательно прекратила своё существование по причине того, что в последнее время утратила свои позиции, превратившись в рекламную поддержку артистов и прочих гостей. Спустя некоторое время Дибров окончательно покинул канал и перешёл на канал «Россия».

Напишите отзыв о статье «Апология (телепередача)»

Ссылки

Отрывок, характеризующий Апология (телепередача)

И гусары по линии войск прошли на левый фланг позиции и стали позади наших улан, стоявших в первой линии. Справа стояла наша пехота густой колонной – это были резервы; повыше ее на горе видны были на чистом чистом воздухе, в утреннем, косом и ярком, освещении, на самом горизонте, наши пушки. Впереди за лощиной видны были неприятельские колонны и пушки. В лощине слышна была наша цепь, уже вступившая в дело и весело перещелкивающаяся с неприятелем.
Ростову, как от звуков самой веселой музыки, стало весело на душе от этих звуков, давно уже не слышанных. Трап та та тап! – хлопали то вдруг, то быстро один за другим несколько выстрелов. Опять замолкло все, и опять как будто трескались хлопушки, по которым ходил кто то.
Гусары простояли около часу на одном месте. Началась и канонада. Граф Остерман с свитой проехал сзади эскадрона, остановившись, поговорил с командиром полка и отъехал к пушкам на гору.
Вслед за отъездом Остермана у улан послышалась команда:
– В колонну, к атаке стройся! – Пехота впереди их вздвоила взводы, чтобы пропустить кавалерию. Уланы тронулись, колеблясь флюгерами пик, и на рысях пошли под гору на французскую кавалерию, показавшуюся под горой влево.
Как только уланы сошли под гору, гусарам ведено было подвинуться в гору, в прикрытие к батарее. В то время как гусары становились на место улан, из цепи пролетели, визжа и свистя, далекие, непопадавшие пули.
Давно не слышанный этот звук еще радостнее и возбудительное подействовал на Ростова, чем прежние звуки стрельбы. Он, выпрямившись, разглядывал поле сражения, открывавшееся с горы, и всей душой участвовал в движении улан. Уланы близко налетели на французских драгун, что то спуталось там в дыму, и через пять минут уланы понеслись назад не к тому месту, где они стояли, но левее. Между оранжевыми уланами на рыжих лошадях и позади их, большой кучей, видны были синие французские драгуны на серых лошадях.
Ростов своим зорким охотничьим глазом один из первых увидал этих синих французских драгун, преследующих наших улан. Ближе, ближе подвигались расстроенными толпами уланы, и французские драгуны, преследующие их. Уже можно было видеть, как эти, казавшиеся под горой маленькими, люди сталкивались, нагоняли друг друга и махали руками или саблями.
Ростов, как на травлю, смотрел на то, что делалось перед ним. Он чутьем чувствовал, что ежели ударить теперь с гусарами на французских драгун, они не устоят; но ежели ударить, то надо было сейчас, сию минуту, иначе будет уже поздно. Он оглянулся вокруг себя. Ротмистр, стоя подле него, точно так же не спускал глаз с кавалерии внизу.
– Андрей Севастьяныч, – сказал Ростов, – ведь мы их сомнем…

– Лихая бы штука, – сказал ротмистр, – а в самом деле…
Ростов, не дослушав его, толкнул лошадь, выскакал вперед эскадрона, и не успел он еще скомандовать движение, как весь эскадрон, испытывавший то же, что и он, тронулся за ним. Ростов сам не знал, как и почему он это сделал. Все это он сделал, как он делал на охоте, не думая, не соображая. Он видел, что драгуны близко, что они скачут, расстроены; он знал, что они не выдержат, он знал, что была только одна минута, которая не воротится, ежели он упустит ее. Пули так возбудительно визжали и свистели вокруг него, лошадь так горячо просилась вперед, что он не мог выдержать. Он тронул лошадь, скомандовал и в то же мгновение, услыхав за собой звук топота своего развернутого эскадрона, на полных рысях, стал спускаться к драгунам под гору. Едва они сошли под гору, как невольно их аллюр рыси перешел в галоп, становившийся все быстрее и быстрее по мере того, как они приближались к своим уланам и скакавшим за ними французским драгунам. Драгуны были близко. Передние, увидав гусар, стали поворачивать назад, задние приостанавливаться. С чувством, с которым он несся наперерез волку, Ростов, выпустив во весь мах своего донца, скакал наперерез расстроенным рядам французских драгун. Один улан остановился, один пеший припал к земле, чтобы его не раздавили, одна лошадь без седока замешалась с гусарами. Почти все французские драгуны скакали назад. Ростов, выбрав себе одного из них на серой лошади, пустился за ним. По дороге он налетел на куст; добрая лошадь перенесла его через него, и, едва справясь на седле, Николай увидал, что он через несколько мгновений догонит того неприятеля, которого он выбрал своей целью. Француз этот, вероятно, офицер – по его мундиру, согнувшись, скакал на своей серой лошади, саблей подгоняя ее. Через мгновенье лошадь Ростова ударила грудью в зад лошади офицера, чуть не сбила ее с ног, и в то же мгновенье Ростов, сам не зная зачем, поднял саблю и ударил ею по французу.
В то же мгновение, как он сделал это, все оживление Ростова вдруг исчезло. Офицер упал не столько от удара саблей, который только слегка разрезал ему руку выше локтя, сколько от толчка лошади и от страха. Ростов, сдержав лошадь, отыскивал глазами своего врага, чтобы увидать, кого он победил. Драгунский французский офицер одной ногой прыгал на земле, другой зацепился в стремени. Он, испуганно щурясь, как будто ожидая всякую секунду нового удара, сморщившись, с выражением ужаса взглянул снизу вверх на Ростова. Лицо его, бледное и забрызганное грязью, белокурое, молодое, с дырочкой на подбородке и светлыми голубыми глазами, было самое не для поля сражения, не вражеское лицо, а самое простое комнатное лицо. Еще прежде, чем Ростов решил, что он с ним будет делать, офицер закричал: «Je me rends!» Он, торопясь, хотел и не мог выпутать из стремени ногу и, не спуская испуганных голубых глаз, смотрел на Ростова. Подскочившие гусары выпростали ему ногу и посадили его на седло. Гусары с разных сторон возились с драгунами: один был ранен, но, с лицом в крови, не давал своей лошади; другой, обняв гусара, сидел на крупе его лошади; третий взлеаал, поддерживаемый гусаром, на его лошадь. Впереди бежала, стреляя, французская пехота. Гусары торопливо поскакали назад с своими пленными. Ростов скакал назад с другими, испытывая какое то неприятное чувство, сжимавшее ему сердце. Что то неясное, запутанное, чего он никак не мог объяснить себе, открылось ему взятием в плен этого офицера и тем ударом, который он нанес ему.

Граф Остерман Толстой встретил возвращавшихся гусар, подозвал Ростова, благодарил его и сказал, что он представит государю о его молодецком поступке и будет просить для него Георгиевский крест. Когда Ростова потребовали к графу Остерману, он, вспомнив о том, что атака его была начата без приказанья, был вполне убежден, что начальник требует его для того, чтобы наказать его за самовольный поступок. Поэтому лестные слова Остермана и обещание награды должны бы были тем радостнее поразить Ростова; но все то же неприятное, неясное чувство нравственно тошнило ему. «Да что бишь меня мучает? – спросил он себя, отъезжая от генерала. – Ильин? Нет, он цел. Осрамился я чем нибудь? Нет. Все не то! – Что то другое мучило его, как раскаяние. – Да, да, этот французский офицер с дырочкой. И я хорошо помню, как рука моя остановилась, когда я поднял ее».

  • Очерки христианской апологетики Н.Н. Фиолетов
  • Апологетика прот. В. Зеньковский
  • Христианская апологетика В.П. Лега
  • Введение в основное богословие архиеп. Михаил (Мудьюгин)
  • Понятие об апологетике (Путь разума в поисках истины) А.И. Осипов
  • Православная апологетика И.М. Андреев
  • Апологетические заметки Сергей Худиев
  • Апологетические заметки протопр. Михаил Помазанский
  • Все труды по апологетике

Апологе́тика (от греч. ἀπολογία – защита, заступничество, оправдание) или Основное богословие – направление богословия, ориентированное на: 1) отстаивание достоинства христианского вероучения, как единственно истинного, перед отрицающими это достоинство; 2) раскрытие и защиту христианского вероучения при помощи средств, принимаемых иноверцами и неверующими.

В общей апологетике можно выделить три самостоятельных направления, условно обозначаемых, как богословская, историко-философская и естественно-научная апологетика.

Первоначально греческим словом апология называли речь защитника на суде в ответ на речь обвинителя. С распространением христианства стала актуальной задача глубокого обоснования христианской веры перед лицом языческого мира, а также ее защита от нападок и извращений.

Эту задачу взяли на себя те христиане, которые были прекрасно знакомы с философией и риторическим искусством языческого мира. Во 2-4 вв. н. э. ими была осуществлена грандиозная работа по раскрытию основ христианской веры перед образованными и влиятельными слоями греко-римского общества. К ним относят имена Аристона, Кодрата, Мелитона, Аристида, Иустина Философа, Татиана, Афинагора, Минуция Феликса, Мельтиада, Климента Александрийского, Лактанция, Орозия, Августина и Тертуллиана.

Одна из важнейших целей раннехристианских апологетов была достигнута, когда Римское государство, при Константине Великом, признало законность христианства (см.: Миланский эдикт 313 г.) Оно прочно вошло в христианское богословие и стало опорой в борьбе с искажениями христианства (ересями) и антихристианскими лжеучениями.

Здравствуйте, уважаемые посетители сайта Апологетика!

На нашем портале Вы найдете материалы, посвященные христианству: Библия, книги, статьи, ответы на вопросы и др. Здесь Вы узнаете о заповедях Библии, истории церкви и получите информацию, которая укрепит Вас в вере в Бога.

Сайт Апологетика носит такое название не случайно. Здесь представлены материалы, которые некоторым верующим могут показаться спорными. Однако каждое мнение, изложенное на сайте Апологетика, основано исключительно на Библии и подтверждено историческими свидетельствами. Просим Вас, если какое-то из утверждений, которое Вы встретите на нашем ресурсе, не будет соответствовать Вашим убеждениям и даже противоречить им, не делайте поспешных выводов и решений – не покидайте навсегда этот сайт! Помните, что истина существует независимо от того, как люди к ней относятся. То есть, далеко не факт, что именно Вы обладаете этой истиной, а авторы данного портала заблуждаются. История знает массу примеров, когда большая группа людей (в т.ч. подавляющее большинство) заблуждалась, а малая была права и пыталась отстоять истину перед остальными. Даже история с Иисусом в этом плане показательна. Христа и Его последователей долгое время считали сектой иудаизма, а сегодня Христианство — самая многочисленная религия в мире.

Поэтому, уважаемые посетители сайта Апологетика, просим Вас при несогласии с какими-либо размещенными на нашем ресурсе утверждениями, перепроверить их на других порталах бескрайних просторов сети Интернет, разыскивая первоисточники, знакомясь с историей и всесторонне анализируя приведенные здесь аргументы. А затем, милости просим Вас, вернуться на наш сайт Апологетика и продолжить изучать изложенные на нем материалы.

Термин «апологетика» в том или ином контексте известен многим, он прижился в литературном языке и давно вышел за рамки религиозного контекста, что вносит известную путаницу в расшифровку его смысла. Понятие апологетики в христианстве, философии и книжной речи обрело сразу несколько значений, хотя первоначальный смысл его корня сохраняется в той или иной степени — это защита, оправдание и обоснование своей позиции или убеждений. Но в первую очередь это слово обозначает защиту христианского вероучения от критики и нападок идейных оппонентов либо попыток осуждения. Церковные каноны при этом доносятся и излагаются окружающему миру на понятном ему языке.

Что такое апологетика

Для более глубокого понимания того, что представляет собой данное направление в религии, необходимо определить базовое значение этого слова, связанное с его происхождением, а также вычленить светское и религиозное понимание термина, дав широкую и узкую трактовку последнего.

Происхождение слова

Понятие берет свое начало от греческого слова «apologia», что в переводе означает «защита» или «оправдание». Люди, знакомые с античной философией, сразу могут вспомнить работу Платона с таким названием. Она посвящена его учителю Сократу и посланию, где тот защищает свои идеи, выступая на суде в качестве обвиняемого.

Значение понятия

В наши дни апологетом могут назвать любого человека, рьяно защищающего свои интересы, идеи или убеждения. Заметим, что при этом само понятие часто используется в светском контексте и порой получает даже иронический оттенок.

Однако исходный смысл слова религиозный и обозначает следующее:

  • в широком смысле — направление в христианском богословии, посвященное защите веры и ее догматов через рациональные объяснения;
  • более узкая трактовка — деятельность и труды мыслителей-апологетов в первые века нашей эры.

Связь с патристикой и схоластикой

В данном ключе речь идет именно об узком смысле понятия как первом этапе развития религиозной философии и духовного наследия отцов ранней церкви. Именно тогда закладывались основы христианской теологии.

Хронологически можно выделить три временных периода:

  1. Апологетический (II-III век).
  2. Патристический (III-VIII век).
  3. Схоластический (VIII-ХIV век).

На апологетическом этапе христианство находилось в стадии формирования, а его догматика и вероучение еще не устоялись. Новая религия фактически представляла собой конгломерат идейных направлений, порой сильно отличавшихся друг от друга. Во многом именно по этой причине верующие сталкивались с непониманием, а то и преследованием властей.

Так, последователей Иисуса Христа обвиняли в нелояльности по отношению к императору и создании культа, враждебного империи и ее законам. Поэтому раннехристианские апологеты видели своей задачей защитить веру и донести миру ее сущность понятными и доступными средствами.

Слово патристика дословно переводится как «учение отцов церкви». На этом этапе христианство уже становится официально признанной, а вскоре и единственной государственной религией. В начале патристического периода акцент делается на христологию, в которой рассматривался вопрос о том, каким именно образом Иисус совмещает в себе божественную и человеческую природу. Далее на первый план стали выходить вопросы церковной истории и разработка догмата о Святой Троице.

Последний этап патристики совпал с ранним Средневековьем, падением Римской империи и одновременным усилением западной церкви. Политические вопросы вкупе с идеей преобладания духовной власти над светской наиболее полно отражены в работах Августина Блаженного. Латинская патристика постепенно обособляется от греко-византийской.

Схоластика первоначально обозначала преподавание дисциплин в монастырских школах. Однако она более известна как законченная и сложившаяся система средневековой философии, тесно связанная с открывшимися в Европе университетами. После нескольких столетий упадка вновь начинает развиваться наука.

Античное наследие изучается, систематизируется и находит применение в теологии — оно теперь помогает церкви в обосновании ее догматов, поэтому неслучайно мыслители того времени называют философию «служанкой богословия». Вершиной развития схоластики считаются труды Фомы Аквинского.

Можно сделать вывод, что на всех трех этапах развития христианского богословия задачи несколько различались и были во многом обусловлены духом времени.

Общие черты апологетического, патристического и схоластического направления:

  • защита или обоснование догматики и вероучения церкви как главная цель;
  • античная философия как инструмент для ведения дискуссий.

Апологетика как наука

Данная дисциплина в учебной программе духовных семинарий может называться по-разному. Однако наиболее часто в качестве альтернативного наименования используется термин «основное богословие». При этом апологетическими нередко называют только труды раннехристианских мыслителей первых веков нашей эры.

Предмет и объект изучения

Эта наука в сфере духовного образования играет роль фундамента для прочих богословских направлений. На нем основаны исследования в области догматических, нравственных, канонических и иных вопросов в сфере теологии.

Первое и главное, что она изучает — обоснование азов вероучения и догматики церкви через рациональное объяснение на доступном для обычного человека языке.

В рамках курса иногда выделяют следующие направления:

  1. Естественнонаучное. Исследует вопросы креационизма, сотворения мира и чудес, используя понятия физики и других наук.
  2. Философское. Посвящено апологии православия, божественного бытия и других высших смыслов через приемы философии и схоластики.
  3. Историческое. Занимается вопросами реальности и достоверности описанных в Библии событий.

Цели и задачи

Главная цель здесь — такое раскрытие и обоснование христианской доктрины, которое позволило бы каждому человеку, ищущему смысл своего существования, увидеть, что речь идет не о слепой вере, но религии, которая отвечает всем духовным запросам в жизни. Этим объясняется и специфика данной богословской науки, заключающаяся в том, что она обращается не только к Библии и святоотеческому учению, но и к нехристианской религиозной и философской мысли, к достижениям естественных и гуманитарных наук, к истории, искусству и культуре в целом.

Задачи на протяжении веков менялись вместе с реалиями окружающего мира. Так, в I-IV веке нашей эры речь шла прежде всего о защите христианства от нападок языческого общества и власти. В Средневековье стояла задача отстоять учение церкви на фоне внешней экспансии ислама, определенную роль играл и фактор борьбы с еретическими движениями. Однако в Новое время светский образ жизни и материалистическое мировоззрение бросают христианству новые вызовы.

В современных условиях основное богословие выделяет следующие задачи:

  • рациональное объяснение и защита учения церкви от критики со стороны науки;
  • обоснование актуальности идей христианства в сильно изменившемся современном мире с его новыми реалиями — уходом традиционного уклада, урбанизацией, техническим прогрессом и другими вещами;
  • защита христианской веры и ее догматов от искажений в трактовке и понимании в условиях информационного общества и многообразия мнений.

Кто такой апологет

Дословно это понятие означает защитника или человека, который произносит оправдательную речь в поддержку тех или иных идей — так оно трактовалось в Древней Греции и в данном контексте иногда используется в наши дни. Однако устоявшееся определение данного слова имеет исторический смысл и относится к философам и писателям периода раннего христианства.

Определение понятия

Апологет — защитник христианства от критики и обвинений со стороны идейных противников и оппонентов в спорах, умеющий говорить о предметах веры на одном языке с собеседником.

Апологетами наиболее часто именуются защитники веры во II-III веке, которые в своих выступлениях и рукописных трудах использовали аргументацию, принятую в языческом мире того времени. Этих авторов по языку произведений делят на две ветви — латинскую и греко-эллинистическую.

Защита основ христианского учения от нападок внутри общества вновь стала актуальной несколько веков назад на фоне светских идей Возрождения и антирелигиозных философских концепций Нового времени. Самым известным православным апологетом сегодня нередко называют профессора Алексея Осипова, знаменитого своими лекциями для широкой аудитории.

Деятельность и задачи

Образованные мыслители-христиане в своих посланиях применяли логику и приемы античной философии для защиты от давления со стороны властей и критики идейных противников. Стояла задача доказать, что новая религия не выступает против власти, а способствует улучшению нравов общества и его духовному обновлению. Мыслители также показывали, что христианство не есть что-то чуждое для мира того времени — в дискуссиях они активно пользовались аргументацией и приемами, взятыми из античной философии.

Впрочем, стремление говорить с миром на его языке и адаптироваться под него порой приводило к острым конфликтам внутри самого христианства. Ориген, один из виднейших апологетов древности, был осужден как еретик, а его идеи попали под запрет. В наши дни подвергался критике уже профессор Осипов. Архимандрит Рафаил (Карелин) находил в его творчестве влияние протестантизма, а священник Георгий Максимов обвинял в искажении основ христологии, принятых православной церковью.

Известные представители

Роль апологетов в исторической перспективе неоднозначна. С одной стороны, они стояли у основ христианской теологии, что одержала в итоге победу над языческими культами. С другой — эти мыслители использовали античную философию и тем самым сохранили ее, дав последней путевку в жизнь в рамках патристического, а после и схоластического богословия вплоть до наступления эпохи Возрождения.

Марциан Аристид

Также известен как Аристид Афинский. О нем сохранилось очень мало сведений, которые стали известны благодаря трудам Евсевия Кесарийского и блаженного Иеронима. Хронологически Аристид стоит первым в ряду апологетов христианства.

Этот философ признан автором самой древней из дошедших до наших дней апологий, адресованной римскому императору — предположительно Адриану либо Антонину Пию. Точная дата создания произведения не установлена, оно относится к периоду между 124 и 143 годом.

Сочинение удалось обнаружить лишь в XIX веке. Корпус его текстов восстановлен по армянским, сирийским и греческим рукописям, а сравнительный анализ позволяет говорить о достоверности произведения. Известно еще два текста Аристида — размышление на тему евангельской притчи о разбойнике и письмо-послание философам.

В своих сочинениях данный мыслитель пишет о Боге как о движущей силе Вселенной, обладающей полнотой совершенства. Он критиковал поклонение греческим языческим божествам, наделенным, по его мнению, человеческими недостатками. Христианское понимание высшей силы указывалось как единственная истина, способная объединить всех людей и принести мир.

Юстин Мученик

Этот мыслитель не менее часто упоминается как Иустин Философ. Он погиб мученической смертью и почитается в лике святых и православными, и католиками. О нем сохранилось немало свидетельств в сочинениях Евсевия и других древнехристианских авторов и отцов церкви.

Юстин известен тем, что произнесенная им на суде апология дошла до наших дней в письменной форме и признана одним из наиболее древних свидетельств о христианских мучениках. Приблизительно в 165 году за отказ от формального участия в официальных языческих жертвоприношениях мыслитель был обезглавлен вместе с учениками.

Юстин родился в Палестине, однако имел римское происхождение и языческое воспитание, о чем упоминал в своих сочинениях. Он получил хорошее классическое образование, общался с пифагорейцами и стоиками, но в итоге обратился в христианство.

Писатель активно участвовал в публичных дискуссиях, полемизировал с иудеями и языческими философами. Его апологии известны исследованиями вопросов в области библеистики и догмата о Троице, а также защитой христиан от обвинений в уголовных преступлениях и нелояльности к властям. Возможно, последнее стало причиной его трагической судьбы.

Письменное наследие Юстина остается предметом споров. Принадлежность целого ряда произведений перу данного автора считается недостоверной. Так, подлинными признаны лишь две апологии и «Диалог с Трифоном иудеем».

Немалое число текстов Юстина считаются утраченными. Самый известный из них — «Сочинение против всех появившихся ересей». Сам автор ссылается на него в апологии, упоминая Симона Волхва, Маркиона и Менандра — видных ересиархов, чьи имена известны по многим источникам.

Татиан Ассириец

Являлся учеником Юстина Мученика, имел ближневосточное происхождение, но при этом отлично разбирался в греко-римской культуре, религии и философии, потому «весьма славился в языческой мудрости» по собственному же признанию. Участвовал в мистериях, но в в результате нашел себя именно в христианстве после знакомства со Священным Писанием.

Творчество Татиана отражает атмосферу поздней античности, когда христианское учение нередко смешивалось не только с идеями греческой философии, но и восточным гностицизмом, на многие века ставшим питательной средой и основой для многочисленных ересей.

Так, в рядах учеников Татиана возникло свое гностическое учение, чье понимание христианских догматов и обрядов очень сильно отличалось от известного канона. Эти идеи в дальнейшем подверглись осуждению со стороны отцов церкви.

Вместе с тем сирийский мыслитель-гностик внес немалый вклад в апологию христианства. Он весьма детально и подробно полемизировал с языческими философами и яростно их критиковал.

Татиану принадлежит авторство «Диатессарона» — так называемого Евангелия смешанного чтения, где тексты Матфея, Марка, Луки и Иоанна собраны в единое повествование. Сей труд получил распространение, стал каноническим в Сирийской церкви, а его переводы заняли важное место в традиции христиан Ближнего Востока.

Квинт Септимий Флоренс Тертуллиан

«Верую, ибо абсурдно», — именно благодаря этой фразе Тертуллиан известен многим знатокам философии. Вместе с тем он являлся одним из самых плодовитых раннехристианских мыслителей и авторов, его рукой написано порядка 40 трудов, большая часть который дошла до наших дней. Именно эти тексты заложили основу церковной латыни, ставшей в дальнейшем языком средневековой научной мысли.

Как сын военачальника, Тертуллиан получил хорошее образование, обучался риторике, философии, юриспруденции. Приняв христианство в родном Карфагене, был рукоположен в священники, однако 10 лет спустя решил стать аскетом, примкнув к течению монтанистов.

Тертуллиан был отличным знатоком Писания и произведений античных авторов, из под его пера вышло множество апологий, посланий к язычникам, нравственных поучений и наставлений для новообращенных христиан. Большое внимание он уделял обличению еретиков — парадоксально, что позднее монтанисты также признаются церковью таковыми. По этой причине богословское наследие Тертуллиана в полной мере оказалось признанным лишь в XIX веке.

Главная черта работ мыслителя — следование идее о преобладании истинной веры над разумом и логикой вкупе с жесткой критикой языческих философских идей. Он осуждает мудрствование и аллегории, предпочитая буквальное толкование священных текстов и концепцию веры в чистом виде.

Августин Блаженный

Один из самых выдающихся мыслителей, теологов, проповедников и отцов западной церкви. Его работы знаменуют собой переход от ранних апологий уже к этапу патристики в IV веке. Жизнь и творчество Августина хорошо известны благодаря «Исповеди» — знаменитому автобиографическому труду.

Подобно некоторым другим мыслителям-апологетам, Августин хорошо знал античную философию, пережил увлечение еретическим учением и в итоге обратился в христианство. Он служил священником, затем принял сан епископа и даже основал монашескую общину. При этом более всего Августин известен своей обстоятельной и развитой богословской системой, где античная мысль успешно сочетается с учением церкви.

Блаженный Августин много писал о свободе воли человека, предопределении и благодати как главном средстве для спасения души. Вместе с тем богослов уделил внимание и практическим, мирским вещам: его трактат «О граде Божьем» посвящен вопросам государственного устройства. В этом труде автор излагает свое мнение о роли христианских идеалов в сфере политики и общественной жизни людей.

Видео

Пример апологии: богослов Сергей Головин защищает идею сотворения мира через рациональное объяснение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *