Еретики протестанты

• Шлаг из народного телесериала «Семнадцать мгновений весны»

• протестантский священник

• служитель церкви

• кем был отец Винсента Ван Гога?

• герой Игоря Кваши из фильма «Человек с бульвара Капуцинов» по профессии

• духовный сан Шлага

• сан Шлага

• роль Плятта — … Шлаг

• священник-протестант

• друг Штирлица … Шлаг

• «продавец опиума» для протестантов

• протестантский коллега русского батюшки

• служитель протестантской церкви

• «лыжник» Шлаг по призванию (к/ф)

• духовный наставник протестанта

• Шлаг, агент Штирлица

• священник протестантской церкви

• пастух (лат.)

• «лыжник» Шлаг по призванию (фильм)

• Священник протестантской церкви

• Протестантский священник

• Священник в протестантской церкви

• «Лыжник» Шлаг по призванию (к/ф)

• «Лыжник» Шлаг по призванию (фильм)

• «Продавец опиума» для протестантов

• герой Игоря Кваши из фильма «Человек с бульвара Капуцинов» по профессии

• духовный сан Шлага («Семнадцать мгновений весны»)

• пастух, пастырь и пр. см. пасти

• Шлаг из народного телесериала «Семнадцать мгновений весны»

• кем был отец Винсента Ван Гога

• протестантский «службист»

• баптистский батюшка

• лютеранский священик

Огромным шагом в отступлении от Божественной Истины стало появление протестантизма.

Само слово «протестантизм» означало протест против нечестия средневекового папства. Протест этот был совершенно оправдан, ибо деяния тогдашнего Рима никак не совмещались с духом христианства. Конечно, жаждущим истинной веры Христовой следовало обратиться лицом к Востоку, где Православная Церковь свято хранит Божественное учение любви и заветы апостольские.

Но папству удалось распространить на Западе повсеместное предубеждение против «варварского» Востока. И протестантизм, вместо того чтобы преодолеть римское отступление, только усугубил отход от правого учения.

Ополчившись на пороки папства, протестантизм в то же время отверг и те Божественные дары, которые сохранились в Римской Церки.

У протестантов не нашлось ни благочестивых вождей, ни мудрых учителей. К несчастью, самым громким из голосов, возвысившихся против злоупотреблений папства, оказался голос Мартина Лютера.

Он не только справедливо обличил инквизицию и торговлю индульгенциями, отказался подчиняться папе. Этот самоуверенный человек решил вообще «начать с нуля», объявив «нечестивой и языческой» многовековую историю существовавшей до него Церкви Христовой. Он отверг саму Церковь.

Это было безумием! Неужели Церковь Божия, столп и утверждение истины (1 Тим. 3,15), со времен Христовых полтора тысячелетия лежала в пыли и прахе, ожидая «пришествия» Лютера?

Да, нужно отдать должное мужеству Лютера в его борьбе с папизмом, однако прочие его качества были далеки от апостольских.

Лютер был человеком сомнительной нравственности: чревоугодником, любителем крепких напитков и скабрезных шуток, далеким от смирения и целомудрия, вспыльчивым и необузданным в гневе. Лютер был клятвопреступник: он и сам попрал данный им Господу иноческий обет и вовлек, в тот же страшный грех, женщину — похитил из обители монахиню и вступил с ней в кощунственный «брак».

Другой «основоположник» протестантизма, Гильом Фарель, вместе со своими вооруженными сообщниками врывался в храмы во время Литургии — они издевались над священниками, уничтожали иконы, разгоняли верующих. Чувствуя свою умственную неспособность создать какое бы то ни было связное учение, Фарель призвал в Швейцарию, где он орудовал, молодого «религиозного мыслителя» Жана Кальвина.

Кальвин превзошел своего учителя. За попытку критики «учителя Кальвина» людей пытали, просверливали язык раскаленным железом и казнили.

Своего идейного противника, мистика Мигеля Сервета, «антипапист» Кальвин пытался выдать папской инквизиции, а затем сжег его на костре.

Что общего могло быть у людей, подобных Лютеру, Кальвину, Фарелю, с учением чистоты и любви, преподанным Христом Спасителем?

Единым росчерком пера «основоположники» протестантизма перечеркнули хранящиеся в Священном Предании апостольские заветы, предали забвению кровь мучеников за святую веру, подвиги и творения духоносных отцов Церкви — и все это подменили собственными домыслами.

На учениях Лютера и Кальвина ныне основываются бесчисленные разновидности евангелизма и баптизма. Объявив о «свободе каждого трактовать Библию», протестанты разнуздали лукавый человеческий рассудок. Их последователи стали приступать к толкованию Священного Писания в нечистоте поступков и помыслов, с умом, омраченным гордыней и своеволием.

Результат известен: сейчас в мире более тысячи протестантских сект, каждая со своими лжеучителями, каждая дерзает на свой лад интерпретировать Божественное Откровение.

В чем же проявилось отступление сектантов от учения Христа Спасителя, святых апостолов и учителей Церкви?

Сектанты противятся полноте Священного Предания, оставляя для произвольных толкований и пользования только Библию.

Протестанты отвергают, Библейское же, апостольское учение о Таинствах и обряде, повествование о действиях Промысла Божия в истории Церкви, Богодухновенные творения и молитвословия святых отцов, как будто действие Духа Святого прекратилось в первый же век христианства, на первых апостолах и Вседержитель уже не присутствует в мире, искупленном Кровью Сына Человеческого.

Со времен Христовых святые учители Церкви передавали Священное Предание друг другу, оберегая святыню от искажений; учение апостольское переходило от народа к народу, преодолевало века и тысячелетия и в первозданном виде хранится, только Православной Церковью.

Если человечество помнит свою историю по трудам древних летописцев, то как не доверять хранителям Священного Предания — избранникам Божиим, многие из которых жизнь положили за веру Христову.

Сама Библия, Священное Писание, представляет собой лишь часть Священного Предания, его основу.

Сектанты выставляют себя знатоками Библии — но даже слова Спасителя и апостольские эти лжемудрецы толкуют вкривь и вкось, упрямо не замечая того, что прямо обличает их духовную слепоту.

А ведь Новый Завет есть священное сокровище Православной Церкви — в III веке святые отцы Церкви выделили из всего огромного свода древнехристианских писаний, среди которых было немало жидовских подложных и еретических, истинно Богодухновенные книги и так составился Новозаветный канон.

И вот сектанты, воровски похитившие Новый Завет у Светой Церкви, силятся обратить букву Писания против Полноты Православия. Они выпали из живой жизни христианства, и для большинства из них Новый Завет представляет собой лишь безжизненный безблагодатный «моральный кодекс», свод сухих нравственных правил.

Сам Сын Человеческий ничего не писал. Книги о Его жизни и учении были созданы впоследствии святыми евангелистами и апостолами. Но и их творения, конечно, не могли вместить того, что если бы писать о том подробно, то… и самому миру не вместить бы написанных книг (Ин. 21, 25).

Потому, по завету апостольскому, верным было заповедано держаться не только Писания, но и Предания, «которым вы научены» или словом или посланием нашим (2 Фес. 2, 15).

Кроме этого, первые христиане многое из учения были вынуждены держать втайне, чтобы святыню «не потоптали» враги Церкви Христовой. Древние израильтяне, будучи свободным народом и имея возможность защитить святыню от поругания, записывали все, что касалось обряда.

Отступив от учения Церкви о Таинствах, зачинатели протестантизма отказались от спасительной Благодати Божией, преградили своим последователям путь в Царствие Небесное.

Страшные и Животворящие Дары Плоти и Крови Господней, о которых недвусмысленно говорит Спаситель, без причастия которых не спасется ни один человек, суемудрые еретики пытаются представить «знаками» и «символами». Но иначе и не могут поступать эти лжеучители, ибо среди них нет ни одного, кто имел бы право совершать Божественные Таинства.

В безумии своем основатели протестантизма разорвали апостольскую преемственность священнослужения и, установленную Богом, иерархию.

Лютер заявлял: «Священство есть принадлежность всех христиан».

Многих ли Спаситель послал «учить и крестить», многим ли даровал право «вязать и разрешать»? Только избранным апостолам Христовым было вверено святое дело Благовествования, им Духом Святым была сообщена благодать для совершения Таинств и передачи этого благодатного дара преемникам с возложением рук священства (1 Тим. 4, 14).

Самый скромный священник Православной Церкви через непрерывную передачу рукоположений ведет свое духовное родословие от одного из апостолов Христовых и не от личных достоинств священника зависит дарованная ему благодать служения — Таинства совершаются видимо его руками, но незримо — Силой Божией.

Сами духовно немощные, сектанты дерзают отрицать почитание святых Божиих.

Величайших святых и пророков знал еще Ветхий Завет. По слову пророка Илии растворялись и затворялись небеса, длилась засуха или проливался дождь.

От прикосновения к костям пророка Елисея воскрес мертвец.

Иисус Навин своим прошением остановил солнце.

Так неужели же с пришествием Сына Божия в мире иссякла или умалилась святость?

Подобное утверждение — кощунство. И Православная Церковь следует завету апостольскому: «Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере, их» (Евр. 13, 7). Истинные христиане есть сограждане святым и свои Богу (Еф. 2,19), потому что прибегают к помощи и предстательству святых угодников Господних перед Престолом Всевышнего.

Упрямые еретики доходят до того, что не принимают поклонения Матери Божией.

Может ли кто-то надеяться на благосклонность даже обычного порядочного человека, если без уважения относится к его матери? Так как же сектанты надеются получить благоволение Сына Человеческого, отказывая в поклонении Пречистой Матери Его?

Как эти лжезнатоки Евангелия не замечают обращенного к Ней приветствия ангельского: «Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословеннаТы между женами» (Лк. 1, 28), и ответа Ее: «Отныне будут ублажать Меня все роды; что сотворил Мне величие Сильный» (Лк. 1, 48-49)?

Невыносимо для секантов почитание Святого Креста.

«Слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Божия (1 Кор. 1, 18)», — говорит святой апостол Павел. Крест для православного христианина — Жертвенник, обагренный Пречистой Кровью Спасителя.

По слову Самого Господа, клянущийся жертвенником клянется им и всем, что на нем (Мф. 23, 20) — таким образом, хулящие Крест сектанты изрыгают хулу на Распятого Спасителя.

Сектанты в неразумии своем обвиняют Православную Церковь в идолопоклонстве за поклонение святым иконам.

Разве Ковчег Завета не был внешне вещественен, не был сделан человеческими руками из дерева, металла, ткани? Однако недостойно прикасавшихся к этой святыне Господь карал смертью. Во Святая Святых Иерусалимского храма находились рукотворные изображения Херувимов — кто бы дерзнул назвать их идолами?

Сын Божий сошел на землю, облекшись в вещество, в человеческую плоть. Спаситель дозволил смертным видеть и слышать Себя, осязать Свои раны, Богочеловек явил миру Свой Лик не для того, чтобы христиане забыли Пречистый Его Образ.

Мы дорожим фотографиями любимых нами людей и полученными от них памятными вещицами. Неужели любовь христиан к Спасителю могла быть так мала, что они не сберегли бы Его изображений?

Дважды дарил Иисус Христос людям нерукотворные Свои изображения — властителю Авгарю за благочестивое рвение и святой Веронике по пути на Голгофу. Протестанты, конечно, не верят в это, как и во многие другие чудеса Господни.

Но вот: в новейшее время миру явлен еще один нерукотворный Образ Спасителя, чудесно запечатлевшийся на Туринской Плащанице. Даже ученые-материалисты, придирчиво исследовавшие Плащаницу, были вынуждены признать подлинность и «необъяснимость» этой величайшей святыни, некогда обвивавшей Тело Господа после Распятия. Образ на Плащанице можно смело назвать «фотографией» Иисуса Христа. И здесь видится еще одно чудо: этот Пресвятой Образ в точности подобен изображениям Спасителя на большинстве православных икон.

Сравнивать священные изображения с идолами, как это делают сектанты, есть богохульство. Нет, не «доскам и краскам» поклоняются православные христиане перед святыми иконами, но через созерцание образов устремляются духом к Небесным первообразам. Более того: как на Ковчеге Завета почивала сила Божия, также и на священных предметах, чтимых Церковью, почивает дух Господень и святых Его, от них струится неиссякаемый поток чудотворений.

Слукавым неверием относятся сектанты и к чудесам от святых икон, и к чудесам, проистекающим от мощей святых Христовых, как некогда от костей пророка Елисея. Православие представляет собою целую вселенную, воспитывающую для служения Богу и душу, и тело верующего, охватывающую всю его жизнь. Закаляющее плоть воздержание, выжигающее скверну греха покаяние, возвышенная радость праздников Господних, благолепие храмов, святые образа, вдохновенные песнопения и молитвы, кадильный фимиам — все устремлено к тому, чтобы помочь человеку обрести путь в Горняя. Лукаво мудрствующие сектанты отказались от большей части сокровищ Церкви Христовой. Образовавшаяся пустота могла быть заполнена только ложью.

Многие сектанты «учат об оправдании верой» — дескать, только веры во Христа достаточно для обретения «места в раю».

О подобных «христианах» святитель Нил Ярославский замечает: «По их мнению, только думай о Господе благопристойно — и хорош будешь». Какой соблазн для духовных лодырей, коснеющих в скверне греха и в то же время вздыхающих о «духовности»!

Может ли быть «оправдание» одной верой? Ведь и падшие духи веруют, более того — они трепещут, твердо зная о бытии Правосудного Всемогущего Господа. Христиане призваны подражать Спасителю, а Господь наш Иисус Христос молился до кровавого пота, постился сорок дней в пустыне, изнуряя земное Тело Свое.

Молитвенный труд и подвиг поста сделались насущным духовным хлебом для апостолов Христовых и для всех, хотящих следовать по Его стопам. По слову Господню, Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11, 12). Сектанты же, пропагандируя «облегченное христианство», заманивают людей на «широкий путь», ведущий к погибели.

«Один Господь, одна вера, одно крещение» (Еф. 4, 5), — сказано в Священном Писании. Едино Тело Христово, Святая Церковь Православная.

В старину на Руси существовал прекрасный благочестивый обычай: во время сильных буранов не умолкали церковные колокола, чтобы заблудившийся путник мог услышать благовест и понять — близко жилье, близка помощь, близко спасение.

Вот так же среди любых житейских бурь Мать-Церковь призывает заблудших в свои объятия, чтобы они обрели мир и покой.

Митрополит Владимир (Иким).

Отличие православного священника от протестантского пастора

28 — 29 марта 2013 года бывшие пятидесятнические пасторы, а ныне православные священники Иркутской и Братской епархий Русской Православной Церкви Олег Зырянов, Игорь Зырянов и Максим Гаськов посетили Томскую епархию. Все они являются сотрудниками Информационно-консультационного центра «Путь к Дому» во имя святителя Иоанна Златоуста, который занимается присоединением протестантов и неопротестантов к Православию.

Они провели в Томске апологетические семинары «Православие и протестантизм» в Томской духовной семинарии, дали несколько интервью журналистам, выступили на Томском православном радио «Благовест».

Отвечает священник Игорь Зырянов (приводится в редакции и с дополнениями)

Между священником и пастором стоит огромная пропасть, поэтому недопустимо отождествлять пастора со священником (хотя неопротестанты упорно это делают) — это разные формы служения. Я был пастором в течение двенадцати лет, и став сейчас православным священником, вижу, что разница просто громадная, потому что у пастора нет тех инструментов, которые есть у православного священника. У неопротестантского пастора нет Таинств, через которые подается благодать Божия для исправления верующих — исповеди, нет, конечно же, Таинства Причастия, Елеосвящения. И главное — само Крещение у неопротестантов является безблагодатным, им также не преподается помазание Духа Святого и Его дары, ибо это только подается в Таинстве Миропомазания в истинной Церкви Христовой, которой является Православная Церковь.

У пастора есть только намерения. Он говорит о грехах, он трактует Писание, призывает к чему-либо и все… в руках пастора только одна проповедь.

Разница между пастором и священником еще в следующем: пастор имеет большее влияние на свою общину, чем священник на приходе. И не потому ли непротестантские «церкви» зачастую называют тоталитарными сектами? Действительно, в любой общине есть доля тоталитаризма в той или иной степени, иногда даже очень большая. Под словом тоталитаризм я понимаю значительный контроль над членами общины.

Пастор в глазах прихожан, особенно, если мы говорим о неопятидесятнических сектах, это человек, который в их понимании помазан Богом, и ему дано видение некоего плана, цели, куда двигаться всей общине. И это вектор движения он передает людям, а если большая община, то передает и своим младшим пасторам. Для обоснования своего положения они берут образ пророка Моисея, который шел впереди и вел народ, видев огненный столб и облачный столб. Поэтому когда мы говорим с человеком из какой-либо неопротестантской общины, мы должны понимать что пастор, о котором они говорят, имеет на него большое влиянии.

Но пастор повторюсь, не равен священнику никаким образом, потому что священник для православных верующих является иконой Христа. Неопротестанты о таком пастЫрском образе даже не говорят. Именно поэтому в Православие священником не может быть женщина, которая в принципе не может быть на богослужении иконой Христа, Его образом. Быть же неким руководителем и проповедником женщина может, хотя стоит вспомнить: «Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева; и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление; впрочем спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1 Тим. 2:11-15).

Как видим, апостол Павел поставил запрет на руководство церковными общинами женщинами, склонными в силу своей природы к определенного рода прельщениям. И не случайно именно с приходом института женского пасторства и «священства» в протестантизм пришло одобрение гомосексуализма.

Также мы видим, что пасторов неопротестанты могут называть епископами. И, например глава ЦХВЕ «Церковь Прославления» Олег Тихонов, называет себя епископом. Мы понимаем, что это не соответствует служению православного епископа по своей сути…

Игорь Зырянов, иерей

***

Смотрите другие выступления священников по самым актуальным темам из раздела «Из протестантов в Православие»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *