Басня любопытный

13 февраля исполняется 245 лет со дня рождения Ивана Крылова. Баснописец прославился не только сатирическими произведениями, которые во многом актуальны и сейчас, но и своими манерами — по воспоминаниям современников, Крылов был известным обжорой, обожал пожары (не пропускал ни одного и всегда ездил посмотреть на горящие здания) и слыл редким неряхой. АиФ.ru публикует несколько популярных басен знатного гурмана и императорского «любимчика».

***

МАРТЫШКА И ОЧКИ

Мартышка к старости слаба глазами стала;
А у людей она слыхала,
Что это зло ещё не так большой руки:
Лишь стоит завести Очки.
Очков с полдюжины себе она достала;
Вертит Очками так и сяк:
То к темю их прижмёт, то их на хвост нанижет,
То их понюхает, то их полижет;
Очки не действуют никак.
«Тьфу пропасть! — говорит она, — и тот дурак,
Кто слушает людских всех врак:
Всё про Очки лишь мне налгали;
А проку на волос нет в них».
Мартышка тут с досады и с печали
О камень так хватила их,
Что только брызги засверкали.
К несчастью, то ж бывает у людей:
Как ни полезна вещь, — цены не зная ей,
Невежда про неё свой толк всё к худу клонит;
А ежели невежда познатней,
Так он её ещё и гонит.

ЛЮБОПЫТНЫЙ

«Приятель дорогой, здорово! Где ты был?» —
«В кунсткамере, мой друг! Часа там три ходил;
Всё видел, высмотрел; от удивленья,
Поверишь ли, не станет ни уменья
Пересказать тебе, ни сил
Уж подлинно, что там чудес палата!
Куда на выдумки природа торовата!
Каких зверей, каких там птиц я не видал!
Какие бабочки, букашки,
Козявки, мушки, таракашки!
Одни как изумруд, другие как коралл!
Какие крохотны коровки!
Есть, право, менее булавочной головки!» —
«А видел ли слона? Каков собой на взгляд!
Я чай, подумал ты, что гору встретил?» —
«Да разве там он?» — «Там». — «Ну, братец, виноват:
Слона-то я и не приметил».

ДЕМЬЯНОВА УХА

«Соседушка, мой свет!
Пожалуйста, покушай». —
«Соседушка, я сыт по горло». — «Нужды нет,
Ещё тарелочку; послушай:
Ушица, ей-же-ей, на славу сварена!» —
«Я три тарелки съел». — «И полно, что за счёты:
Лишь стало бы охоты, —
А то во здравье: ешь до дна!
Что за уха! Да как жирна;
Как будто янтарём подёрнулась она.
Потешь же, миленький дружочек!
Вот лещик, потроха, вот стерляди кусочек!
Ещё хоть ложечку! Да кланяйся, жена!»
Так потчевал сосед Демьян соседа Фоку
И не давал ему ни отдыху, ни сроку;
А с Фоки уж давно катился градом пот.
Однако же ещё тарелку он берёт,
Сбирается с последней силой
И — очищает всю. «Вот друга я люблю! —
Вскричал Демьян. — Зато уж чванных не терплю.
Ну, скушай же ещё тарелочку, мой милый!»
Тут бедный Фока мой,
Как ни любил уху, но от беды такой,
Схватя в охапку
Кушак и шапку,
Скорей без памяти домой —
И с той поры к Демьяну ни ногой.

СИНИЦА

Синица на море пустилась:
Она хвалилась,
Что хочет море сжечь.
Расслабилась тотчас о том по свету речь.
Страх обнял жителей Нептуновой столицы;
Летят стадами птицы;
А звери из лесов сбегаются смотреть,
Как будет Океан и жарко ли гореть.
И даже, говорят, на слух молвы крылатой
Охотники таскаться по пирам
Из первых с ложками явились к берегам,
Чтоб похлебать ухи такой богатой,
Какой-де откупщик, и самый тороватый,
Не давывал секретарям.
Толпятся: чуду всяк заранее дивится,
Молчит и, на море глаза уставя, ждёт;
Лишь изредка иной шепнёт:
«Вот закипит, вот тотчас загорится!»
Не тут-то: море не горит.
Кипит ли хоть? — И не кипит.
И чем же кончились затеи величавы?
Синица со стыдом всвояси уплыла;
Наделала Синица славы,
А моря не зажгла
Примолвить к речи здесь годится,
Но ничьего не трогая лица,
Что делом, не сведя конца,
Не надобно хвалиться.

Басни Ивана Крылова

Купить книгу онлайн

«Приятель дорогой, здорово! Где ты был?» —
«В Кунсткамере, мой друг! Часа там три ходил;
Все видел, высмотрел; от удивленья,
Поверишь ли, не станет ни уменья
Пересказать тебе, ни сил.
Уж подлинно, что там чудес палата!
Куда на выдумки природа таровата!
Каких зверей, каких там птиц я не видал!
Какие бабочки, букашки,
Козявки, мушки, таракашки!
Одни, как изумруд, другие, как коралл!
Какие крохотны коровки!
Есть, право, менее булавочной головки!»
«А видел ли слона? Каков собой на взгляд!
Я чай, подумал ты, что гору встретил?» —
«Да разве там он?» — «Там».- «Ну, братец, виноват:
Слона-то я и не приметил».

Анализ / мораль басни «Любопытный» Крылова

В основе басни «Любопытный» Ивана Андреевича Крылова – не переделка чужого сюжета, не аллегория, а живая сценка из русской жизни той эпохи.

Басня создана в 1814 году. Ее автору за сорок, он трудится в Публичной библиотеке, регулярно публикуется и считается именитым баснописцем, превзошедшим своих предшественников в этом жанре. Отсюда – одна из возможных причин написания басни: некто сочинил дифирамб лучшим баснописцам, не преминув добавить, что каждого из них зовут Иваном. Однако в этом ряду не оказалось как раз И. Крылова. Басня с крылатым выражением в конце и стала ответом на это недоразумение. Впрочем, более достоверной считается совсем другая причина. В основе ее – эпизод, действительно произошедший с одним любознательным приезжим. История попала в «Русскую старину», а затем и вовсе приобрела литературную форму под пером И. Крылова. Остается добавить, что слон как экспонат и сейчас находится в одной из коллекций Кунсткамеры.

Здесь нет привычных действующих героев – прямиком из животного царства, нет отсылок к историям, восходящим еще к античности. Не дает писатель и имен собеседникам. Наконец, отсутствует и мораль. В произведении нет социальной заостренности, есть лишь комический случай, в герое которого каждый может узнать себя. Традиционно построение басни в виде диалога. Впрочем, большую часть ее составляет восторженный монолог провинциала, передающего свои впечатления от посещения Кунсткамеры (музей, начало коллекции которого положил еще Петр Первый). Скорее всего, интерес его неподдельный, искренний. Однако нельзя не улыбнуться простодушию гостя столицы. Начинается рассказ с парентезы (обращений): приятель дорогой, мой друг. Беседуют люди образованные, эрудированные. Идет перечислительная градация: видел, высмотрел. Идиома: чудес палата. Колоритные вводные слова: чай, право. «Таровата»: богата. С этого момента начинаются сплошные восклицания. «Какие» выступают в роли частиц с экспрессивным оттенком: какие бабочки. Обилие уменьшительных суффиксов усиливают растроганность говорящего и комизм ситуации: мушки, таракашки, коровки. «Крохотны»: типичная для языка И. Крылова усеченная форма прилагательного. Два сравнения: как изумруд, коралл. Он уверяет, что были и «менее булавочной головки» экземпляры. Вопрос про слона на контрасте с букашками ставит героя в тупик. «Слона-то я и не приметил». Герой сбит с толку и смеется. Если искать у басни сей мораль, то она в том, что большое видится на расстоянии. Увлекшись мелочами, можно пропустить что-то важное в своей жизни.

Журнал «Сын Отечества» предоставил свои страницы для публикации басни И. Крылова «Любопытный».

«Приятель дорогой, здорово! Где ты был?» —
«В Кунсткамере, мой друг! Часа там три ходил;
Все видел, высмотрел; от удивленья,
Поверишь ли, не станет ни уменья
Пересказать тебе, ни сил.
Уж подлинно, что там чудес палата!
Куда на выдумки природа таровата!
Каких зверей, каких там птиц я не видал!
Какие бабочки, букашки,
Козявки, мушки, таракашки!
Одни как изумруд, другие как коралл!
Какие крохотны коровки!
Есть, право, менее булавочной головки!» —
«А видел ли слона каков собой на взгляд!
Я чай, подумал ты, что гору встретил?» —
«Да разве там он?» — «Там».— «Ну, братец, виноват;
Слона-то я и не приметил».

1814 г.
* Однажды Крылов слышал, как приезжий провинциал рассказывал о своем посещении Академического музея (Кунсткамеры). Рассказывал он с мельчайшими подробностями, но на вопрос собеседника, не видел ли он там слона, отвечал: «Виноват, слона я не заметил». Полагают, что этот забавный эпизод и послужил поводом для создания басни «Любопытный».
* Впервые напечатана была эта басня в 1814 году.

Примеры

Чехов Антон Павлович (1860 – 1904)

«Леший» (1890 г.), д. 1, 6:

«Соня. Молодчина, Крестненький! (Федору Ивановичу.) А слона-то и не приметила. (Целуется с ним.) Загорел, оброс… настоящий паук!»

Письмо А. С. СУВОРИНУ 11 сентября 1890 г. Татарский пролив, пароход «Байкал»:

«Не знаю, что у меня выйдет, но сделано мною немало. Хватило бы на три диссертации. Я вставал каждый день в 5 часов утра, ложился поздно и все дни был в сильном напряжении от мысли, что мною многое еще не сделано, а теперь, когда уже я покончил с каторгою, у меня такое чувство, как будто я видел все, но слона-то и не приметил.»

Достоевский Федор Михайлович (1821 – 1881)

«Бесы» (1872 г.) ч. 1 гл. 1, 9:

«Белинский, точь-в-точь как Крылова Любопытный, не приметил слона в кунсткамере, а всё внимание свое устремил на французских социальных букашек; так и покончил на них.»

ч. 1 гл. 2, 2:

«В клубе тоже устыдились и недоумевали, как это они все слона не приметили и упустили единственное возможное объяснение всем чудесам.»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *