Двуперстие

У древлеправославных (старообрядцев) имеется масса исторических аргументов в пользу двуперстия:

По какой причине произошла замена двуперстия на троеперстие:

http://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=465
Другие виды крестного знамения, его история:

Теперь забудем на время историю, сравним двуперстие и троеперстие с точки зрения здравого смысла, посмотрим на них взглядом стороннего наблюдателя.
Троеперстие. Большой, указательный и средний пальцы, сложенные вместе, обозначают Божественную Троицу. Безымянный и мизинец, прижатые к ладони – два естества во Иисусе Христе.
Двуперстие. Большой, безымянный и мизинец – Бог-Троица, указательный и средний – два естества во Иисусе Христе.
Можно сказать, что оба перстосложения выражают одно и то же.
Но… в троеперстии прижатые к ладони безымянный и мизинец скорее говорят о том, что они не несут никакой смысловой нагрузки, и потому прижаты к ладони – откинуты в сторону. Они как-то не очень хорошо ассоциируются с двумя естествами Богочеловека.
А в двуперстии все пять пальцев ясно и понятно выражают смысл.
Так что сторонним наблюдателям говорит анализ двух перстосложений?
2011 янв. 2,
2012 янв.15.
ПРИЛОЖЕНИЕ 1 – История перстосложения
——————————————————-
Отрывок из статьи «Крестное знамение”: http://rusvera.mrezha.ru/375/7.htm
Древнехристианское единоперстие с течением времени, начиная с IX века, стало заменяться в Православной Греческой Церкви двуперстием, которое, вытеснив собою единоперстие, сделалось у греков господствующим. Это подтверждается несомненными свидетельствами. Наиболее раннее и очень важное свидетельство об употреблении греками двуперстия принадлежит несторианскому митрополиту Илии Гевери, жившему в конце IX – начале Х века. «Яковиты, – пишет он, – осеняя себя одним перстом слева направо, означают этим, что веруют во единого Христа – приведшего искупленных от греха (слева) к благодати (направо). Несториане и мелхиты (т.е. православные, как их тогда называли), изображая крест в знамении двумя перстами – справа налево, исповедывают тем свое верование, что на кресте человечество и Божество были вместе соединены, что это было причиной нашего спасения и что вера началась с правой стороны, а неверие, заблуждение, прогнаны с левой».
Кроме Илии Гевери, уже давно были известны еще два свидетельства из XII века, что православные употребляли тогда в крестном знамении двуперстие. Так, один грек XII века обличает латинских архипастырей в том, что они благословляют пятью перстами, а знаменуют себя, подобно монофелитам, одним перстом, «между тем как персты в знаменованиях должны быть располагаемы так, чтобы ими обозначались два естества (во Христе) и три лица (в Божестве)», т.е. правильным перстосложением считает именно двуперстное.
Использовали двуперстие не только в Сирии, но и в Константинополе. Так, император Мануил Комнин в 1170 году послал к армянам одного из константинопольских ученых Феориана для богословских собеседований с ними.
Описывая эти собеседования, Феориан сообщает об упреке константинопольским грекам, представителем которых был Феориан: «Для чего вы изображаете крестное знамение двумя перстами? Не разделены ли персты, как особые один от другого? Cледовательно, по-вашему и два естества Христовы разделены между собой?» И тут Феориан подтвердил, что константинопольские греки действительно крестятся двумя перстами по таким-то основаниям. Значит, в 1170 году в Константинопольской Церкви в крестном знамении, несомненно, употреблялось двуперстие, которое служило и признавалось тогда внешним наглядным признаком, отличающим православных от монофизитов.
Почему греки древнее первохристианское единоперстие в крестном знамении заменили потом у себя (не позже начала IX века) двуперстием – понятно. Когда появилась ересь монофизитов, то она воспользовалась дотоле употреблявшейся формой перстосложения – единоперстием – для пропаганды своего учения, так как видела в единоперстии символическое выражение своего учения о единой природе во Христе. Тогда православные, вопреки монофизитам, стали употреблять в крестном знамении двуперстие, как символическое выражение православного учения о двух природах во Христе.
Борьбою и постоянным соседским жительством с монофизитами объясняется то, почему двуперстие так долго держалось в Константинопольской Церкви и потом между сирийскими православными христианами, и почему троеперстие – эта, по-видимому, самая естественная для христианина форма перстосложения – могло сделаться в Греческой Церкви господствующим обычаем только в позднейшее время, когда уже окончательно прекратилась борьба с монофизитством. Здесь же причина и того, почему в Западной Церкви, не соприкасавшейся непосредственно с монофизитами, троеперстие встречается ранее, чем у греков.
Греки, в свое время изменившие древнехристианское единоперстие на двуперстие, которое продолжалось у них более четырехсот лет, переменили, наконец, у себя двуперстие на троеперстие. Причина состояла вовсе не в том, чтобы двуперстие или единоперстие было признано неправильным или неправославным. Просто одноперстием воспользовались еретики-монофизиты, связавшие с ним, к соблазну православных, свое еретическое учение, так что единоперстие стало символом монофизитства, а двуперстие – православия.
А потом и от двуперстия греки отказались не потому, что оно сделалось само по себе неправославным. Дело в том, что на смену монофизитства пришло другое еретическое учение – несторианство. Несториане всегда строго держались двуперстия, так как они соединили с ним свое еретическое учение о соединении во Христе двух природ. В двуперстии они видели символическое выражение и подтверждение своего еретического учения. Это и стало толчком к тому, что Константинопольская Церковь заменила у себя двуперстие на троеперстие, выражающее главный, основной догмат христианства – учение о Святой Троице. Эта перемена в крестном знамении у греков – из двуперстия в троеперстие – произошла в конце XII века и продолжалась до конца XIII, когда оно у них сделалось, наконец, господствующим.
Русские, а ранее и другие православные славяне, приняли от греков христианство в то время, когда, как мы видели, в Константинопольской Церкви двуперстие в крестном знамении признавалось единственно правильным. Церковные иерархи, присланные из Константинополя, передали русским весь греческий церковный обряд и чин. Понятно, что греки прежде всего научили их творить на себе крестное знамение таким же образом, как сами творили его в то время. А так как обязательным для православных греки считали тогда двуперстное перстосложение, то, конечно, и русских они научили знаменовать себя двумя перстами. Вот откуда и когда появилось на Руси двуперстие в крестном знамении. Спустя столетия, при Никоне, греки вновь пришли на Русь, принеся «справу» древних книг и церковных установлений, в том числе образа перстосложения.
ПРИЛОЖЕНИЕ 2 – История перстосложения
——————————————————-
Отрывок из книги Н.Ф. Каптерева «Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович”
Источник: http://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=465
Греки, изменившие по требованию указанных обстоятельств, древнехристианское единоперстие на двоеперстие, которое продолжалось у них более четырехсот лет, переменили потом у себя двоеперстие на троеперстие. Причины этого явления можно полагать в следующем: если греки отказались от древнего единоперстия не потому, чтобы эта форма перстосложения, сначала строго православная, употреблявшаяся великими отцами и учителями церкви, сделалась с течением времени неправославною сама по себе, но потому, что ей воспользовались еретики монофизиты, связавшие с нею, к соблазну православных, своё еретическое учение, так что единоперстие стало символом монофизитства, а двоеперстие – православия; то и от двоеперстия греки отказались потом не потому, что оно сделалось само в себе неправославным, а совершенно по другим причинам. Если появление двоеперстия и продолжительность его существования в православной греческой церкви зависело исключительно от монофизитства, только во время борьбы с ним имело свой особый смысл и значение, то, как скоро борьба с монофизитством прекратилась, греческая константинопольская церковь, желая и самой формой перстосложения отличаться не только от монофизитов-одноперстников, но и от несториан, всегда строго державшихся двоеперстия, так как они соединили с ним свое еретическое учение о соединении во Христе двух природ, и в двоеперстии видели символическое выражение и подтверждение своего еретического учения, –заменила у себя двоеперстие более естественным и свойственным каждому христианину, помимо вероисповедных его особенностей, троеперстием, как выражающим главный, основной догмат христианства – учение о святой Троице. Эта перемена у греков перстосложения в крестном знамении – из двоеперстия в троеперстие произошла, как можно думать, в конце XII века и продолжалась до конца XIII-го, когда оно у них сделалось наконец господствующим, обстоятельство для нас в высшей степени важное.
Русские, а ранее и другие православные славяне, приняли от греков христианство в то время, когда, как мы видели, в константинопольской церкви двоеперстие в крестном знамении признавалось единственно правильным и всеми употреблялось, как внешний видимый для всех знак принадлежности известного лица к православной церкви. Русские, приняв от греков христианство, приняли к себе и присланных из Константинополя церковных иерархов, которые научили их вере и передали им весь греческий церковный обряд и чин. Понятно, что просветители русских христианством, константинопольские греки, прежде всего научили их творить на себе крестное знамение, как внешний, видимый для всех знак их обращения и принадлежности к христианству, понятно, что греки научили новопросвещенных русских творить крестное знамение таким же образом, как они сами творили его в то время. А так как правым и обязательным для православных греки считали тогда двоеперстное перстосложение, то конечно и русских они научили знаменовать себя в крестном знамении двумя перстами; понятно, что греки так же научили творить на себе крестное знамение и всех обращенных ими в христианство славян. Вот откуда и когда появилось на Руси двоеперстие в крестном знамении.

Двоеперстие или троеперстие
Какое перстосложение древнее, вернее и приемлемее — двоеперстное или троеперстное? Этот вопрос и для нашего вре­мени не потерял еще своего значения. Почти триста лет ве­дутся об этом споры между старообрядчеством и новообрядчеством, и хотя теперь бесспорно и научно доказано, что Двоеперстие древнейшего происхождения (с апостольских времен), а троеперстие — новейший обряд, ни на чем не ос­нованный и, кроме того, догматически погрешительный, тем не менее, никониане не хотят его оставить и продолжа­ют держаться за него, как за величайшую святыню, как за непреложный догмат веры. До сих пор новообрядческая церковь продолжает утверждать в издаваемых ею Псалты­рях, Часословах, Часовниках (в предисловиях к ним), а также и в учебниках по Закону Божию, что двоеперстие — армянский и еретический обряд, а триперстие — апостольс­кое предание. Даже в такой богослужебной книге, как «Акафист святому Димитрию, митрополиту Ростовскому», церковь «православная» все еще провозглашает перед Са­мим Богом, что древлеправославные обряды, в том числе и главным образом двоеперстие, еретического содержания и происхождения и именно от никогда не существовавшего еретика Мартина Армянина. Если в наш «просвещенный» век, почти безверный, и для людей именно этого века — «культурных», «просвещенных», пропитанных всяким ли­берализмом, вопрос о перстосложении имеет, как видим, такое огромное вероисповедное значение, то можно предста­вить себе, как он волновал и смущал благочестивых людей XVII в., для которых всякий церковный обычай имел не­преложное значение. Вопрос о двоеперстии и троеперстии был в то время страшным и роковым, вопросом жизни и смерти. Примешь триперстие — будешь полноправным гражданином, «православным» христианином, а останешь­ся с двоеперстием — обречен на гибель: будешь проклят, постоянно гоним, подвергнут мучительным пыткам и сожжен в срубе или скончаешь жизнь на пытке, на плахе, на четвертовании, или всю жизнь будешь скрываться в лесах и в других непроходимых местах, на далеких окраинах Ро­дины и даже за пределами ее.

Почему же, однако, русские благочестивые пастыри того времени и их верная паства отказались от всех благ зем­ных, пошли на самые страшные мучения и пытки и на смерть, а от двуперстного знамения не отказались? На это они имели очень твердые и действительно непреложные ос­нования.
1. Христианство есть религия крестоношения и богочеловечества. «В центре христианской мистерии стоит Крест на Голгофе, крестная мука и крестная смерть Сына Божия, Спасителя мира. В Сыне, в Божественном Человеке, в Бого­человеке заключен весь род человеческий, все множество человеческое, всякий лик человеческий. Человечество есть часть Богочеловечества; христианство существенно антропологично и антропоцентрично, оно возносит человека на не­бывалую, небесную высоту. Второе Лицо Святой Троицы, Сын Божий, явлен как Лик Человеческий. Этим ставится человек в центре бытия, в нем полагается смысл и цель ми-ротворения». Это христианское миросозерцание и исповеда­ние и выражается двоеперстным сложением. Еще св. Ки­рилл Иерусалимский (IV в.) в своих «огласительных поуче­ниях» призывал: «Да не стыдимся исповедовать Распятого, с дерзновением да изображаем рукою знамение креста на челе и на всем». Именно распятого. Во главе исповедания христианского стоит Сын Человеческий, вознесший на крест наши грехи. Так же говорит и св. Петр Дамаскин (VIII в., по другим данным — XII в.): «Два перста и едина рука являют Распятого Господа нашего Исуса Христа в двух естествах и единой Ипостаси познаваемого» («Добротолюбие»). В двоеперстии указательный палец изображает человеческое естество Христа, а рядом с ним стоящий — великосредний — изображает Божеское естество Сына Бо­жия, причем, по катехизическому требованию, этот перст верхним своим составом должен быть наклонен, что означа­ет верование: «Господь преклонь небеса и сниде на землю». Остальные персты, большой и два последних, совокупляют­ся между собою для изображения Святой Троицы. Как ви­дим, двоеперстное сложение составляется из всех пяти пер­стов — для исповедания Святой Троицы и двух естеств во Христе, но при самом действии крестного знамения и бла­гословения только два перста полагаются на главу, на жи­вот, на правое плечо и на левое. Богословски и догмати­чески двоеперстие является вполне православным исповеда­нием. А главное — оно ясно и определено выражает и, если можно так выразиться, демонстрирует или манифестирует центральную сущность христианства: распятие и смерть на кресте Богочеловека, а с ним и сораспятие всего человече­ства. «Мы проповедуем Христа Распятого», — провозгла­шает апостол Павел (1-е Коринфянам, 1:23). То же говорит за себя и двоеперстие. Оно существенно и наглядно: еван­гельская и апостольская проповедь.
В триперстии же нет ни этого центрального христианско­го исповедания, ни этой апостольской проповеди. Собор 1667 г. догматизировал: «Знамение честнаго и животворящаго креста творити на себе треми первыми персты десныя руки: палец глаголемый большой и иже близ его глаголе­мый указательный и средний слагати вкупе во имя Отца и Сына и Св. Духа, два же — глаголемый мизинец имети на­клонены и праздны». О Сыне Божием как Богочеловеке, как Исусе Христе, пострадавшем на Кресте, не говорится ни единым словом: о нем нет никакого исповедания в три-перстии. Это знамя без Богочеловека, без Христа Спасите­ля. Даже не было сказано, что во Святой Троице он испове­дуется в двух естествах.
Как могли благочестивые люди того времени отречься от двоеперстия — действительного знамения Христова и при­нять триперстие, совсем не исповедующее Христа-Богочело­века? Притом таким знамением, обнаженным от Христа, изобразуется крест на человеке. Таким образом распиналась Святая Троица на кресте без Христа, без Его Человечества, без Человека. Это было, по крайней мере, в этом диком зна­мении, отвержением самой сущности христианства, его сер­дцевины, его центрального смысла и цели. Такое трипер­стие можно было принять или не понимая смысла и значе­ния христианства или по насилию.
2. Ни восточные патриархи, ни все авантюристы, при­бывшие в Москву из разных стран и вершившие здесь цер­ковные дела, ни соборы, из них главным образом состояв­шие, не могли обосновать свое столь чуждое Христовой Церкви триперстие ни одним авторитетным свидетель­ством. Собор мог сослаться лишь на «мужиков-поселян». Что и говорить — это весьма демократическое свидетель­ство, можно сказать, прямо пролетарское. Но в делах Церк­ви оно не имело никакого значения, и, кроме того, оно было и лживым, что касалось всей тогдашней Руси благоче­стивой, которая целые века неизменно ограждалась двоеперстным крестным знамением: все «мужие поселяне» были двоеперстниками.
В противоположность этим бездоказательным триперстникам, благочестивые пастыри выставили ряд весьма вес­ких, весьма авторитетных свидетельств в защиту и в обо­снование двуперстия. Кроме указанных нами выше доказа­тельств св. Кирилла Иерусалимского и св. Петра, они при­водили еще в пример высказывания св. Мелетия Антиохийского (IV в.), блаженного Феодорита, епископа Кирского (VI в.), преподобного Максима Грека (XVI в.) и всех греков, восточных отцов Церкви. Затем приводились в пример святые отцы Русской Церкви, все до одного знаменовавши­еся двуперстно, и целый Стоглавый Собор 1551 г., на кото­ром участвовали такие великие знаменоносцы, как сам председатель его Макарий, митрополит Московский, кото­рого историк Голубинский величает «знаменитейшим из знаменитых», как «равноапостольные» святители Гурий и Варсонофий, казанские чудотворцы, Филипп, впоследствии митрополит Московский, а тогда еще лишь игумен Соло­вецкого монастыря и многие другие. Стоглавый Собор не только подтвердил свидетельства св. Мелетия Антиохийского и блаженного Феодорита, но изрек осуждение на не знаменающихся и не благословляющих, как Христос, двумя перстами (31 глава Собора). И даже это осуждение было по­заимствовано из древнегреческого потребника. Ссылались двоеперстники и на всех благочестивых российских патри­архов, в книгах которых (ими изданных) узаконяется и разъясняется двоеперстное сложение. Затем шли бесконеч­ные доказательства от Св. икон, начиная с иконы Пресвя­той Богородицы с Божественным Младенцем на руках, бла­гословляющим двоеперстно, написанной самим евангелис­том Лукой, и кончая многими чудотворными иконами, на­писанными в самой России. Как могла Русская Церковь после сего поверить пришлым в Москву бродягам-иностран­цам, что двоеперстное знамение есть страшная армянская ересь? Это значило признать всех своих святых и чудотвор­цев, да и всю древнюю Церковь — и русскую, и греческую — еретиками, армянами, проклятыми. Да и апостолов записать в еретики, и Самого Христа, благословляющего на всех этих древних и святых иконах двумя перстами, при­знать армянином и — того хуже. Нет, русская благочести­вая Церковь на это не пошла и отвергла всех этих хулите­лей, проклинателей и действительных еретиков. Великий русский народ остался верен себе и своей Церкви.

3. Даже внешний вид триперстия отталкивал от себя бла­гочестивый русский народ. Три перста сбиты в кучечку, требовалось, чтобы два верхних перста были пригнуты к большому пальцу. В тогдашних никонианских книгах та­ким и изображалось троеперстие. По выражению одного писателя, «все в триперстии пригнуто, все согбенно; это ка­кое-то робкое и рабское знамя». И действительно оно при­несло рабство всем никонианам: они лишились в своей но­вой церкви всех прав, присущих церковному народу, и пре­вратились в безмолвных рабов. Скажут, что оно все-таки складывалось во имя Святой Троицы. Но и самые проклятия и анафемы московских соборов и всех этих авантюрис­тов, ими руководивших, произносились, как сами они про­возглашали, «благоволением и благодатию Святыя Единосущныя и Животворящия Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа». От этого эти проклятия не стали благодатными. На­против: они стали более кощунственными и более нечести­выми. Мало ли совершалось и совершается преступлений самых страшных и самых отвратительных во имя Бога! Святой Иоанн Златоустый замечает, что даже чародеи и колдуны употребляют имя Святой Троицы для своих нечес­тивых и злых заклинаний, отчего они становятся преступ­нее. Триперстие справедливо именуют, по-народному, щепо­тью. Ничуть оно не похоже на торжественное знамя; это что-то обыденное, кухонное: щепотка соли, щепотка перцу, щепотка табаку — тут оно действительно уместно и достой­но своего назначения. Но возносить его как великое знамя христианства, как глубокий смысл и цель христианского исповедания, как победу Христа над смертью, над диаволом — оно для сего совсем не подходит и никоим образом не может этого выразить и не выражает. Двоеперстное сло­жение, напротив, самим видом своим выражает знамя крес­та, в народе оно так и называется — крестом. Два вытяну­тые вверх перста влекут нас ввысь, к Богу. Это воистину знамя победы и торжества. Богочеловечество здесь действи­тельно свидетельствует о привлечении и примирении Человечества с Богом. Ясно и красиво изображается в двоеперстном сложении и Святая Троица: три перста показывают ми­ровой горизонт, именно как Сам Богочеловек сказал своим апостолам: «Шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Матфея, 28:19), и доба­вил: «И се Аз с вами во все дни, до скончания века» (28:20). Вот именно в двоеперстном сложении все есть: и Святая Троица, и сам Христос в двух естествах.
4. Триперстие навязывалось русскому народу насильно: оно стало знамением жесточайших гонений на православ­ных христиан. Из-за него и ради него благочестивых людей мучили, убивали, сжигали. Вся страна обагрилась кровью святых мучеников. Миллионы лучших сынов и дщерей свя­той Руси целые века преследовались во имя этого триперстного знамения. Оно стало поэтому ненавистно русскому на­роду. Многие стали считать его печатью антихриста, так как только приняв его, могли русские люди жить более или менее спокойно в своей родной стране. Двоеперстие же ста­ло еще милее русскому благочестивому народу, ценнее и святее, ибо и оно преследовалось: два пальца отсекали у стойких хранителей двоеперстия. Преследовали никониане его и проклятиями, и всякими хулениями. Ненавидят они его даже до днесь.
5. Не отказалась православная Церковь принять и так называемое именословное, или херосложное перстосложение. Изданная собором 1666 г. книга «Жезл» утверждает, что сам Христос установил такое перстосложение для благо­словения: возносясь на небо, Он благословил всех учеников именословным перстосложением,то есть указательный перст вытянул, чтобы он означал литеру «I», а великосредний так согнул, чтобы он был похож на букву «С»; таким образом, из двух пальцев получилось «IC», что значит ИСУС; Большой же палец скрестил с безымянным, чтобы получилась из них литера «X», а мизинец так согнул, что­бы он стал похож на букву «С», из этих пальцев получи­лось «ХС», что значит Христос. Так это выходит по славян­ской азбуке и по греческому алфавиту. На всех же других языках, у которых совсем иной буквенный алфавит, напри­мер, у евреев, арабов, сирийцев, китайцев, японцев и мно­гих других, никакими пальцами не изобразить имя Христо­во. Почему Господу Исусу, пославшему своих учеников с проповедью «ко всем языкам» и прежде всего — к евреям, понадобилось благословлять их, евреев, греческими буква­ми или славянскими, которые в то время еще и не были изобретены, — этого книга «Жезл» не объясняет. Но для грамотных людей того времени было ясно, что «Жезл» го­ворит просто небылицу о Христе, которой они не могли по­верить, несмотря ни на проклятия соборные, ни на гоне­ния. Благочестивая русская Церковь осталась с действи­тельно Христовым благословением — двоеперстным сложе­нием, которое для всех народов приемлемо и для всех язы­ков ясно, а херосложное, «изобретенное» неизвестно кем, отвергла.
—————————————————————————————————————————————————————————-
Древлеправославие: СИМВОЛЫ ИСТИННОЙ ВЕРЫ
Двуперстное крестное знамение
О двуперстном крестном знамении и почему старообрядцы исповедуют его истинным и заповеданным нам Исусом Христом.
Со времени разделения Русской православной церкви в 1654 – 1667 гг. на сторонников старого и нового обряда двуперстное крестное знамение стало символом старообрядчества. Это и слова протопопа Аввакума : «Тако креститесь — да спасетесь», и Боярыня Морозова, изображенная на знаменитой картине Сурикова, с высоко поднятой рукой осеняющая людей двуперстным крестным знамением.
Интересно, почему в те годы тысячи людей отдавали свои жизни за, казалось бы такое узко-обрядовое понимание православия? Какая разница, как креститься, двумя или тремя пальцами? Ведь учение Христа намного выше и шире этих обрядовых мелочей. Ответить на данный вопрос и такие рассуждения без глубокого и вдумчивого изучения проблемы невозможно, и все же, попробуем сделать это.
Блаженный Феодорит, епископ Кирский (393 – 466 гг.) участник 3-го и 4-го Вселенских соборов пишет, как надо креститься и благословлять: «Три персты равно имети вместе, великий, да два последних – исповедуется тайна Троицы, Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святыи. Не три Бога, но един Бог Троица. Именами разделяются, а Божество едино. Отец не рожден, а Сын рожден от Отца, а не создан, Дух Святой не рожден, не создан, но исходит от Отца. Трие во едином Божестве, едина сила, едина честь, едино поклонение от всея твари, от ангел и от человек. Таков тем трием перстом указ. А два перста, вышний (указательный) да средний великий, вместе сложити и простерти (держать прямыми). Великий же перст держати мало наклонно, то образует два естества Христова, Божество и человечество. Бог по Божеству, а человек по вочеловечению, во обоих совершен. Вышний же перст образует Божество, а нижний человечество, понеже сошел от вышних спасти нижняя. Наклонение же персту толкуется: преклонь бо небеса сошел на землю, нашего ради спасения. Тако подобает креститеся и благословити. Тако святыми отцами указано. Такова убо сила есть знамения честнаго креста, имже верни ограждаемся, когда молимся, исповедающе таинственное спасово смотрение, (когда пологаем простертые персты на лоб) еже от Бога и Отца прежде всея твари рождение, (опуская персты на живот) и еже свыше на землю Его сошествие и распятие, (поднимая руку и полагая персты на правое плечо, потом на левое) воскресение , вознесение и паки второе Его пришествие». Это свидетельство наглядно показывает, что уже в начале пятого века, к третьему Вселенскому собору двуперстное крестное знамение было широко распространено, и имело четкую Богословскую трактовку.

И, все же, спросит вдумчивый читатель, двуперстие — это обряд, который может меняться, или неизменная основа Православной церкви? Для дальнейшего рассмотрения вопроса предлагаю обратиться к основе основ христианства – Святому Евангелию.
Евангелист Матфей описывает происходившее на тайной вечери, положившее начало таинству Евхаристии «Ядущим же им, прием Исус хлеб, и благословив, преломи и даяше учеником»…(Мф. зч 108)
И евангелист Лука повествует о произошедшем по воскресении Господнем, когда шли апостолы Лука и Клеопа в Еммаус. И примкнул к ним Исус под видом путника, и спросил их, о чем они беседуют. Они рассказали ему о бывших во дни сия… И той путник рече к ним: «О, несмысленная и косная сердцем, что не верите, о чем говорили пророки. Не сейчас ли подобает пострадати Христу, и войти в славу свою? И начат от Моисея, и от всех пророков рассказывать им от всех писаний, в которых говорилось о нем…». К вечеру пришли они в селение и пригласили путника разделить с ними трапезу и ночлег. «И бысть яко возлежа с нима, и приим хлеб благослови, и преломив даяше има. Уних же отверзостеся очи, и познаста его, и той невидим бысть има». (Лк. зч 113) И только по благословлению хлеба узнали апостолы Исуса, до этого принимавшие его за простого попутчика.
И дальше в зачале 114 : «Вы же есте свидетелие сим. И се аз послю обетование Отца моего на вы…». «Извед же их вон до Вифании, и воздвиг руце свои, и благослови их. И бысть егда благословляше их, отступи от них, и возношашеся на небо, и тии поклонишася ему».
Благословление не было преподаваемо Христом разными способами: одноперстием, двуперстием, троеперстием, ладонью, так или иначе….Эти слова святаго Евангелия, по моему глубокому убеждению, ясно указывают – Христос показал и заповедовал нам обычай благословления, некий тайный знак. Устное, тайное, во всех подробностях не описанное действие. За раскрытием этой тайны логично обратиться к свидетелю всего происходившего, евангелисту Луке.
Согласно церковному преданию, сохранившемуся практически во всех христианских странах, первым иконописцем, написавшим большое количество икон, считается евангелист Лука. На иконах, написанных евангелистом Лукой, в том числе на образе Тихвинской Божией Матери, десница Исуса Христа изображена благословляющей двуперстно.
Также о необходимости веры не только написанным законам, но и устным установлениям говорит святой апостол Павел в своем послании к Солуняном: «Братие, стойте и держите предания, им же научитеся или словом, или посланием нашим». Ему вторит св. Василий Великий, известный проповедник православия 4-го века: «Из сохраненных догматов и проповеданий некоторые мы имеем от письменного наставления, а некоторые прияли от апостольского предания, по приемству в тайне, и те, и другие имеют едину и ту же силу для благочестия. И сему не воспрекословит никто, хотя мало сведущий во установлениях церковных. Ибо аще предпримем отвергати не писанные обычаи, аки не великую имуще силу, то неприметно повредим Евангелие в главных предметах, или паче сократим проповедь в единое имя без самыя вещи. Например, прежде всего упомяну о первом и самом общем, чтобы уповающие на имя Господа нашего Исуса Христа, знаменались образом креста, кто учил сему писанием?» («Полн. Перев.», прав. 91-ое). И современный историк Александр Дворкин в предисловии к своему труду «Очерки по истории Вселенской Православной Церкви» пишет: «Именно ученикам было вверено сохранить в памяти и записать произшедшее. Но записано все это было уже несколько десятилетий спустя после смерти и воскресения Спасителя. И тут мы уже вступаем в область Священного Предания. Предание (по-латыни traditio) значит то, что передается из рук в руки, из уст в уста» ( 3 изд. Ниж. Новг. 2006 г. с.20). И в 21 веке так же напоминается о необходимости Веры преданию.
И многие другие вещественные памятники христианского искусства, которые, по словам св. Иоанна Дамаскина, «являются своего рода историей памятной даже и для не умеющих грамоте» (Иоанн Дамаскин «Точное изложение православной веры», 1885г. с 266.), отображают всеобдержность двуперстия до 13в. Это и статуя апостола Петра в соборе апостолов Петра и Павла в Риме, являющаяся «переходной» от язычества к христианству, переделанная христианами первых веков из статуи Юпитера, где апостол благословляет двуперстием. И мозаичное изображение «Сошествие св. Духа на апостолов», находящееся в одном из куполов Софийского собора в Константинополе. Изображение это открыто в 50-х гг. прошлого века, где также Исус изображен благословляющий двуперстно, и т. д.
Отсутствие же между христианами первых веков по этому поводу споров и разногласий, которые неизбежно были бы вынесены для рассмотрения на Вселенские соборы, только подтверждает вышесказанное. И вот происходит интересная ситуация: мы незыблемо верим словам Евангелия, написанным евангелистом Лукою, и не дерзаем их изменять! А к его же свидетельству о перстосложении относимся пренебрежительно, как к чему-то маловажному и могущему изменятся с течением времени.
Еще один яркий пример описан в житии архиепископа Антиохийского Мелетия, где повествуется о чуде, которое произошло на II Вселенском соборе. Во время спора с арианами, которые и после I Вселенского собора продолжали неправославно мудрствовать о том, что Исус Христос не Сын Божий, не Единосущен Богу Отцу, а создан и является, хотя и выше людей, но творением, «Святой Мелетий встав, показал людям три перста, и не бысть знамения. Потом же два совокупль, и един пригнув, и благослови люди. В то время его осенил огонь, словно молния, и святой громко воскликнул: три Ипостаси мы разумеем, и об одном существе беседуем».
Известный историк Н.Ф. Каптерев в своем труде «Время патриаршерства Иосифа» делает такой вывод: «Феодорит, епископ кирский, бывший во времена Третьего и Четвертого Вселенских соборов, встретив ересь монофизитскую, осужденную на Четвертом Вселенском соборе, сильно противу оныя ратовал. Но как сия ересь придумала во означение одной природы во Христе одним перстом изображать крест, то, без всякого сомнения, противу сея ереси и было изложено богословское уяснение изображения в сложении перст от блаженного Феодорита епископа кирскаго, которую приводил во свидетельство Стоглавый собор». Здесь хочется добавить, что все общества, искажающие основные догматы православия, изобретали и свой физически наглядный символ.
В составленном Иоанном Златоустом, учеником святаго архиепископа Мелетия, чине божественной литургии во многих местах говорится о благословлении. И подразумевается конкретное движение (действие) священника или епископа — тех, кому дана власть благословлять именем Господа нашего Исуса Христа. В начале литургии, на прощении, диакон глаголет: «Время послужити Господеви, благослови владыко.» Иерей, знаменуя рукою крест на его главе, глаголет: «Благословен Бог наш, всегда и ныне и присно и вовеки веком». Диакон глаголет «Аминь»… И на самом преложении святых даров: «…И все еже о нас смотрение исполнив: в нощи в ней же предаяшеся, паче же себе предаяше за мирскии живот, прием хлеб святыми своими и пречистыми, и непорочными руками, благодарив и благословив, освятив преломль, даст святым своим ученикам и апостолом, рек». Возглас. «Примите и ядите, се есть тело мое, еже за вы ломимое, во оставление грехов». Иерей же глаголя сие, рукою десною показует ко святому дискосу. Диакон показует со уларем своим и глаголет: «Аминь».
На протяжении многих веков православного христианства непрерывно совершается таинство евхаристии, таинство рукоположения священства и просто благословления людей. И во все века передавалось из поколения в поколение в виде устного и наглядного, конкретного действия – благословления Господня.
Во времена же Стоглава, когда на Русь «поползло» троеперстие с католического запада а затем и из подписавшей в 1439 г. унию с католиками Византии, святым отцам пришлось опять напоминать церковным чадам как и почему подобает благословлять и совершать крестное знамение: «Аще ли кто двема персты не благословляет, якоже и Христос, или не воображает крестного знамения, да будет анафема. » Спустя всего лишь сто лет, во время патриаршества Никона, на соборах 1666 и 1667 гг. были прокляты древние обряды, в том числе и двуперстное крестное знамение, и этими проклятиями расколота Русская церковь. А оставшиеся верными Православному (ставшему старым) обряду, вновь стали в своих трудах объяснять и доказывать ИСТИНУ.
По мнению Н.Ф. Каптерева в его труде «Патриарх Никон и его противники»: «Русские заимствовали у греков и двуперстие в крестном знамении, сугубую аллилуию и др., которые у греков с течением времени подверглись видоизменениям. Двуперстие окончательно вытеснено было у них триперстием, которое, вероятно, с половины 15-го века и стало у греков преобладающим, равно как и прежнее безразличное двоение или троение аллилуии заменилось исключительно троением. Русские же относительно перстосложения для крестного знамения остались при древнейшей его форме – двуперстной» (изд. 2-е ст. 24). Здесь следует добавить о том, что вероятнее всего начало троеперстию положил своим указом папа римский Иннокентий III, занимавший римскую кафедру с 1198 г. по 1216 г. «Креститься следует тремя перстами, ибо это делается с призыванием Троицы» («De sacro altaris misterio», II,45). Протопоп Аввакум в своем житии называет родоначальником троеперстия римского папу Фармоза, который занимал римский престол с 891-896 гг. Хотя до разделения Церкви на Восточную и Западную произошедшего 1054г. было еще далеко, и папа Стефан 7 (896-897гг.) исповедовал двуперстие.
В евангелии от Марка говорится: «Еще ли окаменено сердце ваше имате, очи имуще не видите, и уши имуще, не слышите». (Зч.33). Кто хочет верить – тот верит, кто хочет видеть – тот видит Божественную мудрость во всем, начиная с мельчайших полевых цветов и заканчивая мудрым ходом планет во вселенной по заданному Богом закону. А не просто, кто как захочет… или что от себя придумает…
Крестное знамение не придумано людьми, и не должно рассматриваться как некая эволюционирующая от менее догматически насыщенной к более насыщенной форме. Двуперстное крестное знамение, заповеданное нам Господом Исусом Христом, является истинным и точным выражением основных догматов Православной веры.
Диакон Игорь Карванен.
Используемая литература:
1.Святое Евангелие.
2.Апостол.
3.Житие архиепископа Мелетия.
4.Житие протопопа Аввакума. СПб: «ГЛАГОЛЪ», 1994г.
5. Епископ Антоний Пермский и Тобольский. Святоотеческий сборник. Новосибирск: Слово, 2005г.

6. Епископ Арсений Уральский. Оправдание старообрядствующей Христовой церкви. Москва: Китеж, 1999г.
7. С.И. Быстров. Двоеперстие в памятниках христианского искусства. Барнаул: АКООХ «Фонд поддержки…», 2001г.
8.Ф.Е.Мельников. Краткая история древлеправославной Церкви. Барнаул:БГПУ,1999г.
9.Н.Ф.Каптерев. Время патриаршества Иосифа. выпуск 1. ст.83.
Патриарх Никон и его противники. Изд. 2. ст 24.
10.А.Л.Дворкин.Очерки по истории Вселенской Православной Церкви. н.Новгород. «Христианская библиотека» 2006г.
Одна из древнейших икон Христа (VI век, монастырь Святой Екатерины)

Двоепе́рстие (Двупе́рстие) — принятое в древнем православии (в греческой церкви до XIII века и в русской церкви до XVII века) и среди старообрядцев сложение пальцев (перстов) правой руки для совершения крестного знамения. Старообрядцы настаивали на двуперстии на том основании, что крестную казнь через распятие претерпел Иисус Христос, а не вся Троица. Кроме того, старообрядцы указывали на существующие изображения — иконы, миниатюры, где были святые крестящиеся двуперстно.

Форма

При двуперстном сложении большой, мизинец и безымянный складываются вместе, что символизирует Святую Троицу. Средний и указательный остаются выпрямленными и соединенными между собой, при этом указательным совсем держится прямо, а средний слегка согнут, что символизирует две природы в Иисусе Христе — божественную и человеческую, причем согнутый средний палец указывает на умаление (кенозис) божественной природы во Хрисите. В отличие от троеперстия при крестном знамении старообрядцев акцентирована искупительная жертва Иисуса Христа, посему слова с которыми совершается крестное знамение повторяют Иисусову молитву: Господи Исусе Христе, помилуй мя грешнаго.

Вместе с двуперстием пришёл обычай поднимать руку ко лбу, опускать на живот и затем переносить её на правое, а потом на левое плечо. Движение руки со лба на живот означает сошествие Господа на землю, нахождение руки на чреве показывает вочеловечивание Христово, подъём руки от живота на правое плечо изображает Вознесение Господне, а нахождение руки на правом плече — воссоединение Христа с Богом-Отцом..

История

Двуперстие сохранилось с апостольских времен. Его изображение мы находим на мозаиках римских храмов: образ Благовещения в Усыпальнице св. Прискилы (III век), изображение Чудесного лова в церкви св. Аполлинария (IV век) и т. д.

Двуперстие закрепляется после четвертого вселенского собора (V век), когда был выражен догмат о двух природах во Христе. В 893 году двуперстие упоминается с употребления у несториан.

Согласно профессору Голубинскому, Святой Владимир вместе с крещением принял и двуперстие, которое в то время было в общем употреблении у греков. Двуперстие освящено Стоглавым собором 1551 года (32 гл):

Аще ли кто двемя персты не благословляет якоже и Христос, или не воображает крестнаго знамения, да будет проклят, святии отцы рекоша

Двуперстие и православие

Двуперстие отменено патриархом Никоном в 1653 году, которого в 1654 году поддержал собор епископов (кроме Павла Коломенского). 24 февраля 1656 году, в Неделю Православия, Патриарх Антиохийский Макарий, Патриарх Сербский Гавриил и митрополит Григорий торжественно в Успенском соборе прокляли тех, кто знаменовался двумя перстами. Двуперстие было официально осуждено в Русской Церкви на Соборе в 1667. В полемике со старообрядцами православные называли двуперстие выдумкой московских книжников XV века (проф. Субботин), а также латинским или армянским заимствованием. С критикой двуперстия как противного святым уставам выступал Серафим Саровский.

На Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1971 года все дониконовские русские обряды, включая двоеперстное крестное знамение, были признаны легитимными.

1.Снятие прещений явилось продолжением зловредной и иезуитской политики митрополита Никодима(Ротова)который даже вопреки решению Всеправославного Совещания 1948.г в Москве что при том же Патриархе Алексии l сделал нашу Церковь членом ВСЦ.Также его авторству и покровительству принадлежит это решение:
На помню из источников(сайт журнала «Благодатный огонь»):
В конце 1969 года Синод Русской Православной Церкви под влиянием митрополита Никодима (Ротова) и идей «аджорнаменто» II Ватиканского Собора издал постановление о возможности причащения католиков и старообрядцев в Православной Церкви.
Допущение к Святым Таинствам Православной Церкви старообрядцев и католиков.
Определение Священного Синода (16.12.1969)
«Имели суждение о различных случаях, когда старообрядцы и католики обращаются в Православную Церковь за совершением над ними святых таинств.
Постановили: В порядке разъяснения уточнить, что в тех случаях, когда старообрядцы и католики обращаются в Православную Церковь за совершением над ними Святых Таинств, это не возбраняется»
ЖМП, 1970, № 1, с.5.
«Разъяснение председателя Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата митрополита Никодима о невозбранном допущении к Святым Таинствам старообрядцев и католиков (17.3.1970)
В связи с запросами, поступающими от представителей прессы относительно решения Священного Синода Русской Православной Церкви от 16 декабря 1969 года о невозбранном допущении к Святым Таинствам старообрядцев и католиков в тех случаях, когда они обращаются с просьбой об этом к священнослужителям нашей Церкви, считаю своим долгом сделать следующее разъяснение:
Священный Синод, принимая это постановление, руководствовался практикой в жизни Русской Православной Церкви в СССР, когда члены Старообрядческой Церкви, имеющей трехстепенную иерархию, а также члены Римско-Католической Церкви в случае болезни или по иной причине обращаются к священнослужителям Русской Православной Церкви с просьбой о духовном утешении и за совершением Святых Таинств. (Это может быть в тех случаях, когда последователи старообрядческого и католического исповеданий не имеют возможности обратиться к священнослужителям своих Церквей.) В таких случаях духовенству Русской Православной Церкви надлежит проявлять пастырскую заботу и преподавать нуждающимся духовное утешение и Святые Таинства.
При этом следует иметь в виду, что Православная и Римско-Католическая Церкви имеют одинаковое учение о Святых Таинствах и взаимно признают действенность этих Таинств, совершаемых в них.
Упоминаемое решение Священного Синода, как мы надеемся, будет иметь значение и окажет доброе влияние на укрепление братских отношений Русской Православной Церкви с Церковью Римско-Католической и Старообрядчеством и таким образом облегчит следование по пути к вожделенному вероисповедному единству, заповеданному Христом Спасителем всем, кто исповедует Его всесвятое Имя»
ЖМП, 1970, № 5, с. 25.
В 1986 году, когда контроль со стороны ЦК КПСС над Церковью стал явно ослабевать, Синод Русской Православной Церкви приостановил его действие:
Определение Священного Синода (29.07.1986)
«Имели суждение о Разъяснении Священного Синода от 16 декабря 1969 года о допуске в порядке икономии к Святым Тайнам римо-католиков.
Постановили: Ввиду поступающих запросов по поводу данного Разъяснения Священный Синод сообщает, что практика эта не получила развития, и определяет отложить применение синодального Разъяснения от 16 декабря 1969 года до решения этого вопроса Православной Полнотой»
ЖМП, 1986, № 9, стр. 7-8.
2.Слово»Единоверцев»не является соборным продуктом церкви.Придумал его фаворит Екатерины ll митр.Платон(Левшин).(«Полный Церковнославянский Словарь»прот.Григория Дьяченко).Она же первая разрешила им строить монастыри по Волге и как то кучковаться в стаи.
3.»Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа,
уча их соблюдать всё, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь.
Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа,
уча их соблюдать всё, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь.»Мтф гл28.
«Летопись Серафимо-Дивеевской обители»:
» Однажды пришли к нему (прп.Серафиму Саровскому)четыре человека из ревнителей старообрядчества, жители села Павлова Горбатовского уезда, спросить о двуперстном сложении, с удостоверением истинности старческого ответа каким-нибудь чудом или знамением. Только что переступили они за порог кельи, не успели еще сказать своих помыслов, как старец подошел к ним, взял первого из них за правую руку, сложил персты в трехперстное сложение по чину Православной Церкви и, таким образом крестя его, держал следующую речь: «Вот христианское сложение креста! Так молитесь и прочим скажите. Сие сложение предано от св. Апостолов: сложение двуперстное противно святым уставам. Прошу и молю вас, ходите в церковь греко-российскую: она во всей славе и силе Божией! «
Для первых христиан центричный догмат был Троичность Бога и само себе разумеиться что они использовали все дабы засвидетельствовать это исповедание в.т.ч перстосложение.
Из капитального труда митр.Макария (Булгакова)»История Русской Церкви»мы знаем что армяне креститься двумяперстами.Но вопреки чему?Ответ такой ,что когда они не приняли Халкидонского Определения им тоже нужно было это на себя обозначить.Складывание два пальца ровно (указательный и средний)для них это — слияние двух естеств в одно,как нечестиво учат монофизиты.Или иначе одно естество поглощает другое.Но «Википедия» в статье «двуеперстие»используют Синайсую икону Спасителя,где на самом деле Имясловное сложение перстов,которые старообрядцы называют «антихристовой печатью»(см.:»Святыня под спудом»с.Нилус)
Вообщем читайте митрополита Макария (Булгакова)это и есть независимый историк

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *