Чародей

Абсолютно не так.

Чародеи- Род людей, относящихся к способам Целительной Магии. Обладали способностью взаимодействовать со стихиалиями — Духами стихий, Природой. использовали все природные свойства земли: огонь, минералы, камни, воду, воск, землю, травы, различные растения, деревья. Применяя все это для лечения людей, изготовление амулетов, оберегов…защищающи­х от злых духов, лихих людей. Знания передавались только по Роду.

Ничего общего с колдунами и магами не имеют.

С давних времен Роды чародеев стали истреблять, как конкурентов и использования их сакральных знаний в свое пользование и присвоение. так же, Инквизиция приравняла всех в одно негативное (бесовское) значение этих Родов. С тех пор и пошло искаженное понятие, нарицательное отношение к таким людям.

В наше время, с приходом христианства, подключению к православному эгрегору, све сакральные знания почти утеряны, о своем Роде мало кто знает: к кому ты принадлежишь? какой вклад должен внести в развитие Рода? Что передать потомкам своего Рода?

Люди занимаются всем чем попало, все более и более искажаю реальность.

Вера в Ч. и жажда его воздействия коренится, прежде всего, в сознании человеком беспомощности и хрупкости своего существования, в связи с непониманием причинности явлений и законов природы, рациональное, целесообразное пользование которыми совершенно недоступно на низких ступенях умственного развития. Такие неизбежные явления, как, напр., смерть, кажутся первобытному человеку не только страшными, но и совершенно случайными, причиненными исключительно чьей-нибудь злой волей. Поэтому со смертью можно бороться, против одной воли поставив другую, которая вырвет человека из когтей смерти и вернет его к жизни. Но не одна смерть страшна человеку. Каждую минуту, в любом месте, его подстерегают бесчисленные опасности, посягающие на его драгоценнейшие блага, жизнь и здоровье. То болезнь, то дикий зверь, то неудачная охота и ее неизбежный спутник — голод, то козни врага каждый день грозят ему гибелью, против которой все его обыденные средства борьбы тщетны. Только сила сверхъестественная, помощь более сильных существ может его выручить из беды. Для первобытной религии, видевшей в природе только совокупность человекообразных духов, живущих и действующих по образу и подобно человеческому, все должно было казаться возможным. Стоит только кому-нибудь подружиться с духами, приобрести их расположение, заручиться их услугами или научиться борьбе с ними — и тогда для избранников все становится доступным (см. Шаманы). Наибольшего развития и наибольшей роли в жизни достигает Ч. у первобытных народов. Чародей у них самое могущественное лицо, самый благодетельный и самый опасный член общества. Нет такого чуда и такого коварства и зла, которое оказалось бы для него невозможно. Он воскрешает мертвых, спасает от злых духов болезни, заговаривает оружие, дает удачу на охоте, потомство — бездетному, богатство — бедному, любовь — отвергнутому, вызывает дождь, изобилие животных и растений, угадывает прошлое и будущее, открывает воров, предупреждает козни. Но он может в такой же мере приносить неисчислимые бедствия — вызвать бурю, наводнение, засуху, падеж скота, причинить смертельную болезнь, убить на расстоянии и т. д. Всемогущество его доходит до того, что он может летать по воздуху, принимать вид любого животного и обращать человека в животное, спускаться в царство мертвых, вызывать последних, делать себя невредимым против любого оружия, воскресать после смерти и т. д. Такие избранники не являются, однако, монополистами своего искусства. Многие средства Ч. получают распространение в массе, подобно тому, как многие медицинские средства у нас известны не только врачам, но и большой публике. В первобытных обществах более равномерное умственное развитие: каждый более или менее способен творить в области таинственного и делать соответственные практические выводы из наблюдаемого. Вот почему в таких обществах каждый человек до известной степени чародей и в каждом из своих ближних видит такого же чародея, который доступными каждому средствами может причинить всевозможные бедствия. Есть племена (Австралия и Южн. Америка), которые и до сих пор верят, что люди никогда не умирали бы, если бы не колдовство. Костры против колдунов стали зажигаться гораздо раньше, чем мы это знаем из истории Европы. В восточной Африке, напр., у племени Вакуту никто, особенно в преклонном возрасте, ни на один день не безопасен от сожжения (Бертон, у Тайлора). У первобытных народов мы находим уже законченный цикл средств и методов Ч., которые с поразительным однообразием встречаются и позднее у культурных народов. На первом плане выступают духи-покровители данного лица. По большей части это те или другие животные, души которых являются исполнителями воли избранника: они изгоняют из тела больного злого духа, исполняют далекие поручения и помогают во всех делах. За ними идут души умерших людей, вызываемые для советов, предсказаний будущего и чародейственной помощи (некромантия), и наконец, души самых различных неодушевленных предметов и отдельные части одушевленных предметов. Отсюда всевозможные фетиши (см.) и амулеты. Немалое значение имеют также сновидения (как средство предсказания будущего и внушения чародейственных средств), заклинания, заговоры, процедуры над изображениями объектов Ч., разные способы гадания. Даже магическое значение чисел мы находим уже и на этой стадии, напр., у гиляков, у которых числа, кратные 3, 2, 7, являются магическими. Точно так же находим и первые зачатки астрологии, связанной с олицетворением и обоготворением небесных светил и наблюдением их движений. У культурных народов древности мы видим те же приемы Ч., что у первобытных народов, только более выработанные, принявшие, отчасти благодаря изобретению письма, характер целой системы. Египетские папирусы содержат формулы заговоров, которые «заграждают пасти львов, гиен, волков…, равно как уста людей, имеющих злые лица, парализуя их члены», далее формулы заклинаний богов их мистическими именами (Сет, напр., призывался его всемогущим именем Soerbeth) и наконец, заговоры целебные. Астрология (см.) также играла огромную роль в Ч. египтян, создавших календарь счастливых и несчастливых дней, сохранившихся в местном фольклоре до настоящего времени. Так, напр., 19 число мес. Атор считалось несчастливым днем для плавания по Нилу; ребенок, родившийся в пятый день мес. Паопи, должен был погибнуть от вола и т. д. В Египте различали медицинское Ч., находившееся в руках жрецов и писцов, от обычных приемов колдовства, вроде приготовления любовных напитков, злого нахождения и т. д., считавшихся преступными и наказывавшихся смертью. Классической страной Ч., создавшей из него целую науку — магию (см.), был Вавилон. Особенностью этой псевдонауки, перешедшей впоследствии в Грецию, Рим и средневековую Европу, составляет приведение в систему всевозможных демонов, управляющих различными сторонами судеб человеческих, и установление для каждого из них его сокровенного имени, призывание которым, как в Египте, имеет для каждого из них неотразимую силу. Отсюда множество формул и заклинаний для самых различных случаев жизни частной и общественной. Формулы эти или произносились вслух, или носились в виде филактерий (тефилин: см.). В сокровенных именах демонов и божеств и заключалась собственно вся сила этих формул Ч. С помощью одного такого имени богиня Устар была извлечена из самого Гадеса. Клинообразные надписи сохранили множество формул, отличающихся главным образом названиями имен демонов. Вот одна из них: «Бог (имя рек) да стоит у его изголовья. Те семь злых духов он искоренит и изгонит их из его тела; и те семь уже никогда не вернутся опять в этого больного человека». Далее, вавилоняне имели весьма детальные правила гадания и предсказания будущего. Гадали по стрелам, по внутренностям животных, вопрошали терафим (см.). Самая важная страница в истории магических предвещаний у вавилонян относится к астрологии. У евреев с давних времен культивировалось Ч. Во Второзаконии мы читаем: «Да не будет среди вас… ни заклинателей, ни колдуний, ни лиц, вопрошающих семейных духов, или кто был бы магом и некромантом». Колдовство преследовалось строжайше и каралось сожжением. После пленения, вероятно, под влиянием ассиро-вавилонским, у евреев выработалась сложная система магии, которая легла в основание средневековой теургии в Европе. Подобно демонологии вавилонян, они выработали подробную классификацию злых духов. Как и для вавилонян, сила заклинаний и призываний заключалась для евреев в произнесении настоящего, сокровенного имени призываемого. Эти имена составлялись, как и способы предвещаний и гаданий, по известному каббалистическому способу (см. Каббала), именно посредством слияния инициалов слов той или другой священной формулы или посредством перестановки букв того или другого слова, числового их значения (для предсказания) и т. д. Из Вавилона и Египта магия перешла в Грецию и Рим, где и раньше самостоятельно и широко практиковались все обычные формы Ч. в частном и государственном быту (см. ниже). В Индии с древнейших времен Ч. играло такую же роль и применяло те же методы, что и в Передней Азии. Памятники санскрита полны формулами заклинаний, заговоров и магических рецептов, описаниями изгнания бесов и способов возвыситься до силы Ч. путем молитвы, жертвоприношений и самобичеваний. Буддийские святые, достигшие совершенства, поднимаются на воздух, останавливают солнце и двигают землю. Тибетские ламы творят чудеса более низменные — едят и изрыгают огонь, глотают ножи и т. п. О Ч. остальной шаманствующей Азии см. Шаманство. Мусульманский мир заимствовал Ч. в выработанной форме из магических систем евреев, греков и вавилонян. Широко выработана система Ч. в Китае, где по сей день масса пользуется повседневными услугами снотолкователей, гадальщиков и колдунов и где гораздо раньше, чем в Европе, додумались до медиумов, пишущих ножек стола и т. д. Средневековая Европа всецело унаследовала все мудрости древних, начиная с магии Вавилона и греко-римлян и кончая теургией неоплатоников и практической кабалистикой евреев, прибавив к ним те более примитивные приемы Ч., которые оставило в наследство старое народное язычество, не перестававшее жить в недрах народных масс вплоть до самого новейшего времени. В старую демонологию была внесена новая могучая фигура, объединившая всех демонов магии. Договор с дьяволом стал основным догматом Ч., упорно державшимся в течение всего темного периода средневековья. Получив в обладание душу своего контрагента, дьявол становился его послушным слугой, сопровождал его в виде собаки, не отказывался залезать в пузырек, ютиться в кольце, в мешочке, в одежде своего адепта и исполнял самые сверхъестественные его желания. Жажда всемогущества, покупаемого договором с дьяволом, охватила все классы населения. Интеллигентные люди культивировали астрологию и тайные науки; в низших слоях довольствовались более примитивными средствами. Типом первых может служить средневековый маг, изможденный бдениями и изучением тайных наук, в черной мантии, обшитой кабалистическими формулами, с помощью сокровенных «имен» и заклинаний призывающий во тьме ночной своих духов-помощников, ищущий ключей к загадкам бытия, камня жизни и рецепта приготовления золота. Другой тип, народный — тип ведьм, собирающихся на свои ужасные шабаши (см.), вызывающих засухи, наводнения, падежи скота, мор на людей, порчи, наваждения, бесплодие и т. д. Одним из самых действительных средств считались так называемые порчи, состоявшие в том, что над восковым изображением человека проделывали все то, что желательно было причинить тому или другому лицу. Екатерина Медичи искренно верила в это средство. Не менее действительным средством считалось воспользоваться вещью человека и проделать над ней соответствующую операцию. В 1618 г. две женщины были обвинены в том, что, похитив перчатку лорда Росса, похоронили ее в земле «так что подобно тому как гнила перчатка в земле, гнила и разрушалась печень этого лорда». Особенной известностью пользовалось приготовление любовных напитков, весьма популярных еще во времена Людовика XIII. Против козней Ч. изобретена была масса средств, для характеристики которых может служить ношение правого глаза ласки в кольце против чар бесплодия. Кроме механических средств, употреблялись заклинания и заговоры, формулы которых были так многочисленны, что сборники их составили целые книги, как, напр., Clavicules, приписывавшиеся Соломону, и Grimoires, долго приписывавшиеся папе Гонорию. Известны страшные преследования, которым подвергались ведьмы и все заподозренные в общении с дьяволом начиная с XIII века и кончая XVIII-м. Эти преследования вызывались не столько средневековым фанатизмом, воевавшим с исчадиями сатаны, сколько сознательной верой в силу Ч. и в реальное зло, которое возможно причинить манипуляциями этого искусства. Это было настоящее уголовное возмездие за тяжкие преступления. Из-за тех же мотивов предавали смерти колдунов в Египте, одно время в языческом Риме, у семитических народов, и делают это теперь в Африке. Насколько велика была всеобщая вера в Ч. в средние века, показывают слова Вольтера: «Еще не прошло столетия, как сам король Иаков, этот великий враг римской церкви и папской власти, напечатал свою Демонологию, в которой признает колдовство, инкубов, сукубов, власть дьявола и папы, который, по его мнению, сохранил право изгонять сатану из тела одержимых, как и всякий другой священник; а среди нас, французов, хвастающих теперь своим здравым смыслом, не было парламента, который бы не занимался процессами ведьм, и ни одного мудрого юриста, который бы не писал трактатов об одержимости». В одной Шотландии в течение одного XVII стол. было сожжено за Ч. не менее 3000 чел. Еще в 1750 г. в Вюрцбурге был казнен человек за колдовство. Быстрый рост просвещения за последние 1½1 в. уничтожил наиболее грубые формы веры в Ч. и совершенно положил конец преследованиям за него. Многие приемы Ч. перешли в области фокусничества и детских игр. В массе населения оно еще живо во множестве обрядов и поверий, продолжающих властвовать над умами. Еще существуют колдуны и знахари; еще недавно в Новгородской губ. сожгли колдунью. Вера в возможность порчи, дурного глаза, наваждения, заклинания, заговоры до сих пор не исчезли. Еще печальнее оживание веры в Ч. среди интеллигентных людей (вызывание духов, столоверчение, обращение к модным гадалкам и т. п.). Генезис и психология Ч. в общем сводятся к анимизму и первобытной религии. См. статьи Срав. изучение религии, Теротеизм, Фетишизм, Шаманство.

Попытка опровергнуть общераспространенное заблуждение, что все «волшебные виды занятий» — это одно и то же.

В предлагаемой вашему вниманию статье будет предпринята попытка опровергнуть общераспространенное заблуждение, что все «волшебные виды занятий” – это одно и то же.

Почему принято считать, что волшебники, колдуны, и иже с ними, есть одно и то же?

1. По-видимому, такое убеждение изначально сформировалось под влиянием уважаемой христианской церкви, объединяющей всех колдунов-ведунов-предсказателей в общую категорию «от Диавола”

Церковь, собственно, некогда этих самых волшебников-чародеев и истребила из нашего общества, как конкурентов в борьбе за умы. Да так основательно, что теперь никто толком не знает, что же они были такое?

2. Представители современной традиционной науки воспринимают эти категории как «вымышленные, не существующие в реальности виды деятельности”.

С одной стороны, раз нет объектов изучения, то и изучать нечего (то есть некого). С другой стороны, господствующая в науке вера в обусловленность явлений духовной жизни движением элементарных частиц (именно вера, это ведь никем еще не доказано), так вот, эта вера предписывает ученым исследовать окружающий мир с помощью исключительно имеющихся пяти органов чувств.

Все, что воспринимается интуицией, предвидением, предчувствованием, чувствами любви, красоты, опасности, ритма, гравитации, ориентации в пространстве и т. п… физики, химики, геологи, биологи и медики считают «ненаучным”, «не существующим как объект научного познания”, «тем, что может быть выражено через физиологические явления организма”. То есть резко ограничивают свои возможности восприятия мира.

Все женщины прекрасно знают, что интуиция, предчувствование и любовь – это не процессы работы органов тела, хоть и влияют на них.

Точно так же мужчины военных специальностей много раз наблюдали, что чувство опасности нередко возникает еще тогда, когда самой опасности и не видать и не слыхать. И этому чувству надо доверять, если вы хотите остаться живым. Особенно в бою.

Где же тут физиология и движение молекул?

Это не наука, а одна сплошная вера!

То есть получается, что многие явления нашего мира ученые-естественники не хотят видеть и, поэтому, разумеется, не видят.

И, под конец замечу, что весьма способствуют отрицанию всего «волшебного” людьми науки те многочисленные шарлатаны, которые дают рекламу вроде: «Потомственный колдун снимет родовое проклятия, сглаз и порчу (разумеется, это все у вас есть!) за сумасшедшие деньги. Бесплатно исправит некачественную работу других специалистов”.

3. Интересно, что не только атеистическая наука, но и религия Марксизма-Ленинизма считает, что все процессы в людском обществе вызваны исключительно экономическими предпосылками. То есть процессами в обществе. Волшебство же по своей природе, (если судить по сказкам), совершенно асоциально. Поэтому его и не существует.

Итак, в итоге мы видим, что имеются три категории лиц, считающих, что колдуны, чародеи и маги одним миром мазаны.

Почему это не так?

Вышеописанное убеждение есть всего лишь идеологическая позиция. Далеко не все люди могут с ней согласиться.

Вот, например, в любом театре костюмы колдунов и магов, волшебников и чародеев обязательно различны. Для исследователей фольклорных традиций разница между подобными сказочными персонажами не подлежит сомнению.

К тому же каждый филолог знает, что в одной и той же культуре, в одном и том же языке разные слова обязательно означают разные понятия (хотя бы по оттенкам).

Может эти слова, и в самом деле, обозначают одно и то же, но пришли из разных языков?

Попробуем поискать ответ в самых надежных первоисточниках, какие только имеются в нашем распоряжении, то есть в сказках народов Европы.

Анализ фольклора

При первом же беглом взгляде можно легко заметить, что все волшебно-чародейские персонажи очень сильно различаются по роду занятий, и по своим внешним своим атрибутам:

Где живут (в избе, в высокой башне, в лесу).

Варят ли зелья, или читают заклинания, пользуются волшебными посохами кольцами, или сотворяют пассы голыми руками.

Как одеваются (в мантии, в лохмотья или так как все люди).

Бывают исключительно мужчинами, или только женщинами, или же и теми и другими;

Есть ли у мужчин (или вовсе не обязательна) борода, сильны ли они физически, или только духовно.

Обязательно ли красивы женщины этих профессий (или, наоборот, уродливы), и т. д…

Можно легко заметить, что колдунам всегда приписывают строго определенный комплекс атрибутов, ведьмам – другой, волшебникам – третий, … И эти комплексы никогда не меняют своих хозяев.

Например маги не варят зелья, чародеи не лечат, ведьмы не читают магические свитки и не пользуются заколдованными мантиями или посохами, колдуны не бывают добрыми и не живут в белых высоких башнях, а волшебники не делают себя красивее, и т. д…

Причем самое интересное, что характеристики этих персонажей почти не зависят от нации, которая сочиняла про них сказки. Они как бы общие для всей Европейской культуры.

Обращает на себя внимание, что названия этих сказочных персонажей есть в каждом языке, и везде они разные. Только слово «маг” во всех языках звучит одинаково. Видимо, оно пришло в Европу из другой культуры. Наиболее вероятно – из персидской, поскольку в середине I тысячелетия до н. э. в эту страну пришло кочевое племя с называвшееся «Маг” или «Магуш”. Мужчины племени занимались чем-то оккультным, и утверждали, что являются избранными Богом жрецами для других народов (как кочевники Левиты у землепашцев Евреев). Постепенно они таковыми у Персов и стали.

Характеристики волшебных персонажей

Ниже, при более подробном рассмотрении мы ограничимся только русскими и английскими названиями оккультных профессий (русские термины одновременно являются и общеславянскими).

И сделаем так потому, что восточнославянская и английская мифология в этой сфере необычайно развиты. То есть фольклор восточных славян и английского народа, возможно, сохранил наиболее полное описание этих видов деятельности.

Колдун (Conjure)

Это человек, который колдует. Слово «колдовать” родственно слову «колтун” – тугой скрученный пучок (травы, волос, гривы). То есть колдун что-то скручивает, вертит, соединяет или возможно варит, мешая ложкой по кругу. В народном представлении колдуны всегда живут в домах увешанных травами и кореньями. Или путешествуют в поисках компонентов для зелий.

Главным рабочим инструментом колдуна является булькающий котел с очередным варевом. В конце концов, оное надо обязательно выпить (очень редко надлежит его втирать в кожу или капать в глаза). Это народное представление очень устойчиво, и переходит из сказки в сказку, как у русских, так и у англичан.

Кто же имеет потребность часто что-то варить из трав? В первую очередь – лекари, несколько реже – шаманы, пользующие всякие галлюциногены и тому подобные вещества для контактов с потусторонним миром. Вполне возможно, что, из-за большого сходства занятий, в древности шаманы и лекари были одними и теми же лицами.

Из этого следует, что интерес колдуна к потустороннему миру весьма своеобразен. Он не лезет в туманные тонкие материи, или в чью-нибудь судьбу, а хочет знать, чего надобно смешать, чтобы выпить и усилить себя самого в каком-либо аспекте. То есть задачи колдуна прикладные, а желания вполне осязаемы. Лечение всяких недугов, приворотные и отворотные зелья, порча на обидчиков, и т. п…

Для успешного овладения подобным искусством необходимы следующие черты характера: большая наблюдательность, внимание к мелочам и побочным эффектам, умение тщательно диагностировать пациента, чтобы выявить эффект лекарства и умение находить скрытые связи вещей (веществ).

Если предположить, что человеческие взаимоотношения представляют из себя также некую разновидность энергии или материи (торсионные поля в физической теории вакуума), то можно расширить определение «колдуна” и на взаимоотношения с людьми. (Conjure – (лат.) «con” – с, вместе, «juro” – клясться, призывать).

Я имею в виду, что если человек может подобрать пропорцию, в которой следует смешать обычные вещества, то то же самое он вполне может сделать и с тонкой материей (если разумеется убежден в ее существовании).

Хорошим примером такого смешивания являются парные народные и бальные танцы (не спортивные). Казалось бы и движений в них не так уж много. Топы, хлопы, повороты. Это вам не стометровку пробежать, и не на корте часок-другой прыгать. Однако заряд бодрости после танцев огромен.

Все же допустим, что тонких материй не существует, и вернемся к лекарствам и приворотным зельям.

Обращает на себя внимание тот факт, что колдовством любого рода, согласно сказкам, гораздо лучше владеют женщины. У них это, что называется, в крови.

Да и согласно логически выведенным чертам характера именно их природные склонности дают возможность находить скрытые связи вещей (и людей), что-то объединять, закручивать и смешивать.

Женское колдовство в сказках считается более тонким и всеобъемлющим, чем мужское, однако много раз упоминается, что оно и значительно слабее. Мужчина колдун, как правило, может сотворить всего 3-4 чуда, но очень сильных.

И в итоге мы приходим к следующему выводу. Колдун (Conjure) – это, вероятно, лекарь древнего мира, алхимик, исследователь связей между веществами, (возможно, и организатор ритуальных действ).

Волшебник (Sorcerer)

Resource – (англ.) ресурс, средство, возможность, отдых, развлечение, находчивость, изобретательность.

Происхождение русского слова неясно. Возможно от слова «Волхв”.

В народном фольклоре образ волшебника ассоциируется со всякими превращениями, чтением заклинаний и разнообразными иллюзиями типа исчезновения, невидимости.

В английском языке аналогичное «волшебнику” слово звучит как «sorcerer”, и по смыслу родственно слову «ресурс”. В устной сказочной традиции англичан «sorcerer” – это человек, который черпает силу в потустороннем мире, накапливает ее, и пользуется по своему усмотрению. Он ни с кем и ни о чем не договаривается, ничего у потусторонних духов не просит, все делает сам. Потому, что «силушка есть, остального не надо”.

Можно сказать, что волшебник – это специалист по изучению вибраций тонких материй. Накопить энергию-силу можно только тогда, когда умеешь на ее вибрации хорошо настраиваться. Так сказать, попадать в резонанс. Хорошая настройка и «набор силы” – понятия синонимы, как на языке эзотериков, так и на языке физики (в теории физического вакуума).

Итак, волшебник может усилить (приглушить) нужную вибрацию в себе, или каком-либо предмете. Затем «бамсь” и окружающие видят чудо. Крикнул, например, он звук определенной частоты и развалил огромный камень на части.

Тут уместно будет вспомнить индийских йогов, утверждающих, что эффект невидимости достигается полным прекращением в мозгу мыслительных процессов. Правда йоги толком не объясняют, почему и как именно это происходит. Наверное, сами не знают.

Итак, волшебник в народном представлении обязательно связывается с какими-то фокусами, иллюзиями, невидимой силой. Другие эзотерические специальности – маги, колдуны и чародеи подобных чудес не делают. У них все либо абсолютно не материально, либо, наоборот, очень даже материально.

Основное сказочное занятие для волшебников – это постоянное выяснение кто из них лучший. Этакие волшемпийские игры. Выигравшие обыкновенно ходят до конца сказки, надувшись от гордости, а проигравшие либо отыгрываются, либо мстят за поражение.

И мужчины, и женщины в равной степени наделены способностью к ощущению вибраций. Первые более во внешнем мире, вторые – во внутреннем. И в народном фольклоре одинаково часто встречаются и волшебники и волшебницы.

Суммируя все вышесказанное, можно прийти к выводу, что волшебник (sorcerer) – это некая разновидность спортсмена тонких материй. Он хочет накопить силу и быть в чем-то лучше всех.

Чародей (Witch)

Происхождение английского слова непонятно.

Чародей – человек, который может накладывать чары, обвораживать, изменять представление людей о себе, таким образом, незаметно превращая других людей в своих союзников. Это мастер внешних иллюзий, добивающийся своего на вполне физическом плане. Как правило, с помощью выдавания воображаемого за действительное. Чародей создает нужную атмосферу общения, ориентирует настроение или эмоциональные состояния своего собеседника.

Почти все женщины это умеют делать, причем многие какими-то аспектами владеют в совершенстве. Женщины без очарования – большая редкость, равно как и мужчины, блестяще владеющие этим искусством.

То есть правильнее было бы говорить «чародейка”, а не «чародей”. Кстати, в английском языке вовсе нет мужского рода для слова «Witch”, То есть теоретически есть, но Witch-мужчины как персонажи в сказках никогда не встречаются (Witch-man и Witch-wife есть у шотландцев).

Для чародеев очень характерно использование всяких зачарованных предметов. В подавляющем большинстве это одежда, обувь, плащи, шляпы, кольца, амулеты или браслеты, и даже варежки (рукавицы). То есть все то, что может быть названо общими словами «украшения и одежда”.

Магическими посохами, заколдованными мечами, латами, щитами или дубинами чародеи не пользуются никогда. Это атрибуты волшебников. Да и не любят почему-то чародеи выходить на поле боя.

Суммируя все вышесказанное можно с уверенностью заключить, что Witch или Чародейка – это светская леди древности, в совершенстве владеющая богатым арсеналом разных средств для привлечения мужчин.

Ведун (Wizard)

Vis – (лат.) мощь, сила физическая или нравственная, духовная,

Аrdeo – гореть, пылать, блистать, сверкать.

Ведун – это человек, который что-то ведает, знает. Знает обязательно нечто-то потустороннее и таинственное. Причем, не просто знает, но еще и может рассказать о своем предмете. Это могут быть знания об устройстве мира, о каком-то значимом событии в жизни, о прошлом и грядущем, и так далее…

Английское (не латинское) понятие «Wizard” несет в себе такой же оттенок. В английской устной традиции Wizard обязательно что-то хорошо знает и может чудесным, быстрым образом вас этому научить. Вспомните, что, например, делают во многих компьютерных программах кнопочки с надписью «wizard”.

«Ведун” очень близок к понятию «учитель”, однако, в отличие от последнего, он накапливает знания и хранит их в неприкосновенности, а не живет тем, что постоянно чему-то учит за плату.

«Wizard” – это преимущественно мужская форма деятельности. Женского рода у слова «Wizard” нет, а русское «Ведунья” употребляется крайне редко, смешиваясь с ведьмой-колдуньей. Ведьмы в сказках, кстати, никогда ничему не учат, преимущественно делают своими травками да зельями разные пакости. Альтруизм и стремление к абстрактным истинам ведьмам совершенно не свойственны. Это прерогатива ведунов.

Последние, кстати, чуть ли не единственные представители волшебных видов деятельности, которые способны предсказывать будущее или же видеть внутренним взором события прошлого происшедшие далеко отсюда.

Между прочим, существование этой способности не вымысел, а научно доказанный факт. Вот пара примеров позаимствованных мною с сайта www.numen.ru:

«Классический пример сотворения событий – рассказ Эдгара По «Повесть о приключениях Артура Гордона Пима”. В нем описаны злоключения четверых спасшихся от кораблекрушения. После многих дней безнадежных скитаний по открытому морю, обезумев от голода и жажды, трое из них убивают и съедают четвертого. Писателю было угодно дать убитому имя Ричард Паркер. Рассказ был опубликован в 1838 году. А в 1884 году после кошмарного кораблекрушения затонул корабль «Магнонетт”. Спаслись только четверо. Как герои рассказа Эдгара По, много дней они скитались в шлюпке по пустынному морю. Доведенные до отчаяния жаждой и голодом, трое убивают и съедают четвертого. Имя четвертого оказалось Ричард Паркер.

Вот еще один яркий пример подобного писательского «творения мира”: в 1898 году в США вышел роман М. Робертсона «Гибель Титана”. В нем весьма подробно описывалось крушение и гибель пассажирского лайнера «Титан”. В то время роман не привлек внимания современников. Интерес к нему пробудился только в 1912 году, после кораблекрушения суперлайнера «Титаник”. Совпадения придуманных Робертсоном и реальных событий не ограничивались одним названием корабля, столкнувшегося с айсбергом. Совпали тоннаж, длина корабля, число винтов, скорость в момент столкновения, число пассажиров, число шлюпок на борту, месяц трагического происшествия и многие другие, более мелкие детали вплоть до выкриков слов проклятий тонущими людьми” (конец цитаты).

Спросите любого математика, и он вам скажет, что вероятность совпадения такого числа фактов составляет один шанс на миллиард, если не меньше. Говоря образно, это такой же шанс, как и попасть из винтовки в летящего комара на расстоянии километра. С первого раза.

Возвращаясь к рассмотрению ведунов получим, что, вероятнее всего, ведун (wizard) – это древний книгочей, учитель, и предсказатель грядущего. Кстати в современном мире высокообразованные ученые тоже часто верно предсказывают будущее (хотя и вовсе не эзотерическим способом).

Для людей ненаучных специальностей их предсказания – сущие чудеса, как и в древности. Пришел физик на завод, посмотрел на агрегат и заявил: «проработает год и сломается”. Так и вышло. Ну не чудо ли? Или прочитал историк те же газеты, что и мы читаем, и вынес вердикт: «это правительство лет через пять вконец угробит страну”. Так и вышло. Опять чудо (лучше б его не было)!

Маг (Mag)

Возможно, что это слово происходит от корня «мочь”.

И тогда «маг” – это человек, который что-то может. Например, может то, чего не могут другие, что в древнем мире означало общение с сущностями тонкого плана, с духами умерших, богами, хозяевами полей, лесов, речек, и т. д…

А может, как уже было сказано выше, оно произошло и от названия кочевого народа.

В любом случае нельзя сказать, что понятие «маг” для европейской культуры было целиком заимствованным. То есть пришло вместе со сказаниями иных народов и не имело реальных лиц-носителей.

Скорее всего, это слово вытеснило свои боле древние аналоги.

Такое утверждение можно подтвердить следующими соображениями:

1. В сказках народов Европы маги имеют совершенно особые атрибуты, четко обозначенные, ни на какой другой род занятий не похожие возможности.

2. Если Маги действительно существовали, и некогда пришли в Европу, то по примеру Левитов они вполне могли уничтожить конкурентов физически. Вспомните библейские: «ворожеи не оставляй в живых”, «да истребятся среди вас колдуны и вызыватели духов” и т. п… Кстати, в Персии было то же самое.

В фольклоре маги обязательно общаются с потусторонними сущностями, вызывают души умерших, беседуют с богами. Маги и только маги способны влиять на судьбу человека незаметно. Колдуны или ведьмы также могут воздействовать на будущее человека, однако, только с помощью проклятий, порч или заклятий.

Маги и только маги обитают в высоких башнях (стоящих иногда в центре города, иногда в пустыне или в горах, но никогда – в лесу). Башни их бывают либо ярко белого, либо черного-пречерного цвета, но не разноцветными. В золотых или серебряных башнях изредка обитают волшебники (но никогда не в белых или черных).

По своим сказочным умениям маги в точности совпадают с понятием «шаманы” и довольно хорошо с понятием «друиды”. Все представители этих трех родов занятий отличались (-ются) от окружающих в первую очередь тем, что могли (могут) общаться с потусторонним миром , в то время, как все остальные люди их племен не могли (или не могут).

Маги – единственные персонажи, у которых в сказках обязательно существует некая иерархия, разделяющая их на уровни умений. Они непременно имеют ранг до которого дослуживаются длительными тренировками (кстати, в точности как и шаманы). Ранг мага тесно связан с тем, сколь могучих духов он способен вызывать (хотя трудно утверждать, что именно этим он и определяется). Волшебники, колдуны и чародеи очень редко имеют подобное разделение на ступени. В текстах просто сообщается, что такая-то ведьма в таких-то и таких-то вопросах сильнее, или что этот волшебник знает нужные заклинания, а тот другой – не знает, зато владеет какими-то иными.

Маги, в отличие от других волшебных специальностей, довольно редко живут сами по себе. У них всегда есть «Гильдия магов”, т. е. некое постоянно функционирующее сообщество.

Давайте порассуждаем, какова же может быть суть занятий человека, главной характеристикой которого является умение общаться с теми, с кем иные люди контактировать не могут?

В нашем современном обществе такие люди водятся в изобилии. Одни из них называются переводчиками, другие – дипломатами.

В обоих случаях эти люди сами ничего и никогда не производят, а выполняют своеобразную «транспортную” функцию. В случае, если дипломату что-либо надо, он идет и договаривается с нужными людьми. Переводчики часто поступают точно также. Зачем вступать в драку, если можно договориться с военными, которые все сделают гораздо лучше вас? Зачем стоять очереди в ОВИР’ах, если быстрее обратиться в специализированную фирму и сэкономить время?

Это, конечно, только мои домыслы, но почему бы не предположить, что маги – это такие же переводчики или дипломаты, общающиеся с сущностями потустороннего мира, иных измерений, да в принципе все равно где обитающими, главное не здесь, не на физическом плане.

Развивая эту сумасшедшую мысль, стоит, наверное, подумать и о том, какие услуги могут предложить эти самые гипотетические астральные сущности? Что такого нужного и полезного может маг от них получить?

Предметы двигать, вызывать землетрясение или дождь привидения вряд ли могут, равно, как и свинец в золото превращать. На это грубой физической энергии многовато надо. А это значит, что в делах грубой материи сущности или духи умерших совершенно бесполезны.

Вот если еще разочек предположить, что общение между людьми базируется на некоей разновидности «тонкой материи” (торсионных полях), то можно сразу заметить, что ведь именно из этой тонкой материи эти незримые сущности и состоят. Следовательно, имеют много возможностей влиять на поведение людей. Внушить нужному человеку какую-то мысль, желание, или сориентировать нужным образом его внимание.

То есть тонкие сущности вполне способны влиять на ход судьбы человека, подталкивая его поступки в определенном направлении.

В итоге этой длинной серии гипотез мы получаем, что маги – это такие личности, главный интерес которых состоит в коррекции собственной судьбы (или чьей-то).

Выше было упомянуто, что маги в сказках всегда объединяются в гильдии? Не по той же причине, это происходит, что и у дипломатов?

У последних за ошибки принято сурово наказывать, и первый же крупный «ляп” нередко становится и последним.

Например, скинул однажды японский посол в Букингемском дворце кошку со своего кресла, и конец его дипломатической деятельности настал на следующий же день. По меркам «тонких сущностей” – т. е. англичан, сие деяние было несовместимо с высоким званием посла. А он, бедняга и не подозревал, что надо было вежливо извиниться перед кошкой и галантно попросить ее уступить место, аккуратно тому поспособствовав. И никак иначе!

В среде переводчиков, как и у дипломатов, точно так же очень тяжело сохранить репутацию, а потерять ее – легко. Достаточно всего один раз сотворить нечто подобное русскому переводу книги «Гарри Поттер и философский камень”.

В обоих этих случаях если «свои” не прикроют, то все, конец карьере. За этим-то «свои”, т. е. «гильдия таких-то и сяких-то” собственно говоря, и нужна.

Попутно отметим, что и дипломатам и переводчикам необычайно важно знать искусство выполнения ритуалов, принятых в той среде, в которой они вращаются.

Аналогично и маги в фольклоре творят длинные, сложные и нередко весьма опасные ритуалы. Тщательно перечисляют в обращениях к сущностям их титулы, определенным образом рисуют пентаграммы, говорят строго определенные слова.

В сказках часто из-за мелкой ошибки в пентаграмме или из-за того, что мага прервали посередине ритуала, на волю вырывается злой дух, убивающий вызвавшего его человека.

Наверное, поэтому искусством магии в сказках всегда занимаются исключительно мужчины. Ответственность ведь больше свойственна именно им.

Женщина маг в белой башне – это нонсенс.

Кстати, что это за башни? Откуда они взялись?

Увы, прямого ответа сказки не дают. Можно лишь попробовать найти родственные понятия в описаниях чукотских шаманов или ирландских друидов.

Шаманы утверждают (заметьте, не я утверждаю, шаманы), что каждый из них общается с потусторонним миром через особую «астральную трубу” выходящую из его лба или макушки и идущую вертикально вверх в небеса. Качество этой трубы определяется ее высотой и шириной. Чем она выше и шире, тем лучше. Самое интересное, что «астральная труба” бывает у шаманов двух видов: белая – позволяющая контактировать с обитателями «верхнего мира”, и черная – обеспечивающая контакт с подземным «нижним миром”. Черная труба почему-то, как и белая все равно идет от головы вверх, а не вниз.

В понятиях «астральная труба” и «башня мага”, таким образом, нащупывается нечто общее. Хотя необходимо признать, что это общее лежит целиком в области эзотерики, то есть требует признания существования тонкого мира, незримых сущностей и тому подобных объектов.

Вероятно, наши далекие предки находились именно в такой системе взглядов на мир и веровали во все такие эзотерические вещи. Современная наука их категорически не признает, однако, вместе с тем, и не может ответить на вопрос, куда деваются из тела человека в момент его смерти 20 граммов веса?

Под конец заметим, что, в старину наверняка многие маги были одновременно и ведунами, волшебники – чародеями, а чародейки – колдуньями. Для простых людей, они были чем-то загадочно непонятным. Да и какой из современных «простых людей” сможет указать на разницу между, скажем, гидробиологом и биогидрологом?

Видимо, это – есть еще одна причина, почему все волшебные специальности к сегодняшнему дню слились в представлении людей воедино.

Иллюстрации, использованные в этой статье, взяты в основном с сайта http://myfhology.narod.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *