Духовные потребности

Духовные потребности человека вместе с запросами материального характера становятся, по сути, двумя сторонами одной и той же медали. Как существа, принадлежащие к животному миру, люди до конца своих дней остаются заложниками физиологии, которая требует от общества постоянного восполнения материальных ресурсов, необходимых для жизни. Человечеству нужна пища, кров, спасающий от невзгод погоды. Много чего нужно, чтобы жизнь стала безопасной и сытной. В том числе то, о чём, по невежеству, человек пока не догадывается.Но существует ещё и эстетическая сторона. Как показала человеческая практика, начиная с Адама и Евы, удовлетворение только биологических потребностей для индивида из племени homo sapiens не достаточно. Почему? Для человека, обладающего разум, нужна ещё идеологическая обусловленность своих поступков. Людям нужны определенные жизненные ориентиры, дающие более объёмно и рационально обозначить и, по возможности, усвоить блага, гарантирующие оптимальный комфорт.

Духовность становится этим посредником. По крайней мере, самым важным из всех достижимых. Она наполняет сознание индивида теми ориентирами, которые предоставляют возможность жить лучше. Дают в руки каждому тот самый метафорический дарвиновский сучок, с помощью которого можно дотянутся до недоступного прежде. Наполняя интеллект новыми знаниями, чувственными образами и применяя всё это на практике, человек совершенствует свои возможности, понимает их меру и тем самым всё лучше познаёт окружающее и себя.

Отличие духовные потребности от материальных

Главное отличие духовных запросов от материальных представляется в том, что, на первый взгляд, они не становятся необходимыми. В них нет никакой личной корысти. Они не смогут накормить, укрыть от холода, обезопасить от врагов. Удовольствие от заполнения духовного мира — только моральное, имеющее преимущественно эстетический характер.

Другой отличающий момент заключается в мотивации, причинах, склоняющих личность к удовлетворению тех или иных потребностей. Материальные запросы возникают при непосредственной в них нужде. Это своего рода тактическая, сиюминутная, сторона жизни. Главной силой духовных наклонностей становится не конкретная выгода, а любопытство. Это свойство каждой животной натуры, человека в особенности, является ничем иным как попыткой заглянуть чуть дальше своего носа. Увидеть что-то новое в надежде, что оно окажется полезным в будущем.
При этом духовная деятельность, в отличие от материальной, по возможностям своим беспредельна. Её ограничивает только отсутствие свободного времени.

Теперь о средствах удовлетворения потребностей. Материальные запросы предметны и обусловлены находящейся в наличии ресурсной базой. Единственным средством пополнения духовного потенциала становится творчество.

Каким образом реализует себя творческая личность? Определяющими здесь становятся две функции, присущие человеческому сознанию. Одна из них связана с той или иной формой общения, другая с чувственным познанием мира.

Коммуникативная функция сознания разрешает субъекту получить необходимую духовную или практическую информацию из печатных, визуальных и аудиоисточников, в том числе в результате непосредственного общения с обладателем нужных данных.

Познавательная сторона творчества предусматривает не только получение каких-либо сведений, но также их селекцию, отбрасывание лишнего и усвоение того, что представляется необходимым сейчас.

Виды духовных потребностей

За долгую историю человечество опробовало множество вариантов духовного идеала, определявших мораль того или иного общества. Эта мораль обретала ужасающие черты, развращающие природу человека. Мучительная практика многих веков показала самыми постоянными духовными ценностями всех времён и народов становятся любовь, дети, дружба, вера в лучшее, надежда на то, что оно сбудется, верность, преданность, всё то, что включает в себя понятие счастья. В этот список можно включить ещё свободу творчества, независимость в принятии судьбоносных решений, уверенность в своей правоте.

Главные потребности в духовной сфере условно разделяют на две группы. Первая из них связана с накоплением духовного потенциала, вторая — с его реализацией в социальной среде.

К первой группе духовных потребностей относятся:

  • стремление общаться с интересными людьми в реальной и виртуальной жизни (например, в книгах, спектаклях, кинофильмах);
  • приобщение к прекрасному посредством созерцания красивых пейзажей, художественных достижений великих мастеров, прослушивания выдающихся музыкальных произведений;
  • научно-познавательная работа, расширяющая горизонты мировоззрения;
  • забота о здоровье как единственном фундаменте остальных жизненных начинаний.

Во вторую группу, означающую потребности социального плана, входят:

  1. потребность в трудовой деятельности, разрешающая человеку реализовывать материальные и духовные запросы;
  2. создание нравственных ориентиров, дающих возможность соотнести собственные взгляды на вещи с соответствующим общественным идеалом;
  3. патриотическая направленность поступков и взглядов, ориентирующая личность на защиту и возвеличивание отечества.

Последовательность в удовлетворении потребностей обеих групп не становится строго линейной. Чаще всего она соотносится с материальными запросами и индивидуальными особенностями субъекта. Так по мере реализации основных биологических задач у большинства людей обостряется нужда в духовной ауре. Но в ряде случаев на первое место выдвигаются именно духовные цели.

Роль искусства

Без преувеличения можно сказать, что искусство — величайший учитель, дающий наглядный пример настоящей духовности.

В лучших своих образцах художественные, философские, живописные, музыкальные, скульптурные и архитектурные шедевры современной и прошлых цивилизаций показывают, насколько глубоко и изящно простирается человеческая мысль. Приобщаясь к духовной культуре, человечество не просто удовлетворяет духовные запросы, оно и решает множество прежде недостижимых задач.

Коммуникативная составляющая искусства, включённая в образы литературных творений, даёт возможность на опыте достойных людей представить себе и оценить значение и возможность настоящей, преданной дружбы, любви, вызывающей желание жить красиво и ярко, внимания к проблемам друг друга, сочувствия в беде, плодотворность обмена стоящими идеями.

Познавательная сторона обретённых таким образом знаний позволяет раскрыться своим лучшим качествам, использовать их на личное и общественное благо, заслужить уважение современников и потомков.

Способности, обнаруживаемые в себе посредством общения с прекрасным, рождают и новые потребности. Это проявляется уже у ребёнка. Духовный потенциал личности при благоприятных условиях воспитания и нравственного климата в обществе наращивается на протяжении всей жизни. Расширяется кругозор, совершенствуются взгляды и поведение человека, утончаются его манеры.

Духовное развитие, а вместе с ним и потребление — процесс большей частью творческий. Его результатом становится появление более яркого, сильного, деятельного человека. Уровень культуры людей зависит не только от образования, но и от наличия перед глазами весомых примеров, показывающих, что жить красиво и достойно можно и нужно. По сути, это главная задача искусства.

От духовных запросов зависит и атмосфера, в которой люди предпочитают обустроить личную жизнь. Не всегда это удаётся в полной мере, и, тем не менее, никакая материальная нужда, не способна остановить развитие сильной духовной натуры. Примитивное и грубое всё равно будет вытесняться более изысканным и тонким. На этом принципе базируется человеческий прогресс. И, если человечество хочет, чтобы так продолжалось и впредь, о душе нужно помнить и постоянно поднимать её на всё новые и новые высоты.

То, что я назвал здесь духовным удовлетворением, в быту мы нередко называем «духовной радостью» или «удовольствием» и практически не отличаем от последнего. Смешивая духовную радость с удовольствиями, описанными выше, мы воображаем, будто и пути к ним одинаковы. Однако если приглядеться, речь идет о двух совершенно разных состояниях. Мы говорим, что любим икру, любим стук капель дождя о крышу, любим почесать спину (удовольствия), и тут же добавляем, что любим волейбол, прекрасные стихи и добрые дела (духовные удовлетворения). Нас сбивает с толку глагол «любить». В данном случае он означает лишь «предпочитать данный вид деятельности многим другим». Но, используя одно и то же слово, мы склонны искать для своих чувств сходные причины. Так, мы говорим: «Хорошая икра — для меня наслаждение» и «Я наслаждаюсь стихами Дилана Томаса», как будто и у того, и у другого — единая позитивно-эмоциональная основа.

Когда я спрашиваю людей о причинах удовольствия, связанного с телесными наслаждениями, мне, не колеблясь, отвечают: изысканный вкус, приятный запах или, скажем, температура воды. Но стоит попросить кого-то объяснить, почему ему так приятно помогать нуждающимся, читать Барбару Кингсолвер, играть в бридж или восходить к горному пику, — получить вразумительный ответ не так легко. Некоторые из моих собеседников пытались сослаться на ощущения («мне было очень уютно читать, свернувшись калачиком на диване»). Однако «кайф» духовного удовлетворения связан с глубокой поглощенностью, самозабвением, увлеченностью потоком, который нам дарит любимое занятие, — но только не с телесными удовольствиями. Полное погружение блокирует сознание, и эмоции практически отсутствуют.

Духовное удовлетворение от удовольствия отделяет та же пропасть, которая лежит между жизнью счастливой и жизнью приятной. Помните моего друга Лена, чемпиона по бриджу и процветающего бизнесмена с очень низким уровнем позитивного аффекта? Именно благодаря духовному удовлетворению (у Лена его в избытке) можно сказать, что он счастлив. Ни волшебство, ни полезные советы, ни упражнения не сделают Лена жизнерадостным весельчаком, но жизнь его очень интересна и насыщенна: чемпионаты по бриджу, опционные сделки, спортивные соревнования и т. д. Благодаря разумному сочетанию удовольствий с духовным удовлетворением даже люди с относительно низким уровнем позитивного аффекта не чувствуют себя несчастными. Напротив, нередко их счастье даже полнее, поскольку оно в большей степени опирается на духовное удовлетворение и является делом их рук.

В то время как современные люди столь часто путают удовольствие с духовным удовлетворением, древние греки хорошо понимали разницу между этими понятиями. В этой области, как и во многих других, они разбирались лучше нас. Аристотель четко отделял эвдагшонию (по-гречески, счастье) от удовольствия. Для него понятие счастья родственно гармонии и изяществу танца (само собой, не всякий танец гармоничен и доставляет эстетическое наслаждение, а лишь вдохновенный и требующий незаурядного мастерства). Аристотелевское понятие эвдаймонии сходно с тем, что я имею в виду, говоря о духовном удовлетворении, и именно оно — неотъемлемая часть добрых дел.

Удовольствия не приносят духовного удовлетворения. Эвдапмония не достижима ни с помощью химии, ни каких-либо других уловок. Духовное удовлетворение мы испытываем, лишь сделав что-то с благородной целью. Ссылка на Аристотеля в дан ном случае может показаться излишней и сугубо академической, но на самом деле эвдапмония имеет непосредственное отношение к нашей жизни. Открыть для себя, взлелеять и усилить описанными выше способами мы можем только удовольствия, но не духовное удовлетворение и счастье. Удовольствия зависят от ощущений и эмоций, духовное удовлетворение — от достоинств и добродетелей.

Многие вопросы, связанные с духовными наслаждениями, прояснились благодаря научной любознательности одного человека — весьма заметной фигуры в области социальной психологии.

— Тут есть одна знаменитость, — шепнул я жене, читая перевернутый список фамилий. Долгие годы за преподавательским столом научили меня читать работы студентов, лежащие «вверх ногами». Мы с Манди отдыхали на своем любимом курорте Кона-Вилледж (Гавайи), и, стоя в очереди перед завтраком, я машинально заглянул в список отдыхающих.

Привлекшая мое внимание фамилия Чиксентмихали была известна лишь узкому кругу ученых-психологов — я даже не знал, как она правильно произносится.

— Потрясающе легкое имя, — издевалась надо мной Манди. Михали Чиксентмихали преподавал тогда общественные дисциплины в бизнес-школе Питера Друкера при Клермонтском университете. Это он открыл и разработал понятие «потока» — состояния, испытываемого при полном погружении в какую-либо деятельность. Мы виделись всего один раз, мельком, лет двадцать назад, и я плохо помнил, как выглядит Михали.

Несколько минут спустя, сидя за столом и выковыривая из папайи косточки, я безуспешно пытался отыскать в зале рыжего молодца атлетического сложения, чей смутный образ сохранила моя память. Вопреки тому, что я сам говорю здесь о главенстве интересов семьи, мне очень хотелось побеседовать с коллегой (и это во время отпуска, когда человек, должен полностью принадлежать близким!).

После завтрака мы с Манди и детьми отправились гулять на пляж — среди островков окаменевшей лавы и песчаных дюн. По небу стремительно неслись темные облака, а слишком высокие волны не располагали к купанию.

— Папа, по-моему, там кто-то кричит, — сказала обладающая тонким слухом Лара, указав на прибрежную полосу.

И правда, седой как лунь мужчина тщетно пытался выбраться из воды: его то прибивало к нагромождениям лавы на берегу, где сидели чайки, то опять сносило в океан. Если бы не пятна крови на груди и лице и не оставшийся на левой ноге ласт, я счел бы, что перед нами — слегка уменьшенная копия Моби Дика. Я тотчас сбежал вниз и, не раздеваясь, вошел в воду. Благодаря ботинкам на толстой резиновой подошве я мигом добрался до невезучего пловца, но из-за мощной комплекции (куда там мои девяносто килограммов!) проводить его на берег оказалось непросто. Когда, в конце концов, мне это удалось и мой подопечный немного отды шался, по правильному выговору я понял, что он родом из Центральной Европы.

— Михали?

Последний взрыв кашля. Потом круглое добродушное лицо расплывается в улыбке, и теперь уже я тону, но не в океане, а в медвежьих объятиях. Следующие два дня мы про говорили с утра до вечера.

Майк Чиксентмихали получил свою фамилию от венгерского святого Михаила Чикского (Чик — город в Трансильвании). Его детство прошло в Италии и выпало на годы Второй мировой войны. Отец, венгерский аристократ (буква «и» в конце фамилии означает принадлежность к дворянскому роду) был тогда послом в Риме. Война лишила Майка безмятежного детства. После того как в 1948 году Сталин захватил Венгрию, его отец ушел из посольства. Став обычным эмигрантом, он попытался открыть в Риме ресторан. Фамильная мебель перекочевала в музеи Белграда и Загреба. Многие из знакомых Майку взрослых от беспомощности впали в отчаяние.

— Они остались без работы, без денег и чувствовали полную опустошенность, — рассказывал мне Майк. — Другие же, оказавшись в таких же обстоятельствах, демонстрировали жизнерадостность и целеустремленность, особенно удивительные на фоне всеобщего упадка. И это не были самые обеспеченные или уважаемые люди — до войны многие из них ничем не выделялись.

Этот феномен заинтересовал Майка. Живя в Италии, он перелопатил горы книг по философии, истории и религии, чтобы найти ему объяснение. Психология тогда еще не входила в программу итальянских университетов, и Майк, увлекшись трудами Юнга, поехал учиться в Америку. Кроме того, он рисовал, занимался скульптурой, писал статьи для газеты «Нью-Йоркер» (а ведь английский был для него третьим языком!) и получил степень доктора философии. Все это время он мечтал заняться самым главным — поиском причины стойкости духа, поразившей мальчика-эмигранта в хаосе послевоенного Рима. Как говорил мне сам Майк, сидя на берегу и задумчиво вглядываясь в просторы Тихого океана, «я хотел понять, что у нас есть и что могло бы быть».

Основной вклад Майка в психологию — разработанная им концепция потока. У каждого из нас есть занятие, предаваясь которому мы не замечаем бега времени. Мы чувствуем, что именно это нам необходимо, и готовы продолжать до бесконечности. При этом не важно, что именно нас увлекает-рисование, любовные ласки, игра в волейбол, публичное выступление, экспедиция к горным вершинам или сочувствие бедам ближних.

— Недавно я навестил в Будапеште своего сводного брата Марти, — рассказывал Майк. — Брат уже на пенсии, и его хобби — минералогия. Он признался мне, что как-то раз, за несколько дней до нашей встречи, он позавтракал, выбрал из своих сокровищ кусок хрусталя и принялся изучать его под мощным микроскопом. Какое-то время спустя Марти заметил, что разглядеть структуру кристалла становится все труднее. Видно, облако закрыло солнце, решил он, но, подняв голову, с удивлением обнаружил, что за окнами гаснет закат.

Для Марти время остановилось. Майк называет такое состояние «упоением» (мне этот термин не нравится, поскольку содержит намек на плотский компонент). Эти состояния он противопоставляет удовольствиям, связанным с удовлетворением биологических потребностей.

Провести теннисный матч, требующий всего вашего мастерства, — разве это не упоительно? Увлекает нас и чтение интересной книги, где давно известные факты представлены в новом свете, и беседа, в ходе которой нас осеняют любопытные догадки и можно их высказать. Завершение серьезной сделки, да и любого дела тоже бывает в высшей степени упоительным. При этом в процессе самой работы мы могли не испытывать никакого удовольствия, но, оглядываясь назад через некоторое время, чувствуем, что все-таки это было здорово, и не прочь повторить.

Чиксентмихали брал интервью у тысяч людей из разных стран, разного возраста и рода занятий и просил их описать пережитое когда-либо духовное удовлетворение и упоение особой остроты. Такие впечатления нередко бывали связаны с интеллектуальными занятиями (скажем, минералогией) или с общением. Например, подросток из Киото так рассказывал о памятном ему забеге мотоциклистов: «Нельзя сказать, что на старте мы полны взаимной любви и сочувствия. Но если забег идет хорошо, мы все переживаем друг за друга. Как бы это поточнее выразить? Наши души сливаются в одну. И когда мы становимся единым целым, ко мне приходит озарение. Я вдруг осознаю: «Мы — один чело век»… Чувствовать себя частью целого — просто классно. Мы все получаем кайф от синхронной езды на большой скорости. В такие минуты я просто «улетаю»».

Состояние духовного удовлетворения может быть связано и с физической активностью. Вот рассказ одной балерины: «Начиная танцевать, я плыву, наслаждаюсь, ощущаю малейший жест… Я просто физически ловлю кайф… На коже выступает пот, как будто меня слегка лихорадит, а потом — полный восторг, если все получается… Я танцую и пытаюсь движениями выразить свое «я». Это суть танца. Он позволяет общаться с людьми на языке телодвижений… Когда все идет хорошо, я по-настоящему самовыражаюсь под музыку и вижу реакцию зала».

Диапазон занятий, приносящих людям духовное удовлетворение, поистине огромен. Респонденты Майка называли все-от корейской медитации до мотозабега японских байкеров, от игры в шахматы до ваяния, от работы на сборочной линии до балета. Однако все участники опроса единодушно указали одни и те же условия и составляющие своего состояния:

«Вызов ситуации»: (поставленная перед собой задача должна быть достаточно трудна и требовать мастерства)

1. Сосредоточенность;

2. Совершенная ясность цели;

3. Немедленное ощущение отдачи;

4. Полное погружение в работу, не требующее специальных усилий;

5. Чувство контроля над ситуацией;

6. Исчезновение восприятия себя;

7. Остановка времени.

Заметьте, в этом списке нет ни одной положительной эмоции. В рассказах о духовном удовлетворении такие чувства, как радость, волнение, экстаз, упоминаются лишь изредка и явно принадлежат к позднейшей интерпретации пережитого. По сути дела, в основе состояния «потока» лежит, скорее, полное отсутствие эмоций, самозабвение. Эмоциональная оценка происходящего и связанные с нею впечатления обычно помогают нам корректировать свою деятельность. Но если то, чем мы занимаемся, идеально соответствует нашим внутренним потребностям, мы уже не обращаем внимания на эмоции и забываем о времени.

Чтобы глубже понять состояние «потока», хочу воспользоваться понятием, заимствованным из сферы экономики. Капитал — это ресурсы, предназначенные не для потребления, а для инвестиций в будущее, рассчитанных на отдачу в виде еще больших доходов. Понятие «капитал» используется и в других сферах человеческой деятельности. Так, социальный капитал — это ресурсы, накапливаемые в результате общения с людьми (друзьями, любимыми и знакомыми), а культурным капиталом можно назвать те информационные ресурсы (книги, музеи), которые помогают сделать жизнь более одухотворенной. Существует ли в таком случае психологический капитал, и если да, то каким образом происходит его накопление?

Получение удовольствия аналогично процессу потребления. Вдыхаем ли мы аромат духов, едим малину или почесываем затылок — все это сиюминутные удовольствия, а не «долгосрочные вложения капитала». Переживая их, мы ничего не накапливаем. Когда же мы всецело увлечены каким-то делом — «погружены в поток», — в нас, вполне вероятно, происходило накопление психологического капитала. Возможно, «поток» — это и есть состояние психологического роста. Полное погружение, само забвение и «остановка времени», с точки зрения эволюции, могут соответствовать процессу накопления психологических ресурсов. Удовольствие связано с насыщением тела, а духовное удовлетворение способствует развитию личности.

Для оценки того, как часто современный человек пребывает в «потоке», Чиксентмихали и его коллеги разработали специальный метод снятия проб (МСП). Участникам эксперимента были выданы пейджеры, на которые несколько раз в день поступали вопросы. Респонденты должны были подробно описать, что они делали в текущий момент, о чем думали, какие чувства испытывали и насколько были увлечены. Исследователи опросили несколько тысяч людей разных профессий.

Оказалось, что некоторые люди практически постоянно пребывают в «потоке», тогда как другие испытывают это состояние довольно редко, а то и вообще никогда. В одном из исследований Чиксентмихали опросил 250 подростков, часто погружающихся в «поток», и 250 подростков, мало знакомых с этим состоянием. Вторые, в основном, принадлежали к категории «магазинных детей». Такие дети часами гуляют по торговым центрам и подолгу сидят у телевизора. У «высокопоточных» подростков, как правило, имеется хобби, они занимаются спортом и много времени отдают учебе. Почти по всем показателям — включая самооценку и степень увлеченности — «высокопоточные» под ростки показали более высокие результаты. По всем, кроме одного, и довольно существенного: «высокопоточные» подростки заявляли, что их сверстники веселее проводят время и что сами они с удовольствием променяли бы вечные занятия на поход в торговый центр или «общение» с телевизором. Но несмотря на то, что занятия серьезных подростков на первый взгляд менее увлекательны, оказалось, что они с лихвой окупаются в будущем. «Высокопоточные» подростки, как правило, поступают в высшие учебные заведения, устанавливают более глубокие социальные контакты и добиваются большего успеха в жизни. Все это подтверждает справедливость версии Чиксентмихали о том, что «поток» — это процесс накопления психологического капитала, наших ресурсов на всю дальнейшую жизнь.

Учитывая, какие преимущества дарит нам духовное удовлетворение и состояние «потока», удивительно, что мы так часто предпочитаем ей телесные удовольствия. Выбирая между хорошей книгой и заурядной телекомедией, мы сплошь и рядом решаем в пользу последней, хотя опросы неизменно показывают, что для людей, которые смотрят по телевизору комедии, типично состояние легкой депрессии. Постоянное предпочтение доступных удовольствий духовному удовлетворению чревато печальными последствиями. За последние сорок лет во всех раз витых странах резко возросло число людей, страдающих депрессивными состояниями. Депрессия «помолодела», и сегодня она встречается в десять раз чаще, чем в 1960 году. Сорок лет назад средний возраст людей, впервые столкнувшихся с депрессией, составлял 29,5 года, тогда как сегодня это 14 с половиной лет. Парадокс в том, что показатели объективного благополучия (покупательская способность, уровень образования, возможность слушать любую музыку и хорошо питаться) постоянно растут, в то время как показатели субъективного (духовного) благополучия снижаются. Чем же объяснить такое бедствие?

Легче перечислить то, чем его объяснить нельзя . Причина этой эпидемии явно не биологического характера: за сорок лет наши гены и гормоны не способны настолько измениться, чтобы число страдающих депрессиями увеличилось в десять раз. Экология здесь тоже ни при чем — жители поселка, расположенного в сорока километрах от нашего города, пьют ту же воду, дышат тем же воздухом и поставляют нам ту же пищу, которую едят сами. Однако при этом они ведут приблизительно тот же образ жизни, что и триста лет назад, и в десять раз меньше подвержены депрессии, чем мы, жители Филадельфии. Низкий уровень жизни также не может быть причиной, поскольку эпидемия поражает в основном развитые страны. А тщательные исследования показали, что даже в пределах одной и той же страны — например, США — негры и латиноамериканцы меньше страдают от депрессии, чем представители белой расы, живущие в гораздо лучших условиях.

Думаю, многие люди чувствуют себя жертвами обстоятельств из-за неоправданно высокой самооценки. Это порождает крайний индивидуализм, в свою очередь способствующий развитию депрессии. Но пока я не стану подробно излагать эту теорию, потому что есть другой, более основополагающий фактор: люди слишком привыкли получать удовольствие, не затрачивая усилий. Жителям развитых стран всегда доступны телевидение, наркотики, шоппинг, секс без любви, спортивные зрелища и шоколад (и это, как вы понимаете, лишь капля в море).

Рассмотрим самый простой пример. Сочиняя эти строки, я ем поджаренный хлеб с маслом и черничным вареньем. Я не пек этот хлеб, не сбивал масло и не собирал чернику. Завтрак (в отличие от каждой фразы) достался мне без труда, не потребовав никаких навыков и стараний. А что, если бы вся моя жизнь состояла из удовольствий, получаемых просто так — без усилий, мастерства и преодоления трудностей? Подобная жизнь волей-неволей располагает к депрессии. Наши достоинства и добродетели остаются невостребованными и увядают. И только стремление к духовному удовлетворению позволяет жить полно ценно.

Один из основных симптомов депрессии — поглощенность собой. Человек постоянно анализирует собственные ощущения. Его подавленность (по существу, беспричинная) становится самодовлеющим фактором. В таком настроении человек начинает раздумывать о столь же мрачном будущем, прикидывать, как это скажется на работе, и, естественно, все больше впадает в депрессию. «Слушайтесь своих чувств», — наперебой советуют поставщики дешевых психологических рецептов. Молодежь, услышав этот призыв, охотно верит и вырастает в поколение, больное нарциссизмом и сосредоточенное лишь на собственном самочувствии .

В отличие от постоянной оглядки на свои чувства, духовное удовлетворение предлагает человеку свободу от эмоций, от сознания себя и полную увлеченность. Духовное удовлетворение вытаскивает нас из состояния поглощенности собой, и чем глубже мы погружаемся в «поток», тем меньше рискуем впасть в депрессию. Таким образом, против молодежных депрессий существует мощное средство — стремление к духовному удовлетворению и отказ от погони за удовольствиями. Удовольствия даются легко, удовлетворение же требует определенных достоинств и навыков. Таким образом, выявление и развитие в себе положительных качеств — эффективный способ защиты от депрессии.

Но отказаться от «бесплатного» удовольствия в пользу духовного удовлетворения непросто. Последнее необходимо заслужить, и это требует мастерства и напряжения всех сил.

Отпугивает людей и риск неудачи. Радость игры в теннис, интеллектуальной беседы или чтения книги Андреа Баррета недоступна без определенных усилий, по крайней мере поначалу. Удовольствие, связанное с просмотром телекомедии, мастурбацией, вдыханием изысканных ароматов, не сопряжено с преодолением трудностей, а потому доступна всем. Чтобы съесть кусок булки с маслом или посмотреть по телевизору футбольный матч, не нужно ни труда, ни умения, и неудача здесь не грозит. Во время нашей памятной встречи на Гавайях Майк сказал:

«Удовольствие — мощный источник мотивации, однако оно не вызывает в нас внутренних перемен. Это сугубо консервативная сила, подталкивающая к удовлетворению сиюминутных потребностей, обеспечению комфорта и релаксации… Упоение , напротив, не всегда приятно, порой оно связано с сильным стрессом. Так, альпинист может чувствовать себя измученным, полуобмороженным, оказаться на краю бездонной пропасти — и все же он не про меняет это состояние ни на что другое. Потягивать коктейль , сидя под пальмой на берегу лазурного океана, конечно, было бы приятнее, но это удовольствие не идет ни в какое сравнение с той радостью, которую он испытывает на этом ледяном гребне».

Духовные потребности – это высшие человеческие ценности, которые важны для большинства людей. Все хотят обрести настоящую любовь или истинную дружбу, заниматься любимым делом, обрести гармонию с собой и окружающим миром.

Духовные потребности – путь к достижению внутренней гармонии

Внутренняя гармония человека находится в прямой зависимости от степени удовлетворения духовных потребностей. При этом духовные потребности могут быть различны. Прежде всего – это стремление к творчеству, самореализации, познанию мира, общение с миром искусства или окружающей природы. По сути, все духовные потребности строятся на стремлении к самосовершенствованию и удовлетворению чувства прекрасного.
Духовные потребности человека следует отнести к сфере его психики. Духовность – это постоянное стремление человека к самосовершенствованию. На этом пути важнейшими становятся такие общечеловеческие ценности, как истина, добро и красота.
Духовные потребности человека формируются с самого детства. Ребенок воспринимает красоту окружающего мира гораздо эмоциональнее, чем взрослый. Поэтому так важно заложить в нем все необходимые духовные и эстетические качества. Это не только будет способствовать его дальнейшему развитию, но и поможет уже во взрослом возрасте пережить различные трудности и невзгоды, которые неминуемо встречаются на жизненном пути каждого человека. Чем сильнее будет человек в духовном отношении, тем легче ему будет справиться с неприятностями.

Способы удовлетворения духовных потребностей

Существуют разные способы удовлетворения духовных потребностей. Это и общение с природой, выезд в лес или на дачу. Не менее важно и обращение к миру искусства. В зависимости от интересов и увлечений человека, можно отправиться в театр, музей или на концерт, прочитать интересную книгу или посмотреть кинофильм. В конце концов, можно прогуляться по городу и полюбоваться архитектурой.
Конечно, духовные потребности каждого человека индивидуальны. Для верующего – это, прежде всего, посещение храма. Для кого-то – это занятия йогой, танцами, музыкой, изобразительным искусством.
Одним из способов удовлетворения духовных потребностей является общение с животными. Домашние любимцы порой бывают способны исцелить даже тяжелобольного, а здоровому человеку – помочь обрести душевный покой.
Духовные потребности человека нередко проявляются в самых обычных желаниях – отправиться на природу, посетить незнакомые места, просто погулять по вечернему городу. Не нужно отказываться от исполнения своих незатейливых желаний. Ведь именно в удовлетворении духовных потребностей заключается истинное счастье человека.

Духовная ценность – одна из высших потребностей человека, регулирующая процесс познания и самопознания личности. Богатство внутреннего мира дает уникальную возможность проявить индивидуальность: раскрыть природные способности, проявить таланты и дарования.

Основные ценности человечества

Духовные потребности людей что такое

Духовные потребности – стремление к познанию внутреннего мира через самосовершенствование. В поиске гармонии личность приобщается к науке, искусству, философии, религии.

В чем отличие от материальных потребностей

Духовные потребности человека, в отличие от материальных, не удовлетворяют личные нужды: голод, холод, меры безопасности. Удовольствие от наполнения внутреннего мира – моральное, преимущественно эстетического характера.

Разницу легко определить по мотивациям – причинам, склоняющим личность к решению вопросов. Материальные потребности появляются при непосредственных нуждах и являются тактической, сиюминутной стороной жизни. Силой духа движет не конкретная выгода, а любопытство. Желание познать неизведанное мотивируется надеждой на получение пользы в будущем.

Средства удовлетворения материальных запросов предметны, зависят от ресурсной базы. Единственным инструментом восполнения духовного потенциала выступает творчество.

Важно! В основе определения форм творческого самовыражения лежат коммуникация и познание.

Коммуникативная функция сознания способствует получению значимых средств информации из печатных, графических и аудио источников, включая непосредственное общение с носителем требуемой информации. Познавательная часть сосредоточена на переработке полученных сведений, удалении лишнего и усвоении актуальных данных.

Основные признаки духовных потребностей

Краткий список характерных особенностей духовных запросов включает:

  • возникают в сознании;
  • обладают относительным характером надобности, выбором способов для воспроизводства;
  • степень удовлетворения потребностей обусловлена наличием свободного времени, объемом накопленных богатств духа, желанием и возможностями человека участвовать в их реализации;
  • взаимосвязь субъекта и объекта построена на бескорыстности;
  • процесс реализации духовных нужд неограничен.

Базовые потребности людей

Духовная пища объективна по содержанию. Объяснить ее сущность помогают обстоятельства жизни людей и потребность познания внешней среды. Чем развитее цивилизация, тем заметнее действует закон «возвышения запросов», важнее для большинства индивидов обретение духовно-культурных ценностей. Одновременно необходимость в духовном развитии субъективна, предстает отражением внутреннего мира людей, социальной и личной сущности.

Главные нужды в духовной сфере условно разделены на 2 части: одна – связана с накоплением духовного потенциала, вторая – его проявлением в обществе.

Первую группу составляют:

  1. общение и наблюдение за подлинными и вымышленными героями из книг, спектаклей, кино;
  2. эстетическое удовлетворение от красивых пейзажей, художественных работ, музыкальных композиций;
  3. научно-познавательная деятельность, расширяющая границы мировоззрения;
  4. поддержание здоровья как фундамента для новых начинаний.

Ко второй группе относят потребности социального характера:

  1. Трудовая деятельность, способствующая материализации духовных запросов.
  2. Нравственные ориентиры, используемые для сопоставления собственных взглядов на ситуацию с общепринятыми идеалами;
  3. Патриотическая составляющая поступков, ориентирующая индивида на защиту и любовь к отечеству.

Последовательность реализации запросов обеих групп нельзя назвать линейной. Чаще она сопряжена с материальными нуждами и внутренним миром субъекта.

Потребность в познании

Человек, чувствующий необходимость узнавать новое, стремится разнообразить будни, расширяет кругозор через курсы, мастер-классы, литературные произведения. Природный интерес к внешним факторам побуждает людей принимать активные действия для повышения уровня знаний и способностей. Если потребность не удовлетворяется, личность замыкается и может отрицательно относиться к переменам.

Самосовершенствование – способность самостоятельно развивать разум, заботиться о личностном росте, воспитывать положительные качества личности. Процесс саморазвития является интеллектуальным, предполагает осознанность человеком собственного места в мире, мотивов, результатов деятельности. Одновременно процесс является волевым, зависит от конкретной ситуации и образа жизни индивида.

Стратегия саморазвития

На этапе самосовершенствования важно проводить аналоги со вчерашним существованием. Осознание личностного развития положительно отражается на новых сферах жизни. Мечты становятся смелее, планы далеко идущими, появляется надежда на будущее. Для идеального самосовершенствования нужно четко определить цели.

Важно! Неуверенность и страх разрушительно действуют на исход событий. Не стоит оглядываться на других, люди свободны в выборе действий и желаний.

Любимое дело заряжает энергией для самореализации, придает смысл действительности, вдохновляет на подвиги, помогает выразить индивидуальность. На пути к цели индивиды используют собственный талант, умственные и физические способности. Человек, посвящающий большую часть времени творчеству или бизнесу, по доброй воле не откажется от любимого дела.

Любовь и счастье

Любовь – доброта, дарующая людям положительные эмоции, и потребность осчастливить всех вокруг, наслаждаясь чужим счастьем как олицетворением собственных чувств. Потребность излучать любовь сильнее материальных нужд, статуса в обществе и успеха в бизнесе. Каждый человек желает чувствовать себя нужным и востребованным окружающими людьми. Одиночество наводит тоску и скуку, создает, прежде всего, ощущение внутренней пустоты.

Возможности удовлетворения духовных потребностей

Реализовать духовные качества помогут:

  1. Отдых на природе, путешествия. Наслаждаться красотой окружающего мира и восхищаться его многогранностью – нехитрый способ оставаться в гармонии с собой.
  2. Приобщение к искусству. Архитектура, музыка, художественная самодеятельность – существует множество путей для выражения духовных потребностей, их удовлетворения посредством культуры. Достаточно выбрать направление по душе, посещать выставки, музеи, театры. Хорошими примерами послужат чтение книг, прослушивание музыки великих композиторов.
  3. Поиск гармонии с собой. Психологи рекомендуют уделять по 10 минут в день на спокойную прогулку в безлюдном парке или медитацию. Важные ответы на интересующие вопросы даст внутреннее «Я». Остается только прислушаться.
  4. Уход за домашним питомцем. Активное взаимодействие человека с пушистым зверьком снижает напряжение, возвращает улыбку и помогает расслабиться. Защищая и оберегая слабых существ, личность становится сильнее.
  5. Занятия творчеством. Будь то неуклюжие поделки или произведения талантливого мастера, результаты творческих работ удовлетворяют духовный голод, осчастливливают личность.

Поиск душевной гармонии через единение с природой

Духовные потребности требуют трепетного внимания и долгой подготовки. Однако методом проб и ошибок, обучаясь и обжигаясь, человек способен найти оптимальные пути реализации. Результат приведет к устойчивой гармонии и пониманию того, что время и силы потрачены не напрасно.

Почему духовные потребности тяжелее удовлетворить

Духовные потребности создаются самим человеком, их сложно удовлетворить, поскольку нужно предварительно реализовать остальные нужды. Например, для получения знаний надо отыскать источники (литературу, веб-сайт), выучить и законспектировать материал. Дополнительной преградой становится поиск занятий по душе. Дело должно приносить не материальную, а духовную радость.

От духовных запросов зависит вид жизнедеятельности людей. Материальные нужды не остановят развитие сильных духовных натур. Примитив, грубость, мнимая многозадачность вытесняются более изысканными и тонкими вещами. Данный принцип является базой человеческого прогресса. О душе нужно помнить и постоянно стремиться к достижению новых высот.

Материальные потребности — потребности человека в обеспечении своего материального существования. Они подразделяются на материально — биологические и матери­ально-социальные. К материально-биологическим отно­сятся потребности в пище, одежде, жилье. В современном сервисе существует множество отраслей и направлений, которые обслуживают каждую из этих потребностей. Так, удовлетворением потребностей в пище занимаются система общественного питания и ресторанный сервис; потребности в одежде — пошивочные мастерские, мага­зины, прачечные и т.п.

К материально-социальным потребностям относят труд, общение — взаимодействие в процессе трудовой деятельности и обмен продуктами труда (рис. 3.2).

Рис. 3.2. Систематизация материальных потребностей

Духовные потребности — потребности в знаниях, на­строениях, переживаниях и впечатлениях. К духовным потребностям относятся потребности в познании, образо­вании, воспитании и смысле жизни (рис. 3.3).

Рис. 3.3. Систематизация духовных потребностей

Потребность в познании — стремление человека к знанию объективных явлений, свойств и закономернос­тей действительности. Она порождается материальными потребностями в успешной трудовой деятельности, ко­торая не может существовать и совершенствоваться без накоплений знаний о мире.

Еще в 1947 г. Р. Вудвортс обратил внимание на потребность, которая до того момента игнорировалась, а именно, «желание воспринимать». Он отметил, что для наших взаимоотношений со средой характерен не только свойственный нам мотив видеть и слышать, но «видеть ясно, слышать отчетливо, понимать, что человек видит или слышит в каждый момент времени».

Наиболее развитые формы познания — научное и художественное.

Научное познание направлено на раскрытие объек­тивных законов природы и общества, объяснение и пред­сказание изменений изучаемых явлений. Оно включает в себя проверяемые и проверенные факты обобщения,

В научном познании можно выделить два метода — анализ и синтез. Анализ — реальное, мысленное расчле­нение объекта на составные части (стороны, признаки, свойства) с целью их всестороннего рассмотрения, изу­чения. С анализом теснейшим образом связан синтез — соединение ранее выделенных частей (признаков, сторон, отношений) объекта в единое целое, это другая сторона анализа.

Анализ и синтез — простейшие, элементарные приемы познания, лежащие в самой основе человеческого мыш­ления (аналитико-синтетическая деятельность). Вместе с тем они являются универсальными приемами логичес­кой, познавательной деятельности — они органично входят во всякое научное исследование и образуют его первую ста­дию, когда «исследователь переходит от нерасчлененного описания изучаемого объекта к выявлению его строения, состава, а также его свойств и признаков».

Существуют несколько видов анализа и разнообразие форм синтеза. Анализ как мысленное (а в эксперименте и реальное) расчленение целого на части. Данный вид анализа предполагает не только фиксацию частей, но и установление отношений между ними. При этом часто анализируемый предмет рассматривается как представи­тель некоторого класса предметов, что позволяет перено­сить знание, полученное при изучении одних предметов, на другие.

«Другим видом анализа является анализ об­щих свойств предметов и отношений между ними, когда свойство и отношение расчленяются на составляющие свойства или отношения». В данном случае эта процедура позволяет свести понятия о наиболее общих свойствах и отношениях к более простым понятиям и свойствам. В науке выделяют и такой вид анализа, как разделение множества классов на подклассы, другими словами — классификация.

Синтез выступает либо в форме взаимосвязи теорий, относящихся к одной предметной области, либо как объ­единение конкурирующих теорий. Современная наука представляет собой синтез не только внутри отдельных научных дисциплин, но и между разными дисциплинами (к примеру, синтез обусловил формирование таких дис­циплин, как биофизика, биохимия, эконометрия и др.). Сегодня происходит процесс интеграции научного знания, приведший к появлению кибернетики, семиотики, теории систем, в которых синтезируется знание о структурных свойствах объектов разных дисциплин.

Стоит выделить еще такие приемы научного познания, как абстрагирование, обобщение, индукция и дедукция.

Абстрагирование — особый прием мышления, за­ключающийся в способности отвлечения от конкретных свойств и отношении изучаемого явления при одновре­менном выделении интересующих исследователя свойств и отношений. Результатом абстрагирования являются «абстрактные предметы», которыми являются либо от­дельно взятые категории, понятия («дерево», «число», «овощи»), либо система понятий.

Абстрагирование предполагает замещение свойств, ка­честв и отношений особыми знаками, понятиями, которые и закрепляются в сознании в виде абстракций. К примеру, свойства и качества ели, сосны, березы и т.д. замещаются одним общим понятием «дерево», которое представляет собой абстракцию от конкретных свойств и качеств и в то же время схватывает то общее, что характеризует каждое из них. Тем самым создается основа для их объединения в единый класс.

Обобщение — приема мышления, в результате ко­торого устанавливаются общие признаки и свойства предметов.

Процедура обобщения осуществляется поэтапно, от единичных, особенных свойств и качеств, отражаемых в понятии, к более сложным абстракциям. Так, живот­ные, основным средством поддержания жизни которых является питание растительной пищей, объединяются в единый вид, род понятием «травоядные». Более общим по отношению к этому понятию является абстракция «животные», еще более общим — «фауна» и т.д.

Процесс познания, исследования осуществляется с помощью такого приема, когда на основе имеющихся знаний возможно делать заключения о том, что неизвес­тно, приходя к открытию общих принципов. Иногда, на­против, используя общие принципы, делают заключения о частных явлениях. Такие приемы в научной деятель­ности определяются как «индукция» и «дедукция».

Индукция — вид обобщения, связанный с предвосхи­щением результатов наблюдений и экспериментов. Основой индукции является опыт, поэтому индуктивные обобщения рассматриваются как опытные истины или эмпирические законы. Индукция — это способ рассуждения, когда на ос­нове фактов и их анализа выявляются общие, повторя­ющиеся черты ряда явлений, входящих в определенный класс.

На их основе строится умозаключение, опирающе­еся на суждения о единичных фактах и явлениях. Сужде­ние — это вывод, в котором какой-то признак приписыва­ется всему классу. К примеру, изучая свойства воды, спир­тов, жидких масел, устанавливают, что все они обладают свойством упругости. Поскольку все они — жидкости, приходят к выводу о том, что все жидкости упруги.

Однако опыт бесконечен и неполон, а потому выводы индукции зачастую носят проблематичный, вероятност­ный характер, а потому говорить об истинности индук­тивных обобщений или их логической обоснованности недопустимо. Индукция представляет лишь источник предположительных суждений-гипотез, которые затем должны пройти проверку или обоснования более надеж­ными приемами и принципами.

Дедукция — на основе имеющегося общего знания делаются выводы частного свойства и характера. Часто основой, отправным пунктом дедукции является индук­тивное суждение, таким образом, дедукция дополняет индукцию, расширяя объем общего знания. Но ценность дедукции не столько в том, что она дополняет индукцию, сколько в том, что она способна идти к обобщениям, от­правляясь от гипотез, идей. В этом случае она является отправной точкой зарождения новых теорий.

Термин «дедукция» употребляется в двух значениях: как синоним слова «вывод» и как родовое обозначение общей теории построения правильных выводов. Суще­ствует целый класс наук, которые принято называть де­дуктивными, поскольку их выводы основаны на общих исходных принципах, постулатах, аксиомах. К ним от­носятся математика, теоретическая механика, некоторые разделы физики и др.

Характерной особенностью дедукции является то, что новые истины в ней выводятся из уже имеющегося знания, без обращения к опыту, интуиции или здравому смыслу. Это и позволило ученому-философу Нового вре­мени Френсису Бэкону (XVI в.) заявить о том, что дедук­ция является «второстепенным методом», в то время как подлинное знание дает только индукция, поскольку она опирается на опыт. Р. Декарт противопоставил дедукции интуицию, посредством которой, по его мнению, чело­веческий разум «непосредственно усматривает истину», в то время как дедукция доставляет разуму лишь «опо­средованное» (полученное путем рассуждения) знание. Впоследствии ученые Лейбниц, Вольф выступили в за­щиту дедукции, считая дедуктивные знания «истинными во всех возможных мирах».

Разрешить спор о предпочтительности того или иного из обсуждаемых методов помогает диалектический под­ход, рассматривающий значение обоих приемов познава­тельно-мыслительной деятельности в единстве, взаимодо­полнении и взаимодействии. Такой подход ярко выражен в следующей позиции ученых конца XIX — начала XX в.: «Великие открытия, скачки научной мысли вперед созда­ются индукцией, рискованным, но истинно творческим методом… Из этого», не нужно делать вывод о том, что строгость дедуктивного рассуждения не имеет никакой ценности. На самом деле лишь она мешает воображению впадать в заблуждение, лишь она позволяет после уста­новления индукцией новых исходных пунктов вывести следствия и сопоставить выводы с фактами. Лишь одна дедукция может обеспечить проверку гипотез и служить ценным противоядием против не в меру разыгравшейся фантазии».

Художественное познание — особое эстетическое освоение действительности в художественно-образной форме. Художественное познание отличается от позна­ния научного тем, что наука, как правило, стремится к максимально обезличенному знанию, тогда как искусство ориентировано на уникальную личность творца, на его субъективное видение мира, что чаще всего и составля­ет основной интерес в художественном произведении. В противоположность образно-эмоциональному характеру художественного творчества науке свойствен интеллекту­ализм и рационализм.

Искусством принято называть специфическую форму общественного сознания и человеческой деятельности, которая представляет собой отражение окружающей дей­ствительности в художественных образах. Посредством создания произведений искусства происходит реализация такого вида познавательной деятельности людей, как художественное познание. Искусство представляет собой высшую форму эстетического сознания. Оно является необходимым элементом общественного сознания, обес­печивающим его целостность, мобильность, устойчивость в настоящем и направленность в будущее.

Формой бытия искусства является художественное произведение, имеющее видовую и жанровую опреде­ленность и осуществляющееся в качестве материального предмета — знака, который передает людям определен­ную художественную концепцию, обладающую эстети­ческой ценностью.

Искусство как феномен культуры подразделяют на ряд видов, каждый из которых обладает специфическим языком, своей знаковой системой. Ученые выделяют следующие виды искусств.

Архитектура (зодчество) — вид искусства, представ­ляющий собой систему зданий и сооружений, формирую­щих пространственную среду для жизни человека.

Архитектура занимает особое место среди других видов искусств, поскольку она не изображает предметы, а создает их. Архитектура бывает общественная, жилая, градостроительная, садово-парковая, промышленная, реставрационная.

Живопись — вид искусства, произведения которого представляют собой отображение жизни на определенной поверхности при помощи цвета. В живописи различают следующие жанры:

— портрет — изображение человека или группы людей, существующих или существовавших в дейс­твительности;

— натюрморт — изображение окружающих человека вещей;

— пейзаж — изображение естественной или преобра­зованной человеком природы;

— бытовой жанр — изображение повседневной жизни людей;

— анималистический жанр — изображение животных;

— исторический жанр — изображение исторических событий и деятелей.

Скульптура — вид изобразительного искусства, про­изведения которого имеют физически материальный, предметный объем и трехмерную форму, размещенную в реальном пространстве. Скульптуру подразделяют на круглую (голова, бюст, торс, статуя) и рельефную. Ре­льефом называют выпуклое изображение на камне. Все рельефы делятся на барельефы, горельефы и контррель­ефы. Барельефом называют низкий рельеф, который воз­вышается над плоскостью менее чем на половину своего реального объема. Горельеф — это высокий рельеф, кото­рый возвышается над плоскостью более чем на половину своего реального объема. Контррельеф представляет собой углубленный рельеф.

Декоративно-прикладное искусство — вид изобрази­тельного искусства, непосредственно связанный с бытовы­ми нуждами людей. К декоративно-прикладному искусст­ву относят произведения, выполняемые из самых различ­ных материалов (традиционно из дерева, глины, камня, стекла и металла). Особенностью данного вида искусства является его утилитарность, включенность в повседневную жизнь людей. Как и архитектура, декоративно-прикладное искусство является постоянно действующим фактором формирования среды обитания человека.

Литература — вид искусства, отражающий дей­ствительность в словесно-письменных образах. Пер­вые литературные произведения — легенды, былины, мифы — появились еще тогда, когда человечество не имело письменности, и передавались из уст в уста. Устное народное творчество принято называть фольклором.

Музыка — вид искусства, отражающий действи­тельность в звуковых художественных образах. Музыку, предназначенную для пения, называют вокальной. Если же произведение исполняется только на инструментах, то такую музыку называют инструментальной.

Театр — вид искусства, специфическим средством выражения которого является сценическое действие, возникающее в процессе игры актера перед публикой.

Цирк — искусство акробатики, эквилибристики, гим­настики, пантомимы, жонглирования, фокусов, клоуна­ды, музыкальной эксцентрики, конной езды, дрессировки животных.

Балет — вид искусства, содержание которого раскры­вается в танцевально-музыкальных образах.

Кино — вид искусства, произведения которого со­здаются с помощью киносъемки реальных, специально инсценированных или воссозданных средствами мульти­пликации событий.

Фотоискусство — искусство создания химико-техни­ческими средствами зрительного образа документального значения, художественно выразительного и с достоверностью запечатляющего в застывшем изображении су­щественный момент действительности.

Эстрада — вид искусства, включающий в себя малые формы драматургии, музыки и хореографии, основные произведения которого представляют собой отдельные законченные номера.

Специфика искусства как формы художественного познания заключается в том, что, во-первых, оно является образным и наглядным. Предмет искусства — жизнь лю­дей — чрезвычайно разнообразен и отражается в искусст­ве во всем своем многообразии в форме художественных образов. Последние, будучи результатом вымысла, тем не менее являются отражением действительности и всегда не­сут на себе отпечаток реально существующих предметов, событий и явлений.

Художественный образ выполняет в ис­кусстве те же функции, что и понятие в науке: с его помощью происходит процесс художественного обобще­ния, выделения существенных признаков познаваемых предметов. Созданные образы составляют культурное наследие общества и способны, став символами своего времени, оказывать серьезное влияние на общественное сознание.

Во-вторых, для художественного познания характер­ны специфические способы воспроизведения окружаю­щей действительности, а также средства, при помощи которых происходит создание художественных образов. В литературе таким средством является слово, в живописи — цвет, в музыке — звук, в скульптуре — объемно-пространственные формы и т. д.

В-третьих, огромную роль в процессе познания мира с помощью искусства играют воображение и фантазия познающего субъекта. Художественный вымысел, допус­каемый в искусстве, является совершенно недопустимым, например, в процессе научного познания.

В отличие от различных общественных наук, изу­чающих отдельные стороны жизни людей, искусство исследует человека в целом и наряду с другими видами познавательной деятельности является особой формой познания окружающей действительности.

Искусство включено в целостную систему форм обще­ственного сознания, куда наряду с ним входят уже рассмот­ренные выше философия, политика, право, наука, мораль, религия. Все они реализуют свои функции в едином культур­ном контексте, возникающем благодаря их взаимосвязям.

Образование — процесс усвоения систематизирован­ных знаний, умений и навыков. Оно является одной из главных потребностей человека, так как стало необходи­мым условием подготовки к труду и общению. Потреб­ность в образовании по существу является конкретиза­цией и более развитой формой потребности в познании. В современном обществе человек нуждается не в каком-то неопределенном наборе знаний, а в качественной системе образования и надежных критериях этого качества.

Образовательная потребность отличается многоуров­невым функциональным разнообразием. На личностном уровне потребность в образовании выполняет функции обогащения индивида новыми знаниями, необходимы­ми для различных видов деятельности, социализации, индивидуализации, самоопределения, самореализации, профессионального и статусного роста, реализации непрерывного образования, изменения структуры личнос­ти, формирования ее образовательных интересов, целей, ценностных ориентации, мотивов, установок на образо­вательную деятельность, формирования образа жизни личности, стимулирования трудовой активности лич­ности, эффективности трудовой деятельности, адаптации личности к социальной среде посредством приобретения знаний, информации и др.

На групповом уровне потребность в образовании реа­лизует функции социального развития групц, социальных общностей, всего общества, повышения образовательного уровня индивида, отдельных социальных групп и общества в целом, институционалшации непрерывного образования, формирования субкультуры социальной группы, общности, формирования интеллектуальной культуры социальных групп и общества, самоидентификации социальных групп, воспроизводства социальных групп и института профессии, изменения характера общественного труда, повышения его эффективности, регуляции процессов социальной мобильности, адаптации социальных групп, общностей к изменениям социальных условий в обществе и др.

Воспитание — целенаправленное воздействие на чело­века для подготовки его к выполнению всего многообразия социальных функций (труда, общения, познания). Оно входит в процесс социализации и является потребностью, поскольку без целенаправленного воздействия взрослых ребенок не сможет стать дееспособным членом общества.

Воспитание в широком смысле слова — процесс и результат развития человека, который не прекращается в течение всей его жизни. Суть воспитания — передача, ус­воение и приобретение человеком опыта жизни в социуме и в условиях конкретной культуры (субкультур), создание условий для появления и выработки внутренней мотива­ции. Отсюда акцентировка в воспитании на задачах раз­работки человеком системы личных смыслов в процессе самоактуализации и самоопределении.

«Воспитанность» — «невоспитанность» выступают как один из основных атрибутов человеческой индиви­дуальности, характеризуя как взрослого, так и ребенка в различных типологических ситуациях межличностного взаимодействия, в их умении и стремлении к адекват­ной оценке ситуаций и себя в этих ситуациях, в выборе стратегий действия, предполагающих одобрение в опре­деленной культуре (субкультуре) и/или не приводящих к «внутреннему» разладу и негативным оценкам.

Потребность в смысле жизни — наиболее сложная духовная потребность. Она выражается в формировании мировоззрения — системы взглядов человека на мир в целом и свое место в этом мире.

Поиск цели жизни имеет в своей основе мысль о цен­ности человеческой жизни, причем ценности не только для самого человека, но и для общества, для других людей. Представления о смысле жизни у каждого человека свое. Но в этих индивидуальных представлениях неизбежно присутствует общее, обусловленное целями и интересами общества, к которым принадлежит человек. Вопрос о смысле жизни человека — ключевая мировоззренческая проблема. От ее решения зависит направленность его соци­альной деятельности. Не случайно религия и идеализм с древнейших времен боролись против материализма именно по вопросам смысла жизни. Правильно определить смысл своей жизни — это и значит найти самого себя.

Смысл и цель человеческой жизни заключается в изменении окружающего мира ради удовлетворения его потребностей, это неоспоримо. Но, изменяя внешнюю природу, человек изменяет и свою собственную природу, т. е. изменяет и развивает самого себя. Исследуя процес­сы развития личности, мы рассматриваем ряд уровней анализа смысла жизни («назначения») человека: разви­тие как смысл жизни, всестороннее развитие как смысл жизни нового типа личности, самореализация человека как деятельное выполнение, осуществление им своего назначения.

Смысл жизни выступает наиболее гибкой характеристикой и материальных и духовных потреб­ностей. В конечном счете, сама система потребностей определяется смыслом жизни: если таковым является умножение личного богатства, то, естественно, это ве­дет к гипертрофированному развитию материальных потребностей. И наоборот, ставшее целью жизни ду­ховное развитие господствует в структуре личности в виде соответствующих духовных потребностей. Смысл жизни определяется, прежде всего, конкретными ис­торическими условиями, интересами и потребностями В конечном счете, смысл жизни определяется объективно существующей системой общественных отношений.

В реальной жизни материальные и духовные по­требности, а также приемы и методы их удовлетворения взаимодействуют и переплетаются.

Так, удовлетворение материальных потребностей всегда требует какого-то уровня знаний, т. е. духовных предпосылок.

Для удовлетворения любых духовных потребностей используются материальные предметы — например книги, краски, холст и другое оборудование. Поэтому удовлетворе­ние духовных потребностей становится возможным благо­даря удовлетворению сопутствующих им материальных.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *