Духовник, это кто?

Кто такой духовник? Как не ошибиться в выборе духовного наставника? На эти сложные вопросы Вам ответит епископ Пантелеимон (Шатов) в данной статье.

Духовник

Кто такой духовник, духовный отец? Лучше искать духовника из монахов или из женатого духовенства?

Духовником обычно называют священника, к которому регулярно ходят на исповедь (у кого исповедуются по преимуществу), с кем советуются в сложных жизненных вопросах. Слова духовника принимают как совет. Тот духовник, который требует абсолютного подчинения себе, настаивает на буквальном, строгом, неукоснительном исполнении своих советов, претендует на роль старца – может сильно навредить; духовника нужно выбирать, как мне кажется, кроткого и смиренного.

Духовный отец – это духовник, который давно знает человека, приходящего к нему на исповедь, хорошо с ним знаком, засвидетельствовал своим внимательным отношением к человеку свою любовь к нему. Я обычно не делаю различия между духовником и духовным отцом, мне кажется, это понятия в принципе одинаковые, но духовный отец –– это, возможно, тот духовник, который в большей степени заботится о своих духовных чадах, уделяет им больше времени, кого сами духовные чада называют духовным отцом.

А вот старец – это совершенно другая категория в духовном руководстве. Старец – это человек, которому открыта воля Божия, которого слушаются безусловно, полностью доверяют и слова которого исполняют беспрекословно.

Как выбрать духовника?

Отношение к духовнику должно быть все-таки осторожным. В наше время есть случаи, когда священники уклоняются от того, чтобы быть духовниками, или по ложному смирению, или по нежеланию заниматься пастырским трудом, а бывает другая крайность, когда человек возомнил о себе, что он хороший духовник, и ему нравится управлять духовной жизнью своих чад, – таких духовников, конечно, нужно избегать. Духовник должен быть и добрым и смиренным, но и взыскательным и строгим.

Духовник может быть и из монахов, и из белого духовенства, всё зависит от человека, а не от того, к какому сословию он принадлежит. И в миру есть как очень хорошие священники, так и нерадивые, и в монастыре есть люди, которые дают совершенно неправильные советы, невыполнимые епитимьи и поклоны за уже исповеданные грехи, а есть замечательные старцы. Также бывает, что монашествующие, которые ушли в монастырь в молодом возрасте, плохо знают семейную жизнь и иногда могут ошибиться в своих рекомендациях, не понимая все тонкости семейных проблем .

Исповедаться лучше только у своего духовника, правда бывает такая крайность, когда человек отказывается, даже в случае нужды(болезнь, долгое отсутствие духовника) исповедоваться у другого священника.

Есть опасность, особенно для девушек, женщин — душевной привязанности к духовнику. Иногда это приводит к очень тяжелым последствиям. Здесь нужно отличать душевную привязанность от духовной связи с духовником. Как отличать душевную привязанность? Ее признаками являются: ревность, зависть к другим(«им батюшка больше уделяет времени, а мне меньше»), желание одной ласковости со стороны духовника, обиды на его строгость.

Нельзя допускать душевной привязанности к духовнику, нужно этого очень бояться. Если появляются какие-то проблемы в отношениях с духовником, можно подойти к духовнику вашего духовника и попытаться с ним эти вопросы решить.

Русский

В Викиданных есть лексема духовник (L107964).

Морфологические и синтаксические свойства

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. духовни́к духовники́
Р. духовника́ духовнико́в
Д. духовнику́ духовника́м
В. духовника́ духовнико́в
Тв. духовнико́м духовника́ми
Пр. духовнике́ духовника́х

ду-хов-ни́к

Существительное, одушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 3b по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -дух-; суффиксы: -овн-ик .

Произношение

  • МФА:

Семантические свойства

Значение

  1. религ. духовный или религиозный наставник, учитель ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).

Синонимы

  1. священник

Антонимы

Гиперонимы

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

Этимология

Происходит от ??

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    Список переводов

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
      • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»
      • Добавить хотя бы один перевод в секцию «Перевод»

      Вопросы и ответы

      Владыка, благословите! Хочу попросить Ваших молитв и задать следущий вопрос: как Вы понимаете духовное окормление в современном мире, в современной Церкви? Как часто допустимо видеться с батюшкой? Какие вопросы духовной жизни действительно требуют разрешения и совета, а по каким можно не беспокоить батюшку? Что делать молодой девушке, которая регулярно исповедуется у молодого священника и чувствует и свое смущение, и его смущение, и вместе с тем понимает, что невозможно оставаться без духовного окормления, и по этому поводу часто впадает в уныние?

      Отвечает Епископ Саратовский и Вольский Лонгин:

      Сущность духовного окормления во все времена одинакова. Само слово «окормление» родственно слову «кормчий». Духовный отец помогает человеку решать жизненно важные вопросы. Образно можно представить: как кормчий среди рифов, мелей и прочих опасностей ведет свое судно, так духовник помогает христианину избегать те ошибки, падения, неудачи духовного плана, которые подстерегают всех вступивших на этот путь. И в этом смысле современность не прибавляет к пониманию духовного окормления принципиально ничего нового.

      Как часто необходимо прибегать к советам духовника? Это определяется, с одной стороны, необходимостью этого совета, с другой — возможностями священника.

      А помощи в разрешении требуют основополагающие вопросы духовной жизни, прежде всего связанные с молитвой, постом, с образом жизни христианина: например, как соблюдать те или иные церковные правила, насколько можно сделать послабление, если человек болен. Со священником обсуждаются также те вопросы, которые могут изменить само направление жизни человека (например, если он устраивается на работу или учебу, важно выяснить, не противоречат ли его устремления христианству). Таким образом, к духовнику идут с вопросами, решение которых накладывает отпечаток на всю дальнейшую жизнь.

      Есть люди, которые пытаются перенести в свою жизнь то устроение, о котором прочитали в книгах про древних старцев и подвижников. Пробуют воплотить монастырские правила в приходской жизни, к примеру, заняться откровением помыслов.

      Но надо помнить, что многие вещи, необходимые в монастыре, в миру являются, во-первых, неисполнимыми, а во-вторых, просто вредными. У Иоанна Лествичника есть очень хорошие слова о том, что новоначальному неполезно рассматривание помыслов, потому что это приводит его в состояние неправильное: человек может запутаться в тех тонких движениях души, на которые порой лучше вообще не обращать никакого внимания. Живя в миру, мы не можем уделять все свое время духовной жизни, поэтому попытки тонкого различения помыслов чаще всего приводят к рефлексии и самокопанию.

      Не стоит беспокоить батюшку вопросами бытового свойства. Кроме того, часто бывает, что человек, постоянно обращаясь к священнику по любому поводу, просто теряет навык к принятию самостоятельных решений — это неправильно.

      И Ваш последний вопрос: что делать молодой девушке?… Бежать от этого священника без оглядки! Каким бы ни казалось ей ее чувство хорошим, святым, чистым и возвышенным, если есть у нее смущение, и если она чувствует еще и смущение священника, бежать от него, если не хочет попасть в геенну огненную. Все мы люди немощные. Никакие минусы от отсутствия окормления не перевесят того вреда, который может произойти, если дать развиваться этому чувству, поэтому нельзя допустить даже и проблеска его.

      Не случайно церковные каноны предполагают определенный возраст для священника (старше 30 лет). Мы сегодня делаем исключения по необходимости и рукополагаем более молодых людей, поступаем по той пословице, что «нужды ради и закону пременение бывает». А по древнему правилу, которое до сих пор действует в Греции — стране, наиболее полно сохранившей церковные традиции,- не каждый даже рукоположенный священник имеет право принимать исповедь: только человек, достигший 45-50 лет, когда ес тественным образом увядают многие страсти, и когда духовник, как правило, уже имеет достаточно большой жизненный и священнический опыт.

      Владыка, во время поста как никогда искушения одолевают человека. Помощь и поддержку он может получить у своего духовного отца. Однако, как правило, во время поста большое количество прихожан стремятся исповедаться, что конечно радостно, но значительно уменьшает возможность полноценного общения со священнослужителем. Какими принципами должен руководствоваться прихожанин при выборе своего духовного отца для исповеди и духовных бесед? В какое время духовному чаду предпочтительнее общаться со своим духовным отцом, чтобы не обременять его дополнительно? Имеется ли в Вашей практике опыт, когда совместная беседа со священником жены и мужа, по вопросам супружеской верности, послужила сохранению брака?

      Отвечает Епископ Саратовский и Вольский Лонгин:

      Принцип один: человек должен выбирать для себя духовником священника, способного принести ему духовную пользу. Должны сложиться отношения понимания и доверия. Искусственно этого достигнуть нельзя: от священника требуется понимание приходящего человека, внимание к нему; со стороны самого человека необходимо доверие своему духовному отцу.

      В какое время предпочтительнее общаться? На этот вопрос ответ может дать сам духовник — в зависимости от его обстоятельств. Каких-то внешних правил, которые могли бы это регламентировать, нет. Естественно, что и поисповедоваться, и поговорить со священником с большим удобством можно не в воскресный или праздничный день, а в день будний, когда нет большого наплыва прихожан и священник не ограничен какими-то временными рамками.

      Совместная же беседа духовника с мужем и женой вообще очень желательна. И не только по вопросам супружеской верности, но и по всем вопросам, которые возникают в совместной жизни супругов. Это очень действенное средство не только сохранить брак, но и разрешить противоречия, вносящие разлад в семейную жизнь.

      Преосвященнейший Владыка! Ответьте, пожалуйста, стоит ли вообще в наше время искать духовника? Ведь как свои ошибки, так и чужая неопытность могут очень повредить душе и сломать жизнь человеку. Святые отцы советуют руководствоваться книгами, но и мне, и многим моим знакомым очень не хватает возможности посоветоваться и попросить молитв, когда плохо. У воцерковленных людей часто есть много знакомых священников, а на деле обратиться не к кому. Возможно, Вы и сами с этим сталкивались. Посоветуйте, как быть.

      Отвечает Епископ Саратовский и Вольский Лонгин:

      Духовная жизнь как ничто другое нуждается в научении, личной преемственности, непосредственной передаче духовного опыта. Недаром святые апостолы в церковных песнопениях именуются «самовидцами Слова», то есть подчеркивается тот факт, что они своими глазами видели Господа. Наличие духовного наставника позволяет человеку перенимать от него не только слово о Боге, но и опыт живой жизни в Боге.

      Вы правы, когда говорите о том, что в наше время не так просто найти такого человека. Поэтому все же необходимо помнить, что руководствоваться книгами действительно можно и нужно. Внимательное, с рассуждением чтение духовной литературы много может дать человеку. Особенно назидательны такие книги, как «Душеполезные поучения» преподобного аввы Дорофея, «Слова» афонского старца Паисия, письма святителей Феофана Затворника и Игнатия (Брянчанинова). При этом совсем не обязательно читать много книг разных авторов. Даже одной книги аввы Дорофея, если попытаться руководствоваться написанным в ней, хватит очень надолго.

      При этом есть одно важное правило: не доверяйте себе, не изобретайте своего «богословия». На этом погибло множество людей: прочитав пару книг, они решили, что уже все знают.

      Обязательно живите христианской, церковной жизнью, поймите и полюбите богослужение, регулярно исповедуйтесь и причащайтесь. В своих молитвах к Богу просите у Него, помимо всего прочего, чтобы Он послал Вам человека, могущего принести Вам духовную пользу.

      Я думаю, что Господь исполнит Ваше прошение, так как Ваши слова о том, что «на деле обращаться не к кому», не вполне справедливы. Совсем незачем искать «прозорливцев» и «старцев». Вам нужен добрый искренний пастырь, а такие, слава Богу, есть.

      Я совершила тяжкий грех, который хочу исповедать. Но мне стыдно исповедать его батюшке, у которого я обычно исповедуюсь, потому что он меня знает. Не скрою: боюсь и того, что он будет ко мне более строг. Тем более, что не истек срок епитимии, которую он наложил на меня за другой грех. Если я пойду на исповедь в другой храм, это нормально? Или это будет лукавством с моей стороны и попыткой избежать настоящего покаяния?

      Отвечает игумен Нектарий (Морозов), настоятель Архиерейского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» г. Саратова:

      Вы абсолютно правы: это действительно будет лукавством и попыткой избежать настоящего покаяния, а также очень большой ошибкой, вызванной малодушным, совершенно неправильным страхом. Стыд, который нам приходится переживать на исповеди, спасителен. Память о том, что вновь придется каяться в одном и том же грехе, нередко удерживает от него, или же, по крайней мере, таким образом, раз за разом исповедуясь в своих преткновениях перед одним духовником, человек начинает приобретать угодное Богу более всех иных добродетелей смирение. Во время исповеди сердце человека должно «раскрыться» для действия благодати, чтобы она действительно очистила, преобразила его. А то лукавство, та попытка что-то «спрятать», утаить от священника, у которого Вы обычно исповедуетесь, такому раскрытию помешают, у Вас останется мучительное чувство чего-то незавершенного, ощущение неполноты. Менять духовника, когда Вы видите, что общение с ним не приносит духовной пользы, можно. Но только тогда, когда это действительно так. А по страху человеческому — не стоит.

      Сейчас стало модно ходить по церквам и «выбирать» себе священника. Кто-то говорит, что это грех, но ведь не каждому откроешь душу. Или лучше совсем об этом не думать, когда идешь в церковь?

      Отвечает игумен Нектарий (Морозов), настоятель Архиерейского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» г. Саратова:

      Когда человек приходит в храм, то приходит он в первую очередь к Богу, а не к кому бы то ни было еще. А что до священника… Его, конечно, не выбирают на «свой вкус», но в то же время каждый человек имеет свой душевный склад, нуждается в понимании, участии. И естественно, когда рано или поздно он находит того священника, который может ответить на его вопросы, помочь ему на пути его церковной и духовной жизни, который становится его духовником. Но руководствоваться в таком «выборе» нужно не просто человеческими симпатиями, а духовной пользой.

      Я беременна, чувствую острую потребность в исповеди, но постоянно возникают какие-то препятствия. Последний раз исповедовалась три года назад, не почувствовав после этого никакого облегчения; напротив, стало еще тяжелее на душе, хотя, кажется, ничего не утаила. Появилось ощущение формальности всего происходящего, никому ненужности, и неверие в то, что вообще твои откровения кого-либо интересуют. Что мне делать, где взять духовника, который выслушает, даст совет… или такое только в кино бывает?

      Отвечает игумен Нектарий (Морозов), настоятель Архиерейского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» г. Саратова:

      Очень хорошо, что Вы ощущаете острую потребность в покаянии, не удовлетворены собой,- значит, Ваша душа жива, хотя и не насыщена той духовной пищей, в которой нуждается. Однако, к сожалению, многое для Вас в христианстве и в Церкви, видимо, еще не понятно, отчего и приходится пробираться словно сквозь дремучий лес.

      В своей повседневной жизни современный человек (пусть верующий, но по-настоящему не воцерковленный), к сожалению, бывает очень удален от Бога. Удален тем, что не живет по евангельским заповедям, редко приступает к Таинствам, в которых нам подается Божественная благодать, просто забывает о Боге и действует и поступает так, словно Его нет. И конечно, когда из среды этой удаленности от Бога он хочет «вдруг» приблизиться к Нему, то бывает это совсем не просто, и какие только препятствия не возникают. Виновата ли в этом Церковь или люди, которые в ней «работают»? Вряд ли. Если человек приходит на исповедь раз в несколько лет и к тому же в праздничный или воскресный день, когда в храме много народа и едва ли не каждый готовится к Причастию, то, конечно, исповедоваться как следует, обстоятельно, побеседовать со священником, задать вопросы он, скорее всего, не сможет. А если ходит в храм регулярно, регулярно же исповедуется, причем не только по воскресеньям, то и не будет постоянно растущего кома грехов, и возможность более полноценного общения со священником представится.

      «Где взять духовника…» А Вам не кажется, что даже в самой формулировке вопроса заключена огромная неправильность? Что значит «взять»? Ведь нет какой-то «ярмарки духовников», куда можно прийти и выбрать того, кто больше подойдет. Вы ждете ребенка,- значит, Вы замужем. Как Вы поженились со своим супругом? Наверное, какое-то время ушло на то, чтобы познакомиться, потом Вы встречались, узнавали друг друга и постепенно поняли, что это — человек, с которым Вы проживете всю жизнь и будете счастливы. Так или примерно так. Подобным образом складываются отношения и со священником, который становится впоследствии духовником человека: сначала человек исповедуется у одного, у другого батюшки… Потом видит, что советы, ответы кого-то из них приносят наибольшую пользу, разрешают недоумения, душа располагается к их принятию, доверию. Человек чувствует, что священник относится к нему ответственно, внимательно, и сам он в ответ готов проявлять необходимое послушание.

      Поймите, что церковную жизнь нельзя понять, узнать «со стороны». Ею надо жить, но не от случая к случаю, а постоянно. Тогда она станет Вашей и Вы поймете, что Церковь не «институт», а Тело Христово, и «чего-то особенного» в ней мы ожидаем не от людей, но от Бога. Только для того, чтобы это особенное проявилось и в нашей судьбе, нужно что-то от нас самих. А именно — вера и жизнь, с ней сообразная.

      Вот уже больше года хожу в храм каждую субботу и воскресенье и каждую неделю исповедуюсь; понимаю, что это очень важно. Но возникло чувство неуверенности в себе и в том, что я делаю (я имею в виду жизнь вне Церкви, то есть работу, учебу, семью, друзей и дела). Прежде чем что-то начать делать, я начинаю думать о том, полезно ли это для души и какие будут последствия; что надо бы спросить у своего батюшки благословение. И я стала замечать, что очень много мечтаю, а до дела не доходит. Но спросить я не решаюсь: ведь батюшка же не может решать за меня, как мне жить. И с другой стороны, нельзя же духовнику рассказывать о себе буквально все (а не только согрешения и, возможно, некоторые помыслы). Существует ли какая-то грань, признак, когда я действую сама, а когда иду за благословением?

      Отвечает игумен Нектарий (Морозов), настоятель Архиерейского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» г. Саратова:

      Вы правы, частая исповедь очень полезна для правильной духовной жизни человека. Не только полезна, но и решительно необходима. Частое испытание совести, бескомпромиссный «суд» над собой, понуждение к тому, чтобы видеть и исправлять свои недостатки, покаянное припадание к Богу в сознании своего недостоинства и непотребности для Царствия Небесного — мощные двигатели на пути нравственного изменения человека.

      Совершенно верно, что прежде чем сделать что-либо, Вы задумываетесь, полезно ли это для души, угодно ли это Богу. Это правило, по сути, должно быть обязательным для любого верующего человека. Но понятно и Ваше недоумение. Дело в том, что враг стремится причинить человеку вред очень многообразными способами. В первую очередь он пытается увлечь христианина к жизни невнимательной, рассеянной, при которой грехи не только удобно совершаются, но и зачастую остаются самим согрешающим незамеченными. Если врагу это не удается, то нередко он использует другой образ действия. Например, искушает человека «мелочностью»: обращает его внимание на множест во второстепенных деталей, не то чтобы совершенно не важных, но отнюдь не тех, которыми стоило бы заниматься в первую очередь. И от обилия возникающих у него вопросов верующий просто теряется, как теряется путник, оказавшийся без карты и компаса в дремучем лесу. А если со всеми этими вопросами он начинает обращаться к священнику, то добра из этого тоже не выходит: священник просто оказывается вовлеченным в то же искушение, что и пришедший к нему, и ему приходится либо погружаться с ним во множество мелочей, теряя таким образом драгоценное время, либо отсылать его ни с чем.

      Существует очень верный принцип, сформулированный святителем Игнатием (Брянчаниновым) в одном из его писем, в котором он отвечает на вопрос об исповеди. Святитель говорит о том, что начинать в деле покаяния нужно с грехов крупных, а потом переходить к более мелким. Иначе можно, по действию вражию «закопавшись» в незначительном, до видения и исповедания серьезных прегрешений так и не дойти. Он приводит в пример захламленную комнату, говоря о том, что при уборке из нее необходимо сначала вынести крупный мусор, а уже затем выметать мелкий сор и пыль. Так же и в отношении души.

      Мне кажется, что такое отношение уместно и в Вашем случае. Если человек в тех ситуациях, когда воля Божия, выраженная в Евангелии, совершенно ясна (а подобных ситуаций — большинство), поступает сообразно с этой волей, то Господь постепенно умудряет его и «утончает» его духовное зрение, помогая более чутко отличать доброе от худого. И напротив, если христианин пренебрегает прямыми обличениями совести в очевидных случаях, то в душе у него всегда будет царить сумбур: чего ради просвещать того, кто не пользуется и тем, что знает? Если только к большему осуждению…

      Но вообще, я думаю, Вам нужно было бы поговорить обо всем этом со священником, у которого Вы регулярно исповедуетесь. Он знает Вас и лучше мог бы понять, что происходит в Вашей душе.

      У меня есть духовный отец. Я часто согрешала против него тем, что осуждала и даже обсуждала его действия с другими. Несколько раз я раскаивалась в этом, но опять впадала в осуждение. И вот, я снова согрешила, но батюшка об этом вряд ли знает. Теперь я глубоко раскаиваюсь. Духовный отец стал редко со мной разговаривать, я сильно скорблю, не знаю, можно ли вернуть его прежнее отношение ко мне? Сможет ли Бог меня простить еще раз и все вернуть?

      Отвечает игумен Нектарий (Морозов), настоятель Архиерейского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» г. Саратова:

      После осуждения духовника, даже «справедливого», всегда остается тяжесть на душе, чувст во вины и собственной неправоты. Поэтому постарайтесь никогда больше этого не делать, зная еще и то, что подобное обсуждение его с кем бы то ни было никогда не принесет пользы. Единственное, что, пожалуй, оправдано,- это, поняв, что отношения действительно зашли в тупик, и сам духовник не может вывести их из этого кризисного состояния, поскольку взаимопонимание утрачено, объяснить ситуацию кому-то, к кому Вы имеете духовное доверие, а лучше священнику. Объяснить и попросить совета.

      И не старайтесь во что бы то ни стало «вернуть прежнее отношение» духовника к Вам. Не это главное. Человеческие отношения, к сожалению, хрупкая вещь. Иногда, казалось бы, все уже исправлено, что надо было исправить, а отношения не восстанавливаются. Важнее всего другое — искреннее покаяние перед Богом и решимость исправиться ради того, чтобы быть верной — в первую очередь, конечно же, Богу, а не человеку.

      Духовник — тот, кто помогает на пути к Богу, на пути ко спасению, помогает научиться жить «единым на потребу». И пока это желание — у духовника помогать, а у человека учиться — присутствует, добрые отношения обязательно будут сохраняться, поскольку будет сохраняться и единство в самом главном. А разрушается это единство, как правило, тогда, когда место стремления ко спасению занимает стремление к «человеческим отношениям», когда духовник начинает восприниматься просто как близкий, дорогой человек. Это, к сожалению, нередкая ошибка приходящих сегодня в храм людей. Лучше всего ее не совершать. А если она допущена, постараться исправить.

      У меня стали появляться навязчивые мысли о духовнике. В моей жизни он появился не так давно (всего лишь полгода). Но есть видимые сдвиги, до этого я года два «буксовала» на месте. Его советы очень ценны для меня, приходя на исповедь или на беседу к нему, я ищу прежде всего дорогу ко Христу. Но стала замечать, что возникает некая душевная привязанность к духовнику, в основе которой лежат эмоции. Кроме того, иногда появляется ревность к другим прихожанам. При этом сама себе трезво отдаю отчет, что это абсолютный бред и мне нет никакого дела, кому сколько времени он посвятил и что кому сказал. Какова природа этих помыслов? Является ли это просто искушением? Достаточно ли просто исповедовать эти мысли или необходимо менять столь родной для меня приход?

      Отвечает игумен Нектарий (Морозов), настоятель Архиерейского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» г. Саратова:

      Враг, к сожалению, ни в коей мере не ограничивает себя в способах, посредством которых ведет свою борьбу против человеческой души. Ничто доброе и по-настоящему полезное для нас в духовном отношении ему не угодно. Известно, что особенно старается он разрушить те отношения, которые складываются между верующим человеком и его духовником. Иногда влагает мысли, осуждающие его, дает «особое зрение» (как под увеличительным стеклом) его недостатков. Иногда возбуждает нестерпимое желание «жить по-своему», не связывая себя советами и наставлениями духовника. А иногда, как в Вашем случае, пытается насадить и укрепить в душе пристрастие к нему. Поэтому, понимая, что испытываемое вами есть действие вражье, не торопитесь принимать решение. Насколько можно понять, Вы ведь и сами вполне трезво оцениваете собственные переживания, понимаете их характер. Если Вы по-настоящему доверяете своему духовнику, скажите о своем искушении на исповеди и посоветуйтесь с ним, как быть.

      Впрочем, если со временем Вы увидите, что, несмотря ни на что, искушение преодолеть не удается, что оно побеждает и захватывает Вас, тогда лучше будет уйти, потому что вместо пользы получится один вред. Но тоже лучше сделать это с советом.

      Вообще с подобной немощью надо бороться, как и с любой другой. Нужно быть честным с собой и вместе с тем — строгим к себе, не слушаться голоса своих страстей и ни в коем случае не оправдывать их. И открывать при этом свою неисправность Богу, прося, чтобы Он, как лишь Ему это возможно, уврачевал ее.

      На православном форуме мне иногда отвечают: «По этому вопросу у православных священников нет единой позиции, посоветуйтесь с своим духовником». Но мой духовник умер несколько лет назад. В одном и том же храме служат несколько иереев, у которых наверняка разная позиция. Как быть в данном случае?

      Отвечает игумен Нектарий (Морозов), настоятель Архиерейского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» г. Саратова:

      Потеря духовника — всегда нелегкое испытание для верующего человека. Но жизнь продолжается, и она действительно ставит перед нами новые вопросы, от правильного ответа на которые зависит очень многое. И, наверное, неправильно было бы пытаться разрешить их исключительно посредством обсуждения на различных православных форумах. В любом случае необходимо постараться выбрать для себя какой-то один храм и по возможности — одного священника, у которого бы Вы постоянно исповедовались. И он, зная Вас, Вашу жизнь, происходящее у Вас в душе, мог бы отвечать на возникающие у Вас вопросы не «абстрактно», а лично Вам, видя перед собой совершенно конкретного человека.

      У кого исповедуются священники и делают ли они это перед каждой литургией, которую служат, или нет?

      Отвечает игумен Нектарий (Морозов), настоятель Архиерейского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» г. Саратова:

      Исповедоваться священник, как и любой другой православный христианин, может у иного священника, своего духовника или же просто собрата и сослужителя. Поскольку жизнь клирика вся проходит в служении литургии, то такого твердого правила, как для мирян, в отношении обязательной исповеди перед Причащением Святых Христовых Таин для него нет. Священник сам определяет ту периодичность, с которой ему необходимо подходить к Таинству Исповеди, у всех внутренняя потребность в этом очень различна. Для примера можно сказать, что духовник братии Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Кирилл (Павлов), как правило, исповедовался практически перед каждой литургией, которую ему приходилось служить. Подобно тому и известный Глинский старец схиархимандрит Андроник (Лукаш) говорил о том, что пастырям, которые призывают к покаянию других, нужно чаще каяться самим, иначе они будут учить людей тому, чего не делают сами.

      Можно ли исповедоваться по Интернету на православном сайте?

      Отвечает священник Михаил Воробьев, настоятель храма в честь Воздвижения Честного Животворящего Креста Господня г. Вольска:

      Таинство исповеди синэргийно по своей природе. Оно осуществляется в результате совмест ного действия двух сил: Божественной благодати и человеческой воли. Прощение грехов невозможно без глубокого, искреннего осуждения своих греховных поступков, неправильных чувств и желаний. Русское слово «покаяние» раскрывает глубину такого самоосуждения, ведь покаяние — это отождествление себя с Каином, первым человекоубийцей, первым, а потому и наиболее виновным преступником. На грече ском языке таинство покаяния обозначается словом «метанойя», означающим перемену ума, воли, всего человеческого существа. Кающийся грешник хочет освободиться от своего греха. Он хочет в буквальном смысле стать другим человеком, он хочет отрешиться от своего прошлого, отбросить его от себя, относиться к своему прошлому как к чужому. Исповедь — это не просто перечисление совершенных грехов, а, в первую очередь, молитва о даровании духовных сил для борьбы с искушениями, находящими отклик в сердце.

      Одно из самых опасных проявлений греховности состоит в сознательном или неосознанном самооправдании. Исповедь не приносит пользы, если человек, сознательно или подсознательно, оправдывает свой грех какими-то обстоятельствами, обвиняет других людей, жалеет себя, хочет выглядеть в глазах священника лучше, чем он есть на самом деле.

      Именно поэтому таинство исповеди совершается только в диалоге грешника и священника. Искренность покаяния подтверждается готовностью рассказать все о себе, полностью раскрыть свое сердце. Очень важна при этом совместная молитва кающегося и духовника. Именно поэтому заочная исповедь по Интернету или по почте, или каким-то другим «дистанционным» способом невозможна. Даже если человек желает раскаяться перед лицом стремительно надвигающейся смерти, а рядом нет священника, свидетелем его покаяния должен стать другой человек.

  1. Ответы на вопросы посетителей портала «Православие и современность» (www.eparhia-saratov.ru).

Протоиерей Алексий Сорокин «Ты знаешь, это даже хорошо, что священник был тогда пьян». – «???!!!» – «Если за ним водится этот грех, то он никогда не будет считать себя лучше всех. Никогда. Он не посмеет просто. Значит, будет знать, что он – не ангел, не пророк, не старец, не истина в последней инстанции, и претендовать на это постыдится. Думаю, это поможет его смирению. Священники тоже люди, и не стоит им приделывать ангельские крылышки. А смирения нам всем недостает, не так ли? Так что давай оставим в покое священников и будем беспокоиться о собственной греховности, которая, похоже, зашкаливает», – крестный не желал больше разговаривать на эту тему и отвернулся. И время показало, что он, как обычно, был прав: чужие грехи – не столь интересная тема.

Грехи грехами, но часто, увы, мы сталкиваемся с неким восторженным, экзальтированным отношением к духовенству: мол, если батюшка, то – всё, как минимум ангел с небес и, конечно, безгрешный. О вреде такого отношения к людям в священном сане говорилось и говорится много: от него страдают как миряне (чаще мирянки), так и сами священники. Горько, если для мирянина место Христа занимает кто-то другой – пусть этот кто-то и в священном сане. Вспомним, как отреагировали на это апостолы Павел и Варнава в Листре: «»Что вы это делаете? И мы – подобные вам человеки, и благовествуем вам, чтобы вы обратились от сих ложных к Богу Живому, Который сотворил небо и землю, и море, и всё, что в них…” И, говоря сие, они едва убедили народ не приносить им жертвы и идти каждому домой» (Деян. 14: 15–18). Горько, если и сам священник способствует такому о себе мнению.

Исповедь – путь к освобождению от грехов. Исповедуются все христиане: и миряне, и священники – все мы грешные. Исповедь у священников епархии принимают духовники. Наша беседа с духовником Вологодской епархии протоиереем Алексием Сорокиным.

***

Исповедь. Фото: Алексий Колосов – Скажите, пожалуйста, батюшка: духовник епархии – это должность такая?

– Лучше назвать по-церковному – послушанием. У каждого послушания есть границы, рамки…

– Нынче чиновники называют это «функционалом».

– Это слово пусть чиновникам и останется. Послушание всё-таки, как и любое церковное дело, не сводится к определенным должностным обязанностям и правам. Это часть жизни Церкви, объединенной не только уставами и инструкциями, но и Таинствами, догматами. Послушание духовника может нести только священник, потому что он совершает Таинство покаяния.

– Это должен быть духовно опытный человек, образованный, которого уважают люди?

– Особенности послушания духовника епархии в том, что это человек, который выполняет две задачи. Первая – принимать исповедь у священников епархии. Они так же нуждаются в Таинстве покаяния, как нуждается в нем каждый человек.

– Многие прихожане относятся к священникам как к ангелам…

Публикации, которые с визгом обсуждают любой грех священника, основаны на непонимании вообще смысла священнослужения

– Ошибаются те, которые полагают, будто священник – существо безгрешное. И даже сам священник ошибается, думая, что если он принял благодать священства, то стал непогрешимым во всех вопросах – строительных, вопросах веры, вопросах дисциплины, вопросах управления приходом… Конечно, нет. Как и в любом человеке, в нем есть удобопреклонность ко греху. Священник может так же погрешать, как и все мы. И поэтому публикации, которые с визгом обсуждают любой грех священника, основаны на непонимании вообще смысла священнослужения.

Священник – такой же человек, как и все мы. Конечно, ему больше дано, и, значит, больше с него спросится. В то же время все наши страсти и немощи человеческие – они остаются с ним. И бесовские искушения на священника тоже могут действовать. В общем-то, ему приходится в своей духовной жизни даже сложнее, чем мирянину. Естественно, что всё это связано с видением своих немощей, недостатков, несовершенства. И верный путь, чтобы исправиться от этого налета греха, – это, конечно, искренняя исповедь. Как и для любого человека.

В идеале и духовник должен жить высокой духовной жизнью, но наши обычные заботы, житейская суета – всё это, конечно, влияет и на жизнь духовника. У него тоже есть немощи и недостатки, и он тоже кается в своих грехах.

– Кому каются духовники епархии?

– Во-первых, есть знакомые священники, которые по духу близки, и через них можно принести покаяние. А бывает так: кто пришел к тебе на исповедь из батюшек, ему ты и каешься сам, потому что чувствуешь: носить грех, его тяжесть в себе невозможно. Конечно, есть знаменитые духовные центры – Троице-Сергиева Лавра, Оптина пустынь… Там опытные духовники, к ним можно поехать. Можно пообщаться с духовниками других епархий, ведь такая должность в каждой епархии есть. У меня такая мысль есть – съездить и исповедоваться, и побеседовать, как поступать в тех или иных сложных случаях, с опытными духовниками других епархий.

– Сложные случаи встречаются?

– Конечно, встречаются. К священнику прилагаются повышенные требования в отношении его личной жизни. Любые грехи, связанные с грехами против седьмой заповеди: супружескими изменами, блудными падениями, – для священника это очень серьезное потрясение, и, в общем-то, через это он может быть и отстранен от священнослужения. По канонам, священникам нельзя на охоту ходить, например. Если священник совершил небрежность по отношению к Святым Дарам, если он пролил их – это может повлечь за собой запрещение в священнослужении.

– А как часто исповедуются священнослужители?

– Если мы настаиваем на том, чтобы прихожане наши регулярно исповедовались и понимали, что исповедь – часть жизни христианской, то, конечно, сами священники тоже должны правила этой жизни соблюдать и тоже с определенной регулярностью приходить к Таинствам исповеди и Причастия.

Есть, скажем так, установленное время в году, когда духовник ждет священника на исповедь: в первой половине года – это Великий пост, во втором полугодии – где-то возле праздника Покрова Пресвятой Богородицы.

Но в принципе священник может приходить на исповедь любым многодневным постом. Есть приходы, где поддерживают хорошую благочестивую традицию или самим приходить всем клиром к духовнику епархии на исповедь, или приглашать его в свой храм. Там все вместе молимся, все вместе просим у Господа прощения.

Помощь духовной жизни священнослужителей – это, наверное, первое направление служения духовника епархии.

– Есть и другое направление?

– Второе направление – это исповедь кандидатов на поставление в священный сан, их нередко называют ставленниками. Чтобы стать священником, необходимо соблюдать определенные и очень строгие условия жизни. Кандидат в священнослужители не должен иметь тяжелых грехов на совести, в частности греха убийства. Есть требование единобрачия; не должно быть каких-то худых свидетельств от внешних.

Это всё открывается в так называемой «ставленнической исповеди». На ее основании духовник выносит решение: имеются препятствия к хиротонии или нет.

Кроме того, духовник исповедует и супругу ставленника, поскольку от жены будущего священника во многом зависит успех его дальнейшего служения. Есть определенные канонические правила, несоблюдение которых может воспрепятствовать кандидату стать священником в силу строгих требований к семейной жизни. Священником не может стать, например, тот, кто женился на разведенной женщине, имеющей ребенка от первого брака. Это может быть замечательный брак, в котором супруги ведут церковную жизнь, любят друг друга и правильно воспитывают детей, но священнослужителем муж разведенной женщины быть не может.

Фото: Алексий Колосов

Духовник епархии принимает присягу ставленника. Присяга есть везде – и в армии, и в духовной жизни, потому что Церковь – это воинство Христово. Кандидат в священство приносит обещание перед Богом, что будет служить чисто, беспорочно, по Уставам Церкви, будет подчиняться всем требованиям епископа, помня о том, что священник и диакон – это помощники епископа, через них он действует, осуществляя волю Божию.

Присягой человек, желающий стать священнослужителем, свидетельствует свою верность заветам Церкви и жизни не по своему уму, а по тому Преданию, по тому направлению жизни Церкви, которое проверено, которое приводит людей ко спасению. Ставленник обязуется не выдумывать чего-то своего, не сокращать, не добавлять, не действовать самочинно, а идти в русле церковно-соборного разума, церковно-соборного предания. Вот в чем смысл этой присяги. И понятно, что за нарушение присяги, за неисполнение каких-то ее требований человек может быть и лишен священства или отставлен от него на какой-то срок или даже на всю жизнь.

– Всегда ли любой желающий может стать священником?

– К счастью или к несчастью, но – нет. Священническое служение – строгое, возвышенное. Понятно, что идеального человека найти на служение у Престола Божия сейчас очень-очень сложно; думаю, что сейчас вообще невозможно. Но, с другой стороны, общаясь с кандидатами на принятие священного сана, видишь, что в большинстве своем это люди, которые чисты душой и искренни. Многие телесную и духовную чистоту сохраняли до вступления в брак или жили в браке чисто, без каких-то там вольностей юности. Бывают случаи, которые требуют решения архиерея. В сложных случаях мы советуемся и выносим свое решение, может человек быть рукоположен или нет.

Вот такое служение духовника, связанное с исповедью духовенства и с исповедью кандидатов в священники.

– Духовником зачастую называют любого священника, которому открывают душу на исповеди. И есть такое мнение: духовник должен быть у каждого верующего свой. Так ли это? Духовник – это преподобный Амвросий Оптинский или приходской батюшка, с которым каждый день в одном троллейбусе ездишь?

– Это может быть и так, и этак. Духовником может быть и известный высотой своей духовной жизни человек, и обычный приходской священник. Для человека, живущего в русле православной традиции, в русле церковного предания, необходим наставник, путеводитель. Он показывает путь, по которому уже прошли поколения церковных людей, и путь этот, мы знаем точно, привел их ко спасению души. Православие сильно именно тем, что у нас есть эта традиция спасительной духовной жизни. Она ощутима, она реальна, и ничего нового здесь не надо выдумывать. Это живая жизнь, у нее есть свои законы, которые мы знаем. О них нам рассказали люди, прошедшие этим путем. Они поделились своим опытом, и мы, применяя их опыт в своей жизни, видим, что это действительно так, и живем по этому закону, идем этим путем, который приводит к Богу.

Фото: Алексий Колосов Но человек, который вступает на этот путь, в самом начале, конечно, нуждается в помощи, поддержке. Что зависит только от него одного – это решимость жить духовной жизнью, это понимание того, что без участия в Таинствах Церкви невозможно достичь спасения. Человек, который старается жить по Евангелию, видит, что это делать очень сложно, если делать по-настоящему и искренне, и здесь необходима помощь, поддержка, совет. Для этого и нужен духовник.

С другой стороны, духовник – носитель права, которое Спаситель даровал Своим ученикам – апостолам, а через них – священству как сословию в Церкви: права освобождать человека от уз греха. Священник – не просто какой-то психолог, который послушает и даст совет. Да, некоторым людям становится легче в сложные моменты жизни, если они смогут выговорить все свои проблемы случайному попутчику, например в поезде – классический случай. Это понятно, да и психологические какие-то законы здесь действуют. Но служение священника связано не только с этим…

– Если батюшка – только «жилетка», в которую человек может выплакаться, тогда чем он отличается от психотерапевта? Тем, что не белый халат на нем, а подрясник с епитрахилью?

– Служение священника связано еще и с тем, что он освобождает человека от груза греха, от власти греха – и не по каким-то своим достоинствам, заслугам, а потому что ему дано это право Таинством священства.

И вот эти две стороны служения священника как духовника помогают человеку идти к Богу – своими шагами, но при поддержке свыше, благодатью Божией и по совету наставника, мудрого руководителя. Понятно, что если один человек знает другого в течение долгого времени, то этот путь осуществляется как-то легче, доверительнее. Священник знает прихожанина, условия его жизни, его работы, его внутренний мир, уровень образования, какие-то шаги его духовной жизни; и ему буквально с полуслова понятно, в каком настроении человек на исповедь приходит, и легче ему подсказать не что-то «вообще», а то, что именно этому человеку нужно именно сейчас. Понятно, что тогда возникают очень хорошие отношения духовного отца и духовного чада, когда между ними существует доверие.

– К духовнику люди ходят советоваться по разным поводам. Нужно ли советоваться, какого цвета диван покупать или в какую школу дочку отвести?

Жизнью человеческой Бог управляет, и действует Он не только через духовника, действует еще и через наше произволение.

Внимай себе. Фото: Алексий Колосов – Мне кажется, это всё очень индивидуально. Есть люди, которые в своей жизни достаточно самостоятельны, и свобода выбора, свобода воли, которая является частью образа Божия в каждом человеке, не должна как-то подавляться авторитетом духовника. В каких-то моментах житейских можно человеку предоставить свободу – даже вплоть до выбора места работы… Потому что жизнью человеческой Бог управляет, и действует Он не только через духовника, действует еще и через наше произволение. Священник может посоветовать: давай попробуем, давай помолимся, чтобы путь, который ты избираешь, был бы для тебя полезным.

Когда человек считает, что он имеет право решать за кого-то, как ему стоит поступать, – значит, или он достиг очень высокой степени духовного… продвижения, либо имеет просто высокую степень гордости, которая именуется прелестью.

Есть люди, которым действительно необходима поддержка даже в событиях жизни, на сторонний взгляд не очень значительных или даже вовсе неважных. Вот – пример из жития преподобного старца Амвросия: к нему пришла крестьянка и рассказала об индюшках, за которыми ухаживала… Она очень переживала, как их выращивать, потому что через них у нее напасти и скорби от барыни бывали. Отец Амвросий крестьянку утешил и помог ей практическими советами, как выхаживать этих птиц, зная, что для нее это очень важно. Хотя многие не понимали старца.

Но сейчас такие отношения – редкость, для этого необходимо очень большое терпение священника и наличие достаточного количества времени у него.

– Духовник – это ведь не конвоир. Он показывает путь, а решает-то человек, в общем, сам. Только вот хорошо ли ему такое право отдавать? Есть примеры, когда человек спрашивает одного, другого, третьего батюшку, дожидается нужного ему ответа и поступает только так, как он и хотел вначале. То есть просто «проштамповывает» собственное же решение. Это, по-моему, вообще извращение духовной жизни…

– Ну… думаю, что да. Такие вот поиски санкции свыше – они идут от своеволия.

– Так что же получается: священнику лучше и не настаивать ни на чем?

– Всегда уверенно указывать: делай только так, как я сказал, – это неправильно, мы уже выяснили причину такой склонности к тотальному командованию – гордыня священника. Но есть случаи, когда священник может – и даже должен – предостеречь: тебе это не полезно будет – например, поездка туда-то и туда-то. Или встреча с тем-то и тем-то. Даже в семейной жизни: если священник хорошо знает юношу и девушку, которые хотят создать семью, и понимает, что это решение с большой долей вероятности приведет их к беде, он может сказать: не торопитесь, обдумайте всё и взвесьте, есть опасность, что у вас сложности возникнут.

– И слушаются? К священнику могут идти не из желания получить верную духовную оценку своего намерения, а «по традиции». Полагается так, ну и мы сделаем, «как положено». Только когда батюшка вдруг начинает предостерегать от опрометчивого поступка, не всегда его слушают, по-моему. «Как же я не женюсь, когда уже за ресторан заплачено…»

– Нет, иногда слушают… Слушают… На самом деле очень редко с такими вопросами сейчас к священникам подходят, потому что люди привыкли всё делать сами почему-то. Хотя – есть люди, которые приходят в храм и спрашивают, вступать в брак с этим человеком или не вступать.

Совет – это ведь некое врачевание от греха. Духовный отец может предложить человеку какое-то вразумление. Или, используя грозное слово, наказание – в церковной жизни это называется епитимией.

Епитимия не кара за грехи, а лекарственное средство, применяя которое человек достигает исцеления, если делает это искренне.

И хотя в переводе с древнегреческого «епитимия» значит «наказание», она является не карой за грехи, а лекарственным средством, применяя которое человек достигает исцеления, если делает это искренне. Это такое… духовное задание, которое должно быть и посильно для человека. Бывает иногда в монастырях, что человек приходит к неизвестному ему батюшке, кается в грехах, а тот говорит: вот тебе епитимия на десять лет вперед: по сто земных поклонов каждый день. А человек заболел, и для него не то что сто – один поклон совершить сложно… Это же не пожизненный приговор, но снять епитимию может только тот, кто ее дал. Разрешить от епитимии может также епископ.

– Наш разговор дает понять, что духовник необходим любому человеку, считающему себя верующим и ведущему церковную жизнь. Лучше, если это священник, который давно тебя знает, ты у него постоянно исповедуешься-причащаешься. Но сколько может выдержать батюшка один? Внимательно следить за духовной жизнью каждого из прихожан можно… наверное, если их 50. А если 5000? Есть же предел возможностям, силам человеческим! И каждый ли может быть духовником? Мне кажется, нет. Почему к Оптинским старцам шли со всей России о тех же индюшках советоваться? Может, потому, что приходской батюшка в разговор про индюшек и не вступал?

– Сложно определять какие-то нормы в духовной жизни. Сколько должно быть духовных чад у священника? – Кто знает, сколько. В этом смысле каждый человек, приходящий к тебе, уже и есть твое духовное чадо. Как он распорядится твоим советом, как он воспримет жизнь после исповеди – другое дело, но пастырское отношение ко всем предполагает и участие, и доброжелательность, искреннее желание помочь.

В старой России была немножко другая система, там исповедь-то была всего раз в год. И это было отчасти «для галочки», формально. Естественно, священнику выслушать в Великий пост исповедь 100 человек было очень тяжело, вот и копились вопросы духовной жизни год, а то и больше. Поэтому люди искали тех священников, которые могли ответить на эти вопросы.

Сейчас практики обязательной для всех исповеди нет. Слава Богу, и священников становится всё больше. Хотя мы и в дефиците до сих пор, но по крайней мере в Вологде можно найти возможность побеседовать со священником не второпях, не бегом. Может быть, в Москве и Петербурге это сделать сложнее, в столицах храмов всё еще недостаточно. Но у нас сейчас такая возможность есть, не так уж сложно найти в любом русском городе священника, с которым можно побеседовать.

Продолжим сравнение помощи духовной и медицинской. Есть случаи, когда человеку необходима экстренная помощь врача, он вызывает «скорую», и какой доктор приезжает, ему совсем не важно. Главное, чтобы он облегчил его страдания – дал лекарство, укол нужный сделал, электрошокер применил, чтобы сердце «завести»… Но когда человек чувствует себя более-менее нормально и беспокоит его совершенно конкретная болезнь, он ищет специалиста.

Вот так и в духовной жизни. Есть моменты, когда человеку нужно исповедоваться, не надо ждать какого-то высокодуховного батюшку, ехать к нему за тридевять земель. Любой священник приходской, даже самый простой, примет у него исповедь и тем облегчит ему душу. Но если ты хочешь каких-то постоянных советов – тогда ищи духовника.

В общем, духовная жизнь – это такая жизнь, которая постигается только опытным путем. О ней можно рассуждать очень много, но тот, кто ею не живет, – и не понимает ее.

Фото: Алексий Колосов

– Всё написано в Евангелии, только надо его читать, и всё? Вот тебе и духовная жизнь со всеми правилами и условиями?

– Не только читать, а переживать, потому что пока ты не вживешься, ты понимать не будешь ровным счетом ничего. О духовной жизни можно много рассказывать, но слова вряд ли будут до конца понятны, пока человек сам не сделает первый шаг. А когда он пойдет на исповедь к священнику, когда сам будет вечером анализировать свой день, принося покаяние Богу в каких-то своих грехах и благодаря Его за какие-то благодеяния, которые каждый день в нашей жизни происходят… Вот тогда разговор о духовной жизни может стать глубоким.

А сидя за чашкой чая, говорить, что оскудела земля Русская духовниками, нету их никого… И потом пойти куда-нибудь в кабак или на другой же день обмануть человека, чтобы себя обогатить… Это всё будут пустые разговоры.

– Многие говорят об оскудении духовной жизни, так есть ли сейчас духовники? Или их не может не быть?

– Духовная жизнь всегда есть, потому что в Церкви – Христос. Человек, который к Нему идет, уже живет духовной жизнью. Идти средним путем, царским путем – исполняя заповеди Божии, соблюдая посты, читая Евангелие, стараясь поступать по заповедям евангельским, – тут в общем-то каких-то сложностей нет. Ты живешь, тебя Господь ведет, ты видишь свои немощи, недостатки… Другое дело, когда человека обуревают страсти или он попадает в ситуации какие-то экстремальные – тут, может быть, нужен совет опытного духовного человека.

Духовника, конечно, надо искать, но любой духовник всегда посоветует прежде всего заниматься своими грехами.

И такого человека можно найти. Даже через простого священника может человеку открыться воля Божия – мы же в духовнике ищем волю Божию прежде всего! Не внимательного собеседника, не интеллектуала какого-нибудь, который побеседует с тобой о высоких материях мистического богословия, а того, кто волю Божию открывает. Господь через кого Сам решит, через того и откроет ее, лишь бы ты сумел ее услышать и поступить вот так – по воле Бога, себе на пользу. И хочу подчеркнуть: давайте не будем копаться в грехах священников, выискивать тех, кто достоин нас обслуживать, и втаптывать в грязь «недостойных». Духовника, конечно, надо искать, но любой духовник всегда посоветует прежде всего заниматься собственными грехами. Блажен, кто их увидит!

Восхождение человека к Богу представляет собой немалый путь. На этом пути человеку очень нужны помощники. Труден путь спасения. Да и враги не дремлют, норовят сбить с пути христианина. Нужна благодатная помощь от Бога, само собой. А еще нужен помощник, опытный человек – даже на самых первых порах, от которых еще очень далеко до высокой духовной жизни.

В православной традиции путь духовного восхождения образно предстает как лестница со ступенями. Какие же именно мы различаем на ней ступени?

Кратко перечислим. Первая ступень: покаяние в грехах. Потом следует ступень борьбы со страстями. Дальше идут ступени безмолвнической (исихастской) жизни. Опыт священного безмолвия, без сомнения, можно считать высокой духовной жизнью. Начинается он с того, что ум подвижника очищается от страстных помыслов – ум безмолвствует. Продолжается опыт внутреннего безмолвия, когда во время молитвенного делания ум сводится в сердце (это ступень умно-сердечной молитвы). Затем следует ступень непрестанной молитвы. И так вплоть до ступени бесстрастия.

На пути духовного восхождения православному христианину помогает Бог, ангел хранитель и люди. Причем помощь от людей бывает самая разнообразная, но важнее всего сложившаяся в Церкви традиция духовного руководства, иначе говоря – пастырского служения, духовного окормления. Присмотримся к нему поближе.

Мы будем опираться на то, как о духовном руководстве рассуждали митрополит Антоний Сурожский и священник Александр Ельчанинов. И – что важно – попытаемся соотнести их рассуждения о духовном руководстве с названными выше ступенями духовного восхождения.

Духовное руководство православные христиане получают: 1) от дежурного священника, 2) от духовника (или духовного отца; иногда эти два понятия различаются), 3) от старца.

***

Исповедь Иногда дежурного священника называют чередным священником, это сути не меняет. Мы говорим о батюшке, чья очередь (чреда) подошла исповедовать прихожан. Сегодня очередь одного, завтра – другого. Будем считать, что прихожанин попадает к дежурному священнику первый раз, они не знакомы. Какая задача у дежурного священника на такой исповеди? Очень скромная и в то же время великая. Об этой задаче сам священник перед исповедью объявляет: «Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое… аз же точию свидетель есмь, да свидетельствую пред Ним, вся елика речеши мне».

Задача священника – подвести к покаянию и засвидетельствовать его перед Богом

Задача священника – засвидетельствовать покаяние перед Богом. С другой стороны, перед кающимся человеком священник свидетельствует, что раскаянные грехи Христос ему прощает.

А если на исповеди покаяния не слышно, что тогда? Думаете, так не бывает… Допустим, человек пришел не помолиться о своих грехах перед Богом на исповеди, а поведать батюшке о личных проблемах, о «горестных обстоятельствах своей жизни, в которых и ангел Божий согрешит». В этом случае перед священником встает еще одна задача – подвести человека к покаянию. Весьма непростая и деликатная.

Подвести человека ближе к покаянию можно, объясняя, чем наши проблемы и наша неудовлетворенность собой и другими отличаются от наших грехов. Еще есть у священника сильнодействующее средство – наводящие вопросы о грехах: «Не согрешил ли тем-то (называется конкретный распространенный грех)?»

Некоторые священники заранее предусматривают подобные ситуации и перед исповедью произносят покаянную проповедь, перечисляя разные грехи. Такая покаянная проповедь может быть очень простенькой, сведенной к списку наиболее «популярных» грехов. И может вырасти до события гораздо более замечательного – стать личным покаянием вслух, в котором священник горячо молится Богу о грехах. И своим покаянием священник вдохновляет прихожан.

От дежурного священника служение на исповеди требует живого опыта личного покаяния

От самого дежурного священника служение на исповеди требует живого опыта личного покаяния. Засвидетельствовать покаяние незнакомого человека, а тем более посодействовать в покаянии способен лишь тот, кто сам обладает большим опытом покаяния.

Итак, духовное руководство от дежурного священника напрямую связано со ступенью покаяния.

***

Духовник отличается от дежурного священника тем, что прихожанин к нему на исповедь приходит не впервые. Скажем точнее, приходит регулярно. Так что духовник знаком с прихожанином по исповедям. Помнит, в каких грехах каялся этот прихожанин в позапрошлый раз и в прошлый раз. Духовник знает обстоятельства его жизни, «динамику» его жизни: «В позапрошлый раз он каялся в том-то. После исповеди пытался с этим грехом бороться. Поначалу удавалось. Потом опять «сорвался”, о чем и сказал на прошлой исповеди. Борьба с этим конкретным грехом, в котором проявляется такая-то страсть, идет у него уже полгода. Небольшие успехи есть, и все-таки забороть этот грех пока не получается».

Духовник свидетельствует не только покаяние, но и борьбу христианина со своими страстями

Таким образом, духовник может не только засвидетельствовать покаяние, но и – борьбу со страстями, если, конечно, его подопечный борьбу ведет. Духовник может не только поддержать человека в его покаянии, но и посодействовать в борьбе со страстями (например, дать дельный совет, подходящий для этого человека, учитывая его характер и условия его жизни).

Служение духовника предполагает, что у него накоплен большой личный опыт покаяния и к тому же имеется достаточный опыт борьбы со страстями.

***

Преподобный Варсонофий Оптинский Старец отличается от духовника хотя бы тем, что это понятие изначально не приходское, а монастырское. Правда, к Оптинским старцам в монастырь приезжали паломники, и старцы исповедовали их. Сохранилось подробное описание, как, например, преподобный Варсонофий Оптинский помогал одной паломнице приблизиться к глубокому покаянию на исповеди, после этой исповеди она приезжала к нему еще несколько раз. Подобные истории были еще у прославленных египетских старцев в раннехристианскую эпоху. Однако в «классическом» случае мы встречаем у старцев другой тип духовного руководства.

В «классическом» варианте старец руководит послушником. Это руководство происходит не столько через исповедь, так хорошо нам знакомую по приходской практике, сколько через откровение помыслов и монашеское послушание. Послушник живет со старцем вместе и часто, буквально ежедневно, обращается к старцу с откровением помыслов. Старец рассуждает о помыслах: «От Бога ли они? Стоит их принять, или же их надо отсечь?» Послушник хранит покаянный дух, борется со страстями (старец ему в этом помогает), очищает свой ум от страстных помыслов (старец ему в этом помогает духовным рассуждением и молитвой). Если Бог благословит, то послушник взойдет к ступени священного безмолвия.

Старец – понятие изначально не приходское, а монастырское

Молодой монах Дорофей приходил к старцу Иоанну Пророку на откровение помыслов. И милостью Божией с помощью старца послушник взошел на ступень безмолвия. Старец удостоверил его духовный опыт, указал, что этот опыт является плодом монашеского послушания. С тех пор прошло полторы тысячи лет, и мы сейчас почитаем палестинских подвижников Иоанна Пророка и авву Дорофея во святых.

Есть в православной духовной традиции и другие свидетельства: о том, как старец помогал послушнику в делании Иисусовой молитвы и послушник постепенно восходил на ступень безмолвия и на ступень умно-сердечной молитвы…

Старец руководит послушником – через откровение помыслов и монашеское послушание

Что же мы скажем о духовном руководстве старца? Оно предполагает, что у старца имеется не только большой опыт покаяния и борьбы со страстями, но есть и достаточный опыт безмолвия. Прежде всего, старец учит начинающего монаха, как взойти к безмолвию – если Бог благословит взойти.

Теперь подведем итог: духовное руководство дежурного священника, духовника (духовного отца) и старца тесно связано со ступенями покаяния, борьбы со страстями и ступенями священного безмолвия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *