Что делают в монастыре?

Известна любовь православного народа к монастырям. В каждом из них, кроме насельников, есть трудники, паломники, приезжающие для того, чтобы укрепиться в вере, благочестии, поработать во славу Божию над восстановлением или благоустройством обители. В монастыре более строгая дисциплина, чем на приходе. И хотя промахи новопришедших обычно прощаются, покрываются любовью, желательно ехать в монастырь, уже зная начатки монастырских правил.

Духовно-административное устройство монастыря

Возглавляет монастырь священноархимандрит – правящий архиерей или (если монастырь ставропигиальный) сам Патриарх. Однако непосредственно управляет монастырем наместник (это может быть архимандрит, игумен, иеромонах). В древности он назывался строителем, или игуменом. Женский монастырь управляется игуменией.

Ввиду необходимости четкой отлаженности монастырской жизни (а монашество – это духовный путь, выверенный и отшлифованный вековой практикой) в монастыре каждый несет определенное послушание. Первый помощник и заместитель наместника – благочинный. В его ведении все богослужение, выполнение уставных требований. Именно к нему обычно направляют по вопросу размещения приезжающих в монастырь паломников.

Вне монастыря оставляют все свои греховные привычки и пристрастия

Важное место в монастыре принадлежит духовнику, который духовно окормляет братию. Причем это не обязательно должен быть старец (как в смысле возраста, так и в смысле духовных дарований).

Из опытных братий выбираются: казначей (отвечает за хранение и распределение с благословения наместника пожертвований), ризничий (отвечает за благолепие храма, облачений, утвари, хранение богослужебных книг), эконом (отвечает за хозяйственную жизнь монастыря, ведает послушаниями приехавших в монастырь трудников), келарь (отвечает за хранение и заготовку продуктов), гостиничный (отвечает за размещение и проживание гостей монастыря) и другие.

В монастырях при работе на послушаниях стараются щадить немощного

В женских монастырях эти послушания несут насельницы монастыря, за исключением духовника, который назначается архиереем из числа опытных и обычно пожилых монахов.

Обращение к монахам

Для того чтобы верно обратиться к насельнику (насельнице) монастыря, необходимо знать, что в обителях есть послушники (послушницы), рясофорные монахи (монахини), мантийные монахи (монахини), схимонахи (схимонахини). В мужском монастыре часть монахов имеет священный сан (служат диаконами, священниками).

Обращение в монастырях выглядит следующим образом.

В монастыре каждый несет определенное послушание

В мужском монастыре. К наместнику можно обратиться с указанием его должности («отец наместник, благословите») или с употреблением имени («отец Никон, благословите»), возможно и просто «батюшка» (употребляется редко). В официальной обстановке: «Ваше Высокопреподобие» (если наместник – архимандрит или игумен) или «Ваше Преподобие» (если иеромонах). В третьем лице говорят: «отец наместник», «отец Гавриил».

Монастырь – это особый мир

К благочинному обращаются: с указанием должности («отец благочинный»), с добавлением имени («отец Павел»), «батюшка». В третьем лице: «отец благочинный» («обратитесь к отцу благочинному») или «отец… (имя)».

В монастыре более строгая дисциплина, чем на приходе

К духовнику обращаются: с употреблением имени («отец Иоанн») или просто «батюшка». В третьем лице: «что посоветует духовник», «что скажет отец Иоанн».
Если эконом, ризничий, казначей, келарь имеют священнический сан, к ним можно обратиться «батюшка» и спросить благословения. Если они не рукоположены, но имеют постриг, говорят: «отец эконом», «отец казначей».

Иеромонаху, игумену, архимандриту можно сказать: «отец… (имя)», «батюшка».

К монаху, имеющему постриг, обращаются: «отец», к послушнику – «брат» (если послушник в преклонном возрасте – «отец»). В обращении к схимникам, если употребляется сан, добавляется приставка «схи» – например: «Прошу ваших молитв, отец схиархимандрит».

Послушание

В женском монастыре. Игумения, в отличие от монахинь, носит золотой наперсный крест и имеет право благословлять. У нее поэтому просят благословения, обращаясь таким образом: «мать игумения»; или с употреблением имени: «мать Варвара», «матушка Николая» или просто «матушка». (В женском монастыре слово «матушка» относится только к игумении. Поэтому, если говорят: «Так считает матушка», подразумевают игумению.)

В обращении к монахиням говорят: «мать Евлампия», «мать Серафима», но в конкретной ситуации можно просто «матушка». К послушницам обращаются: «сестра» (в случае преклонного возраста послушницы возможно обращение «матушка»).

О монастырских правилах

Монастырь – это особый мир. И нужно время, чтобы усвоить правила монашеского общежития. Для мирян укажем лишь на самое необходимое, что нужно соблюдать в монастыре при паломничестве. Придя в монастырь паломником или трудником, помните, что в монастыре на все испрашивают благословение и неукоснительно его выполняют.

Из монастыря без благословения выходить нельзя.

Оставляют вне монастыря все свои греховные привычки и пристрастия (вино, табак, сквернословие и т.п.).

В монастыре на все испрашивают благословение и неукоснительно его выполняют

Разговоры ведут только о духовном, не вспоминают про мирскую жизнь, не поучают друг друга, но знают только два слова: «прости» и «благослови».
Без ропота довольствуются пищей, одеждой, условиями сна, употребляют пищу только на общей трапезе.

Не ходят в чужие кельи, кроме случаев, когда бывают посланы настоятелем. При входе в келью творят вслух молитву: «Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас» (в женском монастыре: «Молитвами святых матерей наших…»). Не входят в келью, покуда не услышат из-за двери: «Аминь».
Избегают вольного обращения, смеха, шуток.

Трапеза в женском монастыре

При работе на послушаниях стараются щадить немощного, который работает рядом, любовью покрывая погрешности в его работе.

При взаимной встрече приветствуют друг друга поклонами и словами: «Спасайся, брат (сестра)»; а другой отвечает на это: «Спаси Господи». В отличие от мира, за руку друг друга не берут.

Садясь за стол в трапезной, соблюдают порядок старшинства. На молитву, которую творит подающий пищу, отвечают: «Аминь», за столом молчат и внимают чтению.
К богослужению не опаздывают, разве только при занятости на послушании.

Игумен Аристарх (Лоханов)

Оскорбления, встречающиеся на общих послушаниях, переносят смиренно, приобретая тем опытность в духовной жизни и любовь к братии.

Поговорим сегодня о том, как живут монахи. Давайте на секунду представим, что у нас нет денег, нет дома, нет друзей и… живём мы в пещере или в пустыне (кому как нравится)… Представили? Страшно, даже? А настоящие монахи именно так и живут…

Мы суетимся, крутимся как белка в колесе в поисках… чего? Заметили? нам всегда чего-то не хватает! Мы всегда чем-то недовольны! Всегда ищем пресловутый смысл жизни… А настоящий монах его уже нашёл! Смысл жизни монаха — в молитвах за весь мир, за вас, за меня, за мир во всём мире. Он не ищет смысл жизни, потому что его жизнь — уже наполнена смыслом — ЛЮБИТЬ ВСЕХ. Помните, «Бог — есть любовь!»

Настоящий монах — это связь земного с божественным.

В этой статье вы узнаете:

Он как горизонт — вечно один, он всегда от нас далеко, но именно он и «соединяет» небо с землёй… Простым людям это сложно понять, поэтому иногда мы побаиваемся людей, похожих даже отдаленно на монахов. Нам сложно понять, как можно жить без благ цивилизации, как можно не общаться друг с другом, ведь в этом и есть прелесть жизни?!

В жизни настоящему монаху не нужно общение: он разговаривает с Богом во время молитвы (собственно, молитва — это и есть «разговор с Богом»), а другого общения монаху и не нужно. Помните, как у Тютчева:»… мысль изречённая — есть ложь!» Молчание, отрешение, уединение, служение — тайное служение- миру и Богу одновременно — вот что такое жизнь настоящего монаха.

Сложно? Однажды ученик спросил: «Учитель, почему жизнь такая сложная?» «Это не жизнь, это ты сложный,»- ответил учитель. На самом деле, подумайте, это ведь мы усложняем нашу жизнь — придумываем всё новые и новые предметы быта, потом учимся ими пользоваться, потом мучаемся с ними, отдавая их в ремонт или собирая деньги на то, чтобы приобрести эти вещицы… ЗАЧЕМ? Чтоб легче было жить??? Бред. А мы так живём.

Поэтому нам и тяжело понять людей, которые добровольно отказались от всех благ цивилизации — им это не нужно, они молятся о спасении наших душ, в то время как мы забываем о том, что помимо еды обыденной, есть и ДУХОВНАЯ ПИЩА. Кто не слышал хотя бы раз в своей жизни слова Сократа:»Нужно есть, чтобы жить, но не ЖИТЬ, чтобы ЕСТЬ»? Для настоящего монаха еда — дело пятьсот десятое, а вот духовную пищу он получает сполна. И это главнее, чем всё остальное.

Монах — от греческого » mono» — один.

Монахи, действительно, селятся вдалеке от людей и даже если они живут в монастыре, под одной крышей, как говорится, то практически не общаются между собой — повторюсь, им это не надо! Но так ли они ОДИНОКИ на самом деле? Мы б давно волком завыли, окажись на их месте хотя бы в течение одного дня… завыли бы от ОДИНОЧЕСТВА!!!

Это нам, простым смертным, кажется одиночество пыткой, мы бежим от него, учимся избавляться от него у различного рода ЦЕЛИТЕЛЕЙ… Монахи ВЫШЕ одиночества. При общении с Богом, невозможно чувствовать себя одиноким, ведь ОДИНОЧЕСТВО — это болезнь души, а душу может ИЗЛЕЧИТЬ ТОЛЬКО ЛЮБОВЬ! Вот круг и замкнулся! Монахи любят мир! Да, они любят мир, от благ которого добровольно отреклись. И сделали они это для того, чтобы СПАСТИ ЭТОТ ХРУПКИЙ МИР своими молитвами. Разве это не подвиг?

Все ли аскеты- монахи?

Не каждый человек, отказавшийся от благ может называться монахом. И даже живя в монастыре, не во всех случаях даётся право называть себя монахом. Есть определённые правила, уставы, вникать в которые простому человеку очень сложно.
Вам ни о чём не говорят такие имена, как: Серафим Саровский,Сергий Радонежский,Фотиния,Феодосий Кавказский? Да, эти святые в мирской жизни были монахами! Сегодня мы молимся им, просим помочь в сложных жизненных ситуациях и ведь ОНИ ПОМОГАЮТ! Помните библейское:»… по вере вашей да будет вам.» Прочитайте их житие — очень поучительно…

Где живут монахи?

Настоящие монахи живут практически на всех континентах, самые знаменитые — шаолиньские, тибетские, и даже летающие… Вот такая простая и сложная жизнь монахов.

Прислала статью наша читательница Карина Нуджанян.

Дорогие наши читатели, если вам есть что поведать миру, присылайте нам свои статьи на почту grydnoevsk@gmail.com, и мы ваш труд опубликуем.

(Окончание. Начало опубликовано по ).

Неравноправие

Степень суровости монастырских правил различна для всех. Заходишь, например, с утра в трапезную. На завтрак ни у кого благословления нет! Видишь целый стол с яствами, оставшимися после обеда и ужина. Сидят и о чем-то весело разговаривают монахини, послушницы, работники кухни. Замолкают при твоем появлении. Ешь вместе с ними. А на следующий день выслушиваешь от монахини Ефремы упреки: «Как ты могла покинуть участок и пойти в трапезную! На это ни у кого благословления нет. Да, монахини и работники сидят. Но они так уж…”. Получается, что им можно, а мне нельзя! Или ты обязана ходить на вечернюю службу, даже если ноги отнимаются от усталости. А вот трудница Наталья, которая в монастыре моет посуду, их вообще может не посещать. Она сирота, всю жизнь скитается по монастырям. Ее в Пустыни жалеют.

У одной из монахинь в монастыре живет мама. Сама она — келарь (в мирском понимании — заведующая столовой). Мама, живущая в Пустыни уже несколько месяцев, помогает дочери в трапезной. У женщины нет четких обязанностей, нет послушаний. Всё, что она делает, совершается добровольно. Монахини иногда приходят в кельи друг другу без благословления. Они не ложатся спать в четко установленный срок, предпочитая общаться друг с другом. Почему же к новичку-труднице относятся столь сурово?

На все эти вопросы есть вполне обоснованные ответы. Почему существует неравноправие? Во-первых, ты в монастыре недавно. К тебе присматриваются, как и в любом коллективе. Во-вторых, пришла ты из ниоткуда, без благословления духовного отца. Это монахинь очень настораживает. В-третьих, неофита, как выяснится позже, проверяют на прочность. Одна из монахинь призналась: «Тебя специально послали заниматься тяжелым физическим трудом. Хотели проверить: выдержишь или нет. Все, кто начинают свой путь в монастыре, проходят через это. Потом отправят на другой участок работ, например шить рясы. Ты в монастыре должна уметь всё”.

Монахи: кто они?

— А вы сами давно в монастыре? — спрашиваю монахиню Ефрему.

— Таких вопросов монахам не задают. Но расскажу. Здесь я 12 лет. Сама из Сочи. Бывший геолог. Есть сын и внук. С родными почти не общаюсь.

Родные в монастыре — особая тема.

Монахиня Мария: «Я сама из Москвы. С 18 лет хотела стать монахиней. Духовный отец сказал: «Закончи институт”. Закончила. Заявила матери: «Хочу в монастырь!”. Мама не поняла: «Ты же — нормальная девушка!”. Потом — семейные скандалы и ссоры. Мама отняла паспорт, религиозную литературу, заперла дома, пыталась устроить на работу. Я вставала на колени: «Отпусти!”. Она стала ездить со мной в качестве паломника по монастырям. Мы стали понимать друг друга. Как-то звоню уже отсюда: «Мама, меня завтра стригут в иноки”. Мама: «Ну что ж, это твой путь”.

Монахиня Онуфрия: «Хотела стать монахиней с 16 лет, поселиться в Дивеевский женский монастырь. Потом подруга пришла в этот монастырь и «потянула” меня сюда. Я уехала сюда вместе с мамой и сестрой-близнецом. Теперь вся наша семья — монахини”.

Отец Дмитрий (служит в монастыре): «Уйти в монастырь можно только с благословения близких”.

Паломница – трудница — поиск духовного отца — вступление в сестринский корпус (с разрешения игуменьи) – послушничество – иночество — монашество. Это почти обязательная процедура вступления в монахини. Но бывают и исключения.

Монахиня Онуфрия поясняет: «Можно всю жизнь прожить в монастыре трудницей, а можно сразу стать монахиней. Главное — собственное внутренее ощущение, сила веры”.

С мирской точки зрения, всех монахинь монастыря можно разделить на три категории. Первая — молодые насельницы. Обычно это девушки 18-25 лет. С малых лет они посещают храмы и монастыри. При достижении совершеннолетия будущие монахини находят духовных отцов и принимают постриг.

Почему они покидают мирскую жизнь — вопрос сложный. Это тайна монашества. Молодые монахини — самый опасный для Пустыни контингент. Они легче могут впасть в искушения. Есть случаи, когда молодые монахини уходили из монастыря, выходили замуж и переставали посещать храм. Поэтому Священный Синод Русской православной церкви принял решение, что постриг могут принимать женщины, достигшие 30-летия.

Нужно понимать, что уход в монастырь — шаг очень смелый и крайне решительный. Человек меняет свою жизнь в корне, иногда не подозревая, что ждет его за оградой Пустыни. Монахиню может начать «ломать” спустя даже 10 лет немирской жизни. Это становится настоящей личной трагедией: женщина ожидает от монашества чего-то определенного, а получает совсем иное.

Уход из Пустыни — дело незапрещенное. «Наши ворота открыты, — говорит игуменья Георгия, — но что же делать, если ты дал клятву перед Богом?”

Вторая категория монахинь — люди, которые пришли в Пустынь после жизненной трагедии. Например, заболели или вели неправильный образ жизни и решили исправиться. Таких монахинь много: бывшие осужденные, женщины легкого поведения и т. п. Они — одни из самых религиозных. Никто из них не рассказывает о своем непростом прошлом и никто не задает лишних вопросов. И так все понятно, без слов.

Третья категория — пожилые монахини. Они принимают постриг на закате жизни. Некоторые становятся схимонахами (т. е. теми, кто не выполняет послушаний и только молится в своей одинокой келье). Престарелые монахини самые спокойные. Но и они иногда не выдерживают искушений. 70-летняя соседка по келье уехала из Пустыни в другой монастырь (оптинское подворье) без объяснения причин.

Полномочия насельниц Пустыни крайне регламентированы. Мать Мария отвечает за ризницу, мать Амвросия – за келарь в трапезной, мать Пелагия заведует складом, мать Онуфрия отвечает за «гостиничное хозяйство”, мать Иосафа — главный «рыбак”, мать Домна — монастырский врач. Монах должен уметь всё. Но в Пустыни никто не вторгается на «чужую” территорию, не выполняет чужих функций.

Монахини ведут правильный образ жизни. Они не выпивают, не курят, соблюдают посты (почти 240 дней в году). Местное население полагает, что насельницы перебираются на другую сторону озера и пускаются во все тяжкие. Это не так. Монахиням (которые, правда, позволяют себе купаться в рясах в Святом озере) попросту некогда заниматся распутством. Они работают по 6 дней в неделю. Если нет дел, они молятся, читают акафисты, выполняют другие послушания (например, одна из монахинь перед выходом из кельи должна 300 раз прочитать Иисусову молитву).

В воскресенье — длительная служба до часу дня. Воскресным вечером монахини спят перед тяжелой трудовой неделей.

Праздники, конечно, случаются: Пасха, например, или День Петра и Павла. В праздничные дни работать запрещено, но и выходить за территорию Пустыни не разрешается. («Чтобы не искушаться”, — рассказывают насельницы). В праздники прибывают паломники. Им разрешено находиться в монастыре только три дня. Хотя есть исключения. Людей, которые давно ездят в Пустынь, монахини принимают как родных. Им позволено находиться в Пустыни даже несколько недель. (Зачастую паломники вызывают раздражение. Ощущаешь, что к ним относятся чуть ли не радушнее, чем к тебе, с ними не так суровы.)

Еженедельно монахини обязаны исповедоваться и причаститься. Перед причастием — обязательный трехдневный пост. Во время постных дней монахини стараются не разговаривать. Каждая из них этот трудный момент переносит по-разному. «В постные дни у нас случаются конфликты, — рассказывает мать Мария. — В это время наиболее велики искушения. Многие монахини не выдерживают и срываются”.

Взаимоотношения с местным населением и монахинями — вопрос неоднозначный. Храм Пустыни регулярно посещают прихожане. Монахини ходят в гости к больным и немощным верующим. Насельницы скупают у местных грибы и ягоды для собственных нужд. Для тех, кто в Бога не верит, путь на монастырскую территорию практически закрыт. Монахини могут рассказать много неприятных историй о неверующих, живущих в поселке. Местное население, по словам насельниц Пустыни, занимается воровством. «Утащить” способны всё: и лопату с монастырского участка, и икону из храма.

Кроме того, некоторые жители, по мнению монахинь, «промышляют” колдовством. Напротив церковного алтаря в цветнике мать Ефрема регулярно откапывает мертвых куриц. Птица, умерщвленная перед стенами храма, считается мракобесием. Священники, служащие в Пустыни, отказываются причащать и исповедовать «колдунов”.

За оградой

Почему же ты покидаешь монастырь после трех месяцев пребывания? Понимаешь, что ты — человек все-таки мирской (хотя бы пока). Ты оказался не готов к неожиданному повороту судьбы. Монастырь — это очень тяжело, это не для всех. В конце концов вести себя праведно можно и в миру!

Что оставляешь за оградой Пустыни? Частичку себя — прошлого. С чем идешь в мир? С осознанием того, что жизнь — прекрасная вещь, в ней можно совершить множество хороших, добрых дел.

И еще. Приходишь к выводу: ты можешь или упасть, или подняться. Но в любом случае, наверху и на дне, надо оставаться человеком!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *