Древняя медицина

Во времена Ашоки (268-231 гг. до н. э.)-самого выдающего правителя древней Индии (см. рис. 28) при буддийских храмах строили богадельни и помещения для больных – дхарма-шала (лечебницы), которые в Индии появились на несколько веков раньше, чем в Европе. Ашока поощрял также разведение лекарственных растений, сооружение колодцев, озеленение дорог.

Несколько позже, в период империи Гупт (IV-VI вв. н. э.) – золотой век индийской истории – в стране стали сооружать специальные дома для калек, увечных, вдов, сирот и больных. К этой эпохе относят деятельность Сушруты и его последователей.

Медицина древней Индии была тесно связана с религиозно-философскими учениями, среди которых особое место занимает йога. Она объединила в себе религиозную философию, морально-этическое учение и систему упражнений-поз (асаны). Большое внимание в йоге уделяется чистоте тела и своеобразному образу жизни. Учение йоги состоит из двух уровней: хатха-йога (физическая йога) и раджа-йога (овладение духом). В современной Индии йогой занимаются здоровые и больные (в клиниках йоготерапии); научно-исследовательские институты продолжают изучение этой древней эмпирической системы.

Положение врача в древней Индии было неодинаковым на этапах истории. В ведийский период занятие врачеванием не было предосудительным: даже Агни и близнецы-Ашвины уважительно назывались чудесными лекарями. К концу древности, с развитием кастовой системы и общественного неравенства некоторые занятия (например, хирургией) стали считать ритуально «нечистыми». Однако в целом занятие врачеванием вызывало большое уважение.

Важную роль в развитии врачевания в древней Индии сыграли монастыри и монахи, среди которых было много сведущих лекарей. Все монахи имели некоторые познания в области медицины, так как оказывать лечебную помощь мирянам считалось высокой добродетелью.

Среди центров медицинского образования особое место занимает г. Таксила (инд. Такшашила). Согласно буддийской традиции, в нем в течение семи лет учился медицине Дживака (VI-V вв. до н. э.) – знаменитый врачеватель при дворе магадхского царя Бимбисары (по преданию Дживака лечил и Будду). После индийского похода Александра Македонского Таксила стала местом поселения греков, которые в конечном счете индианизировались и оказали свое влияние на развитие местной культуры.

Обучающийся медицине должен был овладеть всеми гранями врачебного искусства: «Врач, неискусный в операциях, приходит у кровати больного в замешательство, подобно трусливому солдату, впервые попавшему в сражение; врач же, умеющий только оперировать и пренебрегающий теоретическими сведениями, не заслуживает уважения и может подвергать опасности даже жизнь царей. Каждый из них владеет только половиной своего искусства и похож на птицу с одним только крылом», – записано в «Сушрута-самхите».

По окончании обучения будущий Врачеватель произносил проповедь, которая приведена в «Чарака-самхите»:

Если Вы хотите достичь успеха в своей деятельности, богатства и славы и небес после смерти. Вы должны всей душой стремиться к исцелению больного. Вы не должны предавать своих больных даже ценою собственной жизни. Вы не должны пьянствовать, не должны творить зло или иметь злых товарищей. Ваша речь должна быть приятной. Вы должны быть рассудительны и всегда стремиться совершенствовать свои знания. Ни о чем из того, что происходит в доме больного человека, не следует говорить никому, кто, пользуясь полученными знаниями, мог бы повредить больному или другому.

Записанная в I-II вв. н. э., эта проповедь несет характерные черты своего времени, однако по основным положениям она весьма схожа с Клятвой древнегреческих врачевателей (записанной в III в. до н. э.). Это свидетельствует о единых принципах врачебной этики в странах древнего мира.

Врачебная этика древней Индии неукоснительно требовала, чтобы врачеватель, «который желает иметь успех в практике, был здоров, опрятен, скромен, терпелив, носил коротко остриженную бороду, старательно вычищенные, обрезанные ногти, белую надушенную благовониями одежду, выходил из дома не иначе, как с палкой и зонтиком, в особенности же избегал болтовни.». Вознаграждение за лечение запрещалось требовать от обездоленных, друзей врача и брахманов; и наоборот, если зажиточные люди отказывались от уплаты за лечение, врачевателю присуждалось все их имущество. За неправильное лечение врачеватель выплачивал штраф в зависимости от социального положения больного.

В классический период традиционная индийская медицина достигла апогея своего развития. По времени это совпадает с эпохой эллинизма и рас цветом Римской империи на Западе, с государствами которого древняя Индия имела торговые и культурные связи по сухопутным (с I тысячелетия до н. э.) и морским (со II в: до н. э.) путям. На протяжении всей истории индийская медицина оказывала и продолжает оказывать большое влияние на развитие медицины в различных регионах земного шара.

Врачевание в древнем Китае (середина 2 тысячелетия до н. э.- 3 в. н. э.) История

Древнейшее в истории Китая государство Шан (впоследствии оно называлось Инь) сформировалось в середине II тысячелетия до н. э. в долине Хуанхэ (Желтая река) (рис. 33). К этому времени относится и создание китайской иероглифической письменности. Древние китайские тексты записывались на черепашьих щитах (панцирях), бамбуковых дощечках, бронзовых ритуальных сосудах, каменных барабанах, а затем – на шелку и бумаге, которая была изобретена в Китае в I в. до н. э. Древний Китай дал миру шелк и фарфор, бумагу и тушь для письма, компас и порох.

В течение тысячелетий Китай представлял собой уникальный пример стабильности традиционной системы и традиционной медицины, что в значительной степени связано с локальностью китайской цивилизации, обусловленной причинами географического, социально-экономического и политического характера.

Периодизация истории и врачевания

В истории древнего Китая выделяют четыре этапа: период Шан (Инь) (XVIII-XII вв. до н. э.), когда сформировалось первое в истории Китая рабовладельческое государство; период династии Чжоу (XI-III вв. до н. э.), когда на территории Китая существовало множество государств; период империи Цинь (III в. до н. э.), когда страна была объединена в единую империю (в этот период по велению первого китайского императора Ши-Хуанди (246-210 гг. до н. э.) началось сооружение Великой китайской стены), и период империи Хань (206 г. до н. э. – 221 г. н. э.) – время наивысшего расцвета древнего Китая. В III-IV вв. на территории Китая сложились феодальные отношения, которые сохранялись до XX в.

В истории врачевания древнего Китая различаются два больших периода: царский (XVIII-III вв. до н. э.), когда преобладала устная традиция, и империи Хань (III в. до и. э.- III в. н. э.), когда составлялись хроники Ханьской династии и записывались дошедшие до нас медицинские сочинения.

Источники по истории и врачеванию древнего Китая: памятники медицинской; письменности (с III в. до н. э.), данные археологии, этнографии, памятники материальной культуры.

Первая многотомная история древнего Китая «Ши цзи» («Исторические записки») была составлена в I в. до н. э. выдающимся китайским ученым Сыма Цянем (145-86 гг. до н. э.); в ней’ широко использованы материалы хроник Ханьской династии, в которых сообщается и об успешном применений метода чжэнь-ци и пульсовой диагностики. Древнейший из дошедших до нас медицинских текстов древнего Китая – трактат «Хуанди Нэй цзин» («Канон врачевания Желтого Предка»), который кратко именуют «Нэй цзин» («Канон врачевания»). Составлен он в III в. до н. э. в русле традиции в форме диалога между врачевателем и легендарным предком китайского народа – Хуанди, которому традиция приписывает авторство этого трактата. Однако, по мнению исследователей, «Нэй цзин» является результатом коллективного труда многих авторов различных эпох. «Нэй цзин» состоит из 18 книг. Девять первых («Су вэнь») посвящены строению и жизнедеятельности организма, распознаванию и лечению болезней. В девяти последних томах («Лин шу») описывается древний метод чжэнь-цзю.

⇐ ПредыдущаяСтр 8 из 12

В Древней Руси врачевание существовало в разных формах:

1) В народе сохранялось народное врачевание – языческое кудесничество и знахарство;

2) После принятия христианства под сенью монастырей активно развивалась монастырская медицина;

3) Со времени княжения Ярослава Мудрого на Руси появилась и светская (или мирская) медицина.

Народная медицинаиздавна развивалась на Руси и была неотъемлемой частью языческой культуры народа.

Вплоть до второй половины XIX столетия, т.е. на протяжении почти двух тысяч лет нашей истории, народная медицина оставалась единственным доступным средством поддержания здоровья российского народа.

Еще во времена язычества врачевание объединяло в себе и реальное знание целебных сил природы, и веру в ее чудодейственные тайны. Врачеватели-язычники были среди волхвов (так вплоть до XVII в. продолжали называть предсказателей и знахарей). Врачеванием занимались ведуны, ведуньи и ведьмы, кудесники, чаровницы и т.д. В народе они считались посредниками между человеком и таинственными силами природы, умеющими обращать эти силы на пользу (или во вред) человеку. Все вместе они представляли языческое жреческое сословие древней дохристианской Руси. В сферу их деятельности входили: общественные магические действия, лекарское знахарство, гадания о личной судьбе и т.п. За советом к ним обращались простые люди и великие князья.

Свои врачебные познания и секреты лечцы передавали из поколения в поколение. В лечебной практике они широко использовали разные средства растительного, животного и минерального происхождения. Так, большой популярностью в народе пользовались лекарства, приготовленные из растений. Среди лекарств животного происхождения особое место занимали мед, сырая печень трески, кобылье молоко и т.п.

Впоследствии опыт народного врачевания был обобщен в многочисленных травниках и лечебниках, которые в своем большинстве были составлены после принятия на Руси христианства и широкого распространения грамотности. К сожалению, многие рукописные лечебники погибли во время войн и других всенародных бедствий.

До наших дней дошло немногим более 250 древнерусских травников и лечебников. В них содержатся описания средств и приемов русского народного врачевания как времен христианской Руси, так и более древнего языческого периода русской истории.

Монастырская медицина,а вместе с ней и монастырские больницы стали развиваться на Руси после принятия христианства.

В религиозном сознании Средневековья болезнь часто воспринималась как наказание, а порой и как результат «вселения» бесов. Исцеление от болезни расценивалось как духовное «прощение». Неслучайно, монахи считали врачевание больных делом своего подвижнического долга и усердно направляли заботы на призрение заболевших.

Широкой известностью пользовалась монастырская больница Киево-Печерской лавры-первого русского монастыря, основанного в первой половине XI в. в окрестностях Киева и получившего свое название от пещер (печер), в которых первоначально селились монахи.

Со всей Руси ходили в Киево-Печерскую лавру раненые и больные различными недугами, и многие находили там исцеление. Для тяжело больных при монастыре были специальные помещения (больницы), где дежурили монахи, ухаживавшие за больными. Монастырские хроники («Киево-Печерский патерик», XII в.) сообщают о нескольких монахах-подвижниках, которые прославились своим врачебным искусством. Среди них – пришедший из Афона «пречудный врач» Антоний (XI в.), который лично ухаживал за больными, давая им свое исцеляющее «зелье»; преподобный Алимпий писал новые иконы и поновлял старые. Прославился как целитель — прославился излечением проказы, и преподобный Агапит (умер в 1095 г.) – ближайший ученик преподобного Антония.

Агапит бесплатно лечил и исполнял самые чёрные работы, быть терпимым и сердечным по отношению к нему, делать все, что в его силах, для излечения больного и не заботиться о личном обогащении или профессиональном тщеславии.

В то же время врачевание в древней Руси не было церковной монополией: наряду с монастырской существовала и более древняя народная (мирская) медицина. Однако на этом этапе истории языческие врачеватели (кудесники, волхвы, ведуны и ведуньи) объявлялись служителями дьявола и, как правило, подвергались преследованиям.

Во дворах князей, бояр (по всей вероятности, в XII в.) служили светские лечцы как русские, так и иноземные. Так, при дворе Владимира Мономаха служил лечец-армянин, ухаживал за ними и пользовался большой популярностью в народе. Однажды он исцелил Владимира Мономаха, когда тот был еще черниговским князем, – послал ему «зелья», от которого князь Владимир быстро поправился. По выздоровлении князь пожелал щедро вознаградить своего исцелителя, но Агапит попросил передать дорогие княжеские подарки неимущим людям.

Одной из самых популярных книг XI в. был «Изборник Святослава». Переведенный с греческого в Болгарии, он дважды переписывался на Руси (1073, 1076 гг.) для сына Ярослава Мудрого князя Святослава, откуда и получил свое название. «Изборник» по своему содержанию вышел за рамки первоначальной задачи – связать общественные отношения на Руси с нормами новой христианской морали – и приобрел черты энциклопедии. Описаны в нем и некоторые болезни, соответствующие тому времени представления об их причинах, лечении и предупреждении, приведены советы о витании (например, «силы в овощи велики», или «питье безмерное» само по себе «бешенство есть») и рекомендации содержать тело в чистоте, систематически мыться, проводить омовения.

В «Изборнике» говорится о лечцах-резалниках (хирургах), которые умели «разрезать ткани», ампутировать конечности, другие больные или мертвевшие части тела, делать лечебные прижигания при помощи раскаленного железа, лечить поврежденное место травами и мазями. Описаны даже ножи для рассечения и врачебные точила. Вместе с тем в «Изборнике» приведены недуги неисцелимые, перед которыми медицина того времени была бессильна.

В древнерусской литературе XII в. имеются сведения о женщинах-лекарках, бабках-костоправах, искусно производивших массаж, о привлечении женщин для ухода за больными.

33. Образование Московского государства. Аптекарский приказ, школа лекарей. Функции Аптекарского приказа, его роль в подготовке медицинских кадров.

Аптекарский приказ – первое государственное медицинское учреждение в России – был основан около 1620 г. В первые годы своего существования он располагался на территории Московского Кремля, в каменном здании напротив Чудова монастыря. Сначала это было придворное лечебное учреждение, попытки создания которого восходят ко временам Ивана Грозного (1547-1584), когда в 1581 г. при царском дворе была учреждена первая на Руси Государева (или «царева») аптека, т. к. обслуживала она только царя и членов царской семьи. Располагалась аптека в Кремле и длительное время (почти в течение века) была единственной аптекой в Московском государстве. В том же 1581 г. по приглашению Ивана Грозного прибыл в Москву на царскую службу придворный врач английской королевы Елизаветы Роберт Якоб; в его свите были лекари и аптекари (один из них по имени Яков), которые и служили в Государевой аптеке. Таким образом, первоначально в придворной аптеке работали исключительно иноземцы (англичане, голландцы, немцы); аптекари-профессионалы из прирожденных россиян появились позднее.

Первоначальной задачей Аптекарского приказа являлось обеспечение лечебной помощью царя, его семьи и приближенных. Выписывание лекарства и его приготовление были сопряжены с большими строгостями. Предназначенное для дворца лекарство отведывалось докторами, его прописавшими, аптекарями, его приготовившими, и, наконец, лицом, которому оно сдавалось для передачи «наверх». Предназначенные для царя «отборные врачебные средства» хранились в аптеке в особой комнате – «казенке» за печатью дьяка Аптекарского приказа.

Являясь придворным учреждением, «царева аптека» лишь в порядке исключения обслуживала служилых людей.

Таким образом, со временем назрела необходимость государственной регламентации продажи лекарственных средств. К тому же растущая российская армия постоянно требовала регулярного снабжения войск медикаментами. В связи с этим в 1672 г, была открыта вторая в стране «…аптека для продажи всяких лекарств всяких чинов людям».

Новая аптека располагалась на Новом гостином дворе на Ильинке, близ Посольского приказа. Царским указом от 28 февраля 1673 г. за обеими аптеками закреплялось право монопольной торговли лекарствами.

Аптекарский приказ не только управлял аптеками. Уже к середине XVII в. из придворного заведения он вырос в крупное общегосударственное учреждение, функции которого значительно расширились. В его ведение входило: приглашение на службу врачей (отечественных, а совместно с Посольским приказом и иноземных), контроль за их работой и ее оплатой, подготовка и распределение врачей по должностям, проверка «докторских сказок» (историй болезней), снабжение войск медикаментами и организация карантинных мер, судебно-медицинское освидетельствование, собирание и хранение книг, руководство аптеками, аптекарскими огородами, и сбором лекарственного сырья.

Постепенно штат Аптекарского приказа увеличивался. Так, если в 1631 г. в нем служили два доктора, пять лекарей, один аптекарь, один окулист, два толмача (переводчика) и один подьячий (причем особыми льготами пользовались иноземные доктора), то в 1681 г. в Аптекарском приказе служило 80 человек, среди них 6 докторов, 4 аптекаря, 3 алхимиста, 10 лекарей-иноземцев,21 русский лекарь, 38 учеников лекарского и костоправного дела. Кроме того, было 12 подьячих, огородников, толмачей и хозяйственных рабочих.

Во второй половине XVII в. в Московском государстве сложилась своеобразная система сбора и заготовки лечебных трав. В Аптекарском приказе было известно, в какой местности преимущественно произрастает то или иное лекарственное растение. Например, зверобой – в Сибири, солодовый (лакричный) корень – в Воронеже, черемица – в Коломне, чечуйная (противогеморройная) трава – в Казани, можжевеловые ягоды – в Костроме. Специально назначенные заготовители (травники) обучались методам сбора трав и их доставки в Москву. Таким образом, сложилась государственная «ягодная повинность», за невыполнение которой полагалось тюремное заключение.

У стен Московского Кремля стали создаваться государевы аптекарские огороды (ныне. Александровский сад). Число их постоянно росло. Так, в 1657 г. по указу царя Алексея Михайловича (1645-1676) было велено «Государев Аптекарский двор и огород перенесть от Кремля-города за Мясницкие ворота и устроить в огородной слободе на пустых местах». Вскоре аптекарские огороды появились у Каменного моста, в Немецкой слободе и на других московских окраинах, например, на территории нынешнего Ботанического сада. Посадки в них производились в соответствии с распоряжениями Аптекарского приказа.

В некоторых случаях специалисты по закупке лекарственных средств направлялись в другие города. Значительная часть лекарственного сырья для аптек выписывалась «из-заморя» (Аравии, стран Западной Европы – Германии, Голландии, Англии). Аптекарский приказ рассылал свои грамоты иноземным специалистам, которые направляли в Москву требуемые лекарственные средства.

Вначале XVII в. иноземные врачи пользовались в Московском государстве значительными привилегиями. Подготовка русских лекарей в то время носила ремесленный характер: ученик в течение ряда лет обучался у одного или нескольких лекарей, затем несколько лет служил в полку в качестве лекарского помощника. Иногда Аптекарский приказ назначал проверочное испытание (экзамен), после чего произведенному в звание русского лекаря выдавали набор хирургических инструментов.

Первая государственная Лекарская школа в России была открыта в 1654 г. при Аптекарском приказе на средства государственной казны. Принимали в нее детей стрельцов, духовенства и служилых людей. Обучение включало сбор трав, работу в аптеке и практику в полку. Кроме того, ученики изучали анатомию, фармацию, латинский язык, диагностику болезней и способы их лечения. В качестве учебников служили народные травники и лечебники, а также «докторские сказки» (истории болезней). Во время военных действий функционировали костоправные школы. Преподавание велось у постели больного – в России не было той схоластики, которая господствовала в то время в Западной Европе.

Анатомия в лекарской школе преподавалась наглядно: по костным препаратам и анатомическим рисункам, учебных пособий еще не было.

В XVII в. в Россию проникли идеи европейского Возрождения, а вместе с ними некоторые медицинские книги. В 1657 г. монаху Чудова монастыря Епифанию Славинецкому был поручен перевод сокращенного труда Андреаса Везалия «Эпитоме» (изданного в Амстердаме в 1642 г.). Е. Славинецкий (1609-1675) был весьма образованным человеком, он окончил Краковский университет и преподавал сначала в Киево-Могилянской академии, а затем – в Лекарской школе при Аптекарском приказе в Москве. Сделанный им перевод труда Везалия явился первой в России книгой по научной анатомии. Долгое время она хранилась в Синодальной библиотеке, но во время Отечественной войны 1812 г. погибла при пожаре Москвы.

Аптекарский приказ предъявлял к ученикам Лекарской школы высокие требования. Обучение длилось 5-7лет. Лекарские помощники, прикрепленные к иноземным специалистам, учились от 3 до 12 лет. В разные годы количество учеников колебалось от 10 до 40. Первый выпуск Лекарской школы ввиду большой нехватки полковых лекарей состоялся досрочно в 1658 г. Функционировала школа нерегулярно. За 50 лет она подготовила около 100 русских лекарей. Большая их часть служила в полках. Систематическая подготовка врачебных кадров в России началась в XVIII в.

Лекари, которые оказывали врачебную помощь гражданскому населению, чаще всего лечили на дому или в русской бане. Стационарной медицинской помощи в то время практически не существовало.

При монастырях продолжали строить монастырские больницы. В 1635 г. при Троице-Сергиевской лавре были сооружены двухэтажные больничные палаты, которые сохранились до наших дней, так же как и больничные палаты Ново-Девичьего, Кирилло-Белозерского и других монастырей. В Московском государстве монастыри имели важное оборонное значение. Поэтому во времена вражеских нашествий на базе их больничных палат создавались временные госпитали для лечения раненых. И несмотря на то, что Аптекарский приказ монастырской медициной не занимался, в военное время содержание больных и врачебное обслуживание во временных военных госпиталях на территории монастырей осуществлялось за счет государства. Это было важной отличительной особенностью русской медицины XVII в. Первые доктора медицины из российских людей появились в XV в. Среди них Георгий из Дрогобыча, получивший степень доктора философии и медицины в Университете г. Болонья (современная Италия) и преподававший впоследствии в Болонье и Кракове. Его труд «Прогностическое суждение текущего 1483 г. Георгия Дрогобыча с Руси, доктора медицины Болонского университета», изданный в Риме, является первой печатной книгой российского автора за рубежом. В 1512 г. степень доктора медицины в Падуе (современная Италия) получил Франциск Скорина из Полоцка. В 1696 г. также в Падуанском университете степени доктора медицины был удостоен П. В. Посников; будучи весьма образованным человеком, он впоследствии служил российским послом в Голландии.

№34.»Мероприятия, проводившиеся в Московском государстве по борьбе с эпидемиями».

Летописи дают материал о противоэпидемических мероприятиях, применявшихся в Московской Руси: отделение больных от здоровых, оцепление очагов заразы, выжигание зараженных домов и кварталов, погребение умерших вдали от жилья, заставы, костры на дорогах. Это показывает, что уже в то время у народа имелось представление о передаче заразных болезней и о возможности уничтожения, обезвреживания заразы.

(коротко и без дат)

В конце XVI — начале XVII в. карантинные меры стали приобретать государственный характер. С 1654 по 1665 г. в России было издано более 10 царских указов «о предосторожности от морового поветрия». Во время чумы 1654—55 гг. на дорогах были установлены заставы и засеки, через которые никого не разрешалось пропускать под страхом смертной казни, невзирая на чины и звания. Все зараженные предметы сжигались на кострах. .Письма по пути их следования многократно переписывали, а подлинники сжигали. Деньги перемывали в уксусе. Умерших погребали за чертой города. Священникам под страхом смертной казни запрещалось отпевать умерших. Лечцов к заразным не допускали. Если же кто-либо из них случайно посещал «прилипчивого» больного, он был обязан известить об этом самого государя и сидеть дома «впредь до царского разрешения».

Прекращались ввоз и вывоз всех товаров, а также работы на полях. Все это вело к неурожаям и голоду, который всегда шел вслед за эпидемией. Появлялись цинга и другие болезни, которые вместе с голодом давали новую волну смертности.

Медицина того времени была бессильна перед эпидемиями, и тем большее значение имела система государственных карантинных мероприятий, разработанная в то время в Московском государстве. Важное значение в борьбе- с эпидемиями имело создание Аптекарского приказа.

(более полно).

№35.»Медицина в Московском государстве (XV-XVII вв.), подготовка лекарей, открытие аптек, больниц. Первые доктора медицины в Московском государстве».

Вплоть до конца XVII столетия народная медицина занимала на Руси ведущее положение (народные знания хранились в травниках и лечебниках). В лечебниках этого периода значительное место отводилось хирургии (резанию). На Руси проводились операции черепосверления, чревосечения, ампутации. Усыпляли больного при помощи мандрагоры, мака и вина. Инструменты (пилки, ножницы, долота, топоры, щупы) проводили через огонь. Раны обрабатывали березовой водой, вином и золой, а зашивали волокнами льна, конопли или тонкими кишками животных. Для извлечения металлических осколков стрел применяли магнитный железняк. Славились на Руси и оригинальные конструкции протезов для нижних конечностей.

В XVI веке в Московской Руси отмечалось разделение медицинских профессий. Их насчитывалось более десятка: лекари, дохтуры, зелейники, гравники, рудометы (кровопуски), зубоволоки, очные мастера, костоправы, камнесечцы, повивальные бабки.

Лекарей было немного и жили они в городах. Имеется много свидетельств о деятельности врачей-ремесленников в Москве, Новгороде, Ннж-нем-Новгороде и др. Оплата за врачевание производилась в зависимости от участия лекаря, осведомленности его и затраты лекарства. Услугами зрачей пользовались в первую очередь состоятельные слои городского населения. Крестьянская беднота, отягощенная феодальными повинностями, не могла оплачивать дорогие услуги врача и прибегала к источникам более примитивной медицинской помощи.

Летописи раннего периода дают представление о том, как лечили раненых и больных. Многочисленные свидетельства и миниатюры в рукописных памятниках показывают, как в XI—XIV вв. на Руси переносили больных и раненых на носилках, перевозили на вьючных носилках и в повозках. Уход за пострадавшим и больным был широко распространен на Руси. Попечительства существовали при церквах и по кварталам городов. Монгольское нашествие затормозило медицинское попечение со стороны народа и государства. Со второй половины XIV века медицинское попечение стало приобретать прежнее покровительство со стороны государства и народа.

Богадельни оказывали населению медицинскую помощь и были связующим звеном между населением и монастырскими больницами. Городские богадельни имели своеобразные приемные покои «лавки». Сюда поступали больные для оказания помощи и сюда же доставляли умершего для предания погребению.

Крупные монастыри содержали больницы. Режим русских монастырских больниц в значительной степени определялся уставными положениями.

Создание больниц:

§ Продолжение традиций монастырской медицины.

§ 1635г.- в Троице-Сергиевой лавре сооружены двухэтажные больничные палаты

§ Создание первых гражданских больниц

§ 1682 г.- издан указ об открытии двух больниц («шпитален») для гражданского населения.

В Москве было две аптеки:

1) старая ( Государева), основанная в 1581 г. в Кремле, против Чудова монастыря;

2) новая (общедоступная)— с 1673 г., в Новом гостином дворе «на Ильинке, против Посольского двора.

Новая аптека снабжала войска; из нее же лекарства продавались «всякого чина людям» по цене, имеющейся в «указной книге». К новой аптеке было приписано несколько аптечных огородов, где разводились и культивировались лекарственные растения.

В XVII веке Московское государство посылало небольшое число молодых людей (русских и детей иностранцев, проживавших в России) за границу для обучения медицинским наукам, но это мероприятие ввиду дороговизны и малочисленности направлявшихся не принесло существенного пополнения числа врачей в Московской Руси. Поэтому было решено обучать врачебному делу более планомерно. В 1653г. при Стрелецком приказе была открыта костоправная школа, а в следующем, 1654 г. при Аптекарском приказе была организована специальная лекарская школа.

Первые доктора медицины:

Петр Постников – выпускник Падуанского университета

Георгий из Дрогобыча – из Болонского университета

Франциск Скарина – Падуанский университет.

№36. «Реформы Петра I в области организации медицинской помощи и подготовки медицинских кадров».

Рекомендуемые страницы:

Глава 8 Медицина в России в эпоху феодализма (XVIII в.)

В начале XVIII столетия в интересах господствующих классов Петр I провел ряд крупных преобразований, ускоривших экономическое развитие страны: были учреждены коллегии вместо приказов, созданы регулярная армия и флот. В этот период стал остро ощущаться недостаток во врачебных кадрах, поэтому была произведена реорганизация медицинского дела в стране.

В 1706 г. издан Указ об открытии вольных аптек.

В 1707 г. состоялось торжественное открытие в Москве первого постоянного военного госпиталя и госпитальной школы при нем. Аналогичные учреждения были организованы в Петербурге – сухопутный (1718) и морской (1719) госпитали, в Кронштадте – морской госпиталь (1720) и др. (рис. 15).

В 1719 г. вместо Аптекарского приказа учреждена Медицинская канцелярия, а в 1763 г. это учреждение преобразовано в Медицинскую коллегию с более широкими правами и полномочиями.

В XVIII в. по решению Медицинской коллегии степень доктора медицины присуждена 16, а звание профессора – 8 русским врачам. Всего же за столетие в России и за рубежом степени доктора медицины удостоено 89 русских и 309 иноземных лекарей.

Важнейшей государственной реформой явилось открытие в 1725 г. Академии Наук в Санкт-Петербурге.

В дальнейшем Академия наук оказала огромное воздействие на развитие медицинской науки в России. Согласно регламенту, Академия объявлялась не только научным, но и учебным заведением.

В 1775 г. были образованы Приказы общественного призрения для управления лечебными учреждениями, учреждена должность уездного лекаря. В 1797 г. созданы губернские врачебные управы. Как исключение в Москве и Санкт-Петербурге действовали Медицинские конторы, а управляли ими главные врачи города.

В других крупных городах медицинской службы руководил городовой врач. К концу XVIII столетия на гражданской службе состояло 878 врачей. Заметно оживилась издательская деятельность. В типографии Н. И. Новикова с 1779 по 1792 г. была напечатана 21 медицинская книга. Продолжала печатать медицинские работы и университетская типография.

Рис. 15. Здание Московского военного госпиталя»

В 1803 г. Медицинская коллегия была закрыта, а ее функции переданы в Министерство внутренних дел (Медицинский департамент). При этом же Министерстве был учрежден Медицинский Совет – высшее научное медицинское учреждение. Он должен был давать заключения по научным трудам и медицинским дипломам иностранных университетов, составлять фармакопею и др.

В XVIII столетии подготовка врачебных кадров осуществлялась при госпитальных школах. Основу 5-10-летней подготовки лекарей составляла программа, применявшаяся в Московской госпитальной школе. Основными предметами были: анатомия; «материя медика», хирургия с десмургией и внутренние болезни. Согласно регламенту, вскрытие трупов стало обязательным.

С 1754 г. по новому учебному плану срок обучения врачей составлял 5-7 лет. На первых курсах изучались: анатомия, фармация, рисование, на третьем и четвертом – физиология и патология, на пятом и шестом — физиология, патология, оперативная хирургия и хирургическая практика, на седьмом – медицинская практика по терапии. Слушатели госпитальных школ работали в анатомическом театре, аптекарских огородах, изучали больных непосредственно в госпитальных палатах. В обязанность госпитальных лекарей входило: составлять «скорбные листы» (истории болезни), записывать признаки болезней в дневник, лечить больных и учить этому искусству учеников.

Важные новшества ввел в систему обучения будущих лекарей Павел Захарович Кондоиди. По его инициативе выделены клинические палаты в госпиталях, организована медицинская библиотека, введено обязательное вскрытие трупов, установлен более строгий экзамен на звание лекаря. Такая система подготовки врачей в России просуществовала более 50 лет.

В 1786 г. госпитальные школы были реорганизованы в медико-хирургические училища, а в 1798 г. – в Медико-хирургическую академию (в Санкт-Петербурге). В Москве Медико-хирургическое училище стало отделением Медико-хирургической академии.

По инициативе гениального русского ученого М. В. Ломоносова 7 мая 1755 г. в Москве открыт первый университет в составе трех факультетов: философского, юридического и медицинского.

Медицинский факультет начал практическую деятельность лишь в 1764/65 учебном году. По штатам того времени на факультете полагалось иметь 3 профессоров: химии, натуральной истории и анатомии. В первый год работы университета медицину изучало лишь 16 студентов. Все занятия проводились в здании бывшей аптеки близ Красной площади. В связи с расширением университета и аварийным состоянием старого здания (1775) решено было строить новое. По проекту зодчего М. Ф. Казакова строительство нового здания университета (ул. Моховая) было начато в 1783 г. и завершено в 1793 г.

Во второй половине XVIII в. преподавание на медицинском факультете вели известные ученые: Семен Герасимович Зыбелин (с 1765 г.), Иван Андреевич Сибирский (с 1770), Игнатий Иосифович Вечь (1776), Михаил Иванович Скиадан (1776), Франц Францевич Керестури (1777) и др. Студенты делились на «казеннокоштных» и «своекоштных». При посвящении в студенты (после первого курса) полагалось носить особую форму – «зеленый мундир с белыми металлическими пуговицами, треугольную шляпу и шпагу».

В 1791 г. Московскому университету разрешено было присуждать после публичной защиты диссертации ученую степень – «градус» доктора. После защиты диссертации «О дыхании» в 1794 г. питомцу медицинского факультета Ф. И. Барсук-Моисееву впервые была присвоена ученая степень доктора медицины.

В начале XIX столетия в России расширилось университетское образование. Открылись университеты в Казани, Дерпте, Вильно, Харькове. При каждом университете были созданы медицинские факультеты, которые сыграли важную роль в подготовке врачебных кадров.

М. В. Ломоносов (1711-1765).

Необходимо определить роль М. В. Ломоносова в развитии медицины. М. В. Ломоносов проявлял огромный интерес к проблемам сохранения здоровья своего народа, к медицине. Медицину он считал наукой, «полезнейшей роду человеческому, которая через познание свойств тела… достигает причины». Любопытно его письмо к графу Шувалову «О размножении и сохранении российского народа» (1761). Вот главные мысли, заключенные в этом письме: открыть лечебные «учреждения коих еще мало» и лечить больных по правилам медицинской науки; «требуется по всем городам (большое) число докторов, лекарей, аптек… чего нет и сотой доли»; Российским университетам дать право «производить достойных в доктора»; «сочинить медицинскую книгу» на русском языке для народа. Здесь же М. В. Ломоносов выражал озабоченность по поводу высокой смертности и заболеваемости в России.

Выступая в 1751 г. с актовой речью «О пользе химии», он говорил: «Как можем рассуждать о теле человеческом, не зная ни сложения костей и составов для его укрепления, ни союза, ни положения мышцей для движения, ни распростертия нервов для чувствования, ни расположения внутренностей для приготовления питательных соков, ни протяжения жил для обращения крови, ни прочих органов его чудного строения» . Перед медиками совершенно определенно ставится задача переходить к изучению строения человека, к опытным знаниям. Эта идея М. В. Ломоносова получила дальнейшее развитие в трудах его учеников. М. В. Ломоносова интересовали некоторые вопросы физиологии: пути передачи нервного возбуждения, система кровообращения, функции органов чувств. М. В. Ломоносов наблюдал влияние запаха на обоняние и его совмещения со вкусом. В ряде работ М. В. Ломоносова есть высказывания о причинах болезней человека, которые, по его мнению, гнездятся во внешней среде, в некачественной пище, колебаниях климата.

М. В. Ломоносов вооружил своих современников и последователей в естествознании и медицине методом познания природы. В этом главная заслуга ученого. Он считал, что полученные опытным путем знания так же важны, как теоретические. Теоретические познания, по его мнению, рождаются из «многократных опытов». Именно эти идеи стремились претворить в жизнь его ученики и последователи в медицине не только в XVIII столетии, но и в дальнейшем.

Для отечественной медицины того же периода характерны самобытность научных исследований, материалистическая направленность, патриотизм, борьба с иностранным засильем. Главными проблемами, которые решали ученые и врачи, были: охрана здоровья народа, изучение сущности болезни, единства и целостности организма, борьба с заразными болезнями.

С. Г. Зыбелин неоднократно выступал с актовыми речами, в которых давал четкие и ясные гигиенические советы, излагал правила здоровой жизни, пропагандировал идею закаливания организма. Особый интерес представляет его актовая речь «О правильном воспитании с младенчества в рассуждении тела, служащем к размножению в обществе народа».

Другой ученик М. В. Ломоносова, П. М. Максимович-Амбодик впервые на русском языке написал большой труд «Искусство повивания, или наука о бабичем деле» (1784), который стал настольной книгой акушеров в России. Он считал, что детей надо закаливать, чаще выносить на свежий воздух, и отдавал предпочтение грудному вскармливанию.

Большой популярностью в народе пользовался «Домашний лечебник» X. Пекена, переведенный на русский язык А. П. Протасовым.

Для решения некоторых вопросов сохранения здоровья народа К. И. Щепин написал докторскую диссертацию «О растительной кислоте» (1758). Вдали от Родины, в стенах Лейденского университета русский юноша работал в лабораториях. Он искал ответ на вопрос, почему крепостной крестьянин, изнуренный подневольным трудом, питающийся хлебом, щами и квасом, здоров и почти, не болеет. Исследуя названные продукты, К. И. Щепин установил, что они содержат органические кислоты, которые так нужны для здоровья человека.

В феодально-крепостнической России народ не знал причин болезней, не умел применять мер профилактики. Вот почему некоторые ученые издавали брошюры исключительно для народа. Это работа Д. С. Самойловича «Нынешний способ лечения с наставлением, как можно простому народу лечиться от угрызений бешеной собаки и от язвления змеи…» (1780), С С. Андриевского «Краткое описание сибирской язвы, содержащее предохранительные и врачевательные средства, в пользу простого народа» (1796) и др. С. Г. Зыбелин считал, что придет время, когда «многие болезни… исчезнут и наступят на их место природные россиянам свойства, крепость, сила, храбрость и мужество…»

Проблема сущности болезни на протяжении столетий претерпела известную эволюцию. В XVIII в. ученые России встали на путь материалистического понимания учения о болезни. С. Г. Зыбелин, а затем М. Я. Мудров видели проявление болезни в анатомических изменениях тканей органов. И. Е. Дядьковский, Г. И. Сокольский считали, что одно внешнее проявление болезни (симптом) не дает полного представления о ней. Возникло предположение о функциональных изменениях в организме.

Н. М. Максимович-Амбодик (1744-1812).

Во второй половине XVIII в. С. Г. Зыбелин в своих работах положил начало учению о сущности болезни.

Для понимания истоков болезни, говорил С. Г. Зыбелин, необходимо изучить внешние влияния на человеческий организм. Человек должен знать, что полезно ему и что вредно. Ученый считал, что лучше бороться с болезнями не лекарствами, а полезным трудом и правильным образом жизни.

Во второй половине XVIII в. Д. С. Самойлович завершил разработку учения о чуме. Он стремился распознать сущность этой болезни, вскрывая трупы умерших, искал причину болезни, дал классическое описание клинической картины и указал, что эта болезнь передается только через «прикосновение».

Врачи Колывано-Вознесенских заводов (Сибирь) Н. Ножевщиков и А. Эшке дали краткое описание клинической картины при заболевании сибирской язвой (1768). Оригинальное исследование этой болезни осуществил С. С. Андриевский (1789). Для того чтобы доказать тождественность заболевания сибирской язвой у людей и животных, он провел опыт на себе. Итогом его успешной работы была популярная брошюра «Краткое описание сибирской язвы, содержащее предохранительные и врачевательные средства, в пользу простого народа…» (1796).

М. В. Ломоносов, создавая учение об атомистическом строении материи, положил начало материалистическому учению о единстве и целостности организма. Его ученик С. Г. Зыбелин и по этой проблеме сказал новое слово. В работе «Слово о причине внутреннего союза частей тела между собой и происходящей из того крепости в теле человеческом» (1768) он критикует идеалистическую «клеевую теорию Галлера и поддерживает идею взаимного притяжения частиц». В другой работе С. Г. Зыбелина «Слово о сложениях тела человеческого и о способах как оные предохраняются от болезней» нашла дальнейшее развитие проблема единства организма. Сделанное им разделение всех людей на 4 типа телосложения и темперамента подтверждает его материалистическую убежденность и приверженность к идее единства организма. С позиций единства процесса развития организма следует рассматривать и знаменитую «Теорию зарождения» (1759) академика Каспара Вольфа. Весьма оригинальным является высказывание Н. М. Максимовича-Амбодика о принципе единства и в других областях. Он считал, что «умозрение с опытом – действием сопряжено непрерывным союзом…» А. Н. Радищев в работе «О человеке, его смертности и бессмертии» (1792) отстаивал принцип единства организма (монизм) и критиковал сторонников дуализма.

Проблема борьбы с заразными болезнями была одной из главнейших в России на протяжении XVIII в. За столетие отмечено 9 эпидемий чумы. Велась борьба с натуральной оспой, сибирской язвой и другими заразными болезнями.

К общегосударственным мероприятиям, направленным на предупреждение и ликвидацию эпидемий, можно отнести: 1) организацию карантинов и «карантинных застав» в местах появления эпидемии (1755); 2) утверждение сенатом «Карантинного устава» (1800); 3) открытие «оспенных домов» в Москве (1768) и Петербурге (1772) и выделение должности «оспенного доктора»; 4) учреждение должности «пограничного доктора» (1743); 5) открытие «маленьких лазаретов» на судах; 6) организацию дезинфекции вещей (1771); 7) введение вакцинации по Дженнеру (1801); 8) утверждение Медицинской коллегией «Наставления о прививании предохранительной оспы» (1803) и др.

Оранизатором борьбы с чумой был Д. С. Самойлович. При возникновении эпидемии учреждались карантины, производились окуривание помещений, дезинфекция вещей, захоронение трупов вне черты города. Кроме того, в период эпидемии чумы рекомендовалось производить обмывание тела холодной водой или уксусом, принимать жидкий деготь как больным, так и здоровым (1727). В Астрахани во время чумы (1728) губернатор приказал жителям города выехать в степь и расположиться в палатках.

Во время эпидемии чумы на Украине (1738) «вокруг городов и сел выставлялась стража и устраивались виселицы для тех, кто бежал из зараженной местности».

Выдающийся ученый-эпидемиолог Д. С. Самойлович, участник ликвидации 9 эпидемий чумы в 1784 г., писал, что чума – «болезнь прилипчивая, но удобно обуздываемая и пресекаемая. От соприкосновения нельзя заразиться, если сразу же вымыть руки уксусом или квасом, или водой с солью, или чистой водой». Он предложил делать прививки против чумы медицинскому персоналу, для чего на несколько дней класть на предплечье марлю, пропитанную гноем из зрелого бубона.

Д. С. Самойлович (1746-1805).

Д. С. Самойлович впервые высказал убеждение, что хотя чума и опасная болезнь, но от нее можно выздороветь. Тем самым он внушил миллионам людей надежду на спасение во время эпидемий.

Первое описание признаков сибирской язвы в России принадлежит лекарям А. Эшке и Н. Ножевщикову. Клиническую картину данного заболевания у людей и животных детально описал С. С. Андриевский. Он предложил различные средства лечения этого заболевания. Прежде всего он рекомендовал кислое ржаное тесто, смешанное с мелом, накладывать на опухоль Зраза в сутки до тех пор, пока она не размягчится, а затем протирать это место холодной водой со льдом и уксусом. Из других симптоматических средств лечения предлагались припарки из льняного семени, сложные мази, слабительное. С. С. Андриевский предложил и другие меры: воздерживаться от продажи скота и употребления мяса и молочных продуктов во время эпидемии, отделять здоровых животных от больных, павших животных глубоко зарывать в землю. Как видно из изложенного выше, все меры были явно недостаточны, чтобы избавить людей от столь опасного заболевания.

В XVIII в. цинга была известна как одно из распространенных заболеваний среди солдат. Для предупреждения этой болезни использовался народный эликсир – «настой на вине вершинок еловых и сосновых». В медицинскую коллегию было направлено 8 сочинений на тему о том, как предохранить солдат от цинги.

В период посещения Сибири П. С. Палас посетил рудники Нижнего Тагила. Он заметил, что наемные рабочие из крестьян Чердынского округа страдают цингой в зимнее время от недостатка «свежей пищи».

А. Бахерахт в работе «Практическое рассуждение о цинготной болезни» (1786) описал способы лечения и предупреждения цинги. Его опыт лечения больных «русским настоем» (напиток из молодых побегов сосны), клюквенным соком, капустой, чесноком позволил в короткий срок вылечить 2/3 больных, находившихся в госпитале. Он был убежден, что главное предупредительное средство от цинги – правильный образ жизни.

Натуральная оспа – одна из древнейших болезней. Только в XVIII столетии в России заболеваемость оспой составила 400000 человек. Для борьбы с этим заболеванием медики стали применять метод вариоляции.

Первым ученым, кто возглавил борьбу с натуральной оспой, был С. Г. Зыбелин. Им была написана специальная брошюра «Слово о пользе прививной оспы» (1768), где изложены признаки болезни, ее стадии и метод вариоляции. Вскоре в Москве и Санкт-Петербурге были открыты «оспенные дома», где стали производить прививки против оспы. В те же годы Медицинская коллегия командировала врачей в другие города для проведения оспопрививания. Всего с 1756 по 1780 г. в России было сделано 20 090 прививок против оспы.

Большую помощь врачам оказала брошюра А. Бахерахта «Описание и наставление о прививании оспы» (1769).

В конце XVIII столетия в России стал известен метод вакцинации, разработанный Э. Дженером. Вскоре этот профилактический метод стал применяться в нашей стране. По методу Дженера стал делать прививки детям Е. О. Мухин. В 1803 г. издано «Наставление о прививании предохранительной оспы», которое было крайне необходимо для врачей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *