Дерево добра и зла

Зачем Бог поместил в Эдемском саду дерево познания добра и зла? Может ли человек познавать добро и зло, не совершая греха? Давайте разберёмся.

Начнём с текста (Бытие 2):

7 И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою.

8 И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал.

9 И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла.

15 И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его.

16 И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть

17 а от дерева познания добра и зла — не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрёшь.

У читателя может возникнуть вопрос: зачем же нужно было сажать в Эдемском саду дерево с такими смертоносными плодами? И далее — если употребление плодов дерева познания добра и зла является грехом, то как же познавать, что есть добро и что есть зло?

Из неправильного толкования этих стихов родилось ложное представление о том, что познание неотделимо связано с грехом, поэтому будет полезно разделить эти два понятия.

Методы познания

Познание может быть эмпирическим или теоретическим. Эмпирическое познание предполагает использование таких методов, как наблюдение, эксперимент, измерение, и сравнение. Методы теоретического познания таковы: анализ, синтез, дедукция, индукция, классификация, формализация, идеализация, абстрагирование, моделирование, аналогия.

В наши дни можно часто услышать вопросы такого рода: «Если я не попробую наркотики, то как я узнаю, что это плохо?». Здесь в качестве метода познания человек выбирает метод эксперимента. Интересно при этом, что никто в своём уме не задаётся вопросом — «как мне узнать, что опасно бросаться под поезд, пока я хоть раз не брошусь?». Почему же в случае поезда люди предпочитают использовать наблюдение и сравнение, аналогию и моделирование? Вероятнее всего, людям кажется, что эксперимента с поездом они не переживут, тогда как смертельность наркотических опытов им не так очевидна.

В случае с наркотическими веществами есть ещё одна причина того, почему некоторые люди считают необходимым непременно попробовать: ожидаемое удовольствие, новые ощущения, «расширение сознания» (это последнее стоит в кавычках, поскольку едва ли помутнение можно всерьёз называть расширением).

Впрочем, ещё в древности некоторые неглупые (хотя и жестокие) люди догадались, что опьянение можно неплохо познавать с помощью наблюдения (таким образом избегая всех последствий экспериментального подхода). Плутарх в своём сочинении «Сравнительные жизнеописания» (Ликург, 28) пишет, что спартанцы «застав­ля­ли ило­тов* пить несме­шан­ное вино, а потом при­во­ди­ли их на общие тра­пезы, чтобы пока­зать моло­де­жи, что такое опья­не­ние».

Познание добра и зла

Как могло быть

Вернёмся в Эдемский сад, где перед первыми людьми встал вопрос о том, какой метод познания добра и зла им избрать. Можно ли было избежать эксперимента, который закончился изгнанием Адама и Евы из сада? Безусловно.

Смотрите, что сказал Бог человеку: «от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла — не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрёшь» (Бытие 2:16,17). Сложно ли было прибегнуть к индукции и синтезу? Адам и Ева могли рассуждать так: «Бог установил некое правило и сообщил его нам; придерживаться этого правила — добро, нарушить его — зло». Происходит ли тут познание добра и зла? Да. Конечно, Адам и Ева могли бы оставаться в неведении относительно всех видов зла, но они точно знали бы первый критерий различения добра и зла: согласуется ли данное действие с волей Божьей?

Как было

Что же произошло? Сатана задал Еве вопрос: «подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» (Бытие 3:1). Заметьте, что сатана старается посеять сомнение: «Неужели Бог запретил есть плоды всех деревьев?». Ева с достоинством ответила, что ей с Адамом можно есть плоды всех деревьев, кроме плодов дерева познания добра и зла, каковые запрещено есть под страхом смерти (Бытие 3:2,3). Сатана пускает в ход второе своё оружие — откровенную ложь: «Нет, не умрёте» (Бытие 3:4, иными словами: «Бог солгал вам, а я говорю правду»), и продолжает: «но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Бытие 3:5). Вот наживка, которую сатана предлагает простодушной Еве: «Бог скрывает от вас сокровенное знание, но я на вашей стороне и открываю вам глаза**!». Ева посмотрела на плоды дерева познания добра и зла новыми глазами: запрет Бога забыт; вместо этого — понимание, что плоды выглядят вполне съедобными, что они приятны на вид, и, наконец, что их очень хочется поесть, потому что они дают возможность получить знание (Бытие 3:6). Какое знание, Ева? Какое важное знание, которое невозможно получить, не нарушая Божьего повеления?

Неизвестно, что думала мать всех живущих, когда она ела запретный плод. Неведомо, о чём она думала, давая этот плод Адаму. Известно, что съев этот плод, первые люди узнали, что они обнажены (Бытие 3:7). Это, похоже, и всё, что они успели узнать.

Два знания

Вот знание, которое можно было получить, не нарушая заповедь Божью: «То, что Бог повелел делать — добро; что, что Он запретил — зло». Банально? Да. И ценно. И жизненно важно.

Вот знание, которое люди получили, нарушив слово Божье: «Мы — голые». Свежо, нетривиально? Да. И совершенно бесполезно. Адам и Ева осознали, что есть проблема, но не знали как её решить. Чтобы скрыть наготу, они сделали себе опоясания, то есть пояса (Бытие 3:7). Проблема не была решена, поскольку они и в поясах остались обнажёнными, ведь пояса — не одежда. Как всегда, проблему человечества решил Бог: Он сделал Адаму и Еве «одежды кожаные, и одел их» (Бытие 3:21).

Заключение

Зачем Бог поместил в саду Эдемском дерево познания добра и зла, повелев не есть его плодов под страхом смерти? Для того, чтобы Адам и Ева, используя логику, начали бы различать добро и зло. Первые люди могли бы научиться этому, не нарушая заповедь Божью; никто не обрекал их на грех, никто не подталкивал их к совершению весьма дорогой ошибки с далекоидущими последствиями.

Так было в древние времена, то же верно и сейчас: получение знаний по-настоящему нужных человеку не требует грешить. И наоборот: преступая волю Божью, человек не получает ничего ценного — никаких важных и полезных знаний.

*) Илоты — в древней Спарте земледельцы, находившиеся на промежуточном положении между крепостными и рабами.

**) Многие люди до сих пор верят — повторяя ошибку Евы — что Бог скрыл от них что-то важное, и ищут знаний где угодно, кроме Библии. Такие люди рано или поздно поймут, что они ошибались. Я молю Бога, чтобы они осознали свою ошибку, пока ещё можно всё исправить.

По-украински: Дерево пізнання добра і зла.

ДРЕВО ПОЗНАНИЯ ДОБРА И ЗЛА

, одно из деревьев в Эдемском саду, упомянутых в библейском рассказе о грехопадении (Быт 2-3) (см. Грех первородный). Это дерево выделяется среди растительности сада как по назначению («древо познания»), так и по расположению («посреди рая»- Быт 2. 9; 3. 3) и играет в повествовании сюжетообразующую роль. С ним связан запрет, данный Богом Адаму, на вкушение «плода» с Д. п. д. и з. (Быт 2. 17; 3. 3, 11). Нарушение 1-й человеческой четой, Адамом и Евой (Быт 3. 6), этого запрета вызвало катастрофические последствия: человеческая природа, творение Божие, была повреждена, утратив совершенство (Быт 3. 17-19, 23), и стала смертной (Быт 3. 19, 22, 24).

Адам и Ева у древа познания. Лубок. 1-я пол. XIX в. (ГИМ)
Адам и Ева у древа познания. Лубок. 1-я пол. XIX в. (ГИМ)

Семантические трудности при прочтении выражения связаны со словом , к-рое может рассматриваться и как существительное «познание, знание», и как инфинитив «знать». В значении существительного ( ) оно определяет природу древа как древа познания. Словосочетание «древо познания» в этом случае становится доминирующим в конструкции, а (добро и зло) оказывается постдополнением. Тогда «вкушение плода» с этого древа должно означать прежде всего приобщение к познанию, вступление на путь познания. В этом отношении Д. п. д. и з. и древо жизни по существу символизируют 2 возможных пути, перед выбором к-рых поставлен человек в начале бытия. При форме инфинитива (знать) выражение «добро и зло» оказывается прямым дополнением, что означает приобщение к реалиям «добра и зла» с оттенком владения. (Евр. глагол , — производная от него форма) подразумевает, что акт познания есть включение объекта познания в сферу жизнедеятельности познающего, а также приобретение им определенной власти над познанным объектом.) В данном варианте прочтения смысловой акцент смещается на слова «добро и зло». То, что оба возможных значения выражения реализуются в описании последствий грехопадения, исключает необходимость выбора между ними, определяя точный смысл всей конструкции.

Святоотеческая экзегеза не выработала единых принципов понимания Д. п. д. и з. Толкования следовали 2 методам прочтения Свящ. Писания: буквальному и аллегорическому. Экзегеты антиохийской школы (см. ст. Богословские школы древней Церкви) исходили из представлений о том, что рай с 4 реками располагался в конкретном месте на земле и Д. п. д. и з. было реальным деревом, названным так потому, что оно было связано с появлением греха непослушания. При таком подходе все внимание было обращено на нравственный аспект нарушения заповеди. Существенным оказывалось не экзегетическое осмысление природы древа, а нарушение запрета, наложенного Богом. Традиция аллегорического толкования рассматривала в целом повествование Быт 2-3 как метафору внутреннего устройства человека и жизни души. Как писал свт. Амвросий Медиоланский, «многие думают, что рай есть душа человека, в которой взошли ростки добродетели. Человек, поставленный возделывать и охранять рай, есть ум человека, сила которого, по-видимому, возделывает душу… Полевые животные и птицы небесные, приведенные к Адаму, это наши неразумные поступки… Поэтому не нашлось никакого помощника, равного нашему уму, кроме чувства», к-рое символизируется Евой (Ambros. Mediol. De Parad. 11). Толкование древ рая, осуществляемое в рамках подобного понимания, исходило из общей святоотеческой концепции духовного становления человека. Согласно свт. Григорию Богослову, «дерево греха (Д. п. д. и з.- Б. Т.) есть созерцание божественных вещей, запрещенное несовершенным, но доступное совершенным» (Greg. Nazianz. Or. 38. 12). Прп. Иоанн Дамаскин говорил о Д. п. д. и з. как о самопознании человека, когда созерцание собственной природы раскрывает величие Творца, к-рое, однако, опасно для неопытных (Ioan. Damasc. De fide orth. II 11).

Аллегорическая экзегеза рассматривала Д. п. д. и з. в качестве символа созерцательной жизни, воспринимаемой как средоточие всего духовного делания. Собственно библейское содержание этого образа оставалось в тени всей святоотеческой экзегезы, и оба основных подхода, несмотря на их методологическое различие, в понимании этого вопроса оказались едины. Определенным итогом такого толкования можно считать слова Анастасия Синаита, утверждавшего, что «истинная природа двух райских деревьев совершенно неизвестна и знание ее не является необходимым для Церкви» (Anast. Sin. Exaemeron. VIII // PG. 89. Col. 971).

В дальнейшем в осмыслении образа Д. п. д. и з. наметилось неск. направлений. Это прежде всего толкования, к-рые исходили из понимания добра и зла как моральных категорий. С вкушением плода от Д. п. д. и з. человек утратил нравственную невинность, но стал различать хорошее и плохое и сумел осознать свою вину перед Богом, заповедью Которого он пренебрег. Такое понимание сложилось в русле преемственности антиохийской школе — основоположницы данной традиции в христ. экзегезе. Его придерживался свт. Филарет (Дроздов), чьи комментарии были приняты автором, писавшим о Быт 2. 9 в «Толковой Библии» под ред. А. П. Лопухина: «Бог избрал это дерево в качестве средства испытать веру и любовь Адама, а также его благодарность к небесному Отцу, для целей чего Он и дал ему заповедь не вкушать от плодов данного древа… «Древо познания,- говорит митр. Филарет,- быв избрано орудием испытания, представляло человеку, с одной стороны, непрерывно возрастающее познание и наслаждение добра в послушании Богу, с другой — познание и ощущение зла в преслушании»… А так как, по ветхозаветному воззрению, все вообще познание носило моральный характер, то «добро и зло» и берутся здесь как два противоположных полюса всего вообще познания» (Т. 1. С. 18). Заповедь воздержания от плодов древа познания, по мнению толкователя Быт 2. 16, дарована человеку Богом «для развития… нравственных сил… человека… Это воздержание Бог назначил служить символом повиновения и покорности Ему со стороны человека, в силу чего соблюдение этой заповеди выражало со стороны человека чувство любви, благодарности и преданности Богу; тогда как нарушение ее, совершенно наоборот, свидетельствовало о недоверии к Богу, пренебрежение Его словам и черной неблагодарностью к Творцу, вместе с желанием жить по своей воле, а не по заповедям Бога». Именно поэтому «такое, по-видимому, ничтожное преступление получало такое огромное, моральное значение» (Там же. С. 21).

Др. направлением в экзегезе стал подход, при к-ром обретенное знание толковалось как опыт сексуального порядка (ср. употребление глагола в таком значении в Быт 4. 1). Так, в комментарии, изданном У. Элуэллом и Ф. Камфортом, «вкушение плода» оценивается следующим образом: «Когда Адам и Ева вкусили плод, они осознали свою сексуальность… Печальным результатом вкушения плода дерева познания добра и зла стало то, что Адам и Ева утратили невинность и были отчуждены от Бога» (Большой библейский словарь. СПб., 2005. С. 372). Однако аргументация, высказанная сторонниками данного понимания, теряет убедительность хотя бы потому, что не учитывает, что деторождение утверждается благословением Божиим в самом начале человеческого бытия, еще до вкушения от древа (Быт 1. 28).

Мн. зап. библеисты кон. XIX-XX в., отвергавшие указанные подходы, стремились с учетом контекста повествования о Д. п. д. и з. раскрыть его библейско-богословское содержание как ключ, дающий доступ к познанию тайн мироздания (Ю. Велльгаузен, П. Эмбер, Дж. А. Соджин и др.). В рамках такого подхода повествование в Быт 2-3 понимается как этиологический рассказ, объясняющий извечные проблемы человеческого бытия, к к-рым относятся всеобщность смерти и господство греха в человеческом мире. Быт 2-3 занимает одно из центральных мест в библейском повествовании, текст строго организован, все его детали взаимосвязаны.

Шестоднев (Быт 1) и Быт 2 — это 2 параллельных текста о творении. Описание творения в Шестодневе предполагает первичный акт творения и последующее обустройство земли. Изначальное состояние земли описано как хаос («Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною…» — Быт 1. 2), из к-рого последовательными творческими деяниями созидается мир. Окончательное творение совершенно, что засвидетельствовано оценкой, к-рую дает ему Бог: «хорошо», «добротно» ( , Быт 1. 31). При этом описание хаотичного состояния земли в Быт 1. 2 не содержит негативных коннотаций — это лишь «строительный материал». В Ис 45. 7 Господь провозглашает Cебя одновременно и Созидателем (используются евр. глаголы и ) света и мира, и Творцом (дважды употреблен глагол ) тьмы ( , как и в Быт 1. 2) и разрушения или зла ( ); Он — Творец всего сущего. Повествование Быт 2 предполагает схожий принцип построения, хотя и использует иные выразительные средства. Эдемский сад понимается как образ, символизирующий совершенство Божия творения, помещенное в центре сада Д. п. д. и з.- как выражение принципов устройства мира, где «добро» символизирует его совершенную «обустроенность», а «зло» — то, что представляет угрозу, т. е. хаос, но в отличие от Шестоднева в значении разрушающей силы.

При таком понимании Д. п. д. и з. запрет вкушения его плодов призван оградить человека от реализации в неверном направлении заложенных в нем возможностей. Человек наделен Богом властными полномочиями над миром (Быт 1. 28) и обладает способностью созидания (определенные указания на это можно видеть в эпизоде наречения животных в Быт 2. 19-20). Вкушая «запретный плод», человек открыл доступ в мир разрушающей стихии хаоса, над к-рой он не властен. Последствия этого деяния оказались катастрофическими как для человека, так и для всего творения (Быт 3. 17-19).

Лит.: Wellhausen J. Prolegomena zur Geschichte Israels. B., 18832, 200110; idem. Die Composition des Hexateuchs und der hist. Bücher des AT. B., 18892, 19634; Humbert P. Die neuere Genesisforschung // ThRu. 1934. Bd. 6. S. 147-160, 207-228; idem. Mythe de création et mythe paradisiaque dans le second chapitre de la Genèse // RHPhR. 1936. Vol. 16. P. 445-461; Coppens J. La Connaissance du bien et du mal et le péché du Рaradis: Contribution à l’interprétation de Gen. II-III. Gembloux, 1948; Engnell J. «Knowledge» and «Life» in the Creation Story // Wisdom in Israel and in the Ancient Near East. Leiden, 1955. P. 103-119; Gordis R. The Knowledge of Good and Evil in the OT and the Qumran Scrolls // JBL. 1957. Vol. 76. P. 123-138; Clark W. M. Legal Background to the Yahwist’s Use of «Good and Evil» in Genesis 2-3 // Ibid. 1969. Vol. 88. P. 266-278; Lurker M. Der Baum im Alten Orient: Ein Beitr. z. Symbolgeschichte // Beiträge zur Geschichte, Kultur und Religion des Alten Orients. Baden-Baden, 1971. S. 147-175; Soggin J. A. The Fall of Man in the Third Chapter of Genesis // Idem. OT and Oriental Studies. R., 1975. P. 169-178; Westermann C. Genesis 1-11: A Comment. / Transl. J. J. Scullion. L., 1984; Wallace H. N. The Eden Narrative. Atlanta, 1985; idem. Tree of Knowledge and Tree of Life // ABD. 1992. Vol. 6. P. 656-660; Гальбиати Э., Пьяцца А. Трудные страницы Библии: Ветхий Завет. М., 1992; Древо познания // Мифы народов мира: Энцикл. М., 1987. Т. 1. С. 406-407; Хук С. Г. Мифология Ближ. Востока. М., 1991; Библейские комментарии отцов Церкви и других авторов I-VIII вв.: Ветхий Завет. 1: Книга Бытия 1-11 / Ред.: Э. Лаут. Тверь, 2004.

Б. А. Тихомиров

Толкование в иудаизме

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 10 июля 2014 года.

В иудаизме считается, что ограничение на вкушение плодов с Дерева познания добра и зла действовало до субботы — если бы Адам и Ева подождали и вкусили бы от дерева в шаббат, они имели бы силы души отличить добро от зла даже внутри себя.

Согласно Книге Зогар, дерево познания добра и зла и древо жизни пребывали вместе в совершенной гармонии до тех пор, пока не пришёл Адам и не разделил их, положив начало злу, что содержалось внутри дерева познания добра и зла.

Мидраш Берешит раба приводит версии о дереве и его плодах. Рабби Меир сказал: Это была пшеница. Репа (лефет) — два мудреца рабби Ханана бен Ицхак и рабби Шмуэль бен Амии. Рабби Йегуда, сын рабби Илая, сказал: «Плоды древа познания были виноградом, ибо сказано „Виноградины их — ягоды ядовитые, гроздья горькие у них (Дварим 32:32)“ — эти гроздья привели горечь в мир».

Рабби Аба из Акко сказал: «Этрогом было оно, ибо написано: „И увидела женщина, что дерево хорошо для еды“ (Берешит 3:6) — сказал ты: иди и смотри, у какого дерева древесина съедобна, как и плод, и ничего не найдёшь, кроме этрога».

Рабби Йосе сказал: «Смоквами они были: коли не учишь ты одно из другого, то изучи из смысла! Притча о царском сыне, который согрешил с одной служанкой. Когда же узнал царь об этом, выгнал он сына из дворца, и он стучался в двери служанок, но они не принимали его, но та, которая согрешила с ним, открыла свои двери и приняла его. Так, когда первый человек поел с того дерева, Всевышний выгнал его из сада Эдена, и ходил он по всем деревьям, но не принимали они его. А что они говорили ему?»

Сказал рабби Берехья: «Говорили деревья: Вот вор, который обманул Творца своего, вот вор, который похитил знание Господина своего, — об этом написано: „Да не наступит на меня нога высокомерного“ (Тегилим 35:12) — нога, что поднялась на Творца своего; „и рука нечестивых да не изгонит меня“ — не возьмёт от меня листа. Однако смоковница, поскольку поел он от её плодов, открыла двери свои и приняла его — об этом написано: „И сшили листья смоковницы“» (Берешит 3:7).

Рабби Азария, рабби Юдан сын рабби Симона, от имени рабби Йегошуа бен Леви говорят: «Упаси Бог, не открыл Святой, благословен Он, то дерево человеку и не откроет в будущем!».

Толкование в христианстве

По святоотеческой трактовке св. Ефрема Сирина Дерево познания было самим Богом, а его плоды — причастием. Ефрем Сирин и Григорий Богослов считают, что запрет вкушения был временным, пока человек, созданный по образу, но не имея от создания подобия, «не преобразит себя от образа Бога в Его подобие».

Максим Исповедник называет дерево познания, плоды которого Бог временно запретил вкушать человеку, «чувством тела, в котором, как это очевидно, и происходит движение неразумия»

В западной христианской традиции на основании схожести латинских слов «peccatum» («грех») и «pomum» («яблоко») Дерево познания изображается яблоней, что имеет аналогию в греческой мифологии — эпос о яблоке раздора.

Дерево в христианских апокрифах

«Смерть Адама» (на заднем плане Сиф получает от ангела райскую ветвь), Пьеро делла Франческа, Базилика Сан-Франческо в Ареццо

В апокрифическом «Евангелии от Никодима» (IV век) рассказывается история происхождения материала для Животворящего Креста. Согласно данному источнику, когда Адам был при смерти, его сын Сиф пошёл к вратам Рая с целью получить масло прощения и помазать им тело своего отца. Однако явившийся архангел Михаил сообщил, что масло прощения всему миру будет даровано через 5500 лет (пророчество о пришествии Христа) и дал Сифу ветвь от древа познания Добра и Зла, плод с которого вкусил Адам во время грехопадения. Вручив ветвь, архангел сказал: «если сможешь оживить сей сухой плод, то быть ему исцеленным».

Вернувшись домой, Сиф нашёл Адама мёртвым и вложил сухую ветку в его рот (по другим версиям, на голову Адама Сиф надел венок, сплетённый из этой ветви, или это сделал сам Адам, который был ещё жив к моменту возвращения Сифа). Затем из неё проросло дерево из трёх сросшихся стволов, из которого и был впоследствии сделан крест для распятия Иисуса Христа.

Исследователи считают, что целью такого предания было показать происхождение христианства (бывшего на тот момент ещё «молодой» религией) от древнейшей традиции, буквально «от Адама».

Древо познания в мифологии разных народов

Древо жизни существовало у вавилонян. Не упоминается древо познания в семитических, в частности ассиро-вавилонских, преданиях, в то время как представление о древе жизни приняло в них несколько иной характер, чем у евреев. В земном вавилонском раю были «вода жизни» и «растение, которое превращало старца в молодого», причём Утнапиштимy и его жене вовсе не было запрещено пользоваться живой водою и плодами от этого растения. Однако другой весьма древний вавилонский миф о герое Адапе сообщает, что Адапе позволено было созерцать все тайны земли и неба, но ему же было запрещено божественным отцом его Эа вкушать от «пищи жизни» и пить «воду жизни». «Когда ты явишься пред лицо Ану, — говорит Эа своему сыну Адапе, — они поднесут тебе пищу смерти, но ты не ешь; они поднесут тебе воду смерти, но ты не пей». Адапа повинуется, но впоследствии оказывается, что бог Ану предлагал ему пищу жизни и воду жизни, Адапа же, не зная этого, отказался от этих драгоценных даров, вследствие чего человечество лишилось бессмертия.

Таким образом, идея древа познания, в которую полнее всего вылилось вековечное стремление человечества из слепого раба бессознательных стихий сделаться их господином исключительно силою своего «познания» принадлежит всецело евреям. Ввиду того, что библейский рассказ о райских деревьях резко отличается от всех других аналогичных повествований, библейские критики Будде и Гункель полагали, что в первоначальном рассказе Быт. 2—3 фигурировало только одно дерево, а именно древо познания, так как первоначальный автор этого рассказа ни в коем случае не мог бы допустить, чтобы первому человеку было разрешено пользоваться плодами от древа жизни наравне с плодами других деревьев.

> См. также

  • Дерево жизни (Библия)
  • Эдем

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *