Доиндоевропейское население Европы

О культуре и религии Старой Европы можно судить как по археологическим данным (основные культуры — Триполье, Винча, Лендьел, воронковидных кубков), так и по историческим свидетельствам о народах, предположительно представляющих доиндоевропейский этнический субстрат (минойцы, сикулы, иберы, баски, лелеги, пеласги)..

В IV тыс. до н. э. конец Старой Европе положили вторжения воинственных степняков-индоевропейцев. Племена Старой Европы были истреблены либо ассимилированы индоевропейцами, а культ быка сменился культом коня.

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Термин, который ввела в оборот Мария Гимбутас для обозначения доиндоевропейской Европы времён неолита. С её точки зрения, это было миролюбивое аграрное общество с элементами матриархата, почитавшее различных богинь, с развитым культом плодородия (у средиземноморских народов — быка). Термин «доисторическая» к реальной истории ранней (старой) Европы научно непреемлем.

Цивилизация старой Европы существовала в доисторические времена.

Термин «доисторический» означает «до появления письменной истории». В отношении к Европе термин чаще всего означает культуры, существовавшие до прихода на эти земли древних греков или римлян, то есть для разных стран хронологическая граница между «доисторическим» и «историческим» периодом может колебаться с разбросом до полутора-двух тысячелетий.

К племенам Старой Европы до прихода инжоевропейцев относятся:
• Камуны
• Корсы
• Лигуры
• Реты
• Северные пицены
• Сиканы
• Сикулы
• Таврины
• Эвганеи
• Элимцы
• Этруски

О культуре и религии Старой Европы можно судить как по археологическим данным (основные культуры — Триполье, Винча, Лендьел, воронковидных кубков), так и по историческим свидетельствам о народах, предположительно представляющих доиндоевропейский этнический субстрат (минойцы, сикулы, иберы, баски, лелеги, пеласги).

Праиндоевропейцы (в литературе XIX — серед. XX веков — «арийцы») — носители праиндоевропейского языка, жившие на прародине индоевропейцев ок. 6000 лет тому назад, во время энеолита и раннего бронзового века. Общий для всех индоевропейских народов лексикон свидетельствует о том, что это был воинственный кочевой народ, одним из первых одомашнивший лошадь и использовавший для передвижения на большие расстояния повозки сначала на массивных сплошных, а позднее облегченных колёсах со спицами. Благодаря использованию таких технологий, как колесо и колесница, их потомки — индоевропейцы — смогли заселить огромные просторы Евразии. Самоназвание праиндоевропейцев неизвестно.

Данные сравнительно-исторического языкознания позволяют говорить о праиндоевропейцах как о патриархальном обществе, основным занятием которого было скотоводство, особенно разведение крупного рогатого скота. Богатство человека измерялось количеством принадлежащего ему скота (термины для обозначения денег и скота во многих индоевропейских языках родственны). Вполне возможно, что первоначально использовалась восьмеричная система счисления, со временем заменённая на десятеричную (во многих индоевропейских языках числительное «девять» созвучно прилагательному «новый»).

Религия праиндоевропейцев — политеизм, основанный на почитании верховного «бога-громовержца», который ездит по небу на колеснице и мечет громы и молнии. Вероятно, существовала особая каста жрецов, ответственных за проведение священных обрядов, которые, как считается, включали организованное потребление галлюцинногенного напитка (сома, мёд, амброзия).

По мнению Дюмезиля, каждой касте соответствовало особое божество: скажем, у жрецов это был грозный, но справедливый бог-судья, карающий бог правосудия (Зевс — Юпитер — Один — Перун — Митра — Варуна), у воинов — бог войны (Тор — Марс — Арес — Индра), у земледельцев — бог плодородия (Фрейр — Квирин — Велес). Для многих индоевропейских народов также характерен культ лошади, с которым связаны фигуры божественных близнецов.

Прародина индоевропейцев — один из самых спорных вопросов индоевропеистики, решение которого требует совокупного исследования данных лингвистики и археологии. Языковые данные указывают на наличие в праиндоевропейском языке слов, обозначающих снег, бук и лосось, на множество терминов, связанных с разведением лошадей, но на отсутствие единого обозначения моря и связанных с ним понятий. Это свидетельствует о том, что прародина индоевропейцев находилась в глубине материка.

В довоенной литературе в качестве прародины (urheimat) зачастую постулировался север Европы, при этом германские народы объявлялись наиболее чистыми носителями арийской расы. В настоящее время существует несколько теорий, из которых наиболее распространена «курганная гипотеза», предложенная в 1956 г. Марией Гимбутас. Согласно её предположению, прародиной индоевропейцев являются волжские и причерноморские степи (ямная культура). Постепенно различные ветви индоевропейцев волнами мигрировали на юг, восток, запад и север от прародины. Дольше всех изначальный ареал занимали предки балтов и славян.

Воздействие народов Старой Европы на культуру индоевропейцев разнится в зависимости от региона. В классической античности отголосками Старой Европы считаются культы богинь (Богиня со змеями, Афродита, Деметра), почитание быков на Крите (см. Минотавр, таврокатапсия, лабрис) и в Иберии, вольное отношение к сожительству лиц одного пола (см. гомосексуальность в Древней Греции).

Обитатели Старой Европы не знали гончарного круга и колеса. В отличие от индоевропейцев, селившихся в «полисах» на укреплённых местах вроде холмов, они жили в сёлах на равнинах небольшими поселениями (на Балканах существовали населённые пункты, рассчитанные на 3000-4000 жит.)

Скудные данные о языке доиндоевропейских обитателей Европы можно извлечь из анализа топонимики. Гимбутас полагала, что реликтовым островком их языка и культуры остаётся Баскония.

Баски — живые староевропейцы, традиции которых идут напрямик со времён неолита. Многие аспекты староевропейской культуры — почитание богинь, лунный календарь, наследование по женской линии и ведение женщинами сельского хозяйства — сохранялись в Стране Басков вплоть до XX века.

Племена Старой Европы говорили на одном наречии и даже использовали письменность (тэртерийские надписи).

Генетики отождествляют с доиндоевропейским населением Y-хромосомные гаплогруппы I1 (распространена в основном в северо-западной Европе) и I2 (северо-западная Европа и Балканы). Кроме того, к влиянию неолитических миграций можно отнести наличие гаплогруппы J2 (в основном в Средиземноморье), а также, в меньшей степени, E3b и G (немногочисленные островки вдоль побережья Европы, а также в Испании).

Что касается митохондриальных гаплогрупп, к доиндоевропейскому населению относят, прежде всего, различные субклады гаплогруппы U, широко распространённые в Европе и на севере Африки. С индоевропейскими вторженцами связывают доминирующие в настоящее время в Европе Y-хромосомные гаплогруппы R1a и R1b, а также митохондриальные H и V. С другой стороны ряд генетиков настаивают на автохтонности гаплогруппы R1b, которую они связывают с палеолитическим населением Франко-Иберии.

++++++++++++++++++++

Фраза о том, что бывшие метрополии могут стать колониями своих бывших колоний, за последние несколько лет все акцентированнее воплощается в реальность. Иммигрантские полчища, которые наполняют европейские государства сегодня вполне могут напомнить великое переселение народов, которое спровоцировано поисками лучшей жизни.


Если говорить о статистике, то сегодня во многих крупных европейских государствах наблюдается самый интенсивный прирост именно миграционной части населения. В частности, в Италии количество иммигрантов оценивается на уровне 4,6 миллиона человек (7,5% населения страны), во Франции – 3,8 млн. человек (6,1% населения), в Германии – 7,2 миллиона (почти 9% населения). И это только официальная статистика. Эксперты в области демографии, связанной с миграционными потоками, склонны говорить о цифрах, которые, по меньшей мере, на 300-500 тысяч человек для каждой из указанных стран выше. Получается, что в Германии каждый десятый, а в Италии каждый 12-й человек никакого отношения не имеет к коренному населению. Мало того, что не имеет, так и не собирается вливаться в новую для себя среду. Если учесть, что именно среди иммигрантских общин из Африки, Ближнего Востока, Азии наблюдается бум рождаемости, то можно говорить о том, что при сохранении существующей политики лет через 30-35 количество «варягов» в тех же европейских государствах может сравняться по численности с количеством коренных жителей. А это уже проблема, которая имеет цивилизационный подтекст.
С чем же конкретно этот подтекст может быть связан?
Дело в том, что сохранение европейских принципов общественного сознания, когда общественные статусы должны быть непременно равными независимо от цвета кожи, вероисповедания, сексуальных, экономических или политических предпочтений, способно привести к самому настоящему вырождению классических европейских наций. Если уже сегодня иммиграционное давление в ЕС (да и в России тоже) так велико, что даже совсем небольшая группа иммигрантов способна диктовать свои условия целому городскому кварталу, муниципалитету, а то и отдельному региону, не особенно обращая внимания на местные законы и традиции, то что же будет завтра… А будет вполне очевидная картина, когда метрополия будет поглощена своими же колониальными «отпрысками».
Социология в этом плане выглядит жестокой наукой, так как она не оставляет никаких шансов слабому и постоянно идущему на компромисс обществу. Если 10 человек могут диктовать свою волю тысяче людей, то представители этой самой тысячи могут многократно убеждать себя в собственной толерантности, но места под солнцем у них будет оставаться все меньше. В этом случае работает уже даже не вполне общественный закон, а закон естественного отбора, когда выживает по-настоящему сильнейший.

Европейская цивилизация, к которой мы порой так хотим себя отнести, пока уверенными шагами идет по пути самовырождения. Открыв двери иммигрантам в прошлом веке, сегодня вход на европейское общественное поле остается нараспашку. Захлопнуть эту дверь уже ни у одного европейского политика высокого ранга не хватает сил. С одной стороны мешают классические нормы гуманизма, который некогда виделся прогрессивным и способным дать Европе толчок для развития (что и произошло), с другой стороны – сами иммигранты, которые уже всеми силами готовы держаться за свое новое положение и не преграждать дорогу своим землякам, неиссякающим потоком пребывающими с целью начать новую жизнь. И если пару веков назад гуманистические идеи в Европе действительно смогли спровоцировать мощнейший импульс для экономического и социально-политического развития региона, то сегодня они же загоняют всю европейскую цивилизацию в самый настоящий тупик.
Особняком в этом вопросе стоит так называемый мусульманский иммиграционный процесс. Связан он с тем, что за последние годы в ЕС все чаще стали прибывать иммигранты, исповедующие ислам. Статистические данные говорят о том, что из общего числа европейских мигрантов количество мусульман может достигать трех четвертей. По понятным причинам, проблема заключается вовсе не в самом исламе, так как эта религия, как и другие мировые религии, несет сугубо позитивное зерно, а связана эта проблема в первую очередь с конфликтом между отдельными людьми, что определенные силы используют для разжигания массовой розни.
Нередко доходит до так называемого обратного расизма или реванш-расизма, когда угнетенными и оскорбленными можно вполне считать коренных французов в Париже или коренных англичан в Лондоне. Сегодня даже полиция этих стран не всегда рискует заходить в те районы, где проживает подавляющее большинство выходцев из таких стран как Пакистан, Тунис, Ливия, Марокко или Алжир. В этих районах процветает наркоторговля, торговля оружием, проституция и прочие плоды европейского мультикультурализма. Именно из этих районов выходят те самые «европейские» террористы, которые еще вчера в трюме корабля прибыли на юг Италии или Франции, а сегодня получили задание стать моджахедами и умереть «за веру», взорвав себя в оживленном месте. Именно здесь с помощью тотальной пропаганды рождаются массовые движения против мерзостных фильмов, карикатур, акций по сжиганию священных книг. При этом если учесть, что у большинства проживающих в так называемых неблагополучных районах нет даже запасной пары чистых носков и своей крыши над головой, то можно лишь догадываться о том, откуда они узнают о неких провокационных лентах, снятых на пожертвования сомнительных людей. При этом не перестаешь поражаться тому, что заставить всех этих реакционеров неевропейского происхождения работать не может ни один европейский политик, зато собираются под реваншистскими лозунгами и танцуют на горящих флагах стран, в которых теперь живут, эти люди с завидной организованностью. Говорит это о том, что работать-то их никто и не думает заставлять – толерантные европейские законы запрещают какой-либо нажим на личность. Зато палочная система собственных традиций и культивируемая агрессия против своих новых соседей творят настоящие чудеса: захотят — сокрушат полицейский участок, захотят – и Бастилию возьмут (если б такая оставалась)…
Британские демографы провели так называемую цветовую дифференциацию Лондона. Каждый городской квартал окрашивался на столичной карте в определенный цвет, которые соответствовал определенной расовой группе проживания. При составлении этой колорированной карты британские специалисты использовали данные демографического исследования, проведенного на Туманном Альбионе в 2010 годах. Итак, согласно исследованиям оказалось, что в Лондоне два года назад проживали: 71% белого населения, 11% — чернокожих лондонцев, 12% — азиатское население, 3% — представители Юго-Восточной Азии, 2% — прочие. И количество белых лондонцев сокращается ежегодно…
Примечательно то, что в Лондоне, как и во многих других европейских столицах, успели сформироваться целые кварталы, жители которых не собираются вливаться в большую общественную жизнь, а стараются соблюдать исключительно привнесенные законы. Нашумевшие случаи с мусульманскими общинами, в которых в обход законов многих европейских государств разрешено многоженство и не соблюдаются элементарные конституционные нормы, будоражит европейское общество, однако волна негодования уходит на крайне правый фланг. Формируются многочисленные неонацистские объединения, которые объявляют о том, что готовы навести порядок железной рукой. Однако большая часть европейского общества сегодня страдает и от одних, и от других, что связано с ее окончательной погруженностью в бесконечную толерантность. Даже сами европейские законы сегодня способны защитить кого угодно, только не коренных европейцев, живущих по этим законам.
Сегодня мусульманскому многожёнству и «многодетству» мультикультурная и безумно толерантная Европа отвечает растущим количеством однополых браков… Да уж – достойный ответ, ничего не скажешь. Складывается впечатление, что кто-то просто сознательно толкает европейскую цивилизацию на вымирание.
Кстати, если уж мы (Россия) состоим в ПАСЕ и делаем в эту сомнительную организацию миллионные взносы, то почему бы не обозначить проблему вымирания Европы и нацелить европейцев на совместное решение этой сложной задачи. А то ведь европейцы о России и правах нашего человека в последнее время пекутся куда больше, чем о правах своих же граждан, представляющих коренные народы…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *