Басни Крылова лжец

Басня Крылова «Лжец»
Из дальних странствий возвратись,
Какой-то дворянин (а может быть, и князь),
С приятелем своим пешком гуляя в поле,
Расхвастался о том, где он бывал,
И к былям небылиц без счету прилыгал.
«Нет, — говорит, — что я видал,
Того уж не увижу боле.
Что здесь у вас за край?
То холодно, то очень жарко,
То солнце спрячется, то светит слишком ярко.
Вот там-то прямо рай!
И вспомнишь, так душе отрада!
Ни шуб, ни свеч совсем не надо:
Не знаешь век, что есть ночная тень,
И круглый божий год все видишь майский день.
Никто там ни садит, ни сеет………………………………….
читает Игорь Ильинский
Игорь Владимирович Ильинский (11 июля 1901—13 января 1987) — советский актёр, режиссёр театра и кино, мастер художественного слова (чтец). Народный артист СССР.
Ива́н Андре́евич Крыло́в (2 февраля 1769, Москва — 9 ноября 1844, Санкт-Петербург) — русский поэт, баснописец, переводчик, сотрудник Императорской Публичной библиотеки, Статский Советник, Действительный член Императорской Российской академии (1811), ординарный академик Императорской Академии наук по Отделению Русского языка и словесности (1841).
В молодости Крылов был известен прежде всего как писатель-сатирик, издатель сатирического журнала «Почта духов» и ходившей в списках пародийной трагикомедии «Трумф», высмеивавшей Павла I. Крылов является автором более 200 басен с 1809 по 1843 год, они вышли в свет в девяти частях и переиздавались очень большими по тем временам тиражами. В 1842 году его произведения вышли в немецком переводе. Сюжеты многих басен восходят к произведениям Эзопа и Лафонтена, хотя немало и оригинальных сюжетов.
Многие выражения из басен Крылова стали крылатыми.
Басни И. А. Крылова положены на музыку, например, А. Г. Рубинштейном — басни «Кукушка и Орёл», «Осёл и Соловей», «Стрекоза и Муравей», «Квартет».

Из дальних странствий возвратясь, Какой-то дворянин (а может быть, и князь), С приятелем своим пешком гуляя в поле, Расхвастался о том, где он бывал, И к былям небылиц без счету прилагал. «Нет,- говорит,- что я видал, Того уж не увижу боле. Что здесь у вас за край? То холодно, то очень жарко, То солнце спрячется, то светит слишком ярко. Вот там-то прямо рай! И вспомнишь, так душе отрада! Ни шуб, ни свеч совсем не надо: Не знаешь век, что есть ночная тень, И круглый божий год все видишь майский день. Никто там ни садит, ни сеет: А если б посмотрел, что там растет и зреет! Вот в Риме, например, я видел огурец: Ах, мой творец! И по сию не вспомнюсь пору! Поверишь ли? Ну, право, был он с гору».- «Что за диковина!- приятель отвечал,- На свете чудеса рассеяны повсюду; Да не везде их всякий примечал. Мы сами вот теперь подходим к чуду, Какого ты нигде, конечно, не встречал, И я в том спорить буду. Вон, видишь ли через реку тот мост, Куда нам путь лежит? Он с виду хоть и прост, А свойство чудное имеет: Лжец ни один у нас по нем пройти не смеет; До половины не дойдет — Провалится и в воду упадет; Но кто не лжет, Ступай по нем, пожалуй, хоть в карете».- «А какова у вас река?» — «Да не мелка. Так видишь ли, мой друг, чего-то нет на свете! Хоть римский огурец велик, нет спору в том, Ведь с гору, кажется, ты так сказал о нем?» — «Гора хоть не гора, но, право, будет с дом».- «Поверить трудно! Однакож как ни чудно, А все чуден и мост, по коем мы пойдем, Что он Лжеца никак не подымает; И нынешней еще весной С него обрушились (весь город это знает) Два журналиста да портной. Бесспорно, огурец и с дом величиной Диковинка, коль это справедливо».- «Ну, не такое еще диво; Ведь надо знать, как вещи есть: Не думай, что везде по-нашему хоромы; Что там за домы: В один двоим за нужду влезть, И то ни стать, ни сесть!» — «Пусть так, но все признаться должно, Что огурец не грех за диво счесть, В котором двум усесться можно. Однакож мост-ат наш каков, Что Лгун не сделает на нем пяти шагов, Как тотчас в воду! Хоть римский твой и чуден огурец…» — «Послушай-ка,- тут перервал мой Лжец,- Чем на мост нам идти, поищем лучше броду».

Почему басни И. А. Крылова не теряют своей актуальности
Произведения замечательного русского баснописца И. А. Крылова имеют всемирную известность. Восхищение и широкий интерес вызывали басни в XIX веке, не теряют они своей актуальности и сейчас. Что же является причиной такой удивительной живучести этих коротких стихотворных историй? Гоголь не зря называл басни Крылова «книгой мудрости самого народа», ведь в них отразились те человеческие качества, которые сами люди воспринимают как пороки и недостатки и всеми способами стараются искоренить. Звери и вещи, говорящие понятным нам языком, обладающие характерами, которые мы с легкостью можем заметить у наших знакомых и окружающих, помогают нам критически взглянуть на самих себя, стать честнее, добрее, трудолюбивее. Однако зло всегда очень живуче, поэтому и сегодня мы смеется над лицемерием, скупостью, тунеядством, изворотливостью, глупостью, мастерски показанными автором в своих произведениях еще 150—200 лет назад. Вторая причина «долгожительства» басен — меткий, точный и яркий язык поэта. Вот почему запоминаются его произведения безо всякого труда, вот почему многие строки из басен Крылова стали афоризмами, которые мы и сегодня используем в повседневной жизни. Произведения великого русского баснописца Ивана Андреевича Крылова знакомы нам с самого детства. Он писал замечательные короткие рассказы поучительного характера — басни, в которых осуждал и осмеивал человеческие недостатки. Действующими лицами в баснях выступают животные, предметы, в которых проявляются человеческие качества.
Басни Крылова стали широко известны еще при его жизни, но до сих пор пользуются большой популярностью. Потому что темы, затронутые им, и созданные им аллегорические образы и сейчас остаются актуальными. В его баснях воплощаются народные идеалы трудолюбия, благородства, честности, бескорыстия, добра и справедливости. А. С. Пушкин находил в баснях Крылова отличительные свойства русского народа: «веселое лукавство ума, насмешливость и живописный способ выражаться». Нужно обладать настоящим талантом, чтобы так ярко и кратко, в двух строках, как это делал Крылов, уметь показать целый характер. Крылов писал так просто, доходчиво, что каждый человек легко запоминает чудесный язык его басен, узнает русский характер в героях. В своих произведениях Крылов, отстаивая идеалы добра и справедливости, бескорыстия и трудолюбия, едко высмеивает хитрость, лень, глупость, упрямство, трусость. Например, в баснях «Квартет», «Лебедь, Щука и Рак» он критикует отсутствие элементарных умений и согласия, без которых нельзя достичь хороших результатов. А «Волк и Ягненок» — злая сатира, в которой автор критикует безнравственность, деспотизм и произвол властей: «У сильного всегда бессильный виноват».
Особое место в творчестве Крылова занимают басни, написанные во время Отечественной войны 1812 года: «Кот и Повар», «Волк на псарне», «Обоз», «Ворона и Курица». В них воплотились патриотический дух народа, мысли и чувства самого автора в час грозных испытаний. В героях басни «Волк на псарне» мы узнаем русский народ, поднявшийся на войну с Наполеоном, самого Наполеона в образе Волка и мудрого русского полководца Кутузова в образе Ловчего.
Огромный успех и популярность басен И. А. Крылова можно объяснить тем, что автор представил в своих произведениях всю русскую жизнь и оценил ее с точки зрения простого народа. В своих баснях Крылов откликался на события современной ему жизни, но они не теряют своей актуальности, потому что настоящие, поэтически сильные слова и правдивые образы навечно становятся достоянием народа. Благодаря точности, меткости, простоте многие строки его басен вошли в разговорную русскую речь, стали пословицами и поговорками, зажили своей собственной жизнью: «А Васька слушает да ест», «А вы, друзья, как не садитесь,

Из дальних странствий возвратясь,
Какой-то дворянин (а может быть, и князь),
С приятелем своим пешком гуляя в поле,
Расхвастался о том, где он бывал,
И к былям небылиц без счету прилыгал.
«Нет», говорит: «что̀ я видал,
Того уж не увижу боле.
Что̀ здесь у вас за край?
То холодно, то очень жарко,
То солнце спрячется, то светит слишком ярко.
Вот там-то прямо рай!
И вспомнишь, так душе отрада!
Ни шуб, ни свеч совсем не надо:
Не знаешь век, что́ есть ночная тень,
И круглый божий год всё видишь майский день.
Никто там ни садит, ни сеет:
А если б посмотрел, что́ там растет и зреет!
Вот в Риме, например, я видел огурец:
Ах, мой творец!
И по сию не вспомнюсь пору!
Поверишь ли? ну, право, был он с гору». —
«Что за диковина!» приятель отвечал:
«На свете чудеса рассеяны повсюду;
Да не везде их всякий примечал.
Мы сами, вот, теперь подходим к чуду,
Какого ты нигде, конечно, не встречал,
И я в том спорить буду.
Вон, видишь ли через реку тот мост,
Куда нам путь лежит? Он с виду хоть и прост,
А свойство чудное имеет:
Лжец ни один у нас по нем пройти не смеет:
До половины не дойдет —
Провалится и в воду упадет;
Но кто не лжет,
Ступай по нем, пожалуй, хоть в карете». —
«А какова у вас река?» —
«Да не мелка.
Так видишь ли, мой друг, чего-то нет на свете!
Хоть римский огурец велик, нет спору в том,
Ведь с гору, кажется, ты так сказал о нем?» —
«Гора хоть не гора, но, право, будет с дом». —
«Поверить трудно!
Однако ж как ни чудно,
А всё чудён и мост, по коем мы пойдем,
Что он Лжеца никак не подымает;
И нынешней еще весной
С него обрушились (весь город это знает)
Два журналиста, да портной.
Бесспорно, огурец и с дом величиной
Диковинка, коль это справедливо». —
«Ну, не такое еще диво;
Ведь надо знать, как вещи есть:
Не думай, что везде по-нашему хоромы;
Что́ там за домы:
В один двоим за нужду влезть,
И то ни стать, ни сесть!» —
«Пусть так, но всё признаться должно,
Что огурец не грех за диво счесть,
В котором двум усесться можно.
Однако ж, мост-ат наш каков,
Что Лгун не сделает на нем пяти шагов,
Как тотчас в воду!
Хоть римский твой и чуден огурец…» —
«Послушай-ка», тут перервал мой Лжец:
«Чем на мост нам итти, поищем лучше броду».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *