Что такое хлысты

Хлысты

Хлысты (христоверы) — секта духовных христиан, возникшая в России в конце XVI — начале XVIII веков. Считали возможным прямое общение со Святым Духом, воплощение Бога в праведных сектантах — «христах». На радениях доводили себя до религиозного экстаза.

Семнадцатый век в религиозной истории России характеризуется, в первую очередь, борьбой староверов против реформ патриарха Никона. Раскол был окончательно закреплен собором в 1666 г., осудившим противников Никона. События эти послужили мощным толчком для развития сектантского движения на Руси.

Старообрядцы создали целый ряд самостоятельных религиозных толков и церквей. Наиболее радикальные из раскольников объединились в так называемые беспоповские секты, отрицавшие необходимость некоторых обрядов и, главное, церковной иерархии. Волна сектанства захлестнула все слои населения. Религиозная борьба задела и людей, слабо разбирающихся в тонкостях богословия. Речь идет в основном о крестьянах. Разорительные гражданские войны, усиление экономического гнета, разворачивающаяся на их глазах церковная борьба (участники которой, естественно, всячески пытались перетянуть на свою сторону население)… Все это привело к тому, что многие жители «деревенской России», по-своему восприняв новые веяния, вырабатывали собственные независимые и самобытные религиозные теории.

Группа сект, известная под названием духовных христиан (хлысты, духоборцы, молокане), выйдя из недр православия, далеко отошла от православных и вообще христианских догм и культа. Крепостное крестьянство, терпевшее неудачи в многочисленных бунтах, восстаниях, освободительных войнах, в конечном итоге приходило к безнадежности, выбирая разные пути ухода из мира сего. Хлысты, например, избрали путь эмоциональный.

* * *

История возникновения хлыстовства чаще всего пересказывается согласно сектантскому же преданию. Основателем секты якобы является некий Данило Филиппов (или Филиппыч) — беглый солдат из костромских крестьян. Спор между сторонниками «новых» и «старых» книг Данило решил, бросив и те и другие в Волгу.

Данило объявил, что нужна одна «книга золотая, книга животная, книга голубиная — сам сударь Дух Святой». После этого умные люди послали самых умных из своей среды звать на землю самого Господа Бога. Пришли посланцы на Святое место, стали молиться и плакать. И вот в Муромском уезде Владимирской губернии, на горе Городине, сам Господь сошел на землю и вселился в Данилу Филиппыча. Данило, естественно, объявил себя саваофом, «превышним Богом» и «богатым гостем». Кроме того, Данила сообщил последователям, что получил 12 заповедей:

1. Аз есмь Бог, пророками предсказанный, сошел на землю для спасения душ человеческих. Нет другого Бога кроме меня.

2. Хмельного не пейте, плотского греха не творите. Неженатые не женитесь; женатые разженитесь. На свадьбы и крестины не ходите.

3. Заповеди содержите в тайне, ни отцу ни матери не объявляйте.

4. Святому Духу верьте и т. д.

Хлысты полагают, что все это происходило в 1631 г. Впрочем, соглашаться с этим не стоит, поскольку образование секты явным образом связано с церковным расколом, а это более поздние события. Спустя некоторое время Филиппов вернулся в Костромскую губернию и поселился в деревне Старой, в доме брата Федора. Новый проповедник и его ученики привлекли к себе внимание властей, поэтому он мало сидел дома, а больше ходил в народ, в том числе — по Владимирской и Нижегородской губерниям, распространяя новое учение. Впоследствии Данила перенес свою «резиденцию» в саму Кострому, которая с той поры стала «горним Иерусалимом» и «верховной стороной». По хлыстовскому преданию, патриарх Никон преследовал Филиппова 30 лет, пока наконец не усадил пророка в темницу в Москве. «И стала мгла по всей земле; и столько была мгла, сколько сидел в темнице Данило Филиппов».

После освобождения Филиппов (новый саваоф) с еще большей энергией взялся за проповедничество, взяв себе в помощники деятельного Ивана Суслова. Умер Данило 1 января 1700 г. (Естественно, хлысты считали, что Новый год и стали праздновать 1 января в связи с этим событием.)

Не исключено, что больший вклад в развитие хлыстовщины сделал как раз не «лжесаваоф» Филиппов, а «лжехристос» Суслов. Иван Тимофеевич Суслов родился в деревне Максаковой Муромского уезда около 1616 г. Рассказывают, что родила его столетняя женщина. В возрасте 33 лет (а как же иначе) Данило позвал его к себе в деревню Старую.

Филиппов при свидетелях вознес Ивана на три дня на небеса, после чего Суслов сделался сыном Божиим — Христом — и начал ревностно распространять новую религию среди жителей окрестных сел. Вскоре у Ивана Тимофеевича было уже 12 «апостолов» и своя «богородица». Во главе этой компании Суслов отправился в Нижегородскую губернию и проповедовал на Оке и Волге. В некоторых селах «лжехристу» воздавали открытые почести: он садился на приготовленный престол, на голове его было нечто вроде венца. Предания хлыстов приписывают Суслову неоднократное воскресение. Трижды его хватали, вешали, предварительно снимая кожу, на воротах Кремля… Некоторые исследователи допускают, что Иван Тимофеевич, действительно, не раз попадался в руки правосудия, но благодаря изворотливости и денежной помощи последователей вновь оказывался на свободе. С 1672 г. Суслов спокойно жил в Москве под именем «темного богатины», имел собственный большой дом, называвшийся «домом Божиим», «сионским» и «Новым Иерусалимом». По всей видимости, при непосредственном участии Суслова, хлыстовство проникло на рубеже веков во многие московские монастыри. Пророк умер в 1716 г.

Места, прославленные какими-либо событиями из жизни Филиппова и Суслова, почитались у хлыстов святыми. Сектанты совершали паломничества в село Криушино, где якобы похоронен «лжесаваоф», в деревню Старую. Не меньшим благоговением пользовались вещи пророков. Так, стол, за которым якобы беседовали основатели учения, когда Суслов жил в Москве, сохранялся у хлыстов до 1845 г. Другое московское хлыстовское семейство двести лет хранило коврик, платок, кресло и скамейку, принадлежавшие не то Даниле, не то Ивану.

После смерти Суслова руководителем секты был признан Прокопий Лупкин, сосланный после стрелецкого заговора в Нижний Новгород. Он распространил учение в Нижегородской и Ярославской губерниях. В 1716 г. Лупкин был схвачен, предан суду, но затем отпущен на свободу. К моменту смерти Прокопия учение секты распространилось по всей Москве, 8 монастырей стали местом собраний и радений. В 1732 г. тело Суслова было перенесено в женский Ивановский монастырь, где над могилой был устроен памятник с надписью «Погребен святой угодник Божий». Там же похоронили и Лупкина.

В середине века хлыстовский «корабль» в Ивановском монастыре насчитывал 78 человек. Одной из самых известных хлыстовских «богородиц» стала жена покойного Лупкина — послушница Анна Ивановна. Во главе отдельных общин появлялись все новые «христы» и «пророки». В 1733 г. было проведено следствие о сектах христоверов. Руководители были публично казнены, рядовые сектанты наказаны кнутом и частично сосланы в Сибирь (Анна Ивановна, например, оказалась в Тобольске.) В 1739 г. по повелению императрицы Анны Иоанновны, трупы Суслова и Прокопия Лупкина были выкопаны, сожжены и развеяны по ветру. Тем не менее к середине XVIII века общины хлыстов появились уже в Рязанской, Тверской, Симбирской, Пензенской и Вологодской губерниях, по Поволжью, Оке и Дону. В Петербурге образовалась христоверческая община во главе с Иваном Чуркиным. В 1745 г. началось новое следствие, продолжавшееся до 1752 г. К суду было привлечено 416 человек. Многие из подследственных были высланы на каторгу.

В течение XIX века число приверженцев христоверского учения увеличилось. При этом секта распалась на ряд течений, зачастую враждебно относившихся друг к другу: шалопуты, новохлысты, мормоны духовно-христианского направления, беседники, телеши, постники, «Старый Израиль» и др. Секты хлыстов появились в Оренбургской и Самарской губерниях, на Кавказе. При этом не прекращались конфликты с властями.

* * *

У секты хлыстов много названий: христоверы, люди Божии, «Белые голуби», богомолы. По поводу происхождения названия «хлысты» есть разные мнения. Некоторые считают, что дело в том, что во время радений сектанты хлещут себя жгутами-хлыстами. Но, по всей видимости, это неверно. Более правдоподобной видится версия, что хлысты — это пренебрежительное название, данное сектантам посторонними (крестьянами или чиновниками) в связи с тем, что среди самих христоверов было множество пророков-христов. (Сами богомолы говорили, что дьявол-де не может выговорить «христы», потому и говорит хлысты.)

В отличие от евангельских сект вероучение духовных христиан (и в частности хлыстов) создается в среде малообразованных людей, зачастую не читавших Библии. Именно поэтому в этих сектах такое внимание уделяется непосредственному общению человека с Богом, именно поэтому отец хлыстовства бросает книги в Волгу, а Библия толкуется сектантами исключительно вольно, как Бог на душу положит.

Итак, основой вероучения хлыстов является представление о возможности прямого общения человека со Святым Духом. В связи с этим мыслитель Розанов считал центральной идеей хлыстовства «возвеличение человека»: «Внимание отходит от писанной книги Божией и всею силою падает внутрь другой, не писанной, а созданной вещной книги Божией — самого человека».

Задачу общения с Духом облегчает вторая — основная — идея хлыстовской теории. Хлысты верят в постоянное перерождение, воплощение Христа то в одном, то в другом человеческом облике. Такими «христами во плоти» являются наиболее праведные сектанты — руководители хлыстовских общин. В том случае, если руководитель — женщина, она является не «Христом», а «Богородицей». Ближайшие соратники лидера секты — «апостолы». Идея переселения Божественного Духа не является хлыстовским «ноу хау». В деревнях Древней Руси часто являлись пророки и пророчицы, которые в любой момент могли начать трястись, бились о землю, а затем рассказывали об удивительных видениях, пророчили будущее от имени языческих богов. С распространением христианства в этом отношении мало что изменилось. Теперь в «юродивых» и «святых людей» вселялся сам Бог, сын его или Святой Дух. Так, летописи сообщают, что во времена Дмитрия Донского был убит «Христос» Аверьян. При Иване Грозном в кержаче пророчествовали «Христос» с «Богородицей» — Марья и Иван Якимовы. Так что Данила Филиппов и Иван Суслов и их последователи лишь пополнили список российских христианских «лжебогов».

Третьим «китом» учения христоверов стало извечное противопоставление души и тела. Хлысты считают, что тело человека создано дьяволом по своему образу и подобию и потому является источником всего зла на земле. А Бог «вдунул» в тело душу по своему образу и подобию. Соответственно, цель жизни — освободить душу от власти тела. Достигается это путем отказа от потребностей плоти, ее умерщвлении, нравственным самосовершенствованием и стремление лишь к духовным радостям. Хлысты до сих пор сохраняют традиционные аскетические лозунги Филиппова: «Хмельного не пейте, плотского греха не творите…» и т. д. Таким образом, хлыстам запрещается употреблять алкоголь, курить, сквернословить, посещать свадьбы, крестины и другие народные празднества. (Внимание уделялось, прежде всего, общению между членами общины: «Друг к другу ходите, хлеб-соль дарите…») Важное место в культе занимает пост. Существует целый ряд ограничений в еде. Помимо вина, для хлыстов табу — кофе, картофель, мясо, лук.

Христоверы разработали своеобразную систему взглядов на брак. «Не женитесь, а кто женат — живи с женой как с сестрой…» — сказано в одной из сектантских заповедей. Как следствие, христоверы не почитают телесных родителей и презрительно относятся к детям, рожденным от церковного брака. У хлыстов считается нормой сожительство близких родственников. Начав с полного отрицания любых сексуальных связей, хлысты в процессе развития учения смягчили свои правила и разрешили интимные отношения вне брака. (Создав тем самым странную межполовую ситуацию в своих общинах.) Детей, рожденных от внебрачных связей (т. н. «христовой любви»), хлысты называют иисусиками.

Хлысты не ведут активной пропаганды своего учения и привлекают людей в свои общины очень осторожно. Общины независимы друг от друга и называются «кораблями». (Таким образом, хлысты подчеркивают свое обособленное положение в мире, создают атмосферу, которая в наше время определяется словами «Мы одна команда».) Во главе «корабля», как уже было сказано, стоят «христы» и «богородицы», «пророки» и «пророчицы», «кормчие» и «кормщицы». Бывает в общине и несколько «христов», враждовавших друг с другом.

Интересно, что хлысты, как правило, не порывают полностью с официальным православием, посещают церкви. Вероятно, эта традиция связана с необходимостью скрывать свои религиозные воззрения. Хлыстовство, как видно из изложенного выше, в России преследовалось. В то же время по вечерам хлысты устраивали и собственные религиозные собрания.

Основной формой богослужения у христоверов являются так называемые радения, включающие песнопения, религиозные пляски и пророчества. Проводились радения обычно ночью. Присутствующие сектанты были одеты в длинные белые рубахи, держали в руках свечи.

Во время группового радения с помощью сдерживания дыхания и танцев сектанты доводят себя до экстаза, который воспринимается как единение со Святым Духом. Наибольших успехов в деле «единения», естественно, добиваются «христы» и «богородицы». К моменту, когда они достигали экстаза, некоторые из них начинали произносить то, что хлысты называли «пророчествами», — отдельные фразы или слова, непонятные окружающим. Хлысты называли то особое, невменяемое состояние, в которое впадали «христы», «хождением в духе». Способы достижения необходимого состояния могли быть разными. Например, быстрое вращение на пятке, тряска, прыжки. Вполне закономерно, что такие движения вызывали изменения в восприятии времени и пространства. Перед радением обычно осуществлялся непродолжительный пост, который также оказывал необходимое воздействие. В конце радения участники в изнеможении падали на пол. В особо торжественных случаях некоторые хлысты после полуночи обнажаются по пояс и начинают взаимное бичевание «святыми жгутиками» (скрученными полотенцами), двигаясь вокруг чана с водой и распевая «Хлыщу, хлыщу, Христа ищу…». Вот описание одного из хлыстовских радений, которое со слов свидетелей приводит историк Костомаров:

«На лавках с одной стороны сидели мужчины, с другой — женщины… Все пели, призывая имя Иисуса Христа. Потом купец Иван Дмитриев затрясся всем телом, стал вертеться и кричать: „Верьте, что во мне Дух Святой и что я говорю, то говорю не от своего ума, а от Духа Святого“. Он подходил то к одному, то к другому и произносил такие слова: „Братец (или сестрица)! Бог тебе помочь! Как ты живешь? Молись Богу по ночам, а блуда не твори, на свадьбы и крестины не ходи, вина и пива не пей, где песни поют — не слушай, а где драки случатся, тут не стой!“ Если кого он не знал по имени, тому говорил: „Велмушка, велмушка, помолись за меня!“. А отходя от каждого, говорил: „Прости, мой друг, не прогневил ли я в чем тебя?“. Тот же Иван Дмитриев резал в кусочки хлеб, клал на тарелку с солью и наливал воды в стакан, подавал хлеб, приказывая есть ломтики на руке и прихлебывать воду из стакана, а потом, творя крестное знамение, прикладываться к стакану. Наконец, все, взявшись за руки, вертелись кругом посолонь, подпрыгивая, и при этом били друг друга обухами и ядрами, объясняя, что это означает сокрушение плоти».

Один из участников этого богослужения позже признался, что помимо обухов и ядер для бичевания использовались даже ножи, приделанные к длинным палкам. (Впрочем, такие жестокие процедуры практиковались далеко не на всех «кораблях».)

Немало споров вызывают у исследователей половые оргии на хлыстовских радениях. Многие свидетели описывают «разврат», которому якобы предавались участники христоверовских собраний. Действительно, религиозная экзальтация нередко влечет за собой половое возбуждение. Однако, факт оргий на радениях не доказан. Исследователь Панченко считает, что в данном случае мы имеем дело с обычным явлением — «вешанием всех собак» на гонимых обществом чужаков.

Как вы могли убедиться, отношение к сексуальным связям у хлыстов действительно было неоднозначным. Тут следует учесть, что хлыстовских и околохлыстовских групп в России было множество. Кто-то называл себя христовером, кто-то пытался создать собственное учение. Крайние, радикальные течения всегда находили себе последователей. Нашлись, наверное, и те, которые видели в групповом разврате свой, особый путь к спасению. Тем более что радение меньше всего напоминало какой-нибудь урок в институте благородных девиц или концерт классической музыки.

В зависимости от степени посвящения в тайны секты христоверы делятся на три категории: первые участвуют только в беседах, вторые — в обыкновенных радениях, третьи совершают также годовые и чрезвычайные радения.

* * *

Изначально движение христоверов было движением крепостных крестьян, беглых солдат, беднейших, малообразованных слоев населения. Однако широкое распространение хлыстовства в обеих столицах — Москве и Петербурге — и экзотичность их обрядов, искренняя преданность идеалам вызвали большой интерес в самом высшем обществе. Интерес к хлыстам проявляли чиновники, церковники, дворянство еще в XVIII веке. В XX же веке хлысты стали объектом особого внимания русской творческой интеллигенции.

Сами хлысты утверждали, что, когда царь Алексей якобы приказал боярину Морозову изучить доклады о ереси и допросить их «Христа» Ивана Тимофеевича Суслова, беседы последнего произвели на Морозова благоприятное впечатление, и он отказался продолжать следствие. Это, безусловно, позднейшая легенда. Зато известно, что примерно в 1700 г. князь Ефим Мещерский стал хлыстом и покровителем этого движения. Расследование должен был в свое время (в начале XVIII века) провести и епископ Досифей Ростовский. Получив доклады о деятельности хлыстов в его епархии, он закрыл дело и освободил всех подозреваемых. Распространение хлыстовского учения, полного загадок и символов, совпало с настроениями русского дворянства, увлеченного западными мистическими идеями. Например, в середине XVIII века по делу о квакерской ереси проходили те же столичные жители, что и ранее по делу о хлыстах.

Традиционное православие, древние славянские обряды и западноевропейская мистика в одном флаконе, который в переломные времена изрядно взбалтывался, — так характеризуют хлыстовство некоторые современные ученые. В XIX веке хлыстовские хороводы водили министр просвещения и духовных дел А. Н. Голицын, вице-президент Академии художеств А. Ф. Лабзин, президент комитета Российского библейского общества Р. А. Кошелев, художник В. Л. Боровиковский. Большой резонанс вызвало дело о петербургском кружке хлыстов Е. Ф. Татариновой, которая устраивала великосветские радения.

Творцы серебряного века, великие искатели и экспериментаторы начала XX века не прошли мимо удивительного явления русской культуры. Александр Блок гордился положительной оценкой сектантами его доклада в Религиозно-философском обществе, ходил на хлыстовские собрания. Некоторые хлысты считали Блока своим пророком. «С радостью и надеждой» писал о сектантах Вл. Соловьев. «Вот уж настоящий-то народ!» — восклицала 3. Гиппиус. Михаил Пришвин побывал в хлыстовских селах в Заволжье как ученый-этнограф, туда же ездил писатель Мережковский. Доходило до устройства обрядов, напоминающих хлыстовскую молитвенную практику — «надежда получить то религиозное в совокупном собрании, чего не могут получить в одиночном пребывании». В этих собраниях участвовали Вячеслав Иванов, Мережковский, Гиппиус, Бердяев, Сологуб, Розанов. Интересовался хлыстами и симпатизировал им Менделеев.

Любовь к стихии, поиск народной мудрости и энергии захлестнули не только Блока, но и императрицу, поддерживавшую Распутина. (Этот деятель по-своему подчеркнул всеобщее почитание хлыстовства, к которому он сам, похоже, не имел никакого отношения.) Писателей, поэтов, философов привлекала в секте идея коллективизма, открытость и энергичность. Хлыстовство стало для интеллигенции явлением гораздо более широким, чем, собственно, религиозная секта. «Хлыстом нужно родиться», — писал Розанов. Философ описывает тип беспокойного странника, ничем не удовлетворенного, причисляя к этому типу даже Лермонтова. «Это принцип и явление в своем роде всемирное, может быть, объемлющее и языческий и христианский мир. Просто такая психика!». «Хлыстовство — яркое цветное пятно на монотонном пятне нашей народной жизни…» Бердяев прославлял эротичность сектанства, считал его наиболее значительным явлением в народной мистике. «Подавайте нам Иоанна Грозного, — восклицали творческие личности начала прошлого века. — Эту хлыстовскую политику со скорпионами, обеднями, трезвонами и юродивыми… Богомерзкую и безумную… Она всему миру противна, но нас-то, русских, она одна и насытит…».

Конечно, здесь мы имеем дело с обычной идеализацией просвещенным горожанином всего народного, «первоначального». Русским интеллигентам казалось, что их политические и религиозные идеалы уже осуществились среди собственного народа. Так или иначе, но писателям и поэтам удалось создать новый образ хлыстовства, который едва не затмил настоящую секту с ее зачастую бессмысленными и жестокими обрядами, безграмотностью, средневековыми запретами и запутанной идеологией.

Советская власть не жаловала хлыстов. Деятельность секты за последние сто лет практически сошла на нет. Некоторое распространение получило «окультуренное» христоверие — группы «Новый Израиль», «Новый союз духовного Израиля», «Новохристианский союз». У новых сект снималось большинство ограничений на пищу, разрешался гражданский брак.

Около 1930 г. в Оренбургской области возникла секта «Искупленный Израиль». В конце XX века существовало несколько малочисленных групп христоверов в Тамбовской, Самарской, Оренбургской областях и на Северном Кавказе.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Все истории о хлыстовстве начинаются с легенды о беглом солдате Даниле Филипповиче, в середине-конце 17 века, немного не мало, а он объявил сабе- Саваофом и стал утверждать- мол священные книги не нужны и учил, что для спасения души нужна только одна «книга» — Святой Дух. Рассказывают, что в подтверждение своего учения он собрал все священные книги в один мешок, нагрузил его камнями и бросил в Волгу. Своим последователям он завещал не касаться книжных писаний и верить только Святому Духу, сходящему на верующих во время молитвенных радений.
Ощутив себя Саваофом, Данила Филиппович водворился в деревне Старой, что находится неподалеку от Костромы. Именно сюда стали съезжаться для выполнения культовых практик «люди Божии», почитавшие Данилу Филипповича как Саваофа, а тот дом, в котором он временно проживал – как «дом Божий». Город Кострома тут же стал называться «Горним Иерусалимом», а находившиеся вокруг Данилы преданные женщины превратились в «богородиц».
Он оставил своим ученикам 12 новых заповедей, служащих хлыстам вместо Евангелия.
Первая заповедь: «Аз есмь бог, пророками предсказанный, сошел на землю для спасения душ человеческих. Несть другого бога, кроме меня». Вторая: «Нет другого учения. Не ищите его». Третья: «На чем поставлены, на том и стойте».
Хлысты почитают Данилу Филиппова как своего основателя и величают «превышним богом», «верховным гостем» и «богатым гостем». Считается, что учеником и преемником Данилы Филиппова был Иван Тимофеевич Суслов, которому Данила Филиппов «дал божество» и сделал его «Христом». По тому же преданию, Данила Филиппов скончался (вознёсся на небо) 1 января 1700 года на сотом году жизни.
Вероучение хлыстов- существуют Небо и Земля, мир духовный и мир материальный, первый создан Богом, второй — сатаной. Небес семь. На седьмом небе обитают Святая Троица, Богородица, архангелы, ангелы и святые угодники. Что такое Троица, архангелы и ангелы, особо не разъясняют. Подразумевают не лица, а только нравственные свойства, различные проявления одного и того же божественного существа, всё завязано на чуйственных ассоциациях. А вот учение о воплощениях Божества в человеке, раскрывается у них с особенной подробностью. По учению хлыстов, Бог может воплощаться в людей неопределенное количество раз, смотря по надобности и нравственному достоинству людей.Чем лучше и достойней человек, тем выше в него войдет Божество. В Даниле Филиппове якобы воплотился Бог Отец «Саваоф», в Суслове, Лупкине и других — Сын Божий, Христос; на многих «накатывает» Дух Святой. Воплощения Божества в человека идут непрерывно: за одним Христом является другой. Воплощение Христа может совершаться путем естественной передачи Христом своего духа сыну своему по плоти; но чаще воплощение Христа достигается через продолжительный пост, молитву и добрые дела в хлыстовском смысле.
Для человека ешо притягательна сия Вера, из-за размытия границы между нетварным и тварным. Любой Вася Пупкин из
Рио-де-Житомира, старательно постившись и радея, имеет шанс что на него «накатит» и он станет -Христом или Богородицей.
Идеология Христововеров : тело – начало злое, душа – доброе. Поэтому идея об умерщвлении плоти, т.е. дурных помыслов и стремлений, понимается в буквальном смысле – умерщвление тела. Плоть умерщвляется любыми способами, как бы от него надоть поскорей избавиться, только бы душа могла беспрепятственно достигнуть своего назначения. Точных доказательств нету, но во многих синодальных опусах и докладах, писалось- что хлысты во время своих богослужений, наносят себе увечия. Но верить на 100% нельзя, так как хлысты не признавали власти и не молились за царя, а пропаганда тогда была жесткая, хотя бы небылицы про староверов.
Похожим образом высказывались о «душепереселении» и некоторые мистики западного христианства. Достаточно вспомнить легенду о святом Франциске Ассизском, который, основав три монашеских ордена, отошел в мир иной, но, по преданию, уведомил братию, что будет каждый год нисходить в этот день в ад, чтобы изъять из него одного из братьев по вере.
Никонианские старцы, через одного обещают встречу на небесах и помощь, да и в наши времена, достаточно вспомнить- Матронушку, которая обещает встретить каждого- там у Врат.
Богослужения хлыстов (радения) проходят ночью и состоят в самобичевании, кружении, при котором они доходят до состояния екстаза. По утверждениям некоторых письменных источников, в ряде кораблей радения (пусть и не каждый раз) заканчивались сексуальными оргиями, так называемым «свальным грехом», что так же достоверно не доказано, однако во многих случаях такие слухи и клевета охотно принимались на веру людьми, враждебно настроенными к ним.
Радение проходят «корабликом»: радеющие становились в круг один позади другого и ходили гуськом друг за другом, припрыгивая. В принципе, ето все напоминает, любой рок-концерт, или массовые выступления болельщиков.
“В результате этих движений, продолжающихся до полного изнеможения и до истерических припадков, – писал историк русской культуры П. Милюков, – дух «накатывает» на весь «корабль». Пророк начинает тогда пророчествовать – сперва всему «кораблю» общую «судьбу», а потом частную судьбу каждому члену отдельно”. В либеральную эпоху начала XIX века христоверие проникло и в высшие дворянские круги.В 1908 году вышла книга Д. Коновалова «Религиозный экстаз в русском мистическом сектанстве». Опираясь на допросы и показания хлыстов, хранившиеся в православных Духовных консисториях, автор исследовал телесные или физические явления сектантского экстаза. Из речевых экстатических феноменов Коновалов описывал стоны, слышавшиеся на радениях, а также «приступы насильственных криков». Они часто раздавались на радениях Тамбовских хлыстов.Пророки и чудотворцы Тамбовских хлыстов заявляли, что в состоянии экстаза говорят на каких-то языках, которых они сами не понимают. Также Воронежские христоверы во второй половине XIX века (группа В. Мокшина) в состоянии религиозного экстаза кричали и говорили «на разных языках»
В разных концах страны хлыстовцы назывались по-разному: самарские хлысты были известны как народ монтана, казанские – как кантовщики и сладкоедцы, ставропольские – как шалопуты, сибирские — как богомолы, костромские – как вертуны и ляды.
Хлысты соблюдают , как и староверы, ветхозаветные пищевые запреты: нельзя пищу с кровью, удавленину, звероядину, не ели мяса зверя- у кого лапа с когтем, рыбу без чешуи ,но так же и свинину, не употребляли спиртное, табак, не посещали крестины и свадьбы, другие увеселительные забавы. Как и в Древлеправославии- ходят «посолонь» (по Солнцу, по часовой стрелке), обязательно- ношение пояска (деление человека на чистое и не чистое).
Уникальность этого учения заключается в том, что, выйдя из народной крестьянской среды и распространившись по всей России, оно проникло в высшее общество.Ходила молва о том, что «старец» Григорий Распутин и его убийца, последний представитель рода Юсуповых, Феликс Феликсович принадлежали к хлыстам. Поеты- Клюев, Блок и многие другие. А уж — Иоанн Кронштадтский с его «православными» радениями и коллективными исповедями… его Пришвин называл наипервейшим хлыстом.(хотя и сам был таким)
Н.А. Бердяев
«Хлыстовство, как тип народной мистики и религиозной мысли, шире секты, называемой этим именем. ..Хлыстовство — прежде всего экстатично, оргиастично… хлыстовство ищет радости, блаженства. И хлыстовство — духовное христианство, У хлыстов есть «духовное пиво», экстатическая опьяненность, совершенно неведомая другим сектам. Хлыстовство — дионисично, и истоков его нужно искать в древнем и исконном русском язычестве. Хлыстовство насквозь эротично. Экстаз хлыстов — эротические экстазы. В ответвлении хлыстовства — скопчестве — религиозная проблема пола ощущается как огненная проблема. Для хлыстов не важна причина оргийного экстаза, важно следствие, сама энергия экстаза. Хлысты ищут радости, блаженства на земле, в теле и хотят сделать с телом что-то такое, чтобы оно не связывало, не мешало радованию духа. Ищут они этого на путях коллективных экстазов, в коллективном действе накатывает на хлыстов дух.. Хлысты — скрытые дуалисты, они живут двойной жизнью — в мире, в природном порядке, и в духе, в божественном порядке. Отрыв от быта и бытовой религиозности, выход из рода, отрицание плотской жизни есть у хлыстов. Хлысты устраивают радения, в коллективном экстазе на них накатывает дух. Они ищут внутреннего Христа, или Христа, рожденного внутри их. Злоупотребляют христианскими именами для обозначения опыта не христианского, мистического религиозно опыта Востока, языческого опыта, не ведающего человеческого лика. Хлыстовство — самое значительное явление в нашей народной мистике. Но оно — двойственно. В хлыстовском опыте восприятие хлыстовского Христа хлыстовской Богородицы, всегда связанных с конкретными образами людей, находится на острие, так что возможен срыв стороны противоположные. Очень тонкая, едва уловимая черта отделяет эти два религиозные восприятия: этот Иван— Христе перевоплощение Христа, или в этом Иване — Христос. Хлысты ищут конкретной телесности в восприятии божественной жизни. Это ведет их к краю бездны. И вечно срываются в бездну, проваливаются в темную стихию. Всю евангельскую историю хотят хлысты перенести в себя, в свой корабль, своих братьев и сестер. Но это великое мистическое задание осуществляется ими не в глубине жизни духа, погружена в жизнь божественную, а на поверхности тела, погружение в природную языческую стихию. В хлыстовстве есть великая мистическая жажда, тоска по экстатической жизни духа. Но в хлыстовстве есть и языческая тьма и демонический срыв. Хлыстовская Россия погружена в темный, нечеловеческий Восток…»

Хлысты, скопцы и молокане: чем они отличаются

21 ноября 2016История, Антропология

​Почему крестьяне отказались от православия, что общего у российских сектантов и западноевропейских протестантов и как иудаизм стал религией русского человека

Автор Людмила Жукова

Кризис средневекового мировоззрения наступил в России в XVII веке и вылился в раскол, породивший феномен старообрядчества. Важным катализатором этих изменений стали петровские реформы, усугубившие кризис традиционной ре­лигиозности. Петр I вдохновлялся опытом протестантских стран: целью было не только создание института церкви, но и религиозное просвещение.

«Я давно побуждал… сделать книгу, где бы изъяснить, что непременный Закон Божий, и что советы, и что предания отеческие, и что вещи средние, что толь­ко для чину и обряду сделано и что непременное… <…> понеже  Понеже — потому что. всю надежду кладут на пение церковное, пост и поклоны и прочее тому подобное…» — писал в 1724 году император в созданный им высший орган церковного управления Святейший синод. Так впервые за долгое время был объявлен приоритет Писа­ния над церковной традицией, а догматов — над обрядом.

Разрешив самостоятельное чтение Библии, что в православной традиции не поощрялось, Петр I и его единомышленники не подозревали о последствиях. Как остроумно заметил английский историк Кристофер Хилл: «Библия могла иметь различный смысл для разных людей в разные времена и при разных обстоятельствах. Она была огромным сундуком, из которого можно было вынуть все что угодно».

Читая или слушая Библию, простые люди увидели массу несоответствий меж­ду библейскими заповедями и церковной реальностью. Так возникли новые религиозные группы, чьи принципы явно напоминают основные идеи европей­ской Реформации: отказ от института священства, поклонения иконам, почи­тания святых и совершения таинств. Впрочем, появление новых сект связано не только (и не столько) с чтением Библии, но и с разочарованием в традици­онных религиозных институтах.

Правительство опасалось миссионерской активности сектантов и стремилось изолировать их от православных, ссылая в Сибирь, на Северный Кавказ и в Закавказье. Возможность открыто исповедовать свою веру религиозные меньшинства получили лишь после царского манифеста от 17 октября 1905 года, провозгласившего свободу совести. Однако после установления советской власти религиозная свобода стала фикцией. Борьба государства с любыми формами религии привела к тому, что число русских сектантов сильно сократилось, а некоторые группы и вовсе ушли в небытие.

Хлысты

Семья хлыстов в деревне Селиванихе. Начало XX векаUniversity of Alberta Libraries

Первые упоминания о хлыстах относятся к концу XVII — началу XVIII века. Существуют разные версии о происхождении названия секты: оно либо связано с практикой самобичевания, либо произошло в результате искажения слова «христы» — так называли хлыстовских наставников. До сих пор идут споры о том, как возникло это движение, зато известно точно, что основал его ко­стромской крестьянин Даниил Филиппович. В отличие от других сек­тантов, хлысты формально не порывали с православием: они продолжали посещать церковь, но одновременно участвовали в особых собраниях — радениях. По­следние представляли собой особую экстатическую практику: члены общины, имевшие статус пророков и пророчиц, до изнеможения кружились, выкри­кивая свои пророчества. Остальные внимали им, кланяясь в ноги и рыдая. Хлыстовские радения проходили тайно, и посторонние на них не допуска­лись: так возникло множество безосновательных слухов о происходившем там свальном грехе и кровавых жертвоприношениях.

Страшилки о хлыстовских практиках приводятся в книге русского писателя XIX века Мельникова-Печерского, который служил чиновником осо­бых пору­чений Министерства внутренних дел и по долгу службы изучал и преследовал раскольников: «Мне самому приходилось слышать от лиц, хорошо знавших хлыстовские корабли  Кораблями назывались хлыстовские общины., рассказ о гнусном людоедстве, равно как и о заклании младенцев мужского пола». Вопреки этим расхожим стерео­типам  Подобные обвинения довольно распростра­нены: в первые века нашей эры им подверга­лись христиане, а сегодня — представители современных новых религиозных движений. , хлысты проповедовали аскетизм и безбрачие. «Хмельного не пейте, плот­ского греха не творите, не женитесь, а кто женат, живите с женой как с се­строй; нежени­мые не женитесь, женимые разженитесь», — эти заповеди хлы­сты приписы­вали Даниилу Филипповичу.

Свое «экстравагантное» богослужение хлысты оправдывали, апеллируя к Биб­лии: «Надобно молиться по старине, как молился царь Давид для спасения душ», а Давид, как известно, молясь, «скакал из всей силы перед Господом» (2 Цар. 6:14).

Корабельное радение хлыстов. Иллюстрация из книги Владимира Даля «Исследование о скопче­ской ереси». 1844 годWikimedia Commons

Хлыстовские общины назывались кораблями, а их лидеры — кормщиками и христами. В некоторых случаях лидерами были женщины — кормщицы и богородицы. В христианской традиции корабль — по аналогии с Ноевым ковчегом — символ спасения. Лидеры общин были окружены особым почита­нием: перед ними ставили свечи, на них крестились, а те, в свою очередь, ода­ривали всех водой или квасом, хлебом и изюмом.

В XIX веке на волне увлечения мистицизмом интерес к хлыстовству проявляли представители высших слоев общества; по некоторым свидетельствам, с хлы­стами был связан Григорий Распутин. В конце XIX — начале ХХ века хлысты и хлыстовские практики описывались в ряде художественных произведений, например в «Жизни Клима Самгина» Максима Горького, «Серебряном го­лубе» Андрея Белого, в поэзии Николая Клюева.

В советский период, несмотря на преследования властей, хлыстовские общины некоторое время продолжали существовать и прекратили свое существование в 50–60-х годах ХХ века.

Скопцы

Община скопцов в Якутии. Начало XX векаyakutskhistory.net

Скопчество, возникшее во второй половине XVIII века, подходило к борьбе с человеческими грехами еще радикальнее, чем хлыстовство. Скопцы практи­ковали «огненное крещение» — оскопление — и ставили таким образом неру­шимую преграду между человеком и грехом. Среди скопцов была распро­странена легенда о том, что Иисус Христос, будучи евреем, был не просто обрезан, а оскоплен. Таким образом, кастрируя, или, как говорили сектанты, «убеляя» себя, они подражали Спасителю. Кроме того, оправдание своей практики эти радикальные аскеты находили в Библии: «Ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного» (Мф. 19:12). Основным ритуалом скопцов, как и хлыстов, были радения.

Основателем скопчества был крестьянин Кондратий Селиванов, выходец из хлыстовских кругов. Впоследствии он объявил себя спасшимся императором Петром III и, по легенде, даже встречался с Павлом I, призвав и его к «огнен­но­му крещению». В результате своей активной деятельности, приведшей к оско­плению нескольких нижних гвардейских чинов, а также вовлечению в скоп­ческий корабль родственников высокопоставленных чиновников, Кондратий Селиванов был арестован в 1820 году и сослан в суздальский Спасо-Евфимиев монастырь, где жил до смерти в 1832 году. Его могила стала объектом палом­ничества — в ней проделывали ямки, куда опускали сухари, чтобы тем самым их освятить.

1 / 3 Кондратий Селиванов. Литография из книги «Исследование о скопческой ереси» Николая Надеждина. 1845 год»Дом антикварной книги в Никитском» 2 / 3 Литография из книги «Исследование о скопческой ереси» Николая Надеждина. 1845 год»Дом антикварной книги в Никитском» 3 / 3 Литография из книги «Исследование о скопческой ереси» Николая Надеждина. 1845 год»Дом антикварной книги в Никитском»

К концу XIX века количество скопцов составляло десятки тысяч человек. Пра­вительство активно боролось с сектантами, отдавая их в солдаты, ссылая в За­кавказье и Восточную Сибирь, где они создавали свои поселения и успешно хо­зяйствовали, всячески процветая.

Скопцы, как и другие сектанты, с энтузиазмом отнеслись к революции, ожидая для себя перемен к лучшему. Однако этим надеждам не суждено было сбыться: советская власть довольно быстро начала преследовать скопцов. По-видимому, скопческое движение окончательно сошло на нет в 1940–50-х годах — хотя время от времени появляются сообщения о современных скопческих общинах, их трудно счесть достоверными.

Молокане

Происхождение молоканства обычно связывают с деятельностью крестьянина Семена Уклеина, жившего во второй половине XVIII века в Тамбовской губер­нии. В почитаемой у молокан книге «Дух и жизнь» он воспевается как герои­ческий воин, единственным оружием которого была Библия: «Неустра­шимо всякого дьявольского за ним преследования, ревностно вышел со святою Биб­лией прямо на ратное поле и открыл войну против всей духовной демон­ской власти».

Название «молокане», вероятно, связано с употреблением последователями этого движения молока во время православных постов. Правда, сами молокане возводят его к одному из новозаветных текстов — Первому посланию апостола Петра: «Как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение» (1 Петр. 2:2).

1 / 4 Молокане на Кавказе. 1870-е годыNew York Public Library 2 / 4 Молоканская деревня. 1870-е годыNew York Public Library 3 / 4 Молокане, приехавшие в Лос-Анджелес с Кавказа. 1905 годNew York Public Library 4 / 4 Молокане в Лос-Анджелесе. Начало XX векаLibrary of Congress

Молокане отвергли водное крещение и причастие, а также, следуя ветхоза­ветным запретам, отказались от почитания икон и употребления в пищу сви­нины: «Икона — не Бог, свинина — не мясо; поклоняться изображению не по­добает, а есть свинину нелепо и нечисто»  «Дух и жизнь», 1975 год..

Молоканское богослужение, совершаемое под руководством пресвитера, вклю­чает чтение и толкование Библии, пение псалмов и духовных пе­сен. Молокан­ство делится на два основных направления: это постоянные молокане и духов­ные (или прыгуны). Последние практикуют экстатические формы богослуже­ния (пророчество, глоссолалия  Глоссолалия (с греч. «говорение на язы­ках») — практика говорения на несуществую­щем ангельском языке в ходе богослужения. Восходит к раннехристианским временам, неоднократно упоминается в Новом Завете. Сегодня встречается в ряде христианских конфессий., прыжки и т. п.) и почитают сочинения одно­го из своих лидеров — Максима Рудомёткина, в середине XIX века объявившего себя воплощением Святого Духа.

К концу XVIII века движение насчитывало уже несколько тысяч человек. В 1805 году Александр I издал указ, согласно которому молоканам было разрешено открыто исповедовать свою веру. Однако при его младшем брате, императоре Николае I, молокан начали преследовать и ссылать в Закавказье, которое стало главным местом их расселения. В XIX — начале ХХ века эми­гри­ровавшие из России общины молокан появились в Турции, США (штаты Кали­форния и Аризона) и в других странах. В начале 1920‑х в СССР был создан Союз духовных христиан-молокан, просуществовавший до 1930‑х и возобнови­вший свою деятельность в 1991 году. В начале XXI века общая численность молокан, живших в России, США, Австралии, Мексике, Армении, Азер­байджане и Тур­ции, по некоторым данным, составляла около 300 тысяч человек.

Духоборы

1 / 7 Духоборы на крыльце дома. Начало XX векаBritish Columbia Postcards Collection / Simon Fraser University Library 2 / 7 Три девушки-духоборки. Канада, начало XX векаBritish Columbia Postcards Collection / Simon Fraser University Library 3 / 7 Духоборы. Начало XX векаBritish Columbia Postcards Collection / Simon Fraser University Library 4 / 7 Собрание духоборов. Канада, Йорктон, 1915 годBritish Columbia Postcards Collection / Simon Fraser University Library 5 / 7 Мужчина и мальчик — духоборы. Канада, начало XX векаBritish Columbia Postcards Collection / Simon Fraser University Library 6 / 7 Муж и жена — духоборы. Канада, начало XX векаBritish Columbia Postcards Collection / Simon Fraser University Library 7 / 7 Духоборы из Йорктона отправляются в паломничество. Канада, 1902 годBritish Library / Picturing Canada / Wikimedia Commons

Духоборы получили свое имя благодаря оппонентам: в конце XVIII века те пы­тались представить новое движение борцами против Святого Духа, однако са­ми сектанты поняли это название иначе (духоборы — «поборники Духа») и ста­ли охотно употреблять.

Как и другие сектанты, духоборы отвергали православную обрядность, но, в от­личие от молокан, не считали Библию непререкаемым авторитетом. Ее место в традиции занимает так называемая «Животная книга» — в основе лежат тексты, созданные духовными лидерами общины, главным образом псалмы.

Духоборы — принципиальные пацифисты. В конце XIX века в духоборских по­селениях в Грузии (духоборов, как и других сектантов, при Николае I сослали в Закавказье) собрали и сожгли оружие, а ранее служившие в армии сдали при­бывшей полиции военные билеты. После обрушившихся на духоборов прави­тельственных репрессий за них вступился Лев Толстой. Он призвал Нобелев­ский комитет вручить духоборам премию мира и пожертвовал им часть гоно­рара за роман «Воскресение». Благодаря этой помощи более семи тысяч духо­боров в самом начале ХХ века перебрались в Канаду, где их потомки живут до сих пор.

Часть духоборов осталась в Грузии, однако после распада Советского Союза многие предпочли переехать в Россию. Таким образом в 90-х годах ХХ века в Тульской, Брянской и других областях появились духоборческие поселения.

Субботники

Субботник. Начало XX векаАльманах «Еврейская старина», 1913 год

Члены еще одного религиозного дви­жения, возникшего в XVIII веке, так называемые русские иудействующие, настолько радикально прочитали Биб­лию, что отвергли не только православ­ную церковь, но и само христианство, предпочтя Ветхий Завет и иудаизм.

Сами русские иудействующие назы­вают себя «субботники», «геры», очень редко — «евреи»: «Мы сами не знаем, кто мы… Евреи бывшие?» Правитель­ство Российской империи наклеило на них ярлык «жидовствующие» в указе 1825 года «О мерах к отвращению рас­пространения жидовской секты под названием субботников». Там же пред­писывалось высылать из регионов рас­пространения секты всех евреев без ис­ключения, возлагая на последних от­ветственность за «совращение» православных в иудаизм  Однако иудаизм не миссионерская религия, и обратившиеся в иудаизм русские крестьяне сами инициировали контакты с новыми еди­новерцами. Бывали и случаи, когда столкно­вение с живым, а не книжным иудаизмом разочаровывало неофита и приводило к его возвращению в православие. .

Субботники, как следует из названия, еженедельным праздничным днем счи­тают субботу, а не воскресенье, а также соблюдают некоторые другие традиции иудаизма — пищевые ограничения, обрезание и другие обряды жизненного цикла, а также иудейские праздники. Субботники давали детям еврейские име­на, а в советское время иногда считались евреями и по паспорту  Так, субботники — жители села Ильинка в Воронежской области благодаря этому обстоятельству в 70-х годах ХХ века эмигри­ровали в Израиль. .

В постсоветское время судьбы субботников складывались по разному: часть эмигрировала в Израиль, часть переехала из традиционных мест проживания в Закавказье и в Россию. Их отношения с еврейскими религиозными органи­зациями в России порой складываются непросто: в некоторых городах суббот­ники активно участвуют в возрождении еврейских религиозных общин, в дру­гих — местные раввины ограничивают их участие в общинной жизни.

По самым приблизительным подсчетам, сейчас на всем постсоветском про­странстве насчитывается около 10 тысяч субботников — живут они в несколь­ких регионах России, а также в Армении и Азербайджане.

микрорубрики Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года Архив Искусство, История >7 старинных мостов

Путеводитель по удивительным памятникам, которые исчезают у нас на глазах

Язычники

По некоторым источникам, в языческие времена наши предки проводили обряды, носящие сексуальный характер. Так, древние славяне хранили дома деревянный гой (фаллос), символизировавший детородный орган бога Солнца Ярилы. Но самое интересное происходило на праздник Ивана Купалы. Девушка и парень, взявшись за руки, прыгали через костер… После этого пара шла купаться на озеро и прямо в воде «творила любовь». Либо молодые отправлялись в лес искать цветок папоротника… На самом деле это был только предлог, чтобы предаться плотским утехам. Кстати, существовало поверье, что дети, зачатые в ночь на Ивана Купалу, вырастут крепкими и здоровыми.

Некоторые исследователи считают, что у язычников имели место и групповые половые связи. Похоже, что именно из языческих времен пришел обряд под названием «гаски». Его описание дает итальянский путешественник Рокколини. Молодежь собирается в одном из домов на посиделки. После песен и плясок задувают лучину и предаются любовным утехам вслепую, с тем, кто подвернулся под руку…

Возможно, подобные ритуалы являются отголосками культа плодородия, характерного для славянских верований. Так или иначе, язычество на Руси долго являлось религией, «параллельной» православию, а секты языческого толка существуют и по сей день.

Капитоновцы

Их считают первой русской старообрядческой сектой. Капитоновцы признавали своим основателем инока Капитона Даниловского — одного из так называемых «лесных старцев», предсказывавшего скорый приход Антихриста и боровшегося с церковными реформами патриарха Никона.

Секта возникла в 30-е годы XVII века сначала на территории Вологодского, Костромского, Ярославского и Владимирского уездов. К 70-м годам столетия она уже охватывала всю Центральную Россию.

После того как старец Капитон в 1666 году погиб при неизвестных обстоятельствах, учение капитоновцев стало разветвляться и трансформироваться, сливаться с другими раскольническими учениями.

Митрополит Димитрий Ростовский утверждал, что раскольники соблазняли и губили «жен, дев и отрочат»: завлекали их «на пустые места», «оскверняху их блудом» и так «сугубою смертию погубляху прельщенных, душу и тело убивающе: душу грехом, тело же огнем». «Извет» (донос) от 1672 года рассказывает, что капитоновцы собирались в избах большими группами по 10-40 человек и служили обедню. «А по вечерам, как огонь погасят, творят блуд. А про тот блуд разговаривают: хто де блуд и сотворит и в том греха нет».

Секта хлыстов возникла в середине XVII столетия в среде православного крестьянства. Члены секты называли себя «людьми божьими» или «христововерами». Появившееся несколько позднее название «хлысты» произошло, по одной из версий, от практикуемого в секте обряда самобичевания, по другой это было видоизмененное «христы».

Основателем секты считается крестьянин Костромской губернии Данила Филиппович (Филиппов). По преданию, в 1645 году в его плоть вселился сам господь Саваоф, дав людям 12 новых заповедей.

Общины хлыстов назывались «кораблями». Во главе каждого «корабля» стоял «кормщик», которого называли также «Христом». При нем состояла и «кормщица», которую звали «Богородицей», «матушкой» или «пророчицей».

Хлысты верили: Бог может воплощаться в человеке бесчисленное количество раз. Воплотиться он может только в тех людях, которые ведут аскетический образ жизни. Поэтому хлыстами проповедовалось пищевое и половое воздержание.

Свои богослужения («радения») хлысты проводили по ночам. Во время радений они занимались самобичеванием, например, хлестали себя по телу жгутами и прутьями, а также кружились на одном месте, что доводило их до состояния экстаза.

Хлысты отвергали церковный брак и семейные отношения, зато у них был термин «духовное сожительство», который трактовался очень широко. Плотское возбуждение, которое охватывало сектантов в процессе радений, трактовали как «сошествие духа Святого». Поэтому неудивительно, что «радения» часто переходили в настоящие оргии.

Если в результате этих оргий на свет появлялись дети, то считалось, что они рождены «от Бога», а мать такого ребенка объявляли «богородицей». Считалось, что такой ребенок станет «христом» и «пророком».

В организации секты хлыстовского толка в свое время обвинялся Григорий Распутин. Он говорил своим «прихожанам», что, лишь познав грех, верующий может очиститься от него. По свидетельствам, мужчины и женщины – «братья и сестры» — вместе мылись в бане, а потом совокуплялись тут же на скамьях, восхваляя Бога за даруемые телесные утехи… Видимо, тогда и возникло прозвище «Распутин», которое затем стало фамилией «старца».

Федосеевцы

Эта секта старообрядческого толка была организована в 90-х годах XVII века новгородским беспоповцем Феодосием Васильевым. Федосеевцы проповедовали строгий аскетизм и соблюдение обета безбрачия, но при этом утверждали, что «… разврат, несомненно, лучше брака вне церкви, не согрешишь – не покаешься, не покаешься – не спасешься». Если же в результате совокупления у кого-то из адептов секты рождался ребенок, его изгоняли из общины.

У этого термина существуют и другие значения, см. Хлысты (значения).

Радение хлыстов

Хлысты́, или христововеры, — одно из старейших русских внецерковных религиозных течений (сект), экстатическая разновидность духовных христиан, возникшая в середине XVII века среди православных крестьян. Самоназвание — «люди Божьи», «Христова вера». В современной религиоведческой литературе как равнозначные используются термины «хлысты» («хлыстовщина») и «христововеры» («христовщина»). Наименование «хлысты» происходит от встречавшегося в их среде обряда самобичевания или от видоизмененного слова «христы», так как официальные духовные лица считали неприличным в названии секты употреблять имя Иисуса Христа.

В России имеются небольшие общины хлыстов в Тамбовской, Самарской и Оренбургской областях, на Северном Кавказе.

История

Основатель «Старого Израиля», Перфил Петрович Катасонов

Несмотря на то, что в песнях хлыстов есть указания на деяния их учителей ещё во времена Дмитрия Донского и Ивана Грозного, основателем секты ими же считается крестьянин Костромской губернии Данила Филиппович (Филиппов). Предание гласит, что в 1645 году в Стародубской волости Муромского уезда Владимирской губернии, в приходе Егорьевском, на горе Городина, сошёл на землю сам Господь Саваоф и вселился в плоть Данилы Филипповича и дал людям 12 новых заповедей. В дальнейшем Данила Филиппович жил в Костроме и умер на сотом году жизни 1 января 1700 года. Так как по учению хлыстов Господь Саваоф сошёл на землю лишь однажды, то преемники Данилы Филипповича были уже «Христами» (помимо христов-преемников в каждой общине также были свои христы). Первым Христом стал Иван Тимофеевич Суслов, проживавший в селе Павлов Перевоз Нижегородской губернии. Второй Христос — Прокопий Данилович Лупкин, живший сначала в Нижнем Новгороде, а позднее в Москве. При Христах были и «Богородицы»: имя первой не известно, а вторую звали Акулина Ивановна. В 1716, 1721 и 1732 годах были возбуждены первые судебные дела о хлыстах. По указу императрицы Анны Иоанновны от 7 июня 1734 г. можно судить о популярности христоверия не только среди крестьянства, но и среди «разных чинов людей». В этой «ереси были многие князья бояре, боярыни и другие разных чинов помещики и помещицы; из духовных лиц архимандриты, настоятели монастырей». Там же отмечается, что имелись целые монастыри, мужские и женские, поголовно уклонявшиеся в хлыстовщину. В 1739 году Сенат постановил выкопать и сжечь тела Ивана Суслова и Прокопия Лупкина, ранее похороненные в Московском Ивановском женском монастыре, в котором они пользовались влиянием среди монашествующих.

Вероятно, движение хлыстов с самого начала не было жестко централизовано, являясь своего рода ассоциацией независимых общин. Но, начиная со второй половины XVIII века в среде хлыстов появляются обособленные течения, признающие Христом лишь своего единственного руководителя и четко отделявшие себя от иных общин:

  • Примерно в 1770 году возникла секта скопцов, первыми проповедниками которой стали Андрей Петров Блохин и Кондратий Иванович Селиванов. Влияние Селиванова проникло и в дворянскую среду: в 1817 году в петербургском Михайловском замке проходили радения «Духовного союза», созданного Екатериной Филипповной Татариновой.
  • В первой четверти XIX века возникло течение «постников» во главе с тамбовским крестьянином Аввакумом Ивановичем Копыловым, который возродил авторитет Библии и усилил пищевые запреты.
  • В 1830-х годах из постничества выделилось объединение «Израиль» (позднее именовавшееся «Старый Израиль»), основатель которого Перфил Петрович Катасонов реформировал хлыстовщину ограничив экстатическую обрядность и фактически узаконив брачный союз. После смерти Катасонова в 1886 году В. Ф. Мокшин и особенно его преемник Василий Семенович Лубков создали наиболее реформированную разновидность хлыстовщины — «Новый Израиль», в котором были окончательно отменены экстатические обряды и формальные посещения православных служб.

Вероучение

Хлысты учат, что существуют небо и земля, мир духовный и мир материальный, первый создан Богом, второй — Сатаной. Небес семь. На седьмом небе обитают Святая Троица, Богородица, архангелы, ангелы и святые угодники. Что представляют собой Троица, архангелы и ангелы, хлысты не разъясняют. Можно думать, что под этими названиями они разумеют не лица, а только нравственные свойства, различные проявления одного и того же Божественного существа.

С этим взглядом у хлыстов соединяется учение о воплощениях Божества в человеке, раскрываемое у них с особенной подробностью. По учению хлыстов, Бог может воплощаться в людей неопределенное количество раз, смотря по надобности и нравственному достоинству людей. В Даниле Филиппове якобы воплотился Бог Отец «Саваоф», в Суслове, Лупкине и других — Сын Божий, Христос; на многих «накатывает» Дух Святой. Воплощения Божества в человека идут непрерывно: за одним христом является другой. Воплощение Христа может совершаться путём естественной передачи Христом своего духа сыну своему по плоти; но чаще воплощение Христа достигается через продолжительный пост, молитву и добрые дела в хлыстовском смысле.

В целом хлысты провозглашают строгий аскетизм, пищевое и половое воздержание. Человеческое тело, согласно их воззрениям, греховно и есть наказание за первородный грех. По некоторым свидетельствам, признается переселение душ.

Отрицаются священники, святые, государство, священные книги, так как ещё Данила Филиппович собрал все книги и утопил в Волге, заповедовав верить только в Святой Дух.

Русская интеллигенция и хлысты

В начале XIX века среди высших слоев России распространилось увлечение масонством и мистицизмом, в том числе хлыстовским. Хлыстам симпатизировали масон, издатель «Сионского вестника» Александр Лабзин, художник Владимир Боровиковский и даже обер-прокурор Святейшего синода, позднее министр духовных дел и народного просвещения, председатель Библейского общества Александр Голицын. Чиновник и писатель Павел Мельников (Печерский), помимо антисектантских исследований, написал о быте хлыстов в романе «На горах». Исследователи народнического и социал-демократического толка искали в религиозных диссидентах, в том числе хлыстах, опору для борьбы с самодержавием. Философ Василий Розанов написал книгу «Апокалиптические секты: хлыстовство и скопчество» и сам участвовал в хлыстовском общем чаепитии. О своих хлыстовских годах рассказывал поэт Николай Клюев. Описание хлыстовского радения присутствует в третьей части романа Максима Горького «Жизнь Клима Самгина». Существует неподтверждённое фактами мнение о принадлежности к хлыстам Григория Распутина.

В художественной литературе

  • В романе «Мардона» австрийского писателя Леопольда фон Захер-Мазоха повествование идет о предводительнице русской мистической секты, в которой соединяются черты хлыстовства и духоборчества.
  • В повести Н. С. Лескова «Смех и горе».
  • В романе Ф. М. Достоевского «Бесы».
  • В романе Всеволода Крестовского «Петербургские трущобы».
  • В романе П. И. Мельникова-Печерского «На горах».
  • В романе Д. С. Мережковского «Антихрист. Пётр и Алексей».
  • В романах «Мать» и «Жизнь Клима Самгина» и в повести «В людях» Максима Горького.
  • В романе Андрея Белого «Серебряный голубь».
  • В романе Пимена Карпова «Пламень».
  • Книга стихов К. Д. Бальмонта «Зеленый вертоград. Слова поцелуйные» (1909) представляет собой стилизацию под песенный фольклор хлыстов.
  • В поэзии Н. А. Клюева.
  • В стихотворении В.В. Маяковского «Надо бороться».
  • В романе Анатолия Иванова «Тени исчезают в полдень».
  • В романе Валентина Пикуля «Слово и дело».
  • В романе грузинского писателя Чабуа Амирэджиби «Дата Туташхиа». Хлысты зарезали корову соседа, что послужило очередным примером зависти людей.
  • Марина Цветаева, цикл «Ахматовой» («Как поставят тебя леса Богородицей хлыстовскою»).

Примечания

  1. Добротворский И. Люди Божии. Русская секта так называемых духовных христиан. — Казань, 1869.
  2. Реутский Н. В. Люди Божьи и скопцы. Историческое исследование (из достоверных источников и подлинных бумаг). — М., 1872.
  3. 1 2 3 Мельников П. И. Тайные секты. — Полн. собр. сочинений. — СПб., 1909. — Т. 6.
  4. Щапов А. П. Умственное направление русского раскола. — Собр. сочинений: в 3 т. — СПб, 1906. — Т. 1.
  5. Попов С. Н. Русский гносис: общины христововеров // Теология и религиоведение: сб. науч. ст. — Барнаул, 2002. — Вып. 1.
  6. Барсов Н. Русский простонародный мистицизм. — СПб, 1869.
  7. Милюков П. Н. Часть II // Очерки по истории русской культуры. — 4-изд. — СПб., 1905.
  8. Панченко А. А. Христовщина и скопчество: фольклор и традиционная культура русских мистических сект. — М., 2002.
  9. Берман А. Секта «людей божьих» в Алатырском уезде в первой половине XIX в.
  10. А. В. Черныш Христоверие в истории Центрально-Черноземного региона России: XVIII — начало XX века
  11. Клибанов А. И. История религиозного сектантства в России (60-е годы 19 в. — 1917 г.). — М., 1965.
  12. Рождественский А., свящ. Христовщина и скопчество в России. М., 1882.
  13. 1 2 Кондратьев А. «Дух Святой накатил»: Три загадки русского христоверия (недоступная ссылка)
  14. Песни русских сектантов мистиков / Ред., сост. Т. С. Рождественский, М. И. Успенский. — СПб., 1912.
  15. Уймович-Пономарев П. Земледельческое братство, как обычно-правовой институт сектантства // Северный вестник. — 1886. — № 9, 10.
  16. Пругавин А. С. Раскол и сектантство в русской народной жизни. — М., 1905.
  17. Бонч-Бруевич В. Д. Раскол и сектантство в России // Избр. атеистические произведения. — М., 1973.
  18. Эткинд А. Хлыст (Секты, литература и революция). — М., 1998.
  19. Шмулевич А. Русская религия: царь духов и вождь сионского народа // Русский журнал. — 12.02.2007.
  20. Пучков П. И. Религиозный состав населения России, с. 47 // Народы России. Энциклопедия. М., 1994. С. 41-53

Литература

  • Бирюков П. Песни, псалмы и гимны русских сектантов, рационалистов и мистиков // История русской литературы. Т. 1. — М., 1908.
  • Бороздин А. К. Очерки русского религиозного разномыслия. — СПб., 1905.
  • Бродский Н. Л. И. С. Тургенев и русские сектанты. — М., 1922.
  • Высоцкий Н. Г. Первый опыт систематического изложения вероучения и культа «людей божиих». — М., 1917.
  • Дело о скопце камергере Еленском // ЧОИДР, 1867, т. 63, кн. 4, октябрь-декабрь. — М., 1867.
  • Дингельштедт Н. Закавказские сектанты в их семейном и религиозном быту. — СПб., 1888.
  • Дубровин Н. Ф. Наши мистики-сектанты. Е. Ф. Татаринова и А. П. Дубовицкий // Русская старина, 1895, январь.
  • Иникова С. А. Христоверы („хлысты“) // Религии народов современной России: Словарь / Ред-кол. Мчедлов М. П. (отв. ред.), Аверьянов Ю. И., Басилов В. Н. и др. — 2-е изд., и доп. — М.: Республика, 2002. — С. 546—548. — 624 с. — 4000 экз. — ISBN 5-250-01818-1.
  • Клибанов А. И. История религиозного сектантства в России (60-е г. XIX века — 1917 г.). — М., 1965.
  • Коновалов Д. Г. Хлыстовство и трезвенничество как религиозные явления. — М., 1913.
  • Костомаров Н. И. Воспоминания о молоканах // Отечественные записки, 1869, № 3.
  • Кудинов Н. Ф. Столетие молоканства в России. 1805—1905. Баку, 1905.
  • Кулаков А.Е. Религии мира. — М.: Астрель, 2003. — ISBN 5-17-017645-7.
  • Майнов В. Н. Скопческий ересиарх Кондратий Селиванов (Ссылка его в Спасо-Евфимьев монастырь) // Исторический вестник, 1880, апрель, т. 1.
  • Материалы для истории хлыстовской и скопческой ересей. Отдел II. Свод сведений о скопческой ереси из следственных дел // ЧОИДР, 1872, т. 81, кн. 2, апрель-июнь. — М., 1872.
  • Материалы к истории и изучению религиозно-общественных движений в России. Вып. VII. Чемреки. / Под ред. Бонч-Бруевича В. Д. — СПб., 1916.
  • Материалы к истории и изучению русского сектантства и раскола. Вып. II. Животная книга духоборцев / Под ред. Бонч-Бруевича В. Д. — СПб., 1909.
  • Материалы к истории и изучению русского сектантства и старообрядчества. Вып. IV. Новый Израиль / Под ред. Бонч-Бруевича В. Д. — СПб., 1911.
  • Молоствова Е. Иеговисты. Жизнь и сочинения капитана Н. С. Ильина. Возникновение секты и её развитие. — СПб., 1914.
  • Надеждин Н. И. Исследование о скопческой ереси. — СПб., 1845.
  • Никольский Н. М. История русской церкви. — М., 1983.
  • Новицкий О. Духоборцы. Их история и вероучение. — Киев, 1882.
  • Поэзия и проза сибирских скопцов. Издание Г. П. Меньшенина. — Томск. 1904.
  • Плотников К. История и разбор учения рационалистических сект. — Пг., 1914.
  • Пругавин А. С. «Братцы» и трезвенники. Из области религиозных исканий. — М., 1912.
  • Пругавин А. С. Раскол и сектантство в русской народной жизни. — М., 1905.
  • Рождественский А. Хлыстовщина и скопчество в России. — М., 1882.
  • Рождественский Т. С., Успенский М. И. Песни русских сектантов и мистиков. — СПб., 1912.
  • Розанов В. В. Апокалипсическая секта (хлысты и скопцы). — СПб., 1914.
  • Сахаров Н. Последнее движение в современном скопчестве // Христианское чтение, 1877, т. VII—VIII.
  • Терлецкий В. Н. Хилиастические течения в русском сектантстве. — СПб., 1912.
  • Толстой В. С. О великороссийских беспоповских расколах в Закавказье // ЧОИДР, 1864, т. 51, кн. 4, октябрь-декабрь.
  • Тульпе И. А. Религиозное скопчество как русский карнавал // Смыслы культуры. — СПб., 1996.
  • Тульпе И. А. Курс лекций «Христианское сектантство в России» для студентов-религиоведов кафедры философии религии и религиоведения СПбГУ, 2001.
  • Тульпе И. А. Христианство и изображение: опыт русского сектантства // Вестник Русской христианской гуманитарной академии. — 2008. — Т. 9. — № 2. — С. 87—100.
  • Федотов Г. Стихи духовные. Русская народная вера по духовным стихам. — М., 1991.
  • Философов Д. В. Неугасимая лампада. — М., 1912.
  • Фукс В. Я. Из истории мистицизма. Татаринова и Головин // Русский вестник, 1892, январь.
  • Харламов И. Духоборцы // Русская мысль, 1884, № 11.
  • Щапов А. П. Земство и раскол. — СПб., 1862.
  • Щапов А. П. Умственные направления в русском расколе // Дело, 1867, № 10—12.
  • Эткинд А. М. Хлыст: секты, революция и литература / Кафедра славистики Университета Хельсинки. — М.: Новое литературное обозрение, 1998. — 688 с.

Словари и энциклопедии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *