Димон рассказ

12 3 4 5 6 7 …34

…и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное…

Матф.18:3

В каждой сказке есть доля сказки!

(кто-то сказал)

ГЛАВА 1

– Да уж, блин, красавец фигов – «Орландо Билан»! – уныло констатировал Димка, именуемый в народе Димон, разглядывая в зеркале над раковиной обнажённую верхнюю половину своего семнадцатилетнего тела. – Можно снять триллер типа «Восставший из могилы», Спилберг от зависти застрелится!

И в правду, зрелище подобного торса вряд ли вызвало бы у сверстниц Димона взрыв романтических эмоций. Отраженное зеркалом длинное тоще-бледно-синюшно-сутулое существо хлопало коровьими ресницами над блеклыми зеленовато-серыми глазами косоватого разреза. Тощие, длинные, без какого-либо намёка на бицепсы руки плетеподобно свисали с мосластых узких плеч и заканчивались узкими кистями с длинными пальцами, явно способными удержать лишь компьютерную «мышку». Впечатляли впалая грудь, угреватый большой нос и безвольный подбородок. Существо это было в довершение всего увенчано густющей шапкой торчащих во все стороны неукротимых рыжих волос. Словом, типичное дитя «каменных джунглей». Да ещё с фамилией Рыжок.

Димка вздохнул, натянул балахонистую футболку с улыбающимся черепом в немецкой каске и надписью «Зиг хайль, бэби!», безнадёжно шкрябнул пару раз гребёнкой по не желающим принимать какую-либо форму волосам и вышел на кухню.

На кухне неродная по отчиму бабушка Эмма, безвылазно проживавшая в виртуальном пространстве телевизионных ток-шоу и замыленных сериалов, поглядывая в непрестанно работающий кухонный телевизор (ещё один беспрерывно работал в её комнате), разогревала в микроволновке Димкин завтрак – половинку вчерашней пиццы. Стакан с пакетиковым чаем уже стоял на столе рядом с нераспечатанным «Сникерсом».

Своё меню Димон составлял себе сам в соответствии с собственным вкусом и полным отсутствием интереса к этому бабы Эммы. С тех пор, как четыре года назад мать с отчимом уехали на заработки в далёкую Канаду, где их узкая научная специализация оказалась почему-то востребованной, Димка, вручённый на попечение отчимовой матери, фактически оказался предоставленным самому себе. С бабой Эммой они существовали в параллельных пространствах, лишь изредка пересекаясь на кухне. Бабе Эмме было глубоко «по барабану» всё, что касалось Димкиной жизни, лишь бы эта его жизнь не слишком отрывала её от любимого телевизора. Деньги на карманные расходы Димка регулярно снимал в банкомате со счёта, который родители завели специально для него и на который риэлтерская фирма, сдававшая родительскую квартиру, регулярно переводила оплату за нее. Сумма ежемесячного снятия наличных была лимитирована родителями, но вполне удовлетворяла все Димкины компьютерно-«сникерсовые» запросы.

В определённом смысле, по понятиям сверстников, Димон жил «в шоколаде» – его никто не «пас», не лез в его учебные и прочие дела, у него была отдельная большая комната, классный навороченный «комп» со всеми мыслимыми девайсами, гаджетами и прибамбасами, пусть небольшие, но стабильные наличные, и полная независимость от «предков».

Мать периодически вяло интересовалась по электронной почте о его успехах в школе, Димон также вяло отписывался, что всё «ОК». На этом связь с родителями и заканчивалась.

Многие одноклассники завидовали Димону, да он, в общем-то, и сам ценил преимущества своей свободы, но иногда, заходя к друзьям домой и слыша получаемые ими «нагоняи» от матерей с требованиями вернуться не позднее определённого часа, грустно вздыхал, принюхиваясь к запахам домашней стряпни. Баба Эмма ничего не готовила, только разогревала приносимый Димкой «фаст-фуд». Чем питалась она сама – оставалось тайной за семью печатями.

Учился Димка так себе, не выгоняли – и слава Богу! Тянул, не рвался, понимая, что репетиторов ему нанимать никто не будет, а без них и без приличных денег в серьёзные ВУЗы можно и не соваться. Армия ему с его кривой сколиозной спиной не грозила, торопиться с устройством в жизни нужды не было, и Димка спокойно заканчивал свой одиннадцатый класс, не сильно переживая за оценки в аттестате.

Переживания у него были другие – совершенно нормальные для его пола и возраста – любовь!

Первый раз Димка влюбился во втором классе в Светочку с третьей парты, и любовь эта продолжалась четыре года! Светочка так и не отреагировала на его многообразные проявления страстного чувства в виде попыток понести рюкзак, занять очередь в буфете, провожать до дома на расстоянии, подбрасывать записки двусмысленного содержания и прочих, типичных подростковых заигрываний.

Оправившись от первой неудачи, Димон проникся нежным чувством к миниатюрной узбечке из соседнего класса, чувство продолжалось три четверти, в начале четвёртой черноглазенькая Дильдора переехала в другой район города с переходом в другую школу. Следы её потерялись.

Вплоть до начала десятого класса Димка обходился другими интересами. В частности, в отличие от большинства одноклассников, кроме виртуозного владения «мышкой» и клавишами в самых сложных «стрелялках», он ещё и читал книжки! Да какие! Вся здоровенная отчимова библиотека была им облазана вдоль и поперёк. Кроме вполне понятных Дюма, Жюля Верна и Конана Дойла, Димкой были проштудированы многотомник Мериме, подписка Лескова, Мельников-Печерский, Ремарк, Хэмингуэй, Джек Лондон и ещё много чего, совершенно неизвестного большинству современных «продвинутых геймеров».

А поскольку в большинстве этих книг главной действующей силой была романтическая любовь, то…. Словом, в десятом классе Димон конкретно втрескался в первую красавицу школы ослепительную Маринку, по которой сохли многие, куда более видные «мэны».

Обладая развитым художественной литературой воображением, вдобавок обогащенным лучшими шедеврами компьютерной «виртуалки», Димон создавал в своих мечтах возвышенные сюжеты в духе «Айвенго» Вальтера Скотта или «Следопыта» Фенимора Купера, в которых он сам, слегка усталый от боёв, в поблескивающих серебряной насечкой воронёных доспехах или потёртой кожаной куртке, кожаных же штанах, мокасинах и бобровой шапке с орлиным пером спасает Маринку (одетую соответственно месту и эпохе) от какого-нибудь гада, типа монстра-зверюги или маньяка-убийцы. После чего она, естественно, кидается на шею избавителю, страстно целует его и… словом, далее – очень личное.

А сама Маринка, между прочим, была, в общем-то, неглупая и даже пожалуй, добрая девчонка, но…

Сказка про финики
Однажды, когда Дима был маленький, я по дороге к внукам зашел в овощной магазин и купил свежемороженых китайских фиников, чтоб угостить Диму. Когда я протянул Диме несколько штук, он вскричал:
— Я не буду есть этих жуков!
Сказка про манную кашу
Однажды, когда Дима был маленький, я решил накормить утром Диму так, как раньше кормил своих детей (каждого в свое время) — сварил жидкую манную кашу и выложил её на тарелочке цветком (ромашкой). В середине круглая капля, а в стороны от нее — продолговатые. Дима отказался есть кашу. На другой день утром, как только он проснулся, я позвал его на кухню пить чай. Он сразу отозвался:
— Я не буду есть манную кашу!
Сейчас он любит слушать эту историю. И любит манную кашу.
Сказка про сало
Однажды, когда Дима был маленький — было ему около трех лет, он попросил кусочек сала. Через некоторое время попросил еще. На третий раз я ему отказал. Он снова подошел и попросил:
— Дедуля, хоть плохонького кусочек!
Сказка про разведчиков
Однажды, когда Дима, Миша и Аня были маленькими, они любили выходить со мной на прогулку на заросшее кустарником болото, засыпанное песком при намывке грунта для строительства, расположенное как раз напротив нашего дома. Я делал ребятам луки и стрелы, они бегали по кустам, прятались, для них это была интересная, живая игра в разведчиков. Обычно выходили туда рано по весне или поздней осенью, когда у меня заканчивался садовый сезон, и было время для прогулок с малышней. Аня же еще успевала собрать весной букетик веток вербы и ивняка, с распустившимися почками, а также камыша, для бабули.
Сказка про шахматы
Однажды, когда Дима пошел в первый класс, он стал заниматься в шахматном кружке и к девяти годам достиг хорошего уровня. Уже в третьем классе осенью 2001 года он играл в открытом первенстве Казани и подтвердил первый разряд и несколько партий выиграл у взрослых игроков, а весной 2002 года играл в закрытом первенстве Казани в своей возрастной категории и занял третье место. Он немного не дотянул до кандидата в мастера, но там было двое очень сильных игроков и один из них гораздо старше Димы. Как только он оказывается у нас, он сразу же предлагает сыграть несколько партий в шахматы. В игре он видит, во всяком случае, в игре со мной, какую-то эстетическую сторону, он иногда ради эффектной ситуации или стратегии, которая, может быть, сложится потом и не его пользу, может предложить откат на несколько шагов назад, чтобы исследовать новый вариант игры. Он не боится проигрыша, с удовольствием рискует и любит прощать ошибки соперника, т.е. мои. Он знает свои возможности, и великодушие ко мне, как более слабому игроку, ему не чуждо. Миша же только начинает играть, очень переживает за свою игру, и, естественно, мне ошибок не прощает. Димин же такой интерес к шахматам, возможно, не позволяет ему достичь в игре более высокого рейтинга, т.е. у него нет нормальной простой спортивной злости. А возможно, просто не хватает сил на продолжительные соревнования. Вот Дима в апреле 2003 года был в Сочи на Всероссийском первенстве по классическим шахматам для юношей и девушек. У них там было 5 категорий: до 10 лет, до 12, до 14, до 16 и до 18 лет отдельно для юношей и девушек. Димины категории до 12 лет назывались для девочек и мальчиков, а выше уже для девушек и юношей. Дима сыграл довольно успешно, правда, начало было не очень успешное, в середине он сыграл очень хорошо, а в конце, видимо, устал, и последние партии проиграл. Там такие правила, что если выигрываешь, то дальше ты должен играть с сильными игроками и набирать рейтинг. Вот Диме все приходилось играть с кандидатами в мастера спорта, а сам он перворазрядник. Ему 8 КМС досталось. В общем, набрал около половины очков, их в 11 турах соревновалось 132 участника в категории мальчики до 12 лет, а всего было около 1200 участников. Вот перед сентябрем 2003 года ему нужно определяться, будет ли он дальше развиваться как шахматист-профессионал, так как тренер заявил, что как любителю ему дальше совершенствоваться нет смысла, дальше только профессиональная подготовка.
Сказка про самбо
Однажды в 2002 году Дима после летних каникул пошел снова в школу, а также снова в шахматный кружок и секцию самбо. В конце сентября месяца проводились соревнования на уровне Казани, но Дима не прошел по весовым данным, у него не хватало веса в своей возрастной категории. Тренер же все равно пригласил его на соревнования, но у Димы в душе закрались сомнения, вдруг он слабоват для своего возраста. Вот Дима и говорит своей мамочке:
— Ты уж мне могилку красивую сделай!
Сказка про выбор
Однажды весной 2004 года Дима сделал свой спортивный выбор. Как раз перед этим тренер по шахматам сказал, что Дима достиг такого уровня, когда нужно отключиться от прочих дел и заниматься только шахматами. Диме же не хотелось проводить время одному, сражаясь с соперником напротив себя на стуле, и он предпочел активные виды спорта. Он даже отказался от поездки в Испанию с отцом и братом, а поехал в спортивный лагерь. Вернулся из него весь в синяках и царапинах, но счастливый. И теперь свободное время летом проводит со сверстниками за игрой в футбол, а во время учебы в школе занимается самбо.
Конечно, переход от шахмат к самбо трудно понять из-за несовместимости этих видов спорта. Так, например, в начале марта 2005 года Дима ездил в Санкт-Петербург вместе с командой по самбо из своего спортивного комплекса «Батыр» на соревнования. Соревнования были посвящены памяти солдат 6-й роты ВДВ, по-моему, из Псковской дивизии, которые погибли в Чечне. В Санкт-Петербург их ездило восемь человек вместе с тренером, ехали туда через Москву, а обратно прямым поездом. Но там борьба была трудная, Дима только одну схватку выиграл, а уже вторую проиграл. Там приехали ребятишки – борцы из Чечни, они почти все призовые места заняли. Конечно, они там воспитываются совершенно в других условиях. Шахматами, конечно, не занимаются.
Сказка про перестановку
Однажды в 2007 году в субботу, Наташа переставила мебель в комнате ребят. Не знаю, переставил ли она всю мебель, но со слов Димы я понял, что она переставила компьютерный стол в глухой угол, а двухярусную кровать перетащила ближе к окну. Думаю, что только спортивный комплекс с боксерской грушей, канатом и кольцами она оставила в покое. У женщин почему-то имеется страсть к передвижке мебели, причем своими силами. Когда после уроков Дима зашел в комнату, он, не увидев знакомой обстановки, зажмурился и быстро вышел из комнаты. Только постояв несколько секунд, он сообразил, что все-таки зашел в свою комнату, а не в параллельное пространство.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *