Авраам исаак жертва

Прошел год после того, как Авраама посетили три вестника от Бога, и Сарра родила сына. Авраам назвал его Исааком. Когда Исаак подрос, Господь решил испытать веру Авраама и его любовь к Нему. Бог обратился к нему со словами: «Возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа, и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе». Трудно было Аврааму сделать это. Но он хотел исполнить все, что Бог повелевал ему, потому что он любил Господа всем сердцем своим. Поэтому он нарубил дров, положил их на осла, взял с собою двоих слуг и Исаака и пошел в указанное Господом место. Исаак, не зная, кого отец должен был принести в жертву, спросил его: «Отец мой!… Вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения?». Авраам ответил: «Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения, сын мой». Придя к горе Мориа, Авраам оставил слуг внизу, поднялся на гору устроил там Авраам жертвенник, разложил дрова и, связав сына своего Исаака, положил его на жертвенник… Но вдруг ангел Божий воззвал к нему с неба: «Авраам! Авраам! …Не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня… Я, благословляя, благословлю тебя…» Бог всегда посылает благословение тем, кто любит Его всем сердцем.

Читайте более подробно: Бытие 22:1-18.

Эта глава рассказывает известную историю о том, как Авраам приносил в жертву Исаака, то есть о его попытке принести его в жертву, что справедливо рассматривается как одно из чудес Церкви. Здесь излагается (I) странное повеление Бога Аврааму совершить это жертвоприношение (ст. 1,2).

(II) Непонятное послушание Авраама этому повелению (ст. 3-10).

(III) Странный итог этого испытания.

1. Жертвоприношение Исаака было отменено (ст. 11,12).

2. Бог обеспечил его другой жертвой (ст. 13,14).

Стихи 1-2. Здесь описывается испытание веры Авраама – осталась ли она такой же крепкой, энергичной и победоносной после столь длительного поселения в общении с Богом, какой была вначале, когда он благодаря ей покинул свою страну. Тогда он показал, что любит Бога больше, чем своего отца, а теперь должен был показать, что любит Его больше сына. Здесь обратите внимание:

I. На время, когда Авраам подвергся испытанию (ст. 1): после сих происшествий, после всех неприятностей и трудностей, через которые ему пришлось пройти. Теперь, возможно, он начал думать, что все бури уже позади, но после всего приходит это испытание, которое оказывается самым сильным из всех. Отметьте: многие испытания в прошлом не уберегут нас от испытаний в будущем; мы еще не распоясались (3Цар 20:11, см. Пс 29:7,8).

II. На автора данного испытания: Бог искушал Авраама, но не для того, чтобы склонить ко греху, как искушает сатана (если бы Авраам принес в жертву Исаака, то не согрешил бы и повеления Бога послужили бы ему оправданием и поддержали бы его), а чтобы раскрыть его благодати – насколько они сильные, к похвале и чести и славе (1Пет 1:7). Таким же образом Бог искушал Иова, чтобы он предстал не только как хороший человек, но и великий. Бог искушал Авраама; Он поднял Авраама (в некоторых переводах), как ученый, который хорошо продвигается и, получая более высокую степень, поднимается выше. Отметьте: сильная вера часто испытывается сильными искушениями и применяется в трудных служениях.

III. На само искушение. Бог явился ему, как и ранее, позвав по имени: «Авраам!», которое Он дал ему в подтверждение обетования. Авраам, как хороший слуга, с готовностью ответил: «Вот я; что говорит мой Господин своему слуге?» Возможно, он ожидал некоего обновления обетования, как это было раньше (Быт 15:1 и 17:1). Но, к его великому удивлению, слова, сказанные Богом, вкратце можно было изложить так: «Авраам, пойди и убей своего сына»; и это повеление было дано такими словами, которые делали искушение особенно болезненным. Когда Бог говорил, то Авраам обязательно обращал внимание на каждое слово и внимательно прислушивался к ним. И каждое слово данной фразы мечом проникало в его кости; это испытание было закалено мучительными фразами. Неужели Всевышнему нравилось, что он так страдает? Нет, конечно, но когда вера Авраама была испытана, Богу, похоже, понравилось, что испытание было ужесточено (ст. 2). Обратите внимание:

1. Кого нужно было принести в жертву.

(1) «Возьми сына твоего, а не вола или ягненка», — сказал Бог. С какой готовностью Авраам расстался бы с тысячами их, чтобы искупить Исаака! «Нет, не приму тельца из дома твоего (Пс 49:9). Я должен получить твоего сына; ни твой слуга, ни управляющий твоим домом не подойдут вместо него. Я должен получить твоего сына». Иеффай, чтобы исполнить данную клятву, принес в жертву собственную дочь, а Авраам должен был принести своего сына, в котором должна была возрастать семья. «Господи, позволь, чтобы это был усыновленный сын». – «Нет,

(2) это должен быть твой единственный сын; твой единственный сын от Сарры». Измаил недавно был изгнан, к огорчению Авраама, и теперь остался один Исаак, неужели и он должен уйти? Да.

(3) «Возьми Исаака, того сына, чье имя означает «он засмеется» (Быт 17:19). Бог не говорит: «Пошли за Измаилом и принеси его в жертву», нет, это должен быть Исаак. «Но, Господи, я люблю Исаака, он для меня как моя собственная душа. Измаила нет со мной, так неужели Ты возьмешь и Исаака? Все это против меня». Да.

(4) «Того сына, которого ты любишь». Это было испытание любви Авраама к Богу, и поэтому оно должно было касаться его любимого сына; и эту струну нужно было тронуть с наибольшей силой. На еврейском языке и в русском переводе этот текст звучит более патетично, чем в английском: «Возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака». Божье повеление должно было одержать верх над всеми этими размышлениями.

2. На место. Это должно было произойти в земле Мориа, находившейся на расстоянии трехдневного путешествия. Поэтому у Авраама было время поразмыслить, и если он решится — принести жертву добровольно, чтобы это было служение в высшей степени разумное и почетное.

3. На образ действий. Он должен был принести его во всесожжение. Аврааму предстояло не только убить своего сына, но и убить его как жертву, с благоговением, согласно правилу, со всей помпезностью, соблюдая обряд, со всей степенностью и спокойствием разума, которые сопровождали его всесожжения.

Стихи 3-10. В этих стихах описывается послушание Авраама суровому повелению. Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака (Евр 11:17). Обратите внимание:

I. На сложности, через которые пришлось пройти Аврааму, чтобы быть послушным. Против этого повеления можно было выдвинуть много возражений.

1. Похоже, оно прямо противоречило предшествовавшему закону Бога, который запрещал убийство под страхом сурового наказания (Быт 9:5,6). Но разве может неизменный Бог противоречить самому себе? Тот, кто ненавидит грабеж, совершаемый для жертвоприношения (Ис 61:8), не может радоваться убийству, совершаемому ради него.

2. Как это могло совмещаться с естественной любовью Авраама к своему собственному сыну? Это будет не просто убийство, а наихудшее из убийств. Чтобы быть послушным, Аврааму придется вести себя неестественно. Если Бог настаивает на человеческом жертвоприношении, то неужели вместо Исаака нельзя найти другую жертву, как и вместо Авраама другого человека? Неужели отец верующих должен стать чудовищем из всех отцов?

3. Бог не предоставил ему никакого объяснения. Когда предстояло выгнать Измаила, то был предъявлен справедливый повод, удовлетворивший Авраама, но в данном случае Исаак должен был умереть, Авраам должен был убить его, и ни один, ни другой не знал, почему или для чего. Если Исааку предстояло умереть как мученику ради истины, или его жизнь должна была стать выкупом за чью-то другую, более драгоценную жизнь, то это было бы другое дело. Или если бы ему предстояло умереть как преступнику, бунтовщику против Бога или своих родителей, как в случае с идолопоклонником (Втор 13:8,9) или непокорным сыном (Втор 21:18,19), то это было бы жертвой справедливости. Но все обстояло по-другому: он был послушным, исполнительным и подающим надежды сыном. «Господи, какая польза от его крови?»

4. Как это согласуется с обетованием? Разве не было сказано, что в Исааке наречется тебе семя? Но что станет с этим семенем, если имеющий важное значение бутон так быстро будет сломлен?

5. Как он сможет после этого вновь посмотреть Сарре в лицо? С каким лицом он сможет вернуться к ней и своей семье, если его одежда будет забрызгана и запятнана кровью Исаака? Тогда Сарра сможет сказать: «ты жених крови у меня» (как в Исх 4:25,26);

тогда скорее всего ее чувства к нему и к Богу охладеют.

6. Что скажут египтяне, хананеи и фарезеи, жившие в той земле? Этот поступок даст им право постоянно осуждать Авраама и его жертвенники. «Приветствуют то, что имеет благодать». Можно было привести еще много других возражений, но Авраам был непоколебимо убежден в том, что это повеление Бога, а не заблуждение, и этого было достаточно, чтобы ответить на них. Отметьте: мы не должны подвергать сомнению Божьи повеления, а повиноваться им; относительно их мы не должны советоваться с кровью и плотью (Гал 1:15,16), а с приличествующей настойчивостью оставаться послушными им.

II. На некоторые шаги послушания, которые помогли возвеличить его и показать, что Авраам во всех своих действиях поступал благоразумно под водительством веры.

1. Он встал рано утром (ст. 3). Возможно, повеление было дано в ночном видении, и рано утром он приступил к его исполнению. Он не откладывал, не колебался и не тянул время, чтобы поразмыслить, так как повеление было безоговорочным и не подлежало обсуждению. Отметьте: тот, кто от всего сердца хочет исполнить волю Божью, совершает ее безотлагательно; откладывая, мы теряем время, и сердце ожесточается.

2. Он совершает приготовления для жертвоприношения, и кажется, что, подобно Гаваонитянам, его руки прилепились к дровам, предназначенным для всесожжения, чтобы не пришлось их искать, когда придется приносить жертву. Именно так должны готовиться духовные жертвы.

3. Скорее всего он ничего не говорил Сарре. Она ничего не должна была знать о цели данного путешествия, чтобы не препятствовать ему. В нашем сердце присутствует так много того, что может мешать возрастанию в исполнении долга, что нам необходимо, насколько это возможно, воздерживаться от того, что нам может препятствовать.

4. Авраам внимательно огляделся, чтобы определить место, предназначенное для всесожжения, которое Бог пообещал знамением указать ему. Возможно, направление было указано явлением божественной славы над местом жертвоприношения – какой-нибудь столп огня, спустившийся с неба на землю и видимый на расстоянии, на который он указал, сказав (ст. 5): «Мы пойдем туда, где вы видите свет, и поклонимся».

5. Он оставил своих слуг на некотором расстоянии (ст. 5), чтобы они не вмешивались и не создавали для него трудностей при совершении этого странного жертвоприношения, так как Исаак, несомненно, был любимцем всей семьи. Так и Христос, приступая к смертным мукам в саду, взял с собой лишь трех учеников, а остальных оставил у входа в сад. Отметьте: мы исполняем свой долг и поступаем мудро, если, собираясь поклоняться Богу, откладываем все мысли и беспокойство, которые могут отвлечь нас от служения, и оставляем их у подножия горы, чтобы иметь возможность пообщаться с Господом не отвлекаясь.

6. Он повелел Исааку нести дрова (чтобы, во-первых, испытать его послушание в малом и, во-вторых, чтобы он был прообразом Христа, который нес Свой крест, Иоан 19:17), в то время как сам, зная, что совершает, с непоколебимой и бесстрашной решимостью нес фатальный нож и огонь (ст. 6). Отметьте: тот, кто благодаря благодати твердо решился на какое-нибудь служение или страдание ради Господа, не должен придавать значения несущественным обстоятельствам, представляющим трудности для плоти и крови.

7. Спокойно и обстоятельно Авраам говорит об этом с Исааком, словно собирается принести обычное жертвоприношение (ст. 7,8).

(1) Когда они шли вместе, Исаак задал очень волнующий вопрос. «Отец мой», — обратился к Аврааму сын; эти слова могли растопить сердце, и, возможно, они пронзили грудь Авраама глубже, чем его нож мог войти в грудь Исаака. По крайне мере он мог сказать или подумать: «Не называй меня своим отцом, так как сейчас я стану твоим убийцей; разве может отец быть так жесток, разве может он абсолютно лишиться отцовской нежности?» Но к нашему восхищению, он держит себя в руках, сохраняя внешний вид, и спокойно выслушивает вопрос сына: «Вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения?» Посмотрите, как Исаак осведомлен о законе и правилах жертвоприношения. Вот что значит быть хорошо наставленным.

Он задал Аврааму мучительный вопрос. Как он мог терпеть мысль о том, что Исаак является агнцем? Так и есть, но Авраам до сего момента не осмелился сказать ему об этом. В тех случаях, когда Бог знает, что вера будет непробиваемым оружием, Он посмеется пытке невинных (Иов 9:23).

Это назидающий вопрос для всех нас, который учит, что если мы собираемся поклоняться Богу, то должны серьезно подумать, все ли для этого готово, особенно агнец для всесожжения. Посмотрите: огонь готов – это помощь Духа и признание Бога; дрова готовы – это учрежденные постановления, предназначенные для того, чтобы воспламенить наши чувства (которые без Духа, как дрова без огня, но Дух работает через них). Уже всё готово, но где же агнец? Где ваше сердце? Готово ли оно быть принесенным в жертву Богу и может ли, как всесожжение, вознестись к Нему?

(2) Авраам очень благоразумно ответил ему: «Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения, сын мой». Эти слова говорили либо о его послушании: «Мы должны принести агнца, которого Бог предназначил для нынешнего всесожжения». Таким образом, ему было дано основное правило подчинения божественной воле, чтобы он мог очень быстро приготовить себя для ее исполнения. Либо эти слова говорят о его вере. Имел он это в виду или нет, но значение этих слов свидетельствовало о том, что будет другая жертва вместо Исаака. Поэтому, во-первых, Бог позаботился, чтобы была великая искупительная жертва — Христос. Так как ни на небе, ни на земле не нашлось никого, кто мог бы стать агнцем для этого всесожжения, Бог сам нашел искупительную жертву (Пс 88:21). Во-вторых, Бог обеспечивает и нас жертвами признания. Именно Он приготавливает сердце (Пс 9:38). Сокрушенное и смиренное сердце – жертва Богу (Пс 50:19), о которой Он позаботился.

8. С той же решимостью и спокойствием разума после многих сердечных помышлений Авраам приступает к совершению жертвоприношения (ст. 9,10). Он совершает действия со святой готовностью; после многих изнурительных шагов, с тяжелым сердцем он, наконец, прибывает к фатальному месту, строит жертвенник (жертвенник земли, и мы можем предположить, что это был самый скорбный жертвенник, когда-либо им построенный, хотя он сделал их немало), кладет дрова для погребального костра для своего Исаака и тогда сообщает ему поразительную новость: «Исаак, ты и есть агнец, которого усмотрел Бог». Исаак, насколько видно из текста, проявляет такую же готовность, что и Авраам; мы не находим, чтобы он выдвигал какое-либо возражение, умолял сохранить ему жизнь или пытался сбежать. Тем более он не боролся со своим престарелым отцом и не оказывал какого-либо сопротивления. Раз Авраам так делал, то воля Бога исполнится, а Исаак научился подчиняться обоим. Авраам, несомненно, утешал его теми же надеждами, которыми его самого утешала его вера. Но в то же время необходимо было связать жертву. Великая жертва, которая будет принесена при полноте времени, должна быть связана, поэтому и Исаак должен быть связан. Но с каким сердцем нежный Авраам связывал его невинные руки, которые часто поднимались вверх, чтобы попросить благословения, и протягивались, чтобы обнять его; а теперь они были крепко связаны узами любви и долга! Тем не менее это нужно было сделать. Связав, Авраам положил сына на жертвенник, а его рука легла на голову жертвы, и теперь мы можем предположить, что, обливаясь слезами, он обменивается с Исааком прощальным поцелуем; возможно, он принимает еще один для Сарры от ее умирающего сына. После этого он решительно забывает о чувствах отца и принимает серьезный и пугающий вид человека, совершающего жертвоприношение. С твердым сердцем и возведенными к небу глазами он берет нож и протягивает руку, чтобы смертельным ударом перерезать Исааку горло. Изумляйтесь, небеса; удивляйся, земля, при виде этого! Это проявление веры и послушания заслуживает внимания Бога, ангелов и людей. Возлюбленный сын Авраама, радость Сарры, надежда Церкви, наследник обетования лежит на жертвеннике, готовый истечь кровью и умереть от руки собственного отца, который никогда не уклонялся от исполнения своего долга. Послушание Авраама при принесении Исаака в жертву является действенной демонстрацией (1) любви Бога к нам, когда Он отдал Своего единородного Сына, чтобы Он пострадал и умер за нас как жертва. Господу угодно было поразить Его (см. Ис 53:10; Зах 13:7). Авраам был вынужден из чувства долга и в знак благодарности расстаться с Исааком и отдать его другу, но у Бога перед нами не было никаких обязанностей, ибо мы были врагами.

(2) Нашего долга перед Богом воздать Ему за эту любовь. Мы должны идти по следам веры Авраама. Бог в Своем слове призывает нас расстаться со всем ради Христа – со всеми нашими грехами, хотя они были дороги нам, как правая рука или правый глаз, – со всем тем, что конкурирует и соперничает со Христом за владычество над сердцем (Лук 14:26);

и мы должны с радостью отпустить их. Бог Своим провидением, которое воистину является голосом Божьим, иногда призывает нас расстаться с Исааком, и мы должны делать это с радостным смирением и покорностью Его святой воле (1Цар 3:18).

Стихи 11-14. До нынешнего времени эта история была очень грустной, и, похоже, приближалась очень трагическая развязка. Но в этот момент небо внезапно проясняется, выходит солнце и открывается красивая и привлекательная картина. Та же рука, которая ранила и угнетала, здесь исцеляет и ободряет, ибо хотя Бог заставляет скорбеть, но и сочувствует. Ангел Господень, то есть сам Бог, вечное Слово, ангел завета, который был великим Искупителем и утешителем, вмешался и даровал счастливый исход данному испытанию.

I. Исаак был спасен (ст. 11,12). Повеление принести его в жертву, безусловно, было предназначено лишь для испытания, и благодаря ему стало очевидно, что Авраам любит Бога больше, чем Исаака. Цель, для которой изречено повеление, была достигнута, и поэтому оно было отменено, не повредив репутации неизменности божественной воли: «Не поднимай руки твоей на отрока». Отметьте:

(1) наши утешения скорее всего будут для нас продлены, если мы готовы отказаться от них ради воли Божьей.

(2) Наступает время Бога освобождать и помогать Своему народу, когда он дошел до крайности. Чем более неотвратима опасность, чем больше мы приблизились к исполнению приговора, тем желаннее избавление.

II. Действия Авраама заслужили не только одобрение, но и похвалу. Он получает почетное свидетельство, что он праведен: «Теперь Я знаю, что боишься ты Бога». Господь знал это и раньше, но теперь Авраам самым незабываемым образом подтвердил это. Теперь ему ничего не нужно было делать: того, что он сделал, было достаточно, чтобы доказать свое религиозное почитание Бога и Его власти. Отметьте:

(1) когда Бог Своим провидением препятствует нам совершить свои искренние намерения послужить Ему, то Он милостиво принимает наше желание совершить это служение и наши честные усилия, хотя нам не удалось их воплотить.

(2) Наилучшим доказательством нашего страха перед Богом является наше желание служить Ему и почтить Его самым дорогим, что есть у нас, и готовность расстаться со всем для Него или ради Него.

III. Вместо Исаака была предоставлена другая жертва (ст. 13). Теперь, когда был возведен жертвенник и правильно разложены дрова, нужно было положить что-то в качестве жертвы, так как (1) необходимо было поблагодарить Бога за избавление Исаака, и чем раньше, тем лучше, так как жертвенник уже был построен.

(2) Слова Авраама «Бог усмотрит Себе агнца» должны были осуществиться. Бог не разочарует Свой народ в тех ожиданиях, которые Он сам зародил в них, а им воздастся по вере. Положишь намерение, и оно состоится.

(3) Необходимо было также упомянуть обетованного Мессию – благословенное семя.

Христос был принесен в жертву вместо нас, как этот овен – вместо Исаака, и Его смерть стала нашим освобождением. «Это Я», — сказал Он, — оставьте их, пусть идут».

Хотя благословенное семя было недавно обещано и только что в качестве Его прообраза выступил Исаак, тем не менее жертва в Его честь должна возноситься до самого конца мира. И в то время жертвы животных принимались, как этот овен, в качестве залога того искупления, которое однажды будет принесено великой Жертвой. Также заслуживает нашего внимания тот факт, что храм – место жертвоприношений – впоследствии был построен на этой же горе Мориа (2Пар 3:1), и Голгофа, где был распят Христос, находилась недалеко отсюда.

IV. Этому месту было дано новое имя, чтобы почтить Бога и ободрять верующих до конца мира с радостью уповать на Господа, идя путем послушания. Авраам назвал его «Иегова-ире – Господь усмотрит» (ст. 14), возможно, ссылаясь на сказанные им слова: «Господь усмотрит Себе агнца» (ст. 8). Я не отношу этот поступок на счет находчивости Авраама, это также не было ответом на его молитву, хотя он был выдающимся ходатаем, — это было совершено Господом. Поэтому пусть эти слова будут написаны для грядущих поколений:

(1) Господь усмотрит; Его глаз всегда будет направлен на Свой народ, когда он оказывается в стесненных обстоятельствах и бедах, чтобы иметь возможность прийти со своевременной помощью в критический момент.

(2) Он усмотрится, Его увидят на горе во время величайших трудностей Своего народа. Он не только явит, но и возвеличит Свою мудрость, силу и милость в их избавлении. Там, где Бог усматривает и обеспечивает, Он будет виден и прославлен. Возможно, это место также ссылается на Бога, который явился во плоти.

Стихи 15-19. Послушание Авраама было принято с одобрением, но это еще не все. Оно было вознаграждено, щедро вознаграждено до того, как он покинул это место; возможно, пока принесенный в жертву овен продолжал гореть, Бог послал ему это милостивое послание, возобновлявшее и утверждавшее заключенный с ним завет. Заключение всех заветов сопровождалось жертвоприношением, как и этот – символической жертвой Исаака и овна. В данном подтверждении завета употребляются очень высокопарные слова, выражающие благоволение Бога к Аврааму, превосходящие все приведенные ранее, которыми он был благословлен. Отметьте: исключительные служения будут увенчаны исключительными почестями и утешениями, а благоволение в обетовании, хотя еще и не исполнившемся, должно считаться реальным и ценным вознаграждением. Обратите внимание:

(1) Богу приятно упоминать о послушании Авраама, размышляя о завете, и Он говорит о нем с восхвалением: «…так как ты сделал сие дело, и не пожалел сына твоего, единственного твоего…» (ст. 16). Он ставит на этом сильное ударение и славит его (ст. 18) за акт послушания: в нем ты послушался гласа Моего, а послушание лучше жертвы. Это не значит, что одно было соразмерной компенсацией другого, но Бог милостиво возвеличивает то, чем Авраам почтил Его.

(2) Теперь Бог подтвердил обетование клятвой. Ранее оно было изречено и запечатлено, а теперь Бог поклялся: «Мною клянусь», так как не мог никем высшим клясться (Евр 6:13). Таким образом Он сам вмешался посредством клятвы, как выразился апостол (Евр 6:17). Господь (чтобы сказать с уважением) даже поручился Своей жизнью и Личностью («Живу Я»), чтобы благодаря тем неизменным благам, которые свидетельствовали о том, что Он не может лгать, Авраам и его близкие могли иметь твердое утешение. Отметьте: если мы проявляем веру, Бог будет ободрять ее. Примите обетования, и Бог подтвердит их.

(3) Обновлено особое обетование, касающееся многочисленного потомства Авраама: «…умножая умножу семя твое…» (ст. 17). Отметьте: тому, кто готов ради Бога расстаться со всем, будет возмещено с неизреченным преимуществом. Авраам имел лишь одного сына, но из послушания Богу был готов расстаться с ним. «Хорошо, — говорит Бог, — ты будешь вознагражден тысячами и миллионами». Какую роль потомство Авраама играет в истории! Как многочисленны и прославлены его потомки, которые до нынешнего дня ликуют и радуются тому, что Авраам является их отцом! Таким образом в нынешней жизни он получил в тысячу раз больше (Мат 19:29).

(4) Обетование, несомненно, указывает на Мессию и благодать Евангелия. Эта клятва была дана нашему отцу Аврааму, и на нее ссылается Захария (Лук 1:73 и далее). А вот само обетование о великом благословении Духа: «Благословляя благословлю тебя», а именно: наилучшими благословениями Дара Духа Святого. Обетование Духа было благословением для Авраама, которое через Иисуса Христа должно было передаться язычникам (Гал 3:14).

Об умножении Церкви верующих, его духовном семени, которые должны быть многочисленны, как звезды небесные.

О духовных победах: «…овладеет семя твое городами врагов своих». Верующие своей верой победят мир и возрадуются над силами тьмы; они будут более чем завоеватели. Возможно, Захария ссылается на эту часть клятвы, говоря: «По избавлении от руки врагов наших, чтобы мы могли служить Ему небоязненно» (Лук 1:74). Но венец всего – это последнее обетование.

О воплощении Христа: «В семени твоем… в одной определенной личности, которая произойдет от тебя (ибо здесь говорится не о многих, а об одном, на что обращает внимание апостол, Гал 3:16) благословятся все народы земли (как в Ис 65:16), или все народы земли будут благословлены (англ. пер.)». В Нем все могут быть счастливы, если захотят, и каждый, кто принадлежит Ему, будет таковым и будет считать себя таковым. Христос – величайшее благословение мира. Авраам был готов отдать своего сына в жертву, чтобы почтить Бога, и поэтому Бог пообещал отдать Своего Сына в жертву для спасения человека.

Стихи 20-24. Эти стихи записаны здесь, чтобы (1) показать, что, хотя Авраам считал свою семью высоко почтенной особыми привилегиями, достойной завета и благословленной правом на обетование, в то же время он не смотрел с презрением и пренебрежением на своих родственников, а был рад слышать о возрастании и процветании их семей.

(2) Подготовить нас к следующей истории о браке Исаака и Ревекки – дочери из этой семьи.

Авторы Произведения Рецензии Поиск Магазин Вход для авторов О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Жертвоприношение Исаака Авраамом – один из наиболее широко обсуждаемых эпизодов книги Бытия, да и всего Ветхого завета. История о том, почему Авраам приносит в жертву сына своего Исаака рассказана в 22 главе книги Бытия.

В данной статье вы познакомитесь с толкованием данного эпизода библейской истории Филарета Московского (Дроздова). Вы также можете прочесть толкование жертвоприношения Исаака профессора A.П. Лопухина.

Более короткое объяснение эпизода жертвоприношения Исаака есть также в нашей статье жертвоприношении Авраама.

22.1 И было после сих происшествий, что Бог искушал Авраама, и сказал ему: Авраам! Он ответствовал: вот я.

22.2 Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака, и поди в землю Мориа, и там принеси его во всесожжение на одной из гор, которую Я укажу тебе.

22.3 И так Авраам встал рано, оседлал осла своего, взял с собою двоих из рабов своих и Исаака, сына своего; наколол дров для всесожжения и встав, пошел на место, которое указал ему Бог.

22.4 На третий день Авраам, возведши очи свои, увидел место издалека.

22.5 Тогда Авраам сказал рабам своим: останьтесь здесь с ослом, а я и сын пойдем туда и поклонясь, возвратимся к вам.

22.6 И взял Авраам дрова для всесожжения и положил на плечи Исааку, сыну своему, а сам взял в руки огонь и нож, и пошли оба вместе.

22.7 И начал Исаак говорить Аврааму, отцу своему и сказал: Батюшка! Он сказал: что сын мой? А тот сказал: вот огонь и дрова; где же агнец во всесожжение?

22.8 Авраам сказал: Бог усмотрит для Себя агнца во всесожжение, сын мой. И шли далее оба вместе.

22.9 И когда они пришли на место, которое указал ему Бог, тогда Авраам создал там алтарь, разложил дрова и, связав сына своего Исаака, положил его на алтарь поверх дров.

22.10 И простер Авраам руку свою и взял нож, чтобы заколоть сына своего.

22.11 Тогда Ангел Господа воззвал его с небес и сказал: Авраам! Авраам! Он сказал: вот я

22.12 Ангел оказал: не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего; ибо теперь Я знаю, что ты боишься Бога, когда ты не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня.

22.13 И возвел Авраам очи свои и увидел: и вот, один овен, запутавшийся в чаще рогами своими. Авраам пошел, взял овна и принес его во всесожжение вместо сына своего.

22.14 Тогда Авраам назвал имя месту тому: Иегова-ире. Посему и ныне говорится: на горе Иеговы усмотрится.

22.15 Потом вторично воззвал Авраама Ангел Господа с небес

22.16 и сказал: Мною клянусь, говорит Господь, что поелику ты сделал сие дело и не пожалел сына твоего, единственного твоего;

22.17 то Я благословляя благословлю тебя, и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на брегу моря; и наследует семя твое города врагов своих;

22.18 и благословятся в семени твоем все народы земные за то, что ты послушался гласа Моего.

22.19 И возвратился Авраам к рабам своим, и встали, и пошли вместе в Беэр-шаву; и жил Авраам в Беэр-шаве.

Принесение сына в жертву есть верховное дело веры Авраамовой. Оно есть решительное испытание по совершении образования, или, если можно так сказать, Божественного воспитания отца верующих; оно есть последний шаг на пути благодатных обетований и потому существенное заключение истории Авраама как отца верующих. В немногих последующих о нем сказаниях глас Божьих обетований более не слышен; и виден более Авраам – отец семейства, нежели Авраам – отец верующих.

Важность рассматриваемого теперь происшествия, к сожалению, принятого некоторыми христианами с холодным недоумением, чувствовали, конечно, и магометане, когда вменили себе за честь в своих сказаниях перенести приключение Исаака на лице Патриарха своего Измаила и уставили праздник в память оного.

Простота, с какою Моисей излагает происшествие столь поразительное, выше всякого искусства. Она делает, и она одна могла сделать, его сказание чистым отпечатком истины и приблизить к разумению такие чувствования и деяния, для изображения которых язык человеческий весьма недостаточен.

И было после сих происшествий. Сим указуется время следующего происшествия, впрочем, так, что указание не относится собственно и точно ни к последнему из предшествовавших Богоявлений, ниже к последнему приключению Авраама в Герарах, но неопределенно к предшествовавшим происшествиям жизни Авраамовой. Посему полный смысл текста может быть таков: после многих внутренних и внешних искушений, коими Авраам столь долго был очищаем и утверждаем в вере, и после некоторого отдохновения, данного ему в Гераре, как бы для возобновления сил к новому подвигу, наконец, последовало величайшее и Божественное искушение.

Бог искусил Авраама. Здесь останавливает некоторых мысль, как можно приписать действие искушения Богу, который есть сердцеведец и который, по свидетельству апостола Иакова, не искушает никого (Иак. 1. 13).

Уклоняясь от сих затруднений, один из толкователей (Cleric, in comm.) полагает, что искушавший Авраама был Ангел, который хотел узнать, так ли Авраам любит Бога своего, как язычники чтят своих, принося им человеческие жертвы. Но в сей догадке то не может быть доказано, что человеческие жертвы были в употреблении у язычников прежде времен Авраама26; то, что искушавший был Ангел, противоречит сказанию Моисея, где глаголющим представляется сперва Сам Бог (1), потом хотя и Ангел (11), но по воле (16) и даже в лице Самого Бога (12). Наконец, если Ангел испытывал праведника для Бога, сие есть то же, как бы испытывал сам Бог; но если для себя, то какое он мог иметь к сему побуждение и какую на сие власть?

Другие мнения новейших критиков, будь то как требование Богом Исаака в жертву, так и исполнение оного виделись Аврааму во сне (Эйхгорн), или будто он предпринял было сию жертву по примеру финикиян, но вдруг оставил сие намерение, получив лучшее понятие о богослужении (Брунс), столь несовместны с ясными выражениями повествования Моисеева, что не имеют права на опровержение, как сновидения разума и порождения упрямого неверования бытию и действию вышних сил, языческого в христианстве.

Искушение, по всеобщему понятию сего слова в Св. Писании, есть приведение какого- либо существа в такое состояние, в котором бы сокровенные его свойства открылись в действии (Исх. XV. 25. XVII. 2. 3Цар. X. 1). Как сие может быть делаемо по многим причинам и побуждениям, то в основание искушения не всегда должно полагать неведение искушающего (Ин. VI. 6). В духовном смысле искушение есть двоякое: искушение во зле, или возбуждение к действованию злых склонностей, кроющихся в человеке, и искушение в добре, или направление, даваемое действующему в нем началу добра к открытой брани против зла или против препятствий в добре, для достижения победы и славы. Первое не от Бога, но есть следствие оставления Богом (2Пар. XXXII. 31). Второе от Бога и, в меру духовных сил, посылается как благодать тем, которые достойны принять от исполнения воплощенного Сына Божия и благодать на благодать. Такого искушения Давид просил себе (Пс.XXV. 2). Сам Иисус Христос искушаем был всячески (Евр. IV. 15) и в заключение бесчисленных искушений от диавола и человеков был в Божественном искушении в саду Гефсиманском (Мф. XXVI. 38. 39). Сего рода было искушение Авраама в Исааке.

Сие искушение Авраама концом и плодом своим долженствовало иметь утверждение в нем веры, надежды и любви в высочайшем их порядке, которому последняя должна быть больше двух первых (1Кор. XIII. 13), то есть их себе подчинить, объять как бы поглотить, не истребляя их; указание другим призываемым на путь жизни духовной, к какой высоте они призываются; прообразование как для самого Аврама, так и для потомства великой жертвы Сына Божия.

Возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака, и поди в землю Мориа, и там принеси его во всесожжение, на одной из гор, которую Я укажу тебе.

Вместо единственного перевод семидесяти прилагает к Исааку наименование возлюбленного, подобно как и в других местах не выдерживает он знаменательности первого из сих слов, как, например, в приложении его к Соломону (Притч. IV. 3). Но как бы то в семпоследнем случае ни было, а Исаак есть точно единственный у Авраама, по обетованию и по предназначению к наследию, хотя и не единородный по плоти.

Землю Мориа семьдесят называют землею высокою; Симмах и по нем Иероним – землею видения (от ראה видеть), Онкелос и Ионафан – землею Богослужения (от ירא бояться), некоторые новейшие прелагают землею явившегося Бога ( יהמראה) и думают, что сие имя употреблено здесь по предварению в соответствии с последующим сказанием и проименованием места от Авраама (14). Страна Мориа, без сомнения, есть та самая, где гора Мориа, место храма Иерусалимского (2Пар. III. 1).

Об одной из гор неопределенно упоминается потому, что сия страна имела многие, которых положение, конечно, еще не было известно Аврааму (Пс. XXIV. 2).

Дух искусительного повеления таков, что в каждом слове заключается особенное искушение или еще многие искушения. Сие было, так сказать, множество стрел, одна за другою ударявших в щит веры Авраамовой.

Возьми сына твоего. Отрекись от чувствований отеческих и решись не только лишиться своего сына, но еще сам лишить его жизни.

Единственного твоего. Ты пожертвовал первым твоим сыном благоденствию второго и изгнал оного; третьего иметь не чаешь; жертвуй в единственном твоем всеми утешениями и чаяниями твоими.

Которого ты любишь. Сердцеведец знает, что не каждый отец любит своего сына так, как ты, и что сам ты не столько возлюбил первого твоего сына, как второго. В последний раз почувствуй всю силу сея любви и отвергнись ее.

Исаака. Того, которого ты от рождения его нарек радостью, на котором утверждены все твои обетования, который предназначен к завету вечному, в котором заключено благословение всех народов, того самого умертви беспотомственно. «Как же исполнятся обетования? Как сбудется слово Божие: В Исааке наречется тебе семя? Что будет с племенами земными, когда их благословение вземлется от земли? «

И поди в землю Мориа. Три дня путешествия (3) даются тебе для того, чтобы ты не уклонился от внутренней борьбы скорым исполнением повеленного и чтобы сие исполнение не показалось следствием опрометчивой решимости. Прежде требуемого наружного ты должен совершить внутреннее жертвоприношение, несравненно труднейшее и продолжительнейшее.

И там принеси его во всесожжение. Принеси его тому Богу, Которому ты веруешь и служишь от всего сердца и Который обещал быть твоим щитом и наградою; тою любовью, которою ты возлюбил Даровавшего тебе сына обетования, возлюби ныне Отъемлющего.

На одной из гор, которую Я укажу тебе. Ты не будешь знать места, где совершится твое жертвоприношение, как только во время самого жертвоприношения. Ты не узришь гроба твоего сына и, может быть, не найдешь после места, где будет рассыпан пепел его. При таком понятии о испытательном повелении Божием, которое, по-видимому, необходимо рождается из самых слов повеления, как могло статься, что Авраам признал откровение сие истинным, и он решился поступить по нему, несмотря на видимые в нем противоречия против естественного своего чувствования и убеждения?

В истине откровения не мог он усомниться, потому что образ истинных откровений был ему известен из многократных опытов.

Луч света, который озарял и ободрял Авраама в сей ноше веры, была, как изъясняет сие его состояние Апостол (Рим. IV. 17. Евр. XL. 19),мысль о воскресении мертвых, которая представляла ему смерть Исаака не совсем невозвратною его потерею и, таким образом, еще питала веру и надежду обетования. Впрочем, так как тот же апостол примечает, что Авраам сверх упования с упованием веровал (Рим.IV. 18), должно признать, что в сие время вера и надежда сокрыты были в любви его к Богу как временные, приготовительные и частные добродетели во всеобщей, полной и вечной. Исполненный силою сей Божественной любви, Авраам творит ее дело; и как она всему верит, всего надеется, и никогда не отпадает (1Кор. XIII. 7. 8), то вера и надежда не могли поколебаться при сем, хотя и теряли видимое средство к достижению своего предмета.

Оседлал осла своего. Осел для одного Авраама или по причине старости, или по обыкновению, по которому сим преимуществом пользовались только сильные из людей (Суд.IV. 9. X. 4).

Двоих из рабов. Вероятно, для того, чтобы нести дрова.

Наколол дров, ибо нужны были сухие.

На третий день. Флавий и Иероним считают точно три дни пути от Вирсавии до горы Мориа.

Увидел место издалека. Конечно, по некой ему знамению, данному от Бога.

Останьтесь здесь с ослом. Рабы не должны были видеть жертвоприношения, как не знавшие тайны веры. Они могли бы удержать Авраама, как неистового.

И поклонясь возвратимся к вам. Сие Авраам сказал или с притворством для того, чтобы скрыть свое намерение; или, по обыкновению, доразумевая всеобщее условие: если будет угодно Промыслу. Но дух его так был приближен к Богу, что он, не примечая, пророчествовал.

И пошли оба вместе. Отец и сын, и они же – жрец и жертва! И безмерно великодушный отец не чувствует необходимости даже на время удалиться от своей любезной жертвы, чтобы предаться своим чувствованиям или чтобы сокрыть их. Они оба вместе, они одни, но тяжкая тайна неприкосновенно лежит в душе Патриарха.

Батюшка. Как болезненно долженствовало быть для Авраама сие воззвание, которое он почитать мог последним!

Бог усмотрит для себя агнца во всесожжение, сын мой. Не открывая истины, дабы преждевременно не возмутить Исаака, Авраам нечувствительно приготовляет его к открытию, предварительно давая разуметь, что дело совершается под непосредственными повелениями от Бога. Между тем и здесь заключается нечаянное предсказание.

Связав. Должно думать, что более по обряду жертвенному, нежели по нужде. Исаак был в такой крепости, а Авраам в такой старости, что первый не иначе мог быть связан последним к закланию, как разве по собственному его согласию.

Авраам! Авраам! Призывание поспешности. Оно показывает, что Авраам удержан был пред самым совершением рокового удара. Итак, в сердце Авраама жертвоприношение было уже совершено.

Теперь я знаю и проч. Познавание, приписываемое Богу на языке Св. Писания, не предполагает в Нем никакого предшествовавшего неведения. Так говорит Давид: испытай меня Боже и узнай сердце мое (Пс. CXXXVIII. 23), и говорит сие непосредственно после того, как изобразил всеведение и вездеприсутствие Божие. Как Бог, по высочайшей чистоте существа Своего, положительным образом ведает единое благо, а зло удаляет как от всеблагой воли Своей, равно и от всеобъемлющего ума Своего (Лк. XIII. 27), то когда Он человека посредством сильного и деятельного искушения очищает, возвышает, утверждает во благе и соединяет с Собою, тогда можно сказать, что Он познает человека. Так знал Он Моисея по имени (Исх. XXXIII. 17). Так познал Авраама в жертвоприношении сына. «Ты прошел, – глаголет Он, – многие искушения27 голод в земле Ханаанской, 3) похищение Сарры в Египте, 4) брань против четырех царей, 5) неплодство Сарры, отчего и брак с Агарью, 6) изгнание Агари, уже имущей во чреве, 7) обрезание, 8) похищение Сарры в Гераре, 9) отлучение Измаила, 10) жертвоприношение Исаака., но которые только постепенно развивали и возращали посеянное в тебе семя страха Божия и веры; теперь оно принесло зрелый плод: ты достиг твоего назначения; ты явился таким, каким предуведен; ты пришел теперь в меру вечного познания. Теперь Я знаю.Боишься. Страх здесь разумеется не рабский, который изгоняется любовию (1Ин. IV. 18.), но чистый, который пребывает в век (Пс. XVIII. 10).

Один овен. Вместо אחד один в нынешнем тексте еврейском читается אחר, что, как думают, значит назади. Но в сем значении надлежало бы сказать אחור; и как Авраам мог видеть овна, который был у него назади? Из сего видно, что истинное чтение есть первое из сих, которое находится в текстах самаритянском, семидесяти толковников и вообще у древних.

В чаще. Сие значение, под разными словами, дают слову סבך большею частию древние переводчики и сами семьдесят толковников в книге Исаии (IX. 18). По сему перевод их в настоящем месте: εν φυτω σαβεκ, в котором слово савек принято за название некоторого растения, доверия не заслуживает.

Взял овна. Евреи говорят, что сей овен создан и уготован для сего жертвоприношения в шестой день мира. Или очень баснословно, или очень таинственно!

Христианские законники вопрошают: какое Авраам имел право принести в жертву овна, ему не принадлежащего? На сие должно сказать, что при виде овна он почувствовал истину своего нечаянного предсказания: Бог смотрит для Себя агнца, и принял жертву от Бога, чтобы принести Богу.

Иегова-ире. То есть Иегова усмотрит. Наименование сие взято из прежних слов Авраама к Исааку: Бог усмотрит для Себя агнца, которые слова имели сколько непредвиденное, столько и радостное событие. Имена, особенно мест, у евреев нередко состоят из нескольких слов (Быт. XXVIII. 19. Исх.XVI. 15).

По сему и ныне говорится. Моисей приводит здесь пословицу своего времени с двоякою пользою: сохранившаяся пословица свидетельствует о древнем происшествии; древнее происшествие вразумляет о глубоком значении пословицы.

На горе Иеговы усмотрится. Проще: когда придешь на гору, куда призывает Господь, там видно будет. Таковая пословица приличествует тем случаям, в которых искушение кажется непрестанно возрастающим, и человек, желая исполнить волю Божию, приближается к очевидной опасности. В сих случаях знающие пример Авраама должны говорить себе: восходи с доверенностью на тору искушения по пути, указанному Богом, и не заботься прежде времени о своей безопасности; когда достигнешь самого верха горы и готов будешь пожертвовать самою кровью, и тогда еще Господу будет время явить тебе Свою милость и сотворить со искушением и избытие: Он призрит на твою веру и послушание, и ты узришь Его спасение.

Благословляя благословлю тебя, и умножая умножу семя твое и проч. Теперь все прежние многочастные благословения и обетования, совокупно и с усугублением, льются на главу Патриарха.

Как звезды небесные и как песок на брегу моря. Отцы примечают здесь два семени: небесное и земное. В постепенном раскрытии обетований прежде показано было Аврааму земное (XIII. 16.), потом небесное: посмотри на небо и проч. (XV. 5). Так и в событии обетований сперва явились чада Авраамовы земные, по плоти; потом чада по духу – небесные.

* * *

История приносимого в жертву Исаака в Новом Завете называется притчею воскресения из мертвых (Евр. XI. 19). Смерть и Воскресение Иисуса Христа есть самое близкое и верное разрешение сей притчи.

Авраам из любви к Богу жертвует Ему единственным своим сыном. Бог из любви к человеку не пощадил Сына своего единородного, но за нас всех предал Его (Ин. III. 16. Рим. VIII. 32).

Исаак, оставив рабов с ослом, один с отцом восходит на гору жертвоприношения. Иисус, оставленный учениками, не совсем еще отрешившимися плоти, восходит на гору пропятая (которая была та же самая если не частью и вершиною своею, то общим основанием), дабы одному истоптать точило (Ис. LXIII. 3).

На Исаака возлагаются дрова, потом он возлагается на дрова. Иисус несет на гору крест, потом Сам возносится на крест.

Исаак не противится своему закланию. Иисус послушен даже до смерти, и притом смерти крестныя (Флп. II. 8).

Жертвою сына своего Авраам хотел, как недостаточные, восполнить и запечатлеть свои прежние жертвы овнов и тельцов. Крестною жертвою Сына Своего Бог благоволил запечатлеть все кровавые жертвы не совершенные и только преобразовательные.

Исаак, в течение трех дней закалаемый решительным произволением отца своего, уже возложенный на дрова всесожжения, приемлет жизнь с небеси, оставляя смерть свою овну, явленному Богом. Иисус, умерщвлен быв плотию, яко агнец, ожив духом (1Пет. III. 18), яко Бог, тридневен восстает от гроба.

Жертва Исаака низводит обильнейшие благословения Божии на все потомство Авраамово. Жертва Иисуса Христа привлекает бесчисленные благословения на всю Церковь, весь человеческий род и весь мир.

* * *

Те, которых Бог ведет во внутреннем пути по следам Отца верующих, могут в Его великой жертве видеть образ высочайшей жертвы духовной. Если слова Господа: кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот спасет ее (Мк. VIII. 35), заключают в себе непреложный закон спасаемых, то должно быть место на внутреннем пути, где по мере любви приносят в жертву не только тело, дела, помышления, но самую душу свою, подобно как Авраам принес Исаака – душу рода своего.

Когда Моисей в жару молитвы о избранном от Бога народе желает сам изглажден быть из книги Божией (Исх. XXXII. 32), когда Павел свидетельствуется Духом Святым, что он желал бы сам отлучен быть от Христа, дабы привести к нему Израиля (Рим. IX. 3), сии мужи для любви к Богу забывают собственные чаяния грядущих благ; они таинственно теряют свою душу, одушевляясь одною чистою ревностью по славе Его имени; они приносят в жертву единственного своего Исаака.

Люди, порабощенные или закону плоти похотью, или закону внешних только дел гордостью и лицемерием, не достигают сей высоты любви; не постигают ее и даже отвергаются.

Душевен человек не приемлем, яже Духа Божия (1Кор. II. 14). Вместо того чтобы, оставя все земное и неся крест свой, восходить на гору являющегося Бога, дабы причаститься смерти и воскресения Христова, они остаются под горою и стерегут осля свое.

Эта история известна едва ли не больше всех остальных историй Ветхого Завета: однажды Бог потребовал от праотца Авраама принести Ему в жертву Исаака, любимого сына, которого Бог ему в свое время обещал и которого так долго пришлось ждать. Теперь Бог потребовал его убить. А когда Авраам уже занес над сыном нож, то Богу эта жертва оказалась ненужной. Зачем всё это?

Одни считают, что эта история как в капле воды высвечивает всю жестокость древних еврейских легенд, не имеющих к нам, по счастью, никакого отношения (так полагал, к примеру, Лев Толстой). Другие, напротив, видят здесь нечто очень важное – не случайно история о несостоявшемся жертвоприношении Исаака играет такую важную роль и в христианстве, и в иудаизме. Христиане вообще полагают, что именно здесь Ветхий Завет подошел ближе всего к тайне, которая открывается в Новом Завете. Но разве есть смысл в таких повелениях, разве не выглядит подобная проверка жестокой насмешкой?

«Авраам приносит Исаака в жертву». Рейтерн Е., 1849 г.

Человеческие жертвоприношения были широко распространены в древности. Чтобы получить от богов что-то особо ценное и нужное, им следовало отдать самое дорогое – а что может быть дороже человеческой жизни? Многие язычники время от времени резали на алтарях пленников или рабов, а некоторые (например, инки в Южной Америке) посылали к нему знатных и красивых юношей, которые шли на смерть добровольно, окруженные почетом. Они умирали, чтобы жил их народ.

Наконец, самая дорогая жертва – это собственные дети, особенно мальчики-первенцы, которые должны унаследовать имя и титул отца. Религия хананеев и других народов, населявших Палестину до израильтян, считала такие поступки весьма похвальными (это к вопросу о том, за какие именно грехи Бог впоследствии обрек эти народы на полное уничтожение).

Впрочем, Библия рассказывает и об одном эпизоде, когда такая жертва была принесена израильтянином. Много позже судья (т.е. правитель) Иеффай в благодарность за дарованную Богом победу неосторожно пообещал принести Ему в жертву первое животное, что выйдет из ворот его дома. Первой навстречу выбежала радостная дочь… Иеффай исполнил свой обет, хотя, пожалуй, мог бы этого и не делать. Увы, всегда и везде были люди, слишком рьяно бравшиеся за исполнение своих религиозных обязательств, даже если это и стоило жизни кому-то из окружающих.

Но вернемся к нашей истории. Исаак был не просто долгожданным сыном – его обещал бездетным Аврааму и Сарре сам Господь, и сказал, что от него произойдет великое потомство, избранный народ. Супруги терпеливо ждали, когда сбудется это обещание – и оно сбылось только тогда, когда уже никакой надежды на продолжение рода у этой пары не осталось, они были слишком стары, чтобы рождать детей. Да, Богу было нужно испытать их верность, показать им, что все в этом мире верующие получают именно от Него, зачастую вопреки собственным расчетам и здравому смыслу. Но неужели Авраам был недостаточно верен? Неужели не научилась всему за время их странствий Сарра?

И зачем, наконец, было подвергать доверие Авраама еще одному, самому страшному испытанию… Бог обратился к Аврааму с такими словами: «возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе».

Авраам ничего не отвечал Господу, и мы можем лишь догадываться о его чувствах и мыслях. Библия описывает лишь его поступки: «Авраам встал рано утром, оседлал осла своего, взял с собою двоих из отроков своих и Исаака, сына своего; наколол дров для всесожжения, и, встав, пошел на место, о котором сказал ему Бог». Три долгих дня продолжалось это путешествие. Наконец, они подошли к горе, взойти на которую должны были только Авраам с Исааком, а вот вернуться… Слугам Авраам сказал, что они вернутся вдвоем. Хотел ли он их успокоить? Или действительно думал, что все как-нибудь обойдется, и сын останется в живых? Автор новозаветного Послания к Евреям, например, считал, что Авраам верил: после жертвоприношения Бог воскресит Исаака.

Мальчик и сам, наверное, начинал о чем-то догадываться и спросил отца: «вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения?» Авраам отвечал: «Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения, сын мой». Как бы ни складывались обстоятельства, он был уверен, что Бог придумает для этой истории хороший конец. Так оно и случилось. Когда мальчик уже лежал на жертвеннике, а Авраам занес над ним руку с ножом, с неба раздался голос: «Авраам! Авраам! Не поднимай руки твоей на отрока, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня».

Испытание было пройдено. Зачем оно было нужно, ведь Всеведущий Бог знал наверняка, что Авраам его выдержит? Да, Он знал – но этого еще не знал Авраам. Значит, ему был необходим и этот опыт, и эта победа.

А зачем он нужен нам, или зачем был нужен древним евреям или даже их соседям? Рассказ об Аврааме и Исааке объяснял, почему израильтяне категорически отказались от человеческих жертв. Дело вовсе не в том, что они были слишком изнежены или недостаточно высоко ставили своего Бога, чтобы отдавать ему жизни своих любимых. Нет, Авраам был готов на это пойти, но Бог Сам отверг ненужное жертвоприношение невинного ребенка.

«Распятие». Дюрер А., 1497 г.

Можно, конечно, добавить, что каждого верующего рассказ об Аврааме и Исааке призывает к готовности пожертвовать для Бога самым дорогим и не воспринимать даже единственного ребенка как свою личную собственность.

А можно найти у этой истории множество иных граней. Например, она рассказывает нам, что путь веры состоит из парадоксов, и жестоких парадоксов, если подходить к ним с земными мерками. Ты получаешь всё, что тебе обещано, и много больше того, но совсем не таким легким и удобным путем, как тебе бы хотелось, и как можно было бы сделать – именно потому, что

Богу ты нужен не просто таким, какой ты есть сейчас, а самым лучшим, самым сильным, самым верным и самым прекрасным, каким ты только можешь стать.

В том месте, где Авраам некогда занес нож над Исааком, со временем будет построен Храм, и рядом с этим местом будет принесена Голгофская жертва – самый странный и страшный парадокс библейской истории, самая большая жертва, которую принес – на сей раз – Бог ради спасения людей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *