Благоденствие: что это?

5. БЛАГОДЕНСТВИЕ

Мысль о благоденствии, также как и мысль о единстве, антихристу достаточно близка. Она возникает у него и при сравнении себя с Христом. Христос, по его мнению, «проповедуя и в жизни своей проявляя нравственное добро, был исправителем человечества». Между тем антихрист «призван быть благодетелем этого отчасти исправленного, отчасти неисправимого человечества». Он должен дать «всем людям все, что нужно». Социальный вопрос, невзирая на всевозможные усилия и попытки, остался неразрешенным даже до самих апокалиптических времен истории. Соловьев рассказывает, что во времена монгольского ига социально-экономические проблемы стали особенно острыми. Правящие сословия пытались их решать, но всегда весьма поверхностно. Окаменелость духа любви и жертвы в христианском мире превратила в сон о прошлом ту первую иерусалимскую общину, в которой «никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее» (Деян., 4, 32). Поэтому объявившийся антихрист нашел в этой области значительную брешь и на ней сосредоточил свою деятельность. Во второй год своего господства он издал новый манифест, в котором провозгласил: «Народы Земли! Я обещал вам мир и я дал вам его. Но мир красен только благоденствием. Кому при мире грозят бедствия нищеты, тому и мир не в радость. Придите же ко мне теперь все голодные и холодные, чтобы я насытил и согрел вас».

Для осуществления задуманного император объявил широкую социальную реформу. И поскольку в его руках были сосредоточены всемирные финансы, а кроме этого он владел колоссальными земными пространствами, то объявленную реформу он мог осуществить весьма своеобразным способом — «по желанию бедных и без ощутительной обиды для богатых». Каждый получал по способностям, а эти способности измерялись трудом и заслугами каждого. Основным стремлением императора в социальной сфере «было прочное установление во всем человечестве самого основного равенства — равенства всеобщей сытости». И этого равенства он достиг. Нищета в мире была уничтожена. Все были одинаково сыты. Социально-экономическая демократия была осуществлена, и социальный вопрос окончательно решен. То, из-за чего человечество страдало тысячи лет, антихрист устранил одним росчерком своего императорского пера. Это свершилось во второй год его господства.

Каков же смысл этого его свершения? Почему благоденствие является одной из главных целей антихриста? Какое место занимает это благоденствующее начало жизни в царстве антихриста? Ответ на эти вопросы поможет нам глубже понять сущность благоденствия и его значение в человеческом существовании.

Благоденствие — это всестороннее удовлетворение плотского начала человека. Это то, к чему антихрист стремился и чего достиг — равенство сытости, но сытости, понимаемой в самом широком смысле. Все наше плотское начало постоянно голодно, ибо оно сущностно предопределено для рядом с ним находящегося объекта. Мы жаждем не только пищи, но и одежды, и квартиры, и тепла, и отдыха, и противоположного пола. Благоденствие как раз и есть удовлетворение этого разнообразного голода. Человеку хорошо быть только тогда, когда его плотское начало сыто: сыто пищей, сыто теплом, сыто отдыхом, сыто в своих страстях. Когда человек вбирает в себя определенную часть находящегося рядом с ним мира, он говорит «Сейчас я сыт». И это высказывание имеет удивительно глубокий смысл. Сознательно подчеркиваем слово сейчас, ибо оно, говоря о благоденствии, имеет необычайно важное значение. Человеку хорошо быть не тогда, когда он был сыт вчера, и не тогда, когда он будет сыт завтра, но только тогда, когда он сыт сейчас. Благоденствие — это сытое настоящее. И это самое полное его определение. Если смотреть поверхностно, это само собой разумеющаяся вещь. Но в свете человеческого существования это «сытое настоящее» становится огромной и даже трагической проблемой. Ведь сытость — это удовлетворенность, а удовлетворенность это сохранность. Удовлетворенный человек всегда бывает в настоящем. Все его бытие сосредоточивается вокруг этого сытого его настоящего. Настоящее становится основной формой его экзистенции. Он не переживает прошлого и не стремится к будущему. Он размещается в настоящем и держится за него как за важнейшую опору своего существования. Существование сытого человека сужается до его «сейчас». Он бывает только сейчас, ибо сейчас он сыт и удовлетворен. Но если мыслить о человеке по-христиански, мы должны признать, что в христианской концепции человека именно настоящее и есть преходящая форма времени. Человек-христианин — viator — путник, то есть человек, который всегда находится в пути и никогда — дома. Иначе говоря, христианин всегда в будущем и никогда — в настоящем. Это человек, который постоянно перешагивает через себя и никогда не остается по cю сторону. Быть в пути — сущностный выбор человека.

В этом отношении сытое настоящее по существу антихристово понятие. Сытое настоящее, не позволяя человеку смотреть в будущее, принуждая его оставаться здесь, не позволяя ему перешагнуть через себя, удерживая его в этой действительности и заставляя его воспринимать эту действительность как свой дом, сталкивается с присущим человеку свойством — странничеством и извращает саму его природу. Делая настоящее основной формой времени, оно отвергает будущее и вступает в борьбу с надеждой человека: человек сытого настоящего — человек без надежды, но не в смысле отчаяния, но в смысле удовлетворенности. Он ни на что не надеется и ничего не ожидает, ибо ему хорошо быть в настоящем. Между тем надежда — одно из составных и сущностных начал христианского существования. Поэтому Христианство с самого начала своего существования недоверчиво относится к слишком возросшему благосостоянию и его роли в человеческой жизни. Правда, человек, будучи не только духом, но и плотью, требует определенного благосостояния, дабы смочь сохраниться на земле и что-то сделать. Но Христианство не согласно с тем, чтобы человек был чрезмерно обеспечен благами, чтобы его благосостояние превратилось бы в выражение сытого настоящего. Христианство пытается свести его благосостояние до минимума, до степени его необходимости, и оставить человека всегда жаждущим. Голод в Христианстве благословен, ибо он всегда есть символ высшей действительности. Плотский голод в христианстве есть выражение духовного голода, которым отмечено само бытие человека и объект которого сам Бог.

Таким образом, последовательно — вместо благоденствия Христианство провозглашает нищету, понимаемую тоже в широком смысле. Плоское начало, как говорит Христианство, никогда не должно быть совершенно сытым: ни пищей, ни помещением, ни одеждой, ни отдыхом, ни в своих страстях. В нем всегда должно оставаться определенное томление, как указание на самую глубокую нашу тоску, которая направлена к Богу. Это и есть подлинный смысл нищеты. Нищий — это не тот, кто мало имеет, но тот, кто пользуется малым и малым удовлетворяется. Нищета или всесторонний голод нашей плоти согласуется с сущностным голодом нашего духа, с его надеждой и тревогой и потому становится верным его спутником. Нищета устанавливает для нашего плотского начала такое же направление существования, какое имеет христианская душа. Нищета — это плотская тревога, устремленная к Богу. Поэтому она и является самым лучшим способом для преодоления нашей двойственности и обуздания того живущего в нас закона греха, о котором упоминает св. апостол Павел (ср.: Рим., 7, 21). И поэтому Христианство всегда настаивало на неимущности. Поэтому и Христос в Нагорной Проповеди благославлял нищих, плачущих, жаждущих, милостивых, гонимых (ср.:Матф., 5—11), следовательно, всех тех, кто не сыт — ни богатством, ни радостью, ни хлебом, ни противоположным полом, ни покоем, тех, кто всегда жаждет, тех, кто всегда неимущ. Все восемь Христовых благословений в действительности есть одно величайшее благословение нищеты как всесторонней жажды в нашей психофизической жизни. Благосостояния Христос не благословил. Напротив, Он заметил, что «трудно богатому войти в Царство Небесное»(Матф., 19, 23); трудно потому, что богатство постоянно влечет его в сытое настоящее, постоянно опровергает его страннический характер и манит оставаться по сю сторону. «Ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Матф., б, 21) — сказал Христос. Богатство всегда по сю сторону и сейчас. Таким образом, оно и сердце человеческое делает сюсторонним и настоящим. Сытое настоящее — это выражение богатства, в него погруженное сердце трудно находит путь на ту сторону, в будущее, в надежду, которой мы живем и исполнения которой терпеливо ждем.

В свете этих рассуждений становится понятным, почему антихрист благословляет благоденствие и почему осуществляет его в своем царстве; почему он хочет быть не исправителем человечества, как Христос, но его благодетелем, его благотворителем в широком смысле слова. Человек сытого настоящего не является христианином. Таким образом, достаточно только распространить это сытое настоящее по всей земле, достаточно только сделать всех людей обеспеченными и удовлетворенными, и тогда царство антихриста возобладает само по себе. Путь благоденствия один из успешнейших путей антихриста в историю. Поэтому уже во второй год своего господства он и призвал все народы земли в свои закрома. Создание благоденствия, этого сытого равенства, было одной из первостепенных задач антихриста. Не любовь к людям подвигнула его на это дело, ибо антихрист любит только себя. Не сочувствие к нищете и горю людей сделало его благодетелем человечества. Создание благоденствия руками антихриста никогда не есть социальное действие, но всегда — религиозное и метафизическое. Это действие направлено на изменение направления человеческого бытия. Вместо направленности по ту сторону бытие, обеспеченное антихристом, должно клониться к этой действительности и оставаться по сю сторону. Все царство антихриста — это голая фактичность. Оставить человека в этой фактичности самое сильное стремление антихриста. И благоденствие прекрасно служит этой цели. Если насильственная любовь и насильственное единство вызывают в человеке ненависть и поэтому всегда опасны даже в руках антихриста, то благоденствие всегда вызывает чувство благодарности и уважения и поэтому лучше всего укрепляет и поддерживает власть антихриста. Порабощенные иногда могут и восстать против своих поработителей. Но против благодателей никто и никогда не восстает. Поэтому благоденствие значительно лучшее, нежели единство, средство для утверждения и упрочения антихриста в мире. Прикрывшись социальной любовью, антихрист создает на земле благоденствие для того, чтобы закрепить человека в его фактичности, чтобы заставить его забыть о том, что тот в пути. При помощи благоденствия антихрист пытается сделать человека не путником на этой земле, но ее постоянным жителем. Он хочет создать для него хорошую жизнь по сю сторону для того, чтобы он не думал о потустороннем, чтобы ему было жаль земли, чтобы она для него была не долиной слез — vallis lacrimarum, как говорится в молитве, но восстановленным раем. Ту действительность подменить этой действительностью — задача благоденствия в царстве антихриста.

Должны признать, что эта задача в истории осуществлялась не раз. Земным благоденствием или хотя бы надеждой на него антихрист приманивает толпы и таким образом расширяет границы своего царства. Вдохновленный евангелием благоденствия, антихрист высмеивает призыв Христа прийти к Нему и насытиться Им, «Ибо хлеб Божий есть Тот, Который сходит с небес и дает жизнь миру» (Иоанн, 6, 33). И люди слушают этого благодетеля. Они идут за ним. Земля, которой коснулся антихрист, представляется людям Фавором, где все сияет и сверкает, где хорошо быть и где толпа делает кущи себе и своим детям. Поэтому никогда еще не существовало ни одного более или менее значительного антихристова движения, которое не провозглашало бы и не осуществляло бы широкой социальной программы. Благоденствие — любимое прикрытие антихриста, которым он успешно пользуется в своей исторической деятельности. И чем больше расширяет антихрист свое царство в мире, тем более сытыми чувствуют себя толпы, находящиеся у него на службе. Апокалиптическое общество зверя в действительности есть общество сытого настоящего. Поэтому оно остается верным земле и не слушает тех, кто говорит ему о неземных надеждах.

Но это общество не замечает, что такое благоденствие является величайшим обманом человеческого бытия. Соловьев безошибочно замечает, что осуществление социальных реформ антихристом было весьма странным: антихрист насыщал бедных, не затрагивая интересов богатых. Он брал из своей императорской казны, от своих императорских земель и каждого наделял по его трудам и заслугам. Что это означает? Что хотел сказать Соловьев, используя этот символ? Не что иное, как то, что благоденствие антихрист осуществлял не изменяя нашу действительность, но только прикрывая ее своими дарами. Нищета и беды появляются на нашей земле потому, что число материальных благ ограничено. Поэтому у одних, награбивших — их в избытке, у других же или нет совсем, или очень мало. Таким образом, всякая социальная реформа, проводимая в данное настоящее время старается уравнить количество материальных благ в руках их имеющих. Однако это невозможно сделать, не затрагивая интересов богатых. Но поскольку они не отказываются от своих благ и не жертвуют, ведомые свободной любовью, то их обычно вынуждают отдавать какую-то часть этих благ бедным, используя при этом законодательный порядок. Всякая крупная социальная реформа — это болезненный удар по одной части общества. Но этот удар неизбежен. Не изменив нашей действительности, нельзя изменить и распределения благ, без чего никакое социальное благоденствие невозможно. Но антихрист как раз и не изменял действительности. Богатым он оставил то, что они имели, и потому завоевал их благосклонность. Бедным он дал достаточно для того, чтобы они были удовлетворены, потому и обеспечил себе их уважение и благодарность. Вся общественость склонилась перед антихристом, ибо он, как казалось, разрешил никогда не разрешимую социальную загадку.

И все же лживость такого решения проблемы может не заметить только тот, кто ослеплен даром антихриста. Говорим — дар, ибо вся социальная реформа антихриста основывается на даре. Она не является осуществлением справедливого распределения на земле, но — императорской милостью. Согласимся, что эта милость была достаточно щедрой, ибо она смогла обеспечить бедных на достаточно долгий срок. Однако в какой-то день все это должно было прекратиться. Антихрист не был творцом земных благ из ничего. Он должен был их откуда-то брать. Он должен был получать их, чтобы делить. И если в начале своего господства он нашел эти блага накопленными, то позже при разделении они должны были постепенно растаять. Неумолимо приближался тот день, когда антихрист должен был явиться к толпе с пустыми руками. Всякая основанная на даре социальная реформа всего лишь сон. Сон проходит, и непреображенная действительность предстает перед нами во всей своей нищете. Однако антихрист нисколько не колеблясь предлагает этот сон человечеству, ибо для него важно не столько обеспечить толпу, сколько отторгнуть ее от Христа и привлечь к себе. Он прекрасно знает, «что не много ему остается времени!» (Откр., 12, 12), поэтому создает свое царство всего лишь ненадолго, на короткий срок, строя его на проходящих реформах. Для него неважно, что принесенное им благоденствие вскоре закончится. Его заботит только одно, чтобы люди, опьяненные его дарами, признали его своим вождем, преклонились бы перед ним, отпали бы от Христа и забыли сверхприродную действительность. Задача антихриста — казаться, вместо того чтобы быть, высмеять, вместо того чтобы осуществить. Поэтому он и провозглашает, поэтому он и высмеивает, поэтому он и играет роль величайшего шута на сцене мировой истории. Антихристово благоденствие только маска подлинного благоденствия. Под ней скрывается социальная фактичность, не преображенная ни духом, ни буквой закона. Сама же маска сплетена из кончающихся земных даров. Толпа снова начнет нищенствовать и даже больше, нежели прежде. Разве не так это было при коммунистических социальных реформах? Социальное благоденствие может возникнуть только на основе свободной любви и свободной жертвы. Но оно может быть только очень условным, как условна и вся наша земная жизнь. Антихристова мечта — равенство сытости, жестоко мстит всем своим осуществителям.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Благоде́нствие — 1) высокая степень благополучия, связанного с устойчивым материальным достатком, отсутствием тяжёлых житейских неурядиц и бытовых трудностей; 2) процветание.

Почему благоденствуют грешники и страдают праведники?

Страдающие рабы Божьи, равно как и благоденствующие нечестивцы, с древних времён служат предметом недоумений и споров среди самого широкого круга людей. Достойно замечания, что похожие вопросы звучали даже и из уст добродетельных исполнителей Божьего закона (Пс.72:12-13).

Когда беззаконник, не обремененный заботой о ближних, не брезгующий обманом и грабительством, живёт в роскоши, вопрос о происхождении его материального достатка понятен без слов. Недоумение чаще всего сосредоточивается на другом: почему Бог не препятствует грешникам благоденствовать, видя как незаслуженно бедствуют праведники, и не благодетельствует в отношении последних? Неужели не видит или не хочет?

Между тем, благоденствие как таковое не является ни показателем греховности, ни показателем праведности. Несмотря на точное определение Господа Иисуса Христа о том что «удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» (Лк.18:25), безбедное существование не воспрепятствовало стяжать праведность таким Божьим угодникам как Авраам, Иов, Иосиф, царь и пророк Давид. Равным образом и материальная нужда может быть уделом как праведников, так и грешников.

Другое дело, что благоденствие нераскаянного грешника носит временный характер и неизбежно заканчивается вместе со смертью, после чего ему не избежать справедливого Частного, а впоследствии и Страшного Суда. Здесь его богатства ему не помогут (разве только, если будут направлены его ближними на дела милосердия). Для праведников же с завершением их земного пути окончатся все их земные напасти и бедствия. Тогда-то и обнаружится, более явственно, высшая Правда.

Возможность для грешников злоупотреблять Божьим терпением связана с тем, что Он, несмотря на всю их греховность, хотя и ограничивает их, однако не лишает свободы произволения и свободы действий. Между тем, при внешнем благоденствии грешники лишены того главного, чем обладают угодники Божьи: общения с Отцом и Сыном и Святым Духом, сердечной радости и благодатного утешения. Вместе с тем нередко они имеют в себе внутренний источник страданий: в постоянных переживаниях относительно сохранения и приумножения материальных богатств, в пороках и страстях.

Опять же, нельзя забывать, что даже и злостные нарушители заповедей имеют в себе нечто доброе. Позволяя им жить внешне благополучной, но внутренне пустой жизнью, Господь, тем не менее, не лишает их возможности покаяния и последующего исправления (Рим. 2:4; 2Пет. 3, 9). Характерным примером в этом отношении может служить начальник мытарей Закхей, человек богатый, который, после общения с Мессией, пообещал раздать половину имения нищим, а тем, кого обидел, воздать вчетверо (Лк.19:8).

Бедные же иногда остаются в своей бедности, в соответствии с Промыслом Божьим, по той причине, чтобы богатство и благоденствие не служило им сетью и ковами на пути восхождения по лестнице духовных совершенств. Сам Господь сказал одному юноше (правда, тот, опечалившись, отошёл): «если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; …и приходи и следуй за Мною» (Мф.19:21). Именно по такому пути шли многие святые подвижники, добровольно отказывавшиеся от имения и посвящавшие свою жизнь служению Богу: преподобный Антоний Великий, святитель Василий Великий, преподобный Серафим Саровский и пр.

Наконец, иногда страдания праведников могут носить жертвенный характер и попускаться Богом в видах более или менее глобальных домостроительных целей. Так, нужда и страдания Иосифа, проданного в рабство в Египет, обернулись спасением как для него самого, так и для его отца, и его братьев-предателей.

абдо абидос або абов абс авгит авдон авио авит авлос авост авсон авто автодин автол агин агис агит агни агол адг ади адли адн адов адонис аид аил аио аист алгид али алисов ални ало алов алс ангио англо ангоб андо ани анид анис анит ано анод анолис ант анти антиб аон асбо асболит асидол асино асот асти астион астон атли атно ато атон атс баг баги багио багно багон бад бадингс баиов баит бал балви балдин бали балодис бан банг банги бандит бандо бани бант баодин бас басни басов басон баст бастион бат бати бато батов батог батоги батон биа биатлон бива биг бигл бигос бид бида бидл бидо бидон било билон бин бина бинго бинт био бионт биос биота бис биса бисноват бит бита битва битл битов битола благо блан бласто блат блато блида блин блинд блинова блинт блог блона блонда боа боас бовин бовт бог бод бодва боди боинг бола болва болван болда боли болид болстад болт болтин бон бона бонд бонда бонди бонист бос босна бости бот ботани ботва боти бти ваг вагин вагино вагон вад вади ваи вал вали валин валтон ван вани вас васин ват ватин ватолин вгиб вглот вгон вдали виа виан виандот виг виган вигано виго вид вида видал видлога видно вил вила виланд вилота вилт вин вина вино винол винт виола вис висла вист витаон витас витол витос влас власно власти властно внос вобан вобла вод вода водан водила водла воин воис вол волан воланд волга волгин волдат волин волна вон вона вос вот вта вто габион габо габон габт гав гавит гавот гад гадливо гадов гадолин гадости гадство гаи гал гали галиб галин галион галиот галит гало галоид галон галс ган гандбол гандболист ганди ганс гас гат гати гатин гвалт гдов гиало гиас гибсон гибсона гид гилан гилас гино гис гисто гит гитан гитов глав глад гладстон глас гласно глиба глива глид глина глинт глист глиста глоба глобин глод глоса глот гнида гнот гоа гоба гоби гобина говсан год года годвин годин година гои гол голан голант голд голда голтина гон гонит гонт гонта гос гост гости гота готланд гстио гто даби давило давн давно давности давос даг даго дагон дали далин дан данилов данио дано дантов дао дас даст датив дато два двалин двин диавол диагност диалог диан дианов диас диб див дива диван дивно диво дигол дилан дина динас динго динов диол диола диона дис дисан дисбат дисна дист дитва дли длина дна дни дно доба доби довстани дог дога доги дои дол долг долга долги доли долин долина дон дона донат донати донг дони достиг дот дотла дсо иасон иат ибн ибо ива иван иво иволга ивс игбо игла игна игнатов иго ида идо идол ила илот ингод ингода инголд инд инда индо индол ино иногда инта иов иог иод иодна иол иола ион иона иосан иот иота исад ислон исно исо истла исто истод итал ито итог итон лавис лаво лаг лагин лагос лад ладино ладно ладо ладон лан ланг ландо лао лаон лаос лас ласи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *