Человек отлученный от церкви

Отлучение от церкви в христианстве 7 букв. Смотреть что такое «Отлучение от церкви» в других словарях. Духовные и юридические последствия А

Каким образом происходит отлучение от Церкви?

Каким образом происходит отлучение от Церкви, на основании чего и кто вправе принимать такое решение?

Алексей

АНАФЕМА – отлучение от Православной Церкви лиц, отвергающих или извращающих истины веры, исключение их из общества верующих, удаление от общения с верующими. Анафема является соборно провозглашаемой высшей церковной мерой наказания за тяжкие прегрешения.

Стоит отметить, что травма, вызванная изоляцией, столь же древняя, как человечество. Во время Его земного служения Христос жил среди людей, пострадавших от класса-стратифицированной системы, о которых Уимберли говорит следующее: в этой стратифицированной классом системе ценность человека была ценной, основанной на чести и стыде. Были те, кого считали высоко оцененными, и были те, кто их не знал. Те, кого считали недостойными, были маргинализированы и лишены гражданских прав. Ситуация не изменилась со времен земного служения Христа.

Автор придерживается мнения, что если ситуация изменилась с точки зрения классификации и преференциального отношения к людям сегодня по сравнению со временем Христа, то она изменилась скорее на худшее. Стресс, вызванный травмой. Нельзя упускать из виду стресс, вызванный травматической встречей, поэтому это мнение Эстарда: исследования стресса показывают, что ожидание является важным фактором в том, как человек испытывает стресс. Стресс часто является фактором разочарования в разнице между ожиданием и реальностью.

Церковную анафему (или великое отлучение) не следует смешивать с «отлучением» (aforismos), называемым иногда также «малым отлучением». Оно служит наказанием за меньшие проступки, например воровство, блуд, участие в получении церковной должности с помощью взятки и др., и представляет собой временное исключение лица из церковной общины с запретом участвовать в таинствах, а священнослужителям также и занимать церковные должности. В отличие от анафемы «малое отлучение» не требует соборного решения и не нуждается в соборном провозглашении для вступления в силу.

В сообществе веры можно было бы ожидать некоторую форму системы, которая могла бы решать проблемы христоцентрическим образом, несмотря на то, что везде, где есть люди, существует вероятность различий во многих аспектах жизни. Именно по этой причине все в такой общине придерживаются определенной надежды на защиту со стороны учреждения, которое защищает ценности, которые Христос поддерживал на самом кресте, где Он был распят. Неспособность сообщества веры оправдать ожидания членов приводит к следующему, по словам Одена: Это породило дилемму самооценки.

Термин «анафема».

Греческий термин anathema обозначал у языческих авторов (Гомер, Софокл, Геродот) «нечто посвященное богу; дар, приношение в храм», т. е. нечто отделенное, чуждое обыденному употреблению. Он был использован в греческом переводе ветхозаветных текстов Библии (Септуагинте) для передачи древнееврейского термина «herem» — нечто проклятое, отверженное людьми и обреченное уничтожению (Числ 21. 2-3; Лев 27. 28 и др.).

Устные традиции традиционной африканской религии, по-видимому, имеют меньшую ценность или авторитет, чем письменные тексты. Сравнение оральности с текстологией всегда кажется наклонным и несправедливым. Культурное и интеллектуальное богатство коренной африканской религии ошибочно считается в основном первобытным и устным. Поэтому он воображает себя обремененным отчаянным недостатком в отношении письменных традиций. Это не справедливое игровое поле. В поддержку вышеизложенных аргументов автор твердо убежден в том, что в результате того, что люди стали законом для себя, кто может нанимать и стрелять волей-неволей, вера подвергается тщательному контролю и даже авторитету процедур и дисциплинарных процессы и механизмы, используемые для выполнения дисциплины, могут подвергаться сомнению.

Под влиянием древнееврейского «herem» в Новом Завете термин «анафема» получил специфические негативные оттенки и стал обозначать отделение, отлучение от общества верующих, например: Кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема, маран-афа (да будет отлучен до пришествия Господа) (1 Кор 16. 22). Добавление маран-афа (арам. — Господь близко) указывает на будущее пришествие Христа, Который только и может окончательно решить участь грешника.

Именно из-за этой неудачи встретить добродетели и ожидания Христа, рассмотренные Эстардом выше, эти процессы могут рассматриваться как традиционные, по словам Одена. Стресс неизбежно возникает в результате отказа, поскольку люди по природе своей являются существами, которые хотят принадлежать, что Браунинг изображает следующим образом: «Люди имеют социальные потребности, которые должны принадлежать, сотрудничать и поддерживать группы, к которым они принадлежат». Поведенческие модели или характеристики, возникающие в результате отлучения.

Сущность анафемы.

Основанием церковной анафемы являются следующие слова Священного Писания:
— сказанные Господом Иисусом Христом: … если и Церкви не послушает, то да будет он тебе как язычник и мытарь (Мф 18. 17);
— слова апостола Павла в 1 Кор 16. 22 (см. цитату выше) и Гал 1. 8-9: Но если бы даже мы или ангел с неба благовествовал вам вопреки тому, что мы благовествовали вам, – да будет анафема. Как мы прежде сказали, и теперь я снова говорю: если кто вам благовествует вопреки тому, что вы приняли, – да будет анафема.

Существуют отдельные характеристики, а также модели поведения, которые будут наблюдаться у человека, который был отлучен от церкви. В свете определения отлучения становится очевидным, что такие характеристики или черты являются непреодолимыми и неизбежными. Суперэго — это не только даритель законов; это источник самоудовлетворения и самооценки, поставщик необходимых элементов нарциссизма, элементы, которые частично заменяют похвалу и преданность родителей. Быть любимым и одобренным своим суперэго становится столь же важным, как быть любимым и одобренным родителями и другими важными людьми в своей жизни.

Право на провозглашение анафемы дано церковному священноначалию Самим Господом, сказавшим: Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе (Мф 18.18). Апостолы же передали эту власть вязать и решить грехи своим преемникам — пастырям Церкви, ими поставленным для продолжения их дела на земле.

Он также полагает, что уничтожение чувства бытия и деградации собственного достоинства приведет к тому, что человек подвергнется пыткам и мучениям ритуалов, таких как отлучение. Естественная тенденция для тех, кто чувствует отвергается, чтобы выровнять его или ее с девиантным поведением, чтобы создать защитный механизм. Жертва или оставшийся в живых имеет тенденцию проявлять крайности невостребованного поведения. Эта картина хорошо написана Уимберли в одном из его интервью: наркотики и алкоголь сделали меня более общительным и менее застенчивым.

Впервые термин «анафема» был официально применен в канонах Эльвирского Собора (после 300), а каноническая формула «если кто-либо… да будет анафема » утвердилась в церковных канонах начиная с Гангрского Собора (ок. 340 — Гангр. 1 20). В дальнейшем термин употреблялся в Лаод. 29,34,35; II Всел. 1; Карф. 11,81(92), 109(123), 110-116(124-130); III Всел. 7; Трул. 1; VII Всел. 1; Конст. (879). 3 и др.

Высший стыд, и тот, от которого почти невозможно восстановить, — это ощущение, что Бог не любит Бога. Если такой унизительный вывод верен с точки зрения Бога, тогда нет оснований для надежды. Вышеупомянутый процесс затрагивает священнослужителей, которых отлучают от церкви в церкви Пятидесятничества. Он понимает и чувствует глубокую боль, выраженную Уимберли в его разговорах о Иове. Существует, однако, немедленное решение, которое предлагает Уимберли: например, некоторые разговоры — это самооценка, а другие — нет.

Если мы сталкиваемся с негативными разговорами снова и снова, они, как правило, оказывают уничижительное влияние на то, как мы себя чувствуем. Отрицательные разговоры порождают негативные оценки самих себя. Автор согласен с тем, что самый полезный выход из фрустраций, представленных последствиями травмы, которые в конечном итоге приводят к ощущению бесполезности, будет решением, предложенным Поллардом, который выступает за позитивную деконструкцию. Процесс положительный, потому что это деконструкция проводится положительным образом — чтобы заменить его чем-то лучше.

Проблема необходимости и допустимости анафемы является весьма сложной. В истории Церкви применение или неприменение анафемы диктовалось каждый раз целым рядом конкретных обстоятельств, среди которых главную роль играла степень опасности для церковного сообщества наказуемого деяния или лица.

Как уже было сказано, анафема представляет собой соборно провозглашаемое отлучение лица (группы лиц), мысли и действия которого (которых) угрожают чистоте вероучения и единству Церкви, «врачующий» акт изоляции от сообщества верующих, акт воспитательный и в отношении анафематствованного, и в отношении сообщества верных. Анафема применяется после неоднократных тщетных попыток вызвать у совершившего преступление покаяние и с надеждой на покаяние и возвращение его в церковное общение в будущем, а, следовательно, и на спасение его.

Вкус, следовательно, и посмотрите, насколько сладок Господь, где раньше вы видели, как горькое все в нас есть. Лютер бросил вызов, воевал и противостоял бедствиям своего времени и выковал новый путь, оставив позади следы целостности, которые увековечили бы его на протяжении всей истории. Святой Павел не хотел, чтобы христиане назывались павлинианцами, но христианами. Только когда полнота божественной тайны переживается, можно говорить, подобно Лютеру, таким образом, чтобы не стремиться к самопославлению, но признавать истину: пусть этот ум будет в вас, который был также во Христе Иисусе, который был в форме Бога, не считал его грабежом равным с Богом, но не сделал Себя безрезультатности, принял форму раба и пришел в подобие людей.

Поскольку основание свое анафема как наказание имеет в Священном Писании, т.е. вытекает из Божественного права, ее применение не ограничивается историческими рамками.

Провозглашение анафемы.

Деяния, заслуживающие анафемы, как правило, носят характер крупного догматического или дисциплинарного преступления, поэтому персональная анафема применялась в древней Церкви в основном к ересиархам, лжеучителям, раскольникам. Из-за тяжести данного наказания к нему предпочитали прибегать в самых крайних случаях, когда более мягкие средства воздействия на согрешающих оказывались безрезультатными.

И, будучи на виду как человек, Он смирил Себя и стал послушным до смерти, даже смерти креста. Он был нацелен на лютеранскую любовь к исключительным изречениям, таким как только слово «благодать в одиночку» и только вера. Автор с признательностью отмечает бескомпромиссный дух и мужество Лютера, что еще раз подчеркнуло Нестинген: Что бы ни был Лютер, возможно, монстр средневекового посередине или пророк новой эпохи, еретик или реформатор, соратник капитализма или вестника свободы он, безусловно, был проповедником.

Он понимал, что Бог призван быть свидетелем Евангелия из Иисуса Христа. Заперт ли он в своем кабинете для третьей бессонной ночи, отправился на лекцию, поднялся на кафедру, побывал с друзьями или поиграл со своей семьей, это призвание сформировало жизнь Лютера. обратившись с презрением и отторжением, как это видно из маркировки, которую он перенес, он стоял за то, что он считал бескомпромиссным, о чем свидетельствует Лозе: Лютер, однако, был уникален в своем понимании Бога и дьявола как ди прямо вмешиваясь в исторические события.

В истории христианской Церкви наиболее драматичным случаем применения анафемы было взаимное анафематствование, осуществленное папскими легатами кардиналами Фридрихом (будущий папа Стефан X) и Гумбертом, а также архиепископом Амальфи Петром с одной стороны и Константинопольским Патриархом Михаилом I Кируларием с другой в 1054 г., что послужило формальным поводом для бесповоротного разделения Западной (католической) и Восточной (православной) христианских Церквей.

Принцип тот же, что и Лютер, понимая смысл креста. Другим фактором, способствующим тяжелому участию отлученных, является внимание, которое привлекают такие люди, что само по себе является травматичным. Лилже говорит следующее: внимание общественности было направлено на Мартина Лютера. Поскольку система новостей дня позволила, славное продвижение виттенбергского монаха было соблюдено по всей Германии. Автор соглашается с Лилье, Лозе и Нестингеном, что человек, хотя прямо или косвенно отвергается церковным телом, должен сосредоточиться на том, кто его назвал, и его не следует качаться, поскольку его или ее награда придет от Бога и не из церкви.

В Русской Православной Церкви «канонические прещения, такие, как… отлучение от Церкви через анафематствование, налагаются епархиальным архиереем или Патриархом Московским и всея Руси и Священным Синодом только по представлению церковного суда» (Устав, 2000. VII 5).

Если анафема налагается после смерти, то это означает запрет на поминовение души усопшего, панихид и заупокойных служб, произнесение разрешительных молитв.

Отклонение, вызванное отлучением. Одной из жертв, с которой придется жить жертвой отлучения, является чувство отказа. Такой отказ проявляется в различных формах. Мартину Лютеру был поставлен диагноз: «Жизнь Лютера была глубоко отмечена ужасом кошмара, который иногда идентифицируется психологами как родовая или предродовая травма». Лютер стал реформатором из срочной пастырской заботы. Это было не его первое намерение начать теологическую революцию; это не было его целью возглавить церковное восстание.

Оригинальность богословия Лютера заключается в том, как он переплетает свой антипелагский уклон с центральным утверждением христианской веры, что Иисус Христос, хотя и с одной природой с Богом-Отцом, стал нашим братом. Вся его дискуссия приобрела новый и личный подход, которого часто не хватало в поздних средневековых теологах, чьи работы по этому вопросу часто читаются как учебник по символической логике. Пусть никто не пожалеет ожесточенных, упрямых и ослепленных крестьян, которые не будут слушать; пусть каждый, кто может и умеет, умереть, убить и убить их, как сумасшедшую собаку.

В православной богослужебной традиции с 843 г., когда было восстановлено иконопочитание, существует особый чин «Торжества Православия» — ежегодное провозглашение спасительных догматов веры, анафемы еретикам, «Вечной памяти» усопшим и многолетия здравствующим верным.

Анафема во внецерковных целях. Поскольку анафема является высшим церковным наказанием, ее использование во внецерковных (в частности, политических) целях не считается каноничным — оно не имеет основания в каноническом праве. Однако в условиях тесного сближения церковной и светской власти в православных государствах иногда имела место анафема политического характера. В истории Византии и России известны такие случаи (это случалось достаточно часто при Петре I, который довольно свободно обращался с церковными канонами).

Автор рассматривает участие Лютера в Реформации как решающее значение для защиты достоинства и целостности Евангелия. Он согласен с пастырским беспокойством Лютера, который побудил в нем желание утвердить христианскую веру в той мере, в которой она требовала колоть, убивать и лечить тех, кто был ожесточен и упрям. Лютер пропагандировал эти действия из страсти для защиты христианских ценностей и ввел чрезвычайно строгие меры по отлучению этих закаленных и упрямых людей. Боль отказавшегося от него в результате его доктринальной позиции автоматически передавалась субъектам, которые должны были быть получателями его послания благодати.

Снятие анафемы.

Предание анафеме не является актом, бесповоротно закрывающим путь к возвращению в Церковь и, в конечном счете, к спасению. Снятие анафемы как высшего церковного наказания происходит посредством сложного юридического действия, включающего:
а) покаяние анафематствованного лица, которое производится в особом, как правило, публичном порядке; покаяние приносится непосредственно через обращение к органу церковной власти, наложившему анафему, либо через лицо, им назначенное (например, через духовника);
б) при наличии достаточных оснований (искренность и полнота раскаяния, исполнение положенного церковного наказания, отсутствие опасности со стороны анафематствованного для других членов Церкви) принятие решения органом, вынесшим взыскание, о прощении данного лица. Анафема может быть снята и после смерти — в этом случае вновь допускаются все виды поминовения усопшего.

Автор соглашается с Юлем и Химой, что в центре отлучения лежит боль отторжения, шрамы которой не могут быть искоренены даже по прошествии времени. Отклонение, вызванное отлучением, считает автор, равнозначно всем аспектам отказа от лишения свободы. Именно в свете этих фактов автор считает, что худшее, что может произойти с человеком, должно быть погребено заживо через обряд бессрочного отлучения, жестокость которого изложена Лютером, который призывает к колотью и убийству крестьяне. Однако автор придерживается совершенно иной точки зрения Лютера и полагает, что жертвы отторжения, отлучения от церкви и причинения вреда должны быть прослушаны до того, как их будут осевать или заколоть.

В 1964 г. в Иерусалиме по инициативе Афинагора, Патриарха Константинопольского (1886-1972), состоялась его встреча с папой Римским Павлом VI. Это была первая встреча такого уровня со времени Флорентийской унии 1439 г. Результатом встречи стала отмена взаимных анафем, существовавших с 1054 г. Важное значение для Русской Церкви имеет отмена анафемы раскольникам старообрядцам Собором РПЦ 1971 г.

Анафема в Русской Православной Церкви.

Применение анафемы в Русской Церкви обладает рядом существенных особенностей по сравнению с таковым в древней Церкви. В истории Русской Православной Церкви, в отличие от Византийской Церкви, не было такого количества ересей, она почти не знала случаев явного отпадения от христианства в язычество или иные религии.

В домонгольскую эпоху «чуждыми нашей веры и отверженными от соборной Церкви» объявлялись те, кто придерживался языческих обрядов, не соблюдал установлений христианского брака и не участвовал в церковных танинствах.

Среди населения западных окраин Российского государства случались уклонения в католичество или протестантство, однако против соотечественников, вступивших в унию с Римом или перешедших в протестантство, Русская Православная Церковь никогда не применяла анафему, она молилась о воссоединении их с Православной Церковью.

Характерной чертой Русской Православной Церкви в борьбе с ересями, сектами и расколами являлось, как правило, осторожное и взвешенное применение анафемы — она провозглашалась непримиримым раскольникам и еретикам в соответствии с каноническим правом, например:
— в 1375 г. были отлучены от Церкви стригольники;
— анафемы «жидовствующим» последовали в 1490 и 1504 гг.;
— анафема раскольникам старообрядцам провозглашена на Соборах 1666-1667 гг.

Большой резонанс в российском обществе начала XX в. получило отлучение от Церкви писателя графа Л. Н. Толстого, осуществленное Святейшим Синодом (20-23 февр. 1901 г.). В Определении Синода гр. Толстой назван «лжеучителем», проповедующим «ниспровержение всех догматов Православной Церкви и самой сущности веры христианской», который, «ругаясь над самыми священными предметами веры православного народа, не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из Таинств — святую Евхаристию… Бывшие же к его вразумлению попытки не увенчались успехом. Посему Церковь не считает его своим членом, и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею». Вместо слова «анафема» в Определении Синода употреблены выражения «отторг себя сам от всякого общения с Церковью Православной», «отпадение его от Церкви».

4 апреля 1901 г. Л. Н. Толстой выступил с ответом на Определение Святейшего Синода, в котором заявил: «Я действительно отрекся от Церкви, перестал исполнять ее обряды и написал в завещании своим близким, чтобы они, когда я буду умирать, не допускали ко мне церковных служителей…».

Святейший Патриарх Тихон дважды анафематствовал «творящих беззакония и гонителей веры и Церкви Православной»: в 1918 г., в связи с начавшимися гонениями, и в 1922 г., в связи с изъятием из церквей священных предметов под предлогом помощи голодающим.

Антирелигиозная политика властей в конце 50-х — 60-х гг. вызвала появление Постановления Патриарха и Священного Синода № 23 от 30 дек. 1959 г. «О публично похуливших Имя Божие»: священнослужителей, совершивших это преступление, бывш. прот. Александра Осипова, бывш. свящ. Павла Дарманского, «считать извергнутыми из священного сана и лишенными всякого церковного общения», «Евграфа Дулумана и прочих бывших православных мирян, публично похуливших Имя Божие, отлучить от Церкви».

1 октября 1993 г., во время вооруженного противостояния у Белого Дома в Москве, Священный Синод Русской Православной Церкви обратился с Заявлением, в котором его члены призвали людей одуматься, избрать путь диалога. 8 октября Святейший Патриарх Алексий II, Священный Синод и иерархи, прибывшие в день памяти прп. Сергия Радонежского в Троице-Сергиеву Лавру, выступили с Обращением, в котором, не называя конкретных имен, осудили тех, кто пролил невинную кровь ближних своих: «Эта кровь вопиет к Небу и, как предупреждала святая Церковь, останется несмываемой каиновой печатью на совести их».

Современные случаи анафематствования:

1. Отлучения тем, кто разделяет учения сект, «новых религиозных движений», язычества, астрологических, теософских, спиритических обществ и т. п., объявляющих войну Церкви Христовой (Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 1994 г., Определение «О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме»).
2. Отлучение от Церкви лишенного священного сана монаха Филарета (Денисенко), именующего себя «патриархом Киевским и всея Руси-Украины» (Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 1997 г.).
3. Отлучение от Церкви лишенного священного сана Глеба Павловича Якунина (Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 1997 г.).

Заключение

Таким образом, анафема не есть «проклятие», как многие думают в наше время, осуждая за это Церковь, как якобы допускающую этим акт против христианской любви. Анафема (отлучение) – это крайняя вразумительная мера для упорных грешников, не поддающихся исправлению, и для предостережения от следования им других.

Ответ составлен по материалам «Православной энциклопедии»

Отлучение в христианстве

Христианская церковь практикует следующие виды отлучения:

  • Ана́фема (или великое отлучение, греч. ἀνάθεμα) — налагается высшей церковной инстанцией, применяется к отступникам и еретикам. Анафема имеет неопределённый срок действия и предусматривает запрет на любые связи церкви с отлучённым.
  • Запрещение (или малое отлучение, греч. ἀφορισμός) — налагается церковной властью регионального или местного уровня (в православии — епископом), главным образом, за нарушение церковных правил и за отступление от заповедей, состоит во временном запрете на участие в религиозных церемониях, на причащение и благословение.
  • Интерди́кт — применялся, главным образом, в западных христианских церквях. Представляет собой отлучение от церкви не отдельного прихожанина, а сразу большой группы: деревни, города, области, или даже государства. На территории, находящейся под интердиктом, не работали храмы, не проводились религиозные праздники, не совершались таинства и обряды (крещение, венчание, отпевание и прочее).

> Литература

  • Отлучение // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

> Ссылки

Портал «Христианство»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *