Дьявол

Глава 3. Дьявол в Новом завете и христианстве

Рассматривая самое раннее из дошедших до нас христианских произведений «Откровение Иоанна Богослова», Энгельс пишет, что в нем «христианство выступает лишь как секта иудаизма».

Вместе с ветхозаветным учением о боге христианство восприняло как истину и ветхозаветное учение о дьяволе, нечистой силе, змее-дьяволе, искушавшем Еву, грехопадении и первородном грехе, бесах, которые вселяются в людей. Сказалось в этом и влияние эллинистических представлений и верований. Академик Р. Ю. Виппер считает, что учение греческого философа и писателя Плутарха (ок. 45 – ок. 127) о демонах близко к демонологии новозаветных авторов. Замечательны совпадения в терминах, во внешнем описании одержимых духами, затем в сравнениях и метафорах. Различия, по мнению Виппера, заключаются в том, что работы Плутарха относятся к более ранней стадии развития демонологии, а работы новозаветных авторов — к более поздней.

Христианство разработало, однако, свою демонологию. которая включила и ветхозаветные представления, и верования в злых духов, распространенные среди народов Римской империи, и новые идеи, связанные с христианским пониманием мира и его судеб.

Мир, по христианскому учению, делится на царство божье и царство дьявола; между этими двумя царствами идет постоянная борьба за господство над душами людей. Новозаветный сатана и его демоны, в отличие от ветхозаветных, находятся в оппозиции к богу. Цели их деятельности противоположны целям боговым. Хотя царство бога, по христианскому учению, сильнее царства сатаны, последнее будет существовать до прихода спасителя.

В Новом завете сатана — враг бога и людей, мучитель и искуситель. Он настолько силен, что искушал самого Христа: показал ему «все царства мира и славу их» и сказал: «…все это дам тебе, если, пав, поклонишься мне» (Матфей IV, 8–9).

Согласно Новому завету, Христос пришел на землю, чтобы освободить людей от власти сатаны, изгнать дьявола (Деяния XXVI, 18; Иоанн XII, 31). Когда произойдет ото событие? Единого ответа на этот вопрос в книгах Нового завета не найдем, как не найдем в них единого мнения о судьбе дьявола и армии его бесов. Согласно Евангелию от Иоанна, «князь мира сего», т. е. сатана, будет изгнан «ныне» (Иоанн XII, 31). По Евангелию от Луки, Христос сказал ученикам, что видел сатану, «спадшего с неба» (Лука X, 18), т. е. дьявол уже изгнан. По Апокалипсису, это произойдет в будущем (Апокалипсис XII, 9). В послании апостола Павла говорится, что Христос умер, чтобы лишить силы дьявола (Послание к евреям II, 14).

Точки зрения, как видим, разные, но все они в конечном счете сводятся к тому, что судьба сатаны и его царства зависит от пришествия Христа. Когда же это совершится? Первые христиане верили, что это произойдет скоро и «время близко» (Апокалипсис I, 3); «истинно говорю вам: не прейдет и род сей, как все это будет» (Марк XIII, 30). Но время шло, и эти предсказания не сбывались, сроки второго пришествия приходилось откладывать. В середине II в. христианский писатель Юстин писал, что надежды христиан на наступление царства божия «устремлены не к настоящему». Следовательно, до наступления этого будущего сохранится и царство дьявола. На протяжении столетий, вплоть до нашего времени, церковь пугает верующих дьяволом. Таким образом, и в христианстве (как и в иудаизме) вера в дьявола нераздельно связана с учением о мессии, о спасителе.

В отличие от Ветхого завета, где ангелы (добрые и злые) служат богу, в Новом завете злые ангелы — бесы — служат сатане, вселяются в человека, чтобы вредить ему. Откуда же взялись дьявол и бесы? В Ветхом завете этот вопрос даже не затрагивается. Новый завет отвечает на него так: бесы — это согрешившие ангелы, они были созданы хорошими, но согрешили против власти бога, возгордившись, за что и были наказаны (2-е Петра II, 4), и бог их «соблюдает в вечных узах под мраком, на суд великого дня» (Послания апостола Иуды I, 6). Вопрос о происхождении дьявола и бесов занимал и поныне занимает богословов, которые сочинили об этом немало небылиц.

У бесов, по свидетельству Евангелий, существует такая же иерархия чинов, как и у ангелов. Главным является Вельзевул, он же «князь бесовский» (Лука XI, 15; Матфей IX, 34, и др.). Отметим, что Вельзевул — искаженное древнееврейское «баал зевув», т. е. господин над мухами. В библейской Четвертой книге Царств (I, 2) Вельзевул упоминается как божество города Аккарона. По-видимому, это был один из божков у древних евреев, почитавшийся как защитник от мух, от вреда, который они приносят. Христианство объявило этого божка главой бесов подобно тому, как зачислило в бесы многих других богов иудаизма и других религий.

Авторы Евангелий «хорошо знали», как живут бесы, чем занимаются, каковы их нравы, повадки и т. д. В Евангелиях мы читаем, что у дьявола есть свое царство (Матфей XII, 26), свои ангелы и свои бесы-помощники (Матфей XXV, 41). Их «легион», от них — все зло. Дьявол — отец лжи, человекоубийца, обольститель; он отрывает людей от бога. В Послании апостола Иакова говорится, что и бесы веруют в единого бога: «Ты веруешь, что бог един; хорошо делаешь; и бесы веруют и трепещут» (Послание Иакова II, 19).

Дьявол и бесы фигурируют в Новом завете, особенно в Евангелиях, главным образом в связи с рассказами о чудотворной деятельности Христа и его учеников, об изгнании ими бесов из людей. Изгнание бесов должно было убеждать христиан и нехристиан в мессианизме Христа, призванного, по учению церкви, уничтожить царство тьмы, бесов, а также и в том, что он сильнее «языческих» жрецов, занимавшихся изгнанном бесов. При чтении Евангелия создается впечатление, что изгнание бесов было главным занятием Христа. Об этом приводятся рассказы, один другого «чудеснее».

Р. Ю. Виппер пишет: «В борьбе Иисуса и апостолов с бесами нет отдыха и перерыва, к ним без конца приносят и приводят душевнобольных, буйных сумасшедших, слепых и немых, идиотов, нервнопотрясенных, расслабленных. Демонология, вера в существование демонов, обратилась в демономанию, в страх перед вездесущностью бесовского начала». Приведем несколько примеров из многих аналогичных рассказов Евангелий.

К Христу привели «человека, немого, бесноватого. И когда бес был изгнан, немой стал говорить» (Матфей, IX, 32–33). В том же Евангелии рассказывается, что к Иисусу «привели многих бесноватых, и он изгнал духов слоном» (Матфей VIII, 16). Иисус говорит: «Я силою Вельзевула изгоняю бесов», а вслед за этим: «Я духом божьим изгоняю бесов» (Матфей XII, 27–28). Значит, Христос изгонял бесов и с помощью главы дьяволов, и с помощью бога. В Евангелии от Матфея сообщается: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя и не находит»; тогда он возвращается имеете с семью злыми духами, и они вселяются в человека «и живут там» (Матфей XII, 43–45).

В сочинении сказок о бесах и их изгнании от евангелиста Матфея не отстает и автор Евангелия от Марка. Здесь мы читаем, что Иисус после воскресения явился сперва к Марии Магдалине, «из которой изгнал семь бесов» (Марк XVI, 9). К Иисусу привели «бесноватого», и, «как скоро бесноватый увидел его, дух сотряс его», и стоило Иисусу сказать: «Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи», как тот вышел (Марк IX, 20, 25). По образцу этого рассказа позднейшие церковные авторы сочиняли в своих «житиях святых» неимоверное количество благочестивых вымыслов о том, как «святые» одним только словом изгоняли бесов.

Известен евангельский рассказ о том, как Иисус перегнал бесов из больного в стадо свиней. Одержимый многими бесами человек просил Иисуса изгнать их из него. Бесы испугались и «просили Иисуса, чтобы не повелел им идти в бездну. Тут же на горе паслось большое стадо свиней, и бесы просили его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им. Бесы, выйдя из человека, вошли в свиней, и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонуло» (Лука VIII, 27–33). Составители и редакторы Нового завета, видимо, придавали этому «чуду из чудес» настолько большое значение, что включили этот рассказ во все три синоптических Евангелия (Матфея, Марка и Луки).

Не только сам Христос, но и ученики его успешно, по рассказам Нового завета, изгоняли бесов. Христос, читаем мы в Евангелии от Матфея, «призвав двенадцать учеников своих… дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь» (Матфей X, 1). Составителям Евангелия от Луки число двенадцать показалось слишком малым, они записали: «…семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! И бесы повинуются нам о имени Твоем» (Лука X, 17). Христос обещал власть над бесами не только своим ученикам, но и всякому, кто в него уверует (Марк XVI, 17).

Демономания Нового завета объясняется условиями времени. В римском обществе периода возникновения христианства существовали различные религии со своими колдунами и жрецами, которые занимались прорицанием, предсказанием будущего, гаданием, «исцелением» больных, борьбой с «нечистой силой» и инсценировкой чудес. О вере в чудеса, чародеев, волшебников, в сверхъестественное имеется немало свидетельств в литературе того времени. Эту веру и жульничество всевозможных чудотворцев высмеивает в своих трудах выдающийся мыслитель древности Лукиан, живший во II в. н. э.

Все такие верования были близки тем, кто вступал в христианские общины. Это были либо евреи, воспитанные на религиозных традициях Ветхого завета с их верой в дьявола и чудеса, либо приверженцы различных распространенных в Римской империи восточных культов, в которых магия, вера в бесов и в чудеса занимали очень большое место. Все такие верования вчерашние иудеи или «язычники», вступив в христианские общины, сохраняли.

К тому же христианству пришлось выдержать острую борьбу с давно существовавшими религиями, их организациями и их чудотворцами. Чтобы противодействовать влиянию других (нехристианских) религий, складывавшаяся христианская церковь должна была не только перенять многие элементы их культа, но и доказать, что новая религия — христианство — и ее проповедники обладают большей магической и чудодейственной силой, чем старые религии и их жрецы. Об этом свидетельствуют и сами евангельские рассказы. Рассказ в Евангелии от Марка об изгнании беса из немого начинается с того, что народ усомнился в способности учеников Иисуса изгнать беса из больного. Тогда Иисус обращается к собравшимся и говорит: «О, род неверный! доколе буду с Вами? доколе буду терпеть Вас? Приведите его ко Мне». И стоило Иисусу сказать: «Я повелеваю тебе, выйди из него», как бес тотчас же вышел (Марк IX, 19–25). Так были посрамлены неверующие и скептики.

«Демонология, конечно, не представляла собой ничего специфически христианского, — пишет П. Ф. Преображенский. — Миросозерцание Плутарха, Эпиктета, Аристида Смирнского или Апулея насквозь проникнуто демонологией и притом иногда очень первобытного характера… Христианская демонология, столь заметная в евангельских повествованиях, пышно цвела на фоне всеобщих верований в эти сверхъестественные силы. Она развивалась в целую теорию, обоснование которой занимает не последнее место в трудах Тертуллиана». Этот апологет раннего христианства не только считал, что демоны существуют, но полагал, что христиане имеют исключительную власть над ними и что христианские целители лучше языческих справляются с демонами. «Власть христиан над демонами кажется ему самым подходящим аргументом для доказательства пользы от деятельности сынов церкви».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

  • Беседы о бессилии дьявола свт. Иоанн Златоуст
  • О диаволе и демонах еп. Иларион (Алфеев)
  • Своим грехом мы даем диаволу права над собой старец Паисий
  • Дьявол – это реальная личность митр. Сурожский Антоний
  • Рога и копыта. Кто такие бесы, и нужно ли их бояться А. Ткаченко
  • Диавол и его нынешние лжечудеса и лжепророки
  • Дьявол под видом Христа Сборник историй
  • Тест: бесы и дьявол

Дья́вол (греч. διάβολος – клеветник, порочащий) – падший ангел, восставший, по причине гордости, против Бога и в результате утративший своё высокое ангельское достоинство; сатана, глава падших духов.

Злая деятельность дьявола, направленная на искушение людей, попускается Богом, в том числе, ради определения их свободной воли к добру.

Диавол всегда желает человеку только зла, его цель – погибель человека.
По свидетельству Св. Писания, начало греха идет от дьявола. «Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил» (1Ин.3:8). «Падение для ангелов то же, что смерть для людей. Ибо после падения для них нет покаяния, как и для людей оно невозможно после смерти», пишет преп. Иоанн Дамаскин. «Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (Мф. 25:41).

Дьявол становится «князем мира сего» через свою власть над людьми, отпавшими от Бога. Человек не может существовать автономно в духовном плане, либо он исполняет благую волю Бога, либо отдаёт себя во власть дьявола.

Может ли дьявол творить чудеса?

Будучи ангелом по естеству, дьявол обладает определенными возможностями в воздействии на стихии и предметы видимого мира, превышающими возможности человека.

Например, в Книге Иова отмечен случай, когда сатана низверг огонь с неба (Иов.1:16). В аскетической литературе содержится множество примеров, иллюстрирующих способности сатаны и его сообщников, демонов, совершать столь впечатляющие человека деяния, что многие из них, в известном отношении, могут быть названы чудесами. Положим, во втором послании апостола Павла к фессалоникийцам прямо утверждается, что беззаконник, то есть антихрист, который явится перед кончиной мира и станет орудием сатаны, будет действовать «со всякою силою и знамениями и чудесами ложными» (2Фес.2:9).

Стало быть, сатана может совершать поступки, способные изумить человека, поразить его взор, ум, чувства, воображение. Но правильно ли говорить об этих поступках или результатах этих поступков, как о подлинных чудесах?

Собственно говоря, чудо, понимаемое как плод особого сверхъественного воздействия на предметы и явления нашего мира, особое сверхъестественное вмешательство в естественный ход вещей, доступно лишь Богу (условно можно сказать, что оно доступно и тем, кто действует в синергии с Богом, например, подвижникам-чудотворцам). Сатана же, действуя вопреки воле Божьей, в силах оказывать на предметы и явления мира то воздействие, которое соответствует его природным способностям и лишь в той мере, в какой дозволяет Господь. Таким образом, можно говорить, что сатана способен на чудо, но чудо не в исключительном значении этого слова, а чудо ложное (заметим, что ложными сатанинские чудеса называются и потому, что направлены против добра, а часто и на обман органов чувств или сознания человека).

См. САТАНА, ЗЛО, ПАДШИЕ ДУХИ, ЭКЗОРЦИЗМ, БЕСНОВАНИЕ

У многих людей и исследователей демонологии возникает вопрос: чем же отличается Сатана от таких сущностей как Дьявол и Люцифер? Путаница в сознании и различии этих имен образуется по причине не точных переводов и дальнейшего неправильного их употребления. Часто все три имени синонимично используются для описания одного и того же существа – как все имена Люцифера. Такой подход имеет место быть, однако знать изначальные характеристики каждого также важно.

В чем разница между Сатаной и Дьяволом?

Дьявол и Сатана – во многих источниках это одно и тоже имя на двух разных языках. В Википедии можно найти перевод с иврита имени последнего: «противник». Он используется для обозначения нескольких существ в Ветхом Завете, хотя в некоторых случаях он относится к отдельному персонажу. Именно он искушает Иова (данный момент очень любопытен для теологов, так как искушение происходит с разрешения Бога) в одноименной книге.

«Дьявол» – это англицизация греческого diablos, что в переводе также означает противник. В Новом Завете это имя обозначает особого персонажа, который по большому счету обладает той же ролью, что и Сатана: ему поручено искушать последователей Бога и отвести их от исполнения его воли. Яркий пример выполнения им этого поручения: искушение Иисуса в пустыне.

Стремление описать именем Сатаны всех злых существ земли происходит от зороастрийского творения и синкретизации слов: Ахура Мазда Аримана / Ангра-Майнью = Шайтана / Сайтана. Это больше относится к сюжетам в шумерских, аккадских и вавилонских древних историях.

Сатана и Люцифер – это разные демоны

Люцифер, с другой стороны, является «утренней звездой». Это одно из древних названий планеты Венера. Венера впервые появляется в Исаии (на иврите обозначается как Хейлел), где это иносказательное название для человеческого царя. Разница Люцефера и Сатаны в том, что первый также появляется в Новом Завете, но не пересекается со вторым.

Дьявол от Люцифера отличается смысловой отсылкой второго на короля, чья сила уменьшилась. Это греческое слово, означающее Гилель, сияющую звезду, утреннюю и вечернюю звезду.

Отличие Дьявола от Сатаны

Имя Сатана стало смешиваться с дьяволом гораздо позже. Так, в раннем христианстве этот персонаж не имел подобной явно выраженной негативной коннотации – его иногда использовали в качестве названия для Иисуса в ранних молитвах и гимнах.

Дьявол происходит от слова Деви, которое имеет тот же корень, что и дьявол и божество. Это древняя дихотомическая традиция: Зороастрийцы называли своих добрых богов асурами, а злых существ – девами. В Ведах Ашуры были богами демонов на востоке (Ревнивые Боги), а их боги (запада) – Дэвис. Таким образом, в древних языках есть именные сходства, разные древние народы смотрели на других богов по их именам как на зло, а своих воспринимали как добро.

Чем отличается Сатана, Дьявол и Люцифер в Библии

В Библии нет ни одного стиха или отрывка, в котором явно сказано: «Люцифер – Сатана», но изучение нескольких отрывков показывает, что это два имени единого духа. Падение Люцифера, описанное в Исаии 14:12, вероятно, то же, что Иисус упоминал в Луки 10:18: «Я видел сатану, падающего, как молния с небес». Подобное падение изображено в Иезекииль 28.

Исаия 14: 12-18 описывает падение с небес человека по имени «Люцифер» в версии короля Иакова и «утреннюю звезду, сына рассвета» в NIV. Другие версии Библии называют его «Дневная звезда», «сияющая звезда» и «яркая утренняя звезда». Эти различия обусловлены разногласиями по поводу перевода ивритского словогела. Несмотря на это, описание того, о ком идет речь, показывает, что это может быть не кто иной, как Сатана. Из собственных слов Иисуса в Евангелии от Луки известно, что он пал с небес. Таким образом, когда Исаия говорит о том, что Люцифер или Хелел низвержены на землю (Исаия 14:12) – речь идет о Сатане. Причина его падения найдена в стихах 13 и 14:

Это вечное желание – быть Богом, и именно такое искушение он и использовал в Эдемском саду, чтобы заставить Еву ослушаться Бога: » Ты будешь как Бог» (Бытие 3:5).

Иезекииль 28 – это еще один отрывок, относящийся к Люциферу. Хотя всё и начинается с того, что Бог повелел Иезекиилю «поднять жалобу на царя Тира» (ст. 12), злого царя-идолопоклонника, вскоре становится ясно, что в этом отрывке также говорится о силе, стоящей за этим царем. Сила эта – Сатана. В стихе 13 говорится, что он был «в Эдеме, в саду Божьем». Очевидно, что царь Тира никогда не был в Эдеме. В стихе 14 говорится: «Вы были помазаны херувимом-хранителем, потому что я рукоположил вас». По-видимому, у Люцифера была позиция ангела-хранителя на небесах «среди огненных камней», считающихся сияющими драгоценными камнями, которые можно увидеть в других описаниях небес (Исход 24:10; Откровение 21: 18-21).

Подводя итог различий Дьявола, Сатаны и Люцифера, можем заключить, что большинство исследователей склоняются к мнению, что Люцифер и Сатана в Библии – одно и то же имя для единого существа. В других источниках и культурах – это 3 разных сущности. К какой из версий склоняться – личный выбор каждого в зависимости от убеждений и вероисповедания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *