Духовные наставления Паисия Святогорца

Какие помыслы являются хульными
— Геронда, я не понимаю, когда помысл является хульным…
— Когда нам на ум приходят скверные картины о Христе, Матери Божией, Святых, о чем-то божественном и святом или даже о нашем духовном отце и тому подобном, то это хульные помыслы. Этих помыслов и пересказывать-то никому не надо.
— Даже духовнику?
— Духовнику достаточно сказать следующее: «Мне приходят хульные помыслы о Христе или о Святом Духе, о Матери Божией, о Святых или о тебе — моем духовном отце». Все эти богохульства и грехи не наши — они происходят от диавола. Поэтому нам нет нужды расстраиваться еще и из-за грехов диавола. Когда я был новоначальным монахом, диавол какое-то время приносил мне хульные помыслы — даже в церкви. Я очень расстраивался.

Диавол внушал мне скверные помыслы о Святых, используя те сквернословия и похабщину, которые я слышал от других, будучи в армии. «Эти помыслы от диавола, — вразумлял меня мой духовник. — Раз человек расстраивается из-за скверных помыслов о святыне, которые у него появляются, это уже доказывает, что они не его собственные, а приходят извне». Но я продолжал расстраиваться.

Когда приходили хульные помыслы, я уходил молиться в придел Честного Иоанна Предтечи, прикладывался к его иконе, и она благоухала. Когда скверные помыслы приходили снова, я опять спешил в Предтеченский придел, и от иконы вновь исходило благоухание. Во время одной Божественной литургии я был в приделе и молился. Когда певчие запели «Святы́й Бо́же» Нилевса, я со своего места стал тихонько подпевать.

Вдруг я увидел, как через дверь, ведущую в притвор главного храма, в придел вваливается огромный страшный зверь с головой пса. Из его пасти и глаз извергалось пламя. Чудовище повернулось ко мне и, раздраженное тем, что я пою «Святый Боже», дважды злобно погрозило мне лапой. Я бросил взгляд на монахов, молившихся рядом со мной: может быть, они тоже видели ? Нет, никто ничего не заметил. Потом я рассказал о случившемся духовнику. «Ну, видел, кто это был? — сказал мне духовник. — Это он самый и есть. Теперь успокоился?»
— Геронда, а всегда ли человек понимает, что его помысл является хульным?
— Он понимает это, если работает головой, которую дал ему Бог. Например, некоторые задают мне вопрос: «Геронда, как возможно существование адских мук? Мы огорчаемся, видя человека, сидящего в тюрьме, что же говорить о тех, кто мучается в аду!» Однако такие рассуждения — хула на Бога. Эти люди выставляют себя более праведными, чем Он. Бог знает, что делает. Помните случай, рассказанный Святым Григорием Двоесловом? Однажды епископ Фортунат изгнал нечистого духа из бесноватой женщины.

Изгнанный бес принял образ нищего, вернулся в город и стал обвинять епископа. «Немилосердный изгнал меня!» — кричал он. Один человек, услышав эти крики, пожалел «несчастного»: «Что за нелегкая дернула его тебя выгнать! Как он мог на такое пойти! А ну, давай, заходи ко мне в дом». Диавол вошел в его дом и вскоре попросил: «Подбрось в очаг дровишек, а то я зябну». Хозяин положил в огонь толстые поленья, пламя весело загудело. А когда огонь разгорелся как следует, диавол вошел в ребенка хозяина дома.

В припадке беснования несчастный прыгнул в огонь и сгорел. Тогда хозяин понял, кого изгнал епископ и кого он принял в свой дом. Епископ Фортунат знал, что делал, когда изгонял нечистого духа из бесноватой.
Откуда происходят хульные помыслы
— Геронда, не могли бы Вы рассказать нам что-нибудь о добром равнодушии?
— Доброе равнодушие необходимо человеку чрезмерно чувствительному, которого мучает разными помыслами тангалашка (так Старец называл диавола). Такому человеку хорошо бы стать немного бесчувственным — в положительном смысле этого слова — и не копаться в помыслах определенного рода. Кроме того, доброе равнодушие необходимо человеку, которого диавол, желая вывести из строя, сделал чрезмерно чувствительным в отношении какого-то конкретного дела или явления — хотя обычно такой человек чрезмерной чувствительностью не страдает.

И такому человеку на какое-то время поможет доброе равнодушие. Однако за ним должен наблюдать духовник. Ему нужно открывать свой помысл духовнику и быть под его наблюдением. В противном случае он может потихоньку стать безразличным ко всему и впасть в противоположную крайность — превратиться в совершенно равнодушного человека.
— Геронда, почему, когда я впадаю в печаль, у меня появляются хульные помыслы?
— Смотри, что происходит: видя тебя опечаленной, тангалашка пользуется этим и подсовывает тебе мирскую карамельку — греховный помысл. Если ты в первый раз падешь , то в следующий раз он расстроит тебя еще больше и у тебя не найдется сил ему сопротивляться. Поэтому никогда не нужно пребывать в состоянии печали, вместо этого лучше заняться чем-то духовным. Духовное занятие поможет тебе выйти из этого состояния.
— Геронда, я очень мучаюсь от некоторых помыслов…
— Они от лукавого. Будь мирна, и не слушай их. Ты человек впечатлительный, чуткий. Диавол, пользуясь твоей чувствительностью, внушает тебе придавать некоторым помыслам излишнее внимание. Он «приклеивает» к ним твой ум, и ты понапрасну мучаешься. К примеру, он может принести тебе скверные помыслы о матушке-игуменье или даже обо мне.

Оставляй эти помыслы без внимания. Если отнестись к хульному помыслу хоть с немногим вниманием, он может тебя измучить, может тебя сломать. Тебе необходимо немного доброго равнодушия. Хульными помыслами диавол обычно мучает благоговейных и очень чувствительных людей. Он преувеличивает их падение с тем, чтобы ввергнуть их в скорбь.

Диавол стремится низвергнуть их в отчаяние, чтобы они покончили с собой, если это ему не удается, то стремится, по крайней мере, свести их с ума и вывести из строя. Если же диаволу не удается и это, то ему доставляет удовольствие навести на них хотя бы тоску, уныние.
Как-то я повстречал человека, который постоянно плевался. «Он одержим бесом», — сказали мне про него. «Да нет, — отвечаю, — бесноватые так себя не ведут». И действительно, как я достоверно узнал потом, этот бедолага не провинился настолько, чтобы стать одержимым. Он рос сиротой и отличался чувствительностью, впечатлительностью.

Вдобавок у него был помысл «слева» и немного болезненное воображение. Диавол все это разжег и стал приносить ему хульные помыслы. И когда он их приносил, несчастный сопротивлялся, подскакивал и, желая избавиться от хульных помыслов, «выплевывал» их. А те, кто наблюдали за этим со стороны, думали, что он одержим бесом. Вот так: впечатлительный бедолага выплевывает хульные помыслы, а ему говорят: «Ты одержим бесом!»
Часто хульные помыслы приходят человеку и по зависти диавола. Особенно после всенощного бдения. Бывает, что от усталости ты падаешь как мертвый и не можешь противодействовать врагу. Вот тогда-то злодей диавол и приносит тебе хульные помыслы. А потом, желая тебя запутать или ввергнуть в отчаяние, начинает внушать: «Да таких помыслов и сам диавол не принесет! Теперь ты не спасешься». Диавол может принести человеку хульные помыслы даже на Святаго Духа, а потом сказать, что этот грех — хула на Святаго Духа не прощается.
— Геронда, а может ли хульный помысл прийти по нашей собственной вине?
— Да. Человек может и сам дать повод для прихода такого помысла. Если хульные помыслы не вызваны чрезмерной чувствительностью, то они приходят от гордости, осуждения и тому подобного. Поэтому, если, подвизаясь, вы имеете помыслы неверия и хулы, знайте, что ваше подвижничество совершается с гордостью.

Гордость омрачает ум, начинается неверие, и человек лишается покрова Божественной Благодати. Кроме того, хульные помыслы одолевают человека, который занимается догматическими вопросами, не имея для этого соответствующих предпосылок (т.е. духовных предпосылок — благоговения, смирения, послушания Церкви или предпосылок внешних — образования, способностей, знания греческого языка и т.п.).
Презрение к хульным помыслам
— Геронда, Авва Исаак говорит, что мы побеждаем страсти «смирением, а не превозношением» (в русском переводе: «Когда препобедишь страсти смирением, а не превозношением»). Презрение к какой-то страсти, превозношение и презрение к хульным помыслам — это не одно и то же?
— Нет. В презрении страсти есть гордость, самоуверенность и — что хуже всего — самооправдание. То есть ты оправдываешь себя и «отказываешься» от свой страсти. Ты словно говоришь: «Эта страсть не моя, она не имеет ко мне никакого отношения» — и неподвизаешься, чтобы от нее освободиться. А вот хульные помыслы мы должны презирать, потому что, как я уже говорил, они не наши, а от диавола.
— А если человек притворяется перед другими, что имеет какую-то страсть, например, изображая себя чревоугодником, то тем самым он насмехается над диаволом?
— В этом случае он «лицемерит добрым лицемерием», но это не насмешка над диаволом. Ты насмехаешься над диаволом, когда он приносит тебе хульные помыслы, а ты поешь что-то церковное.
— Геронда, как прогнать хульный помысл во время богослужения?
— Песнопением. «Отве́рзу уста́ моя́…» (начальные слова ирмоса первой песни канона Благовещению Пресвятой Богородицы). Ты что, не умеешь петь по нотам? Не расковыривай этот помысл, отнесись к нему с презрением. Человек, который стоит на молитве и собеседует с такими помыслами, подобен солдату, который отдает рапорт командиру и при этом раскручивает гранату.
— А если хульный помысл не уходит?
— Если он не уходит, знай, что где-то в тебе он облюбовал для себя местечко. Самое результативное средство — это презрение к диаволу. Ведь за хульными помыслами прячется он — учитель лукавства. Во время брани хульных помыслов лучше не бороться с ними даже молитвой Иисусовой, потому что, произнося ее, мы покажем свое беспокойство и диавол, целясь в наше слабое место, будет обстреливать нас хульными помыслами без конца. В этом случае лучше петь что-то церковное.

Смотри, ведь и малые дети, желая показать презрение своему сверстнику, перебивают его речь разными песенками вроде «тру-ля-ля». То же самое следует делать и нам по отношению к диаволу. Однако будем показывать свое презрение к нему не мирскими песенками, а священными песнопениями. Церковное пение — это не только молитва к Богу, но и презрение к диаволу. Таким образом, лукавому достанется на орехи и с одного и другого бока — и он лопнет.
— Геронда, находясь в таком состоянии, я не могу петь. Даже ко Святому Причащению мне подходить не легко.
— Это очень опасно! Тангалашка загоняет тебя в угол! И пой, и причащайся — ведь эти помыслы не твои. Окажи мне послушание хотя бы в этом пропой один раз «Достойно есть», чтобы тангалашка получил то, что ему причитается, и пустился наутек. Я не рассказывал тебе об одном афонском монахе? Двенадцатилетним сиротой он пришел на Святую Гору. Лишившись любви своей матери по плоти, он всю любовь отдал Матери Божией.

Он питал к Ней такие же чувства, как к своей родной матери. Если бы ты видела, с каким благоговением он прикладывался к иконам! И вот враг, сыграв на этой любви, принес ему хульные помыслы. Несчастный даже к иконам прикладываться перестал. Его Старец, узнав об этом, взял его за руку и заставил приложиться к ликам и рукам Пресвятой Богородицы и Спасителя на Их иконах. Сразу же после этого диавол пустился в бегство. Конечно, лобызать Божию Матерь и Спасителя прямо в лик — это, некоторым образом, дерзко. Но Старец заставил монаха сделать это, чтобы прогнать мучавшие его помыслы.
В каких случаях мы виновны в хульных помыслах сами
— Геронда, когда я испытываю приражение хульного помысла, но без сосложения с ним, то ложится ли на меня вина? (в аскетическом лексиконе «приражением» называется помышление ума или движение сердца, не сопровождаемое образами. Появление и замедление греховных образов и мечтаний свидетельствует о «сосложении» с помыслом, которое является внутренней уступкой греху и требует уврачевания покаянием.)
— Если ты огорчаешься и не принимаешь этого помысла, то вины нет.
— Геронда, а когда человек виновен в хульном помысле ?
— Он виновен, если не огорчается, что имеет такой помысл, а сидит и собеседует с ним. И чем больше он будет принимать хульные помыслы, тем большему диавольскому смятению подвергнется. Ведь, разглядывая появившийся хульный помысл и собеседуя с ним в уме, ты в малой степени подвергаешься беснованию.
— А как прогнать такие помыслы?
— Если человек огорчается, что такие помыслы к нему приходят и не собеседует с ними, то, не получая пищи, они отпадают сами собой. Дерево, которое не поливают, засохнет. Однако, начав хотя бы немного услаждаться этими помыслами, он дает им пищу, «поливает» своего ветхого человека. В этом случае помыслы «отсыхают» нелегко.
— А со мной, Геронда, иногда случается следующее: я принимаю хульные помыслы, сослагаюсь с ними, потом понимаю это, но уже не могу их прогнать.
— Знаешь, что с тобой происходит? В какой-то момент ты на что-то отвлекаешься, рассеиваешься и с разинутым ртом начинаешь считать ворон. Тогда к тебе подкрадывается тангалашка и вбрасывает в твой разинутый рот карамельку. Ты начинаешь вращать ее во рту, чувствуешь ее вкус, и тебе уже тяжело ее выплюнуть. Нужно выплевывать сразу — едва-едва почувствуешь ее «сладость».
— Геронда, а если я ненадолго принимаю появившийся хульный помысл, но потом его прогоняю?
— В этом случае диавол дает тебе леденец, ты его выплевываешь — но не сразу, а спустя какое-то время. Выплевывать нужно немедленно. В противном случае, обманув тебя вначале с помощью леденца, диавол впоследствии напоит тебя горьким зельем и поглумится над тобой.

Том I * Том II * Том IV * Том V * Том VI

Аудио

Предисловие

Часть первая. О брани помыслов Глава первая. О помыслах добрых и злых Сила доброго помысла Помыслы «слева» – величайшая болезнь Добрые помыслы приносят человеку духовное здравие Тот, кто имеет добрые помыслы, все видит добрым Помыслы освятившегося человека и помыслы человека лукавого Помыслы человека – показатель его духовного состояния. Глава вторая. О хульных помыслах Какие помыслы являются хульными Откуда происходят хульные помыслы Презрение к хульным помыслам В каких случаях мы виновны в хульных помыслах сами Глава третья. О доверии помыслу Доверие помыслу – начало прелести Доверие помыслу приводит к душевным болезням Причуды начинаются с помысла Больные собственным воображением Послушанием преодолевается все Глава четвертая. О борьбе против помыслов Возделывание добрых помыслов Очищение ума и сердца Ставьте вопросительные знаки после помыслов подозрительности Собеседование с помыслами Сосложение с помыслом Часть вторая. О справедливости и несправедливости Глава первая. О том, как принимать несправедливость Надо правильно расположить себя по отношению к несправедливости Радость от принятия несправедливости Принятие несправедливости – прибыльное дело Вклад в небесную сокровищницу Святое притворство. Глава вторая. О том, что самооправдание отгоняет от нас Благодать Божию Самооправдание препятствует духовному преуспеянию Причиной того, что человек оправдывает себя, является его эгоизм Тот, кто оправдывается, не может получить духовной помощи Если ты не оправдываешь себя, тебя Бог оправдает Кто исследует себя правильно, тот себя не оправдывает Самооправдание не приносит покоя душе Будем брать на себя тяжесть Глава третья. О справедливости Божественной и человеческой Правосудие Божие То, на что монах имеет право, Христос сберегает для жизни иной Люди создали себе другое «евангелие» Часть третья. О грехе и покаянии Глава первая. О том, что грех мучает человека Очищение сердца Избавление от греховной тьмы Грехи по произволению Будем делать добро от любви ко Христу Искушения в нашей жизни У грешников есть много исходного материала для смирения Глава вторая. О том, что необходимо попечение о совести Будем испытывать свою совесть Заглушенная совесть Искаженная совесть Ложное не приносит человеку покоя Неиспорченная совесть дает неложное извещение Глава третья. О необходимости наблюдения за собой и познания себя Исследование себя Опыт от наших падений Надо приковывать врага к одному месту и наносить ему удар Надо смотреться в других, как в зеркало Тот, кто познает себя по-настоящему, имеет смирение Нам надо узнать, чем мы больны Глава четвертая. О том, что осознание нами своей греховности приводит Бога в умиление Признание своей ошибки Осознание греховности и преуспеяние в борьбе Печаль за наши согрешения Нам следует самоукорение, а не отчаяние Духовное делание с увеличительным стеклом Глава пятая. О том, что покаяние обладает великой силой «В себе́ же прише́д…» Слезы покаяния Бесконечное рукоделие покаяния Изменение жизни «…гре́х мо́й пре́до мно́ю е́сть вы́ну» Вынужденное покаяние Покаяние приносит человеку божественное утешение Часть четвертая. Черные силы тьмы Глава первая. О колдовстве Колдуны используют и различные бесовские «святыни» Те, кто занимаются колдовством, придумывают и много лжи Бесовские колдовские действия Диавол никогда не может сделать добра В каком случае колдовство имеет силу Каким образом может быть разрушено колдовство Сотрудничество колдунов и бесов Глава вторая. Об одержимых нечистым духом Имея диаволъскую гордость, человек может стать одержимым Бесноватый реагирует на любую святыню Не придавайте значения словам бесноватого человека Помощь бесноватым Об отчитке У бесноватых мученическая жизнь Глава третья. Страшные прелести Подвижничество и прелесть Внимание к воображению Диавол является в виде ангела света Сны лживы Внимание к видениям Отличительные черты прельщенного человека Прелесть и сумасшествие Надо быть внимательным с прельщенными Дешевые дарования прельщенных Исправление прельщенного Глава четвертая. «Прельща́юще и прельща́еми» О прелести пятидесятников Об огнеходцах Перевоплощение Об аскетических упражнениях в индуизме Индуизм причинил много зла Как обольщаются люди Возвращение в Православие Часть пятая. О силе исповеди Глава первая. О необходимости духовного руководителя С помощью исповеди человек освобождается Бог хочет, чтобы человек исправлялся посредством человека В духовной жизни необходим духовный руководитель Посылайте людей к духовнику «Лечащий духовник» Духовник в семье Смена духовника Глава вторая. О том, как правильно исповедоваться Надо перебинтовывать свою рану Необходимость исповеди Правильная исповедь Оправдывая себя во время исповеди, мы отяжеляем свою совесть После исповеди Доверие духовнику Правильная связь с духовником Глава третья. О том, что духовник – это врач души Необходимость в хороших духовниках Рассуждение и опыт духовника То, как часто верующий причащается, определяет его духовник Разрешительная молитва Глава четвертая. О работе духовника над душами людей Умение обращаться с душой – дело тонкое Не будем давать человеку успокаиваться в своих страстях Как относиться к людям, впавшим в отчаяние К бесстыдным нужно относиться строго, к любочестным – снисходительно Доброта вредит нераскаянному человеку Уважение к чужой свободе Любовь духовника к исповедующемуся

Предисловие

Видя, что грех «вошел в наши дни в моду», Блаженной памяти Старец Паисий особенно подчеркивал необходимость покаяния и исповеди. То, какое огромное значение Старец придавал покаянию, видно из последней главы П тома его «Слов». «Покаяние и исповедь, – говорил нам Старец, – необходимы сегодня больше всего. Они нужны для того, чтобы диавол был лишен тех прав, которые дали ему люди. Люди дают диаволу права, и в результате этого он терзает мир».

С помощью Старца Паисия многие впервые приступили к Таинству Исповеди и изменили свою жизнь. Сейчас эти люди подвизаются как любочестные чада Божии и уже в сей жизни переживают райскую радость. «Ведь люди-то очень хорошие! – радостно делился с нами отец Паисий. – Ни разу не было такого, чтобы я посоветовал человеку поисповедоватъся и он этого не сделал». Конечно, этому способствовала и великая любовь Старца, изменявшая душу человека, с которым он соприкасался, и из бесплодного суглинка превращавшая ее в пригодную к возделыванию землю.

Настоящий Ш том «Слов» Старца Паисия издается по благословению нового правящего архиерея нашей епархии Высокопреосвященнейшего митрополита Кассандрийского Никодима. В томе собраны наставления Старца, способные помочь измученному грехом человеку приобрести добрую обеспокоенность и начать духовную борьбу, чтобы освободиться от связавших его греховных пут. Живя в покаянии, христианин сможет совлечься своего ветхого человека, этого, по словам Старца, «живущего в нас злого квартиросъемщика». Отец Паисий говорил, что для изгнания злого постояльца мы должны «разрушить дом и начать возводить новое здание – строить нового человека».

По Святоотеческому учению, начало греха – это злой помысл. Поэтому выбранные из духовного наследия Старца поучения о помыслах мы поместили в первой части настоящего тома. «Помыслы, – говорил Старец, – это показатель нашего духовного состояния». Добрый помысл обладает великой силой – он духовно изменяет человека. И напротив – помысл злой человека мучает. Когда человек изгоняет злые и возделывает добрые помыслы, его ум и сердце очищаются и в нем живет Божественная Благодать.

Вторая часть книги говорит о том, что, терпя несправедливости и относясь к этому духовно, человек приемлет от Бога великое благословение. Часто эта истина неведома даже духовным людям, которые, оправдывая себя, доходят до того, что «сочиняют свое собственное евангелие» и таким образом изолируют себя от Бога, потому что человеческая правда не имеет с духовной жизнью ничего общего. Если мы хотим сродниться со Христом, то нам подобает стать причастниками Божественной правды, «которая содержит в себе любочестие, благородство, жертвенность».

В третьей части тома речь идет о грехе. Земная жизнь человека от греха превращается в адскую муку, однако посредством духовной борьбы наша жизнь может стать Раем. Если человек хочет «выйти из греховной тьмы», он должен внимательно испытывать свою совесть – этот данный ему от Бога «первый божественный закон» – и смиренно признавать свои ошибки и погрешности. Это делание приводит к «бесконечному рукоделию покаяния» и дает душе божественное утешение.

В четвертой части отец Паисий обличает сатанинские силы, которые действуют в мире через свои послушные орудия – колдунов, экстрасенсов, «ясновидящих» и других прельщенных. Старец подчеркивает, что сами по себе темные силы бессильны, однако они становятся разрушительными для человека, если он совершил какой-то тяжкий грех и тем самым наделил их правами над собой, а потому подвергается бесовскому воздействию. Чтобы освободиться от этого воздействия, человеку необходимо найти причину греха, то есть осознать его, покаяться, поисповедоватъся и стать сознательным членом Церкви.

Последняя, пятая часть тома посвящена Таинству Исповеди. Старец заостряет наше внимание на том, что для прощения грехов христианину необходима исповедь, а для безопасного духовного роста ему нужно иметь духовного наставника. Отец Паисий проводит четкую грань между деятельностью психиатра и служением духовника (в наши дни это подчас смешивается) и делится собственным опытом работы над душами людей.

Как и в предыдущих томах, отец Паисий кратко отвечает на вопросы, которые ему предлагаются. Ответы Старца не являются систематическим изложением той или иной темы и не претендуют на то, чтобы быть исчерпывающими. Цель поучений в другом – в том, чтобы помочь человеку спастись. «Спасение души человека, – говорил Старец, – это мое утешение и радость».

Видя то, что способно помочь собеседнику в его духовной борьбе в каждом конкретном случае, Старец говорит с человеком в соответствии с духовной необходимостью, подкрепляя его необходимым «духовным витамином». Нередко отец Паисий раскрывает смысл своих слов с помощью подходящего примера. Старец был убежден в том, что положительные примеры приносят огромную пользу. «Если бы у меня было время, то я написал бы о некоторых людях, честно проживших свою жизнь, о тех девушках и юношах, о тех отцах и матерях, чья жизнь отличалась святостью, – делился он с нами. – Такими добрыми примерами обличаются те, кто ввел грех в моду. От обличения зла часто не бывает никакой пользы. Однако, когда мы показываем доброе, зло обличается само по себе».

Как известно, вопросы, на которые отвечал Старец, задавали монахини. Но, несмотря на это, ответы отца Паисия касаются любого человека, который подвизается «подвигом добрым» или хочет приступить к этому подвигу. «И монахам и мирянам, – говорит Старец в одном из своих писем, – даны одни и те же заповеди. И Рай тоже один «. Кроме этого отец Паисий часто отмечал, что есть миряне, живущие высокой духовной жизнью и совершающие над собой тонкое духовное делание.

Благодарим всех тех, кто благосклонно согласился прочесть рукопись настоящего тома и своими советами помог нам завершить подготовку к его изданию.

«Пусть Благий Бог просвещает нас и дает нам доброе покаяние, чтобы всем нам сподобиться Доброго Рая, который Он уготовал нам, как нежно любящий нас Отец», – говорил Старец.

Молитвенно желаем, чтобы его слова исполнились на деле. Аминь.

11 февраля 2001 Неделя о блудном сыне Игуменья обители Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова монахиня Филофея с сестрами во Христе.

«Миряне, если не будут роптать, получат от Бога такую же награду, как подвижники монахи»

Малоизвестные наставления афонского старца

Издательство «Святая Гора» впервые на русском языке публикует малоизвестные наставления афонского старца Паисия Святогорца (Эзнепидиса), записанные его ближайшими сподвижниками и учениками.

Люди бедные, нуждающиеся и голодающие, если не будут роптать, получат такую же награду как пустынники, подвизающиеся на склонах вершины Святой Горы Афон. Монахи воздерживаются от пищи добровольно и это сильно облегчает их подвиг. Например, я, если делаю что-то делаю это по собственной воле и как следствие почти не чувствую тяжести аскезы. А эти бедняги голодают не по собственному желанию и поэтому страдают куда сильнее. Бог может наградить их даже большей наградой, чем подвижников отшельников.

***

Люди горделивые и восторженные должны находиться в послушании у кого-то (здесь старец имеет в виду прежде всего духовного отца), чтобы отсекать свою волю.

***

Благоговейные родители, желающие чтобы их дети стали монахами, не должны их к этому подталкивать, а должны сами вести подвижническую жизнь.

***

Каждый должен действовать сообразно своему духовному состоянию. Нельзя брать на себя подвиги, к которым человек ещё не готов.

***

Я встречал развращенных мужчин с «плотским мудрованием», которые женились на церковных девушках, ведущих духовную жизнь. Они так отчётливо ощущали их духовную чистоту, что не дерзали приблизиться к ним и вступить в плотские отношения. Как следствие, даже подумывали о разводе. Если простые девушки так повлияли на своих нецеломудренных супругов, то как описать то неизмеримо большее и неизгладимое впечатление, которое производила на людей наша Владычица Пресвятая Богородица.

***

Благодать священства это нечто особенное. Она подобна внешнему элементу питания, от которого священники получают энергию. Эта благодать не является их собственностью. Она не даётся как награда за какие-то духовные заслуги.

***

Сегодня диавол своей великой злобой невольно делает миру огромное благодеяние. Благочестивые люди, видя куда катится мир, сближаются с другими благочестивыми христианами и получают стимул в своей духовной брани с лукавым.

***

Если кто-то пал духом – его следует подбадривать и воодушевлять. Но когда он впал в гордыню и превозношение – ему полезно будет смириться.

***

Часто мы, монахи, становимся жестокосердными, потому что не видим боль других. А бедолажки миряне сострадательны, так как всё время видят вокруг боль и скорби. Поэтому мы должны боль других сделать своей и молиться за весь мир.

***

Если во время молитвы мы не чувствуем Божественного утешения – значит что-то неладно. Мы должны принести покаяние и в чём-то исправиться. Неправильно говорят некоторые, что это происходит из-за зависти и козней диавола. На самом деле Сам Господь словно говорит нам: «Я не понимаю того, как ты обращаешься ко Мне». Молитва как и Святое Причастие – это Таинство. К ней необходимо готовиться и иметь чистую совесть.

***

Пришёл ко мне как-то один паломник и рассказал, что прочитал несколько книг об Иисусовой молитве, и попытался понудить себя к её творению, но в результате у него лишь разболелось сердце. Тогда я спросил его: «Разве у тебя нет материала для смирения (грехов)? Смирись и ты почувствуешь, как тебе необходима милость Божия. Тогда молитва будет литься сама собой, без понуждения.

***

Бог не вмешивается в нашу жизнь, а ждёт, что мы попросим Его помочь нам, так как уважает нашу свободу.

***

Духовный человек чувствует намерения других (например, если его хотят использовать или обокрасть) но всегда относится к ним с добрым помыслом. Он не препятствует злоумышленникам, считая, что они имеют в том, что хотят отнять у него, бОльшую необходимость.

***

Если нет искреннего покаяния и смирения – предпосылок для того, чтобы человек почувствовал как ему жизненно необходима Милость Божия, одни только внешние подвиги и понуждение себя приведут человека к прелести.

***

Ум наш (насколько это возможно) должен быть рядом с Богом и не думать о злом.

***

Посеяв горсть пшеницы – мы получим урожай пшеницы, посеяв колючки – вырастим колючки. Добро, творимое человеком, порождает новые добродетели, а грехи влекут за собой новые прегрешения.

***

Одному женатому, который заявил мне, что монашество в отличие от брака это не таинство, я ответил, что иночество – это таинство Церкви Торжествующей, так как уже в земном существовании переживает ангельскую жизнь.

***

Несчастья, боль и поношения искупают нас от ада.

***

Мы не должны искать в молитве наслаждения, пусть даже и духовного. В противном случае мы уподобляемся детям, любящим своего отца только за то, что он даёт им карамельки и шоколадки. Искомое в молитве – это душевный мир.

***

Многие впавшие в прелесть, которых диавол сделал лжепророками, не положили в основу духовной брани покаяние и познание себя, а стремились к постам и бдениям, по своей гордыне желая великими подвигами достичь святости.

***

Как у каждого автобуса есть депо, так и беснование имеет какую-то первопричину. Не надо идти на отчитку, если прежде не найден повод ставший причиной духовного заболевания.

***

Настоящее смирение имеет тот человек, который сделанные им добрые дела сразу забывает, а любое сделанное ему благодеяние (даже самое незначительное) считает громадным и чувствует за него благодарность.

***

Обретение святости не зависит от того сколько времени мы подвизаемся, а зависит от любочестия и нашего смиренного подвига. В любочестии есть и смирение, и благородство, и жертвенность.

Старцы Иаков Эвбейский, Паисий Святогорец и Порфирий Кавсокаливит

«Азбука спасения»

Афон. Святые афонские отцы, как и мы, были людьми. И Афон был дикой горой, как и другие горы. Но поскольку наши отцы с ревностью подвизались, то сами стали святыми и гору освятили, так что она стала называться Святой Горой, и мы сейчас похваляемся тем, что являемся святогорцами.

Благодать. Духовная жизнь – это не наслаждение. Христос подключил вилку к розетке, но наши собственные провода заржавели и не принимают Божественной Благодати. Надо очистить провода от ржавчины, подъять подвиг, чтобы познать себя, отсечь свои страсти и стяжать добродетели. Таким образом нас осенит Благодать Бога».

Война. Если на тебя нападают – значит воюешь и ты сам. Если ты не ведешь духовной брани – значит стал соглашателем.

Гордость. Для того чтобы душа духовно воскресла, человек должен распяться, чтобы умерли его душевные страсти и прежде всего эгоизм – бесчинное дитя гордыни, которое препятствует Божественной благодати и разбивает человеку лицо.

Духовник. Человек должен уловить глубочайший смысл жизни, должен понять, что эта жизнь дана ему для того, чтобы подготовиться к жизни иной. Поняв это, человек – подобно тому как земной путешественник находит себе проводника – должен найти проводника для своего небесного путешествия. Этот проводник – духовник. Духовник установит распорядок жизни, скажет, что читать и как молиться, как избегать поводов ко греху и мирского духа, который страшнее всего. Таким образом человеческое сердце будет пребывать во Христе.

Евангелие. Увязать Евангелие с человеческим здравым смыслом невозможно. В основе Евангелия лежит любовь. В основе здравого смысла заложена выгода. В Евангелии написано: «Если кто-то принудит тебя идти одну версту, то иди две». Разве в этом виден здравый смысл? В этом, скорее, видно умопомрачение. Поэтому те, кто хочет увязать Евангелие со здравым смыслом, заходят в тупик.

Женский монастырь. Однажды в женской обители Паисия Святогорца угостили кофе. На столе у монахинь лежала красивая вышитая и гладко выглаженная скатерть. Желая напомнить монахиням, что такое монашеская простота, старец вылил кофе прямо на скатерть, а затем свернул ее в комок, чтобы она испачкалась еще больше. После этого он сказал игуменье: «А теперь матушки вам придется оставить ваши четки. Отправляйтесь вместо этого стирать и гладить».

Заповеди. Будем просить Бога, чтобы Он дал миру покаяние и мы избежали Его праведного гнева. Грядущего гнева Божия нельзя избежать иначе, как покаянием и хранением Божиих заповедей.

Испытания. К испытаниям надо относиться со смирением и терпением.

Компромисс. В вопросах веры и любви к Родине нет места компромиссам, человек должен быть непреклонен, тверд.

Любовь. Старайтесь иметь любовь между собой иначе ваш монастырь из общежития превратится в собачий питомник. (В греческом языке игра омонимичных слов κοινόβιο (общежительная обитель) и κύνοβιο (собачий питомник)).

Молитва. «Перед молитвой к ней необходимо подготовиться. Молитва – это тоже сопричащение Богу, это тоже Божественное Причащение. Через молитву человек приемлет Благодать Божию по-другому. Подобно тому как, причащаясь на Божественной Литургии, человек принимает в себя жемчужину Христова Тела и Крови, так в причастии молитвы молящегося осеняет Божественное пламя».

Настоящий человек. не тот, кто правильно говорит, но тот, кто живет правильно, по-евангельски.

Опыт приобретается благодаря огню, который вызывает на себя воин Христов со стороны бесов в духовном сражении (здесь игра слов, сходных по звучанию: πείρα, опыт — πυρά, огонь). Перед началом боя враг совершает артподготовку с помощью помыслов. Самым надежным оружием против вражеских помыслов является молитва Иисусова.

Послушник, который хочет добиться духовного преуспеяния должен стремиться забыть все мирское и помнить какую великую честь оказал ему Господь, захотевший преобразить его из человека в ангела. Пусть у него будет любочестие, смирение и подвижнический дух – без этих качеств он будет подобен квадратному колесу, которое надо все время подталкивать вперед.

Расскаяние. Любочестие и эгоизм не имеют ничего общего между собой, так же как расскаяние отличается от покаяния. Иуда раскаялся из-за своего эгоизма. Апостол Петр покаялся и горько плакал из-за своего любочестия.

Скорби. Будем предпочитать скорби и принимать их с большей отрадой, чем радость. Горькое лекарство часто полезнее, чем сладкое, потому что горькое исцеляет болезнь. Настоящая радость рождается из боли.

Труд. Нужно возлюбить труд и не искать легких путей.

Упростить жизнь. Нужно упростить нашу жизнь. Роскошь утомляет. Есть люди, которые хотят постоянно менять мебель, другие вещи. Потом устремляются в погоню за еще большими деньгами и так исполняются душевного беспокойства.

Философ. Послушание очень помогает человеку. Даже человек, который не блещет умственными способностями, оказывая послушание, становится философом, мудрецом. Будь человек умным или глупым, здоровым или больным (духовно или телесно), если он, мучаясь от помыслов, оказывает послушание, то он освободится. Послушание – это освобождение.

Хульные помыслы. подобны самолетам, которые беспокоят нас своим шумом независимо от нашей воли и которым мы никак не можем помешать. Сильной противовоздушной обороной в таком случае является псалмопение, ибо оно есть одновременно и молитва ко Христу, и пренебрежение к диаволу.

Церковное пение. Когда мы расстроены или огорчены, будем петь что-то церковное. Псалмопение прогоняет диавола, потому что оно одновременно и молитва, и презрение к нему. Когда нас борят хульные помыслы, не надо противоборствовать им молитвой Иисусовой, потому что в этом случае мы противостаем диаволу лоб в лоб, и он воздвигает против нас еще большую брань. Когда приходят хульные помыслы, будем петь церковные песнопения, и диавол, видя, что мы его презираем, лопнет от злости.

Человек. Человек, удаляющийся от Бога, не находит душевного покоя ни в сей привременной жизни, ни в будущей. Ибо кто не верит в Бога и будущую Вечную Жизнь, остается безутешным в сей жизни, а также осуждает свою душу на вечные мучения.

Школа. Когда дети начнут ходить в школу, родители потихоньку должны учить их читать духовные книги и помогать им жить духовно. Тогда они будут подобны маленьким Ангелам и в своей молитве будут иметь большое дерзновение к Богу. Такие дети – настоящий духовный капитал для своих семей. В духовной жизни им особо помогают жития святых.

Щедрость Божия. Супруги всегда должны быть готовы принять в свою жизнь волю Божию. Бог не оставляет человека, который с доверием вручает себя Ему. Мы не делаем ничего, а сколько делает для нас Бог! Со сколькой любовью и щедростью Он дает нам все! Разве есть что-то такое, что будет Богу не под силу?

Экзамены. Сегодня пришло время отделения овец от козлищ, то есть верующих людей от неверую щих. Позже для нас придет время сдачи духовных экзаменов. Мы подвергнемся и гонениям за нашу веру, и тогда станет видно, где золото, а где – то, что просто блестит.

Юношеский возраст. Лукавый использует юношеский возраст, в котором к тому же бунтует плоть человека, и старается разложить молодых в этот нелегкий период, который они переживают. Их разум еще незрел, они весьма неопытны и совсем не имеют духовных сбережений. Поэтому юный, находящийся в этом критическом возрасте, должен чувствовать, что ему постоянно необходимы советы старших.

Эти советы нужны ему для того, чтобы не поскользнуться на сладкой горке мирского падения, которое угрожает тем, что будет впоследствии наполнять его душу тревогой и навеки удалит ее от Бога.

Язык. Слово смиренного человека, основанное на его личном опыте и с болью рождающееся из глубин его сердца, имеет цену намного большую, чем куча красивых слов, которые одно за другим соскакивают с отточенного учением языка человека. Этот язык не извещает души людей, потому что он – плоть, а не огненный язык Святой Пятидесятницы.

Старец из кельи Панагуда на Святой Горе — это богослов опыта. Отец Паисий не имеет мирской образованности. Он закончил начальную школу, и его профессией в миру было столярничество. При письме старец делает орфографические ошибки, а в разговоре не отличается риторским искусством. Но его писания (на сегодня опубликованы три книги) поразительны, его слова — это выражение опыта. Старец — великий учитель православия. Сказанное им становится широко известным и убеждает людей. Даже совершенно мирские люди принимают его слова, и поэтому пытаться записать его поучения не только похвально, но и необходимо, дабы они не были забыты с течением времени.
Мы приводим здесь некоторые поучения отца Паисия, которые, как мы полагаем, особенно интересны для христиан, живущих в миру.
Старец сказал: «Добрый христианин любит сначала Бога, а потом и человека. Избыточествующая любовь изливается и на животных, и на природу». То, что мы, современные люди, разрушаем окружающую среду, показывает, что мы не имеем избытка любви. Может быть, мы имеем любовь хотя бы к Богу? К сожалению, нет. Это показывает сама наша жизнь.

* * *

Милостыня — это выражение любви. Современные христиане почти забыли эту добродетель. Старец напоминает не только о ее необходимости, но и о ее духовных плодах: «Духовного изменения, которое происходит в душе, и сердечного ликования от одной только милостыни или благодеяния ближнему, не может дать даже величайший лекарь, если ты и дашь ему целый мешок долларов. Пенсионеры пусть жертвуют своими временем и деньгами, чтобы спасти беззащитных детей какой-нибудь разбитой семьи».

* * *

Есть монахи, достигшие многого в духовной жизни, и Бог дает им дар прозрения. Отец Паисий говорит, что они имеют духовный телевизор и являются радистами Бога.

* * *

Старец сказал: «Четки — это как рукоятка ручного зажигания в механизмах, провернув которую несколько раз, мы прогреваем мотор, и он начинает работать сам. Нечто подобное происходит и при молитве по четкам. Мы произносим молитву, и согревается наша душа».

* * *

Старец сказал: «Творить молитву мы должны везде. Как-то один водитель на Арнее сбил ребенка своим автомобилем. Ребенок совершенно не пострадал, потому что водитель творил молитву и во время езды». И в другой раз он сказал: «Как находящиеся в опасности корабли посылают сигналы «SOS», так и человек должен постоянно творить молитву: Господи Иисусе Христе, помилуй мя. Молитва должна быть простой».

* * *

Молитва нуждается в подготовке. Старец всегда советовал: «Прежде молитвы читайте несколько строчек из Евангелия или Патерика. Так согреется ваша мысль и перенесется в духовную страну».

* * *

Старец сказал: «Предатели, ослабляющие молитву, — это духовная сухость и холодность. Против них нужно использовать краткие молитвы, а главным образом — молитву Иисусову, прилежное чтение Священного Писания и духовных книг. Также предохраняют нас от греха и помогают нам мысли о смерти, суде, рае, аде и благодеяниях Божиих. Бог наблюдает за нашим сердцем и проверяет, куда оно склоняется».

* * *

Старец сказал: «Молясь, вы должны стоять со смирением и простотою маленького ребенка, дабы удостоиться отеческой заботы. Признавайте свою немощь и ничтожество, чтобы вас покрыла милость Божия, потому что как тень следует за предметом, так и милость Божия — за простотою и смиренномудрием. Тот, кто чувствует свою греховность и воздыхает из глубины души, выше того, кто может воскресить мертвого и своим учением помогать всему миру. Кто достиг познания своей духовной немощи, тот достиг совершенного смирения».

* * *

«Всегда имей добрый настрой. Чтобы ты понял меня, я расскажу тебе два случая, бывшие здесь. Однажды пришел мальчик, лет семнадцати, и постучал, чтобы я открыл ему. «Я хочу видеть отца Паисия», — говорит он мне. Я, чтобы немного испытать его настрой, говорю ему: «Его нет здесь. Он ушел на Карею купить сигарет». — «Хорошо, я его подожду», — отвечает мальчик, имея всегда в уме хороший помысел. «Уходи! — говорю ему. — Зачем ты его ждешь?» «Нет, батюшка, я хочу его увидеть!» — настаивал мальчик. Этот молодчина имел хороший настрой, и я не мог смутить его, несмотря на то, что долго его терзал. Он не принимал плохого помысла. Это была хорошая душа.
В другой раз пришел один человек и просил меня помолиться за его ребенка, который был тяжело болен. «Я что-нибудь сделаю, — сказал я ему, — но должен и ты помочь. Конечно, ты не умеешь ни молиться, ни поститься, ни класть поклоны и т.д. Но избавься от одного своего недостатка». «Какого недостатка, батюшка?» — спросил он меня. «Брось курить», — сказал я ему. Он внимательно выслушал меня, и, когда я открыл ему церковь, чтобы он зашел и приложился к иконам, незаметно для меня он оставил на одной стасидии пачку сигарет и зажигалку.
Тот же час пришел другой, вошел в церковь, поглядел из любопытства и вышел наружу. Он пошел и сел вот на эту каменную приступку, которая у стены церкви, зажег сигарету и курит без зазрения совести. Я вышел наружу и увидел его. «Ба, дорогой, да ты куришь здесь, где церковь? Иди вон туда, под деревья, и кури там, а не здесь!» — говорю я ему. Но он имел плохие и лукавые помыслы и ответил мне с наглым видом: «Тебе-то какое дело до того, что я курю? Ты куришь в церкви, а я, куря снаружи, поступаю плохо?» Я ему снова сказал, чтоб он ушел отсюда, но он упирался и говорил мне те же слова. «Но что он говорит?» — спросил я себя. Я не мог его понять. Вхожу в церковь и вижу пачку сигарет, оставленную исстрадавшимся отцом. Я тут же догадался, что этот человек неправильно меня понял и думал, что это мои собственные сигареты и я курил в церкви! Я ему объяснил, что случилось на самом деле, но он имел дурной помысел. У него не было желания получить пользу. Он искал оправдания своему злу, чтобы сохранить его в себе. А тот мальчик, как я сказал прежде, имел хороший настрой».

* * *

Старец сказал: «Сатана до последнего нашего вздоха не перестанет сеять в нашем уме лукавые и нечистые помыслы. Не будем придавать им значения. Оставим их пролетать мимо нас, как пролетают птицы в воздухе. Пустим в ход фабрику добрых помыслов. Что мы дадим ей, то и получим. Дадим железо — и получим железо. Дадим золото — золото и получим. Увиденное нами зло будем всегда превращать в добро. На все будем смотреть с простотою».

* * *

Снова сказал старец: «Пусть не остается в вас надолго плохой помысел, ибо он наносит вред. Он подобен мухе, садящейся на мясо и откладывающей яйца. Вскоре в мясе появляются черви. Так и плохой помысел, когда он остается в уме, причиняет большой вред».

* * *

«Хульные помыслы изгоняются только равнодушием и презрением к ним. Когда они нас атакуют, будем петь. Они не наши, а чужие».

* * *

Старец сказал: «Благой Бог оставляет демонов свободными на некоторое время, чтобы они помогали нам своей злобой сдавать духовные экзамены на земле и достигать вечной небесной жизни. Пока живет человек на земле, он имеет право сдавать эти духовные экзамены. Переэкзаменовки не бывает. Итак, будем подвизаться, чтобы набрать духовный балл и пройти в рай».

* * *

Старец писал: «В начале духовной жизни подвизающийся прогоняет плохие помыслы духовным поучением, непрестанной молитвой и усердным подвигом. Потом приходят уже только благие помыслы. Позже останавливаются и благие помыслы и чувствуется некая пустота, и затем приходит к человеку Божественное просвещение».

* * *

Старец сказал: «Нужно терпение, а не злоба в сердце. Один человек во Фракии стал христианином. Однако его жена не только не последовала его примеру, но и сильно препятствовала ему и жестоко с ним обращалась. Но он терпел и отвечал ей любовью. Со временем жена склонилась перед его терпением и любовью и сказала: «Должно быть, истинен и велик Бог, в Которого он верит». И тоже стала христианкой».

* * *

Беседуя с семинаристами, между прочим он сказал и следующее: «Избегайте поводов ко греху. Приведу один пример. Если кто-либо болеет сахарным диабетом и не должен есть сладостей, может ли он этого избежать, шатаясь по кондитерским? Будьте внимательны к искушениям. Все начинается с мысли, которой мы увлеклись. Чем более духовен человек, тем меньше прав он имеет в жизни. Величайшая радость — это служение другому человеку и прощение ему ошибок. Принимающий благодеяние чувствует человеческую радость, а творящий его — радость божественную».

* * *

Старец сказал: «Длительные занятия богословием приносят вред. Нужны простота и исполнение на деле полученных знаний».

* * *

Старец, обращаясь к юношам, сказал: «Духовная работа должна быть с малого возраста, потому что, когда человек молод, он может работать и имеет на это силы. Когда же он постареет, ему будет трудно работать. Теперь я питаюсь тем, что накопил в молодости. И вы работайте сейчас, пока молоды».

* * *

Старец сказал: «Наша жизнь должна быть простой. Не имейте больших запросов, не ищите удобств. Однажды один немец принес мне машинку для резки хлеба. Он подарил мне ее для удобства. «Но что это? — сказал я ему. — Я в этом не нуждаюсь. Потом, у меня и хлеб не всегда бывает».

* * *

Один посетитель отца Паисия спросил у него, почему он не чувствует Божественного Причащения так, как чувствовал его, будучи маленьким, и старец ему ответил: «Если у тебя есть дети, ты можешь это понять. Отец дает маленьким детям сладости. Позже, когда они вырастут, они должны будут покупать сладости сами. Так и Бог вначале дает благодать Свою даром, но потом желает нашего личного подвига, чтобы мы почувствовали Божественное Причащение».

* * *

Старец сказал: «Сердце очищается слезами и воздыханиями. Одно воздыхание с болью душевной равнозначно двум ведрам слез. Будем плакать о своих грехах, надеясь всегда на любовь и милость Божию. Погрузим душу в источники слез. Не ограничивайте молитву только словами. Сделайте всю свою жизнь молитвою к Богу».

* * *

Семинаристам, посетившим его и спросившим о борьбе со злом, которое существует в мире, и о демонических воздействиях, которые они ощущают, старец сказал: «Послушайте, не все вещи дьявольские. Вот, скажем, кофе. Кофе не является дьявольским, но, когда кто-нибудь пьет много кофе, то его нервная система начинает расстраиваться, и он прибегает к помощи психиатров. Я ничего не говорю против, есть и хорошие психиатры, но они не нужны, если есть хорошие духовники. То же самое происходит и с вином. Вино освящается и благословляется, но когда его пьешь много, теряешь контроль над собой, и тогда диавол находит удобный случай, чтобы использовать это твое состояние».

* * *

Мирские люди интересуются внешним, а о внутренней жизни совершенно не подозревают. Их образ мысли старец изобразил следующим примером: «Мирские люди не хотят, чтобы у них во дворе были мусор и грязь, поэтому подметают двор и наводят порядок до тех пор, пока не будет все чисто. Собранный мусор они заносят в дом, чтобы он не был виден со двора. Так делают мирские люди. А внутри пусть будет мусор, но не снаружи, потому что это видят люди. А духовные люди, напротив, вычищают дом, выбрасывая мусор и не интересуясь тем, что скажут другие».

* * *

Старец сказал: «Ныне человек искалечил природу. Ты видишь, здесь, на Святой Горе, деревья прекрасны. Одни маленькие, другие побольше. Другая растительность, видишь, тоже со множеством оттенков. Везде большое разнообразие. Но если ты едешь по Халкидикам, где деревья сажают люди, то видишь, что эти деревья похожи на итальянских солдат 1940 года. Они единообразны, и в этом нет красоты».

* * *

Из беседы старца с его посетителями-мирянами: «Отче, мы боремся со множеством семейных проблем». — «Мы сами себе сильно затрудняем жизнь погоней за материальными благами. Мы не догадываемся о том, что, чем больше благ цивилизации мы имеем, тем больше проблем прибавляем себе и своей семье». — «Отче, какие проблемы, создаваемые погоней за благами, ты имеешь в виду?» — «Мы вдаемся в чрезмерную суету, теряя при этом драгоценное спокойствие. Мы распыляемся. Женщина вынуждена работать потому, дескать, что нам не хватает денег. А в результате дети лишаются своей матери… Мы не сводим концы с концами, потому что хотим иметь видео, телевизор, новую машину, множество украшений. Нас засасывает суета, и мы никак не можем остановиться, мы желаем все большего и большего, а в результате дети остаются без внимания. Это огромная ошибка — вот что мы должны понять. Пусть работает только один член семьи, и мы будем довольствоваться немногим. Тогда проблема перестанет существовать».

* * *

Старец сказал: «Насколько удаляются люди от простой, естественной жизни и предаются роскоши, настолько они умножают и свой страх за завтрашний день. И насколько развивается мирская вежливость, настолько же теряется простота, радость и естественная человеческая улыбка».

* * *

Старец, обращаясь к мирянам, сказал: «Если бы вы, миряне, могли осознать опасности, среди которых вы живете, то вы бы молились в десять раз больше нас, монахов».

* * *

Старец сказал: «Как-то ко мне пришел скорбный отец, сын которого болел белокровием, и просил помолиться. Я сказал ему: «Я буду что-нибудь делать, но должен и ты помочь. Конечно, ты неопытен в духовном, но брось хотя бы курить». Он с готовностью принял мой совет и, уходя, благодарил меня. Здоровье ребенка стало улучшаться день ото дня. Отец увидел чудо, но со временем забылся и снова начал курить. В результате возобновилась болезнь ребенка. Через два года отец его снова приехал и рассказал мне о случившемся. Я спросил, почему он оставил свой духовный подвиг, и сказал, что Бог желает видеть некоторое старание и с нашей стороны. Вот так. Недостаточно молитвы другого человека. Нужно, чтобы и мы сами проявляли старание и молились».

* * *

Старец писал: «Бог попускает некоторым праведникам быть оклеветанными для того, чтобы виновные не приходили в отчаяние. Великая любовь Божия, чтобы не погибла какая-нибудь немощная душа, попускает и праведникам быть осужденными и оклеветанными, но в конце бывает являема истина».

* * *

Старец сказал о сопротивлении возникающим нравственным соблазнам: «Требуется внимание. Брату нужно помочь. Будем принимать то, что он говорит в свое оправдание, и помогать с любовью. А если все будут его презирать, то что же тогда получится? Нет дороги на Луну, чтобы убежать ему туда. Нужны внимание и любовь. Мы должны встать на место другого, чтобы понять его».

* * *

На вопрос, за какую партию должны голосовать христиане, старец ответил иносказательно: «Предпочитайте надкушенные оливки. Если таких нет, то предпочитайте те, которые хотя бы немного надкушены, потому что по ним видно, что это за оливки».

* * *

Старец сказал: «Диавол всегда внушает нам сравнивать себя с тем, кто хуже нас». И в другой раз он сказал: «Великую тайну скрывает диавол».

* * *

Старец сказал: «Единственная ценность жизни — это семья. Как только погибнет семья, погибнет и мир. Покажи свою любовь прежде всего в своей семье». И в другой раз он сказал: «Когда разрушится семья, будет разрушено все: и духовенство, и монашество».

* * *

Старец сказал: «Часто государство из орла, которым оно должно быть, превращается в ворона, разрывающего своих граждан. На словах оно готово умереть за них, но в действительности не делает ничего».

* * *

В наше время много говорят о магии, поэтому представляет особенный интерес один рассказ старца, который я привожу так, как записал его посетитель отца Паисия: «Ребенок подвергается демоническим воздействиям, но, когда он чист, не может искусить его диавол. Когда же ребенок начнет не слушаться своих родителей и изворачиваться, тогда удаляется от него Божия благодать. Вы должны знать, что демоны побуждают человека на зло во сне. Но, чтобы они вошли в него, человек должен дать им для этого серьезный повод. Иначе они не могут ничего сделать.
Чтобы вам это стало понятным, я расскажу один характерный случай с 40-летней учительницей и ее 15-летним учеником. Об этом случае она написала мне недавно сама. Итак, она была незамужней, как говорится, старой девой, и разгорелась нечистой страстью к одному 15-летнему ученику гимназии. Она пошла к магу, чтобы он помог ей. Но, поскольку ребенок был чист, маг не мог ничего ему сделать и поэтому посоветовал ей ввергнуть его в грех, и тогда магия найдет в нем свое место, то есть найдет открытой дверь его души, чтобы делать с ним все, что захочет. Она привела ребенка к себе домой, соблазнила и ввергла его в грех. Дьявол тут же использовал удобный момент и вошел в него. С этой минуты ребенок, обладаемый силами зла, стал хиреть, болеть, истощился и был близок к смерти».

* * *

Старец сказал: «Неофиты стараются оправдать ошибки своей жизни, используя творения Святых Отцов. Они превратно толкуют Священное Писание, чтобы оправдать ветхого человека. Они оправдывают свои грехи фальшивым и подогнанным под их мерки христианством».

* * *

Старец сказал: «Величайшая болезнь нашего времени — это приносящие беспокойство суетные помыслы мирских людей. Эту болезнь исцеляет только Христос при помощи душевной тишины, но нужно, чтобы человек покаялся и обратился ко Христу».

* * *
Изречения отца Паисия

«Добро побеждает по-доброму»;
«Телесное увечье может уцеломудрить душу»;
«Мы сдаем экзамены, чтобы пройти в вечную жизнь. Мы должны набрать хотя бы проходной балл»;
«Богу служат, а не учатся»;
«Зло начинается с недостатка веры в иную жизнь»;
«Верующая и благоговейная женщина ценнее, чем икона какой-нибудь святой, ибо эта женщина — живая икона».

Беседа старца о воспитании детей

Достойна внимания беседа, которую имел старец о религиозном воспитании детей. Здесь я помещаю ее главные моменты.
— Много искушений и опасностей сегодня для молодежи, батюшка. Мы обеспокоены этим, несмотря на свои старания, чтобы наши дети были внутри церковной ограды.
— За детей, с малого возраста напоенных благочестием, не бойтесь. Если они и отойдут немного от Церкви с возрастом или из-за искушений, то потом вернутся опять. Они — словно дверные косяки, которые мы смазываем маслом, и их не берет гниль.
— Как ты считаешь, батюшка, с какого возраста дети становятся восприимчивыми, и как мы, родители, должны поступать, чтобы не бояться нечаянно повредить им своими крайностями?
— Прежде всего дети копируют нас самих, и, конечно, с самого младенчества. Вот с тех пор и должны мы обращаться с ними, как с часами. Как только ослабнет их пружина, будем сразу ее заводить, но внимательно и потихоньку, чтобы она не лопнула от чрезмерного усилия.
— Часто, батюшка, дети противятся различным благочестивым обычаям.
— Когда что-то не в порядке, этому всегда есть причина. Может быть, вы подаете им плохой пример? Может быть, виновны какие-то недостойные зрелища, дурные поступки, плохие слова в доме? Во всяком случае, будем давать детям благочестие в виде молока, а не сухой и твердой пищи. Никогда нельзя давить на них или приказывать им, но прежде всего быть самим примером для детей.
— В случае плохих поступков приносит ли пользу телесное наказание?
— Будем, насколько возможно, избегать этого. Если же и допускаем его, то это ни в коем случае не должно быть постоянным. Телесно наказывать нужно так, чтобы ребенок понял, за что мы его наказываем. Только тогда это принесет пользу.
— Батюшка, несмотря на то, что мы все это исполняем, дети наши становятся необузданными. Иногда они переходят все границы. Мы не знаем, что нам делать.
— Будем давать иногда отвертку в руки Христа, чтобы Он Сам навел порядок, подкрутив некоторые винтики. Не будем думать, что со всем мы можем справиться сами.
— Если, батюшка, ребенок ходит в церковь, но с какого-то возраста поведение его начинает изменяться и он убегает из храма, как мы должны действовать?
— Спокойно. Если же будет что-то серьезное, то вмешайтесь. Но будем внимательны, чтобы ребенок не ожесточился и не случилось еще чего-нибудь худшего.
— Когда ребенок свяжется с дурными компаниями и покинет свой дом, еще не стяжав хотя бы немного Христовой благодати, есть ли надежда на его возвращение?
— А вынес ли он оттуда любовь? Когда в доме любовь и самого ребенка мы окружаем любовью, то если он и уйдет, и свяжется с дурными компаниями, то в один прекрасный момент он увидит, что там нет любви. Он увидит, что повсюду лицемерие, и вернется домой. Но если он будет помнить о враждебности и ненависти в доме, то его сердце не заставит его направить свои стопы обратно.
— Если мы познали Христа поздно, когда дети наши уже выросли, что нам делать, чтобы наставить их на путь Божий?
— Здесь только молитва приносит плоды. Мы должны со многой верой просить у Бога милости для этих детей, которые не виновны в своем неверии. Признаем, что ответственность лежит только на нас, смиримся и покаемся искренно, и Бог им поможет. Он все же бросит им какой-нибудь спасательный круг, чтобы спаслись и они.
Печатается по кн. свящ. Дионисия Тациса «Архондарик под открытым небом», М. 1998.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *