Бессребреники косма и дамиан асийские

Свя­тые му­че­ни­ки-бес­среб­рени­ки бра­тья Кос­ма и Да­ми­ан жи­ли в III ве­ке по Рож­де­стве Хри­сто­вом в Ри­ме, в пе­ри­од го­не­ний на хри­сти­ан, воз­двиг­ну­тых им­пе­ра­то­ра­ми-языч­ни­ка­ми. По­дви­гом сво­ей жиз­ни свя­тые яви­ли под­лин­но хри­сти­ан­ское упо­треб­ле­ние че­ло­ве­че­ско­го та­лан­та: та­лант есть дар Бо­жий, ко­то­рый над­ле­жит ис­поль­зо­вать не в це­лях ко­ры­сти, но для слу­же­ния Бо­гу и лю­дям.

Мученики Косма и Дамиан Римские

Свя­тые Кос­ма и Да­ми­ан ра­но оси­ро­те­ли. Остав­шись вдо­вой в мо­ло­до­сти, Фе­о­до­тия вос­пи­та­ла сво­их сы­но­вей в хри­сти­ан­ском бла­го­че­стии. Ос­нов­ным за­ня­ти­ем бра­тьев бы­ло вра­чеб­ное де­ло, в ко­то­ром они весь­ма пре­успе­ли. Свя­тые бра­тья Кос­ма и Да­ми­ан счи­та­ли се­бя слу­жи­те­ля­ми Бо­жи­и­ми, ис­це­ляв­ши­ми лю­дей по их ве­ре. Они не бра­ли за свой труд ни­ка­кой пла­ты. Вра­че­ва­ние бес­среб­рен­ни­ки Кос­ма и Да­ми­ан со­че­та­ли с про­по­ве­дью сло­ва Бо­жия, разъ­яс­ня­ли боль­ным, что они со­вер­ша­ют ис­це­ле­ния бла­го­дат­ной си­лой Хри­сто­вой, при­зы­вая их к ве­ре во Хри­ста Спа­си­те­ля, ко­то­рая от­кры­ва­ет путь к под­лин­но­му вы­здо­ров­ле­нию – спа­се­нию ду­ши.

Свя­тые бра­тья Кос­ма и Да­ми­ан бы­ли окле­ве­та­ны за­вист­ни­ка­ми и вы­зва­ны в Рим к им­пе­ра­то­ру Ка­ри­ну. Им­пе­ра­тор по­тре­бо­вал от­речь­ся от Хри­ста и при­знать язы­че­ских бо­гов, на что свя­тые от­ве­ти­ли ре­ши­тель­ным от­ка­зом. Ко­гда им­пе­ра­тор стал устра­шать их пыт­ка­ми, свя­тые, же­лая вра­зу­мить его, воз­зва­ли к Бо­гу. Вне­зап­но шея им­пе­ра­то­ра ис­кри­ви­лась та­ким об­ра­зом, что он не мог по­вер­нуть го­ло­вы. То­гда Ка­ри­на и мно­гих сви­де­те­лей объ­ял страх Бо­жий. Им­пе­ра­тор по­ка­ял­ся пред бра­тья­ми и ис­по­ве­дал пе­ред все­ми свою ве­ру во Хри­ста, и тот­час по­лу­чил ис­це­ле­ние. Свя­тые Кос­ма и Да­ми­ан бы­ли немед­лен­но от­пу­ще­ны на сво­бо­ду. По­сле воз­вра­ще­ния в свое се­ле­ние близ Ри­ма они про­дол­жи­ли преж­нее бо­го­угод­ное де­ло.

Вы­сок был по­двиг свя­тых це­ли­те­лей, но Бо­гу бы­ло угод­но еще силь­нее воз­вы­сить их чрез невин­ное му­че­ни­че­ство. Они по­стра­да­ли от за­ви­сти вра­ча, быв­ше­го неко­гда их учи­те­лем. Этот врач за­ма­нил их в го­ры и там убил. По­сле кон­чи­ны свя­тость вра­чей-бес­среб­рен­ни­ков Кос­мы и Да­ми­а­на († 284) бы­ла под­твер­жде­на мно­ги­ми чу­дес­ны­ми зна­ме­ни­я­ми ми­ло­сти Бо­жи­ей.

Молитвы

Тропарь бессребреникам и чудотворцам Косме и Дамиану Римским, глас 8

Святи́и безсре́бреницы и чудотво́рцы Косьмо́ и Дамиа́не,/ посети́те не́мощи на́ша:// ту́не прия́сте, ту́не дади́те нам.

Кондак бессребреникам и чудотворцам Косме и Дамиану Римским, глас 2

Благода́ть прии́мше исцеле́ний,/ простира́ете здра́вие су́щим в ну́ждах, вра́чеве,/ чудотво́рцы пресла́внии,/ но ва́шим посеще́нием ра́тников де́рзости низложи́те,// мир исцеля́юще чудесы́.

Молитва бессребреникам и чудотворцам Косме и Дамиану Римским

К вам, святи́и безсре́бреницы и чудотво́рцы Космо́ и Дамиа́не, я́ко к ско́рым помо́щником и те́плым моли́твенником о спасе́нии на́шем, мы, недосто́йнии, прекло́ньше коле́на, прибега́ем и, припа́дающе, усе́рдно вопие́м: не пре́зрите моле́ния нас, гре́шных, немощны́х, во мно́гая беззако́ния впа́дших и по вся дни и часы́ согреша́ющих. Умоли́те Го́спода, да проба́вит нам, недосто́йным рабо́м Свои́м, вели́кия и бога́тыя Своя́ ми́лости; изба́вите нас от вся́кия ско́рби и боле́зни, вы бо прия́ли есте́ от Го́спода и Спа́са на́шего Иису́са Христа́ неоску́дную благода́ть исцеле́ний, ра́ди тве́рдыя ве́ры, безме́зднаго врачева́ния и му́ченическия кончи́ны ва́шея. Услы́шите нас, моля́щихся, и благоприя́тным хода́тайством ва́шим испроси́те у Христа́ Бо́га правосла́вным лю́дем на враги́ побе́ду и одоле́ние. Па́ки, припа́дающе, приле́жно мо́лим: испроси́те нам от Го́спода вся благополе́зная, я́же в животе́ на́шем вре́меннем, наипа́че же ко спасе́нию ве́чному служа́щая, да сподо́бимся моли́твами ва́шими улучи́ти кончи́ну христиа́нскую, безболе́зненну, непосты́дну, ми́рну, и да изба́вимся от ко́зней диа́вольских и ве́чныя му́ки, безконе́чнаго же и блаже́ннаго Ца́рствия Небе́снаго насле́дницы бу́дем. Ей, уго́дницы Бо́жии, не преста́йте моля́щеся за ны, с ве́рою к вам притека́ющия. А́ще бо по мно́жеству грехо́в на́ших и не́смы досто́йны милосе́рдия ва́шего, оба́че вы, ве́рнии подража́телие человеколю́бия Бо́жия су́ще, сотвори́те, да принесе́м плоды́ досто́йны покая́ния и в ве́чный поко́й дости́гнем, хва́ляще и благословя́ще ди́внаго во святы́х Свои́х Го́спода и Бо́га и Спа́са на́шего Иису́са Христа́, и Пречи́стую Ма́терь Его́, и ва́ше те́плое заступле́ние, всегда́, ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

День памяти: 1 ноября
Косма и Дамиан Асийские

Святые бессребреники Косма и Дамиан были родные братья. Отечество их — Асия. Так в древние времена называлась часть Малой Азии. Ни время их рождения, ни время смерти неизвестно. Несомненно только то, что они жили не позднее IV века. Так нужно думать, во-первых, потому что в первой половине V века, при императоре Феодосии младшем, устрояли во имя их святые храмы, во-вторых потому, что копты, отделившиеся от православия со времен Халкидонского собора (431 г.), признают их в лике святых, тогда как живших после сего времени святых они не принимают.

Отец их был грек и язычник, мать — христианка, по имени Феодотия. В ранних летах они лишились своего родителя, но это послужило к их счастию. Мать могла свободнее заняться воспитанием детей. Решившись на всю жизнь остаться вдовою, она ревностно исполняла закон христианский; отказавшись от всех радостей жизни, она о том только заботилась, чтобы угодить Господу. Словом, была истинною вдовицею, каких восхваляет апостол Павел: истинная вдовица и уединена, уповает на Бога и пребывает в молитвах и молениих день и нощь (1 Тим. 5, 5).

Поэтому Святая Церковь причла ее к лику святых, наименовала преподобною и творит память ее вместе с ее чадами . Можно понять, какое воспитание получили дети под руководством такой матери. С самого младенчества она старалась внушить им страх Божий и любовь к добродетели. А как скоро дети стали приходить в возраст, она отдала их в научение грамоте к некоему богобоязненному мужу. Здесь, конечно, главной наукой было Божественное Писание, но в то же время они, движимые любовью к страждущему человечеству, изучали врачебную науку, узнавали целительные свойства трав и растений.

Господь благословил благое их намерение и даровал им особенную благодать — дар исцелений и чудотворений. Болезни прекращались, как скоро начинали лечить Косма и Дамиан. Это, разумеется, привлекало к ним множество болящих всякого рода.

Слепые, хромые, расслабленные, бесноватые окружали чудотворцев. Но святые этим не отягощались. Мало того, чтобы быть доступнее для болящих, они сами искали их и для сего переходили из города в город, из веси в весь, и всем больным, без различия пола и возраста, звания и состояния, подавали исцеление.

И это делали они не для того, чтобы обогатиться или прославиться, но с самою чистою, высокою целью — служить страждущим ради Бога, любовь к Богу выразить в любви к ближним. Поэтому они ни от кого никогда не принимали никакой награды за свои труды, никаких даже знаков благодарности за собственные благодеяния. Они твердо знали—и верно сохранили заповедь Спасителя: болящия исцеляйте, прокаженныя очищайте, мертвыя воскрешайте, бесы изгоняйте: туне приясте, туне дадите (Мф. 10, 8).

Даром получили они благодать от Бога, даром и раздавали ее. Об одном только просили они исцеленных ими: чтобы те твердо веровали во Христа, свято жили во Христе; если же врачуемые еще не были просвещены светом Евангелия, то старались обратить их к христианской вере. Таким образом, врачуя телесные недуги, они в то же время врачевали и недуги душевные.

За это бескорыстное служение страждущему человечеству, за эти чудесные исцеления болезней неисцельных Святая Церковь величает их бессребрениками и чудотворцами.

Но не на людей только простиралась врачебная сила святых врачей. Они не забывали и бессловесных животных. Праведник милует души скотов, говорит слово Божие (Притч. 12, 10). Верные сей заповеди, они ходили по домам, пустыням и лесам, сами отыскивали болящих животных и подавали им исцеление. Благодарные животные чувствовали их благодеяния, знали своих благодателей и, как скоро сии показывались в пустынях, ходили вслед за ними целыми стадами.

Однажды случилось им зайти в одно пустынное место. Здесь они нашли едва живого верблюда. Сюда загнал и здесь разбил его диавол; святые сжалились над животным, исцелили его и отпустили здоровым в свое место. После, как увидим, животное не осталось неблагодарным к ним.

В таких делах милосердия прошла вся жизнь святых бессребреников. Братья никогда не расставались друг с другом, вместе молились, вместе ходили, вместе врачевали. И это они делали не без цели. Дав обет никогда ни от кого ничего не брать, они опасались, чтобы кто-нибудь тайно друг от друга не взял от исцеленных каких-либо даров. Всю свою жизнь хранили они обет свой, и только под конец ее одному из них Господь попустил нарушить его.

В те времена была некоторая жена, именем Палладия. Несколько лет страдая тяжкою болезнию, не получая облегчения ни от каких врачей, чувствуя уже приближение смерти, она вдруг услыхала о святых врачах, которые исцеляют всякие болезни.

С верою в чудодейственную их силу она послала просить их к себе. Святые исполнили ее просьбу, и, как только вошли в дом ее, больная получила исцеление и встала совершенно здоровою. В благодарность за исцеление она готова была отдать им все свое имение, предлагала богатые подарки, но святые ничего не принимали.

Тогда она придумала средство хотя бы одного из них упросить принять от нее ничтожный дар. Взяв три яйца, она тайно пришла к святому Дамиану и заклинала его именем Божиим взять от нее эти три яйца во имя Святой Троицы. Дамиан долго отказывался, но ради клятвы жены, ради имени Божия, уступил ее просьбе.

Косма об этом узнал, весьма огорчился и тогда же сделал завещание, чтобы, по преставлении их, не полагали вместе с ним тело Дамиана, как нарушившего обет Господу, взявшего мзду за исцеление. В ту же ночь явился Господь Косме и сказал: «Для чего ты скорбишь ради взятых трех яиц? Они взяты не ради мзды, но ради клятвы жены в Мое имя…» Косма утешился, но никому не сказал о своем видении. Сотворив после сего еще много знамений и чудес, с миром почил святой Косма.

Чрез несколько времени после его кончины почил с миром и святой Дамиан. Люди, чтившие их память, окружили тело Дамиана и недоумевали, где положить его. Завещание Космы было у всех в свежей памяти, нарушить его страшились.

И вот, когда они в недоумении стояли при святом теле, внезапно подошел к ним верблюд. Люди молчали, заговорил верблюд. «Человецы Божии, — так начал речь бессловесный, — много насладившиеся знамений и чудес от святых Космы и Дамиана, и не только вы, но и мы, животные, данные вам на службу Богом. Как слуга я пришел к вам поведать тайну Космы, чтобы не разлучать их друг от друга, но вместе положить их».

Верблюд этот был тот самый, который некогда был исцелен святыми. Люди, окружившие тело святого, возблагодарили Господа, так чудесно открывшего тайну Свою, и, положив святые мощи бессребреников в одну раку, погребли их на месте, называемом Фереман (ныне не существует, разрушен турками). Судя по описаниям подлинников, они скончались в средних летах.

Вскоре на месте их погребения устроена была церковь чудная и преславная, как говорит их жизнеописатель. В эту церковь из ближних и дальних стран стекались всякого рода болящие.

Видя такое неоскудное и неиждиваемое богатство святых, недужные постоянно окружали их храм. После сего можно судить, недужные постоянно окружали их храм. После сего можно судить, как много совершено было чудотворений святыми бессребрениками. Недаром жизнеописатель их говорит, что легче измерить море и пересчитать звезды, нежели поведать все чудеса святых. Из множества чудес он описал двенадцать, и довольно подробно. Димитрий, митр. Ростовский, в своих Четьях—минеях описал только два чуда. Мы из двенадцати кратко расскажем о шести.

В Феремане жил некто Малх. Однажды, отправляясь в далекий путь, он привел жену свою к церкви святых бессребреников и сказал ей: «Вот, я отхожу далеко, а тебя оставляю под покровительством святых Космы и Дамиана. Живи дома до тех пор, пока я не пришлю к тебе какой-нибудь знак, который ты верно узнаешь, что он мой». Сказав это, они расстались.

Через несколько времени диавол, приняв на себя вид знакомого человека, пришел к жене Малховой, показал ей тот самый знак, о котором говорил муж ее, и сказал: «Муж твой прислал меня, чтобы я проводил тебя к нему».

Жена, увидев знак, данный мужем, поверила, но идти к нему решилась не прежде, как провожатый дал клятву в церкви святых бессребреников на пути ничем не оскорблять ее. Но что значила клятва для беса? Ему нужно было ослабить в людях веру в покровительство святых бессребреников.

И вот, как только приехали они в дикое, пустынное место, дьявол столкнул женщину с ослицы, на которой она ехала, и хотел убить. Жена в ужасе вскричала: «Святии Космо и Дамиане, помозите ми и избавите мя!».

Святые всегда близки ко всем, призывающим их. Внезапно явились два всадника. Злой дух узнал, кто были эти всадники, побежал на высокую гору, бросился в пропасть и исчез. А всадники, взяв жену, благополучно возвратили в дом ее. Жена кланялась им и благодарила, но только просила сказать, кто они, спасители ее? «Мы, — отвечали святые, — Косма и Дамиан, которым вручил тебя муж твой, отходя в путь». Сказав это, они стали невидимы. Жена же от страха и радости упала на землю.

Пришед в себя, она поспешила в храм святых бессребреников и там слезно благодарила их, и всем рассказала о своем спасении.

Некоторый юноша, от испуга лишившийся ума, приведен был в храм святых бессребреников с надеждою получить исцеление. Несколько дней и ночей провел он при церкви святых, не получив исцеления.

Чрез несколько времени пришел к нему отец его, благочестивый старец. Молитва родителя была услышана. Сын, доселе не узнававший отца, стал узнавать его. Наконец святые, невидимо возложив на него руки, совершенно исцелили его и, явившись отцу, повелели ему идти в свой дом, славя Бога.

Некоторый муж, страдавший болезнию в легких, сопровождавшейся кровохарканием, пришел к раке мощей святых бессребреников просить исцеления. Болезнь его была так опасна, что все считали его уже близким к смерти, а жена его даже готовила все нужное для погребения. Нужно заметить, что больной доселе не верил в чудодейственную силу святых и нередко изрыгал хулу на Бога.

Святые исцелили его от того и другого недуга. В ночном видении они возвестили, чтобы ищущий исцеления отселе никогда не говорил хульных слов и целый год воздерживался от употребления мяса. Больной с радостью принял то предложение и верно исполнил его. Тогда повелением святых кровь, шедшая гортанью, остановилась, легкие укрепились, и больной, возблагодарив чудных врачей, с радостию пошел в дом свой.

Пришла в церковь святых бессребреников некоторая жена немая и глухая. Страдая много лет этою тяжкою болезнию, она, кроме небесной, никакой не могла ожидать себе помощи. Долго, неотступно, со слезами молила она святых врачей исцелить ее от того и другого недуга. Наконец, молитва ее была услышана. Немая и глухая часто в уме своем повторяла Трисвятое. Чрез Трисвятое явили чудо и святые бессребреники.

Во время вечернего богослужения в храме их, когда, по обычаю, пето было Трисвятое, внезапно глухая услышала поющих и, доселе немая, с поющими начала петь Трисвятое. Пораженная необыкновен-ным чудом, она громогласно исповедала величие Божие, явленное чрез святых бессребреников.

Святые бессребреники совершали чудеса и в странах языческих. Случилось одному эллину, поклоннику Кастора и Поллукса (боги языческие), впасть в тяжкий, невыносимый недуг. Друзья его советовали ему идти в храм святых бессребреников Космы и Дамиана. Больной послушался. Здесь, видя множество недужных, множество исцелеваемых, он, наконец, и сам убедился в чудодейственной силе врачей и с верою начал просить их о помиловании.

Святые, явившись ему оба вместе, сказали: «Друг! Для чего ты пришел к нам? Для чего ты просишь нас! Да и не сам ты пришел к нам, а другими послан. Мы не Кастор и Поллукс, но рабы Христа —бессмертного Царя, именем Косма и Дамиан. Итак, если верою познаешь нашего Владыку, то получишь от Него исцеление».

Эллин, страдая нестерпимыми муками, познал Бога Истинного, непрестанно взывал к святым о помиловании и дал обет принять христианскую веру. Святые, провидя чистоту его веры, возложили на него руки и подали совершенное избавление. Исцелевший исполнил обет свой — принял святое крещение. Возвратившись в дом свой совершенно здоровым, он с великою радостью рассказывал всем о чудесах святых бессребреников, о ничтожестве Кастора и Поллукса, о превосходстве учения христианского. Многие из слушателей умилялись и, презрев свою веру, принимали христианство.

Некто — любитель народных зрелищ — страдал болезнью в груди. Ни в чем не находя себе облегчения, он, наконец, вынужден был идти в храм святых бессребреников. Святые врачи, видя его усердие, умилосердились над больным.

В следующую же ночь они явились ему и повелели выпить одну чашу смолы (пекла). Больной не исполнил их повеления. Святые явились ему во второй раз и к одной чаше прибавили другую. Когда же он и этого не исполнил, явились ему в третий раз и велели ему выпить три чаши.

Несмотря на болезнь, которая увеличивалась в нем с каждым днем, он никак не хотел исполнить повеления святых. Наконец, они снова явились ему во сне и с веселыми лицами сказали: «Друг, что так вопиешь к нам? Если тебе неприятно для своего здравия выпить три чаши смолы, то вылей их в один сосуд и, дождавшись глубокого вечера, иди с ним в гору, на место зрелищ, и там зарой его так, чтобы никто тебя не видел. Если это сделаешь, то получишь исцеление».

Больной с радостью исполнил все, как было приказано. Но все, что он делал, видел один запоздалый на том месте человек. Объясняя его странный поступок чародейством, он, заметив место, пошел и привел с собою многих других людей. Те, удостоверившись в истине показания, взяли и представили мнимого волхва на суд. Стали допрашивать. Он рассказал всю правду — ему не верили.

Наконец, решили тем, что если действительно таково было повеление святых бессребреников, то в виду всех он должен выпить эти три чаши и получить исцеление. Больной с радостью принял сосуд, который казался ему неприятным, в виду всех выпил его, и тотчас же силою святых бессребреников получил исцеление; с радостью пошел он в храм их и, воздав благодарение, всем рассказывал, как святые бессребреники и от болезни его исцелили, и послушанию научили, и от народных зрелищ отучили.

Все эти чудеса совершены святыми бессребрениками во Асии, и большею частью в их храме, при святых мощах. Конечно, там же составлялось и описание их. На славянский язык оно переведено с греческого, что доказывают многие слова, оставленные в славянском тексте без перевода. Нет сомнений, что благодать чудотворений святых бессребреников проявлялась и в нашем Отечестве. Недаром предки наши так много воздвигли святых храмов во имя их.

В нашем Отечестве святые бессребреники Косма и Дамиан (Асийские) преимущественно считаются покровителями детей. К ним прибегают с молитвою при начале учения грамоте, чтобы они укрепили еще слабые детские силы и содействовали их правильному развитию.

Конечно, такое убеждение в нашем народе составилось недаром. Основанием для него могли послужить, отчасти, самое житие их, отчасти, и церковная им служба: во-первых, в житии их есть сказание о том, как они были отведены своею матерью в научение грамоте. Этот случай из их жизни изображается и на иконах, во вторых, в церковной службе они прославляются как мудрые врачи тайноучимые живописным словесам, всякого разума и мудрости исполненным, которые всем знание подают.

В четьях—минеях митрополита Макария есть поучение на память святых бессребреников Космы и Дамиана (1 ноября), в котором из дневного Евангелия избрана тема: «Каковому должно быть учителю». В развитии ее есть такие выражения: «Святые учители тело врачевали чудесами, душу поучением. Они прихождаху к ним чудес ради, они же поучения ради. Ничто же ино так подобает учителю, яко же смирение и нестяжание имения». Все это так близко подходит к святым бессребреникам. Конечно, в древние времена это поучение читалось в храме. Народ его слышал и начал приходить к святым бессребреникам не только «чудес ради, но и поучения ради».

Православный народ, видя на иконах, читая в их житии сказание о научении грамоте их самих, слыша в храмах, что они всем знание подают, не мог не прийти к тому заключению, что они особенно покровительствуют учащимся. А благодать святых бессребреников бесконечна есть, как поет Святая церковь. Они не только мудрые врачи, но и мудрые наставники; помогая всем, приходящим к ним с верою, могут ли они отказать детям?

Оканчивая описание жизни святых бессребреников, иже от Асии, нельзя не упомянуть о похвальном им слове, которое в древних списках помещалось вслед за описанием их жизни, и которое, конечно, в память их читалось при богослужении. Происхождение его, как думают ученые, русское потому что в конце его упоминается о правоверном князе. В нем, после витиеватого вступления, содержится похвала или величание святым бессребреникам, изложенное в форме акафиста а в конце делается молитвенное к ним обращение.

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм Господи, Спаси и Сохрани † — https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ . В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях… Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Косма и Дамиан — это родные братья чудотворцы, которые жили во второй половине ІІІ — начале ІV веков, они лечили людей при жизни и продолжают помочать всем просяним и после смерти. Прочитанная молитва врачам об исцелении поможет просящему избавиться от разнообразных хворей и напастей.

Житие Космы и Дамиана

Святые братья жили в III веке от Рождества Христова, росли и воспитывались в христианской семье, отец был греком и исповедовал язычество, а мать была христианкой, звали ее Феодотия.

Еще в детстве мальчики остались без отца, и это возможно было к их счастью, мать спокойно занялась их воспитанием. После смерти мужа женщина больше не решилась выйти замуж, и посвятила свою жизнь воспитанию детей в христианских традициях. Феодотия отказалась от всех радостей жизни ради служения Господу и сыновей.

Благодаря матери братья всю свою жизнь посвятили Богу, ведя праведную и целомудренную жизнь.

За такую преданность Бог даровал им дар исцеления, который они использовали на благо людям.

О братьях узнал император Карин, и ему не понравилось то, чем они занимаются и что обращают народ в христианство. Император послал за Космой и Димианом своих слуг, чтобы они убили братьев, но когда люди, которым они помогали, узнали об этом, то укрыли целителей от душегубов.

Когда солдаты не нашли братьев, они решили арестовывать других христиан, Косма и Дамиан не могли этого допустить и сдались добровольно. Врачевателей кинули в темницу, а после этого отдали под суд.

Невзирая на угрозу смерти, мужчины не отказались от христианства, и не согласились приносить жертву по языческим традициям.

Они говорили так: «Мы никому не причинили зла, мы не занимаемся волшебством и чародейством, в чём вы нас обвиняете. Мы врачуем недуги силой Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа и не берем никакого вознаграждения за помощь больным».

Господь покарал императора Карина и наслал на него внезапную болезнь. Это чудо заставило уверовать многих свидетелей, которые принялись просить братьев исцелить императора.

Сам император попросил помощи у праведников, и они помогли правителю. После исцеления Карин даровал мужчинам свободу, и они продолжили помогать людям. Слава, успех и любовь к братьям вызвали зависть у их наставника, обучавшего Косму и Дамиана врачеванию, он считал, что они всему обязаны ему.

Одержимый местью старец позвал своих учеников в лес, якобы для сбора лекарственных трав, завел их в чащу, убил, а тела сбросил в речку. Жизнь Косьмы и Дамиана оборвалась неожиданно, но память про них жива и до наших дней.

Святых поминают каждый год 14 июля.

Лики святых

Самой распространенной иконой бессребреников Косьмы и Дамиана является та, на которой мученики написаны вдвоем в полный рост, также братья изображаются в движении. На иконе святые Косьма и Дамиан изображены одетыми в длинные рубашки, поверх них надеты накидки из прямоугольного куска ткани. В правой руке мужчины держат ложку, а в левой ларец, эти предметы указывают на род занятий мужчин — врачевание.

Кроме традиционной иконы существуют также другие образы:

  • икона Косма и Дамиан Аравийские;
  • братья стоят перед Богом;
  • святые подчас исцеления больных;
  • фрагменты их жизни.

О чем молятся Косьме и Дамиану?

Братья при жизни были врачами и сейчас их почитают как целителей и теперь. Молитву святым читают во время разных заболеваний: простуде, хронических заболеваний, опухолей, язве. Молитва целителям поможет избавиться от наркотической и алкоголической зависимости.

Молитва, обращенная к Косьме и Демиану, обладает большой силой, так что к ее чтению нужно относиться серьезно и только с чистыми помыслами.

Святые помогают всем людям, которые к ним обращаются, защищают их и поддерживают. Так как братья вели целомудренный и праведный образ жизни, они часто помогают при разладах в семье и оберегают от измен.

Также Святой лик помогает сохранить здравие домашнего скота, создать крепкие брачные узы, избавиться от скорбей, освободить душу от уныния, оградиться от внезапной смерти и болезней.

Храмы, посвящённые святым

Во многих городах России и других стран в честь мучеников Косьмы и Дамиана построено много храмов, в них люди могут обращаться к угодникам за помощью, читать им молитвы и прославлять и дар и добродетель.

Список храмов:

  • · «Церковь Косьмы и Дамиана Римских, что в Старых Панех. Была построена в 1564 году, перестроена и отреставрирована в 1803 году в
  • стиле классицизма. В 1930 году была разрушена, но в 2000 году восстановлена в предполагаемых первоначальных формах.
  • · Храм Косьмы и Дамиана в Шубине, была построена в 1722 году, в упрощенном стиле московского барокко.
  • · Храм Косьмы и Дамиана, расположен в селе Брусяны Самарской области.
  • · Монастырь святым братьям в Сербии в 5 км к востоку от Ораховца Призренского района, Косово.
  • · Монастырь Святых Косьмы и Дамиана в Болгарии, община Куклен, Пловдивской области, известен с XI века н. э.»

Населенные пункты, посвященные святым

На гербе города Шмалленберг, расположенного в Гемании в земле Северный Рейн, Вестфалия, изображены святые. На гербе района Бедефельд изображены святые Косьма и Дамиан. На реке Волге в республике Марий Эл, стоит город Козьмодемьянск. В Ярославской области существует поселок Козьмодемьянск. В Италии, в провинции Латина региона Лацио, существует город Санти Косма.

Молитвы, которые читаются святым

Правильно прочитанная молитва — это мощное оружие против многих бед, главное читать ее с чистым сердцем и помыслами.

Молитва бессребреникам и чудотворцам Косме и Дамиану о здравии

О чудотво́рцы сла́внии, вра́чеве безме́зднии, Космо́ и Дамиа́не! Вы, от ю́ности Христа́ Бо́га возлюби́вше, не врачева́ния то́кмо иску́сство, но па́че неоску́дную благода́ть исцеле́ния вся́ких неду́гов от Бо́га прия́ли есте́. Те́мже и нас, пред честно́ю ико́ною ва́шею припа́дающих, ско́ро услы́шите. ю́ныя де́ти, ва́шея по́мощи во уче́нии кни́жнем прося́щия, моли́твами свои́ми наста́вите, да ва́шему житию́ ревну́юще, не земно́е то́чию приобря́щут, но па́че во благоче́стии и пра́вей ве́ре непреста́нно да преспева́ют. На одре́ боле́зни лежа́щим, в челове́честей по́мощи отча́явшимся, к вам же те́пле с ве́рою и усе́рдною моли́твою прибега́ющим, исцеле́ние боле́зней ва́шим ми́лостивым чудоде́йственным посеще́нием да́руйте; та́кожде и от лю́тых неду́г во уны́ние, малоду́шие и ропта́ние прише́дшия да́нною вам от Бо́га благода́тию в терпе́нии утверди́те и наста́вите, да уразуме́ют во́лю о них Бо́жию святу́ю и соверше́нную, и прича́стницы соде́лаются Бо́жия спаси́тельныя благода́ти. Бра́тию свята́го хра́ма сего́, ва́шему свято́му заступле́нию от Бо́га вруче́нную, и всех к вам усе́рдно прибега́ющих от боле́зней лю́тых невреди́мы сохрани́те, и от внеза́пныя сме́рти огради́те, и мо́щным хода́тайством ва́шим к Бо́гу в пра́вей ве́ре тве́рды соблюди́те, во благоче́стии же преспе́юща, да с ва́ми вку́пе сподо́бятся в бу́дущем ве́це

при́сно воспева́ти и сла́вити всесвято́е и великоле́пое и́мя Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва 2-я

Чудотво́рцы сла́внии, вра́чеве безме́зднии, Космо́ и Дамиа́не! Вы от ю́ности Христа́ Бо́га возлюби́вше и Того́ повеле́ния всем се́рдцем соблюда́ющи, а́ще и вда́сте себе́ уче́нию враче́бному, но доброде́тельнаго ра́ди жития́ и чистоты́ душе́вныя, си́лою Христа́ Бо́га, не врачева́ния то́кмо иску́сство, но па́че неоску́дную благода́ть исцеле́ния вся́ких неду́гов от Бо́га прия́ли есте́. Отоню́дуже любо́вию и милосе́рдием к неду́гующим подвиза́еми, не то́кмо лю́дем, но и ското́м исцеле́ния боле́зней подава́ете, неисче́тным мно́жеством чуде́с ва́ших весь мир наполня́ете, и не теле́сныя то́кмо неду́ги исцеля́ете, но и ве́рою Христо́вою ду́ши просвеща́ете, в терпе́нии боле́зней укрепля́ете, в тя́жких неду́зех о исправле́нии жития́ вразумля́ете и ко Христу́ покая́нием привлека́ете. Тем же ны́не и нас, припа́дающих к вам пред честно́ю ико́ною ва́шею, ско́ро услы́шите, ю́ныя де́ти, ва́шей по́мощи во уче́нии кни́жном прося́щия, ва́шими моли́твами наста́вите, да ва́шему житию́ ревну́юще, не земно́е то́чию науче́ние приобря́щут, но па́че во благоче́стии и пра́вой ве́ре вы́ну да преуспе́ют. На одре́ боле́зни лежа́щим, челове́ческая по́мощи отча́янным, к вам же те́пле с ве́рою и усе́рдною моли́твою прибега́ющим, исцеле́ние боле́зней ва́шим ми́лостивым, чудоде́йственным посеще́нием да́руйте. Мно́гажды в боле́зни впа́дающия и от лю́тых неду́гов в уны́ние, малоду́шие и ропта́ние прише́дшия, да́нною вам от Бо́га благода́тию в терпе́нии утверди́те, и наста́вите, да уразуме́ют во́лю о них Бо́жию святу́ю и благу́ю и са́ми себе́ и живо́т свой во́ли Христа́ Бо́га предаю́т. В неду́зех су́щих, о исправле́нии же жития́ не радя́щих, во гресе́х не раска́ивающихся, се́рдцем ожесточе́нных сокруши́те во спасе́ние и к покая́нию призови́те, да не́мощни су́ще те́лом, здра́ви пребу́дут душе́ю, и прича́стницы соде́лаются Бо́жия спаси́тельныя благода́ти. Бра́тию свята́го хра́ма сего́, ва́шему свято́му заступле́нию от Бо́га вруче́нную, и всех к вам усе́рдно прибега́ющих невреди́мы сохрани́те от долгонеду́жия, от боле́зней лю́тых и неисце́льных, от разслабле́ния те́ла, от иступле́ния ума́, от смертоно́сной я́звы, от внеза́пныя сме́рти, и всемо́щным хода́тайством ва́шим к Бо́гу соблюди́те в пра́вой ве́ре тве́рдых, во благоче́стии преспева́ющих, в до́брых де́лах усе́рдных, в моли́тве к Бо́гу приле́жных, да с ва́ми вку́пе сподо́бятся в бу́дущем ве́це при́сно воспева́ти и сла́вити всесвято́е и великоле́пое и́мя Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва Косме и Дамиану аравийским

К вам, святии безсребреницы и чудотворцы Космо и Дамиане, яко к скорым помощником и теплым молитвенником о спасении нашем, мы недостойнии, преклонше колена, прибегаем и, припадающе, усердно вопием: не презрите моления нас грешных, немощных, во многая беззакония впадших и по вся дни и часы согрешающих.

Умолите Господа, да пробавит нам, недостойным рабом Своим, великия и богатыя Своя милости, избавьте нас от всякия скорби и болезни, вы бо прияли есте от Господа и Спаса нашего Иисуса Христа неоскудную благодать исцелений, ради твердыя веры безмезднаго врачевания и мученическия кончины вашея.

Паки, припадающе, прилежно молим: испросите нам от Господа вся благополезная, яже в животе нашем временном, наипаче же ко спасению вечному належащая, да сподобимся молитвами вашими улучити кончину христианскую, безболезненну, непостыдну, мирну, и да избавимся от козней диавольских и вечныя муки, безконечнаго же и блаженнаго Царствия Небеснаго наследницы будем. Ей, угодницы Божии, не престайте молящеся за ны, с верою к вам притекающия, аще бо по множеству грехов наших и несмы достойни милосердия вашего, обаче вы, вернии подражателие человеколюбия Божия суще, сотворите, да принесем плоды достойны покаяния и в вечный покой достигнем, хваляще и благословяще дивнаго во святых Своих Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и Пречистую Матерь Его, и ваше теплое заступление, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

На Западе засвидетельствовано в источниках начиная с рубежа V и VI вв. Самые ранние сведения происходят из Италии, впосл. культ мучеников получил распространение в Галлии, Испании и др. регионах Европы. Целители К. и Д. были среди самых почитаемых святых на Западе, а в позднее средневековье и Новое время их считали покровителями врачей и фармацевтов. В честь мучеников создавали благочестивые братства и профессиональные корпорации, в т. ч. гильдии врачей; их именами называли больницы и благотворительные учреждения. Так, при кор. Людовике IX Святом (1226-1270) парижские хирурги-цирюльники объединились в братство во имя К. и Д.; в XVI в. при братстве существовало уч-ще, в кон. XVII в. был основан анатомический театр. Парижское братство распущено после основания королевской академии хирургии (1748). К. и Д. были провозглашены покровителями фак-тов медицины в Пражском (с 1347), Кёльнском (с 1388), Виттенбергском (с 1502) и других ун-тах. В Монпелье преподаватели и ученики медицинского фак-та участвовали в ежегодной процессии к загородной капелле св. К. В Риме с сер. XV в. существовала корпорация хирургов-цирюльников (Colleggio dei Barbieri), члены которой собирались в ц. Санти-Козма-э-Дамиано-деи-Барбьери (ныне ц. Джезу-Надзарено). В XIX-XX вв. почитание К. и Д. заметно сократилось.

Св. бессребреник Дамиан. Мозаика конхи сев. апсиды базилики св. Евфразиана в Пореш (Хорватия). 543–553 гг.
Св. бессребреник Дамиан. Мозаика конхи сев. апсиды базилики св. Евфразиана в Пореш (Хорватия). 543–553 гг.

I. Агиография. История лат. агиографической традиции К. и Д. недостаточно изучена. Сказания о мучениках сохранились в рукописях, к-рые датируются не ранее IX в.; мн. версии сказаний не опубликованы, поэтому классификация текстов, связанных с почитанием К. и Д., нуждается в уточнении. По-видимому, древнейшие лат. сказания о мучениках были переработками (но не точными переводами) греч. текстов. На Западе были известны не только письменные сказания о К. и Д., но и устные рассказы о жизни и чудесах мучеников. Так, в кон. VI в. Григорий Турский привел краткие сведения о К. и Д., скорее всего полученные от греч. и сир. торговцев и паломников, посещавших Галлию. По его свидетельству, братья-близнецы К. и Д. были врачами, которые обратились ко Христу и исцеляли больных молитвой. Гонители схватили их и после мучений предали смерти. На могиле мучеников совершались чудеса; все больные, обращавшиеся за помощью к святым, получали исцеление. По словам Григория, он слышал много рассказов о чудесах К. и Д., но их изложение не входило в его намерения (Greg. Turon. Glor. martyr. 97).

Св. бессребреники Косма и Дамиан перед Лисием. Фрагмент Алтаря св. Марка. 1438–1440 гг. Худож. Фра Анджелико (Старая пинакотека, Мюнхен)
Св. бессребреники Косма и Дамиан перед Лисием. Фрагмент Алтаря св. Марка. 1438–1440 гг. Худож. Фра Анджелико (Старая пинакотека, Мюнхен)

Большинство исследователей в соответствии с мнением болландиста Стилтинга считают древнейшим лат. сказанием о К. и Д. 1-ю редакцию Мученичества (BHL, N 1967-1968; изд.: Mombritius. 1910; ActaSS. Sept. T. 7. P. 471-472; самые ранние рукописи: Vat. lat. 5771. Fol. 134r — 136r, рубеж IX и X вв., из аббатства Боббио; Montpellier. Bibl. Univ. H 156. Fol. 212r — 215v, IX-X вв., из еп-ства Лангр). Содержание этой редакции лат. Мученичества в основном соответствует «аравийской» версии греч. Мученичества (BHG, N 378). Согласно лат. сказанию, К., Д. и их братья Анфим, Леонтий и Евпрепий пострадали при императорах Диоклетиане и Максимиане в обл. Киликия, в г. Эги (в лат. текстах — Эгея или Эгия; ныне Юмурталык, ил Адана, Турция). Презид Лисий получил донесение о странствующих врачах, к-рые исцеляли больных именем Христа и объясняли людям вред идолопоклонства. По указанию Лисия врачей арестовали; на допросе К. и Д. назвали свои имена и сообщили, что они пришли из Аравии вместе с 3 братьями, которых вскоре также схватили и привели к президу. Лисий потребовал, чтобы братья отреклись от Христа и поклонились идолам, но мученики отказались это сделать. Презид велел подвергнуть их бичеванию, но они оставались непреклонными и молились Богу (содержание молитв изложено в Мученичестве). Увидев, что поколебать решимость христиан невозможно, Лисий велел заковать их в цепи и бросить в море, но по молитве мучеников явившийся ангел разбил оковы, а сопровождавшие их воины утонули. Братья вернулись к президу, к-рый решил, что они спаслись благодаря могущественному колдовству, попросил открыть ему секрет и поклялся: «Именем моего бога Адриана, я последую за вами, куда бы вы ни направились». В Лисия немедленно вселились 2 злых духа и стали мучить его, но после молитвы мучеников демоны обратились в бегство. Когда Лисий пришел в себя, он раскаялся в том, что был готов отречься от языческих богов, и велел бросить мучеников в темницу, где они всю ночь молились и пели псалмы. На следующий день их привели к Лисию; убедившись в их непоколебимой верности Христу, презид велел сжечь их заживо. Однако после молитвы мучеников произошло землетрясение; собравшиеся на казнь язычники погибли в пламени, а христиане остались невредимыми и вернулись к Лисию. Когда мучеников стали пытать на дыбе, невидимый ангел защищал их от ударов и избивал палачей. По приказу разгневанного презида братьев Анфима, Леонтия и Евпрепия подвергли бичеванию и бросили в темницу, а К. и Д. распяли и стали побивать камнями, но камни, вместо того чтобы причинять вред мученикам, летели в палачей. Презид велел расстрелять К. и Д. из луков, но стрелы поражали самих лучников. Не видя другого способа расправиться с христианами, Лисий велел их обезглавить. Перед казнью мученики возблагодарили Бога за проявленное к ним милосердие. В заключение сообщается, что казнь 5 братьев состоялась 27 сент. в г. Эгея. По-видимому, эта редакция Мученичества была известна Беде Достопочтенному († 735), к-рый включил в составленный им мартиролог краткое сказание о К. и Д. (см.: Quentin. 1908. P. 70; Dubois J., Renaud G. Édition pratique des martyrologes de Bède, de l’Anonyme lyonnais et de Florus. P., 1976. P. 178). Это сказание содержится также в более поздних франкских «исторических» мартирологах IX в., составленных Лионским анонимом, Флором Лионским и Рабаном Мавром (PL. 110. Col. 1171; ср. упоминание о 5 братьях-мучениках в стихотворном мартирологе Вандальберта Прюмского: MGH. Poet. T. 2. P. 595).

Впосл. на лат. сказания о К. и Д. повлияло греч. «асийское» Житие (BHG, N 372-375e). Во 2-й редакции лат. Мученичества (BHL, N 1969; изд.: ActaSS. Sept. T. 7. P. 473-474) сокращенное повествование 1-й редакции дополнено подробностями, восходящими к «асийскому» Житию. В начале сказания сообщается, что матерью близнецов К. и Д. была благочестивая христианка Феодота, жившая в Эгии; ее сыновья не только отличались благочестием, но и совершали чудесные исцеления (об их 3 братьях не говорится). Рассказ о мучениях и казни К. и Д. соответствует тексту 1-й редакции, но в конце уточняется, что христиане тайно забрали тела мучеников, на могиле которых совершались чудеса. В заключительной части Мученичества повествуется об одном из чудес (спасение крестьянина, которому в рот заползла змея). По-видимому, в кон. VII в. эта редакция Мученичества была известна св. Альдхельму Малмсберийскому, к-рый включил краткое повествование о К. и Д. в соч. «О девстве» (Альдхельм упом. о том, что К. и Д. были близнецами, и об их благочестивой матери, но не о 3 братьях; см.: MGH. AA. T. 15. P. 275-276 , 398-400).

Св. бессребреники Косма и Дамиан, распятые и побитые камнями. Фрагмент Алтаря св. Марка. 1438–1440 гг. Худож. Фра Анджелико (Старая пинакотека, Мюнхен)
Св. бессребреники Косма и Дамиан, распятые и побитые камнями. Фрагмент Алтаря св. Марка. 1438–1440 гг. Худож. Фра Анджелико (Старая пинакотека, Мюнхен)

После составления 3 редакций Мученичества греч. сказания о К. и Д. продолжали оказывать влияние на лат. традицию. Так, в сер. IX в. Анастасий Библиотекарь перевел Деяния VII Вселенского Собора, в к-рые включены 3 посмертных чуда мучеников (BHL, N 1978). В X в. неаполитанский агиограф Цициннион составил сказание о чудесах К. и Д. на основе греч. текста, переведенного по его просьбе некими греч. священниками (BHL, N 1979; см.: CSLMA. AI. P. 74-75).

В XIII-XIV вв. краткие повествования о К. и Д. включали в своды энциклопедического (напр., «Зерцало истории» Винцентия из Бове) и агиографического (напр., «Пассионал святых» Варфоломея из Тренто) характера. Наибольшую известность получило сказание, приведенное блж. Иаковом из Варацце в «Золотой легенде» и основанное на пространной редакции Мученичества. К этому тексту приложен рассказ о чудесном исцелении клирика ц. К. и Д. в Риме. Во сне ему явились мученики, к-рые решили заменить его пораженную опухолью конечность ногой некоего чернокожего человека («эфиопа», «мавра»), недавно похороненного при ц. Сан-Пьетро-ин-Винколи. Один из мучеников отправился на кладбище, принес ногу и приставил больному вместо его ноги. Проснувшись, клирик не почувствовал привычной боли в ноге и с изумлением осознал, что увиденное во сне произошло наяву. Сбежавшиеся к нему люди немедленно отправились на кладбище, раскопали могилу и нашли ногу, которую святые отрезали у клирика (Iacopo da Varazze. Legenda Aurea / Ed. G. P. Maggioni. Firenze, 19982. Vol. 2. P. 977-981). Чудо о «черной ноге» стало одной из самых известных средневек. легенд, связанных с почитанием К. и Д. (см.: Jacquet. 1983; об отражении легенды в искусстве XIV-XX вв. см.: Zimmerman. 1998; Julien P. Le miracle de la jambe noire dans l’art // Revue d’histoire de la pharmacie. 1998. Vol. 86. N 320. P. 473-476). Сказание из «Золотой легенды» было положено в основу Жития К. и Д., составленного в XIV в. францисканцем диак. Юстином из Флоренции (BHL, N 1976); в Житие включены чудеса, переведенные Анастасием Библиотекарем, и описание др. чуда, свидетелем к-рого был автор (см.: Novembri V. I santi Cosma e Damiano e la tradizione manoscritta nella Firenze medicea // Cosma e Damiano. 2002. P. 66-75, 149-191). К описанию жизни и чудес К. и Д. обращались и более поздние итал. авторы. Так, еп. Антонио дельи Альи († 1477) посвятил составленное им Житие мучеников правителю Флоренции Козимо Медичи (см.: Frazier A. K. Possible Lives: Authors and Saints in Renaissance Italy. N. Y., 2005. P. 334-335). Гуманист Джованни Гарцони († 1505), преподаватель медицины в Болонском ун-те, составил Житие К. и Д., в котором подчеркивал значение врачебного искусства (BHL, N 1976d). В позднее средневековье распространялись версии сказаний о К. и Д. на национальных языках, напр. повествования во франц. легендариях XIII-XV вв. (Perrot J.-P. Le Passionnaire français au Moyen Âge. Gen., 1992. Р. 18, 47-48, 60-62, 114, 164); в сер. XV в. в г. Эврё делались постановки франц. мистерии о К. и Д.

II. В римской литургической традиции поминовение К. и Д. совершалось 27 сент. Под этим числом память мучеников указана в Иеронимовом мартирологе, но точное содержание и время составления этой записи трудно установить. Поминовение К. и Д. могло быть внесено в мартиролог в 1-й пол. V в. (италийская редакция) или в кон. VI в. (галльская редакция). В рукописях содержатся разночтения: о К. и Д. говорится как о мучениках, пострадавших «в Эгах», «в Адуции, в городе Эгии» или «в Византии»; в нек-рых рукописях добавлены имена 3 братьев К. и Д. (MartHieron. P. 126). Реконструкция записи, предложенная Делеэ и А. Кантеном («В Риме память святых мучеников Космы и Дамиана»), вызывает сомнения. Исследователи считали, что установление праздника 27 сент. связано с датой освящения одной из церквей во имя К. и Д. в Риме: «По-видимому, какой-то из этих храмов был освящен 29 сентября, и эту дату, очевидно, внесли в римский календарь» (MartHieron. Comment. P. 528-529; ср.: Kennedy. 1938. P. 138-139; Jounel. 1977. P. 293; Luongo. 1997. P. 63). Однако Делеэ и Кантен не указали, откуда они заимствовали сведения об освящении рим. ц. во имя К. и Д. 29 сент. (под этой датой в Иеронимовом мартирологе и в ранних рим. литургических книгах указано освящение базилики арх. Михаила на Соляной дороге). Гипотеза о рим. происхождении праздника не согласуется с датой, указанной в надписи на мозаиках Георгия Победоносца великомученика церкви в Фессалонике, к-рые обычно относят ко 2-й пол. V в.: изображения К. и Д. сопровождаются указанием, что их память праздновалась в сент. (ср.: Delehaye. Origines. P. 231-232). В греч. и сир. традиции праздник 27 сент. неизвестен.

Св. бессребреники Косма и Дамиан. Роспись ц. святых Андрея и Прокопия в Монополи (Италия). XI в.
Св. бессребреники Косма и Дамиан. Роспись ц. святых Андрея и Прокопия в Монополи (Италия). XI в.

Установление литургического почитания К. и Д. в Риме обычно связывают с освящением базилики в честь мучеников на Римском Форуме при папе Феликсе IV (III) (526-530). Вероятно, вскоре после этого имена К. и Д. были внесены в канон мессы, где они завершают перечень святых в разд. «Communicantes» (Canon Missae Romanae / Ed. L. Eizenhöfer. R., 1954. Pars 1. P. 28-29; см.: Kennedy. 1938. P. 137-140). К. и Д.- единственные вост. святые, упомянутые в каноне мессы. Поминовение мучеников 27 сент. включено в ранние литургические книги рим. традиции: в Геласия Сакраментарий, к-рый, как принято считать, отражает богослужение в «титульных» храмах VII в. (Sacr. Gelas. P. 159), и в Григория Сакраментарий — папскую богослужебную книгу VII-VIII вв. (Sacr. Greg. P. 279-280). Молитвы мессы в день памяти К. и Д. в этих сакраментариях не совпадают. Память мучеников указана в рим. лекционариях VII-VIII вв. (положено чтение Ин 15. 17-25; см.: Klauser T. Das römische Capitulare evangeliorum. Münster, 19722. S. 39, 85, 124, 164). Песнопения праздника приведены в антифонариях IX в., на основе которых исследователи реконструируют состав более ранних рим. певч. книг (Antiphonale missarum sextuplex / Éd. R.-J. Hesbert. Freiburg, 19672. P. 160-161). Несмотря на то что память К. и Д. указана не во всех рукописях, по мнению Дж. Мак-Киннона, песнопения праздника были составлены не позднее сер. VII в. (см.: McKinnon J. The Advent Project: The Later-Seventh-Century Creation of the Roman Mass Proper. Berkeley; Los Ang., 2000. P. 173-180). Поминовение К. и Д. указано в большинстве рим. богослужебных книг IX-XII вв. (Jounel. 1977) и в календарях папского двора (Van Dijk S. J. P. The Ordinal of the Papal Court from Innocent III to Boniface VIII and Related Documents. Fribourg, 1975. P. 22, 50, 78, 443, 510). В первопечатном Римском Миссале приведены такие же молитвы и песнопения мессы в день памяти мучеников, что и в Сакраментарии Григория и в ранних антифонариях (Missale Romanum Mediolani, 1474 / Ed. R. Lippe. L., 1899. Vol. 1. P. 386). Это чинопоследование сохранено в богослужебных книгах, изданных после Тридентского Собора (напр.: Missale Romanum ex Decreto Sacrosancti Concilii Tridentini restitutum. Venetiis, 1574. P. 439-440). Поминовение К. и Д., указанное в календаре тридентского Миссала со статусом semiduplex, стало обязательным в Римско-католической Церкви. В Римский Миссал, изданный после Ватиканского II Собора, включено новое чинопоследование: коллекта и молитва super oblata заимствованы из проприя праздника в Сакраментарии Геласия, postcommunio — из мессы в день св. Лаврентия согласно книгам амвросианского обряда (Missale Romanum cum lectionibus. Vat., 1977. T. 4. P. 710). Празднование в честь мучеников, переведенное в разряд факультативных памятей, было перенесено на 26 сент. из-за того, что 27 сент. совершалось поминовение католич. св. Венсана де Поля. В Римском мартирологе память К. и Д., бессребреников и мучеников, также указана под 26 сент.

III. Почитание в Риме. Самые ранние свидетельства относятся к рубежу V и VI вв. Согласно Liber Pontificalis, папа Симмах (498-514) построил при базилике Пресв. Девы Марии (см. Санта-Мария-Маджоре) ораторий во имя мучеников (LP. T. 1. P. 262). Папа Римский Григорий II (715-731) учредил при этом оратории герокомий (приют для стариков); согласно др. версии жизнеописания, понтифик преобразовал уже существовавший герокомий в мон-рь (Ibid. P. 397-398). По мнению Л. Дюшена, 2-е свидетельство более достоверно, но В. Саксер полагал, что Григорий II учредил приют, на основе которого его преемник Григорий III (731-741) создал монашескую общину. Впосл. при ц. Санта-Мария-Маджоре возникли еще 3 мон-ря; их насельники совершали службы суточного круга в базилике. В XII в. на основе этих мон-рей был создан капитул каноников. Церковь бывшего мон-ря К. и Д., с XIV в. именовавшаяся в честь св. Луки, находилась за алтарем базилики. Храм был разобран по указанию папы Сикста V (1585-1590) при расчистке места, где находится совр. пл. Эсквилино (см.: Hülsen. 1927. P. 239-240; Duchesne. 1973; Saxer. 2001).

Ап. Петр и св. бессребреник Дамиан (?). Мозаика апсиды базилики Санти-Козма-э-Дамиано в Риме. V–VI вв.
Ап. Петр и св. бессребреник Дамиан (?). Мозаика апсиды базилики Санти-Козма-э-Дамиано в Риме. V–VI вв.

Базилика К. и Д. (Санти-Козма-э-Дамиано) была основана в 20-х гг. VI в. папой Римским Феликсом IV (III) (LP. T. 1. P. 279; ср.: ActaSS. Mart. T. 2. P. 138). Для устройства церкви приспособили более раннее здание, предназначение и датировка к-рого вызывают дискуссии. Это прямоугольный зал с апсидой, находившийся в юж. углу Форума Мира (templum Pacis), который был построен при имп. Веспасиане (69-79). Здание было сооружено скорее всего в кон. II в., а в 1-й пол. IV в. к нему пристроили октагональный вестибюль (возможно, основное здание служило приемным залом префекта Рима или б-кой, а октагональная пристройка была храмом Юпитера Статора, основанным в III в. до Р. Х., или храмом Валерия Ромула, умершего в младенчестве сына имп. Максенция). При папе Феликсе прямоугольный зал был переоборудован под церковь, а пристройку-вестибюль использовали в качестве нартекса. По указанию понтифика в апсиде храма была выполнена мозаика (некоторые исследователи датировали ее понтификатом Сергия I (687-701) (см.: Temperini L. Storia, teologia e arte nel mosaico della basilica dei SS. Cosma e Damiano a Roma. R., 1998. P. 206-207), но эта т. зр. не получила признания). Основная тема композиции — евангельское пророчество о явлении «Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою» (Мф 24. 30). В центре изображен Христос в золотом одеянии со свитком Закона в руке, спускающийся с небес по лестнице из облаков. Апостолы Петр и Павел подводят к Нему К. и Д. с золотыми венцами в руках; справа представлен мч. Феодор, слева — папа Феликс в качестве донатора; внизу — апостолы в виде агнцев, шествующие к Агнцу Христу. В нижнем регистре помещена стихотворная надпись, в к-рой говорится о том, что народ возлагал надежду на мучеников-целителей (martyribus medicis populo spes certa salutis uenit) и что «Феликс преподнес Господу этот дар, достойный предстоятеля» (см.: Krautheimer. 1937; Budriesi. 1968; Tucci. 2001).

Происхождение мощей К. и Д., к-рые находятся в базилике, трудно установить. О хранившихся в Риме останках мучеников упоминал еп. Петр Наталис († до 1406) (Petr. Natal. CatSS. VIII 123). К IX-XI вв. относятся сведения о частицах мощей мучеников, вывезенных в Германию из Рима (возможно, из базилики К. и Д.). В 1582 г. при ремонтных работах под алтарем были обнаружены мощи К. и Д. и их братьев Анфима, Леонтия и Евпрепия. По-видимому, тогда же выполнена надпись, согласно к-рой мощи мучеников были доставлены в Рим при свт. Григории I Великом (590-604). После освидетельствования в 1924 г. мощи мучеников были помещены под алтарем крипты.

В Парижском перечне церквей Рима (ок. 1230) упомянуто 5 храмов во имя К. и Д. (Hülsen. 1927. P. 23, 25). Нек-рые церкви, посвященные мученикам-целителям, первоначально были связаны с благотворительными учреждениями. Так, в жизнеописании папы Римского Льва III (795-816) упоминается ораторий К. и Д. при ксенодохии (приюте и больнице для паломников) Туции (LP. T. 2. P. 25; Hülsen. 1927. P. 242-243). Изображения К. и Д. сохранились в т. н. капелле св. врачей в диаконнике ц. Санта-Мария-Антиква. Они дважды представлены на фресках, выполненных при папе Иоанне VII (705-707), вместе с др. вост. мучениками-целителями. Мученики изображены с атрибутами врачебного искусства — свитком и шкатулкой с инструментами или лекарствами. Возможно, тематика росписей в т. н. капелле св. врачей связана с тем, что при церкви могла существовать диакония (Knipp. 2002).

В Трастевере, у подножия холма Яникул, находился мон-рь К. и Д. «на Золотой крошке» (Санти-Козма-э-Дамиано-ин-Мика-Ауреа; ныне ц. Сан-Козимато). Муж. бенедиктинский мон-рь был основан между 936 и 944 гг. рим. аристократом Бенедиктом Кампанином, приближенным Альбериха II («принцепс» и фактический правитель Рима в 932-954). Согласно грамоте папы Иоанна XVIII от 1005 г., мон-рь владел крупной недвижимостью в Трастевере и землями в окрестностях Рима, а также неск. приписными обителями. В 1234 г. по указанию папы Григория IX мон-рь передали клариссам, которые владели им до 1892 г.; в наст. время здания бывш. мон-ря принадлежат госпиталю кор. Маргариты (см.: Armellini. 1891. P. 664-666; Hülsen. 1927. P. 240-241; Barclay Lloyd, Bull-Simonsen Einaudi. 1998; Santangeli Valenzani. 2011).

Св. бессребреник Косма. Мозаика конхи сев. апсиды базилики св. Евфразиана в Пореш (Хорватия). 543–553 гг.
Св. бессребреник Косма. Мозаика конхи сев. апсиды базилики св. Евфразиана в Пореш (Хорватия). 543–553 гг.

IV. Почитание в Италии впервые засвидетельствовано иконографическими памятниками V-VI вв. К. и Д. представлены на мозаиках Архиепископской капеллы (оратория епископского дворца) в Равенне, построенной при еп. Петре II (494-520); возможно, в капелле хранились реликвии мучеников (см.: Mackie G. V. Early Christian Chapels in the West: Decoration, Function, and Patronage. Toronto, 2003. P. 104-115; Deliyannis D. M. Ravenna in Late Antiquity. Camb.; N. Y., 2010. P. 188-196). Изображения К. и Д. были включены в мозаичное убранство интерьера ц. Сан-Микеле-ин-Афричиско в Равенне, построенной на средства банкира Юлиана Аргентария и Бакауды (освящена в 545). На акварели Э. Пацци, выполненной перед снятием мозаик в 1844 г., фигуры мучеников в полный рост представлены на триумфальной арке, по сторонам апсиды церкви. Возможно, наличие изображений мучеников было связано с тем, что Юлиан и Бакауда построили церковь в благодарность за спасение от чумы в 543 г. (в то время арх. Михаила, к-рому посвящен храм, почитали как целителя; см.: Ibid. P. 250-254). К равеннским мозаикам близки изображения К. и Д. на мозаиках сер. VI в. в базилике Евфразиана в Порече (Хорватия): в конхе сев. апсиды изображен Христос в облике юноши, возлагающий венцы на К. и Д. (сохр. только верхняя часть композиции; см.: Максимовић J. Иконографиjа и програм мозаику у Поречу // ЗРВИ. 1964. Књ. 8. С. 247-262).

Св. бессребреники Косма и Дамиан. Роспись ц. Санта-Мария-делла-Пьета-дей-Фраи-Минори-Осерванти в Удженто. 1455 г.
Св. бессребреники Косма и Дамиан. Роспись ц. Санта-Мария-делла-Пьета-дей-Фраи-Минори-Осерванти в Удженто. 1455 г.

Особое почитание К. и Д. сложилось в Венеции, где, как считается, хранились мощи мучеников. Некий монах из бенедиктинского аббатства Сан-Джорджо-Маджоре составил проповедь о перенесении мощей мучеников с описанием их чудес. В ней сообщается, что мощи были доставлены в Венецию с Востока 10 мая 1154 г., при аббате Пасхалии (BHL, N 1979b; см.: Poncelet A. Catalogus codicum hagiographicorum latinorum bibliothecarum Romanarum praeter quam Vaticanae. Brux., 1909. P. 152-153). По свидетельству Ф. Корнера, мощи хранились в серебряном визант. реликварии; в разное время их частицы были переданы в др. церкви и мон-ри Венеции, в т. ч. в жен. бенедиктинский мон-рь во имя К. и Д. на о-ве Ла-Джудекка и в ц. Сан-Джованни-Нуово (Corner F. Notizie storiche delle chiese e monasteri di Venezia e di Torcello. Padova, 1758. P. 474, 484; ActaSS. Sept. T. 7. P. 443-445). В наст. время мощи К. и Д. хранятся в бывш. монастырской ц. Сан-Джорджо-Маджоре (1566-1591, архит. А. Палладио), в алтаре, освященном во имя мучеников; над алтарем помещена картина «Распятие Космы, Дамиана и их братьев», выполненная в мастерской Тинторетто. Частицы мощей К. и Д. находились в церквах Болоньи, Вероны, Имолы, Падуи и др. городов. До 1400 г. в Италии было ок. 90 церквей, освященных во имя мучеников (Harrold. 2007. P. 285-302). В XV в. особое почитание К. и Д. сложилось во Флоренции, где мучеников рассматривали как покровителей правящего семейства Медичи (Fanfani. 1998). В наст. время К. и Д. считаются покровителями ряда городов и селений в Юж. Италии, напр. Битонто в пров. Бари (базилика св. врачей, 1960-1973) и Равелло в пров. Салерно, где ц. во имя К. и Д. является местом паломничества (новый храм освящен в 1965).

С XII в. главы К. и Д. хранятся в Бражаке (деп. Канталь). После возвращения из 1-го крестового похода (1096-1099) местные сеньоры Ги и Рауль из Скорая основали здесь жен. мон-рь, к-рому передали святыни, привезенные ими с Востока. После 2-го крестового похода (1147-1149) части мощей К. и Д. хранились в Люзарше близ Парижа и в парижском кафедральном соборе Нотр-Дам. Святыни доставил во Францию сеньор Жан де Бомон, который начал строительство коллегиальной ц. во имя К. в Люзарше (не сохр.; в XI-XIII вв. построена также приходская ц. во имя Д.). В 1320 г. мощи К. и Д., хранившиеся в Люзарше, поместили в серебряную раку, подаренную Жанной Бургундской, супругой кор. Филиппа V Длинного (1316-1322) (см.: ActaSS. Sept. T. 7. P. 445-447; Julien. 1973). До Французской революции 1789-1799 гг. Люзарш был местом паломничества к мощам мучеников. В наст. время в приходской церкви находятся частицы мощей мучеников из базилики Девы Марии в Лонпон-сюр-Орж. В 1962 г. была освящена ц. К. и Д. в Лионе.

VI. Почитание в Испании существовало по меньшей мере с VII в. В надписи эпохи вестготов, обнаруженной в Борносе (пров. Кадис), упоминаются реликвии К. и Д. (Vives J. Inscripciones cristianas de la España romana y visigoda. Barcelona, 1942. P. 110. N 325). На XI Толедском Соборе (675) присутствовал Гратинид, аббат мон-ря К. и Д. Возможно, мученикам был посвящен Агалийский мон-рь (monasterium Agaliense), находившийся близ Толета (ныне Толедо), одна из самых известных монашеских обителей Вестготского королевства. Выходцами из этого мон-ря были Толетские епископы святые Элладий (615-633), Иуст (633-636), Евгений I (см. Евгений II; 636-646) и Ильдефонс (657-667) (см.: Gonzálvez Ruiz R. Agali: Historia del monasterio de San Ildefonso // Toletum. 2007. N 54. P. 99-145). Однако отождествление Агалийского мон-ря с мон-рем К. и Д. основано лишь на Житии св. Ильдефонса (BHL, N 3919), составленном скорее всего в X в., которое считается не вполне достоверным источником. В Житии сообщается, что Ильдефонс до возведения на епископскую кафедру был аббатом «церкви святых Космы и Дамиана, расположенной поблизости от Толета» (см.: La Hispania visigótica y mozárabe: Dos épocas en su literatura / Ed. C. Codoñer. Salamanca, 2010. P. 371-376).

Св. бессребреники Косма и Дамиан Аравийские. Миниатюра из греко-груз. рукописи. Кон. XV в. (РНБ. О.I.58. Л. 82)
Св. бессребреники Косма и Дамиан Аравийские. Миниатюра из греко-груз. рукописи. Кон. XV в. (РНБ. О.I.58. Л. 82)

Частицы мощей К. и Д. хранились также в Бремене. По свидетельству Адама Бременского, архиеп. Адальдаг (937-988), сопровождавший имп. Оттона I во время итал. похода (961-965), привез из Рима реликвии нек-рых мучеников, в т. ч. К. и Д. (Adam. Brem. Gesta. II 13). Черепа мучеников, замурованные в стене бременского собора, были обретены архиеп. Бурхардом Грелле (1327-1344). Перенесение реликвий, сопровождавшееся церковными торжествами и рыцарским турниром, состоялось после Пятидесятницы 1335 г. Обретение мощей К. и Д. способствовало распространению почитания мучеников в Сев. Европе. В нач. XV в. для мощей изготовили серебряную раку, к-рая хранилась в кафедральном соборе до сер. XVII в. В ходе мирных переговоров об окончании Тридцатилетней войны (1618-1648) Франц Вильгельм фон Вартенбург, католич. еп. Оснабрюка (1625-1661), договорился с протестантским соборным капитулом Бремена о выкупе святыни католиками. Епископ вывез раку с мощами мучеников в Мюнхен, где в мае 1649 г. святыню принял курфюрст Баварии Максимилиан I, ревностный сторонник католицизма. К этому времени в Мюнхене уже находилась др. часть мощей К. и Д.- из кафедрального собора в Бамберге. Эти мощи были доставлены в Германию из Рима имп. Генрихом IV (1084-1105) и хранились в бамбергском соборе со времени его освящения в 1012 г.; упоминания о них содержатся в каталогах соборных реликвий, составленных в 1483 и 1505 гг. В 1606 г. реликвии были перенесены в Мюнхен (см.: ActaSS. Sept. T. 7. P. 442-443).

После того как рака с мощами К. и Д. была доставлена из Бремена в Мюнхен, курфюрст Максимилиан I решил передать святыню иезуитам. Торжественное перенесение мощей в церковь иезуитской коллегии св. Михаила состоялось 26 сент. 1649 г. Иезуиты способствовали распространению почитания К. и Д. в Юж. Германии; ц. св. Михаила стала местом паломничества к мощам мучеников, велись записи исцелений и др. чудес от мощей (см.: Ibid. P. 447-455 (записи чудес за 1650-1684); Focke. 1895; Wittmann. 1957). Частицы мощей К. и Д. хранились в картузианском мон-ре в Кёльне и др. герм. храмах и мон-рях, а также в кафедральном соборе св. Вита в Праге (ActaSS. Sept. T. 7. P. 458-459). Церковь К. и Д. в Кауфбойрене (Швабия) была известна как место паломничества с кон. XV в.; в 1630 г. при этом храме было основано братство, члены к-рого записывали чудеса по молитве к мученикам (записи за 1628-1670 см.: Ibid. P. 455-457).

Святые Косма и Дамиан прославлены Церковью в одном из наиболее редких чинов святости — как бессребреники. Это означает, что, имея право получать за свой труд плату, они добровольно отказались от этого, и тот дар целительства, который дал им Господь, в полной мере направили на помощь нуждающимся. Таким образом, своим служением святые братья явили идеальный образец христианской любви и самопожертвования по отношению к ближнему.

Начиная рассказ о святых Косме и Дамиане Асийских, следует сразу же заметить, что точного времени их жизни мы не знаем. Предание Церкви и исторические свидетельства говорят нам о том, что они жили в Асии (Малая Азия) не позднее четвертого века. Свидетельством этого является тот факт, что первые храмы во имя святых Космы и Дамиана стали строиться только в первой половине пятого века, при императоре Феодосии.

Святые Косма и Дамиан были родными братьями. Их отец был язычником, а мать — Феодотия — христианкой. Правда, отец их умер, когда Косма и Дамиан еще были детьми, поэтому воспитанием занималась мать, которая постаралась, чтобы ее дети получили достойное образование и стали истинными служителями Господа. Сама она, когда лишилась мужа, приняла решение остаться вдовой и по христианским обычаям той эпохи стала совершенствоваться в молитве и делах милосердия. Когда братья подросли, Феодотия отдала их в обучение к одному праведному мужу, который не только занимался с ними изучением Священного Писания, но и дал им вполне конкретную профессию. Именно у него Косма и Дамиан обучались лекарскому делу, узнавали о целебных свойствах трав и о том, как и в каких случаях их применять. Таким образом, когда братья возмужали и окончили учебу, они стали не только лекарями, но и настоящими христианами.

Удивительно, но буквально сразу же, как только они стали заниматься медицинской практикой, Господь сподобил их дара целительства и чудотворения. Как в свое время делал Сам Господь Иисус Христос, святые Косма и Дамиан стали ходить из одного города в другой. Они исцеляли всех, кто к ним обращался за помощью. А приходило к ним действительно много людей: слепые, хромые, бесноватые, друзья и родственники приносили расслабленных. В каждом городе братьев окружали толпы людей, прося помощи и исцеления от недугов. И вот здесь важно отметить, что за свои труды святые Косма и Дамиан совершенно не брали денег, хотя как врачи они имели право на оплату своего труда.

В древнем мире врач вообще был фигурой знаковой, таких людей было немного, и они в основном служили при дворах правителей или крупных чиновников. Однако совершенно не такими были Косма и Дамиан. Помня слова Самого Господа: «Больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте», святые братья никогда не брали денег или какого-то иного вознаграждения. Именно поэтому Церковь прославила их в чине бессребреников, то есть не берущих плату за труд, который по закону должен был быть оплачен. Единственное, что делали братья прежде чем исцелить человека, — они напоминали ему, что исцеление дарует Господь Иисус Христос, именно Его надо благодарить и веровать в Него.

Предание Церкви сообщает нам, что святые Косма и Дамиан заботились не только о людях — также они исцеляли любое животное, которое мучилось от боли или недуга. Святые всегда были вместе, они никогда не расставались.

Некая женщина по имени Палладия много лет страдала тяжелым недугом. Однажды она услышала о том, какие чудеса совершают Косма и Дамиан. Женщина сразу же попросила их прийти к ней дом. Братья откликнулись на ее просьбу и пришли. Как только они вошли в дом. Палладия сразу же исцелилась. На радостях женщина готова была отдать им все, что у нее было, но, как известно, бессребреники не брали платы за свои труды. Однако Палладия не успокоилась. Желая хоть как-то вознаградить братьев, она обратилась к одному из них — святому Дамиану — с просьбой взять три яйца во имя ее обета и во славу Святой Троицы. Дамиан долго отказывался принять даже такой скромный дар, однако ради имени Святой Троицы наконец согласился его взять. И вот в этом моменте мы видим то испытание, которое Господь послал Своим служителям, — ведь без испытаний не бывает святости и совершенства. Узнав о том, что святой Дамиан взял от Палладии дар, святой Косма сделал завещание, в котором указал, чтобы после отхода братьев ко Господу их не хоронили вместе.

Несомненно, что такое решение было очень тяжелым и для самого Космы: ведь они с братом с самого рождения всегда пребывали вместе, как одно целое: вместе росли, учились, шли на проповедь веры, исцеляли людей, молились Богу. Видя такое внутреннее мучение Космы, в ту же ночь, после тот как тот сделал свое завещание, ему явился Сам Христос и сказал: «Косма! Для чего ты скорбишь ради взятых трех яиц? Они взяты не ради мзды, но ради клятвы жены в Мое имя…»

Явление и слова Господа сняли камень тяжести с души святого Космы, однако он никому не сказал о том, что видел и слышал. Через некоторое время после этого он отошел ко Господу. Святой Дамиан прожил несколько лет больше, но через некоторое время почил и он. Не зная о явлении Христа и боясь нарушить завещание святого Космы, люди долго не могли придумать, где положить тело его брата — святого Дамиана.

Здесь произошло еще одно удивительное чудо. Когда люди в недоумении стояли рядом с телом святого Дамиана, к ним подошел верблюд. В свое время святые братья исцелили это животное от беснования, так как в его теле пребывал злой дух. И вот, подойдя к людям, верблюд произнес человеческим голосом: «Человецы Божни, много насладившиеся знамений и чудес от святых Космы и Дамиана, и не только вы, но и мы, животные, данные вам на службу Богом. Как слуга я пришел к вам поведать тайну Космы, чтобы не разлучать их друг от друга, но вместе положить их». Пораженные самим фактом речи животного, а также тем, что они услышали, люди восприняли это как знак свыше. Возблагодарив Господа Бога, они положили мощи святых братьев вместе, в одну могилу. Место, где были похоронены святые Косма и Дамиан, называлось Ферсман. К сожалению, впоследствии оно было разрушено турками. Однако до разрушения, здесь долгое время находилась церковь во имя святых бессребреников. Поток людей, приходящих помолиться в эту церковь, никогда не ослабевал…

В житии святых Космы и Дамиана, в частности, говорится о том, что легче измерить море и пересчитать звезды, чем рассказать обо всех совершенных братьями чудесах. Но, наверное, в этом и нет большой необходимости, ведь даже одно чудо, совершенное праведным человеком по воле Божией и силой Его имени, гораздо ценнее многочисленных «чудес», лишенных какого бы то ни было смысла. Святые братья всей своей жизнью, своим подвигом бессребреничества, своей проповедью Христа показали, что значит быть христианином. Чудеса же здесь — только лишь Божие благословение их веры и служения.

Икона Космы и Дамиана

На иконе Святые братья Косма и Домиан изображены вместе, в полный рост, и обращены липом к молящемуся. Прямой взгляд святого, обращенный на человека, является традиционной формой изображения угодников Божиих, которые слышат наши молитвы и сами молятся за нас пред Господом Богом.

Фигуры святых Космы и Дамиана пишутся не статичными, а в условном движении. Братья изображаются вполоборота, одна из ног каждого святого выставлена несколько вперед — это символическое изображение готовности идти на проповедь, на служение людям и Богу.

Одеяния святых бессребреников Космы и Дамиана характерны для эпохи их жизни. Как правило, на иконах они облачены в хитоны (вид длиннополой рубашки), а сверху — в гиматии (верхняя одежда в виде прямоугольного куска ткани).

Каждый из братьев держит в руках определенные предметы: в левой у каждого из них по ларцу, а в правой — по ложечке. Как и в иконографии святого целителя Пантелеймона, ларец и ложечка — это символы лекаря, целителя. Важно отметить, что это не символы чудотворения, а именно профессионального служения святого, т. е. святой, изображенный на иконе с этими предметами, в жизни был профессиональным врачом. А уже к этому, по Божией благодати, присоединялся дар целительства и чудотворения. Помимо данного и наиболее распространенного типа иконографии святых Космы и Дамиана существуют и другие типы: с предстоянием святых братьев перед Богом, с клеймами (эпизодами из жития) и т. д.

Молитва Косме и Дамиану

«Чудотворцы славнии, врачеве безмезднии, Космо и Дамиане! Вы, от юности Христа Бога возлюбивше и Того повеления всем сердцем соблюдающи, аще и вдасте себе учению врачебному, но добродетельнаго ради жития и чистоты душевныя, силою Христа Бога, не врачевания токмо искусство, но паче неоскудную благодать исцеления всяких недугов от Бога прияли есте. Отонюдуже любовию и милосердием к недугующим подвизаеми, не токмо людем, но и скотом исцеления болезней подаваете, неисчетным множеством чудес ваших весь мир наполняете, и не телесныя токмо недуги исцеляете, но и верою Христовою души просвещаете, в терпении болезней укрепляете, в тяжких недузех о исправлении жития вразумляете и ко Христу покаянием привлекаете. Тем же ныне и нас, припадающих к Вам пред честною иконою вашею, скоро услышите. Юныя дети, вашей помощи во учении книжном просящия, вашими молитвами наставите, да вашему житию ревнующе, не земное точию научение приобрящут, но паче во благочестии и правой вере выну да преуспеют. На одре болезни лежащим,человеческая помощи отчаянным, к вам же тепле с верою и усердною молитвою прибегающим исцеление болезней вашим милостивым, чудодейственным посещением даруйте. Многажды в болезни впадающия и от лютых недугов в уныние, малодушие и роптание пришедшия данною вам от Бога благодатию в терпении утвердите, и наставите, да уразумеют волю о них Божию святую и благую и сами себе и живот свой воле Христа Бога предают. В недузех сущих, о исправлении же жития не радящих, во гресех не раскаивающихся, сердцем ожесточенных сокрушите во спасение и к покаянию призовите, да немощни суще телом, здрави пребудут дутнею и причастницы соделаются Божия спасительный благодати. Братию святаго храма сего, вашему Святому заступлению от Бога врученную, и всех к вам усердно прибегающих невредимы сохраните от долгонсдужия, от болезней лютых и неисцельных, от разслабления тела, от изступления ума, от смертоносный язвы, от внезапныя смерти, и всемощнмм ходатайством вашим к Богу соблюдите в правой вере твердых, во благочестии преспевающих, в добрых делах усердных, в молитве к Богу прилежных, да с Вами вкупе сподобятся в будущем веце присно воспевати и славити всесвятое и великолепое имя Отца, и Сына, и Святаго духа, во веки веков. Аминь.»

Молитва Святым бессребренникам и чудотворцам Косме и Дамиану Асийским

«К вам, святим безсребреннцы и чудотворцы Космо и Дамиане, яко к скорым помощником и теплым молитвенником о спасении нашем, мы недостойнии, преклонше колена, прибегаем и, припадающе, усердно вопием: не презрите моления нас грешных, немощных, во многая беззакония впадших и по вся дни и часы согрешающих. Умолите Господа, да пробавит нам, недостойным рабом Своим, великия и богатыя Своя милости, избавьте нас от всякия скорби н болезни, вы бо прияли есте от Господа и Спаса нашего Иисуса Христа неоскудную благодать исцелений, ради твердый веры безмезднаго врачевания и мученическая кончины вашея. Паки, припадающе, прилежно молим: испросите нам от Господа вся благополезная, яже в животе нашем временном, наипаче же ко спасению вечному належащая, да сподобимся молитвами вашими улучити кончину христианскую, безболезненну, неностыдну, мирну, и да избавимся от козней диавольских и вечныя муки, безконечнаго же и блаженнаго Царствия Небеснаго наследницы будем. Ей, угодницы Божии, не престайте молящеся за ны, с верою к вам притекающия, аще бо по множеству грехов наших и несмы достойни милосердия вашего, обаче вы, вернии подражателие человеколюбия Божия суще, сотворите, да принесем плоды достойны покаяния и в вечный покой достигнем, хваляще и благословяще дивнаго во святых Своих Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и Пречистую Матерь Его, и ваше теплое заступление, всегда, ныне и присно и во веки веков. Амннь.»

Храмы в честь святых Космы и Дамиана

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *