Армяне это католики или православные?

С 16 по 18 марта 2010 года по приглашению Предстоятеля Армянской Апостольской церкви Верховного Патриарха и Католикоса всех армян Гергина II проходит официальный визит Святейшего Патриарха Кирилла в Армению.

Армянская церковь – одна из древнейших христианских общин. В 301 году Армения стала первой страной, принявшей христианство в качестве государственной религии. Уже много веков между нами нет церковного единства, но это не мешает существованию добрососедских отношений. На прошедшей 12 марта встрече с послом Республики Армения в России О.Е. Есаяном, Святейший Патриарх Кирилл отметил: «Наши отношения уходят вглубь веков… Близость наших духовных идеалов, единая нравственная и духовная система ценностей, в которой живут наши народы, являются фундаментальной составляющей наших отношений».

Читатели нашего портала часто задают вопрос: «В чем различие между православием и армянским христианством»?

Священник Олег Давыденков

Протоиерей Олег Давыденков, доктор богословия, заведующий кафедрой восточно-христианской филологии и восточных Церквей Православного Свято-Тихоновского Богословского Университета отвечает на вопросы портала «Православие и мир» о дохалкидонских церквях, одной из которых и является Армянская церковь.

– Отец Олег, прежде чем говорить об армянском направлении монофизитства, расскажите о том, что такое монофизитство и как оно возникло?

– Монофизитство – это христологическое учение, сущность которого состоит в том, что в Господе Иисусе Христе только одна природа, а не две, как учит Православная Церковь. Исторически оно появилось как крайняя реакция на ересь несторианства и имело не только догматические, но и политические причины.

Православная Церковь исповедует во Христе одно лицо (ипостась) и две природы – божественную и человеческую. Несторианство учит о двух лицах, двух ипостасях и двух природах. Монофизиты же впали в противоположную крайность: во Христе они признают одно лицо, одну ипостась и одну природу. С канонической точки зрения различие между Православной Церковью и монофизитскими церквами заключается в том, что последние не признают Вселенские Соборы, начиная с IV-го Халкидонского, который принял вероопределение (орос) о двух природах во Христе, которые сходятся в одно лицо и в одну ипостась.

Название «монофизиты» было дано православными христианами противникам Халкидона (сами себя они называют православными). Систематически монофизитская христологическая доктрина сформировалась в VI в., благодаря прежде всего трудам Севира Антиохийского(+ 538 г.).

IV Вселенский Собор в Халкидоне

Современные нехалкидониты стараются модифицировать свое учение, утверждают, что их отцов обвиняют в монофизитстве несправедливо, поскольку те анафематствовали Евтиха, но это изменение стилистики, не затрагивающие сути монофизитского вероучения. Работы их современных богословов свидетельствуют о том, что принципиальных изменений их доктрины не происходит, существенных различий между монофизитской христологией VI в. и современной нет. Еще в VI в. появляется учение о «единой сложной природе Христа», составившейся из божества и человечества и обладающей свойствами обоих естеств. Однако этим не предполагается признание во Христе двух совершенных природ – природы божественной и природы человеческой. Кроме того, монофизитство почти всегда сопровождается монофилитской и моноэнергистской позицией, т.е. учением о том, что во Христе только одна воля и одно действие, один источник активности, которым является божество, а человечество оказывается его пассивным орудием.

– Отличается ли армянское направление монофизитства от других его видов?

– Да, отличается. В настоящее время существует шесть нехалкидонских церквей (или семь, если Армянский Эчмиадзинский и Киликийский католикасаты рассматривать, как две, де-факто автокефальных церкви). Древние Восточные церкви можно разделить на три группы:

1) Сиро-яковиты, копты и малабарцы (Маланкарская церковь Индии). Это монофизитство севирианской традиции, в основе которой лежит богословие Севира Антиохийского.

2) Армяне (Эчмиадзинский и Киликийский католикасаты).

3) Эфиопы (Эфиопская и Эритрейская церкви).

Армянская церкви в прошлом отличалась от остальных нехалкидонских церквей, даже сам Севир Антиохийский был анафематствован армянами в IV в. на одном из Двинских соборов как недостаточно последовательный монофизит. На богословие Армянской церкви значительное влияние оказывал афтартодокетизм (учение о нетленности тела Иисуса Христа с момента Воплощения). Появление этого радикального монофизитского учения связано с именем Юлиана Галикарнасского, одного из основных оппонентов Севира внутри монофизитского лагеря.

В настоящее время все монофизиты, как показывает богословский диалог, выступают с более-менее одинаковых догматических позиций: это христология, близкая к христологии Севира.

Говоря об армянах, следует отметить, что сознание современной Армянской церкви характеризуется выраженным адогматизмом. Если другие нехалкидониты церкви проявляют немалый интерес к своему богословскому наследию и открыты для христологической дискуссии, то армяне, напротив, мало интересуются собственной христологической традицией. В настоящее время интерес к истории армянской христологической мысли проявляют скорее некоторые армяне, сознательно перешедшие из Армяно-Григорианской церкви в Православие, причем, как в самой Армении, так и в России.

– Ведется ли сейчас богословский диалог с Дохалкидонскими церквами?

– Ведется с переменным успехом. Итогом такого диалога между Православными христианами и Древневосточными (Дохалкидонскими) церквами стали так называемые Шамбезийские соглашения. Одним из основных документов является Шамбезийское соглашение от 1993 года, которое содержит согласованный текст христологического учения, а также содержит механизм восстановления общения между «двумя семьями» Церквей через ратификацию соглашений синодами этих Церквей.

Христологическое учение этих соглашений имеет целью найти компромисс между Православными и Древневосточными церквами на основе богословской позиции, которую можно было бы охарактеризовать как «умеренное монофизитство». В них содержатся двусмысленные богословские формулы, которые допускают монофизитское толкование. Поэтому реакция в православном мире на них не однозначна: четыре Православные Церкви их приняли, некоторые не приняли с оговорками, а некоторые принципиально против этих соглашений.

Русская Православная Церковь также признала, что эти соглашения недостаточны для восстановления евхаристического общения, поскольку в них содержатся неясности в христологическом учении. Требуется продолжение работы по устранению неясных толкований. Например, учение Соглашений о волях и действиях во Христе можно понять и дифизитски (православно) и монофизитски. Все зависит от того, как читающий понимает соотношение воли и ипостаси. Рассматривается ли воля, как принадлежность природы, как в православном богословии, или она усвояется ипостаси, что характерно монофизитству. Второе Согласованное заявление от 1990 года, которое лежит в основе Шамбезийских соглашений 1993 года, не дает ответа на этот вопрос.

С армянами же сегодня вряд ли вообще возможен догматический диалог, по причине отсутствия с их сторона интереса к проблемам догматического характера. После того, как в середине 90-х гг. стало понятно, что диалог с нехалкидонитами зашел в тупик, Русская Православная Церковь начала двухсторонние диалоги – не со всеми нехалкидонскими Церквями вместе, а с каждой в отдельности. В результате определилось три направления для двусторонних диалогов: 1) с сиро-яковитами, коптами и армянским Киликийским католикосатом, согласившимися вести диалог только в таком составе; 2) Эчмиадзинским католикосатом и 3) с Эфиопской церковью (это направление не получило развития). Диалог с Эчмиадзинским католикосатом не затрагивал вопросов догматических. Армянская сторона готова обсуждать вопросы социального служения, пастырской практики, различные проблемы общественной и церковной жизни, но к обсуждению догматических вопросом интереса не обнаруживает.

– Как монофизиты сегодня принимаются в Православную Церковь?

– Через покаяние. Священнослужители принимаются в сущем сане. Это древняя практика, так принимали нехалкидонитов и в эпоху Вселенских Соборов.

С протоиереем Олегом Давыденковым беседовал Александр Филиппов

Армянская Церковь

Армянская церковь — одна из древнейших христианских общин. В 301 году Армения стала первой страной, принявшей христианство в качестве государственной религии. Уже много веков между нами нет церковного единства, но это не мешает существованию добрососедских отношений. На прошедшей 12 марта встрече с послом Республики Армения в России О.Е. Есаяном, Святейший Патриарх Кирилл отметил: «Наши отношения уходят вглубь веков… Близость наших духовных идеалов, единая нравственная и духовная система ценностей, в которой живут наши народы, являются фундаментальной составляющей наших отношений».

Читатели нашего портала часто задают вопрос: «В чем различие между православием и армянским христианством»?

Протоиерей Олег Давыденков, доктор богословия, заведующий кафедрой восточно-христианской филологии и восточных Церквей Православного Свято-Тихоновского Богословского Университета отвечает на вопросы портала «Православие и мир» о дохалкидонских церквях, одной из которых и является Армянская церковь.

В чем различие между православием и армянским христианством

— Отец Олег, прежде чем говорить об армянском направлении монофизитства, расскажите о том, что такое монофизитство и как оно возникло?

— Монофизитство — это христологическое учение, сущность которого состоит в том, что в Господе Иисусе Христе только одна природа, а не две, как учит Православная Церковь. Исторически оно появилось как крайняя реакция на ересь несторианства и имело не только догматические, но и политические причины.

Православная Церковь исповедует во Христе одно лицо (ипостась) и две природы – божественную и человеческую. Несторианство учит о двух лицах, двух ипостасях и двух природах. Монофизиты же впали в противоположную крайность: во Христе они признают одно лицо, одну ипостась и одну природу. С канонической точки зрения различие между Православной Церковью и монофизитскими церквами заключается в том, что последние не признают Вселенские Соборы, начиная с IV-го Халкидонского, который принял вероопределение (орос) о двух природах во Христе, которые сходятся в одно лицо и в одну ипостась.

Армянская Церковь. Монофизиты

Название «монофизиты» было дано православными христианами противникам Халкидона (сами себя они называют православными). Систематически монофизитская христологическая доктрина сформировалась в VI в., благодаря прежде всего трудам Севира Антиохийского(+ 538 г.).

Современные нехалкидониты стараются модифицировать свое учение, утверждают, что их отцов обвиняют в монофизитстве несправедливо, поскольку те анафематствовали Евтиха1, но это изменение стилистики, не затрагивающее сути монофизитского вероучения. Работы их современных богословов свидетельствуют о том, что принципиальных изменений их доктрины не происходит, существенных различий между монофизитской христологией VI в. и современной нет. Еще в VI в. появляется учение о «единой сложной природе Христа», составившейся из божества и человечества и обладающей свойствами обоих естеств. Однако этим не предполагается признание во Христе двух совершенных природ – природы божественной и природы человеческой. Кроме того, монофизитство почти всегда сопровождается монофилитской и моноэнергистской позицией, т.е. учением о том, что во Христе только одна воля и одно действие, один источник активности, которым является божество, а человечество оказывается его пассивным орудием.

— Отличается ли армянское направление монофизитства от других его видов?

— Да, отличается. В настоящее время существует шесть нехалкидонских церквей (или семь, если Армянский Эчмиадзинский и Киликийский католикосаты рассматривать, как две, де-факто автокефальных церкви). Древние Восточные церкви можно разделить на три группы:

1) Сиро-яковиты, копты и малабарцы (Маланкарская церковь Индии). Это монофизитство севирианской традиции, в основе которой лежит богословие Севира Антиохийского.

2) Армяне (Эчмиадзинский и Киликийский католикасаты).

3) Эфиопы (Эфиопская и Эритрейская церкви).

Армянская церковь в прошлом отличалась от остальных нехалкидонских церквей, даже сам Севир Антиохийский был анафематствован армянами в VI в. на одном из Двинских соборов как недостаточно последовательный монофизит. На богословие Армянской церкви значительное влияние оказывал афтартодокетизм (учение о нетленности тела Иисуса Христа с момента Воплощения). Появление этого радикального монофизитского учения связано с именем Юлиана Галикарнасского, одного из основных оппонентов Севира внутри монофизитского лагеря.

В настоящее время все монофизиты, как показывает богословский диалог, выступают с более-менее одинаковых догматических позиций: это христология, близкая к христологии Севира.

Говоря об армянах, следует отметить, что сознание современной Армянской церкви характеризуется выраженным адогматизмом. Если другие нехалкидониты церкви проявляют немалый интерес к своему богословскому наследию и открыты для христологической дискуссии, то армяне, напротив, мало интересуются собственной христологической традицией. В настоящее время интерес к истории армянской христологической мысли проявляют скорее некоторые армяне, сознательно перешедшие из Армяно-Григорианской церкви в Православие, причем, как в самой Армении, так и в России.

Армянская Церковь. Диалог

— Ведется ли сейчас богословский диалог с Дохалкидонскими церквами?

— Ведется с переменным успехом. Итогом такого диалога между Православными христианами и Древневосточными (Дохалкидонскими) церквами стали так называемые Шамбезийские соглашения. Одним из основных документов является Шамбезийское соглашение от 1993 года, которое содержит согласованный текст христологического учения, а также содержит механизм восстановления общения между «двумя семьями» Церквей через ратификацию соглашений синодами этих Церквей.

Христологическое учение этих соглашений имеет целью найти компромисс между Православными и Древневосточными церквами на основе богословской позиции, которую можно было бы охарактеризовать как «умеренное монофизитство». В них содержатся двусмысленные богословские формулы, которые допускают монофизитское толкование. Поэтому реакция в православном мире на них не однозначна: четыре Православные Церкви их приняли, некоторые приняли с оговорками, а некоторые принципиально против этих соглашений.

Русская Православная Церковь также признала, что эти соглашения недостаточны для восстановления евхаристического общения, поскольку в них содержатся неясности в христологическом учении. Требуется продолжение работы по устранению неясных толкований. Например, учение Соглашений о волях и действиях во Христе можно понять и дифизитски (православно) и монофизитски. Все зависит от того, как читающий понимает соотношение воли и ипостаси. Рассматривается ли воля, как принадлежность природы, как в православном богословии, или она усвояется ипостаси, что характерно монофизитству. Второе Согласованное заявление от 1990 года, которое лежит в основе Шамбезийских соглашений 1993 года, не дает ответа на этот вопрос.

С армянами же сегодня вряд ли вообще возможен догматический диалог, по причине отсутствия с их стороны интереса к проблемам догматического характера. После того, как в середине 90-х гг. стало понятно, что диалог с нехалкидонитами зашел в тупик, Русская Православная Церковь начала двухсторонние диалоги – не со всеми нехалкидонскими Церквями вместе, а с каждой в отдельности. В результате определилось три направления для двусторонних диалогов: 1) с сиро-яковитами, коптами и армянским Киликийским католикосатом, согласившимися вести диалог только в таком составе; 2) Эчмиадзинским католикосатом и 3) с Эфиопской церковью (это направление не получило развития). Диалог с Эчмиадзинским католикосатом не затрагивал вопросов догматических. Армянская сторона готова обсуждать вопросы социального служения, пастырской практики, различные проблемы общественной и церковной жизни, но к обсуждению догматических вопросов интереса не обнаруживает.

— Как монофизиты сегодня принимаются в Православную Церковь?

— Через покаяние. Священнослужители принимаются в сущем сане. Это древняя практика, так принимали нехалкидонитов и в эпоху Вселенских Соборов.

С протоиереем Олегом Давыденковым беседовал Александр Филиппов.

Такой вопрос регулярно поднимается то там, то сям в сети, часто этот вопрос задается и мне. Я уже многократно давал на подобные вопросы ответы, но вопросы все равно повторяются, потому как прежние ответы «уходят в глубину». Поэтому нужно повторяться и мне. Данный пост конкретно посвящается вот этому обсуждению — http://spectat.livejournal.com/380030.html, потому как хозяин блога попросил меня об этом высказаться.
________________________
Итак, чтобы ответить на вопрос, кто православный, а кто нет, нужно для начала выяснить — а что вообще такое, эта самая православность? И что значит, если ты не православный? Начнем как в первом классе раскладывать слова по полочкам.
ПРАВО-СЛАВИЕ (греч. Орто-Доксия; арм. Ухха-Парутюн), т.е. Правое, Правильное, Прямое Прославление, означает то, что православные правильно прославляют Бога. Стало быть? Не православные не правильно прославляют Бога. Именно поэтому православие противопоставляется ничему иному, как ереси. Т.е., тот кто не православный, тот еретик. Это и есть основной ответ на вопрос «православны ли армяне?».
Кто сам себя будет считать еретиком? Кто оставаясь в своей религии будет считать, что чья-то религия (или ее подвид) правильнее? Естественно, если армяне свою веру считают самой правильной, то они не просто считают себя православными (арм. уххапар), но именно себя считают православными. Соответственно, тех, кто верит не так, они будут считать не православными.
Остается вопрос — кто решает, как оно ПРАВИЛЬНО?Это решает папа Римский? Или дядя Крымский? Это решает Турецкий султан? Или Владимир Вольфович Жириновский? Если всякая религия или ее подвид себя считает правильной, то ей все равно, кто там что о ней думает. Так чего же духарятся сетевые истерички, когда начинают вопить о неправославности армян? А духарятся они по одной простой причине — по причине отсутствия мозгов.
Религиозная истина — понятие исключительно субъективное, а потому, сколько голов, столько и «истин». И ничего удивительного в том нет, что верующий РПЦ (как и верующий любой другой греко-византийской Церкви) считая свою веру правильной себя же считает православным. Кто ему может запретить в это верить? Никто не может. Ему не может никто запретить и того, чтоб верить в неправославие армян.
Но совсем другое дело, если этот самый верующий РПЦ придет к армянину, и начнет умничать, типа, он православный, а армяне нет. Этим он просто выставит себя идиотом. Впрочем, такие люди тупят по своему конфессиональному недоразумению. Ведь греко-византийская церковная традиция сама для себя монополизировала бренд «Православие» и теперь местные неофиты мнят себя «православными» по умолчанию. Для них православный — это не тот, кто право славит Бога, а просто любой состоящий в греко-византийской конфессии.
Но и это не самый большой прикол. Ладно когда кто-то из христиан считая себя православным не считает православными других. Это как бы естественно. Но есть такие неадекваты, которые или будучи иноверцами-нехристями или вовсе атеистами, начинают рассказывать о неправославности армян. В исходном посте, на который, собственно говоря и дается ответ, есть комментарии парочки турко-мусульман, которые под зомби-кодировкой Алиевских пропагандистов на полном серьезе визжат по мотивам «да какие там армяне православные!».
Не, ну турко-курдо-мусульманин — это главный специалист по православию в Христианстве. Кто православный христианин, а кто нет, наверное решают в Азерагитпропе… ))))) Впрочем, поскольку сотрудники Азерагитпропа не отличаются ни умом ни знаниями, то критерии православности они берут из ключнической литературы РПЦ. Вот в РПЦ говорят о том, что армяне не православные, а монофизиты, то и алиевцы повторяют это как зеленые волнистые попугайчики.
Главный специалист по православию в Христианстве: «Армяне вообще не христиане. Армянская церковь политическая организация с фашистким уклоном. Там уже все очень сильно запущено, поэтому есть армяне которые добровольно принимают Ислам».
Но что это мы все о ненормальных?! Вернемся к сути темы.
Итак, желающему понять, являются ли кто-то православным, нужно осознать, что есть два понимания этого вопроса:
1. Православие — это пребывание в истинной вере
2. Православие — это конфессиональное самоназвание.
И если про первое я сказал, что дело это субъективное, как и всё в религии, то второе и вовсе пустой звук. Можно назваться хоть горшком, сути дела это не меняет. Монополии на самоназвание нет. Так же как поместные Церкви греко-византийской халкидонитской традиции в своем самоназвании содержат слово «Православная», точно так же это слово имеется в самоназвании и древневосточных дохалкидонских Церквей. Как Болгарская Церковь именуется Православной, так и Коптская Церковь именуется Православной.
Некоторым исключением среди дохалкидонских Церквей является Армянская Церковь, которая официально предпочитает называться Апостольской, но от этого она не перестает быть Православной. Видимо есть исторические причины тому, что в официальном самоназвании ААЦ нет этого слова. А может быть это нормальное, здравое представление того, что самому себя на публику величать Истинным просто не скромно, и что кто право веровал, а кто нет, то решать Богу на Страшном Суде.
Однако, тут есть еще и тот нюанс, что многие люди задаваясь вопросом о том «православны ли армяне?», менее всего интересуются правильным прославлением Бога или самоназваниями, но просто хотят понять, относится ли Армянская Апостольская Церковь к той самой церковной традиции, к которой относится Русская Церковь и что у русских на слуху как Православие. Здесь, конечно же, ответ отрицательный. Если под «Православием» понимать греко-византийскую конфессию, то армяне, как и другие негреческие народы древнего христианского Востока, к этой конфессии не относятся.
Ни армяне, ни другие народы Востока стоявшие у истоков самого Христианства не состоят в греко-византийской конфессии не потому, что вот они такие неправильные и не любят правильную греческую веру. Они не относятся к греческой конфессии потому, что в отличие от русских и других народов второго эшелона христианизации, приняли веру не от греков, а непосредственно от самих апостолов. Как те же греки. Так же как и греки с латинянами создали свои особые церковные традиции, со своими самобытными обрядами и богословскими школами, свои самобытные церковные традиции в обряде и богословии создали и армяне, и сирийцы с египтянами.
Т.е. вопрошателям нужно понять, что в отличие от русских, армяне не обязывались принимать от греков все, что те придумали, равно как и греки не обязывались что-то перенимать у армян. А вот русские приняв веру от греков, обязаны веровать так, как предписано греками, и именно эта преданность всему греческому делает бывших «византийцев» единой конфессией. И пока Русская Церковь официально не отречется от покрытой тысячелетней плесенью греко-византийской лжи о «монофизитах» и прочем таком же, она по-прежнему будет дезинформировать собственных верующих и порождать в головах несведущих вопросы о православии армян.
Впрочем, зомби-адепты Алиевской пропаганды сильно расстроятся, если отнять у них такую погремушку…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *