Элогим

ЭЛОХИМ (Евр.) Также Алхим, это слово пишется по-разному. Годфри Хиггинс всегда пишет его Алейм. Соответствующие еврейские буквы суть алеф, ламед, хе, иод, мем, и в числовом значении: 1, 30, 5, 10, 40 = 86. Это, по-видимому, есть множественное число существительного женского рода Элоа, АЛХ, образованное добавлением общей формы множественного числа ИМ, окончания мужского рода; и поэтому все вместе, очевидно, означает эманированные активные и пассивные сущности. Как титул это относится к «Бине», Божественное Матери, так же как и более полный титул IHVH ALHIM, Иегова Элохим. Так же как Бина приводит к семи последовательным Эманациям, так и «Элохим», как сказано, представляет семиричную силу божества. (у.у.у.)

Источник: Блаватская Е.П. — Теософский словарь

СТАНЦА I (продолжение)

6. Семь превышних владык и семь истин перестали существовать (а), и вселенная – необходимости сын – была погружена в паранишпанна(b), чтобы быть выдыхнутой тем, что есть и в то же время нет. Не было ничего (с).

«Семь Превышних Владык» суть Семь Духов – Творцов или Дхиан-Коганы, соответствующие Элохим’ам евреев. Это та же Иерархия Архангелов, к которой в христианской Теогонии принадлежат Св. Михаил, Св. Гавриил и другие. В то время, как в догматическом, латинском Богословии только Св. Михаилу разрешено блюсти над всеми вершинами и безднами, в Эзотерической Системе Дхиани блюдут последовательно над одним из Кругов и великими Коренными Расами нашей Планетной Цепи. Кроме того, сказано, что они посылают своих Бодхисаттв, соответствующих им человеческих заместителей, Дхиани-Будд на протяжении каждого Круга и Расы.

Источник: Блаватская Е.П. — Тайная Доктрина т.1 ст.1 шл.6

было время, когда весь мир имел «один язык и одно знание», и человек знал о своем происхождении больше, нежели сейчас; когда он знал, что Солнце и Луна, несмотря на ту большую роль, которую они играли в сложении, росте и развитии человеческого тела, все же не были непосредственными, причинными посредниками его появления на Земле; ибо этими посредниками в действительности являются живущие и разумные Силы, которых оккультисты называют Дхиан-Коганами.

По этому поводу один очень сведущий поклонник еврейского Эзотеризма говорит:

Каббала ясно излагает, что Элохим есть «общая абстракция», то, что мы называем в математике «постоянный коэффициент» или «общая функция», входящий не в какое-либо особое, но во все построения, т.е. как общее отношение 1 к 31415 (Астро-Дхианические и Элохические цифры).

На что Восточный Оккультизм отвечает: Совершенно правильно; они являются абстракцией для наших физических чувств, но для наших духовных познаваний и для нашего внутреннего духовного взора Элохим или Дхиани небольшая абстракция, нежели наша душа и дух для нас. Отбросьте одно, и вы отбросите другое, ибо то, что составляет переживающую Сущность в нас, есть частью непосредственная эманация этих небесных Существ, частью же сами эти Существа.

Источник: Блаватская Е.П. — Тайная Доктрина т.1 ст.7 шл.2

Итак, в Оккультизме, как и в Каббале, имеется три вида Света. 1) Абстрактный и Абсолютный Свет, который есть Тьма; 2) Свет Проявленного-Непроявленного, называемый некоторыми Логосом; и 3) Свет последнего, отображенный в Дхиан-Коганах, меньших Логосах – Элохим коллективно – которые, в свою очередь, изливают его в Объективную Вселенную.

Источник: Блаватская Е.П. — Тайная Доктрина т.2 ст.1 шл.2

Прежде чем человек смог стать мужчиной и женщиной физически, его прообраз Элохим – Создатель должен был образовать его Форму на этом плане пола астрально. То есть, Атомы и органические силы, сходя на план данной дифференциации, должны были проследовать в порядке, установленном Природою так, чтобы всегда выполнить беспорочным образом закон, который Каббала называет «Равновесием», посредством которого все, что существует, выявляется, как мужское и женское начало в своем конечном совершенстве, в настоящей стадии материальности.

Источник: Блаватская Е.П. — Тайная Доктрина т.2 ст.3 шл.13

Еврейские Элохимы, названные в переводах «Богом», кто создают «Свет», тождественны с арийскими Асурами. Они тоже упоминаются, как «Сыны Тьмы», как философское и логическое противопоставление Неизменному и Вечному Свету.

Источник: Блаватская Е.П. — Тайная Доктрина т.2 ч.2 отд.4

если Отец есть Солнце («Старший Брат» в восточной Сокровенной Философии), то ближайшая к нему планета – Меркурий (Гермес, Будха, Тот), имя Матери которого на Земле было Майа. Так как планета эта получает в семь раз больше света, нежели все другие, факт, который повел к тому, что гностики назвали своего Христа, а каббалисты своего Гермеса (в астрономическом значении) «Семеричным Светом.» Наконец этот Бог был Бэл – ибо Солнце у галлов называлось Бэл, у греков Гелиос и у финикиян – Баал; Эл по халдейски, отсюда Элохим, Эману-ель и Эл, «Бог» у евреев.

Источник: Блаватская Е.П. — Тайная Доктрина т.2 ч.2 отд.8

Об Элохимах рассуждали в тысячах книг, но … без решающего ответа … Элохимов Семеро, будь они силы природы, боги созвездий или планетарные боги, … как Питри и Патриархи, Ману и Отцы прежних времен. Однако, гностики и еврейская «Каббала» хранят одно объяснение об Элохимах «Книги Бытия», посредством которого мы в состоянии отождествить их с другими формами семи первоначальных сил… Их имена следующие: Ильда-баоф, Иегова (или Иао), Саваоф, Адонай, Элоэй, Орей, и Астанфей. Ильдабаоф означает Господа Бога отцов, т. е. отцов, которые предшествовали Отцу, таким образом эти семеро отождествляются с семью Питрами, или Отцами Индии (Ириней I, XXX, 5). Кроме того, еврейские Элохимы предшествовали и по имени и по природе, как финикийские божества или силы. Санхуниафон упоминает их по именам и описывает, как Помощников Кроноса, или Времени. Значит, в этой фазе Элохимы являются держателями времени в небесах! В финикийской мифологии Элохимы суть Семеро сыновей Сидика (Мелхизедека), тождественные с Семью Кабирами, которые в Египте считаются Семью сыновьями Пта, и Семью Духами Ра в «Книге Мертвых»; … в Америке с семью Хохгатами, … в Ассирии с семью Лумазами … Их всегда семеро числом …которые Каб – т. е. оборачиваются, вместе, откуда и слово «Кабири»… Также они Или, или Боги на ассирийском, которых было семеро числом! … Они сперва родились от Матери в Пространстве и затем эти Семеро Соучастников перешли в сферу в качестве помощников Кронуса или Сыновей Мужского Родителя. Как говорит Дамаский в своих «Первоначальных Принципах», Маги считают, что пространство и время были источниками всего; и из сил воздуха богам пришлось стать держателями времени для людей. Семь созвездий были отведены им … Так как семеро оборачивались в своде сферы, их назвали Семью Спутниками Моряков, Риши или Элохимами. Первые «Семь Звезд» не планеты. Они – ведущие звезды семи созвездий, которые оборачиваются кругом вместе с Большой Медведицей, описывая годовой круг. Ассирийцы их называли семью Лумазами, или вождями звездных стад, наименованных овцами. По еврейской линии происхождения или развития, этих Элохимов опознают для нас каббалисты и гностики, которые сохранили сокровенную мудрость, или гнозис – ключ, абсолютно необходимый для правильного понимания мифологии или теологии. … Было два созвездия с семью звездами в каждом. Мы называем их Двумя Медведицами. Но семь звезд Малой Медведицы когда-то считались семью головами Полярного Дракона, которого мы встречаем – как зверя с семью головами – в Аккадийских гимнах и в «Откровении». Мифический Дракон ведет свое происхождение от крокодила, который есть дракон Египта. … Теперь, в одном особом культе, в культе Сут-Тифона, первым богом был Севекх (семеричный), который имеет крокодилью голову, так же, как и Змий, и который есть Дракон, или чье созвездие было Драконом. … В Египте Большая Медведица была созвездием Тифона, или Кефа, древняя производящая, называемая Матерью Вращений; и Дракон с семью головами был отведен ее сыну, Савекх-Кронусу, или Сатурну, называемому Драконом Жизни. То есть, типичный дракон или змей с семью головами сперва был женского пола, а затем этот образ получил продолжение как мужской в ее сыне Севекхе, Семеричном Змее, в Эа Семеричном, … Иао Хнубис и других. Этих двух мы находим в «Откровении Иоанна». Одна – это Женщина в Алом, мать тайны, великая блудница, которая сидела на алого цвета звере с семью головами, который представляет собою Красного Дракона Полюса. Она держала в руках нечистые предметы своего блуда. Это значит эмблемы мужского и женского пола, находящиеся по представлениям египтян в Полярном Центре, самой утробе творения, как было указано бедренным созвездием, называемым Хепшем Тифона, старого Дракона, в северном месте рождения Времени в небесах. Эти двое вращались вокруг полюса небес, или Древа, как его называли, который находился в центре звездного движения. В «Книге Еноха» эти два созвездия опознаны, как Левиафан и Бегемот-Бехмут, или Дракон и Гиппопотам-Большая Медведица, и они являются первоначальной парой, которая первой была сотворена в Саду Эдема. Так что египетская первая мать, Кефа, имя которой означает «тайну», была прообразом еврейской Хава – нашей Евы; потому Адам идентичен с Севекхом семеричным, солнечным драконом, в котором объединены силы света и тьмы; и семеричная натура была показана в семи лучах, носимых гностическим Иас-Хнубис, богом числа семь, который есть Севекх по имени и форма первого отца в качестве главы Семи.

Все это дает ключ к астрономическому прототипу аллегории в «Книге Бытия», но не дает другого ключа к тайне, заключающейся в семеричном глифе. Талантливый египтолог показывает также, что Адам сам, согласно раввинистической и гностической традиции, был главою тех Семи, кто упали с Неба, и он связывает их с Патриархами, согласуясь таким образом с Эзотерическим Учением. Ибо путем мистической пермутации и тайны первых перевоплощений и установления, Семеро Риши в действительности стали тождественными с семью Праджапати, отцами и творцами человечества, и также с Кумарами, первыми сыновьями Брамы, которые отказались производить потомство и размножаться. Это кажущееся противоречие объясняется семеричностыо натуры – сделайте ее четверичной по метафизическим принципам, и это приведет к тому же – небесных людей, Дхиан-Коганов. Эта натура сделана делимой и разобщающейся; и в то время как высшие принципы (Атма-Буддхи) этих «Создателей Людей», как сказано, являются духами семи созвездий, их средние и низшие принципы соединены с Землею и представлены

Без вожделений или страстей, вдохновляемых святой мудростью, отстранившиеся от Вселенной и нежелающие потомства,

оставаясь Каумасическими (девственными и неоскверненными), поэтому про них сказано, что они отказались творить. За это они были прокляты и осуждены рождаться «Адамами» снова и снова, как сказали бы семиты.

Тем временем разрешите мне процитировать еще несколько строк из лекции м-ра Дж. Мэсси, плода его долгих исследований по Египтологии и другим древним вероучениям, так как это доказывает, что семеричное деление одно время было всеобщей доктриной:

Адам, как отец среди Семерых тождественен с египетским Атум,… чье другое имя Адон идентично с еврейским Адонай. Таким образом второе Творение в «Книге Бытия» отражает и продолжает последнее творение в мифе, который его объясняет. Падение Адама в низший мир привело его существо к очеловечиванию на земле, каковым процессом небесное превратилось в смертное, и то, что принадлежит астрономической аллегории, было изложено в литературе, как Падение Человека, или спуск души в материю и преображение ангельского существа в земное. Это можно найти в (Вавилонских) текстах, когда Эа, первый отец, как сказано, «дарует прощение заговорщикам богам», для «искупления которых он сотворил человечество». (Сейс, «Hib. Lec.», стр. 140)… Значит Элохимы суть египетская, аккадийская, еврейская и финикийская форма Вселенских Семи Сил, которых Семь в Египте, Семь в Аккадии, Вавилоне, Персии, Индии, Британии, и Семь среди гностиков и каббалистов. Они были теми Семью отцами, которые предшествовали Отцу в Небесах, потому что они были раньше, чем индивидуализированное отцовство на земле… Когда Элохимы сказали: «Сделаем человека по нашему образу и подобию», то их было семеро, которые представляли семь элементов, сил, или душ, которые приступили к созданию человеческого существа, которое начало существовать до того, как Творец был представлен антропоморфически, или мог даровать человеческое подобие Адамическому человеку. Именно, по семеричному подобию Элохимов первично был создан человек с его семью элементами, принципами, или душами, и потому он не мог быть сформирован по подобию единого Бога. Семь гностических Элохимов пытались создать человека по собственному подобию, но не смогли из-за нехватки мужской силы. Таким образом их творение на земле и на небесах обернулось неудачей… потому что у них самих не доставало души отцовства! Когда гностический Ильдабаоф, глава Семи, воскликнул: «Я – отец и Бог», его мать София (Ашамот) ответила: «Не лги, Ильдабаоф, ибо первый человек (Антропос, сын Антропоса) выше тебя». То есть, человек, который теперь уже был создан по образу отцовства, был выше богов, которые произошли только из одной Матери-Родительницы! Ибо, как это было сперва на земле, так это было впоследствии и на небесах (Тайная Доктрина учит как раз обратному), и таким образом первоначальные боги считались бездушными, подобно самым ранним расам людей… Гностики учили, что Духи Зла, низшие Семеро, произошли только от одной великой Матери, которая произвела без отцовства! Именно по образу семеричных Элохимов были сформированы семь рас, о которых мы иногда слышим, как о до-Адамических расах человечества, так как они были ранее, чем произошло отцовство, которое было индивидуализировано только во втором еврейском Творении.

Источник: Блаватская Е.П. — Тайная Доктрина т.3 ч.2 отд.21

Разве все кончается на открытии, что небесный круг в 360° определяется «полною формою слова Элохим», и что это, если слово помещено в круг, дает 3’1415, или отношение единицы к диаметру окружности. Это только его астрономический или математический аспект. Для того, чтобы узнать полное семеричное значение «Изначального Круга», пирамиду и каббалистическую «Библию» следует читать в свете фигуры, на которой построены храмы Индии. Математическая квадратура круга – это только земное резюме проблемы.

< … >

Здесь следует обратить внимание на путаницу – если не на нечто худшее – которая царит в западных толкованиях «Каббалы». Сказано, что Вечно Единое преобразуется в два, в Великого Отца и Матерь Природы. Прежде всего, это ужасно антропоморфическая концепция – прилагать термины, подразумевающие половые различия, к самым ранним и первым дифференциациям Единого. И еще более ошибочно будет отождествлять эти первые дифференциации – Пурушу и Пракрити индийской Философии – с Элохимами, с творящими силами, о которых здесь говорится; и приписывать этим невообразимым (для наших умов) абстракциям формирование и построение этого видимого мира, полного боли, греха и печали. На самом деле «творение Элохимами», о котором здесь говорится, есть «творение» гораздо более позднее, и Элохимы, далеко от того, чтобы быть верховными или даже возвышенными силами в природе, суть только низшие Ангелы.

< … >

Элохимы не есть «Бог», ни даже высшие Планетарные Духи, но Зодчие этой видимой физической планеты и человеческого материального тела, или оболочки.

< … >

Теперь давайте рассмотрим с этих различных каббалистических точек зрения слово Элохим.

Сперва мы можем разделить это слово на два слова, которые означают «Женское Божество Вод»; сравните с греческой Афродитой, «выходящей из морской пены». Опять, его можно разделить на «Мощный, Звезда Моря» или «Мощный, выдыхающий Дух на Воды». Также посредством комбинирования букв можем получить «Молчаливая Сила Iah». И еще: «Мой Бог, Создатель Вселенной», так как Iah представляет собою тайное каббалистическое имя, применяемое к идее Создания. Также получаем «Кто есть мой Бог». И еще «Матерь в Iah». Сумма чисел получается 1 + 30 + 5 + 10 + 40 = 86 = «Ужасная жара» или «Сила Огня». Если мы сложим вместе три средние буквы, получим 45, а первая и последняя буквы дают 41, составляя таким образом «Матерь Создания». Наконец, мы найдем два божьих имени «Эл» и «Iah» вместе с буквою м, что означает «Вода», так как Мем, название этой буквы, значит «вода». Если мы разделим его на составляющие его буквы и примем их за иероглифические знаки, то получим: «Воля, усовершенствованная через Жертву, развивающаяся через последовательное Превращение Вдохновением».

Последние несколько абзацев, в которых каббалистически анализируется слово «Элохим», доказывают с достаточной убедительностью, что Элохимы – это не один, и не двое, и даже не троица, но Сонм – армия творческих сил.

Источник: Блаватская Е.П. — Тайная Доктрина т.3 ч.2 отд.22

Демиурга, что есть родовое имя для творцов мира, которые даны в Библии под именем Элохим.

Источник: Блаватская Е.П. — Разоблачённая Изида т.2 гл.8

Если мы обратимся к космогониям индуизма, мы не найдем в них даже упоминания Парабрамана. В них говорится только о Мулапракрити, которая является своего рода покровом, или аспектом, Парабрамана в невидимой Вселенной. Мулапракрити значит Первопричина Природы или Материи. Но Парабраман не может быть назван «Первопричиной», так как он является Абсолютной Беспричинной Причиной всего. Таким образом, следует начинать с Мулапракрити, или Покрова того, что не поддается постижению. Опять же, на первом плане Материи первой появляется Богиня-Мать как отражение, или субъективная причина. Затем от нее исходит (или, скорее, пребывает в ней) непроявленный Логос, который, одновременно являясь и ее Сыном и Супругом, называется «Сокрытым Отцом». От Них происходит первый проявленный Логос, или Дух, и Сын, выделяющий из своей субстанции Семь Логосов, синтез которых, рассматриваемый как одна собирательная сила, и становится Архитектором Видимой Вселенной. Это и есть Элохим евреев.

Источник: Протоколы ложи Блаватской, встреча I

Сноски

  1. Абсолютное Совершенство, Паранирвана; по тибетски Ионг-Дуп (yoňs-grub).
  2. Когда они Анупадаки (без родителей) Тайной Доктрины. См. Станцы, I, 9, том I, 97.
  3. Эти ведут начало от арийцев, которые поместили туда своих «ярко-увенчанных» (Читра-Шикхандан) Семь Риши. Но все это гораздо более оккультно, нежели кажется, судя по поверхности.
  4. Ор. cit., стр. 19–22.
  5. «Вишну Пурана», пер. Уильсона, I, 101. Период этих Кумар есть период до-Адамический, т. е. до разделения полов и до того, как человечество получило творящий или священный огонь Прометея.
  6. Тайная Доктрина говорит; что это было второе творение, а не первое, и что происходило в течение Третьей Расы, когда люди разделились, т. е. начали рождаться мужчинами и женщинами. См. том II настоящего труда, Станцы и Комментарии.
  7. Это западное искажение индийской доктрины о Кумарах.
  8. Некоторыми гностическими сектами он считался тем же, что и Иегова. См. «Isis Unveiled», том II, стр. 184.
  9. Или «человек, сын человека». Церковь в этом нашла пророчество и признание Христа, «Сына Человеческого»!
  10. См. Станца II, 5, Тайная Доктрина, II, 16
  11. Op. cit., стр. 23. 24.

См. также

  • Кумары
  • Дхиан-Коган

ЭЛОХИМ
Главою древнеизраильского пантеона был общесемитский верховный бог Эл, иначе Элоах или Элохим*.Само слово Элохим (;;;;;;) две тысячи раз переведено словом Бог, тогда как в других отрывках его значение Боги (Исход 21:6, Псалом 96:7) ,Ангелы (Псалом 8:6) и даже Судьи (Исход 22:28).
Если спросить еврея, как дословно переводится слово ЭЛОХИМ, то он скажет, что этимология этого слова НЕИЗВЕСТНА! Евреи не знают, как перевести это слово, а в переводе с санскрита всё становится понятно и даже появляются несколько вариантов. Словосочетание ЭЛ-АХ означает: Эл –божество, ah – «говорить, сказать, считать кого-либо» или ahi – «змей», т.е. первый вариант — «ЭЛОАХ – говорящий бог», второй вариант – «ЭЛОАХ– божественный Змей»! Теперь переведём словосочетание ЭЛОХИМ(а): hima – «зима, холод, снег, холодный, прохладный», т.е. «ЭЛОХИМ– божественный холод», сейчас это «Дед Мороз»! Если перевести ЭЛО-АХИ-МА, то ma – «звучать, мычать,реветь», то получается: «ЭЛОАХИМА — говорящий божественный змей». Действительно, в Библии упоминается говорящий Змей,который и подбил Еву откушать запретный плод. Впоследствии, Моисей сделал Медного Змея, и заставил израильтянам ему поклониться, чтобы спастись от укусов настоящих змей в пустыни.
И совсем экзотический перевод, если прочесть слово ЭЛОХИМ наоборот – МИХОЛЭ, где слово mikhiya – «стоящий во главе», а полностью: «ЭЛОХИМ – стоящий во главе (иерархии)богов». В этом случае, изначально израильтяне верили в пантеон богов и считали своего Б-га Яхве Элохим ГЛАВНЫМ среди других богов, что они и стали доказывать с помощью оружия в Палестине. Значит, в Библии ни о каком Едином Боге речь не идёт, монотеизм произошёл из неправильного перевода Торы.
Интересно, что евреи это- единственный народ у которых нет аналогов слова «бог» (Бог/God/Gott/Dieu/Dios — невозможно перевести на Иврит) т.е. древние евреи были атеистами, ибо Яхве вообще запрещал им поклоняться в первой и второй заповеди. У евреев никогда не было греческой философии о Теосе — Всеобъемлющем Боге, который наполнял все во всем и все знал. Еврейские писания хранят ту тайну, которая была известна тем, кто лично общался с Элохим Яхве без посредников. То что мы сейчас в своих библиях читаем как Господь Бог в оригинале стоит Элохим Яхве (Яхве Элохим) или же Эль Яхве. И если вспомнить уже приведённый перевод слова Яхве:
«… слово Яхве можно перевести с санскрита как: ;hva~ «обращение, имя, название» или ;hvana «призыв (к богу), приглашение, вызов (на борьбу и в суд)»…
Возможно, Моисей, стоя перед Ковчегом Завета,призывал Бога: — Яхве Элохим Израиль! (Призываю Божественного Змея, сказать Слово Израилю!) или (Призываю Бога вынести Суд Израилю!).
Справка.
* Элохи;м (ивр. ;;;;;;;; ,;;;;;, Элоhи;м) в Танахе —титул Творца, а с точки зрения Каббалы, одно из имён-эпитетов Бога,переводимое на русский язык словом «Бог». Это имя встречается на протяжении всего Танаха (Ветхого Завета), начиная с Быт.1:1. Слово «Элохим», очевидно, родственно со словом «эль» (ивр. ;;)(означающим «бог» или «Бог» в зависимости от контекста), но морфологически является словом Элоаh (ивр. ;;;;) с окончанием множественного числа. В большинстве случаев, несмотря на множественное число, это слово в Танахе согласуется с глаголами и другими частями речи в единственном числе и означает единого Бога. Однако, в некоторых случаях у него полноценное множественное число, и оно при этом означает многих языческих богов: «Да не будет у тебя других богов» (Исх.20:3), ангелов: (Пс.8:6) и даже людей, обладающих властью (Исх.4:16). В иудаизме традиционно принято избегать произнесения имени Элоhим, заменяя в нём согласную: Элоки;м.
Элохим у финикийцев он был известен под именем Йевои в Библе под именем Йехи (Йихави). Отвечал за морскую стихию и считался покровителем г. Бейрут, где были обнаружены тексты,посвящённые Йево, безусловно созданные под влиянием мифов о Баал-Хаддаде, боге грозы, сыне угаритского Илу. Имя последнего перешло в иврит в нарицательной форме, в значении «бог», а функции Илу (Эла) вобрал Яхве. В Палестине считался покровителем древнеизраильского союза племён и, вероятно, покровителем Эдома. Борется с Йамму (морем) и левиафаном и одерживает победу. В Угарите и Ханаане Яхве (Йаву) называли Йамму — бог моря, побеждённый в борьбе с Баалом. Кроме того, в угаритских ритуальных молитвах Яхве отождествляется с Элом или он называется сыном Эла (из Википедии).
На иллюстрации Бог Земли Геб в образе Змея и богиня Неба — Нут древнего Египта

Книга 1

«Eloi, Eloi, lamasabachthani?”

(Mk. 15:34)

25-го числа месяца Кислева в 3741 г. от Сотворения (20 г. до Р.Х.) во Дворе священников иерусалимского Храма произошло, на первый взгляд, незначительное событие, которое изменило ход мировой истории на последующие две тысячи лет. Оно началось примерно так:

1

– Элохим! Подожди! Не режь!

Элохим отвел нож от горла ягненка, обернулся к толпе и стал искать глазами того, кто прервал жертвоприношение. Голос показался ему до боли знакомым, хотя было трудно определить, откуда он шел. Эсрат Когеним был набит битком. Народ собрался в Храме праздновать Хануку.

Из толпы вышел вперед мужчина средних лет, среднего роста, с узкими покатыми плечами и обрюзгшим телом. По когда-то красивым стрельчатым бровям Элохим узнал в нем Рубена, друга детства.

Воцарилась тишина.

– Элохим, – сказал Рубен, – твое жертвоприношение не может быть богоугодным.

Все удивленно посмотрели на Рубена. В толпе поднялся неодобрительный гул.

– Да, да! – возвысил голос Рубен, стараясь перекричать всех. – И-и-ибо! – он растянул короткое «ибо», перевел дыхание и оглянулся вокруг. Люди затихли.

– Ибо, тот, кто бесплоден, тот, кто не оставил своего семени среди сынов Израилевых, не имеет права приносить жертву ХаШему.

Он говорил громко и внятно.

– Сын Давидов не дал нам наследника. Мы лишились царства Давида, теперь у нас нет и его наследника.

В словах Рубена звучала суровая правда. Но Элохим знал, что не правда движет Рубеном, а нечто другое.

Ровно двадцать лет тому назад, в такой же день Хануки, Элохим впервые увидел Анну (Hannah), дочь Второсвященника рабби Иссаххара. Она стояла в Эсрат Насхиме у полукруглых ступенек, ведущих к Никаноровым воротам. По этим ступенькам Элохим с Рубеном поднимались следом за их отцами, чтобы перейти в Эсрат Йисраэль. На какой-то миг взгляды Анны и Элохима встретились.

– Это она! – дрожащим голосом прошептал Рубен.

Рубен давно обещал Элохиму показать девушку, в которую был влюблен «всем сердцем». Он считал себя самым близким другом Элохима, чем очень гордился, хотя и полагал, что он привлекательнее Элохима. Иссиня-черные волосы, чистая белая кожа в сочетании с длинными ресницами и стрельчатыми бровями, унаследованными от далекого предка царя Саула, придавали лицу Рубена какую-то женственность. Элохим был белокурым и голубоглазым, как его предок Давид. Саул ростом превосходил Давида на голову, но у их потомков все вышло наоборот: Элохим был выше Рубена. Черты его лица были по-мужски выразительны: высокий ровный лоб, прямой нос с едва заметной горбинкой, решительные узкие губы, волевой подбородок с ямочкой. У него был удивительно проникновенный голос: глубокий бархатный баритон с металлом. Он был крут и немногословен. Рубен, наоборот, был болтлив и слащав.

Мужчины обычно робели перед необыкновенной красотой Анны. И Рубен не был исключением. Он долго упрашивал Элохима проскользнуть во Двор женщин и вместе поговорить с Анной. Видимо, хотел покорить ее не только своей «неотразимой» внешностью, но и дружбой с Элохимом, прямым потомком царя Давида.

Анна была достаточно мудра, чтобы понять причину робости мужчин и оценить тех, кто мог в себе ее преодолеть. Элохим был первым, в ком при встрече она не вызвала никакой робости. И это ее приятно удивило. Слушая нудное душеизлияние Рубена, она не могла оторвать взгляда от Элохима. Подлинный разговор шел между ними, безмолвно, в их взглядах.

Выслушав признание Рубена, Анна лишь рассмеялась и убежала к своим подружкам. Рубен самодовольно улыбнулся, нисколько не сомневаясь в успехе.

Однако, через три месяца Рубен был ошеломлен, узнав о помолвке Элохима и Анны. Он почувствовал себя преданным лучшим своим другом и перестал разговаривать с Элохимом.

Прошел год. Анна и Элохим обвенчались. Позже Рубен также женился, на близкой подруге Анны, которая была его двоюродной сестрой. Ася родила ему двух сыновей и трех дочерей, тогда как брак Анны и Элохима оказался бесплодным.

Ревность Рубена переросла в скрытую враждебность, тлеющую годами медленным огнем, питаемым злорадством по поводу их бесплодия. Все эти годы Рубен жил одной мыслью отомстить Элохиму и терпеливо ждал своего часа. И час пробил теперь, спустя двадцать лет, в день Хануки. После недавней смерти отца, в статусе нового главы дома Давида, Элохим впервые должен был принести жертвоприношение перед всем народом.

– Если Господь Бог не дает сына Элохиму, значит, Он отвергает его, – продолжал Рубен, обращаясь ко всем.

Люди молчали. Рубен посмотрел на Элохима и поймал его холодный пронзительный взгляд. Рубен обомлел. Дрожь прошла по всему телу. Он испугался собственной смелости и, понизив голос, спросил Элохима:

– Разве я не прав, Элохим!?

Элохим ничего не ответил, поднялся и передал нож Иосифу, младшему брату. Затем он поклонился Храму и скрылся за Никаноровыми воротами.

2

Там, за бронзовыми дверями Никаноровых ворот, Элохим оказался на полукруглой лестничной площадке лицом к лицу с огромной толпой, заполнившей весь Двор женщин. Все взоры моментально устремились на него. Анна находилась среди женщин внизу справа, прямо у ступенек. Их взгляды встретились как двадцать лет тому назад. На какой-то миг Элохим застыл на месте, а потом так стремительно сбежал по ступенькам, что люди невольно расступились перед ним, освободив дорогу к выходу на другом конце двора. Элохим ускоренным шагом прошел через весь двор, но уже у Прекрасных ворот, не удержавшись, выбежал наружу.

Увидев Элохима, его телохранители тут же подбежали к нему. Он их оставил здесь перед тем, как войти во внутренние дворы Храма.

– Пробейте дорогу! Живо! – приказал Элохим.

Вся площадь огромного Эсрат Гойима также была запружена людьми. Прорваться к Тройным воротам им удалось с большим трудом. Уже на площади Офел, перед южными стенами Храма, Элохим вскочил на своего арабского коня.

– Ждите здесь Анну и Иосифа!

Он яростно подстегнул коня и умчался прочь, оставив телохранителей в полном недоумении.

Через некоторое время свежий зимний ветер несколько остудил его ярость. Элохим ослабил вожжи и позволил коню идти вольной поступью. На душе по-прежнему было тяжело. Но, по крайней мере, он теперь мог спокойно обдумать случившееся.

До сегодняшнего дня Элохим пользовался большим уважением у жителей Иерусалима. Среди иудеев он был самым богатым человеком. Лишь сириец Сарамалла, близкий друг царя Ирода, превосходил его своим богатством. Многочисленные стада крупного и мелкого скота Элохима паслись на пастбищах по всей Иудее и Самарии. Львиная доля мяса и шерсти, продаваемых на рынках Иерусалима, поставлялась людьми Элохима. Он же был главным поставщиком жертвенных животных Храму во время празднеств.

Но уважение людей он завоевал не только и не столько умением вести крупное хозяйство, сколько своей щедростью и искренней заботой о нуждающихся. Всю прибыль он ежемесячно делил на три равные части. Одну отдавал Храму, другую распределял между сиротами, вдовами и нищими, а третью оставлял для нужд своей семьи и собственного хозяйства.

Теперь он был задет за живое, глубоко уязвлен. Рубен коснулся больного места в его семейной жизни. Брак с Анной был счастливым. Они любили друг друга так же сильно, также страстно, как двадцать лет тому назад, не теряя все эти годы надежды на то, что Бог рано или поздно пошлет им наследника.

Но теперь он потерял всякую надежду. Выходка Рубена поставила его перед лицом горькой правды. В ушах все еще звенели его слова: «Значит, Бог отверг его». И вся беда состояла в том, что он не знал, что на это ответить. Он действительно ощущал себя отверженным.

Рубена он знал давно, с детства. Тот не посмел бы унизить его с глазу на глаз. Другое дело при людях, в Храме, в праздничный день. Элохим не мог наказать его на месте.

Сидя с поникшей головой на коне, он бесцельно блуждал по улицам Иерусалима. Всюду было полно народа. Люди были охвачены праздничным весельем. Среди них его одинокая фигура выглядела странно: он производил впечатление человека, безнадежно затерявшегося в своих тяжелых мыслях.

Постепенно темнело, и Элохим не заметил, как очутился перед воротами своего дома. «Видимо, конь сам нашел путь», – мелькнуло в голове. Сначала он хотел войти в дом, но потом понял, что это выше его сил. Он не сможет продолжать жить по-прежнему и делать вид, что ничего не произошло. Как теперь смотреть Анне в глаза? От одной этой мысли он содрогнулся. Нет, он не сможет вернуться к ней. Ему надо уходить! Но куда? Может к тестю, посоветоваться с ним? Рабби Иссаххар ему был близок как отец. Но сейчас Второсвященник в Храме. Вернется домой поздно вечером. Элохим впервые в жизни оказался в полной нерешительности. Он не знал, что надо делать. Знал только, что отныне его жизнь круто изменилась.

Он привстал с седла, обернулся и посмотрел в сторону Храма, находящегося на вершине горы Мориа. На всем белом свете не было для него дороже места. Затем он опустился в седло и помчался от дома прочь.

3

Между тем в Храме праздничная дневная служба завершилась. Симон бен Боэтий, Коген Гадол и рабби Иссаххар, Сеган ХаКодешим в сопровождении двух мемунехов удалились в притвор Первосвященника в Святилище.

Присутствующие почтительно уступали дорогу старейшинам, членам Синедриона и главам колен Израиля. У всех праздничное настроение было испорчено неожиданной выходкой Рубена. Но никто ему ничего не сказал. Лишь некоторые из старейшин, проходя мимо, бросали на него укоризненный взгляд. Было очевидно, что никто не одобрял его поступка.

Рубен был уверен в своей правоте и рассчитывал на всеобщую поддержку. Но теперь ему стало ясно, что он допустил непростительную ошибку. Бессмысленно было оставаться в Храме на вечернюю службу. Он отыскал своих сыновей во Внешнем дворе и вместе с ними вернулся домой.

Дочери весело выбежали им навстречу, за ними вышла Ася, жена Рубена. Самая меньшая дочь, любимица отца, кинулась ему на шею. Он нежно обнял ее, вымученно улыбнулся жене и вошел в дом.

Ася была чуткой женой. Существуют на свете женщины, которые как бы созданы только для семьи. От них веет теплом и уютом. Глядя на их милые лица, невольно в голову приходит мысль: «Вот какой должна быть любящая мать и верная жена». Ася относилась к таким женщинам.

Но как и у всех женщин, у нее была своя тайна, о которой знали только Анна и Элохим. Ася была влюблена в Элохима еще задолго до Анны, в чем она призналась ей как своей самой близкой подруге. Перед ее свадьбой с Рубеном Анна, будучи женой Элохима, пригласила Асю к себе, но сама ушла к отцу.

Дверь Асе открыл Элохим. Она потеряла дар речи. В доме кроме него никого не было. Она вошла, и вскоре оба догадались, что Анна намеренно оставила их наедине. Ася упала в объятия Элохима и отдалась ему прямо на полу. На всю жизнь Элохиму запомнились ее жгуче-черные, ниспадающие до плеч курчавые волосы и точеное, мраморно-белое тело. А она унесла с собой самый счастливый миг своей жизни. Больше они никогда не встречались наедине.

Спустя двадцать лет Ася по-прежнему была миловидна. Внешне изменилась мало, и лишь седые нити, вплетенные в ее курчавые волосы, выдавали ее годы.

Ася задержала Ахара, старшего сына, у дверей.

– Что с отцом?

– Не знаю, имэ, – недоуменно ответил Ахар.

– Он не в духе?

– Кажется, да. Всю дорогу от Храма мы шли молча.

Рубен выглядел угрюмым. За праздничным столом дочери, перебивая друг друга, без умолку что-то ему рассказывали. Но он не мог их слушать. Все мысли были заняты Элохимом. Глядя на беззаботно веселые лица своих дочерей, он думал о совершенной им роковой ошибке. Теперь он понимал, что беда нависла над всей его семьей.

«Что же я натворил? – укорял он себя. – Что станет с ними? Черт меня дернул за язык». В эту минуту он готов был отдать все свое состояние, лишь бы повернуть время вспять: «Господи, помоги!»

Дольше он не мог скрывать душевного смятения и, не выдержав, резко встал из-за стола. Все умолкли и тревожно посмотрели на него. Он попытался что-то сказать, не нашел слов, виновато улыбнулся и вышел из комнаты.

Ему было душно в комнате. Он открыл дверь и прошел в сад за домом.

На свежем воздухе стало легче дышать. Он мысленно вернулся к тому моменту, когда громко позвал Элохима. Ему надо было разобраться.

С чего все началось? Он вспомнил, что при виде Элохима его внезапно охватило какое-то необычное волнение. Он почувствовал приятный подъем духа. А дальше все произошло как во сне. Он не мог понять, как у него из уст вырвалось имя «Элохим». И потом он не мог уже удержаться. Он слышал свой голос, свои слова, и как будто не он, а кто-то другой говорил вместо него. Говорил ясно, правильно и смело. Он был уверен в своей правоте. Был уверен, что она очевидна всем. Он был горд собой. Но когда поймал холодный пронзительный взгляд Элохима, он словно проснулся от сладкого сна и обнаружил себя стоящим во дворе Храма на виду у всех, под их уничтожающими взглядами. И только тогда он понял, что высказал правду не ко времени и не к месту.

Ахар, а за ним Авир, младший сын, вышли к нему в сад.

– Абба, что с вами? – спросил Ахар.

– Ничего, ничего, дети мои, – как бы успокаивая самого себя, ответил Рубен.

– Но, абба, видно же, что что-то случилось, – сказал Авир.

Рубен был хорошим, любящим отцом. Сыновья ему были очень близки. И вообще вся его семья была очень дружной.

– Ахар, боюсь, что случилось непоправимое, – признался Рубен.

Сыновья встревожились.

– Что же, абба? – робко спросил Авир.

Рубен молчал, беспрестанно теребя пальцами бровь над правым глазом. Видно было, что у него тяжко на душе.

– Абба, не скрывай от нас, – сказал Ахар.

Рубен посмотрел на сыновей и тяжело вздохнул.

– Дети мои, каждый в этой жизни хоть раз попадает в жуткую ситуацию. Как в той игре с тремя наперстками и шариком. Однажды еще в молодости я играл в нее на Верхнем рынке. Ты следишь внимательно за движением шарика. Фокусник катает его медленно по столу. И всякий раз ты правильно угадываешь, под каким наперстком спрятан шарик. Но играют и выигрывают другие. И ты даже не подозреваешь, что это сообщники мошенника. Хотя и чувствуешь, что тут что-то не так. Ты продолжаешь наблюдать за игрой со стороны. И вновь угадываешь правильно. Тебя охватывает азарт, какой-то подъем духа. Но ты удерживаешь себя. И опять угадываешь правильно. Мошенник замедляет движение рук и прячет шарик под средним наперстком. Как никогда ты уверен, где шарик. Не удержавшись, ты ставишь все свои деньги на кон и указываешь на средний наперсток. Фокусник поднимает наперсток, и ты, к своему ужасу, узнаешь, что именно в этот раз не угадал. Шарик был под другим наперстком.

Рубен грустно вздохнул.

– Мне тогда было очень жутко. Хотя фокусник и вернул все мои деньги, но предупредил, что выиграть в этой игре невозможно. Теперь мне так же жутко. Как никогда я был уверен в своей правоте, но ошибся.

– Абба, что же случилось? – умоляюще спросил Ахар.

– Я унизил Элохима. Там, в Храме. Перед всеми.

– Элохима!? – одновременно воскликнули сыновья, не поверив своим ушам.

– Да, дети мои, Элохима. Сам не знаю, как вышло.

– Но зачем? Он же очень хороший человек, – сказал Авир.

– И к нам относился хорошо. Всегда спрашивал о здоровье имэ, – добавил Ахар.

– У него есть и другая черта. В ярости он свиреп и беспощаден. Я его хорошо знаю.

– Но он также добрый, абба. Все так говорят. Все его любят и уважают, – сказал Ахар.

– Мне страшно не за себя, а за вас, за девочек, за мать.

– Но еще можно все поправить, абба, – наивно произнес Ахар.

– Вряд ли.

– Авир прав, абба. Пойдем сейчас! Потом будет поздно!

– Если уже не поздно, – грустно признался Рубен.

– Так давайте не терять времени, – предложил Ахар.

Все трое вошли обратно в дом.

– Мы скоро вернемся, – сказал Рубен жене.

По дороге к Элохиму Рубен поймал несколько укоризненных взглядов прохожих. «Уже пошли слухи», – подумал он.

Дом Элохима находился в Вифезде, за северными стенами Храма, между Овечьим рынком и купальней, недалеко от Овечьих ворот. Он был большой, двухэтажный и выделялся среди других домов по соседству.

Рубен жил в Безете, недалеко от Соломоновой каменоломни, в пятнадцати минутах ходьбы от дома Элохима.

Они вскоре подошли к воротам Элохима, но не успели постучаться, как оттуда вышел Иосиф.

– Мне надо поговорить с Элохимом, – сказал Рубен.

– Его нет дома, – сухо ответил Иосиф.

– А где он?

– Не знаю. Никто не знает. Он вообще не вернулся домой из Храма. Иду искать его.

И Иосиф, не попрощавшись, отошел от них и скрылся за углом.

– Поздно, – сказал Рубен.

– Пойдем, тоже поищем его! – предложил Ахар.

– Нет. Мы не найдем его.

– Что же делать тогда? – растерянно спросил Авир.

– Ничего. Знаете, по дороге сюда я загадал про себя: если мы застанем его дома, то, наверное, все уладится добром. А если нет, то… Рубен не договорил.

– То что, абба? – спросил Ахар.

– То надо быть готовым к самому худшему.

– К чему худшему?

– Он убьет меня, – сказал Рубен. – И не только меня. Если мы его не опередим. Быть может, вот в эти самые минуты он принимает решение о нас. Нам тоже надо принять решение.

– Абба, мне не верится, что он убьет нас, – сказал Авир.

– У него нет иного выбора. Он не из простых. Сын Давидов. А сыны Давидовы никогда никому не позволяли унижать их безнаказанно. Так что кровопролития не миновать.

– Нет, абба, можно миновать! – с волнением сказал Авир. – Надо поговорить с рабби Иссаххаром.

– Да, да, абба, – подхватил Ахар, – рабби Иссаххар исправит все. Да и Элохим его послушается. Все же – тесть.

Рубен задумался. Рабби Иссаххар был единственным человеком, к которому можно было обратиться за помощью. Он всегда находил выход из самых трудных ситуаций.

– Хорошо, пойду поговорю с ним, – сказал Рубен, – хотя сомневаюсь, что от этого что-то изменится. Некоторые вещи в этом мире, к сожалению, просто непоправимы.

4

Дом Второсвященника окнами выходил на площадь Офел. Тут же рядом, неподалеку от Конских ворот, находился дом Первосвященника. Испокон веков первые лица высшего духовенства имели свои резиденции на этом месте, в непосредственной близости от Храма.

Рабби Иссаххару едва перевалило за шестьдесят, но он выглядел намного старше. По природе он был добродушным человеком. Рядом с ним люди обретали умиротворенность. К нему часто обращались по спорным вопросам.

Его облик выражал внутреннее благородство и врожденную мудрость. Серебристо-седые волосы и борода, худое, несколько высохшее лицо, испещренное морщинами, одним словом, все в его облике несло отпечаток прожитой сложной жизни. Рабби Иссаххар овдовел молодым, ему тогда еще не было и тридцати лет. Жена оставила единственную дочь, которую он любил больше всего на свете.

Он был потомком Аарона по прямой линии. От Аарона до Ония Третьего в течение почти тысячи лет первосвященство переходило от одного его предка к другому. Традиция была прервана Антиохом Эпифаном, эллинским царем Сирии, который впервые отстранил первосвященника от должности. Потомки Аарона надолго потеряли власть в Храме. Царь Антиох также впервые ввел практику назначения первосвященников, что прижилось при Хасмонеях. Некоторые хасмонейские цари стали провозглашать первосвященниками самих себя.

Элоги́м (Элоим, Элохим) – одно из имен Божиих, отражающее Божественное всемогущество и прикровенно указующее на тайну Святой Троицы.

Имя Элогим встречается в Библии применительно к Богу Израиля 2 тысячи раз. Оно представляет собой множественное число от евр. Элоах, что значит Бог или Могущественный. В переводе оно означает Силы, Могущества, Божественные действия, то есть изображает множественное величие Бога, раскрывающего Себя во всемогущих деяниях. Формально слово Элогим может быть переведено как «боги», однако именно в Библии такой перевод совершенно неприменим. Все дело в том, что Библия всегда согласует имя Элогим с глаголами и прилагательными в единственном числе. Например: Берешит бара Элоѓим… («В начале сотворил Бог…» – Быт 1:1). Такое согласование служит несомненным указанием на тайну Святой Троицы, явленную во всей полноте в Новом Завете.

Указания на троичность (множественность) Лиц в Боге
в Ветхом и Новом Завете.

В Ветхом Завете имеется достаточное количество указаний на троичность Лиц, а также прикровенные указания на множественность лиц в Боге без указания конкретного числа.

Об этой множественности говорится уже в первом стихе Библии : «Вначале сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1:1). Глагол «бара» (сотворил) стоит в единственном числе, а существительное «элогим» – во множественном, что буквально означает «боги».

«И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему» (Быт. 1:26). Слово «сотворим» стоит во множественном числе. То же самое : «И сказал Бог: вот Адам стал как один из Нас, зная добро и зло» (Быт. 3:22). «Из Нас» – тоже множественное число.

Стихи где речь о Вавилонском столпотворении: «И сказал Господь: …сойдем же и смешаем там язык их» (Быт. 11, 6–7), слово «сойдем» – во множественном числе. Святитель Василий Великий в Шестодневе (Беседа 9), следующим образом комментирует эти слова: «Подлинно странное пустословие – утверждать, что кто-нибудь сидит и сам себе, приказывает, сам над собою надзирает, сам себя понуждает властительно и настоятельно. Второе – это указание собственно на три Лица, но без наименования лиц и без их различения».

XVIII глава книги «Бытия», явление трех Ангелов Аврааму. В начале главы говорится, что Аврааму явился Бог, в еврейском тексте стоит «Иегова». Авраам, вышедши навстречу трем странникам, кланяется Им и обращается к Ним со словом «Адонаи», буквально «Господь», в единственном числе.

  • Догмат о Пресвятой Троице – основание христианской религии иерей Олег Давыденков

См. ИМЕНА БОЖИИ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *