Бытие 1 глава толкование

Бытие — толкование по главам:
Обобщение к книге Бытие 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Термины и понятия
Тексты Элохиста и Явиста

Толкование первой главы Бытия о сотворении мира и человека

Вода — наибольшая составляющая в Земном творении

Статьи о сотворении
Библейское учение о сотворении мира
Научное объяснение сотворения мира и Библия
Обобщение о сотворении
Термины и понятия
Тексты Элохиста и Явиста
Толкование
В Библии нет более сконцентрированной по времни главы, чем первая глава Бытия. Всё о грандиозное творение, которое переживала вселенная возможно на протяжении многих тысяч лет сжато до небольшого рассказа.

Литературный стиль: научная статья. Важно помнить, что текст Быт 1 является не сказкой. Текст Быт 1 — это научное сообщение того времени. Для того времени (2 — 5 тыс. лет до н.э.), когда составлялся текст, это научный язык и прогрессивное понимание того, что было до человека и как человек появился. Вполне возможно, что текст этой главы был написан не Моисеем, а просто оказался в его руках. По преданиям, например, когда праотец Моисея Авраам встретил священника из Салима Мелхиседека и отдал ему десятину, тот передал ему какие-то рукописи. Они вполне могли хранится у потомков Авраама как семейная реликвия и как самому учёному среди своих соплеменников (Моисей воспитывался как принц при фараоне и получил поэтому самое лучшее образование) мог наследовать эти тексты.

Весь текст первой главы содержит лишь слово «Бог» и ни разу «Господь».

Быт 1:1 Первые два стиха обобщают дело сотворения земли и неба, в дальнейших стихах идёт уже более подробное описание того, что было прокламировано читателю в этих первых двух стихах.

В начале — в Новом Завете Иоанн в своём Евангелии этими же словами начинает своё Евангелие, чтобы показать взаимосвязь Иисуса, называя Его Словом, с творением.

В иудейских толкованиях есть такое высказывание: «Двадцатью двумя буквами Торы (Пятикнижия Моисея) был сотворён мир». В ивритском алфавите 22 буквы. И иудейские толкователи считают, что в самом начале Бог написал Тору и потом, как по написанному плану, создавал мир. Приблизительно это высказывание употребляет и Иоанн, называя лишь 22 буквы обобщённым словом «Слово».

Быт 1:2 безвидна и пуста — на иврите «тоху ва воху» — выражение, которое стало крылатым выражением для хаоса.

вода — Пётр в 2 Пет 3:5 пишет «вначале словом Божиим небеса и земля сотворены из воды и водою.»

Быт 1:3 — Быт 1:5 В этих стихах Бог занимается небом.

вечер и утро — названы днё одним. На основе этого в иудаизме принято считать началом дня не 12 часов ночи, а вечер — момент захода солнца. Поэтому отдыхать в шаббат евреи начинают с вечера пятницы, заканчивая вечером субботы.

твердь — дословно «свод», то есть купол изнутри. Это слово также употреблено у Иез 1:22 и Иез 1:25 ; Иез 10:1 .

Быт 1:10 и Быт 1:12 — в этот третий день творения, в отличие от других дней, дважды содержится видение Бога, что «что это хорошо» — на иврите «ки тов». По этому в иудаизме вторник (по их календарю третий день недели) считается самым благоприятным днём.

Быт 1:26 — Быт 1:27 мужчину и женщину, сотворил их — кульминационный момент всего творения — создание человека. До этого момента- до появления человека — Бог сотворил уже всё полностью.

Одно из самых древнейших изображений Адама и Евы

образ — «тмуна» — в современном иврите это слово взято для фотографии, картины.

подобие — слово, обозначающее подобность как оттиск печати подобен самой печатной матрице.

Быт 1:28 плодитесь и размножайтесь — на оригинале «пру у рву». В иудаизме воспринимается как одна из первых заповедей, потому что слова написаны в повелительном наклонении. Размножение начинается с третьего ребёнка в семье.

В книги Бытие есть две истории сотворения. Первый Быт 1 — Быт 2:1 — это рассказ о шести днях сотворения. Он настолько краток, что его вполне можно назвать кратким содержанием книги Библия. С Быт 2:1 как бы идёт некое повторение, но с развёрнутым шестым днём. А, если верить теории, что человечество по прежнему продолжает жить в шестом дне (сказано же в Новом Завете о том, что благодаря Иисусу человек стал «новым». Да и Иисус на кресте произнёс «Свершилось!» То есть что-то было ещё в мире не совершено!), то повествование о творении шестого дня идёт вплоть до её конца.

То есть, творение как процесс рассматривается как феномен, который существует до сих пор: «Всё от Него, к Нему» = причина движения есть одновременно и его цель и намерение. Во Христе и через Христа творение приобретает вечный смысл.

Но Бог уже, однако, пребывает в дне седьмом, ибо Он уже увидел всё сотворённое Им и оценил это как «хорошо». Почему Бог сказал «весьма хорошо»? Творение «весьма хорошо» уже через одно только его существование? Творения хороши не потому, что они в сравнении или относительно чего-то хороши, но это некое богатство, что они есть. — Творения хороши не только сами по себе, но и в отношении к чему-то: по их назначению. Например, растения — для пищи, светила — для земли (Быт 1:14 — Быт 1:18) и пр.

Бог хвалит Своё творение, и творение хвалит своего творца, как Он его сотворил.

Первые восемь стихов Библии рассказывают нам о том, что первым делом Бог был занят небом. По иудейской легенде: первое, чем был занят Бог после принятия решения сотворить мир — Он начал писать Тору (первые пять книг Библии), то есть как сказали бы сегодня: составил Свой бизнес-план. И когда уже приступил к сотворению, то читал и придерживался того, что было запланировано.

Первые главы Бытия примечательным образом чётко состоят из кусочков, в которых по отношению к Богу употребляется либо слово «Бог», либо «Господь» и никогда вместе. Тот факт, что некоторые истории повторяются друг за другом (например, человек создаётся как в Быт 1:27 , так и в Быт 2:7 : «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою.» В первом случае с употреблением титула «Бог», а второй «Господь») наталкивает на мысль, что Моисей использовал уже некоторый письменный источник. Мы знаем, что с именем «Господь» Бог открывается впервые лишь Моисею. Таким образом куски, в которых говорится «Господь» могли принадлежать руке Моисея, а куски со словом «Бог» — некоему более раннему источнику. Что это мог быть за письменный источник? По иудейскому преданию, когда Авраам встретил Мелхиседека (который в то время, опять же по преданию, был первосвященником в городе «Салим», который позже станет «Иерусалимом») и отдал ему десятину, Мелхиседек в свою очередь дал Аврааму какие-то рукописи. Остаётся предположить, что такая важная личность как Мелхиседек — служитель Бога на то время и в том месте, где потом Бог изберёт место для Храма, вполне мог обладать такими рукописями (им ли написанными?), которые Авраам оставит своим потомкам как семейную ценность и которые в руках Моисея уже станут началом того великого мирового бестселлера как Библия!

Либо Моисей начинал описывать то, что было ему известно о древних временах (творении, потопе и т.д.) и позже продолжил это делать, когда Бог открыл ему своё имя, которое в русском переводе звучит как «Господь».

Литературный анализ библейского текста о сотворении. Человек может рассматривать происходящее всегда только с какой-либо точки зрения. При этом он не может рассмотреть саму точку обозрения и своё рассматривание => таким образом возможны упущения в истории сотворения в Бытии. То, что я не могу рассмотреть в себе самом — есть моё «я». Мой разум и моё «я» можно тоже рассмотреть, но опять же только ими самими.

Точка наблюдения сотворения мира Богом — это человеческая точка наблюдения, с Земли. Это описание сделано уже в период после грехопадения, таким образом с точки зрения грешного человека.

Сильна также субъективность рассказанного: человек видит себя в центре вселенной и что ради него всё сотворено. Тог есть история сотворения окрашена антропологически. Оба текста из сотворения рассказывают о происшедшем с точки зрения человека, даже когда он ещё не был сотворён!!! Мы можем рассматривать творение только находясь в этой системе, т.е. односторонне и однобоко. Мы говорим «Солнце взошло», но оно взошло только с нашей перспективы. На самом деле Земля вращается. Но эти два выражения не противоречат друг другу, так как они сказаны с разных перспектив.

Литературный стиль: Бытие не является протоколом творения. Эти рассказы — научные статьи того времени.

Цель Для чего человеку знать своё творение? Чтобы знать насколько стабилен и защищён этот мир? Зная творение он может строить настоящее. Говоря о сотворении человек знает себя только как продукт этого творения. Творение не создано для того, чтобы достигать каких-то целей; творение есть само цель. Но после падения целью творения становиться уже грех.

Сотворение человека Сотворение одного (человека) вызвало необходимость ряда творений (т.е. ещё перед ним и для него). Человека невозможно представить вне мира и мир невозможно представить без человека. Назначение и функция человека – быть образом и подобием Бога?

Одна из теорий: тело человека состоит из всех материальных элементов, которые были сотворены в первые 5 дней + 6-ой день разумная душа (которая есть по своей сущности природа ангелов и Самого Бога.)

Быть образом и подобием Богу — и есть предназначение человека? Если это так, то после своего грехопадения он извратил это предназначение, но не потерял его (Быт 5:1 и Быт 5:3 и Быт 9:6) «подобие» (совр. иврит) – «фотография». Если Бог = Дух и Любовь, как приходится думать, что человек сотворён по Его образу и подобию? Христос назван также «подобием» Бога в 2 Кор 4:4 , Кол 1:15 , Евр 1:3 .

Одно из мнений, что богообразие человека не есть некая часть или свойство его природы, а его ему обещанное предназначение к любви.

Споры: есть и у женщины душа? Кстати: обоснование, что женщина не может проповедовать в Церкви как и требование одевать замужним во время молитвы платок = обосновывается из сотворения, а не влиянием культуры.

Повеление господствовать над творениями Быт 1:26 , Быт 1:28 ; Быт 9:2 ; Пс 8:7 можно понимать как манифестацию богообразия человека. В этом случае «целем» = человек — это президент или представитель Бога на/д Земле/ёй. Царская функция человека — господствовать = строить и сохранять. Есть мнение, что господство необходимо на земле не ради человека, а ради всего творения в целом.

Звери Отношение человека к зверям до грехопадения и после грехопадения показывает, что они изменились в негативную сторону: Быт 1:26 , Быт 1:28 и Быт 9:2 , Быт 2:15 = повеление возделывать сад. Животные = для человека становятся после грехопадения пищей (Быт 9:3 ) – это не являлось функцией животный по творению, но следствием грехопадения, когда они теперь должны отдавать свою жизнь для поддержания и сохранения мира. К человеку это не относится. Запрет на убийство человека обосновывается его богообразием Быт 2:7 .

Человек отличается от зверей также тем, что он может представлять что-то, планировать и мечтать даже о том, что превышает его возможности. (Самая большая скорость в мире – скорость мысли).

1. Историко-философская трактовка сущности бытия

С полным основанием можно утверждать, что в философии нет более фундаментальной по значимости и сложной по решению проблемы, чем выяснение сущности бытия. Ее важность определяется тем, что уяснение существования всего сущего стало, разумеется, с учетом исторических условий становления философии, одной из первых, если не первой, проблем, которой начали заниматься античные мыслители. С тех пор и до настоящего времени эта проблема находится в центре философских исследований, а учение о бытии (онтология), наряду с познанием и антропологией, то есть учением о человеке, продолжают оставаться главными темами философии.

В настоящее время в мировой философии нет единой точки зрения по вопросу о том, что такое бытие. Удивляться этому не стоит, так как сущность бытия, о чем будет сказано ниже, выступает в форме явлений, которые, по мере познания их человеком, раскрывают все новые свои качества. Интерпретация этих качеств, а в связи с этим и самой сущности бытия, приводит к различным толкованиям этой проблемы. Мы придерживаемся достаточно распространенной точки зрения на то, что бытие – это философская категория, обозначающая независимое от сознания существование объективной реальности – космоса, природы, человека.

Впервые понятие бытие как специфическую категорию для обозначения существующей реальности использует древнегреческий мыслитель Парменид (ок. 540–470 гг. до н. э.). Согласно Пармениду, бытие существует, оно непрерывно, однородно и совершенно неподвижно. Ничего другого, кроме бытия нет. Все эти идеи содержатся в его утверждении: «следует говорить и думать, что сущее есть, ибо бытие есть, в то время как ничего другого нет».

В последующем ни один крупный философ не обходил своим вниманием проблему бытия и если не исследовал ее, то хотя бы высказывал свое к ней отношение. Небольшой экскурс в историю позволит познакомиться с наиболее оригинальными концепциями и тем, как эта проблема трактовалась и разрабатывалась.

Значительное внимание проблеме бытия уделял Платон, который своим творчеством внес существенный вклад в ее разработку. Бытие отождествляется Платоном с миром идей, которые выступают подлинными, неизменными, вечно существующими. «То бытие, – спрашивает Платон, – существование которого мы выясняем в наших вопросах и ответах, – что же оно, всегда неизменно и одинаково или в разное время иное? Может ли равное само по себе, прекрасное само по себе, все вообще существующее само по себе, то есть бытие, претерпеть какую бы то ни было перемену? Или же любая из этих вещей, единообразная и существующая сама по себе, всегда неизменна и одинакова и никогда, ни при каких условиях ни малейшей перемены не принимает?» И отвечает: «Они должны быть неизменны и одинаковы»…

Истинное бытие противопоставляется Платоном неподлинном бытию, под которым подразумеваются доступные человечески чувствам вещи и явления. Чувственно воспринимаемые вещи есть ничто другое, как подобие, тень, всего-навсего отражающие совершенные образцы—идеи. Вот как греческий мыслитель раскрывает сущность истинного бытия, его происхождение и отличие от неподлинного земного бытия. Истинное бытие – это идея, это мысль всякой души, которая, подобно мысли бога, «питается разумом и чистым знанием» всегда, когда это ей подобает. «Поэтому она когда видит сущее хотя бы время от времени, любуется им, питается созерцанием истины и блаженствует, пока небесный свод, описав круг, не перенесет ее опять на то же место. В своем круговое движении она созерцает самое справедливость, созерцает рассудительность, созерцает знание, не то знание, которому свойственно возникновение, и не то, которое меняется в зависимости от изменений того, что мы теперь называем бытием, но то настоящее знание, что заключается в подлинном бытии».

В диалоге «Парменид» Платон более детально высказывается по поводу земного, производного бытия, которым у него выступает реальный, чувственно воспринимаемый мир. В нем, в отличие от истинного, можно сказать, небесного бытия, существует единое многое, возникновение и гибель, развитие и покой. Сущность этого мира, его динамика характеризуются постоянным конфликтов небесного бытия и земного небытия, идеи и материи. В этом мире нет ничего вечного, неизменного, так как все подвержено возникновению, изменению и гибели.

Существенный вклад в развитие учения о бытии вносит Аристотель. Основу всякого бытия, по Аристотелю, составляет первичная материя, которую однако трудно определить с помощью какой-либо категории, поскольку она в принципе не поддается идентификации Вот одно из определений-объяснений первичной материи, которое дает Аристотель: «это – бытие, которое существует необходимо; и поскольку оно существует необходимо, тем самым (оно существует хорошо, и в этом смысле является началом… существует некоторая сущность вечная, неподвижная и отделенная от чувственных вещей и вместе с тем показано и то, что у этой сущности не может быта никакой величины, но она не имеет частей и неделима…, но с другой стороны, (показано) также, что это – бытие, не подверженное (внешнему) воздействию и не доступное изменению». Хотя первая материя входит составной частью во всякое бытие, тем не менее ее нельзя отождествлять с бытием или же считать одним из элементов реального бытия. И все же кое-какую определенность первая материя имеет, поскольку она включает в себя четыре элемента – огонь, воздух, воду и землю, которые путем различных комбинаций выступают своеобразным посредником между первой материей, непостижимой с помощью чувств, и реально существующим миром, который воспринимается и познается человеком.

Важнейшей заслугой Аристотеля в разработке учения о бытии является его идея о том, что реальное бытие становится доступным для познания, благодаря форме, образу, в которой она представляется человеку. Напомним, что до Аристотеля бытие мыслилось как единая абстрактная сущность, которую практически трудно было познать из-за отсутствия образа, вида, в которых она могла бы предстать перед человеком. По Аристотелю, потенциальное бытие, включающее в себя первую материю и четыре основных природных элемента, благодаря форме, образует реальное бытие и делает его доступным для познания. Впервые реально существующее бытие предстает как единство материи и формы.

В ходе дальнейшего развития философии эти две тенденции в трактовке бытия, возникшие в Древней Греции, или своеобразно совмещались, или же абсолютизировалась одна из них. Лучше всего это прослеживается в теоретическом наследии таких мыслителей, как Декарт, Беркли и основоположников марксизма – Маркса и Энгельса.

Французский мыслитель Рене Декарт закладывает основы дуалистической трактовки бытия. Первичную достоверность всего сущего Декарт признает прежде всего в мыслящем Я, в осознанности человеком своей деятельности. Развивая эту мысль, Декарт утверждает, что если отбросить и провозгласить ложным все, в чем можно каким-либо способом сомневаться, то легко предположить, что нет бога, неба, тела, но нельзя сказать, что не существуем мы, что мы не мыслим. Было бы противоестественным полагать, что то, что мыслит не существует. А поэтому умозаключение, выраженное словами «Я мыслю, следовательно, существую» является наипервейшим из всех и наидостовернейшим из тех, которые перед каждым, кто правильно философствует, предстанут. Нетрудно определить, что здесь в качестве бытия выступает духовное начало, и в частности, мыслящее Я.

Одновременно с этим Декарт признает и другое начало всего сущего, которым у него выступает не зависящая от сознания и духа материя. Ее основным признаком, атрибутом является протяженность. Таким образом, движение и протяженность являются убедительными характеристиками материальности мира. Следовательно, бытие у Декарта представлено дуалистически: в форме духовной субстанции и в форме материальной.

С позиций субъективного идеализма объясняет сущность бытия английский философ Джордж Беркли (1685–1753). Суть его воззрений заключается в утверждении, что все вещи – это лишь «комплексы наших ощущений», которые изначально даны нашим сознанием. По Беркли, реальное бытие, то есть вещи, идеи объективно, в реальности, в своем земном воплощении не существуют, их прибежищем является человеческая мысль. И хотя у Беркли проявляются тенденции к объективно-идеалистическому толкованию сущности бытия, в целом его трактовка этой проблемы носит субъективно-идеалистический характер.

С позиций диалектического материализма трактуют проблему бытия основоположники философии марксизма Карл Маркс (1818–1883) и Фридрих Энгельс (1820–1895). Опираясь на материалистические традиции в толковании бытия, разработанные еще английскими и французскими философами-материалистами, марксизм понимает под бытием материю, существующую бесконечно, в пространстве и времени и независимую от человеческого сознания. Констатируя вечность бытия, марксизм вместе с тем признает начало, возникновение и конечность конкретных вещей и явлений. Бытие не существует без материи, они вечны и существуют одновременно. Небытие означает не исчезновение бытия, а переход из одной формы бытия в другую. Основоположники марксизма, в отличие от своих предшественников, выделили несколько уровней бытия и, в частности, природное бытие и общественное бытие. Под общественным бытием они понимают совокупность материальной и духовной деятельности людей, то есть «производство самой материальной жизни».

В последующие годы, включая и XX столетие, принципиальных «прорывов» в толковании бытия практически не произошло. По существу философы в дальнейшем разъясняли, конкретизировали, углубляли, порой достаточно успешно и остроумно, те идеи и общие положения о бытии, которые были выдвинуты их предшественниками. В качестве примера можно привести понимание бытия одним из наиболее известных философов XX века Мартином Хайдеггером (1883–1976).

Как философ-экзистенциалист Хайдеггер дает различные характеристики и толкования бытия, иной раз противоречивые и опровергающие ранее высказанные. Хотя немецкий мыслитель занимался этой проблемой практически всю свою жизнь, тем не менее у него нет академического определения бытия, а только дается характеристика, описание, выделение каких-то важных сторон, что, впрочем, соответствует экзистенциалистскому рассмотрению проблемы. Так, согласно Хайдеггеру: «Бытие – вещь, с которой мы имеем дело, но не нечто сущее.

Время – вещь, с которой мы имеем дело, но не нечто временное.

О сущем мы говорим: оно есть. Вглядываясь в эту вещь, «бытие», вглядываясь в эту вещь, «время», сохраним осмотрительность. Будем говорить не: бытие есть, время есть, но: бытие имеет место и время имеет место». И далее: «Бытие никак не вещь, соответственно оно не нечто временное, тем не менее в качестве присутствования оно все равно определяется временем. Время никак не вещь, соответственно оно не нечто сущее, но остается в своем протекании постоянным, само не будучи ничем временным наподобие существующего во времени.

Бытие и время взаимно определяют друг друга, однако так, что ни первое – бытие – нельзя рассматривать как временное, ни второе – время – как сущее».

Исходя из сказанного, по-видимому, не стоит удивляться тому, что на завершающем этапе своей деятельности Хайдеггер приходит к выводу о невозможности рационально познать бытие.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

«Завет бытия» Константин Бальмонт

Я спросил у свободного Ветра,
Что мне сделать, чтоб быть молодым.
Мне ответил играющий Ветер
«Будь воздушным, как ветер, как дым!»
Я спросил у могучего Моря,
В чем великий завет бытия.
Мне ответило звучное Море
«Будь всегда полнозвучным, как я!»
Я спросил у высокого Солнца,
Как мне вспыхнуть светлее зари
Ничего не ответило Солнце,
Но душа услыхала: «Гори!»

Анализ стихотворения Бальмонта «Завет бытия»

Стихотворение «Завет бытия» повествует о сущности творчества в представлении К. Д. Бальмонта. Впервые оно было опубликовано в 1901 году в номере 2 журнала «Жизнь» под заглавием «Из книги «Голоса природы». Это проникновенное произведение было впоследствии положено на музыку композитором Б. В. Асафьевым.

Стихотворение «Завет бытия» приоткрывает завесу тайны, окутывающую творческий процесс. Метафорически автор показывает, каковы источники его вдохновения, откуда он черпает мудрость. Лирический герой произведения подобно королевичу Елисею обращается к стихиям. Но в отличие от сказочного персонажа, он ищет не возлюбленную, а ответы на извечные человеческие вопросы: в чем смысл бытия, как вечно быть молодым и счастливым.

По очереди автор устами лирического героя спрашивает ветер, море и солнце. Причем название каждой стихии начинается с большой буквы. Автор олицетворяет их и, словно древний шаман, слушает их голоса. Каждый из этих духов символизирует какую-либо сторону человеческой натуры. Поэтому для настоящей счастливой жизни, по мнению поэта, необходимо, чтобы все аспекты души были проявлены ярко и полностью.

Ветер олицетворяет молодость, свежесть человека. Представляется, что пожелание «Будь воздушным, как ветер, как дым» провозглашает свободу, легкость выбирать путь и осуществлять смелые замыслы, способность дарить себя другим. На это самоотречение указывает и последняя строфа стихотворения, где древнегреческого врача Гиппократа «Сгорая сам, свети другим всегда». Только отдавая себя и свое творчество, можно стать светлым как заря. Кроме того, словами Моря, автор утверждает, что самопожертвование невозможно без полной отдачи:
Мне ответило звучное Море:
«Будь всегда полнозвучным, как я».

Идеи, заключенные в «Завете бытия», так важны для Бальмонта, что он обращает мало внимания на красоту самого стихотворения. Конечно, кружевное чередование мужских и женских окончаний в перекрестных рифмах придает ему благозвучия. Ритм стихотворения создается с помощью трехстопного анапеста и усиливается за счет анафор во всех трех строфах. Однако автор позволяет себе повторяться, используя одинаковые слова. «Ветер» рифмуется с «ветра», «море» – с «моря», а «солнце» – с «солнца». Во второй строфе «звучное Море» дает совет лирическому герою быть «полнозвучным».

Повторения, впрочем, не портят впечатления о произведении. Несмотря на эти нюансы, стихотворение звучит свежо и смело, достигая глубины души.

Метки: Бальмонт

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *