Для русской философии характерно

Философия русского Просвещения. М. Ломоносов. Теории общественного развития славянофилов и западников.

1.Существуют две формы философской рефлексии — чисто теоретическая, строящаяся на строго научных критериях, и облечённая в форму духовного опыта конкретного исторического бытия. Русская философия чаще всего выступает во второй форме. Эта характеристика определяет её специфику — направленность на личный смысл бытия, исследование мировых процессов через личностное бытие в форме жизненно смысловых образов. К особенностям русской философии относится её соотнесенность, как с восточной, так и с западной философией. Эта соотнесённость представлена в виде единства космоса, человекаи Бога, в синтезе индивидуального и общественного. Своеобразным отражением этих особенностей является Русская идея, которая объединяет вопросы российского национального характера и культуры. Таким образом, русская философия является антропоцентричной, патриотичной и приверженной социальной тематике.

В истории отечественной философии можно выделить четыре периода:

1-й период — XI-XVII вв.- пролог к русской философии, который делится на древнерусский (домонгольская Русь) и среднерусский (культура государства Московского);

2-й период — XVIII в.-1825г. — от эпохи Петра Великого до восстания декабристов;

3-й период — 1825г.-1917г. — от восстания декабристов до первых десятилетий ХХ века;

4-й период — советская философия после 1917г.

Первым толчком к появлению русской философии послужило принятие Киевской Русью христианства и обращение к греческой патристике (Григорий Нисский, Иоанн Дамаскин). Перенесение раннехристианской и византийской литературы на русскую почву вызвало появление первых мыслителей-книжников: Илларион Киевский, Никифор Грек, Кирилл Туровский. С другой стороны, на становление русской философии повлияла языческая оппозиция христианству, которая стала социальной базой для проникновения на Русь общехристианских ересей, стимулировавших развитие народной самобытной философии.

В XIV-XV веках, в связи со становлением Московского государства, выдвигается проблема укрепления и освящения государственной власти, в связи с чем появляется теория о Москве, как о «третьем Риме». В конце XVIвека впервые выдвигается учение о «святой Руси», об универсальном значении России, о священной миссии царской власти. Однако до XVIII века в России не было самостоятельных философских учений.

2. Русское Просвещение охватывает период с середины XVII века до первой трети XIX века и характеризуется становлением светской философии: зарождение секуляризма, петровское западничество и просвещённый абсолютизм Екатерины II. Представителями русского Просвещения являются: Ф. Скорина (1490-1551), А. Курбский (1528-1588), Феофан Прокопович (1681-1736), В.Н. Татищев (1628-1750). Последние два являются идеологами «Учёной дружины» Петра I, которые разрабатывали идею абсолютизма и идеологию западничества и рассматривали философию в качестве науки наук.

Классический период русского Просвещения характеризуется философией М.В. Ломоносова (1711-1765), который не сводил познание природы к эмпирической систематизации объектов и явлений, а шёл от теории, логического обобщения. Будучи материалистом, Ломоносов разработал идею единства мира и идею о всеобщей взаимосвязи и развитии в природе.

У истоков радикально-демократического направления русской мысли стоят Д. Фонвизин, А. Галич, А. Радищев. Просветительская философия общественного договора А. Радищева, власть закона и гражданское единство являются основами его социальной философии. Радищев создал традицию русской философской антропологии, ключом к которой он ставит «правило сходственности»: всё, что можно сказать о животных, можно сказать и о человеке.

Русское Просвещение не только создало самобытную национальную философию, стоящую на уровне общемировой, но и обеспечило быстрый взлёт её в XIX- начале XX вв., когда прошло время просветительских иллюзий.

Своеобразным направлением в русской философии явилось славянофильство, представителями которого были А. Хомяков (1804-1860), И. Киреевский (1806-1856), К. Аксаков (1817-1860). Предпосылками к возникновению славянофильства, а также западничества были процессы разложения и кризиса крепостничества и развития капиталистических отношений в России, формированию западничества и славянофильства содействовало обострение идейных споров среди интеллигенции после напечатания в 1836 «Философического письма» Чаадаева. К 1839 сложились взгляды славянофилов, примерно к 1841 — взгляды западничества. В самобытности исторического прошлого России славянофилы видели залог её всеобщего призвания; а западная культура, по их мнению, завершила своё развитие. Достижение целостности человека и связанное с этим обновление общественной жизни славянофилы усматривали в идее общины, духовной основой которой является русская православная церковь. То есть, концепция русского исторического процесса строилась славянофилами на религиозных взглядах. Сущность мира познаваема только синтезом всех духовных функций человека, исходным началом которых является «народная вера», религия.

К западникам относятся такие мыслители, как П.Я. Чаадаев (1794-1856), В.Г. Чернышевский (1828-1889), В.Г. Белинский (1811-1848), А.И. Герцен (1812-1870). Они выступали за ликвидацию крепостничества и признавали необходимость развития России по западноевропейскому пути, становление её на путь капиталистического строя. Выступая за сближение России с буржуазными странами Западной Европы, западники призывали к быстрому развитию промышленности, торговли и новых средств транспорта, прежде всего железных дорог; убеждённо выступали за свободное развитие промышленности и торговли без вмешательства государства. По своим философским взглядам, западники были материалистами, полагая, что сознание есть свойство не всей материи, а только высокоорганизованной. В целом общественная и научно-литературная деятельность и воззрения западников, их борьба против реакционной официальной идеологии и критика либерально-консервативных позиций славянофилов имели определённое прогрессивное значение в условиях крепостной России.

3. Из философии славянофильства возникает русское богоискательство, основателем которого является В.С. Соловьёв (1853-1900). Центральное место в своём учении он отдаёт идее «всеединого сущего», то есть сфере абсолютного, божественного, а реальный мир рассматривает как её воплощение. Посредником между ними выступает мировая душа — София — божественная мудрость. При этом всеединстве каждая отдельная вещь — частичное проявление всего в мире. На вершине мира — единое творчество как соединение мистического, рационального (философского) и эмпиричного (научного). Основой бытия является мистическое знание, вера в предмет познания. В обществе эта идея раскрывает себя как «богочеловеческий» союз лиц или вселенская церковь, определяющая цель человечества — преодоление эгоизма и создание на земле «царства божьего».

Философия Н.А. Бердяева антропоцентрична: личностное даёт начало и источник космическому, вселенскому. В центре его рассуждений лежат проблемы духовности, свободы, любви, творчества. Понятие объективного мира заменяется им объективизацией реальности, порождённой субъективным духом. Главное в человеке определяется его внутренним миром, но личность — категория религиозного сознания; сущность человека — в его отношении к Богу. По мнению Бердяева человек может постичь диалектику добра и зла через страдание, мучение, которым придаётся экзистенциальное значение. Разорванность «богочеловеческих» отношений в истории указывает на необходимость раскрытия Бога в человеке и человека в Боге. Соборность, общность преодолевает мир несвободы и даёт возможность господствованию творчества и свободы.

Интуитивизм Н. Лосского развивал принципиальный взгляд об интуиции как целостном знании, охватывающем разум, чувство, волю, постигающем сущность жизни. Ключевой принцип интуитивизма Лосского — «органическое миропонимание», определялось критическим отношением к материализму и отношением к миру как к целостному универсуму. Познание здесь предстаёт как уяснение глубинного соотношения мировых элементов, их гармонической связи.

Сеченов И.М. признавал неразрывную связь организма с условиями его существования и подчёркивал определяющее воздействие среды на содержание психической деятельности человека, развитие которого определяется воспитанием и условиями социального бытия. Мечников И.И. связывал свои научные исследования с поисками «универсального миросозерцания». Гармония между инстинктами человека и свойствами его организма восстанавливаться искусственными мерами снижает страх смерти, поскольку спокойная старость и долгая активная жизнь приносит удовлетворение от жизни и примирение со смертью. В этом суть рационального миросозерцания. Менделеев Д.И., проповедуя «реализм», исходит из трёх взаимосвязанных начал познания — вещества, силы и духа, признавая вечность их эволюций и связей, благодаря чему мир изменяется и существует постоянно. Наука определяет такое отношение человека к миру, которое не позволяет абсолютизировать её выводы, а человеческому познанию принимать формы мистицизма.

Своеобразным продолжением идей соборности и всеединства явилась философия русского космизма, то есть отношения человека и космоса. Одним из основоположников русского космизма является Н.Ф. Фёдоров (1828-1903). Он пытался создать собственное учение на основе христианской догматики, утверждения активной роли творящего сознания. Посредством науки человечество должно реализовать идею соборности или «сообщности», научившись управлять жизнью на земле и овладев космосом.

Философию символа и космоса проповедовал П.А. Флоренский (1882-1937). Он выносит человеческое бытие на уровень космического. Связь человека с бытием — это связь его с космосом. Для него как религиозного мыслителя эта связь означает духовное единение человека и космоса. Конкретность бытия человека выражается благодаря символу, в котором проявляется единство человека с космосом.

Тему космоса также продолжают К.Э. Циолковский (1857-1935) и В.И. Вернадский (1863-1944). Первый отстаивал естественнонаучное объяснение природных явлений. Разум человека приобретает универсальное значение во Вселенной — источнике зла в космосе. Как только человек овладеет Вселенной, разум возвысится и зло исчезнет. Вернадский, в своём учении о ноосфере, считал, что современная эпоха является переходом от биосферы (совокупности живых организмов) к ноосфере (сфере разума). Деятельность человека и благоприятные условия для размножения человечества меняют биосферу, создают основания для заселения космоса. Техника и коммуникации способствуют планетарному единению человечества и переходу его в ноосферу.

УДК 141.8(470)

Е.В. МОЧАЛОВ

РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ: ТРАДИЦИИ ОСМЫСЛЕНИЯ

Рассмотрены основные этапы изучения русской философии, представленные в работах крупнейших историков русской философии XX — начала XXI вв. Проанализированы ее особенности и перспективы развития.

Ye.V. MOCHALOV RUSSIAN PHILOSOPHY: THE TRADITIONS OF COMPREHENSION

Key words: Russian philosophy, tradition, Orthodoxy, man, historiosophy, God-seeking,

Russia, thinkers, being, soul.

Вопрос о русской философии всегда являлся очень интересным и значимым. Подчас рассуждения о философии России тождественны раздумьям и размышлениям о ее судьбах, о Боге и Православии, о возможностях познания мира, о русском народе, о сущности и предназначении человека, о правде и красоте, попыткам метафизически понять себя.

Когда-то еще в самом начале своего творческого пути Василий Розанов написал работу «О понимании: Опыт исследования природы, границ и внутреннего стремления науки как цельного знания». В ней мыслитель очень емко и точно говорил о человеческой жажде «другого», о том, что для понимания нужны предельные усилия, удивление, сомнение, стремление к ясности. Среди его рассуждений встречается и очень глубокая мысль о подлинной науке, которой присущи не ученость и сумма знаний, а открытость, готовность вступить в диалог с теми, кто стремится к познанию. Видимо, эти слова могут быть отнесены и ко всей истории русской философии, которая обладает уникальной способностью открывать новые свои грани каждому веку, каждому поколению и человеку.

Сегодня как никогда важно уметь преодолеть идеологические споры, штампы, выбрать правильный тон в интерпретации русской духовной традиции, суметь услышать и почувствовать в строках философских трактатах, литературных произведениях, увидевших свет в XI-XX вв. что-то свое, что-то новое, родное и близкое; услышать прошлое, увидеть будущее, а, может быть, в конечном счете стать немного добрее и терпимее.

С учетом вышесказанного, на наш взгляд, актуальным и значимым является вопрос о выделении некоторых принципов понимания истории русской философии в прошлом и настоящем. Не претендуя на безапелляционность своего мнения, остановимся на них подробнее.

Начать обзор (экскурс) об истории русской философии хотелось бы с «Истории русской философии» В.В. Зеньковского, который полагал, что ее полноценное развитие начинается в XVII-XVIII вв. Прежде чем перейти непосредственно к его размышлениям о русских мыслителях, считаем важным сделать

одно замечание: тема о сущности, специфике, путях развития и чертах русской философии необыкновенно глубока и многогранна. В связи с этим можно говорить об ее отдельных чертах, не сбрасывая со счетов при этом их известную условность и учитывая требование цельности в восприятии творчества русских мыслителей.

Своеобразие и сущность русской философии В.В. Зеньковский видит в ее антропоцетризме. Он пишет: «Русская философия не теоцентрична (хотя в значительной части своих представлений глубоко и существенно религиозна), не космоцетрична (хотя вопросы натурфилософии очень рано привлекли к себе внимание русских философов), — она больше всего занята темой о человеке, о его судьбе и путях, о смысле и целях истории. Прежде всего, это сказывается в том, насколько всюду доминирует (даже в отвлеченных проблемах) моральная установка: здесь лежит один из самых действенных и творческих истоков русского философствования… С этим связано и напряженное внимание к социальной проблеме, но ярче всего это обнаруживается в чрезвычайном, решающем внимании к проблемам историософии» .

Определенным добавлением к этому суждению может стать восприятие философии России через призму человека, бытие которого определяет и бытие истории. Очень важно подчеркнуть при этом человеческий аспект историософии: преображая свой внутренний мир, человек преображает окружающую природу. А историософия в этом смысле приобретает человеческое измерение, нравственную шкалу. Следовательно, всякое изменение внутреннего мира души человека может быть осмыслено историософски.

В конце 1940-х годов увидела свет «История русской философии» Н.О. Лосского. В ней, говоря о характерных особенностях русской философии, философ обращает внимание на требование сочетания в ее изучении «двух противоположных и трудно совместимых способностей: способности к абстрактному мышлению в его высшей форме и способности к конкретной реальности на его высшей ступени». Продолжая эту мысль, Н.О. Лосский считает, что «в русской философии стремление к цельному познанию и острое чувство реальности тесно сочетаются с верой во все многообразие опыта как чувственного, так и более утонченного, дающего возможность глубже проникнуть в строение бытия. Русские философы доверяют интеллектуальной интуиции, нравственному и эстетическому опытам, раскрывающим нам высочайшие ценности, но прежде всего они доверяют мистическому религиозному опыту, который устанавливает связь человека с Богом и его царством» .

Эти слова мыслителя обращают внимание на безусловную уверенность русских мыслителей в большой роли интуиции. И самое главное она имеет для них первостепенное значение. Сам процесс познания обретал при этом какой-то таинственный, сакральный смысл, потому что это было познание Бога, познание самого себя.

Интересными представляются замечания Бориса Петровича Вышеславцева, содержащиеся в его книге «Вечное в русской философии». Вот как он понимал философскую традицию России: «Основные проблемы мировой философии являются, конечно, проблемами и русской философии. В этом смысле не существует никакой специфической русской философии. Но существует русский подход к мировым философским проблемам, русский способ, их переживания и обсуждения. Разные нации замечают и ценят различные мысли и чувства в том богатстве содержания, которые даются каждым великим философом. В этом смысле существует русский Платон, русский Плотин, русский Декарт, русский Паскаль и, конечно, русский Кант. Национализм в философии невозможен, как и в науке; но возможен преимущественный интерес к различным мировым проблемам и различным традициям мысли у различных наций» .

Высказывания Б.П. Вышеславцева наталкивают на очень непростую проблему: существует ли некий параллелизм философии России западной духовной традиции, влияние Запада на Россию. Возможно. Но следует иметь в виду, что параллельные прямые, как известно, не пересекаются. Влияние же Запада на Россию и России на Запад можно рассмотреть скорее как диалог, как творческое общение, которое обогащает и полезно для всех собеседников.

Весьма проникновенно и душевно звучат слова другого известного историка русской философии Георгия Васильевича Флоровского со страниц книги «Пути русского богословия»: «И именно «из нашей жизни», из господствующих вопросов и интересов родной жизни, рождается … русская философия. Рождается из историософского изумления, почти испуга, в болезненном процессе национально-исторического самонахождения и раздумья. И рождается именно русская философия … русское философское сознание … некий новый субъект философии» .

Продолжая небольшой экскурс в историю суждений о русской философии, нельзя не обратиться к словам А.Ф. Лосева.

К сожалению, у него нет специальных работ по русской философии, но сохранились его замечания, заметки о ней, отличающиеся точностью формулировок. Известный знаток античности полагает, что русская философия — он-тологична, соборна. Но подлинной изюминкой, квинтэссенцией мировосприятия русской философии А.Ф. Лосевым звучат его слова о том, что «как только русская философская мысль начинала касаться отдельной личности, то есть ставить этические вопросы, то они сразу же превращались в идеологию этого общественного подвижничества и героизма» . Продолжая эту мысль, ученый пишет: «Русской философии, в отличие от европейской и более всего немецкой философии, чуждо стремление к абстрактной, чисто интеллектуальной систематизации взглядов. Она представляет собой чисто внутреннее, интуитивное, чисто мистическое познание сущего, его скрытых глубин, которые могут быть постигнуты не посредством сведения к логическим понятиям, а только в символе, в образе, посредством силы воображения и внутренней жизненной подвижности. Русская философия неразрывно связана с действительной жизнью, поэтому она часто является в виде публицистики, которая берет начало в общем духе времени, со всеми его положительными и отрицательными сторонами, со всеми его радостями и страданиями, со всем его порядком и хаосом. Поэтому среди русских очень мало философов par excellence: они есть, они гениальны, но зачастую их приходится искать среди фельетонистов, литературных критиков и теоретиков отдельных партий».

Филигранная, почти фантастическая острота мышления А.Ф. Лосева общеизвестна. Но здесь она приобретает особый смысл и контекст. Применительно к русской философии это означает признание многообразия форм философствования, среди которых не последнее место занимает и литература. По всей вероятности, едва ли есть основания говорить о совпадении предмета философии и литературы, но то, что русскую литературу волновали проблемы бытия человека, смысла его жизни, проблемы Добра и Зла, т.е. типично философские — это непреложный факт. Все это может свидетельствовать о трепетном, уважительном отношении к Слову и писателю в духовной культуре России.

Русская философия обретает свой особый статус в литературе. Она воплощается в художественных образах, рождает глубокие и сильные эмоциональные переживания. Порой она становится совестью России.

Не оставил в стороне проблемы развития и оценки русской философии и С.Л. Франк. В своей статье «Сущность и ведущие мотивы русской философии»

он приводит очень глубокую мысль о ее мистическом характере. Сложно удержаться от желания воспроизвести ее. По мнению мыслителя, философия ее может восприниматься только как наука в чистом виде. Она имеет очень тесную связь с изучением мировоззрения, в ней очень большое место занимает религиозная мистика. В силу этих обстоятельств русская философия обладает «подлинным своеобразием». Она способна заинтересовать читателя значительностью и глубиной обсуждаемых проблем.

Подытоживая сказанное, он пишет: «Особенностью русского мышления является то, что интуиция присуща ему, так сказать, с малолетства. Русским нельзя отказать в определенной трезвости ума и способности к научной работе… Неприятие всякого рода туманного иррационализма и восторженности является даже особенностью русского духа. Но, с другой стороны, ему не свойственно постижение истины в логических связях и благообразной систематичности… В России наиболее глубокие и значительные мысли и идеи были высказаны не в систематических научных работах, а в литературной форме… Собственной формой русского философского творчества выступает свободно написанная статья, которая крайне редко посвящена определенной философской теме и обыкновенно пишется «по поводу», связанному с какой-либо, новой проблемой исторической, политической и литературной жизни, и в то же время затрагивает глубокие и важные мировоззренческие вопросы» .

Вместе с тем следует отметить, что богатейшая историко-философская традиция в России не завершилась в эмиграции, не умерла с наступлением эры коммунистической идеологии. Ее подлинный расцвет и ренессанс, сопоставимые разве что с эпохой «серебряного века», мы переживаем сегодня, в самом начале нового века и тысячелетия. Возвращаются забытые имена, по-новому осмысливаются идеи средневековой Руси, петровского просвещения, бурного XIX и мятежного, противоречивого ХХ вв. Как восприняты они нашими современниками? Однозначно ответить на этот вопрос едва ли возможно.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В 90-х годах ХХ в. в оценке русской философии произошел перелом, суть которого состоит, в нашем понимании, в возможности открыто высказывать свои мнения, вести различные дискуссии и полемику, в признании уникальности и своеобразия русской философской мысли. Ее открытого, если хотите «надмирного» характера. В этой связи чрезвычайно важны и работы наших современных исследователей. Выделить главные из них очень непросто и все же попытаемся хотя бы обратиться к некоторым из них.

В какой-то мере предвестником грядущих перемен в анализе русской философии стала ныне уже хрестоматийная «Русская философия Х-Х1Х вв.» А.А. Галактионова и П.Ф. Никандрова, увидевшая свет в 1970 г. Авторы включили в свою книгу помимо представителей материалистической традиции русских философов-идеалистов. Следовательно, свершился факт признания нечто иного, чем только материализм. Более того, говоря об особенностях русской философии, историки подчеркивали наряду «с ее связью с практикой» еще и то обстоятельство, что она «являлась философией жизни в полном смысле этого слова» .

Ярким свидетельством кардинального перелома в оценке истории русской философской мысли служит необыкновенно интересная работа В. Ванчугова «Очерк истории философии «самобытно-русской». Подробный, основательный и последовательный очерк о русской философии содержит ценные замечания о возрождении интереса к мыслителям России. Снова стала реальной возможность появления новых идей о путях ее развития.

То, что это далеко непростой процесс доказывает и книга А.Д. Сухова «Русская философия. Пути развития». Автор утверждает, что специфику рус-

ской философии определяли нестандартные пути социальной истории и самым существенным образом отражались на философском сознании . В этих суждениях еще чувствуется некоторая привязанность к социальности и материальным ценностям.

Но уже совершенно по-иному можно осмыслить идеи В.В. Сербиненко, который говоря о русской религиозной философии, «призывал к отказу от «идеологической простоты» и мышления. Вот как пишет он об этом: «Ныне русскую религиозно-философскую мысль прямо обвиняют в маргинальности, в нефило-софичности, по-прежнему рассматривая ее как некий вариант «богоискательства», обреченный остаться периферийным явлением в истории философии. Русских философов и их творчество «изучают» с помощью уже новых схем-методов (например, вполне вульгарно истолкованного психоанализа). Смысл «русской идеи», с одной стороны, сводят к национальной (националистической) идеологии и психологии, к утопическим и геополитическим прожектам». С другой стороны, ее же хвалят за исключительную самобытность, готовы признать единственно истинной и абсолютно чуждой философским традициям Запада и Востока. Но характерно, что в обоих случаях (критикуется или, напротив, превозносится русская философия) невозможно достичь сколько-нибудь целостного понимания национальной философской традиции. Неизбежно начинается отбор положительных и отрицательных фигур в истории русской мысли, причем по совершенно внефилософским критериям» . Ученый призывает воспринимать духовную культуру России целостно, без каких-либо идеологических пристрастий и схем. Продолжая его мысль, можно говорить, что понятие «борьба между материализмом и идеализмом» ушло в прошлое. Уместнее, по всей видимости, при характеристике философского процесса вести речь о его открытости, о диалогичности, о внутренней диалектики и глубокой мотивации.

Историка философии должны интересовать прежде всего философский результат, т.е. само творчество русских религиозных мыслителей, его философское и культурное значение, рассмотренное в контексте духовного и философского опыта предшествующих поколений.

А исследования по истории русской философии А.Ф. Замалеева, М.А. Маслина, В.В. Сербиненко, С.С. Хоружего и Л.Е. Шапошникова составляют целый этап в оценке сущности и перспектив развития философии России.

Именно Л.Е. Шапошниковым подчеркнута важность «ценностной ориентации ученого, анализирующего историю отечественной философии». Особо им обращено внимание на то обстоятельство, что «национальным философским исканиям свойственны: свободомыслие, открытость к иным культурам, чувство общности всех людей, независимо от их национальной принадлежности, обличение пороков национализма, протест против нарушений прав личности, защита общечеловеческих ценностей, критичное отношение к собственным философским достижениям. Он отмечает, что проблемы русской философии волновали и будут волновать россиян, и обсуждать их надо корректно, уважительно относясь к иным позициям. Философская дискуссия должна опираться не на внешнее, формальное знакомство с идейным наследием отечественной мысли, а базироваться на сущностном, внутреннем ее постижении. «Русские философы негативно относились к любому верхоглядству в области науки и культуры, подчеркивая, что «развязность с культурой, когда на счет ее живут и когда нет, кроме претензий на нее, ничего за душою, отвратительна» .

Исследователь акцентирует внимание на необходимости «сопереживания» философским идеям, умения вести с ними полемику.

В работах другого известного историка русской философии С.С. Хоружего она показана как «встреча богословия и философии». Результатом этого может стать «обретение утраченного пространства мысли путем возвращения к традиции, возрождения забытых имен и выявление положительного содержания русской философии». Выделена самобытность и соборность в качестве кардинальных тем русской философской мысли. С.С. Хоружий считает, что «русская мысль начала продвигаться к созданию философии синергии, отвечающей парадигме энергийной связи Бога и мира» .

Как видим, в историю отечественной философии с трудами этого ученого вошло и Православие. Вообще, тема связи русской философии и Православия особенная. Наверное, в ее трактовке уместен спокойный и взвешенный подход. Едва ли русскую философию можно рассматривать, по меткому замечанию А.Ф. Замалеева, как подготовку к «встрече с Православием». Последнее, безусловно, занимает большое место в творчестве мыслителей России, порой как оппонент, порой как соратник, порой как мировоззрение, однако оно ни в коей мере не может быть показателем «продвинутости» всего историкофилософского процесса в России.

Яркой иллюстрацией такого понимания развития отечественной философии служат высказывания этого ученого. Вот некоторые из них.

«Русская философия, конечно же, связана с Православием — в смысле укорененности в духовной стихии русской нации, но она как раз не является православной, хотя в своем главном русле и остается еще религиозной.

Они действовали вопреки логике самой философии, которая не может быть подведена ни под какой религиозный критерий. Она шире и универсальней любой другой формы общественного сознания. Однако пока философия не достигла всей полноты своего развития, не стала целостной системой рациональной метафизики, она сохраняет связь с общедуховной традицией, с религией или наукой, смотря по тому, что доминирует в данный момент в национальной культуре. В этом случае приходится говорить о синкретической сущности философствования, незавершенности философского процесса. Именно так обстоит дело с русской философией: она еще только формулирует свои базисные принципы, еще только начинает осознавать необходимость мировоззренческой автономии как единственной возможности для самобытного творчества. Лишь путаница в умах может породить иллюзию, будто философия неотделима от религии, а русская философия от православия. Богу — Бого-во, кесарю — кесарево!» .

Сходные мысли мы обнаруживаем и в других его работах.

«Но религиозность может выражать личностное стремление к полноте знаний, к постижению тайны бытия. Тогда она перестает быть коллективизированным действом и принимает индивидуализированные формы. Такова именно религиозность русской философии: она не только свободна от «богооткровенных» целей, но и развернута в пространстве «самобытного мудрования». В ней есть линия достоевства и линия толстовства, и хотя они расходятся в конечных определениях, их сближает идеология христоцентризма, которая, по словам архиепископа Иоанна (Д.А. Шаховского), давно «выветрилась» из церковного православия.

Вместе с тем русская философия не остановилась ни на одном из этих видов религиозности; она избрала путь религиозного творчества, созидания «нового религиозного сознания». Суть последнего — в идее цельного знания, выступающего как органический синтез теологии, философии и науки.

Мир не перестал твориться, — заявлял русский мыслитель, — он не завершен: творение продолжается». То же происходит в сфере духа, религиозного

сознания: оно изменяется, совершенствуется в акте человеческого творчества. В новой истории место божественного откровения заступает антропологическое откровение…

Из сказанного ясно, что русская философия в «теософическом состоянии», благодаря установке на антропологизм и всеединство, отчетливо демонстрирует подлинный секуляризм, разрыв с религиозной традицией. Таков парадокс: будучи внешне наиболее мистической, она тем не менее впервые становится самою собой, т.е. «безусловно независимою и в себе уверенною деятельностью человеческого ума» .

Оригинальны и размышления исследователя об особом месте гносеологии и онтологии в русской философии.

«Между тем русская философия предпочитала иметь дело с самим бытием или, по крайней мере, с тем, что входит в познание как непосредственное бытие. Таковым для нее выступало слово, которое и определяло содержание познавательной деятельности. Слово составляло важнейшую часть души. Оно воспринималось в качестве символа, знака, имеющего телесное и смысловое воплощение. В нем бытие обретает смысл, а смысл получает бытийное оплот-нение. Слово принадлежит сразу двум мирам — сознанию и космосу. Поэтому оно энергийно и космично. Познание совершается в слове и через слово. Всякая саморефлексия представляет собой развертывание внутренней или внешней речи. Все русские мыслители признавали примат слова над мыслью. Мысль неотделима от слова. Через слово она срастается с бытием, обретая конечную истинность и ценность.

Таким образом, теория познания в русской философии развивалась не в форме гносеологии, а в форме логогнозии или, иначе, словологии (по старинному: речемыслия, т.е. словознания, словоучения).

На этом фоне как никогда возрастает антропологический пафос русской философии. Возможно, здесь и таится разгадка «формулы Чаадаева», открывающей русскому уму вселенскую перспективу» .

Говоря о некоторых принципах понимания феномена русской философии, приведем высказывания и другого нашего авторитетного ее исследователя М.А.Маслина, как нельзя лучше отражающие перспективы изучения философской традиции нашей страны.

«Учет русского, российского и мирового (всеобщего) «измерений» бытия философии в России является обязательным условием всякого научного подхода. Достоверное истолкование «трех измерений» русской философии может быть дано в результате ее построения в качестве целостной, единой картины, отражающей все главнейшие этапы ее истории, с начала развития философской мысли в Киевской Руси (с XI в.) до философии XX века включительно. Это требует анализа многообразия всех течений, религиозных и нерелигиозных, идеалистических и материалистических. Хронологически эта картина должна быть доведена до наших дней, что предполагает понимание русской философии не как прошедшего, а как продолжающегося, ныне существующего феномена философской культуры. Указанное единство не может быть постулировано заранее, определено «интуитивно», принято на веру. Оно относится и вместе с тем, конкретно. Оно характеризует одновременно как преемственность, так и изменчивость русской мысли, обозначает уровни развития, специфику отечественной духовной культуры на различных этапах ее исторического существования» .

Подводя итог историческому обзору оценок русской философии , можно сделать вывод о том, что ее задача — это осмысление национальных проблем России, формирование общей идеологии ее народов, их самосознания.

Литература

1. Ванчугов В. Очерки истории философии «самобытно-русской» I В. Ванчугов. М.: РИЦ «Пилигрим», 1994. 405 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Галактионов А.А. Русская философия XI-XIX веков I А.А. Галактионов, П.Ф. Никандров. Л.: Политическая литература, 1989. 743 с.

3. Галактионов А.А. Русская философия X-XIX вв. I А.А. Галактионов, П.Ф. Никандров. Л.: Политическая литература, 1970. 743 с.

4. Громов М.Н. Идейные течения древнерусской мысли I М.Н. Громов, В.В. Мальков. СПб.: РХГИ, 2001. 960 с.

5. Замалеев А.Ф. Лекции по истории русской философии I А.Ф. Замалеев. СПб.: Летний сад, 2001. 398 с.

6. Замалеев А.Ф. Нет худа без добра, или О пользе критики I А.Ф. Замалеев. СПб.: Летний сад, 2000. 23 с.

7. Замалеев А.Ф. О русской философии: статьи и отзывы I А.Ф. Замалеев. СПб.: Летний сад, 1998. 131 с.

8. Замалеев А.Ф. Русская религиозная философия XI-XX вв. I А.Ф. Замалеев. СПб.: Летний сад, 2007. 208 с.

9. Зеньковский В.В. История русской философии I В.В. Зеньковский. М.: Академический проект, Раритет, 2001. 880 с.

10. История русской философии: учебник I под. ред. М.А. Маслина. М.: Изд-во КДУ, 2008. 638 с.

11. Лазарева А.Н. Идеи соборности и свободы в русской религиозной философии I А.Н. Лазарева. М.: ИФРАН, 2003. 153 с.

12. Лосев А.Ф. Философия, мифология, культура I А.Ф. Лосев. М., 1991. 567 с.

13. Лосский Н.О. История русской философии I Н.О. Лосский. М.: Советский писатель, 1991.

472 с.

14. Маслин М.А. Три измерения русской философии I М.А. Маслин II Отечественная философия: русская, российская, всемирная. Материалы V Российского симпозиума историков русской философии. Н. Новгород: Нижегородский гуманитарный центр, 1998.

15. Мотрошилова Н.В. Мыслители России и философия запада I Н.В. Мотрошилова. М.: Республика, 2006. 477 с.

16. Порус В.Н. У края культуры I В.Н. Порус. М.: Канон, 2008. 464 с.

17. Русская философия: энциклопедия I под общ. ред. М.А. Маслина. М.: Алгоритм, 2007. 736 с.

18. Сербиненко В.В. Русская религиозная метафизика (ХХ век) I В.В. Сербиненко. М.: РОУ, 2005. 113 с.

19. Сербиненко В.В. Русская философия: курс лекций I В.В. Сербиненко. М.: РОУ, 2005. 464 с.

20. Столович Л.Н. История русской философии. Очерки I Л.Н. Столович. М.: Республика, 2005. 495 с.

21. Сухов А.Д. Материалистическая традиция в русской философии I А.Д. Сухов. М.: ИФРАН, 2005. 260 с.

22. Сухов А.Д. Русская философия. Пути развития I А.Д. Сухов. М.: Наука, 1989. 136 с.

23. Флоровский Г.В. Пути русского богословия I Г.В. Флоровский. Вильнюс, 1991. 600 с.

24. Хоружий С.С. О старом и новом I С.С. Хоружий. СПб.: 2000. 477 с.

25. Хоружий С.С. После перерыва. Пути русской философии I С.С. Хоружий. СПб., 1994. 248 с.

27. Шапошников Л.Е. Философские портреты I Л.Е. Шапошников. Нижний Новгород: Нижегородский гуманитарный центр, 1993. 224 с.

28. Шишкина В.И. История русской философии XI — начала XX вв. I В.И. Шишкина, Г.М. Пурынчева. Йошкар-Ола: ЙГУ, 1997. 264 с.

29. Яковенко Б.В. История русской философии I Б.В. Яковенко. М.: Республика, 2003. 510 с.

МОЧАЛОВ ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ — доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии для гуманитарных специальностей, Мордовский государственный университет, Россия, Саранск (zavaryuhin@mail.ru).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Несмотря на малую известность за рубежом, русская философия представляет собой уникальный феномен в истории философии. Ее особенность заключается в том, что она развивалась автономно, независимо от европейской и мировой философии. Вследствие этого русская философия избежала влияния многочисленных направлений и разработала классические проблемы философии в оригинальном, самобытном ключе.

Основными чертами русской философии можно назвать:

  • 1. Сильная подверженность религиозному влиянию, особенно православию и язычеству;
  • 2. Специфическая форма выражения философских мыслей — художественное творчество, литературная критика, публицистика, искусство;
  • 3. Целостность, стремление почти всех философов заниматься не отдельной проблематикой, а всем комплексом актуальных проблем;
  • 4. Большая роль проблем морали и нравственности;
  • 5. Конкретность;
  • 6. Широкое распространение в массах, понятность простому народу;

Также можно было бы отнести к чертам (и вместе с тем к недостаткам) русской философии XIX — начала XX в. ее несистематичность, систематическую недоработанность, некоторую недооценку рационалистических конструкций.

Одним из виднейших представителей русской философии первой половины XIX в. был Петр Яковлевич Чаадаев (1794 — 1856). В центре философии П. Я. Чаадаева стоят проблемы антропологии и философии истории. Его взгляд на общественные события как подчиненные религиозной и церковной истории стал отправным пунктом для социологии славянофилов, а его ориентация на культуру Западной Европы как образец для России была исходным рубежом для воззрений западников.

В своем наиболее известном произведении, «Философических письмах» П. Я. Чаадаев характеризует тяжелое положение русского народа и пытается ответить на вопрос о судьбах России, найти корни современной жизни в истории страны. Он считал самой печальной чертой русской цивилизации ее изолированность от общечеловеческого развития. Главные пороки русской жизни Чаадаев видел в самодержавии и крепостничестве — главных свидетельствах ее отсталости.

Размышления Чаадаева стали основанием для целой философской дискуссии относительно путей развития России. В ходе этой дискуссии сформировались два основных направления русской социально-философской мысли 19 века: славянофилы и западники.

Представители славянофилов выступали с критикой слепого подражательства Западу, прямого заимствования западных форм общественной и культурной жизни, их бездумного переноса на российскую почву. Основой самобытности России они считали православие.

Славянофилы выступали против крепостного права; определяющими для них были принципы классового мира и эволюционного (путем реформ) прогресса. Большую роль в выработке и развитии взглядов славянофилов сыграли А. С. Хомяков, И. В. Киреевский, П. В. Киреевский, К. С. Аксаков, Ю. Ф. Самарин и др.

В свою очередь, западники делали акцент на творческом усвоении опыта Западной Европы, особенно в общественно-политической области. Для достижения целей социально-политического преобразования российского общества (отмены крепостного права, обеспечения свободы личности, свободы слова и печати и т.п.) западники предусматривали необходимость радикальных методов борьбы, коренной ломки традиций российского общества. К западникам относят таких мыслителей, как А. И. Герцен, Т. Н. Грановский, Н. П. Огарев, В. П. Боткин, Е. Ф. Корш и др.

Наиболее видными представителями материализма и диалектики XIX в. были А. И. Герцен и Н. Г. Чернышевский. Их объединяли не только общие философские принципы, но и ненависть к любым формам угнетения человека, революционный демократизм, не только теоретическое, но и практическое отстаивание своих идей, интенсивность общественной деятельности и трагизм жизненного пути.

Александр Иванович Герцен (1812 — 1870) — философ, писатель, публицист, один из идейных вдохновителей революционно-демократического движения в России.

Герцен ратовал за снятие крайностей идеализма и реализма на путях разработки нового мировоззрения, где мышление признается высшим результатом развития природных начал. Он отмечал, что сознание возникло в ходе исторического развития природы, по отношению к которой оно вторично и производно.

В философии истории А. И. Герцен явился сторонником такой позиции, согласно которой социальное развитие — это неподвластный никакому предопределению процесс, направляемый стремлением людей к самопознанию и сознательной деятельности во имя свободы.

Герцен критикует западноевропейский путь буржуазного развития, полагая, что у России должна быть иная историческая судьба. Он утверждал, что русская деревенская община с ее коллективной собственностью на землю, уравнительными отношениями и самоуправлением содержит зачатки социализма.

Николай Гаврилович Чернышевский (1828 — 1889) — революционный демократ, писатель, публицист, литературный критик, философ. Он отстаивает утверждение о материальном единстве мира, о естественном взаимодействии человека с природой как основе его сознания и социального существования. Он считает, что мышление, теоретическое познание должно опираться на чувственный опыт человека. В науке, особенно естественной, Н. Г. Чернышевский видит двигатель общественного прогресса. Разрабатывая антропологический принцип, Н. Г. Чернышевский считал индивида первичной реальностью, а общество — множеством отдельных людей, взаимодействующих друг с другом.

Наиболее ярким представителем религиозно-идеалистической философии 19 века был Владимир Сергеевич Соловьев (1853 — 1900). Он стал основателем целого направления – философии Всеединства. Соловьев удачно соединил в своих идеях философию и богословие, создав весьма продуктивную философскую систему.

В основе теории Соловьева лежит понятие Добра, понятого как некая высшая сущность, получающая воплощение в различных формах. Добро, по Соловьеву, обладает следующими свойствами:

  • 1) чистотой, или самозаконностью (автономией), ибо оно ничем внешним не обусловлено;
  • 2) полнотой, или всеединством, поскольку оно все собою обусловливает;
  • 3) силой, или действенностью, поскольку оно через все осуществляется. Оно проявляется прежде всего в чувствах стыда, жалости (сострадания) и благоговения.

Добро составляет основу нравственной жизни человека. Благодаря ему, человек может воспринимать разницу между хорошим и плохим, вырабатывать и воспринимать моральные нормы, формулировать учение о нравственности.

Соловьев отрицает противопоставление личности и общества. По его мнению, человек – это существо личностно-общественное.

Соловьев различает три основные формы организации человеческого общества:

  • 1) родовая форма;
  • 2) национально-государственный строй;
  • 3) всемирное общение жизни. Последняя из этих форм есть осуществление идеи Всеединства — идеал будущего, когда в «действительном нравственном порядке» будут преобразованы и воссоединены все элементы бытия.

Всеединство для Соловьева – это конечная цель всего, что существует. Всякая частица мира стремится достигнуть своей полноты. Это возможно только в случае взаимопроникновения всех живых существ, объединенных любовью друг к другу и к Богу.

Еще одним крупным представителем русской философии был Николай Александрович Бердяев (1874 — 1948). В основе философского мировоззрения Н. А. Бердяева лежит различение мира призрачного (это «мир» в кавычках, эмпирические условия жизни человека, где царствует разъединенность, разорванность, вражда, рабство) и мира подлинного (мир без кавычек, «космос», идеальное бытие, где царствует любовь и свобода).

Человек, его тело и дух находятся в плену у «мира», призрачного бытия. Задача же человека состоит в том, чтобы освободить свой дух из этого плена, «выйти из рабства в свободу, из вражды «мира» в космическую любовь». Это возможно лишь благодаря творчеству, способностью к которому одарен человек, поскольку природа человека есть образ и подобие Бога-творца.

Одним из наиболее продуктивных направлений русской философии 19 – 20 веков была философия космизма. Космизмом называют специфическое направление философии, осмысляющее судьбы человека и общества с позиций космологического мировосприятия.

В рамках русского космизма условно можно выделить два течения: Первым является космическое направление научной мировоззренческой мысли. В его ряду стоят такие философы и ученые, как Н. Ф. Федоров, К. Э. Циолковский, В. И. Вернадский, А. Л. Чижевский и многие другие.

Вторым является космическое направление русской религиозной философии. Оно представлено в наследии Вл. С. Соловьева, С. Н. Булгакова, П. А. Флоренского, Н. А. Бердяева.

Николай Федорович Федоров (1829 — 1903) — философ, родоначальник русского космизма. Обладал обширными и разносторонними знаниями, владел в совершенстве основными европейскими языками, знал и несколько восточных языков. В основе концепции Н. Ф. Федорова лежит поиск глубинных причин зла и разработка средств его преодоления.

Главное зло для человека он усматривал в смерти, порабощенности его слепой силой природы. В таких условиях каждый человек пытается решить прежде всего проблемы самосохранения, что неизбежно порождает эгоизм, безнравственность, зооморфизм общественного строя. Он выдвигает идею регуляции природы силами науки и техники. Регуляция природы мыслилась им как принципиально новая ступень эволюции, как сознательный этап развития мира и космоса.

В его проекте — и овладение природой, и переустройство человеческого организма, и управление космическими процессами, и, наконец, «воскрешение отцов», возвращение людям жизни, отнятой у них людьми или природой в процессе войн, голода, природных стихий и т.д.

Константин Эдуардович Циолковский (1857 — 1935) — известный ученый, основоположник современной космонавтики. К. Э. Циолковский пытался решить ряд философских проблем: о смысле космоса в целом, о месте человека в космосе, о конечности или бесконечности человеческого существования, путях построения счастливого будущего и т.д.

Владимир Иванович Вернадский (1863 — 1945) — выдающийся естествоиспытатель и мыслитель-гуманист, один из выразителей русского космизма, основатель учения о биосфере и ноосфере, генетической минералогии, биогеохимии, радиогеологии и других научных направлений.

Ноосфера представляет собой новый этап развития биосферы, связанный с появлением человека, развитием мышления и созданием общества. Ноосфера, мыслящая оболочка Земли, благодаря познанию человеком законов природы, становится крупнейшей силой преобразования природы.

Своеобразным венцом развития ноосферы должна стать автотрофность человечества, т.е. освобождение его от необходимости получать энергию от растительного и животного мира Земли, — условие отрыва будущего человечества от одного планетного тела и перехода его эволюции в космос.

Русская идея и ее современное звучание.

Русская религиозная философия как самостоятельное явление духовной жизни сложилась в середине ХIХ века. Философские построения представителей этого направления имеют религиозное содержание, однако связь философии с религией основой принимает рациональный характер. Религиозная традиция в истории развития философской мысли в России была самой богатой и значительной в идейном отношении. Глубокий социально-политический кризис второй половины ХIХ века заставил мыслителей обратиться к теме о роли Церкви в жизни государства, о значении христианских ценностей в формировании общественного идеала. Перед религиозными мыслителями встала задача формировании целостного мировоззрения, в котором философский, религиозный, политический, социальный, культурный аспекты должны были образовать единую систему.

Русская религиозная философия в своем развитии прошла несколько этапов:

  1. начало этого направления философии в России связывают с именами славянофилов А.С. Хомякова и И.В. Киреевского;
  2. период формирования русской религиозной философии как системы в трудах В. С. Соловьева;
  3. религиозно-философский ренессанс начала ХХ в., который связан с именами С.Н. Булгакова, Н.А. Бердяева, Е. Н. и С. Н. Трубецких, Н.О. Лосского, С.Л. Франка, П.А. Флоренского и других философов;
  4. период эмиграции, где закончили свою творческую деятельность большинство религиозных философов начала ХХ века.

Центральной идеей русской религиозной философии выступает идея всеединства, которая стала основанием для формирования целого философского направления – метафизики всеединства. философия всеединства оформилась в последней четверти ХIХ века Ее основоположником является В.С. Соловьев (1853 – 1900), который в своем философском труде «Кризис западной философии (против позитивистов)» наметил основную проблематику концепции всеединства.

Идея всеединства имеет ряд взаимосвязанных аспектов. В онтологическом аспекте всеединство представляет собой единство всего мира, Космоса, а также единство Бога и сотворенного им мира. Мировой процесс, по Соловьеву, — это процесс «собирания Вселенной», восхождения к всеединству.

В гносеологическом плане данная категория означает неразрывную связь религиозного, философского и научного познания, выражающуюся в системе «цельного знания». Каждый из этих видов познания выполняет свою функцию, ни один из них не может сам по себе давать истинного знания. Научное познание дает фактические сведения о природном мире. Философия – умозрительное знание, оно связано с воображением и дает возможность обобщения. Религиозное познание основано на вере, его цель – придать знанию нравственный смысл.

в социально-политическом аспекте принцип всеединства реализуется в идее свободной теократии, или цельного общества, — совершенного общественного устройства, в котором Церковь выступает в свободном внутреннем союзе с политическими и экономическими организациями.

В аксиологическом, нравственном аспекте всеединство проявляется в единстве абсолютных ценностей истины, добра и красоты. Нравственная оценка всех дел человеческих всегда была главной для Соловьева. В книге «Оправдание добра» он говорит о том, что любая область человеческой деятельности должна основываться на морали, что общественному прогрессу должен соответствовать прогресс нравственный.

Важнейший аспект концепции всеединства Соловьева — антропологический. Человек олицетворяет единство материального и духовного. В мировом процессе человек – не безличный элемент, он обладает творческими способностями, участвует в достижении миром гармонии. Человек – духовный центр мироздания, его великая миссия – соединение мира, от низших его ступеней до высших, с Богом. Выполняя эту миссию, человечество переходит в свое высшее состояние – оно становится Богочеловечеством. В антропологическом плане всеединство есть всечеловечество как свободное единство всех людей и всех дел человеческих и приобщение его к Богочеловечеству как величайшему христианскому идеалу.

В учении Соловьева намечены пути к достижению всеединства, начиная с осознания внутренней целостности природы и заканчивая становлением идеального Богочеловечества. По В.С. Соловьеву, всеединство предполагает теснейшую связь и постоянное взаимодействие духовного бытия и материальной природы. Формой соединения материальной природы и божественного, духовного начала является «истинное человечество». В.С. Соловьев рассматривает человечество не в метафорическом, а в реальном, эмпирическом смысле. Философ считает, что отрицание реальности этого целого невозможно в той же мере, в какой невозможно отрицание реальности племенных, национальных, классовых групп. Причем это единство будет истинным только при условии, что «единое существует не за счет всех или в ущерб им, а в пользу всех».

Еще одна важная часть учения Соловьева, имеющая прямую связь с учением о всеединстве – софиология. София– Божественная Премудрость и «вечная женственность», «лучезарное и небесное существо». София – это высшее, надприродное начало, исходящее от Бога и являющееся посредником между Богом и человеком. Это божественная норма мира. София – это деятельное начало, особая энергия. Основные дефиниции Софии – Добро, Истина, Красота, главные принципы софийности – гармония, закономерность, сообразность. Движение мира к осуществлению всеединства возможно только на основе принципов софийности. София — она олицетворяет единство духовного и материального, судеб Неба и Земли и позволяет понять и почувствовать красоту единого мира.

Н.А. Бердяев (1874 – 1948) – видный русский мыслитель 1-й половины ХХ в., крупнейший представитель религиозного экзистенциализма («философии существования»). Как экзистенциалист, он различает понятия «бытие» и «существование». Бытием обладает материальный, предметный мир. Подлинным существованием обладает лишь духовное – субъекты. В сфере духовной жизни производятся оценки, творятся ценности, выводится смысл явлений. Бытие есть лишь смысл, который ему придает субъект. Цель философии – не в отражении действительности, а в улавливании ее смысла.

Бердяев говорил о существовании трех видов времени: космическое – представляет собой круговорот, историческое – линия, протянутая из прошлого в будущее, экзистенциальное – символизируется точкой, говорящей о движении духа вглубь, к свободе, которая первичнее не только бытия, но и Бога.

Понятие Бога у Бердяева больше философское, чем религиозное. Бог сотворил мир и человека, но не имеет власти над ними. Бог – это высший дух, это экзистенция. Бог не является чем-то внешним по отношению к личности, не существует вне личности, он сам своеобразная личность. Единственное доказательство существования Бога – это обладание человеком духовностью.

Экзистенциализм Бердяева является персоналистическим, т.к. под термином «дух» он понимает духов-личностей (божественную и человеческую). Каждый дух представляет собой деятельную единицу, несет в себе свободу и творчество. Духи-субъекты первичны по отношению к объектам, которые зависят от того смысла, которым его наделяет субъект. В этом Бердяев стоит на позициях субъективного идеализма.

Человек принадлежит двум мирам: божественному – миру духа и свободы и природному – миру материи и необходимости. Поэтому человек противоречив, он соединяет в себе высокое и низкое, в нем борются Бог и мир.

Человек, по Бердяеву, представляет собой сложное единство личности и индивида. Индивид – существо биологическое, подчиненное природной и общественной необходимости. Личность – явление духовное, ее суть – свобода и творчество. Бердяев не признавал положения о приоритете рода над индивидом, общества и государства над личностью. «Человеческая личность – единственная, неповторимая, независимая – есть верховная ценность». Однако личность существует только в общении с другими людьми.

Государство, власть, социальные нормы подавляют свободу человека. Люди начинают считать целью своей жизни технику, экономику и др. и перестают задумываться над смыслом жизни. Смысл истории – спасение человечества, возврат его к богу. Он негативно оценивал социальные революции; социалистическую революцию в россии рассматривал как способ порабощения человека, рождающий новые формы социальной несправедливости. Бердяев говорил о необходимости «революции духа», означающей творческое преображение мира. Человек достигнет внутренней свободы и примет другую систему ценностей, в которой духовность займет высшее место. Наступит богочеловеческое царство. В этом заключается смысл историософии бердяева.

В контексте русской религиозной философии сформировалось значительное для русской философии в целом идейное течение, в основе которого понятие «русская идея». Под русской идеей принято понимать комплекс проблем и представлений, связанных с определением исторической роли России в составе мирового целого, особенностями российской истории, русской культуры, народного характера и менталитета. Русская идея выступает как система философских, социологических, социально-психологических, этических, религиозных и других взглядов и представлений, выражающих особенности национального самосознания русской нации.

Русская идея имеет глубокие корни в древнейшей истории общественной мысли России. Ее истоки восходят к «Слову о законе и благодати» митрополита иллариона, в котором впервые был поставлен вопрос об историческом предназначении Руси. свое законченное, признанное классическим выражение она обрела в творчестве мыслителей второй половины ХIХ – начала ХХ веков. Сам термин «русская идея» был предложен Ф.М. Достоевским, систематизатором русской идеи как концепции выступил В.С. Соловьев (лекция «Русская идея», Париж, 1888 г.). В трактовке В.С. Соловьева и его последователей, национальная идея призвана выражать «функцию, которая возложена на ту или другую нацию» в общей жизни человечества.

В содержании русской идеи национальная индивидуальность не означает исключительности, а, напротив, свидетельствует о ценности, значимости каждого отдельного народа для человечества в целом. Формирование национальной идеи должно вести не к антагонизму народов, а к их движению в согласии с другими народами к свободному единству – об этом писали Ф.М. Достоевский, В.С. Соловьев, Е.Н. Трубецкой, Н.А. Бердяев. Поэтому русскую идею нельзя рассматривать в отрыве от другой центральной составляющей русской философии – концепции всеединства. Доминирующий мотив данных идей с позиций религиозно-философской – признание общечеловеческого значения христианской нравственности, призванной стать духовной основой объединения народов мира в единое целое, способствовать общечеловеческому прогрессу.

В условиях духовного кризиса современного общества, появления глобальных проблем, требующих для своего решения объединения усилий всех наций и государств, русская идея приобрела новое, современное звучание. Русская идея отличается универсальностью, многоплановостью содержания, она направлена на поиск путей развития – именно это обусловило обращение к ней как к теоретической основе преобразований во всех сферах общественной жизни. Русская идея может способствовать сплочению, единению русского народа и всего мирового сообщества на основе духовно-нравственных принципов, сложившихся в русской православной культуре.

Стремление к целостному познанию

Нравственно-антропологический характер

До-систематический, до-логический характер

Эмпирико-сенсуалистический характер

Одной из сквозных идей русской философии является идея апокатастазиса, суть которой в

Спасении всех людей без исключения: и праведников, и грешников

Построении свободного теократического государства

Оправдании Бога, снятии с него ответственности за существующее на земле зло

Воскрешении всех когда-либо живших на земле людей

К характерным особенностям русской философии относится:

Рационализм

Эмпиризм

Антропологизм

Панлогизм

Верховный бог в славянской мифологии, творец Вселенной, распорядитель дождя и грозы, покровитель семьи и дома

Один

Сет

Гор

Род

Для древнерусской мысли характерна:

Объективность, безоценочность

Переоценка внешнего материального бытия

Интерес к общественно-политической проблематике

Абстрактное теоретизирование

Предфилософии Киевской Руси свойственен:

приоритет натурфилософских построений

Мистицизм

нравоучительный характер

обоснование исключительности русского народа

Датой принятия православия на Руси считается

944 год

980 год

988 год

1054 год

Город, в котором согласно «Повести временных лет» принял крещение великий князь Владимир Святославич

Новгород

Киев

Корсунь

Константинополь

Киевская Русь приняла «культурную эстафету» от:

Византии

Золотой Орды

Хазарского каганата

Франции

Двуглавый орёл впервые был принят в качестве государственного символа России

Владимиром Мономахом в 12 веке

Иваном IIIв 15 веке

Иваном IV(Грозным) в 16 веке

Петром Iв начале 18 века

К жанру социальной утопии в древнерусской литературе относится

«Задонщина»

«Сказание о Граде Китеже»

«Слово о законе и благодати»

«Повесть о белоризце-человеке и о монашестве»

Сергий Радонежский был современником

Ледового побоища

Стояния на Угре

Куликовской битвы

«Смутного времени»

Знаменитым русским иконописцем является:

Иван Федоров

Максим Грек

Григорий Сковорода

Феофан Грек

Самая знаменитая икона Андрея Рублева:

«Благовещение»

«Спас Ярое Око»

«Богоматерь Донская»

«Троица»

«Слово о законе и благодати» написал

Филофей

Владимир Мономах

Иларион

Даниил Заточник

Идеологему «Москва – Третий Рим» впервые обосновал

Владимир Мономах

Филофей

Дионисий

Сергий Радонежский

Инициатором исправления церковных книг, явившегося поводом к расколу, стал:

Патриарх Никон

Протопоп Аввакум

Инок Филофей

Иосиф Волоцкий

Основателем русского книгопечатания является:

Ф. Скорина

И. Федоров

Д. Тверитинов

С. Ушаков

Духовный лидер нестяжателей

Иосиф Волоцкий

Нил Сорский

Серапион Владимирский

Юрий Крижанич

Выступали против владения монастырями землей, считали, что накопление богатства противоречит монашеским обетам

грамотники

никониане

раскольники

Нестяжатели

Кодекс феодального образа жизни, предписывавший как строить семью и вести хозяйство, созданный на Руси в 16 веке

«Домострой»

«Великие Минеи Четии»

«Шестоднев»

«Толковая Палея»

Протопоп Аввакум был духовным вождем

иосифлян

жидовствующих

нестяжателей

Раскольников

В «Вертограде Многоцветном» Симеон Полоцкий уподобляет мир

Книге

шару

человеку

дому

Один из первых сторонников идеи панславизма (объединения всех славян)

Александр Герцен

Юрий Крижанич

Максим Грек

Аввакум

Сподвижник Петра Великого, архиепископ новгородский, автор «Духовного Регламента»

Вассиан Патрикеев

Симеон Полоцкий

Михаил Ломоносов

Феофан Прокопович

Российская Академия наук была основана в

Году

1755 году

1801 году

1825 году

Сторонником деистического материализма в русской философии был

М.В. Ломоносов

Н.И. Новиков

Г.С. Сковорода

А.С. Хомяков

При открытии Московского университета в числе трёх его факультетов не было:

Физического

философского

юридического

медицинского

Масонство было привнесено в Россию из:

Англии

Византии

Швеции

Ирана

К одной из центральных идей масонства относится:

Ограничение свободы человека, подчинение личности воле коллектива

Превосходство арийской расы над другими народами

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *