Ересь стригольников

История

Представители Русской Церкви в своих посланиях связывали идеологию еретиков либо с иудеями, либо с происками латинян. Духовенство называло новую ересь «прямой затеей сатаны», её участников — «злокозненными хулителями церкви», «развратителями христианской веры». В Никоновской летописи повествуется о зверствах, творимых православной церковью по отношению к борцам со стяжательством и мздоимством в среде церковных служек, а именно о том, как в 1375 г. православные священники потопили в Волхове стригольников-еретиков, в числе которых были представители духовенства, развращавшие своими проповедями простолюдинов (дьякон Карп был сброшен вместе со своим приверженцем Никитой с Великого моста в реку Волхов). Будучи разгромлено в Новгороде, стригольничество нашло себе почву в начале XV века в городе Пскове.

Представления, разделявшиеся стригольниками, начали распространяться в конце XIV века и в Москве. Московский митрополит Фотий в посланиях 1416—1425 годах предостерегал от пролития крови и убийства еретиков, говоря «толико кровь и смерть да не будуть на таковых, но инако всяко», призывая при этом священников направлять еретиков в благоразумие и познание истины: «Да и о сем же, господни священници, смотрите: о сущих тех в вас развращенных от врага диявола стригольницех прилежне зрите, како направити их в богоразумие и в познание истинны евангелия слушати и апостольскых и отеческых преданей.». Во втором послании митрополит Фотий призывал обращать еретиков в том числе и «казньми (толико не смертными, но внешнеми казньми и заточении)».

После казни руководителей ереси движение стригольников не прекратило своего существования. Для решения вопроса был созван собор в Новгороде, на котором против еретиков выступал митрополит Киприан, а также представители Константинопольского патриархата.

Вслед за решением Собора светские власти расправились с остатками еретиков. Однако в Пскове стригольники продолжали существовать и в начале XV века.

Вероучение

Стригольникам было не чуждо дуалистическое мировоззрение, хотя они, в отличие от богомилов и катаров, и не разработали целостной системы, включавшей космогонические, христологические и эсхатологические представления. Сильнейшее впечатление в их проповеди производили острые нападки на духовенство. Подобно богомилам стригольники отрицали институт церкви и считали церковное сословие излишним. Они проповедовали, что священникам вообще не подобает приобретать имущества и богатства, и утверждали, что если священнослужитель дурной и порочный человек, совершаемые им обряды ничего не стоят. И в этом их взгляды показывают сходство с богомильскими. Они скептически относились к учению о воскресении мертвых и сомневались даже в евангельском рассказе о воскресении Христа. В одном из полемических сочинений, известном под заголовком «Сказание о новопоявившейся ереси», против них направлено обвинение, что они считали Христа не Богом, а обычным человеком. В случае, если это обвинение соответствует истине, их взгляды отличны от докетических представлений богомилов и катаров и очень радикальны по своему характеру.

Сходным с богомильским было их понимание церковных обрядов и символов. Они не признавали причастия, в котором не находили ничего святого; отвергали культ икон; считали излишним посещать церкви, так как там обитала злая сила, — утверждение вполне в духе их дуалистических представлений. Верующий, говорили они, может молиться, где пожелает.

Богомилы верили, что до распятия Христа демон Сатанаил, князь мира сего, обитал в святая святых иерусалимского храма. Немедленно после Своей смерти на кресте Спаситель вошел в святая святых и изгнал его оттуда, причем завеса святилища разорвалась сверху донизу (Мк.15:38 (Мф.27:51/Лк.23:45)). Как и подобает изгнанному нечистому духу, Сатанаил много лет скитался по местам безводным и пустынным (Мф.12:43–45/Лк.11:24–26). Когда во время освящения известного своим великолепием храма Св. Софии в Константинополе одержимый тщеславием византийский император Юстиниан Великий воскликнул: «Я превзошёл тебя, Соломон!», — Сатанаил с радостью водворился в своём новом обиталище, прихватив с собою «семь злейших» (Мф.12:45/Лк.11:26). Подобно богомилам, стригольники считали, что основой истинного христианства являются новозаветные писания и особенно четыре евангелия, которые они знали очень хорошо. Но почитание евангельского текста носило совершенно иной характер по сравнению «с тем почитанием книг, которое проповедовалось православной церковью». Стригольники читали Евангелие не слепо и без рассуждения, а размышляли о нём, чтобы иметь возможность обосновать и убедительно подтвердить своё понимание. Подобный критический взгляд на «святые книги» считался опасным отклонением и свободомыслием. Раздражённый проповедью стригольников в этом направлении, один из главных их противников, богослов Стефан Пермский, бросает им укоризненные слова: «Не того деля дал Христос Еуаггелие в мир, чтобы почитая его, смотрити того слова, чим бы кого укорити».

Происхождение названия

У исследователей нет единого мнения по поводу происхождения названия ереси, так, по мнению одних, стригольники носили особую стрижку, отличающую их от остальных, возможно, что-то вроде католической тонзуры (если исследователь находил «латинский след» в ереси); другие объясняют его присущим, будто, кому-то из еретиков занятием стрижкой овец и т. д.

Существуют и другие версии: например, некоторые считают, что слово «стригольник» отражает еврейское словосочетание, основанное на словах «делать тайным», «скрывать» и «открывать», «быть изгнанным». Таким образом, в переводе с еврейского языка слово «стригольник» якобы означало «хранящий откровение» или «тайный изгнанник».

Академик Б. А. Рыбаков, опираясь на сочинение пермского епископа Стефана «Мерило праведное», доказывает, что духовный лидер стригольников диакон Карп после отлучения стал расстригой или стригольником. Отсюда его последователей стали называть «стригольниковыми учениками». Есть версия, что это название было дано сообразно с ремеслом («стригаль сукна» — суконщик) одного из основателей секты

Литература

  • Алексеев А. И. Ересь стригольников: вольнодумцы или колдуны? (этимологический аспект) // Исследования по русской истории. Сборник статей к 65-летию профессора Фроянова И. Я. / Отв. ред. Пузанов В. В. — СПб.-Ижевск: Издательство Удмуртского университета, 2001. С. 184—195.
  • Алексеев А. И. О стригольничестве // Прошлое Новгорода и Новгородской земли. — Новгород: 1996. С. 54—58.
  • Алексеев А. И. К изучению ереси стригольников // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2004. № 4(18). С. 22-34.
  • Боцяновский В. Ф. Русские вольнодумцы XIV—XV вв. // Новое слово. — СПб., 1896. № 12. Сентябрь. С. 153—173
  • Булгаков С. В. Справочник по ересям, сектам и расколам. — Москва: Издательство «Современник», 1994.
  • Воскресенский М. Разделения и конфликты в Русской православной церкви // Православие и христианские разделения
  • Казакова Н. А, Лурье Я. С. Антифеодальные еретические движения на Руси в XIV—XV вв. — М.-Л.: АН СССР, 1955.
  • Казакова Н. А. Новгородско-псковская ересь стригольников XIV—XV вв. // Антифеодальные еретические движения на Руси XIV— начала XVI века. — М.-Л., 1955. С. 7—73.
  • Клибанов А. И. Реформационные движения в России в XIV— первой половине XVI вв. — М., 1960.
  • Печников М. В. Доктрина стригольников: опыт реконструкции // Russia mediaevalis. Tomus X, 1. Munchen, 2001. С. 107—125.
  • Печников М. В. Новгородско-псковское движение стригольников XIV—XV веков. Автореф. дисс…. канд. ист. наук. М., 2001. 21 с.
  • Печников М. В. К вопросу о религиозной практике стригольников // Ad fontem / У источника: Сборник статей в честь Сергея Михайловича Каштанова. М., 2005. С. 224—236.
  • Попов Н. П. Памятники литературы стригольников // Исторические записки. 1940. № 7.
  • Поппэ А. В. Еще раз о названии новгородско-псковских еретиков стригольниками // Культура Древней Руси. — М., 1966. С. 207.
  • Рыбаков Б. А. Стригольники (Русские гуманисты XIV столетия). — Москва: Наука, 1993. ISBN 5-02-009996-1.
  • Седельников А. Д. Следы стригольнической книжности // — Л.: ТОДРЛ, 1934. Т. I.
  • Соколов Н. А. Составил самый подробный критический обзор литературы о стригольниках (доведен до 1953 г.). Его труд не издан, рукопись хранится: РНБ. Ф. 1014. Ед. хр. 13—14.
  • Павлов Пл. «Великата Българска ерес» — http://e-literatur.blogspot.com/2010/01/blog-post_5695.html (болг.)

«Продажные греки»

Среди русского православного духовенства уже с XIII века начались раздоры. Среди рядовых священнослужителей находилось много недовольных злоупотреблениями в Церкви. Главным грехом они считали симонию – покупку или продажу церковных должностей. Чтобы ограничить симонию, Владимирский собор в 1274 году установил фиксированную цену – так называемую ставленую пошлину, которая выплачивалась за рукоположение в диаконы и священники — однако сама симония отменена не была.

В 1311 году на Переславском соборе большая группа русского духовенства и мирян во главе с епископом Тверским Андреем выдвинула обвинения против Киевского митрополита Петра в поощрении симонии, одновременно обратившись с жалобой к Константинопольскому Патриарху. Инициатором обличения высшего духовенства стал новгородский протоиерей Вавила.

Вот как эти события описывал историк XVIII века Василий Татищев: «В тот же год явился в Новгороде еретик Вавила, протопоп новгородский, к нему же пристали многие от причта церковного и мирян, и епископ тверской Андрей помогал им, говоря, «вот как рай на земли погиб», и святой ангельский монашеский чин ругали безбожные и учением бесовским именовали. И многие, от иноков выйдя, женились».

Позднее архиерейские нравы открыто обличали и светские лица, в частности, великий князь Дмитрий Иванович (Донской), называя архиереев «продажными греками». Все это оказывало влияние на низшие слои духовенства, в среде которого зрел раскол.

На волне антицерковных настроений и возникает движение стригольников, первые упоминания о котором относятся к середине XIV века. Свою проповедническую деятельность стригольники развернули в Новгороде во времена архиепископства Моисея (1352-1358 гг.), который всеми средствами боролся с опасными еретиками.

Иосиф Волоцкий, святой Русской Церкви, в книге «Просветитель» писал, что стригольники впервые появились в Пскове: «Так, был некий человек, исполненный гнусных и скверных дел, по имени Карп, по ремеслу стригольник, живший во Пскове. Он, окаянный, стал родоначальником скверной и мерзкой ереси».

Парикмахеры-еретики

Исследователи выдвигают несколько версий о происхождении термина «стригольник». Есть гипотеза, что название связано с особой стрижкой, которую носили стригольники, возможно, наподобие католической тонзуры. Другие предполагают, что некоторые стригольники занимались стрижкой овец.

Наиболее авторитетным считается мнение профессора истории Евгения Голубинского, который установил, что стригольник — это, по сути цирюльник, однако в отличие от обычных парикмахеров он занимался исключительно стрижкой волос на голове, так как бритье бороды на Руси вплоть до Петра Iбыло под строжайшим запретом.

Впрочем, нельзя сбрасывать со счетов и другие гипотезы. По одной из них слово «стригольник» отражает еврейские понятия «делать тайным», «скрывать» и «открывать», «быть изгнанным». Еще одна версия связывает это слово с постригом в причетники или по церковной терминологиии «стрижники» — низший духовный сан. Академик Борис Рыбаков утверждает, что духовный лидер стригольников Карп после отлучения от Церкви был расстрижен, превратившись в расстригу, то есть в стригольника.

Репрессии

В «Лицевом своде» эпохи Ивана Грозного есть любопытная миниатюра, посвященная событиям 1375 года, где изображена группа людей, которая с моста сбрасывает двух человек со связанными руками. Еще немного — и в бурных водах Волхова будут барахтаться уже пятеро приговоренных. Так древний художник запечатлел казнь стригольников. «Тогда стриголников побита: дьякона Микиту, дьякона Карпа и трие его человека. И свергоша их с моста», – свидетельствует летопись.

Па мнению Бориса Рыбакова, вопрос о казни «развратников веры христианской» никоим образом не мог быть решен без санкции главы новгородской Церкви архиепископа. С 1359-го по 1388 годы архиепископом Новгорода был выбранный из ключарей Софийского собора владыка Алексей.

Примечательно, что, утопив еретиков в Волхове, новгородцы буквально исполнили слова Евангелия: «Аще кто соблазнить единого от малых сих, лучше ему, да обвесится камнем жернова на выи его и потоплен будет в море».

Однако казнь главных стригольников не уничтожила само движение. У него остались последователи не только в Новгороде, но и в Пскове, Твери, Москве. Многие помнили Карпа как хорошего знатока и толкователя Евангелие не в пример другим священникам. Его проповеди на площадях и росстанях дорог находили у народа благодарный отклик. Смерть Карпа только подстегнула стригольников на борьбу с продажными архиереями.

Учение

По мнению исследователей, еретическое зерно учения стригольников не поддается прямому выявлению. Их логика – это придирчивая критика внешних церковных порядков, в первую очередь, симонии. Раз симония установлена в том числе церковным Собором, значит, по мнению стригольников, вся иерархия лишается своей благодати.

Стригольники обвиняли весь «священный чин», что «не по достоянию поставляются, ибо духопродавчествуют». Чтобы не оскверниться от попов-еретиков, единственный выход – отделиться от Церкви. Подобная религиозная революция оправдывалась стригольниками с точки зрения высшего евангельского идеала.

Карп учил, если священник не подготовлен, то руководство паствой можно поручить образованным и нравственным мирянам. А таких людей в Пскове или Новгороде, судя по многочисленным находкам берестяных грамот, было немало.

Диалектика стригольников опиралась на писания тверского монаха Акиндина, который темпераментно доказывал факт узаконенной симонии и многочисленными цитатами из канонической литературы предостерегал Церковь от роковых последствий.

Епископ Стефан Пермский, осуждая стригольников, сообщает, что они не имели в своей среде ни епископов, ни священников, никогда не причащались и не совершали евхаристию, а поэтому у них не было права учительствовать.

Строгая требовательность стригольников к нравственному состоянию верующего была главной причиной их неширокой распространенности. Тем не менее живучесть этой секты достойна восхищения. Более половины столетия после казни своих лидеров движение упорно держалось в псковской земле, продолжая досаждать московским митрополитам.

Последнее явление

После сообщения об утоплении Карпа стригольники надолго пропадают из летописей. Только в 1416 году Киевский митрополит Фотий в послании к псковским властям упомянул стригольников, призывая псковичей бороться с сектантами, уверять, наставлять на истинный путь, а в случае упорства повелевал «отженуть» их от православной веры.

Священников и диаконов, которые поддались прелести еретического учения, Фотий предлагал отдавать гражданским властям, с тем, чтобы грешник «от мирския власти уцеломудрен будет», а непокорившихся он повелевал «продати смерти их казнию». Однако позднее Фотий, понимая, что крайние меры оказываются безуспешными, призывает исключить смертную казнь, а «всяко и заточеньями приводити их в познание».

После 1429 стригольники не упоминаются ни в летописях, ни в церковных документах. В 30-50-х годах XV века церковная иерархия и русское общество больше заняты обсуждением драматических событий Флорентийской унии, которая напрямую влияла на судьбы православия.

Только в конце XV века в «Просветителе» Иосифа Волоцкого говорится, что «ересь удалось уничтожить лишь тогда, когда посадники, по совету благочестивых князей и святителей, и иных именитых христиан велели схватить стригольников и не оставили ни одного, но всех заточили в темницу до самой смерти их».

Современный взгляд

Некоторые исследователи считают, что стригольникам было не чуждо дуалистическое мировоззрение, что сближает их с антиклерикальным движением богомилов в средневековой Европе. Однако в отличие от последних стригольники не разработали целостной системы эсхатологических и космогонических представлений.

Авторитетный византинист академик Федор Успенский пишет, что «подобно богомилам стригольники отрицали институты Церкви и считали церковное сословие излишним. Они не признавали причастия, в котором не находили ничего святого, отвергали культ икон, считали излишним посещать церкви, так как там обитала злая сила, — утверждение вполне в духе их дуалистических представлений».

Историк Евгений Голубинский высказывается исключительно в пользу русского генезиса стригольников, а основным мотивом русских протестантов видит исключительно борьбу с симонией. Именно это злоупотребление церковников было главным возбудителем полемики против архиереев и митрополитов.

Автор книги «Русское богоискательство» профессор богословии Марина Каретникова пишет, что после обретения Русью независимости от Золотой Орды на смену «книжному», «евангельскому» православию времен Киевской Руси пришло православие Руси Московской, полное обрядовости. Стригольники выступили против установившегося на Руси «обрядоверия» и призывали вернуться к простоте первохристианства. По мнению Каретниковой, движение стригольников в своих поисках высшего духовного смысла почти на два столетия предвосхитило европейскую Реформацию.

>Ересь стригольников: философские корни

Вероучение

В своем учении стригольники похожи на ересь богомилов и катаров, их объединяет негативная позиция к традиционной Церкви.

Методология рассуждений стригольников носит полемический и обличительный характер и очень похожа на сочинения гностицизма из идей о дуалистической структуре мира. Последнее позволило многим стригольникам присоединиться к более поздней ереси жидовствующих.

Одной из ключевых идей стригольников – было отрицание церковной иерархии как таковой. Причиной тому они называли внесение платы за духовный сан, это, по их мнению, давало повод считать церковных иерархов «христопродавцами». Стригольники считали, что обладающим священным саном не подобает иметь никакого имущества. А также если священник ведет порочную жизнь, то совершаемые им таинства не имеют силы.

Замечание 2

Кроме того, они отрицали церковные таинства и учение о воскресении мертвых, не признавали священными тексты Библии и иконы. Евангелие им было нужно для свободного чтения и обоснования своей позиции. Отрицательно стригольники относились и к монашеству.

Стригольники считали, что не нужно молиться за умерших. Объяснением этому может уверенность в том, что молитва никак не может помочь умершему, его положение в загробном мире всецело основывается на его личных делах и соблюдении заповедей.

Учение стригольников киевский митрополит Фотий сравнивает с учением ветхозаветных саддукеев, которые также не признавали воскресение мертвых и буквально понимали Священное Писание.

Современные подходы к ереси стригольников

Современные исследователи высказывают альтернативные теории о происхождении и сути ереси стригольников. Так они выделяют два вида христианства на Руси: христианство времен Киевской Руси, наиболее близкое по духу к первым векам христианской истории и христианство Московской Руси, которое в большей степени характеризуется обрядовостью. Исходя из такого деления, исследователи считают, стригольники хотели вернуть к образу первоначального христианства.

Итак, в лице ереси стригольников, кроме всего прочего, можно видеть аналог европейского реформационного движения, которое также характеризуется отрицанием традиционной церковной иерархии и церковных установлений.

Казнь стригольников в Новгороде в 1375 году. Лицевой летописный свод (9 том страница 98) XVI век.

Стриго́льничество (стриго́льники, стриго́льниковы учениќи) — религиозное движение XIV века, возникшее в Пскове и затем распространившееся на Новгород; одно из самых известных, наряду с жидовствующими, религиозных движений в средневековой Руси. Рассматривается православными церковными историками как раскол в Русской церкви. Стригольники отвергали церковную иерархию, выражали недовольство практикой «поставления пастырей на мзде» (то есть продаже церковных должностей).

Стригольники объединялись в особые группы, во главе которых стояли наставники, и создавали собственные общины. Основными идеологами стригольников считались Карп и Никита.

Предыстория стригольников

В среде самого православного духовенства уже в XIII веке появились недовольные люди, обличавшие злые нравы и обычаи, которые господствовали среди православного священства. Пороком того времени была симония. Чтобы ограничить её, Владимирский собор 1274 года установил фиксированную цену, которую должны были платить те, кого рукополагали в диаконы и священники, — ставленая пошлина. Митрополит Кирилл принял меры против злоупотреблений, но не отменил самого обычая. Он предписал, чтобы во всех епархиях за поставление во священники и дьяконы брали столько же, сколько он брал в митрополии, по 7 гривен за поповство и дьяконство с обоих. К концу XIII — началу XIV века относится и книга под названием «Власфимия» (греч. βλασφημία — поношение, кощунство), древнерусский компилятивный трактат из 67 глав, бо́льшая часть входящих в него статей объединена темой обличения симонии. Судя по названию, книга составлена каким-то обрусевшим греком. Книга в дальнейшем станет руководством-справочником для борьбы против симонии и учебным пособием для будущих стригольников. В 1311 году большая группа русского духовенства и мирян во главе с епископом Тверским Андреем на соборе восстала против симонии (главным инициатором был новгородский протоиерей Вавила) и выдвинула обвинения против митрополита Петра, предварительно обратившись с жалобой к Константинопольскому патриарху. Патриарх Афанасий прислал специального клирика или чиновника, который должен был решить дело на месте, и с этой целью состоялся собор в Переславле-Залесском. Об этом сообщает историк Василий Татищев в своей книге, повествуя о соборе в городе Переяславле в 1311 году:

В тот же год явился в Новгороде еретик Вавила, протопоп новгородский, к нему же пристали многие от причта церковного и мирян, и епископ тверской Андрей помогал им, говоря: «Вот как рай на земли погиб»; и святой ангельский монашеский чин ругали безбожные и учением бесовским именовали. И многие, от иноков выйдя, женились. Преосвященный же митрополит Петр созвал на Переславль собор великий, были тут все епископы, игумены, попы, дьяконы и чернецы, и от патриарха Афанасия клир ученый. И многие прения были, и едва преосвященный Петр, митрополит киевский и всея Руси, от божественного Писания и помощию и заступлением князя Иоанна Даниловича преодолел и проклял того еретика; а сам пошел по градам, поучая право верить, и укротил молву, а смущение диаволово прогнал.

Об этом же событии сообщает Прохор в «житии митрополита Петра». Патриарший чиновник решил вопрос в пользу Петра и посчитал, что плата за поставление — умеренная и не противоречит канонам. На соборе не была устранена причина нестроений — симония в виде ставленых пошлин, — по этой причине невозможно было устранить сами нестроения в церковной среде. Епископа Тверского Андрея и его единомышленников ответы и решение клирика патриарха Афанасия не устроили, тогда они отправили в Константинополь монаха Тверского Богородичного монастыря Акиндина, чтобы узнать мнение патриарха. Монах Акиндин прибыл в Константинополь, когда патриархом стал Нифонт I, а патриарх Афанасий I уже умер, не дождавшись решений Переславского собора. Монах Акиндин присутствовал на большом поместном соборе, на котором, кроме патриарха Константинопольского Нифонта I, был ещё патриарх Иерусалимский Афанасий III и 36 митрополитов. Монах Акиндин сам обращался с вопросом о ставленных пошлинах к патриарху и получил ответ, согласный с мнением епископа Андрея. От патриарха Нифонта было принесено послание к великому князю Михаилу — «Послание Нифонта патриарха Константина града, к великому князю Михаилу всея Руси», в котором от лица собора патриарх запрещал ставленные пошлины и писал о митрополите Петре:

Еще же паче горше митрополит творит — мзды емлет от ставления, яко и корчемит есть, продает благодать Святаго Духа.

Монах Акиндин и сам написал грозное сочинение в обличение симонии «Написание Акиндина, мниха лавры святыя Богородица, к великому князю Михаилу, о поставляющих мзды ради». Подобным Переславскому собору 1311 года в отношении симонии, по мнению историка Антона Карташёва, был собор в 1353 году в Москве, о нём сообщают летописи при митрополите Феогносте, но и на нём симония не была ликвидирована. Как видно из истории, была подготовлена почва для стригольников, так как ставленая пошлина не была уничтожена.

Стригольники отделились от официальной церкви вследствие того, что не хотели признавать истинными пастырями современных им епископов и священников, как поставляющих и поставляемых на мзде и ведущих жизнь, недостойную пастырей. О стригольниках сохранилось не так много известий современников.

Первое упоминание о стригольниках содержится в житии архиепископа Новгородского Моисея, который управлял епархией до 1359 года и в это время боролся против стригольников и языческих обычаев. Под 1375—1376 годом летописи сообщают, что в Новгороде предали казни трех «развратников христианские веры»: Никиту диакона, Карпа — по одним летописям диакона, по другим — «простца» (мирянина) и третьего неизвестного человека-«простца». Никоновская летопись сообщает: «Того же лета Новгородцы ввергоша в воду, в Волхов, стригольников еретиков, глаголюще: „Писано есть в Евангелии: аще кто соблазнит единого от малых сих, лутчи есть ему, да обвесится камень жерновный на выи его и потоплен будет в море“» Главным из них летописи называют Карпа, который был стригольник, или парикмахер. От его профессии и произошло название «стригольники». Более поздний свидетель, Иосиф Волоцкий, сообщает, что стригольники появились впервые в Пскове. В своей книге «Просветитель» он пишет:

«Так, был некий человек, исполненный гнусных и скверных дел, по имени Карп, по ремеслу стригольник, живший во Пскове. Он, окаянный, стал родоначальником скверной и мерзкой ереси. Как известно, многие из православных христиан, слабые и неразумные, были последователями этой ереси, пока архиепископ Дионисий Суздальский не отправился по поводу ее в Константинополь и не принес послание от Вселенского патриарха Антония во Псков, к посадникам, чтобы они позаботились о православии и уничтожили еретиков».

Дополняя его, епископ Стефан Пермский сообщает, что стригольники не имели в своей среде ни епископов, ни священников, и по этой причине, по мнению Стефана, не имели права учительствовать. Он же говорит, что стригольники не совершали евхаристию и не причащались. В 1383 году, предположительно по просьбе архиепископа Новгородского Антония, в Константинополь отправился архиепископ Дионисий Суздальский к патриарху Нилу, от которого получил обличительную грамоту на стригольников в двух списках: к новгородцам и к псковичам, эти списки сохранились. В 1386 году в Новгороде находился святитель Стефан Пермский, который написал обличительную грамоту на стригольников по просьбе правящего архиерея.

После этого известий о стригольниках в летописях нет до времён митрополита Киевского Фотия. Фотий узнал о стригольниках спустя 5-6 лет после того, как он занял кафедру в Киеве, из донесения псковского духовенства. 23 сентября 1416 года он написал послание во Псков к властям, священникам и всем христианам, в котором обличал стригольников, убеждал псковичей уверять их, наставлять на истинный путь, а в случае нераскаянности и упорства повелевает «отженуть» их от православной веры, «да не будут они среди православных как в пшенице плевелы».

В своем послании митрополит Фотий указывал на церковные правила, согласно которым надо было поступать в отношении стригольников. Это 5 правило Антиохийского собора, следуя которому надо было извергать из сана священников и диаконов, которые отделялись от епископа, а затем предавать мятежников гражданским властям. (Фотий даёт свою трактовку этому правилу: «Иже по извръжению в смущении пребывая и церковь божию раскалая, от мирския власти уцеломудрен будет; съгрешающих бо, рече, а не покорившихся предстати от таковаго зла, властелем повелеваем продати, смерти их казнию».) Это 13 правило Двукратного собора, согласно которому духовенство отделившееся от своего епископа до соборного рассмотрения надо лишать чести, а монахов и мирян отлучать от церкви. Кроме того, Фотий приводил 6 правило Гангрского собора, согласно которому люди, собирающие особые собрания без епископа, должны быть «под клятвою», то есть под отлучением. И, наконец, 10 правило Карфагенского собора, согласно которому иерея, поставившего свой алтарь отдельно от своего епископа, надо предавать анафеме. Как видно из применения 5 правила Антиохийского собора и 10 правила Карфагенского собора, среди стригольников к 1416 году были не только диаконы, но и священники. Оправдывая симонию, строжайше запрещенную целым рядом правил (29 правилом святых апостол, 2 правилом 4 Вселенского собора, 4 правилом 7 Вселенского собора) под страхом анафемы, митрополит Фотий ссылался на местные обычаи. Псковичи схватили часть стригольников и многих из них отправили по тюрьмам. 22 июня 1427 года митрополит Фотий снова написал специальное послание против стригольников. В нём призывал обращать стригольников в том числе и «казньми (толико не смертными, но внешнеми казньми и заточении)».

В послании «О священническом чину» 24 сентября 1429 года к псковичам митрополит Фотий предостерегал от пролития крови и убийства стригольников, говоря «толико кровь и смерть да не будуть на таковых, но инако всяко», призывая при этом священников пытаться переубедить их: «Да и о сем же, господни священници, смотрите: о сущих тех в вас развращенных от врага диявола стригольницех прилежне зрите, како направити их в богоразумие и в познание истинны евангелия слушати и апостольскых и отеческых преданей».

После 1429 года стригольники не упоминаются ни в летописях, ни в церковных документах. О них лишь вспоминает прп. Иосиф Волоцкий в своей книге «Просветитель» в конце XV века как об уже прошедших событиях:

«Ересь удалось уничтожить лишь тогда, когда посадники, по совету благочестивых князей и святителей и иных именитых христиан, велели схватить стригольников и не оставили ни одного, но всех заточили в темницу, до самой смерти их. Таким образом удалось искоренить и уничтожить эту соблазнительную ересь»

Все первоисточники, рассказывающие о стригольниках, носят обличительный характер. Авторы, представители православного духовенства, относились к стригольникам резко негативно, что затрудняет непредвзятое исследование.

Стригольники решили, что они вправе отделить грешных священников, объявив их еретиками. Идеалом для стригольников был иерей-бессребренник. По словам Стефана Пермского, стригольники заменяли исповедь в церкви покаянием земле. Он же говорил, что симония не была всеобщей, но судя по тому, что стригольники о ней говорили постоянно, симония была очень широко распространена. Стригольники отрицали хождение в храмы, собирали свои отдельные собрания, отрицали отпевание у нечестивых иереев, но без священства православного не дерзали совершать евхаристию. Судя по посланиям Фотия, среди духовенства были либо стригольники, либо разделяющие их взгляды. Их взгляды напоминают взгляды старообрядцев-беспоповцев.

У исследователей нет единого мнения по поводу происхождения названия этого движения, так, по мнению одних, стригольники носили особую стрижку, отличающую их от остальных, возможно, что-то вроде католической тонзуры (если исследователь находил «латинский след»); другие объясняют его присущим будто бы кому-то занятием стрижкой овец и т. д. Наиболее достоверным мнением принято считать точку зрения профессора Е. Е. Голубинского, который нашел в документах того времени, что стригольник — это парикмахер, или цирюльник, причём занимавшейся стрижкой волос исключительно на голове, но не бритьем бороды, которое было под строжайшим запретом на Руси до реформ Петра (брадобритие категорически запрещал Стоглав, а патриарх Адриан сравнивал брадобрийц с собаками и кошками). О том, что Карп был стригольником по роду занятий, есть и хронологически близкое к описываемым событиям указание Иосифа Волоцкого: «Так, был некий человек, … по имени Карп, по ремеслу стригольник, живший во Пскове».

Существуют и другие версии: например, некоторые считают, что слово «стригольник» отражает еврейское словосочетание, основанное на словах «делать тайным», «скрывать» и «открывать», «быть изгнанным». Таким образом, в переводе с еврейского языка слово «стригольник» якобы означало «хранящий откровение» или «тайный изгнанник».

Академик Б. А. Рыбаков, опираясь на сочинение пермского епископа Стефана «Мерило праведное», доказывает, что духовный лидер стригольников диакон Карп после отлучения стал расстригой, то есть стригольником. Отсюда его последователей стали называть «стригольниковыми учениками».

Альтернативные точки зрения и гипотезы

Среди исследователей существует альтернативная точка зрения: движение стригольников стало ответом части низшего православного духовенства и мирян на происходившие в государстве и в Церкви изменения. Как считает автор книги «Русское богоискательство», профессор СПбХУ Марина Каретникова, после обретения Русью независимости от Золотой Орды на смену «книжному», «евангельскому» православию времен Киевской Руси пришло православие Руси Московской, полное обрядовости. Стригольники (возглавляемые низшим православным духовенством) призывали вернуться к простоте первохристианства. Таким образом, это движение близко по своему духу к начавшейся почти двумя столетиями позднее европейской Реформации.

«Стригольники выступили против установившегося на Руси „обрядоверия“, магизма обрядности, когда весь ее смысл состоял именно в ее непонятности, лишая человека способности думать о духовной жизни и искать действительного спасения от греха и погибели. Стригольники подчеркивали духовный смысл всех церковных таинств, раскрывая значение христианской веры в изменении жизни христианина. Их пастыри отличались высокой нравственностью, были красноречивы, бескорыстны и основывали свои взгляды на Писании», — утверждает Каретникова.

Некоторые исследователи предполагают, что стригольникам было не чуждо дуалистическое мировоззрение, хотя они, в отличие от богомилов и катаров, не разработали целостной системы, включавшей космогонические, христологические и эсхатологические представления. Сильнейшее впечатление в их проповеди производили острые нападки на духовенство. Подобно богомилам, стригольники отрицали институты церкви и считали церковное сословие излишним. Они проповедовали, что священникам вообще не подобает приобретать имущества и богатства, и утверждали, что если священнослужитель дурной и порочный человек, совершаемые им обряды ничего не стоят. И в этом их взгляды показывают сходство с богомильскими. По утверждениям противников, они скептически относились к учению о воскресении мертвых и даже сомневались в евангельском рассказе о воскресении Христа. В случае, если это обвинение соответствует истине, их взгляды отличны от докетических представлений богомилов и катаров и очень радикальны по своему характеру.

Сходным с богомильским было их понимание церковных обрядов и символов. Они не признавали причастия, в котором не находили ничего святого; отвергали культ икон; считали излишним посещать церкви, так как там обитала злая сила, — утверждение вполне в духе их дуалистических представлений. Верующий, говорили они, может молиться, где пожелает.

Богомилы верили, что до распятия Христа демон Сатанаил, князь мира сего, обитал в святая святых иерусалимского храма. Немедленно после Своей смерти на кресте Спаситель вошел в святая святых и изгнал его оттуда, причем завеса святилища разорвалась сверху донизу (Мк. 15:38 (Мф. 27:51/Лк. 23:45)). Как и подобает изгнанному нечистому духу, Сатанаил много лет скитался по местам безводным и пустынным (Мф. 12:43–45/Лк. 11:24–26). Когда во время освящения известного своим великолепием храма Св. Софии в Константинополе одержимый тщеславием византийский император Юстиниан Великий воскликнул: «Я превзошёл тебя, Соломон!», — Сатанаил с радостью водворился в своём новом обиталище, прихватив с собою «семь злейших» (Мф. 12:45/Лк. 11:26).

Подобно богомилам, стригольники считали, что основой истинного христианства являются новозаветные писания и особенно четыре евангелия, которые они знали очень хорошо. Но почитание евангельского текста носило совершенно иной характер по сравнению «с тем почитанием книг, которое проповедовалось православной церковью». Стригольники читали Евангелие, размышляя о нём, чтобы иметь возможность обосновать и убедительно подтвердить своё понимание.

  • Алексеев А. И. Стригольники: Обзор источников
  • Алексеев А. И. Ересь стригольников: вольнодумцы или колдуны? (этимологический аспект) // Исследования по русской истории. Сборник статей к 65-летию профессора Фроянова И. Я. / Отв. ред. Пузанов В. В. — СПб.-Ижевск: Издательство Удмуртского университета, 2001. С. 184—195.
  • Алексеев А. И. О стригольничестве // Прошлое Новгорода и Новгородской земли. — Новгород: 1996. С. 54—58.
  • Алексеев А. И. К изучению ереси стригольников // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2004. № 4(18). С. 22—34.
  • Боцяновский В. Ф. Русские вольнодумцы XIV—XV вв. // Новое слово. — СПб., 1896. № 12. Сентябрь. С. 153—173
  • Булгаков С. В. Справочник по ересям, сектам и расколам. — Москва: Издательство «Современник», 1994 (недоступная ссылка с 25-05-2013 — история, копия).
  • Воскресенский М. Разделения и конфликты в Русской православной церкви // Православие и христианские разделения
  • Голубинский Е. Е. История русской церкви : Том 2. От нашествия монголов до митрополита Макария включительно / 1-я половина тома : период второй, Московский Университетская типография, 1900 стр. 396
  • Казакова Н. А, Лурье Я. С. Антифеодальные еретические движения на Руси в XIV—XV вв. — М.; Л.: АН СССР, 1955.
  • Казакова Н. А. Новгородско-псковская ересь стригольников XIV—XV вв. // Антифеодальные еретические движения на Руси XIV — начала XVI века. — М.; Л., 1955. С. 7—73.
  • М. С. Каретникова. Русское богоискательство. Национальные корни евангельско-баптистского движения. — Альманах по истории русского баптизма, третье издание. — СПб.: Библия для всех, Протестант, 2006. — С. 3-84. — ISBN 5-7454-0380-2.
  • Карташёв А. В. Очерки по истории Русской Церкви. Том 1 / Московский период / Стригольники (недоступная ссылка)
  • Клибанов А. И. Реформационные движения в России в XIV— первой половине XVI вв. — М., 1960.
  • митрополит Макарий (Булгаков) История Русской Церкви том 4. Состояние Русской Церкви от митрополита Кирилла II до митрополита святого Ионы, или в период монгольский (1240—1448) Глава II. Паства
  • Никольский Н. М. История русской церкви
  • Печников М. В. Доктрина стригольников: опыт реконструкции // Russia mediaevalis. Tomus X, 1. Munchen, 2001. С. 107—125.
  • Печников М. В. Новгородско-псковское движение стригольников XIV—XV веков. Автореф. дисс. … канд. ист. наук. М., 2001. 21 с.
  • Печников М. В. К вопросу о религиозной практике стригольников // Ad fontem / У источника: Сборник статей в честь Сергея Михайловича Каштанова. М., 2005. С. 224—236.
  • Попов Н. П. Памятники литературы стригольников // Исторические записки. 1940. № 7.
  • Поппэ А. В. Ещё раз о названии новгородско-псковских еретиков стригольниками // Культура Древней Руси. — М., 1966. С. 207.
  • Рыбаков Б. А. Стригольники (Русские гуманисты XIV столетия). — М.: Наука, 1993. ISBN 5-02-009996-1.
  • Седельников А. Д. Следы стригольнической книжности // ТОДРЛ. — Л., 1934. — Т. I. — С. 121—136.
  • Соколов Н. А. составил самый подробный критический обзор литературы о стригольниках (доведен до 1953 г.). Его труд не издан, рукопись хранится: РНБ. Ф. 1014. Ед. хр. 13—14.
  • Толстой М. В. Рассказы из истории русской церкви. Книга вторая, глава VIII.
  • Павлов Пл. «Великата Българска ерес» — https://web.archive.org/web/20110924063815/http://e-literatur.blogspot.com/2010/01/blog-post_5695.html (болг.)
  1. на языке православного канонического права — самочинные сборища (παρασυναγωγή)
  2. ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВЛАДИМИРСКОГО СОБОРА 1274 ГОДА
  3. Карташёв А. В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. 1. Московский период. Предтечи стригольников.
  4. Кузьмин А. Г. История России с древнейших времён до 1618 г. : Учебник для вузов. В 2 кн. — Кн. вторая. — С. 6.
  5. Татищев В. Н. История Российская. — Ч. 4. — С. 92.
  6. Житие святого Петра митрополита, написанное епископом Ростовским Прохором Архивная копия от 30 ноября 2009 на Wayback Machine (недоступная ссылка с 25-05-2013 — история, копия)
  7. 1 2 Памятники древнерусского канонического права. Часть 1. Памятники XI—XV в. «Написание Акиндина, мниха лавры святыя Богородица, к великому князю Михаилу, о поставляющих мзды ради»
  8. Памятники древнерусского канонического права. Часть 1. Памятники XI—XV в. «Послание Нифонта патриарха Константина града, к великому князю Михаилу всея Руси»
  9. IV. V. Новгородския и псковския летописи. — С. 60.
  10. Святитель Моисей, архиепископ Новгородский († 1362)
  11. Житие Новгородского архиепископа Моисея
  12. Карташев А. В. Очерки по истории Русской Церкви. Том 1. Московский период
  13. Голубинский Е. Е. История русской церкви. Том 2: От нашествия монголов до митрополита Макария включительно. Период второй, Московский. Университетская типография, 1900. С. 396
  14. Полное собрание русских летописей, изданное по высочайшему повелению Археографическою комиссиею. — Т. 11. — С. 24.
  15. Преподобный Иосиф Волоцкий. Просветитель. Слово 16
  16. 1386 г. Поучение епископа Стефана Пермского против стригольников
  17. Памятники древнерусского канонического права. Часть 1. Памятники XI—XV в. (Археографическая Комиссия)
  18. Послание митрополита Фотия во Псков против стригольников. 23 сентября 1416 г.
  19. Послание Фотия митрополита во Псков — 2
  20. Послание Фотея митрополита во Псков о священническом чину
  21. 1 2 преподобный Иосиф Волоцкий. Просветитель. Слово 16
  22. Голубинский Е. Е. История русской церкви. Том 2: От нашествия монголов до митрополита Макария включительно. Период второй, Московский. Университетская типография, 1900. С. 398
  23. Стригольники Архивная копия от 18 февраля 2007 на Wayback Machine (недоступная ссылка с 25-05-2013 — история, копия)
  24. Голубинский Е. Е. История русской церкви. Том 2. От нашествия монголов до митрополита Макария включительно. Период второй, Московский. Университетская типография, 1900 стр. 396
  25. Стригольники на сайте «Хронос»
  26. 1 2 Каретникова М. С. Русское богоискательство. Национальные корни евангельско-баптистского движения
  27. Казакова Н. А, Лурье Я. С. Антифеодальные еретические движения на Руси в XIV—XV вв. — М.;Л.: Изд-во АН СССР, 1955. С. 47

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *