День варлаама хутынского

Преподобный отец Варлаам родился в Великом Новгороде от благо­чес­тивых и богатых родителей и во святом крещении наречен был Алексием. Отца его звали Михаилом; имя матери точно неизвестно. Он получил доброе воспитание в страхе Божием. Научен был грамоте, постиг книжную мудрость и легко проникал в разум Божественного Писания. Еще будучи ребенком, Алексий не любил игр и не предавался смеху. При сем он отличался воздержанием и ни­когда не ел чего-либо услаждающего вкус; занимался не земным, а небес­ным, постился и молился. Родители его были даже опечалены его необычайным воздержанием, но уговоры их не могли остановить усердия юного подвижника.

Рано пришел преподобный к мысли о суетности мирской жизни и сказал себе: «Истинно жизнь наша, как тень и сон, вертится, как колесо».

Он возненавидел мир и его прелести, оставил славу мира сего и богатство и вышел из родного города в пустынное место на берегу реки Волхова. Родители Алексия тогда уже у­мерли.

Место, выбранное преподобным для подвигов, называлось Хутынь (Ху­тынь — от слова «худынь», то есть «худое место»; по народному преданию, здесь обитала нечис­­тая сила. Тут же находилось болото, слывшее в народе под именем Ви­день, где, по на­родному представлению, виделись нечистые). Оно находилось в де­сяти верстах к северу от Нов­города, на правом берегу реки Волхова,
и пред­ставляло значи­тельную возвышенность, далеко видимую со всех сто­рон. Подвижник не один вышел на Хутынь для отшельнического жития. С ним были и другие знатные, богатые новгородцы, пожелавшие разделять с преподоб­ным труды пустыни: Пор­фирий Малышевич и брат его Феодор. Монаше­с­кое пострижение Алексей Михайлович принял на месте подвигов своих от некоего инока-иерея, причем получил имя Варлаам.

Преподобный срубил себе небольшую келлейку; день и ночь непрестанно воссылал в ней молитвы и пение, неослабно тру­дясь в посте и бдении. Пре­подобный твердо помнил слова святого апостола: «Аще кто не хощет делати, ниже да яст» и много трудился: рубил дрова, возделывал нивы.

Враги нашего спасения, бесы, восстали против святого: они являлись ему в виде то змеев, то различных зверей, стараясь устрашить его и прогнать с того места, но подвижник, ограждая себя знамением креста, сам прогонял их от себя; иногда с тою же целью они научали мирских людей наносить ему всякие обиды, но и тии спяти быша и падоша (Пс. 19, 9), так как наталкива­лись на твердый камень и сами стирались в пыль, а его поколебать не могли.

Слух о подвижнике пронесся по всей округе, и воздыхающие о небесной отчизне с усердием стали стекаться к нему, чтобы послушать его наставлений. К святому приходили князья и вельможи, шли и бедные люди, чтобы получить от него полезное наставление, и все полу­чали желаемое. Преподобный кротко поучал их: «Дети мои! Остерегайтесь разных пороков: зависти, клеветы, гнева, лжи, лихоимания, пристрастного суда; оставь­те ложную присягу, воздержи­вайтесь от блуда, особенно имейте кротость и лю­бовь — мать всему доброму. Ис­пол­ните это, чтобы не лишиться вечных благ, обещанных Господом всем праведным. Избегайте вечной муки постом, молитвой и добрыми делами, ноч­ным бдением и дневными трудами».

Не одни поучения привлекали к преподобному Варлааму мирских посети­телей. Дела открывали людям в преподобном великого подвиж­ника и угодника Божия. Его строгая нестяжательность и духов­ная опытность всем приходившим к нему — вельможным людям и простолюдинам, богатым купцам и бездомным инокам — приносила великую душевную пользу. Высокие подвиги самоотречения очистили внутренние очи святого и стяжали ему благодатный дар прозрения и чудотворений.

Князь новгородский Ярослав (сын внука Мономахова Владимира Мстисла­вича, несколько раз был новгородским князем в конце XII столетия, принужден­ный уступать престол свой другим князьям. Новорожденный сын его, предречен­ный прп. Варлаамом, носил имя Изяслава, в крещении — Михаила), прибыл к преподобному. «Буди здрав, добрый князь, и с сыном твоим», — сказал ему пре­подобный при первой встрече. Князь изумился, но, по возвращении домой узнал, что у него родился сын. По просьбе князя преподобный крестил ново­рожденного.

Однажды преподобный Варлаам ехал в Новгород ко владыке Новгородскому. На мосту он встретил толпу народа, ко­торый собирался сбросить в Волхов ули­ченного преступника. Взглянув на осужденного, преподобный сказал: «Отдай­те мне его: он загладит вины свои на Хутыни». И народ отдал осужденного ува­жаемому пустыннику. Преподобный, послав его в монастырь, повелел рабо­тать на братию. И из него вышел усердный и способный ко всякой службе ра­ботник. Впоследствии Варлаам постриг его в иноческий сан, принял в число братии и, таким образом, спас его душу.

И в другой раз преподобный Варлаам проезжал мостом в то время, когда новгородцы готовились сбросить в Волхов осужденного, причем его родствен­ники просили преподобного спасти несчастного от смерти. Но святой молча проехал мимо. Когда же недоумевающие ученики его спросили, почему одного он спас, а другому не хотел оказать той же милости, пре­подобный отвечал: «Вижу я, что вы, взирая внешними очами, по внешнему и судите; я же сердечными очами усмотрел, что первый осужденник, которого я выпросил у народа, был осквернен многими грехами и осужден справедливо, но что когда судья осудил его, раскаяние проникло в его сердце. Но он ниоткуда не видел помощи и был окружен многими недоброжелателями, между тем как еще не пришел час его. Я же увидел, что он имеет веру на спасение, и выпросил его себе на поруки и устроил его, как было угодно Господу. Другой же был осуж­ден не­справедливо и вопреки закону, и я видел, что он умирает мучени­ческою смертью и имеет получить венец от Христа: ему не нужно было молитвы моей ко Христу, ибо он имеет Его Самого помощником и избавителем. Вы же не соблазняй­тесь о сем».

Раз, когда приближался праздник Светлого Христова Воскресения, преподоб­ный послал монастырских рыбаков ловить рыбу и, по молитвам его, улов был очень хорош. Между прочим, пойман был огромный осетр, но рыбаки скрыли его и при­несли к преподобному только мелкую рыбу; разбирая рыбу своим посохом, он сказал: «Детей вы принесли, а куда девали мать?» Рыбаки пали ему в ноги, покаялись в своем грехе и при­несли спрятанную рыбу.

В жизни Новгорода увековечен один случай прозорливости преподобного Варлаама. Однажды преподобному случилось быть у архиепископа Новго­родского Григория (управлял епархией с 1186 по 1193 гг.), и святитель, отпуская его от себя, сказал, чтобы старец побывал у него спустя неделю. «Если Господу угодно, — отвечал преподобный, — в пятницу первой недели поста святых апостолов приеду к твоей святыне на санях».

Архиепископ удивился, что старец в летнюю пору обещается приехать на са­нях, но не решился потребовать объяснения этих непонятных слов. Между тем, в ночь перед указанною преподобным пятницей выпал глубокий снег, сделался сильный мороз, и подвижник, действительно, прибыл к владыке на са­нях. Когда же святитель начал скорбеть о том, что мороз может повредить рожь, которая тогда цвела, преподобный, утешая его, сказал: «Не скорби, но паче возблагодари Господа нашего Иисуса Христа и Пречистую Его Матерь и всех святых, что ниспослал Господь Бог на нас милость Свою. Если бы не послал Он снега и мороза, то люди погибли бы от голода: ибо за умножение грехов наших Господь попустил быть голоду. Но молитв ради Пречистой Бого­родицы и всех святых великих чудотворцев даровал Он снег и мороз для того, чтобы черви, в изобилии находящиеся в корню ржи, вымерли. Снег же пробудет на земле только один день, и потом, по Божию промышлению и повелению, наступит теплая погода, а снег вместо дождя напоит жаждущую землю и умно­жит плоды земные».

Действительно, на другой день стало тепло, снег растаял и вода напоила сухую землю, а при корнях ржи найдены были погибшие от мороза черви. И в то лето был такой урожай хлебов, какого давно не видали.

В рассказанных случаях проявился благодатный дар прозрения, которым наградил Господь угодника Своего. Но не мало и чудес творил преподобный Варлаам при жизни своей. Вот некоторые примеры его чудотворений. Один христолюбец, весьма любивший преподобного и имевший к нему го­ря­чую веру, повез к нему своего единственного сына, тяжко больного, чтобы просить святого помолиться о нем; но дорогою мальчик умер, и отец привез его мертвым в обитель. Когда же преподобный помолился о нем, ребенок, по молитве его, тотчас же воскрес. В другое время новгородские жители плыли по Волхову, и один из них, упав из лодки, был вытащен из воды уже бездыхан­ным. Когда его принесли к Варлааму и святой помолился, утопленник мгно­венно ожил.

Долго подвизался преподобный подвигом отшельничества вместе с друзьями своими. Но дар прозрения и чудеса просла­вили его и привлекли к нему мно­гих желавших подвизаться с ним. Тогда он решил устроить на Хутыни обитель и за­ложил каменный храм в честь Преображения Господня. Храм освящен был архиепископом Григорием в праздник Преображения Господня (6 августа) 1192 года. При этом архиепископ открыл Хутынский монастырь. Преподоб­ный Варлаам старался снабдить монастырь свой средствами к существованию и огра­дить его имущество от притязаний корыстных людей. Он пожертвовал обители поемный луг, рыбные ловли, село, земли, сенокосы и нивы, скот и слуг. «Если же кто, — пишет в конце своей вкладной грамоты преподоб­ный, — по научению диавола и злых людей захочет от­нять что-либо из пашен, из сено­косов или из ловлей, да будет ему противником святый Спас в сем веке и в будущем».

Создавая строения обители и его хозяйство, преподобный Варлаам не забыл и внутреннего устройства монастыря — жизни иноков. Он дал обители своей устав, который, к сожалению, не сохранился до нашего времени. По уставу, Хутынский мо­настырь, вероятно, был общежительным. По крайней мере из­вестно, что преподобный Варлаам предписал монастырю расхо­довать остатки своих средств на благотворительность, а так предписывали все устроители общежительного монашества как в древней Восточной Церкви, так и в Церкви Русской. Запо­ведь преподобного Варлаама, данная обители, была следую­щая: «Странных с пути покоить, поить и кормить, приезжих на конях покоить вся­ким покоем и творить милостыню нищим. Если страннолюбия не забудете, то благодатью Божией обитель моя никогда не оскудеет».

Устроив Хутынскую обитель, преподобный почувствовал приближение своей кончины. В это время вернулся из Кон­стантинополя паломник Добрыня Ядрей­кович, в монашестве Антоний, сверстник преподобного Варлаама. Рад был под­вижник своему духовному брату и поручил ему монастырь свой. Преподоб­ный говорил своему другу: «И ранее помышлял ты о сем святом месте. Ныне же я пре­даю его тебе: снабжай его всем и сохраняй, ибо я отхожу к Небесному Царю. Рад я, что вижу тебя. Господь же зовет меня отсюда».

Обращаясь к братии, умирающий подвижник говорил: «Итак, братия, телом я ухожу от вас, но духом всегда буду с вами».

Год смерти преподобного Варлаама с точностью неизвестен. По летописи, подвижник преставился 6 ноября 1192 года.

Кончина почитаемого всеми подвижника собрала в пустынную Хутынскую обитель множество народа. Прибыл архиепископ Новгородский, собрались иноки из окрестных монастырей и с честью погребли многотрудное тело преподобного. В то время многие больные различными болезнями получили исцеление.

Местное празднование преподобному Варлааму в его монастыре и в Новгороде началось во второй половине XIV века. Многочисленные чудеса при гробе святого были основанием для его прославления. В XV столетии были обретены нетленные мощи угод­ника Божия. Архиепископом Новгородским был тогда блаженный Евфимий II. Питая теплую веру к преподобному Варлааму как бла­го­датному угоднику Божию, он, призвав Хутынского игумена Тарасия, запове­дал три дня поститься и совершать келейно мо­литвы, дабы узнать волю Божию об основателе обители. По прошествии трех дней архиепископ, игумен и один иподиакон вошли в храм, сняли каменную крышку с гроба преподобного и обре­ли тело его нетленным; лице и брада оказались сходными с изображением преподобного на иконе, стоявшей над его гробом. Святитель прославил Бога, а иподиакон, пораженный чудом, тогда же принял иночество. Но мощи преподобного остались и после того закрытыми, и празднование памяти его не распространилось далее Новгородской области.

Дальнейшие чудеса преподобного Варлаама прославили его на всю Святую Русь как великого чудотворца. Особенно порази­тельно было чудо, совершившееся над Григорием, молодым постельничим (должностное лицо при княжеском и царском дворах в Древней Руси. На обязанности его лежало наблюдение за спальней государя. Вследствие постоянной, по службе, близости к нему должность эта была весьма почетной), великого князя московского Василия Ва­силь­е­вича (прозванного Темным за то, что был ослеплен своими противни­ками — Василием Косым и Димитрием Шемякой, княжил с 1425 по 1462 гг.). Во время пребывания великого князя в Новгороде Григорий тяжко захворал и был близок к смерти. Григорий читал ранее житие и чудеса преподобного Варлаама и, веруя в чудодейственную силу его молитв, просил отвезти себя в Хутынский монастырь. И вот во сне явился ему преподобный и обещал ис­це­ление. Обрадованный юноша с верою говорил окружавшим его: «Если на пути меня застанет даже смерть, все равно — и мертвого везите меня к преподобному». Дорогой он действительно умер и мертвым был везен в обитель. Но недалеко от обители мертвец вдруг ожил и, прибывши в обитель, поклонился препо­добному и совершенно выздоровел. Когда исцеленного спросили, что с ним было, он поведал следующее: «Я видел около себя множество бесов, один из ко­их держал свиток, где записаны были мои грехи. Но явившийся святитель Николай сказал: “Немногие добрые его дела значат более, чем грехи его, откры­тые притом духовному отцу”. Бесы скрылись. Потом явились Ангелы, и высший из них с ласкою повел меня в какое-то светлое место, где было много прекрасных деревьев и цветов. И вот я увидел там преподобного Варлаама чудотворца с посохом в руках, в том виде, как написан он на иконе. Подойдя, он сказал мне: “Григорий! Я не успел придти к тебе при исходе твоем; теперь ты хочешь ли остаться здесь?” “Хочу здесь пребывать”, — отвечал я. На это святой Варлаам сказал: “Да, хорошо бы остаться тебе здесь, но будут скорбеть о тебе родители твои. Иди, утешь отца и мать; я твой помощник”. Взяв за руку, он повел меня, а впереди шел тот Ангел в диаконском облачении. Пройдя мимо цветущих деревьев, Ангел стал невидим, а святой Варлаам, оградив меня крестным знаме­нием и иконою святителя Николая, сказал: “Григорий! Ты молился великому чудотворцу Николаю и меня призывал на помощь; молись ему и вперед, а я помощник твой”. Отошедши немного, он оглянулся на меня и прибавил: “Спустя семь лет ты будешь у меня”, — и стал невидим».

Это дивное чудо при гробе преподобного Варлаама над постельничим великого князя послужило поводом к установление церковного празднования в честь чудотворца Хутынского в Москве и затем по всей России (1460 г.). Тог­да же сам великий князь Василий Васильевич соорудил в Москве и первую придельную церковь во имя преподобного Варлаама.

Великий князь Иоанн Васильевич был свидетелем грозного чуда при гробе преподобного Варлаама. В 1471 году великий князь, предав опустошению Новго­родскую область, вступил в Новгород как грозный победитель. Заехал он тогда и на Хутынь поклониться, как говорил он, преподобному.

«Почему, — спросил князь, — не открывают гроб святого Варлаама?» «Издав­на, — отвечал игумен обители Нафанаил, — никто не смеет видеть мощи чу­до­твор­ца: ни для архепископов, ни для бояр не открывают их, доколе Гос­подь не соблаговолить ясно изъявить на то Свою всесвятую волю».

Тогда грозный победитель Новгорода с гневом приказал открыть мощи угодника Божия. Но едва начали, по его приказа­нию, поднимать каменную доску и копать землю, как из гроба чудотворцева вырвался дым и за ним — пламень, опаливший стены храма. Великий князь в ужасе выбежал со всею своею свитою, так что выронил в монастыре и свой великокняжеский жезл, которым, в бегстве своем, ударял он бессознательно о землю.

Трудно описать все чудеса, какие совершал преподобный Варлаам. В Хутын­ской обители преподобный, и по блаженном преставлении своем, дивным об­разом являлся бдительным настоятелем, иногда очень строгим к невниматель­ным из братии и упорным нарушителям иноческих обетов. Чудотворец вразумлял также и начальников монастыря, не соблюдавших его заповеди о благотвори­тель­ности обители. Он насылал на виновных болезни и по раскаянии исце­лял их, нераскаянных же предавал смерти. Одного игумена, не кормившего в монас­тыре голодающий народ, он бил жезлом своим, и у виновного от­нялись рука и нога. В другой раз за скупость монастырских начальников, переставших при­нимать странных, преподобный наказал обитель оскудением хлеба в амбарах. Казначей Тарасий, первоначально проводивший строгую жизнь, но потом на­чавший злоупотреблять монастырской собственностью для угощения и увеселе­ния своих друзей, был также наказан жезлом явив­шимся ему преподобным Варлаамом и едва выздоровел после того, как принес слезное покаяние, а ве­селый собеседник его умер в расслаблении. Монастырский чашник (монах, заведующий питьями) вразумлен быть преподобным за свои излишества, но после того, как не испра­вился, с заздравною чашею в руке испустил дух. Зато для иноков внимательных и строгих к себе преподобный являлся милости­вым. Один инок, по имени Иринарх, три года тяжко страдал от грыжи и уже го­то­вился к смерти. В таком положении в Пасху видел он во сне преподобного, явившегося ему в одеянии пресвитера в сопровождении иеродиакона и несколь­ких иноков. Окадив иконы, преподобный Варлаам благословил больного и сказал: «Вот ты и здоров, брат мой; вкуси пищу», которая, действительно, вслед за тем и была принесена братиями к нему в келлию. Больной встал с одра здоровым, вкусил пищи и прославил Бога и Его угодника, преподоб­ного Варлаама чудо­творца.

Неоднократно преподобный Варлаам являлся теплым молитвенником и пред­с­та­телем за родной ему Новгород, предостере­гая об имеющих постиг­нуть его бедствиях. Вот какое чудо произошло в Хутынской обители в начале XVI века. Инок Хутынской обители Тарасий вошел ночью в Преображенский храм. И видит он, что свечи на паникадилах и подсвечниках все зажглись сами собой, храм наполнился фимиамом, из гроба поднялся преподобный Вар­лаам и, став посреди храма, долго молился вслух Господу Иисусу Христу, Пречистой Его Богоматери и всем святым со слезами и умилением за Новго­род, дабы чело­ве­колюбивый Господь отвратил от него гнев Свой. Тарасий в ужа­се пал ниц. Но преподобный, подойдя к нему, сказал: «Брат Тарасий! Господь Бог хочет погубить великий Новгород. Ступай, взойди на церковную кров­лю и увидишь будущее бедствие Новгорода и что Господь хочет сделать с ним».

Тарасий пошел и увидел, что воды озера Ильменя под­нялись и угрожают за­топить город; в страхе побежав обратно, он рассказал, что видел. Тогда пре­подобный со слезами снова стал молиться Господу и Пречистой Богородице о спасении го­рода; потом опять послал инока посмотреть на город. Тарасий во второй раз вошел на кровлю церкви и увидел множество Ангелов, бросающих огненные стрелы, как бы сильный дождь из тучи, на толпы мужчин, женщин и детей. Когда поведал он о том преподобному, тот еще раз слезно молился за Новгород. Потом сказал: «Молитвами Богородицы и всех святых избавлен Новгород от потопления, но в нем — сильный мор на людей». И опять послал Тарасия смотреть на город.

Иноку представилась огненная туча, наступающая на город. В трепете по­ве­дал он о том святому. «После мора будет пожар в Новгороде, и вся торговая сторона его сгорит, и множество людей погибнет», — сказал на это преподоб­ный, опять лег в гроб свой, и свечи погасли.

Печальное пророчество преподобного через несколько лет, действительно, с точностью исполнилось на злополучном Новгороде, избавленном, однако же, небесным предстательством святого от грозного потопления.

Иногда преподобный Варлаам являлся дивным заступником и молит­венником и за всю Русскую землю. Особенно замеча­тельно обнаружилось это во время нашествия на Москву Махмет-Гирея (1521 год, при князе московском Василия Иоанновиче), когда Москва была избавлена от страшного врага чудес­ным заступлением преподобных Сергия, Радонежского чудо­творца, и Варлаама Хутынского. Во время нашествия одной престарелой и лишенной зрения инокине было следующее видение. Оглушенная каким-то необыкновенным шумом инокиня увидела, что из Кремля в Флоровские ворота идет сонм святите­лей и других светолепных мужей в священных одеждах; они уносили с собою и чу­до­творный образ Божией Матери; шествие имело вид крестного хода. Между святителями можно было при­знать святых митрополитов Московских Петра, Алексия, Иону и Леонтия, епископа Ростовского. Собор сей, по выходе из Кремля, встречен был двумя старцами: один был преподобный Сергий, другой — Варлаам Хутынский. Старцы вопросили святите­лей: зачем идут вон из го­рода? Святители ответствовали, что исходят по воле Божией за нечестие города. Свя­тые подвижники стали умолять отходящих, чтобы они умилостивили своим хо­да­тайством правосудие Божие, и начали обще с ними петь молебен. По совершении молитвословия, осенив град крестообразно, все возвратились в Кремль. И Москва была спасена от вражеского нашествия и разорения.

Верующие, во множестве стекавшиеся ко гробу преподобного Варлаама, по вере своей получали утешение в своих скорбях и исцеление от своих недугов молитвенным предстательством чудотворца. Упомянем о некоторых исцелениях, совершившихся по молитвам преподобного Варлаама.

Один человек страдал слепотой, хотя глаза у него и были открыты. Много истратил он денег на врачей, но не получил от них никакой пользы. Когда однаж­ды наступил день памяти преподобного Варлаама, слепец велел вести себя в монастырь и поставить при ковчеге с мощами святого, которому и на­чал со слезами молиться о своем исцелении. В это время братия пели в храме мо­ле­бен. И вот, когда в конце молебна запели: «Владычице, приими молитвы раб твоих» (Богородичен 8-го гласа, на водоосвящении), слепой вдруг прозрел и прежде всего увидел ковчег с мощами. Не веря себе, он подошел и осязал ковчег руками, а потом, обведя взором церковь, увидел молящихся, народ и братию. Убедившись, что он видит совсем хорошо, он пришел в несказанную радость и громким голосом объявил всем о своем исцелении по молит­вам святого Варлаама.

Один почитатель преподобного пришел вместе со своей женой помолиться ему, принес, что нужно было для братии, и устроил на свой счет общую трапезу. Когда он возвращался с богомолья водою, то недалеко еще от монастыря лодка опро­кинулась и он утонул, а остальные с трудом спаслись. Люди, бывшие на берегу, не могли оказать тонувшему никакой помощи, побежали в ближнюю деревню и позвали рыбаков с сетями искать тело погибшего. Наконец мертвое и уже посиневшее тело было найдено и положено на берегу. Жена утонувшего громко плакала по нем, причем поминала святого Варлаама и, как бы гневаясь на него, говорила: «Это ли твое воздаяние, святой, нам, приходившим по­клониться твоему гробу? Через твои молитвы мы надеялись полу­чить долго­денствие, а ты попустил моему мужу умереть здесь нечаянною смертью! Лучше было бы нам не приходить к тебе: тогда не погиб бы муж мой!»

Мертвеца уже хотели погребать, как вдруг вода хлынула у него из уст, и он встал здоровым и воздал благодарение святому, объявляя, что именно молитвами преподобного Варлаама он возвращен был к жизни.

Однажды в обитель преподобного был привезен из Нов­города больной князь Константин (самый младший (восьмой) сын Димитрия Донского; 1389—1434 гг.; принял иноческий сан с именем Кассиана). Болезнь его была так сильна, что он не мог уже двигаться на постели и сказать хотя бы одно слово, и все окружавшие уже отчаивались за его жизнь. Но когда его положили у раки преподобного и стали совершать молебное о нем пение, князь внезапно встал совершенно здоро­вый и возвратился домой, как будто никогда и не болел.

Много и других чудес совершалось при гробе преподоб­ного Варлаама. И доныне все притекающие к нему с верою получают просимое по его молитвам и по благодати Господа нашего Иисуса Христа.

О преподобие и богоносне отче наш Варлааме!
Услыши нас, молящихся тебе, и буди нам помощник в скорбех наших, и избави нас от напастей, за множество прегрешений находящих на ны: умоли, угодниче Христов, Всеблагаго Бога даровати нам оставление всех от юности нашея до настоящаго дне и часа делом, словом, помышлением и всеми чувствы содеянных нами согрешений, исходатайствуй нам невозбранный вход в Небесное Царствие, да прославляем непрестанно славимую от Ангел все святую Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа, и твое милостивное предстательство, в безконечныя веки. Аминь.

День памяти преподобного Варлаама Хутынского

Преподобный Варлаам Хутынский (в миру Алексий) родился в Новгороде Великом от благочестивых родителей Михаила и Анны. Воспитан был в благочестии и содействием благодати научен Божественным книгам, в знании которых превзошел старцев. С юности он устремился к иноческой жизни. На тревогу родителей о его раннем постничестве он с духовной мудростью кротко напоминал слова Священного Писания и примеры из жизни святых.
После кончины родителей блаженный раздал имение и удалился в монастырь. Там он нашел наставника иеромонаха Пафнутия и от него принял иночество. В поисках совершенного безмолвия он обошел различные места, желая устроить себе обитель. На правом берегу реки Волхова в 10 верстах к северу от Новгорода Преподобный нашел красивый холм, называемый Хутынь (хутынь, худынь — худое место, где обитала нечистая сила), и увидел некий Божественный луч, осиявший его. Сотворив молитву и построив келию, святой стал ревностно подвизаться на том месте в посте и трудах. Каждую ночь преподобный Варлаам бодрствовал и молитвой с крестным знамением отгонял бесов. Он переносил все напасти, хранимый и подкрепляемый десницей Божией.
Пустынные подвиги с ним долго разделяли знатные братья-новгородцы Порфирий и Феодор Малышевичи. Когда к нему собрались многочисленные пустыннолюбцы, Преподобный воздвиг небольшой деревянный храм во славу Преображения Господня, а также несколько келий и дал для обители свой устав, в котором предписывал раздавать милостыню бедным, кормить и поить всех странников.

К старцу за советом приходили не только иноки, но и знатные и простые миряне. Преподобный поучал их: «Дети мои! Остерегайтесь разных пороков: зависти, клеветы, гнева, лжи, лихоимства, пристрастного суда; оставьте ложную присягу, воздерживайтесь блуда, особенно имейте кротость и любовь — мать всему доброму. Исполните это, чтобы не лишиться вечных благ, обещанных Господом всем праведным. Избегайте вечной муки постом, молитвой и добрыми делами, ночным бдением и дневными трудами».
Преподобный Варлаам Хутынский Жить обязывал Преподобный по правилам святых отцов, честно и благоговейно, о нуждах и делах монастыря заповедовал советоваться с тремя или четырьмя из старших, а потом предлагать дела на общее рассуждение братии. В последний год жизни преподобный построил каменный храм в честь Преображения Господня в Хутынской обители. При освящении храма святитель Гавриил Новгородский возвел святого старца в сан игумена. Вскоре, 6 ноября (по старому стилю) 1192 года, Преподобный преставился к Богу. Незадолго до блаженной кончины он избрал преемником инока Антония. В середине 15 века (1440 или 1452 год) были обретены нетленные мощи угодника Божия, тогда же совершено прославление Преподобного в лике святых.
Благодатью Святого духа преподобный Варлаам как при жизни, так и по отшествии к Богу воскрешал умерших, изгонял бесов, исцелял слепых, прокаженных и многих других недужных. Особенно прославился Преподобный прозорливостью. История Новгорода свидетельствует о таком случае.
Находясь у Новгородского архиепископа Григория, Преподобный предупредил святителя о своем приезде в пятницу первой недели поста святых апостолов Петра и Павла на санях. Архиепископ был удивлен. Когда же наступила ожидаемая пятница, к ужасу и удивлению новгородцев выпал глубокий снег и ударил мороз, и преподобный Варлаам действительно прибыл на санях к святителю Григорию. Вскоре ужас новгородцев сменился радостью. По словам преподобного Варлаама, Господь смиловался над новгородцами по молитвам Пречистой Богоматери и святых апостолов. Мороз убил червей, которые были скрыты в корнях ржи, а снег, растаявший на следующий день, напоил жаждущую землю.
Неоднократно и по кончине Преподобный предостерегал жителей родного Новгорода о грозивших бедствиях. Известно, что в 1505 году угодник Божий явился иноку Хутынской обители Тарасию и предупредил его о потопе, моровом поветрии и пожаре. Это явление изображено на иконе «Видение пономарю Тарасию». По молитвам святого город был спасен от потопа, но через 4 года предсказание его о моровом поветрии и пожаре сбылось.
В 1461 году в Москве был освящен первый храм во имя преподобного Варлаама, а в 1521 году столица России была спасена от нашествия татар по молитвам преподобных Сергия Радонежского и Варлаама Хутынского. Это было открыто Богом в видении престарелой и слепой инокине Московского Вознесенского монастыря.
Когда враги окружили город, благочестивая подвижница увидела, что из Кремля через Флоровские (Спасские) ворота выходили Московские святители Петр, Алексий, Иона и другие архиереи и священнослужители и уносили с собой Владимирскую икону Божией Матери. Преподобные Сергий и Варлаам припали к святителям со слезами. После общего молебна Господу и Божией Матери чудотворный образ возвратили в Кремль. Город был спасен от нашествия врагов.

Преподобный Варлаам Хутынский

Преподобный отец наш Варлаам родился в Новгороде от благочестивых и благоверных родителей. Он был воспитан в страхе Божием и был обучен грамоте. Святой отрок часто и охотно читал божественные книги и особенно Боговдохновенные псалмы царя и пророка Давида. С раннего возраста он избегал детских игр, отказывался от всяких мирских удовольствий и был избранным сосудом Святого Духа. Часто он размышлял так: “Воистину, жизнь наша кратка и непостоянна. В ней всё изменяется, всё вертится колесом. Она подобна сонному видению”.

Святой отрёкся от мира и от всего, что в мире, и удалился в пустынное место. За ним последовали Прокопий Малышевич, постригшийся потом под именем Порфирия, его брат Феодор, и другие жители Новгорода, желавшие подвизаться в тишине и безмолвии. Святый Варлаам принял иноческое пострижение от некоторого священноинока. Он устроил себе небольшую клеть, где непрестанно день и ночь возносил молитвы Господу. Святой ревностно подвизался в посте и трудах, сам рубил дрова, пилил лес, пахал землю, исполняя слова Священного Писания: “Ибо когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь” (2 Фес. 3:10).

Каждую ночь он бодрствовал и молитвой отгонял бесов. Нечистые духи то сами пытались смутить святого мужа, то побуждали кого-либо из людей досаждать блаженному. Святый терпеливо переносил все напасти, хранимый и подкрепляемый десницей Божией. Слава о его подвигах стала распространяться повсюду. Многие начали стекаться к нему: князья, бояре, богатые и бедные. Преподобный Варлаам неустанно поучал всех приходивших к нему:

– Чада, блюдитесь от всякой неправды, не завидуйте, не клевещите. Воздерживайтесь от гнева, не отдавайте денег в рост. Берегитесь судить неправо. Не клянитесь лживо, давши клятву, исполняйте ее. Не предавайтесь телесным страстям.

Будьте всегда кротки и ко всем относитесь с любовью. Сие добродетель – начало и корень всякого добра.

Так каждый день поучал блаженный всех приходивших к нему, сам же усугублял свои молитвы и все сильнее умерщвлял свою плоть. Чрез некоторое время он построил неболь¬шую церковь во имя Преображенияе Господа нашего Иисуса Христа. С сего времени возник монастырь. Число братии всё возрастало. Сам святой, как и прежде, вёл строгую жизнь. Пищей ему было сочиво или земные плоды, и то в самом небольшом количестве. Такую же строгую жизнь вели и прочие иноки.

В келлию святого пришел однажды князь и просил бла¬гословить его. Святой, приветствуя его, поздравил с рождением сына. Князь удивился сему. И действительно, в отсутствие князя, у него родился сын, восприемником которому в святом крещении был сам снятой Варлаам.

Один человек, имевший великую веру в святого мужа, отправился к преподобному с единственным своим больным сыном. Он хотел, чтобы святой помолился об исцелении его сына. Но дорогой больной умер. Святой Варлаам помолился и отрок восстал совершенно здоровым.

Однажды наступал великий праздник Воскресения Господа Иисуса Христа. Святой послал рыбарей наловить к празднику рыбы. Лов был необыкновенно удачен. Рыбаки поймали больших размеров осетра, но, наущаемые диаволом, скрыли его, а в монастырь привезли только остальную рыбу. Святой Варлаам, с посохом в руках, стал рассматривать привезённую рыбу и сказал:

– Дети, малые рыбы вы привезли. Где же большая?

Рыбаки, удивлённые такой прозорливостью святого, упали пред ним на колени, каялись в своем прегрешении и возвратили утаённую было ими рыбу.

По Божиему изволению, прибыл к преподобному Варлааму из Константинополя его сверстник Антоний. Блаженный был весьма обрадован возвращением своего друга. Он передал Антонию управление монастырем, сказав:

– Возлюбленный брат мой! Божие благоволение почивает над сею обителью. Ныне я передаю в твои руки сей монастырь. Блюди его и заботься о нем. Я уже отхожу к Царю Небесному. Но не смущайся сим: телом я покидаю вас, духом же всегда буду с вами.

И преподав наставление своей братии, заповедав ей соблюдать православную веру и постоянно пребывать в смирении, святой Варлаам предал свою душу Господу. Владыка Новгородский с подобающим благолепием, со свечами и духовными песнопениями, предал погребению его честное тело. Блаженная кончина преподобного Варлаама последовала 6 ноября 1192 года. Ныне же он вместе с ликами праведных прославляет Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Тропарь, глас 3:

Иже на земли леганием, пощением же и бдением тело твое изнуряя преподобне, вся плотская мудрования умертвил еси, и исцелений струя независтная явился еси, верою притекающым к раце мощей твоих, Варлааме отче наш. Моли Христа Бога, спастися душам нашым.

Кондак, глас 8:

Якоже другий Илия отче, дождь с небесе свел еси: он убо огнь сведе, и царя удиви: ты же люди твоя возвеселил еси, и торжествовати устроил еси. Великий бо Новград вельми тобою хвалится, имея мощи твоя в себе: его сохраняй от враг непоколебима, да зовем ти: радуйся преподобне Варлааме, отче наш.

Преподобный Варлаам, в миру Алексей, подвизался в XII веке на берегу Волхова. Он был сын богатых и именитых граждан великого Новгорода, Михаила и Анны, отличавшихся благочестивой жизнью. Воспитанный под влиянием добродетельных родителей, Алексей с ранних лет почувствовал особенное расположение к благочестивой и уединенной жизни, любил читать священные книги, часто посещал храм Божий, а дома проводил время в молитве и посте. По смерти родителей Преподобный, раздав все свое имущество бедным, удалился в пустыню к подвижнику Порфирию и принял от него пострижение с именем Варлаама.

Искавший совершенного уединения преподобный Варлаам решил поселиться в глухом месте, в 10 верстах от Новгорода. Место это называлось Хутынь (худынь, худое место) и пользовалось дурною славой; по мнению народному здесь жила нечистая сила, и все боялись ходить сюда. Но никакая нечистая сила не страшна рабу Христову. Подходя к Хутыни, преподобный увидел светлый луч, просиявший из густой чащи леса. Из этого знамения он понял, что его намерение поселиться здесь согласно с волей Божией. Помолившись усердно Господу, поставил себе преподобный келью посреди глухой чащи. Весь день он проводил в трудах, а ночь – в молитве, строго постился, носил суровую одежду и вериги (хранящаяся в Хутынской обители власяница Преподобного имеет 18 ф. весу, а вериги – 8 фунтов). Стараясь изгнать пустынника, бесы восставали на него; то принимали вид разных зверей, змей, чтобы устрашить его, то возбуждали против него людей, чтобы оскорблениями от них принудить его оставить избранное им место, то возбуждали в нем разные помыслы, старались довести его до нарушения поста, но преподобный кротко переносил все обиды, усердной слезной молитвой и строгим постом подавлял все эти помыслы и разрушал все ухищрения диавола.

Высоконравственная жизнь св. Варлаама скоро сделалась известной в стране, к нему стали приходить и князья, и бояре, и простые люди за советом и благословением; многие селились вместе с ним.

Число иноков, желавших подвизаться в обители Преподобного, постоянно увеличивалось. Св. Варлаам построил небольшую деревянную церковь в честь Преображения Господня и несколько келий. Преподобный своим примером и своими наставлениями вел живших с ним иноков к духовному совершенству. Он сам обрабатывал землю, сам построил себе келью; и сейчас цел колодец, выкопанный им.

За свою добродетельную жизнь Св. Варлаам еще при жизни был прославлен от Господа даром прозорливости и чудотворения. Потому Архиепископ Новгорода часто обращался к Преподобному за советами.

Обладая даром прозорливости, Преподобный старался предостеречь братию от греховных падений. Как-то монастырские рыбаки в числе множества мелкой рыбы поймали большого осетра и скрыли его, желая продать, а Преподобному принесли только мелкую рыбу. Посмотрев на них с улыбкою, Св. Варлаам сказал: “Вы принесли ко мне детей, куда же скрыли их мать”. Смущенные этим кротким обличением, рыбаки пали к ногам Преподобного, прося прощения.

Особенно замечательный случай прозорливости Св. Варлаама остался навсегда памятным в Новгороде. Преподобному пришлось быть у Новгородского Архиепископа. При прощании Архиепископ велел ему побывать через неделю. Св. Варлаам отвечал: “если Бог благословит, я приеду к твоей святыне на санях в пяток первой недели поста Свв. Апостол Петра и Павла”. Удивился Архиепископ такому ответу. Действительно, накануне определенного дня в ночь выпал глубокий снег, и в пятницу целый день был сильный мороз. Преподобный на санях приехал в Новгород к Архипастырю. Видя печаль Архиепископа по случаю такой безвременной непогоды, вследствие которой могли вымерзнуть хлеба, Св. Варлаам сказал ему: “Не печалься, Владыка, не скорбеть, а благодарить Господа нужно. Если бы Господь не послал этого снега и мороза, то был бы голод во всей стране, которым Господь хотел наказать нас за грехи наши, но по молитвам Богородицы и Святых умилосердился над нами и послал мороз, чтобы перемерли черви, подтачивавшие корни хлебов. На утро же наступит опять тепло, снег этот растает и напоит землю. По милости Господа, будет плодородие”. На другой день, как предсказывал Св. Варлаам, наступило тепло. Архиепископу принесли с поля ржаных колосьев с корнями, на которых оказалось множество вымерших червей. И был в тот год невиданный урожай.

Кроме дара прозорливости Господь прославил Своего угодника даром чудотворения.
Близ обители Св. Варлаама жил один поселянин, имевший сына; он особенно чтил Преподобного. Сын этого поселянина заболел и не было надежды на его выздоровление. Тогда отец, взяв больного сына, понес его в обитель Преподобного. Но на пути мальчик умер. Св. Варлаам, тронутый его горем, преклонив колена, стал усердно молить Господа воскресить отрока, и Господь услышал молитву Своего угодника – умерший ожил. Не желая славы человеческой, Св. Варлаам старался скрыть совершившееся чудо и строго запретил поселянину рассказывать о совершившемся чуде при его жизни, предупредив, что если он расскажет кому либо об этом, то и сам лишится милости Божией и опять потеряет сына. Радуясь и прославляя Бога и Его угодника Варлаама, возвратился поселянин в дом свой.

Предвидя свою кончину Св. Варлаам призвал к себе всю братию и сказал: “Настало время, дети мои, отхождения моего ко Господу, но я не оставлю вас сиротами и всегда буду с вами духом, и, если будете жить в любви, то монастырь этот и после моей смерти не будет иметь ни в чем недостатка”. Плакали неутешно иноки, прощаясь с своим любимым наставником, но Преподобный уговаривал их не скорбеть, а молиться о нем. “Вверяю вас, прежде всего, в руки Божии”, – сказал он братии”, -“блюстителем же душ и телес ваших оставляю игумена Антония, который сейчас находится в Иерусалиме”. По дару прозорливости Преподобный увидел приближавшегося к обители Антония. Преподобный Варлаам с благословением вручил ему свое стадо и мирно скончался в 6-й день ноября (19 ноября по н.ст.) 1192 года. При погребении Преподобного многие больные получили исцеление.

Господь даровал Святому Варлааму дар чудотворения и по его кончине, так что все, приходящие с верой ко гробу Угодника, получают просимое.

Трудно и описать все многочисленные чудеса Святого Варлаама. Один слепой, долго страдавший и много без успеха лечившийся от своей болезни, просил привести его в монастырь Св. Варлаама. Во время пения молебна Богоматери слепой усердно молился при гробе Преподобного. Когда же запели: “Владычице приими молитвы раб твоих…” он вдруг увидел гроб Преподобного. С чувством живой радости и благодарности к святому он объявил всем о своем чудесном исцелении, и все прославили Господа и Его угодника.

В 1452 году были обретены нетленные мощи Преподобного.

Св. Варлаам и по преставлении своем не оставлял без помощи и свою обитель, и родину – Новгород, а вместе с сим был теплым молитвенником и за всю Русскую землю.

Поделитесь с друзьями:

ВАРЛААМ ХУТЫНСКИЙ

Святые Варлаам Хутынский, Иоанн Милостивый, Параскева Пятница и Анастасия с Богоматерью «Знамение». Икона. 2-я пол. XV в. (ГРМ)
Святые Варлаам Хутынский, Иоанн Милостивый, Параскева Пятница и Анастасия с Богоматерью «Знамение». Икона. 2-я пол. XV в. (ГРМ)

В. Х. представлена многочисленными миниатюрами, памятниками иконописи, монументальной живописью, шитьем, прикладным искусством, графическими прорисями, гравюрами, отразившими общерус. характер почитания святого. Большая часть изображений сохранилась в произведениях новгородского и московского искусства. В иконографической традиции В. Х. можно выделить неск. основных вариантов. К самому раннему типу изображения относится одноличный фронтальный образ В. Х., восходящий к не дошедшему до наст. времени надгробному портрету святого. Поясной вариант этого извода воспроизводился на игуменских печатях Хутынского мон-ря начиная с 1-го десятилетия XV в. (впервые — на печати игум. Варлаама). Преподобный представлен в куколе, в руке свернутый свиток (?) (ГИМ, ГЭ). Очевидно, иконы с изображением святого писались в Новгороде еще до освидетельствования архиеп. Евфимием мощей В. Х. (1440), поскольку вышеупомянутый игум. Варлаам, став архимандритом Юрьева мон-ря, уже в 1410 г. построил в Лисицком мон-ре надвратную ц. во имя В. Х., где рядом с царскими вратами должны были поместить его образ. Поскольку в это же время (между 1408- 1422 и 1438) возникает 2-я редакция жития святого, обычно сопровождавшаяся написанием иконы и возложением покрова на гробницу, следует предполагать более древнее сложение иконографии В. Х. К самому древнему иконографическому типу В. Х. относятся его изображения на шитых покровах, известные нам по памятникам XVI в. В московской мастерской царицы Ирины Годуновой был шит покров, вложенный в Хутынский мон-рь в 1579 г., на к-ром В. Х. представлен в схиме, на голове куколь с Голгофским крестом, в руках свернутый свиток (НГОМЗ; более ранние покровы из Хутынского мон-ря известны по описанию (Макарий (Миролюбов), архиеп. Археол. описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях. М., 1860. Т. 2. С. 305- 308). К той же традиции относятся большие храмовые иконы преподобного, их иконография отличается лишь деталями: надетым или спущенным на плечи куколем, закрытым или раскрытым свитком, содержанием написанного на нем текста. О такой иконе XVI в. в трапезной палате ц. Варлаама Хутынского Спасо-Преображенского Хутынского мон-ря упоминает архиеп. Макарий: «В левой руке преподобного свиток с надписью: «Братие, о нем же изыдосте, о том и подвизайтеся и о своем спасении не нерадите; и Господь наш Иисус Христос да сохранит вы в любви Его; аз же аще и телесне отхожу от вас, но духом с вами неотступен буду, и о всем да разумно будет, аще убо обрел благодать пред Богом, монастырь и по смерти моей, якоже и при моем животе ничимже»» (Там же. С. 80. Примеч. 153). Сохранился резной образ преподобного, украшавший верхнюю крышку деревянного реликвария из Димитриевской ц. в Новгороде (сер. XVI в. (1560 ?), НГОМЗ), где В. Х. изображен без куколя, с раздвоенной бородой, благословляющим, с развернутым свитком в руках с текстом: «Блажен человек, иже помянет имя мое в день памяти моея». Такой же образ преподобного (наряду с его предстоянием Спасителю в деисусной композиции) встречается в средниках житийных икон.

Преподобные Сергий Радонежский и Варлаам Хутынский, свт. Харитон Исповедник. Икона из Софийского собора в Новгороде. Кон. XV — нач. XVI в. (НГОМЗ)
Преподобные Сергий Радонежский и Варлаам Хутынский, свт. Харитон Исповедник. Икона из Софийского собора в Новгороде. Кон. XV — нач. XVI в. (НГОМЗ)

Самым ранним сохранившимся является изображение В. Х. вместе со святыми, чьи дни памяти близки, на новгородской иконе 2-й пол. XV в. «Святые Варлаам Хутынский, Иоанн Милостивый, Параскева Пятница и Анастасия с Богоматерью «Знамение» (ГРМ). Святой представлен фронтально, он в золотисто-охряном подряснике, светло-зеленой схиме с откинутым куколем и фиолетово-коричневой мантии, обеими руками придерживает свернутый свиток. На таблетке из комплекта святцев Софийского собора преподобный представлен в центре оборотной стороны (на лицевой — «Воздвижение Креста») между святыми Харитоном Исповедником, еп. Иконийским, и Сергием Радонежским. Он изображен в темно-вишневой мантии и желтом подряснике, куколе, благословляющим, со свитком в руке (НГОМЗ). В дальнейшем, особенно в XVI в., этот вариант изображения преподобного будет самым распространенным. Со 2-й пол. XV в. вплоть до кон. XVII в. на московских и новгородских иконах В. Х. нередко представлен с прп. Сергием Радонежским. Для новгородцев В. Х. олицетворял славу местной истории, духовное начало новгородской церкви и монастырской жизни, подобно тому, как в Москве те же идеи связывались с именем прп. Сергия Радонежского. Самое раннее изображение — фреска вост. стены домовой ц. во имя прп. Сергия Радонежского архиеп. Ионы в Новгородском детинце (между 1460 и 1463). К этому же времени относится шитое убранство белого клобука Василия, архиеп. Новгородского, украшенного после 1478 г. дробницами с 3 фигурами рус. святых: В. Х., Сергия Радонежского и Кирилла Белозерского (Там же. С. 347). На новгородской иконе «Избранные святые» (1560, ГТГ) по левую сторону от Богоматери «Знамение» представлены поясные фигуры В. Х. (в схиме) и прп. Сергия Радонежского, оба со свитками. В XVI- XVII вв. существовал вариант пядничных икон с образами этих 2 преподобных («Святые Варлаам и Сергий Радонежский», кон. XVI в., ГРМ). Для многочисленных изображений В. Х. на полях икон разных изводов характерен тот же принцип: святой чаще всего представлен в паре или рядом с прп. Сергием Радонежским, напр. на московской иконе «Богоматерь Одигитрия со Св. Троицей и избранными святыми» (посл. четв. XV в., ГТГ). Образ В. Х. часто появляется на иконах со святыми на полях в составе др. преподобных: поясное фронтальное изображение В. Х. в медальоне представлено на нижнем поле шитого сударя «Явление Богоматери преподобному Сергию Радонежскому» (посл. четв. XV в., ГМЗМК). К нач. XVI в. можно отметить сближение обликов В. Х. и прп. Сергия Радонежского, о чем свидетельствует, напр., изображение на упомянутом деревянном реликварии 1560 г.

Богоматерь Одигитрия со Св. Троицей и избранными святыми. Икона из Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Посл. четв. XV в. Мастер Дионисий (ГТГ)
Богоматерь Одигитрия со Св. Троицей и избранными святыми. Икона из Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Посл. четв. XV в. Мастер Дионисий (ГТГ)

На протяжении XVI- XVII вв. фронтальное изображение преподобного часто представлено с новгородскими святыми, напр. на шитой пелене сер. XVI в. вместе с новгородскими святыми Иоанном и Никитой, Ионой Отенским, Евфимием Вяжицким, осененными духовным символом Новгорода — образом Богоматери «Знамение» (вышита в мастерской Строгановых и вложена Д. А. Строгановым в Хутынский мон-рь, ныне в НГОМЗ). Об особом отношении новгородцев к памяти святого говорит тот факт, что уже в 1645 г. на месте, где, по преданию, жили родители преподобного, была построена часовня в честь В. Х., украшенная его иконой, а в 1679 г. в ней был установлен каменный крест с изображениями «Распятия» и В. Х. (Макарий (Миролюбов), архим. Опись Новгородского Спасо-Хутынского монастыря 1642 г. // ЗОРСА. 1857. Т. 9. С. 406. Примеч. 1).

Особый иконографический тип предстоящего или молящегося В. Х. складывался с введением его изображения в деисусный чин. Такие иконы получили распространение прежде всего в новгородском искусстве (икона из иконостаса Успенской ц. Колмова монастыря близ Новгорода, ок. 1530, НГОМЗ), чаще всего святой изображается в паре с прп. Сергием Радонежским, напр. на деисусных иконах (ок. 1558) иконостаса ц. апостолов Петра и Павла в Кожевниках в Новгороде (НГОМЗ). Деисусные иконы XVI-XVII вв. с образом В. Х. известны в музеях Новгорода и Пскова (обе 1550, НГОМЗ, ПИАМ; не расчищены). В предстоянии В. Х. часто изображается среди рус. преподобных перед чудотворным образом Богоматери или перед иконами-праздниками: на пелене «Богоматерь «Неопалимая Купина», с избранными святыми» (кон. XV — нач. XVI в., ГРМ) — рядом с прп. Сергием Радонежским. Вместе с прп. Антонием Римлянином он изображен в молении иконе Богоматери «Знамение» на фреске центрального прясла юж. стены Спасо-Преображенского собора Хутынского мон-ря (Там же. С. 411). В паре с тем же святым В. Х. предстоит Господу Вседержителю на двустороннем образке, написанном мастером Г. Семёновым на частице камня — реликвии прп. Антония Римлянина (XVIII в., ГРМ). На ряде икон В. Х. предстоит в молении Христу (или Богоматери) вместе с прп. Прокопием Устюжским (XVI в., АМИИ; XVII в., ГТГ); на иконе из Каргополя со святыми Николаем Мирликийским и Алексием, человеком Божиим (XVI в., АМИИ).

Часто В. Х. изображен предстоящим в ряду святых: на полях вологодской иконы «Воздвижение Креста» (2-я пол. XVI в., ГТГ) — в паре с прп. Сергием Радонежским; на кресте-мощевике из Новгорода (нач. XVI в., ГММК) — в руке посох (в ряде житийных тестов — явления В. Х. с посохом, к-рым он наказывает грешников; посох лежал на раке святого уже в 20-30-х гг. XVI в. (Дмитриев Л. А. Житийные повести Русского Севера как памятники лит-ры XIII-XVII вв. Л., 1973. С. 49, 52, 54).

«Явление Богоматери прп. Сергию Радонежскому» с избранными святыми. Сударь. Посл. четв. XV в. (ГММК)
«Явление Богоматери прп. Сергию Радонежскому» с избранными святыми. Сударь. Посл. четв. XV в. (ГММК)

Единоличный образ В. Х., предстоящего в молитве Спасителю, Св. Троице или Богоматери с Младенцем, в XVI- XVII вв. был самым распространенным: икона сер. XVI в. (Музей-квартира П. Д. Корина); 2 иконы 2-й пол. и кон. XVI в. (обе в ГТГ), псковский шитый покров XVI в. (ПИАМ), на иконах XVI-XVII вв. (ГРМ). На редком по иконографии образе XVII в. (частное собрание) святой предстоит образу Св. Троицы, очевидно, в память явления ему на месте буд. мон-ря 3 лучей. У его ног в лесных зарослях показаны постройки Хутынского мон-ря — каменный Спасо-Преображенский собор и шатровая ц. «под колоколы» во имя сщмч. Григория Армянского, просветителя Вел. Армении. Большая часть таких икон относится к типу благословляемого Спасителем в облачном сегменте, напр. икона «Варлаам Хутынский в молении перед Спасом», написана в 1701 г. К. Улановым — преподобный изображен на фоне пейзажа в схиме, в руках четки (ГРМ). Опись Хутынского мон-ря 1642 г. перечисляет множество таких икон (напр., «Образ Варлаама Чудотворца, стоящий, окладной, во облаце Спас», «Пядничный образ Варлаама в молении, во облаце Спас»). Средник упоминаемых в этой описи икон В. Х. был того же извода (Макарий (Миролюбов). Опись. Т. 9. С. 431- 434). В описи 1630 г. келейной казны Патриарха Филарета значатся 6 образов В. Х. (РИБ. М., 1876. Т. 3. Ст. 890), опись 1701 г. московского Успенского собора называет неск. икон святого, среди к-рых «Варлаам Хутынский стоящий, с правую у него страну во облацех образ Спасителев поясной» (там же. Ст. 654). Такие иконы во множестве писали в Хутынском мон-ре или по его заказу в др. местах для продажи богомольцам и поднесения знатным гостям, о чем свидетельствуют многочисленные прориси с образом В. Х. (Маркелов. Святые Древней Руси. Т. 1. № 72, 73).

После чуда воскресения у раки В. Х. постельничего вел. кн. Василия II Григория Тумгеня в 1460 г. почитание святого распространилось в Москве, где тотчас же появились его изображения. Особого размаха оно достигло в период правления кн. Василия III, принявшего перед смертью в иноческом постриге имя Варлаам. Почитание В. Х. повлияло на сложение новой иконографии святого. Вероятно, в тот период в Москве на древней иконе «Спас на престоле» (кон. XIV — нач. XV в., ГММК), вывезенной из Новгорода и поставленной в местном ряду иконостаса Успенского собора Московского Кремля, была приписана коленопреклоненная фигура припадающего В. Х. в монашеском облачении (удалена при реставрации в 1934-1935). Возможно, ее копией являлась сходная по иконографии икона из ц. сщмч. Григория Армянского в Хутынском мон-ре (Макарий (Миролюбов). Опись. Т. 2. С. 48).

«Спас Смоленский» с припадающими преподобными Сергием Радонежским и Варлаамом Хутынским. Икона. Нач. XVIII в. Церковь во имя мч. Иоанна Воина в Москве
«Спас Смоленский» с припадающими преподобными Сергием Радонежским и Варлаамом Хутынским. Икона. Нач. XVIII в. Церковь во имя мч. Иоанна Воина в Москве

Особое развитие получила иконография В. Х., припадающего вместе с прп. Сергием Радонежским к ногам стоящего Спасителя — «Спас Смоленский». Первый образ такого извода, по преданию, был написан в благодарность за взятие Смоленска в 1514 г. и помещен над Фроловскими воротами Кремля (уничтожен в 1917). В основе иконографии этой фрески лежит видение слепой инокине кремлевского Вознесенского мон-ря, случившееся в 1521 г., когда к Москве подходили полчища Магмет-Гирея. Преподобные В. Х. и Сергий, увидев святителей, выносивших из Кремля святыни, припали к их ногам, вопрошая: «чесо ради исходити из града сего». Святители ответили, что уходят из Кремля по воле Божией, поскольку москвичи прогневили Бога и наказаны за это нашествием монголо-татар. Тронутые молитвой преподобных, чудотворцы вернулись обратно в Кремль, а Магмет-Гирей увел свои войска без боя. Самым ранним среди многочисленных повторений (см. также прориси: Маркелов. Святые Древней Руси. Т. 1. Ил. 249-251) этой иконографии является средник иконы «Спас с притчами» из местного ряда иконостаса Благовещенского собора Московского Кремля (сер. XVI в., ГММК). К нач. XVIII в. относится образ «Спас с припадающими прп. Варлаамом Хутынским и Сергием Радонежским» в московской ц. Иоанна Воина на Якиманке, находящийся в киоте справа перед иконостасом.

Житийных икон В. Х. известно немного, почти все относятся к XVI- XVII вв. Самой ранней является новгородская икона сер.- 3-й четв. XVI в. «Варлаам Хутынский, с 14 клеймами жития» из г. Боровичи (ГИМ), образ В. Х. в среднике подобен изображению на новгородской таблетке. Содержание клейм восходит ко 2-й редакции жития, включавшей сказание Родиона Кожуха о чуде 1460 г. с постельничим Григорием Тумгенем; часть сюжетов связана с детством, аскетическими подвигами святого, устроением им мон-ря. Одним из самых значительных памятников иконографии святого является московская икона «Св. Варлаам Хутынский, с 20 клеймами жития» 60-х гг. XVI в. (ГРМ). Средник повторяет традиц. образ преподобного в молении, предстоящего благословляющему Господу Вседержителю в небесном сегменте. Лит. источником житийного цикла был текст Пахомия Логофета. Самыми редкими являются 3 клейма нижнего поля, подробно иллюстрирующие чудо с Григорием Тумгенем. Ярославская икона 2-й пол. XVI в. «Варлаам Хутынский в житии с 36 клеймами» (ЯХМ) иллюстрирует текст 2-й редакции житийной повести с добавлением эпизодов о крестном ходе в Петров пост, В. Х. в среднике изображен благословляющим, в схиме, с развернутым свитком в отведенной в сторону руке. Ко 2-й пол. XVI в. (?) относится икона с 24 клеймами, иллюстрирующими распространенную редакцию жития, окружающими В. Х., предстоящего образу Богоматери «Одигитрия» в облачном сегменте (из ГТГ передана в музей г. Тбилиси). Житийная икона В. Х. с 12 клеймами, кон. XVII или нач. XVIII в., из рижской Гребенщиковской старообрядческой общины в основе своей имеет один из кратких вариантов Распространенной редакции жития; святой в среднике представлен в редком иконографическом варианте — по пояс, со свитком и образом храма в руках. К 1-й пол. XVII в. можно отнести икону «Варлаам Хутынский в деяниях» с 38 клеймами, к-рая в нач. ХХ в. находилась в Спасо-Преображенском соборе Хутынского мон-ря (Никольский А. Житие прп. Варлаама Хутынского Лихудиевской редакции // ВАИ. 1911. Вып. 21. С. 32- 34. Возможно, в наст. время находится в НГОМЗ. Инв. 7623. 182´ 142 см; под записью). Судя по перечисленным клеймам, автор иконы пользовался одним из наиболее подробных списков распространенной редакции. К разным вариантам этой и Особой редакций относятся еще неск. памятников: икона из ц. Илии Пророка в Ярославле с 18 клеймами жития и образом предстоящего Спасителю В. Х. (1-я пол. XVII в., ЯМЗ). В ее последних 3 клеймах помещено видение хутынского пономаря, ставшее в XVI в. темой отдельных икон «Видение пономаря Прохора». Нач.- 1-й пол. XVIII в. можно датировать икону «Варлаам Хутынский в житии, с 18 клеймами» из Крестовоздвиженской ц. г. Петрозаводска (Музей изобразительных искусств Карелии). В среднике В. Х. обращен к изображенному в левом облачном сегменте благословляющему Спасу. Подробные житийные циклы известны по многочисленным миниатюрам XVI- XVII вв. (новгородские рукописи с иллюстрированным житием В. Х.: Сб. XVII в.- ИРЛИ. Собр. Ф. А. Каликина № 35; БАН. 30.7.30; РНБ. Соф. № 1430, XVII в.- на Л. 103 миниатюра «Видение пономаря Тарасия»; Лицевое житие XVII в.- ПИАМ. Инв. 291/49. Л. 97).

Прп. Варлаам Хутынский в житии с 36 клеймами. Икона. Кон. XVI в. (ЯХМ)
Прп. Варлаам Хутынский в житии с 36 клеймами. Икона. Кон. XVI в. (ЯХМ)

Иконы и миниатюры на сюжет «Видение пономаря Тарасия» появляются в XVI в. как отражение событий мора и пожара 1505- 1508 гг. (предание отмечает, что это наказание явилось вместо потопа, предотвращенного молитвой вставшего из гроба В. Х.), причина создания больших иконных композиций о видении Тарасия остается неясной. О самой ранней из них, появившейся на месте чуда — в Спасском соборе Хутынского мон-ря,- упоминают древние переписные книги и описи обители (Макарий (Миролюбов). Опись. Т. 9. С. 435). Близкой по времени является происходящая оттуда икона кон. XVI — нач. XVII в. (НГОМЗ). К наиболее ранним повторениям относятся также храмовый образ XVI в. Варлаамиевского придела Покровского собора на Красной пл. и небольшая икона нач. XVII в. из собрания ГРМ. Все они (включая поздние, нач. XVIII в., ГТГ) повторяют одну композиционную схему и восходят, по-видимому, к древнему образцу. Вариант видения хутынского пономаря Прохора известен в монументальной живописи по росписи в ц. Илии Пророка в Ярославле (1680), где в диаконнике был устроен придел В. Х., украшенный житийным циклом святого, и зимнего Покровского придела той же церкви, расписанного в 1697 г.

Среди др. житийных сюжетов отдельной композицией стало изображение погребения В. Х. на иконах-пядницах (кон. XVI в. (с записями), ГРМ). Этой сцене, единственной из всего жития, соответствует подробное описание в иконописных подлинниках (см. Маркелов. Святые Древней Руси. Т. 2. С. 68-70).

На протяжении XV- XVIII вв. иконография В. Х. варьировалась: его писали то в куколе, то с непокрытой головой, то в игуменской шапочке, с бородой разной формы и длины. В иконописных подлинниках он также описывается по-разному: «Брада руса с проседью, менши Василья Кесарийскаго, на конци уже состряся» (РНБ. Перетц. № 524. Л. 82); «рус исчерна, брада до персей, узка, на главе схима, из под нея кудерцы знать, ризы преподобническия» (Филимонов. Иконописный подлинник. С. 186). Изображения В. Х. в игуменской шапочке встречаются редко (напр., на верхнем поле иконы «Воскресение-Сошествие во ад» из Пскова, XV в., ПИАМ).

Многочисленные образы В. Х. размещаются наряду с др. рус. чудотворцами в чине преподобных в таких сюжетах, как «Воздвижение Креста», «О Тебе радуется», «Покров Богоматери», «Богоматерь Боголюбская с припадающими» и др.

Лит.: Снегирев И. М. Кремлевские Спасские ворота в Москве // ДЧ. 1862. Ч. 2. С. 199-203; Гусев П. Л. Новгород XVI в. по изображению на хутынской иконе «Видение пономаря Тарасия». СПб., 1900;Каталог церк. отдела выставки, устроенной к XV археол. съезду в Новгороде. Новгород, 1911. Кат.1; Анисимов А. И. Икона Варлаама Хутынского в Новгородском Епархиальном Древлехранилище // Тр. Новгородского церк.-археол. об-ва. Новгород, 1914. Т. 1. С. 146- 167; Зимин А. А. Повести XVI в. в сб. Рогожского собр. // Зап. ОР ГБЛ. М., 1958. Вып. 20. С. 189-198 (Повесть «Знамение ужасно и преславно како спасен бысть град Москва…»); Антонова, Мнева. Каталог. Т. 2. Кат. 366 (ил. 7 зеркально), 374, 456, 498, 587, 625, 640, 721, 899; Малышев В. И. Древнерус. рукописи Пушкинского Дома. М.; Л., 1965. С. 37; Лихачева Л. Д. Миниатюристы — читатели новгородских лит. произведений // ТОДРЛ. 1966. Т. 22. С. 335- 341; Порфиридов Н. Г. Два сюжета древнерус. живописи в их отношении к лит. основе // Там же. С. 112-118; Антонова В. И. Древнерус. искусство в собр. П. Корина. М., . С. 54- 55, 127; Янин В. Л. Актовые печати Древней Руси X- XV вв. М., 1970. Т. 2. С. 139- 141, № 770; Ромашкевич Т. А. Роспись церкви Сергия Радонежского в Новгородском Детинце // ПКНО, 1977. М., 1977. С. 227; Смирнова Э. С., Лаурина В. К., Гордиенко Э. А. Живопись Др. Новгорода. XV в. М., 1982. С. 181- 185, 271- 272, 317; Новгородская икона XII- XVII вв. Л., 1983, № 239, 240; 1000 Jahre Orthodoxe Kirche in der Rus`: 988- 1988: Russische Heiligen. in Ikonen, 20 Nov. 1988 — 15 Jan. 1989. Recklinghausen, 1988. S. 39; Синицына Л. П. К иконографии Варлаама Хутынского // Скульптура. Прикладное искусство: Реставрация и исслед.: Сб. науч. тр. ВХНРЦ. М., 1993. С. 149- 157; Рус. деревянная скульптура / Сост. Н. Н. Померанцев, авт. вступ. ст. С. И. Масленицын. М., 1994. С. 23- 24, 224; Шалина И. А. Икона «Варлаам Хутынский в житии» XVI в. и ее лит. основа // ДРИ. СПб., 1994. Новые атрибуции. С. 25- 39; она же. Икона Варлаама Хутынского в житии XVI в. в собр. Русского музея // Рус. ист. деятели в иконе: Тез. докл. науч. конф., дек. 1989 г. М., 1995. С. 27- 30; она же. Икона «Видение пономаря Тарасия» // София. Новгород, 1996. № 4 (20). С. 15; Попова Л. С. Житийная икона Варлаама Хутынского из собрания Ярославского музея-заповедника // Рус. ист. деятели в иконе. С. 30- 32; Русские монастыри: искусство и традиции. Б. м., 1997. С. 138, 139, 145; Маркелов. Святые Древней Руси. Т. 1. Ил. 55, 72, 73, 198, 225; Северные письма: Собр. АМИИ: Кат. / Сост. О. Н. Вешнякова, Т. М. Кольцова. Архангельск, 1999. Кат. 35, 36; Гордиенко Э. А. Новгород в XVI в. и его духовная жизнь. СПб., 2001. С. 206, 388- 399; Художественное наследие Дионисия: Иконы, кн. миниатюры, шитье, мелкая пластика, первопечатные книги кон. XV- сер. XVI в. М., 2002. С. 155-157; Дионисий — «живописец пресловущий»: К 500-летию росписи Дионисия в соборе Рождества Богородицы Ферапонтова мон-ря. М., 2002. Кат. 41, 57; Игнашина Е. В. Древнерус. шитье в собр. Новгородского музея. Великий Новгород, 2002. С. 9-11; Ярославский художественный музей: Кат. собр. икон. Ярославль, 2002. Т. 1. Кат. 52; Новикова В. К. Прп. Варлаам Хутынский, новгородский святой. СПб., 2003. С. 158- 162.

И. А. Шалина

Варлаам Хутынский с житием

Преподобный Варлаам Хутынский (ум. 1193) — пожалуй, самый почитаемый новгородский святой. В новгородских летописях сообщается его мирское имя — Алекса Михалевич2 и год смерти — 6701-й (1292/1293)3. Варлаам, видимо, принадлежал к местному боярскому роду4. Неза­долго до своей смерти он основал на берегу Волхова, в некотором отдалении от города, Преобра­женский монастырь — один из древнейших в Великом Новгороде. Главным источником сведений о святом является житие, которое известно более чем в десяти редакциях и в огромном количестве списков5. Первая, «проложная», редакция была создана, скорее всего, во второй половине XIII — самом начале XIV в. и сохранилась в Прологах XIV в.; она содержит краткие биографические, отча­сти легендарные, данные6. Позднее, в 1420-е гг., появилась вторая редакция жития, дополнившая текст первой шестью чудесами (тремя прижизненными и тремя посмертными). В списках этой редакции нередко содержится прибавление — чудо о Григории Тумгане. Этот сюжет получил лите­ратурное оформление, видимо, в конце 1460-х гг. Написанный митрополичьим дьяком Родионом Кожухом, он стал очень популярным, был отредактирован и включен в состав жития второй ре­дакции под названием «Сказание чюдеси великаго чюдотворца Варлаамия преподобнаго. Новей­шее чюдо о умершем отроце»7. Дальнейшая история текста жития Варлаама Хутынского связана с именем знаменитого писателя Пахомия Логофета, создавшего свою редакцию жития. На этом литературная история текста не закончилась: в XVI—XVII вв. появились редакции, включавшие огромное количество новых эпизодов, главным образом посмертных чудес.

Исследование источников позволило специалистам прийти к выводу, что местное почитание преподобного Варлаама возникло не позднее XIII в. Это послужило причиной создания первой редакции жития. С начала XIV в. в новгородских землях появляются престолы, посвященные свя­тому. Один из первых — надвратная церковь в Лисицком монастыре (1410). В 1440 г. архиеписко­пом Евфимием II были освидетельствованы и оставлены под спудом мощи преподобного. Тогда же архиепископ обратился к Пахомию Логофету с просьбой написать «Похвальное слово» и отредак­тировать житие святого. После чуда с Григорием Тумганом почитание преподобного Варлаама выходит за пределы новгородских земель и становится общерусским. Уже в 1461 г. в Москве был устроен придел во имя преподобного Варлаама8.

Когда появились первые образы святого — неизвестно, но, скорее всего, не позднее составле­ния первой редакции жития, так как возникновение жития свидетельствует о начале почитания святого, а это подразумевает и создание иконы. Известно, что на древнейших сохранившихся пе­чатях монастыря был поясной образ преподобного Варлаама — возможно, это указывает на то, что первая икона (надгробная?) также была с поясным изображением святого.

Публикуемый образ является самой ранней житийной иконой преподобного, сохранившейся до наших дней. Происхождение ее связано с Боровичами — поселением Деревской пятины нов­городской земли9.

История иконы в XVI — первой половине XVII в. не прослеживается. Скорее всего, в Борови-чах исстари был престол Варлаама Хутынского, откуда и происходит икона. В 1682 г. варлаамов-ский престол зафиксирован в храме Петра и Павла10. В 1777 г. на месте древней сгоревшей церкви Троицы построили каменную церковь (переосвящена в 1862 г. во имя праздника Введения Богоро­дицы во храм) с приделом во имя Варлаама Хутынского11. Скорее всего, икона из собрания Исто­рического музея в древности была местным образом этих приделов. Последнее место пребывания иконы в Боровичах — часовня при храме Введения Богородицы12, откуда икону вывез известный искусствовед А.И. Анисимов на выставку XV Археологического съезда (1911)13. С выставки она пе­редана в Новгородский епархиальный музей, где находилась до Великой Отечественной войны. Во время войны икону вывезли в Германию, а после возвращения в Россию, она оказалась в Госу­дарственных центральных художественных мастерских им. И.Э. Грабаря.

В среднике иконы представлен Варлаам Хутынский с двуперстно благословляющей десницей и свитком в левой руке. Худощавый, слегка вытянутый лик святого, его длинная борода с раздво­енным кончиком находят аналогии в иконах этого святого XVI в. Преподобный облачен в белую, с серыми притенениями, рясу, вишнево-коричневую мантию, зеленый, с красными крестами, ана-лав; куколь откинут на плечи. Так как верхние красочные слои на иконе потерты, то ремешки ана-лава, перетягивающие рясу, едва заметны.

Вокруг средника помещены 14 клейм с житием святого. Житийный цикл иконы в целом традиционен и начинается со сцены рождения Варлаама, которая в целом повторяет компози­цию «Рождество Богоматери» с девами и матронами, приносящими дары роженице. Затем по­казано крещение младенца: на фоне трехглавого храма, слева от купели, — священник с требни­ком в руках и диакон, справа — родители с новорожденным. Следующий сюжет — приведение отрока во учение Сна листе бумаги, который держит Варлаам, написаны первые буквы алфавита). В клейме 4, завершающем первый период жизни святого, повествуется о «великом воздержании» отрока, которое тревожило родителей (это передано характерной позой скорбящей матери), и од­новременно о его мудрости, превосходящей разумение взрослых. Подобно двенадцатилетнему Иисусу Христу, учившему книжников в Иерусалимском храме, Варлаам учит родителей, указывая на книгу в своих руках, как сподобиться Царствия Небесного.

После смерти родителей Варлаам раздает свое имение нищим (клеймо 5). Иконописец доста­точно реалистично изобразил больных и увечных, которым святой подает милостыню. В клейме 6 представлено пострижение в иноческий образ. Согласно чину пострижения, иерей возлагает на голову склоненного Варлаама раскрытую книгу, на листах которой написаны первые слова молитвы, с древности входящей в чин пострижения: «Гди Бже наш». Клеймо 7 посвя­щено отшельническому житию святого (преподобный с топором в руках строит церковь) и борьбе с дьявольскими искушениями, представленными в виде нападающих на него диких зверей и га­дов. Барлаам, стоящий на пороге своей кельи, борется с бесовскими наваждениями, как сказано в житии, крестным знамением и молитвой.

В клейме 8 представлено первое прижизненное чудо святого — предсказание о рождении у новгородского князя сына, восприемником которого при крещении стал преподобный. Чудо с рыбаками (клеймо 9) случилось перед праздником Воскресения Христова. Рыбаки молитвами Варлаама наловили много рыбы, в том числе большого осетра, но решили утаить его от преподоб­ного. «Жезлом ударяя тихо» и указывая на маленьких рыб, тот спросил рыбаков: «Почто матерь их скрысте?». Третье прижизненное чудо святого, представленное в клейме 10, — воскрешение умершего отрока — совершается по молитве преподобного Варлаама Спасителю, икона которого изображена на стене кельи.

Клеймо 11 рассказывает о преставлении преподобного: инок возлежит на одре, пред которым склоняется Антоний, оставленный, согласно житию, наставником братии14. Следующее клеймо посвящено погребению Варлаама, на котором, как повествует житие, присутствовали архиепи­скоп Новгородский (изображен с нимбом), игумены и иноки всех окрестных монастырей, мно­жество народа. Погребение святого сопровождалось исцелениями и чудесами. В этом и следую­щем клеймах изображен одноглавый трехапсидный каменный храм, построенный и освященный в 1192 г. при преподобном Варлааме и, возможно, еще не изгладившийся из памяти насельников монастыря к середине XVI в.15

В последних двух клеймах иконы представлены посмертные чудеса святого. Клеймо 13 — чудо об исцелении слепца у раки Варлаама. Клеймо 14 — знаменитое чудо о Григории Тумгане. В 1460 г. в Новгород приехал московский князь Василий II Темный, который жестко боролся с сепаратиз­мом Великого Новгорода. Потерпевшие в 1456 г. от князя поражение, новгородцы были настроены очень настороженно. На фоне этого противостояния произошло чудо воскрешения Варлаамом Хутынским постельничего великого князя Григория Тумгана. Отрок, согласно сказанию, чтил

Варлаама, обращался к нему с молитвами, имел житие и канон, хотя и не знал изображений свя­того. Когда Григорий заболел, преподобный Варлаам явился ему, укрепляя в вере. Юноша при­казал отнести себя в Хутынский монастырь, даже если умрет. Слуги, выполняя волю больного, отправились с ним в монастырь, но по дороге тот умер. Оказавшись в Хутынском монастыре, умер­ший воскрес. Окончательно Григорий пришел в себя, когда увидел икону преподобного Варлаама и подтвердил, что именно этот старец являлся ему в болезни и после смерти, чтобы возвратить к земной жизни. В последнем клейме подробно иллюстрируется рассказ Григория о борьбе за его душу святителя Николая Чудотворца, преподобного Варлаама и Ангела-хранителя с темными си­лами. В руке у черта свиток «велик» с надписью: «Дела злая», в небе парит Ангел-хранитель Григо­рия с малым свитком с текстом: «Дела добрая». Согласно житию святителя, Николай Чудотворец, который почитался как проводник душ в загробном мире (известно, что покойникам вкладывали в руки письмо с посланием Николе)16, решает посмертную судьбу юноши, и тот оказывается в раю. Но преподобный Варлаам Хутынский говорит Григорию: «Пойди к родителем своим, не оуслези их, а оутеши плачь и рыдание отца и матерь», одновременно предрекая окончательный уход Гри­гория из жизни через семь лет17.

Иконографическая программа иконы отличается ясностью и цельностью. Первые четыре клейма (верхний ряд) посвящены рождению и физическому возрастанию героя, его преуготов-лению к будущей миссии (обучение у инока, строгое, не по возрасту, воздержание). Затем в бо­ковых клеймах представлены важнейшие «ступени» его духовного и жизненного пути: отречение от имущества — непременное условие вступления на иноческий путь, пострижение, начало от­шельнического жития и борение с темными силами; прижизненные чудеса — проявление даров благодати, которые даны были Варлааму свыше. Нижний ряд клейм — блаженная кончина свя­того, торжественное погребение и посмертные чудеса, подтверждающие предсмертное обетова­ние преподобного, которое включено в текст жития: «духомъ с вами неотступенъ буду»18. В по­следнем клейме рассказывается об особой благодатной силе чудотворца, по молитвам которого возвращаются к жизни умершие. Знаменательно, что на иконе клейма с воскрешением (прижиз­ненными и посмертными чудесами) помещены рядом. Литературной основой этого житийного цикла стала вторая редакция жития преподобного с чудом о Григории Тумгане или редакция Па-хомия Логофета, как это уже указывалось исследователями.

Помимо духовного смысла, история Григория Тумгана имела, без сомнения, определенную политическую подоплеку, особенно актуальную перед очередным походом Ивана III на Новгород (1470) и последующим присоединением новгородских земель». В середине XVI в., когда созда­валась публикуемая икона, земли в Боровичах в основном принадлежали великому князю Мо­сковскому и близким ему боярам. Включение чуда о Григории Тумгане, возможно, отражает соб­ственно московский заказ или промосковские настроения заказчика.

Икона из Боровичей написана выдающимся новгородским мастером. Характер построения горок, формы архитектуры, композиции клейм, типология и моделировка ликов, прозрачность живописного слоя, наконец, колорит находят аналогии в произведениях новгородской иконо­писи второй четверти XVI в. — например, иконы «Чудо архангела Михаила о Флоре и Лавре» (ГТГ) из собрания И.С. Остроухова и «Великомученик Феодор Стратилат» из церкви Феодора Страти-лата на Ручью (НХМ). Лик святого — с высоким лбом, впалыми щеками, близко посаженными гла­зами с напряженным взглядом, выраженными надбровными дугами — напоминает образы святых на новгородских иконах около середины avi в. мощная, с широкими плечами фигура, уверенно «утвержденная» на поземе, контрастирует с его небольшими, изящной формы руками. Такой про­порциональный строй был хорошо знаком новгородским иконописцам.

XVI в. стал периодом особого поклонения новгородскому святому в Москве. Начавшееся с Ва­силия II Темного, позднее поддержанное великим князем Иваном III (с ним связано предание об огненном столпе, исшедшем от гробницы преподобного Варлаама, когда князь захотел открыть ее), почитание было продолжено Василием III, которому, согласно поздней редакции жития пре­подобного, были явления святого и который принял перед смертью схиму с именем Варлаам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *