Феофилакт болгарский

Общие предварительные сведения

Феофилакт Болгарский почитается Церковью как выдающийся богослов, церковный писатель. Широкому кругу людей он известен как толкователь Священного Писания Нового Завета.

О дне и даже годе рождения Феофилакта Болгарского мы не можем сказать с достоверной определенностью. По разным свидетельствам и оценкам, весьма приблизительным, его дата рождения определяется периодом с 1050 по 1060 год. Родился будущий епископ Феофилакт на острове Эвбея, вероятно, в городе Халкисе. Из дошедших до нас исторических сведений известно, что он имел фамилию Ифест.

По всей видимости он ещё в юности получил хорошее образование. Обучался в Константинополе, величайшем культурном, политическом и образовательном центре страны. Считается, что одним из учителей, сильно повлиявшим на формирование мировоззрения Феофилакта как богослова, был известный мыслитель, Михаил Пселл.

Диаконское служение

По завершении обучения, Феофилакт остался в столице. Здесь его возвели в сан диакона, здесь он служил в храме Святой Софии.

В тот период он носил звание ритора Великой Церкви. Какое-то время служил в школе при Патриаршей кафедре. Одной из его центральных обязанностей было преподавать риторику, толковать тексты Священного Писания, составлять поучения во славу Божию, на благо верующих.

Дарования Феофилакта, преданность идеалам христианской веры, ревность сделали его известным при дворе императора Михаила VII. Сын Михаила VII и Марии Аланской, царевич Константин Дука, потенциально возможный наследник престола, был воспитанником Феофилакта.

Мария Аланская оказывала Феофилакту благочестивое покровительство. По ее просьбам последним было составлено несколько богословских произведений.

Через какое-то время Феофилакт удалился в Охрид. Полагают, что причина переселения могла быть связана с опалой, которой подверглась семья умершего Михаила (наследником престола был объявлен сын императора Алексея Комнина — Иоанн).

Архиерейское служение. Начало пути

Дата возведения Феофилакта на архиепископскую Болгарскую кафедру покрыта забвением. По одним сведениям, это произошло в период 1089 — 1090 годов; по другим, на несколько лет раньше.

Известно, что начало деятельности Феофилакта на новом месте служения сопровождалось многочисленными трудностями. Когда он ещё только въезжал в Охрид, горожане встретили его криками. Однако это не были крики всеобщей народной радости, ликования и дружественного восторга. Напротив, жители города выражали ему недоверие, насмехались и протестовали.

Такой необычный приём был связан не с личными качествами архиерея, а с воспоминанием встречавших о былой независимости и самостоятельности Болгарской Церкви. В новом архиепископе Феофилакте жители видели чужака, назначенца со стороны.

Всё это не могло не отразиться на внутреннем настроении нового архипастыря, не могло не поставить его перед столь же необходимым, сколь и трудным вопросом: как управлять паствой, которая изначально настроена на вражду к своему архиепископу?

Борьба с трудностями. Истинный пастырь Христов

Первое время Феофилакт тосковал по столице, однако при этом хорошо понимал смысл своего епископского призвания и предназначения, и, уповая на Бога, стремился избегать пагубного чувства уныния и отчаяния.

Большую опасность для вверенной ему паствы представляли широко распространённые еретические и раскольнические течения, раздиравшие общность верующих изнутри. Данной напасти он противопоставил молитву и проповедь, организацию приходской жизни.

На эту проблему накладывались другие, в частности, притеснения, связанные с действием светских властей и набегами внешних врагов, чинивших насилие, расхищавших имущество, осквернявших и поджигавших христианские храмы.

Блаженный отец старался преодолеть сложившийся кризис. Проявляя ревность, мудрость, терпение, лидерские способности он всё же сумел наладить доверительные отношения с паствой и взять ситуацию под неусыпный пастырский контроль.

Понимая, что стадо Христово нуждается не в пастырях вообще, а в добродетельных и ответственных священнослужителях, большое внимание он уделял выбору кандидатов в священники и епископы.

Однажды местный правитель решился просить его возвести в епископское достоинство одного из своих фаворитов. При этом он обещал отблагодарить блаженного отца. Святитель же ответил, что если бы тот человек был достойным, то не его, Феофилакта, следовало бы благодарить, но он сам, Феофилакт, должен был бы быть благодарным правителю за рекомендацию и совет; но коль скоро того человека не знают как праведника ни в местной Церкви, ни в Константинополе, то как можно возводить его во епископа?

Немало сил отнимала у него и борьба за церковное имущество. Учитывая, отдаленность тамошней Церкви от столицы, местные сборщики податей стремились взять со служителей Церкви гораздо больше, чем того требовало законодательство. В этой связи он получал множество тревожных сигналов от священнослужителей.

Противодействие Феофилакта желанию обогащения сборщиков за счёт нивы Божьей, воспламенило их гнев против него лично. Движимые жаждой наживы и не только, нечестивцы стали распространять о нём слухи в Константинополе, будто он, в целях собственного обогащения, препятствует политике властей.

В самой Болгарии действующий при их поддержке Лазарь, церковнослужитель, распрострянял о святом ложные слухи, желая настроить против него в первую очередь тех, кого он (Феофилакт) наказал или за ереси, или за неблаговидное поведение, а во вторую — народные массы.

Помощью Божьей блаженный Феофилакт преодолевал все эти трудности, а его доброе делание приносило добрые плоды. В сознании искренне верующих он оставался ответственным и деятельным архипастырем, заботливым отцом.

Много раз он лично ездил в Константинополь, чтобы ходатайствовать о своей пастве. Среди его знакомых были и влиятельные люди, помогавшие Болгарским храмам и обителям.

После того, как покровительствовавшая ему прежде Мария отстранилась от дел и предалась подвижничеству, он продолжал с ней общаться как с другом и как с сестрой во Христе.

Когда именно случилась кончина блаженного Феофилакта, нам неизвестно. Некоторые из его сочинений, дошедших до нашего времени, датируются первой четвертью XII века.

Согласно сведениям, содержащимся в ряде сербских исторических источников, под конец земной жизни он переселился в Солунь, где и встретил свою земную кончину.

Епископ Феофилакт (Моисеев)

Феофилакт (Моисеев) (род. 1949), епископ Дмитровский, викарий Московской епархии, исполняющий обязанности первого заместителя управляющего делами Московской Патриархии и помощник первого викария патриарха Московского и всея Руси по Москве, управляющий Юго-западным викариатством города Москвы, наместник Московского Андреевского ставропигиального мужского монастыря, исполнительный директор Синодальной библиотеки Московского Патриархата имени Святейшего Патриарха Алексия II, настоятель Московского храма Бориса и Глеба в Зюзине

В миру Моисеев Николай Алексеевич, родился 30 апреля 1949 года в Смоленской области.

По окончании средней школы служил в Вооруженных Силах.

В 1975 году окончил Московский государственный историко-архивный институт и до 1978 года работал старшим научным сотрудником Государственного архива Московской области.

С 1975 по 1990 гг. — сотрудник Издательского отдела Московской Патриархии: редактор отдела «Проповедь», «Богословского отдела», заведующий отделом «Церковная жизнь». В составе научно-исследовательской группы по изданию богослужебных книг с 1975 по 1990 гг. участвовал в издании круга Миней (тома 1–12), других серийных и непериодических изданий. Его авторские церковно-исторические статьи, исследования и проповеди опубликованы в «Журнале Московской Патриархии», «Богословских трудах» и других отечественных и зарубежных православных изданиях.

С 1978 по 1984 гг. учился в Московских духовных семинарии и академии, которую окончил со степенью кандидата богословия за курсовую работу «Святитель Иов, первый Патриарх Русской Церкви».

28 апреля 1983 г. был пострижен в монашество в Троице-Сергиевой Лавре.

28 августа 1983 г. рукоположен во иеромонаха.

С 1984 по 1989 гг. — преподаватель Московских духовных семинарии и академии на кафедрах истории Русской Церкви и Священного Писания Нового Завета. Одновременно был заведующим библиотекой Московской духовной академии и помощником инспектора.

4 декабря 1985 г. возведен в сан игумена.

С 1989 по 1990 гг. в связи с открытием Киевской духовной семинарии был направлен для организации учебного процесса в качестве ученого секретаря и преподавателя.

В 1990 году возвратился в Троице-Сергиеву Лавру.

С 1991 года — настоятель возвращенного Русской Церкви Гефсиманского Черниговского скита Троице-Сергиевой Лавры.

28 апреля 1995 г. возведен в сан архимандрита.

Св. Синодом на заседании от 12-13.03.2002 г. определено быть епископом Брянским и Севским.

20 апреля 2002 г., в праздник Похвалы Пресвятой Богородицы, в храме Христа Спасителя за Божественной литургией была совершена хиротония архимандрита Феофилакта (Моисеева) во епископа Брянского и Севского. Хиротонию совершили Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, митрополиты Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков), Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев), Солнечногорский Сергий (Фомин), Волоколамский и Юрьевский Питирим (Нечаев); архиепископы Нижегородский и Арзамасский Евгений (Ждан), Истринский Арсений (Епифанов), Верейский Евгений (Решетников); епископы Филиппопольский Нифон (Сайкали) (Антиохийский Патриархат), Орехово-Зуевский Алексий (Фролов), Дмитровский Александр (Агриков), Сергиево-Посадский Феогност (Гузиков) и Пермский и Соликамский Иринарх (Грезин).

28 декабря 2011 года назначен епископом Дмитровским, викарием Московской епархии .

16 марта 2013 года был назначен управляющим Юго-западным викариатством города Москвы .

16 июля того же года был назначен наместником Андреевского ставропигиального мужского монастыря города Москвы .

10 февраля 2014 года назначен исполнительным директором Синодальной библиотеки Московского Патриархата имени Святейшего Патриарха Алексия II. В его обязанности вошли: решение административных, финансовых, кадровых и иных организационных вопросов, связанных с деятельностью библиотеки .

25 сентября 2015 года назначен настоятелем храма благоверных князей Бориса и Глеба в Зюзине города Москвы .

30 июня 2020 года, в дополнение к несомым послушаниям, был назначен исполняющим обязанности первого заместителя управляющего делами Московской Патриархии с возложением на него ответственности по руководству документооборотом, одновременно назначен помощником первого викария патриарха Московского и всея Руси по городу Москве с возложением на него аналогичных обязанностей по руководству документооборотом .

Награды

Литература

  • ЖМП. 2002. № 5 (май).

Использованные материалы

«Епископ Дмитровский Феофилакт назначен исполнительным директором Синодальной библиотеки Московского Патриархата», официальный сайт Московского Патриархата, 20 февраля 2014,

«Указ № У-02/164 от 25 сентября 2015 года», официальный сайт Московской (городской) епархии, 25 сентября 2015, —

«Епископ Дмитровский Феофилакт назначен и.о. первого заместителя управляющего делами Московской Патриархии», официальный сайт Русской Православной Церкви, 30 июня 2020,

Главная / Все авторы

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Блаженный Феофилакт пользовался с древних времен славой святого отца и учителя Церкви. Так надписаны некоторые древние списки его творений и старопечатные славянские издания его «Благовестника». И греческие писатели иногда называют его святым и ссылаются на его творения как на произведения святителя, мысли которого должны быть уважаемы как мысли отца и учителя Церкви.

бдаженный Феофилакт Болгарский (+ ок. 1126), архиепископ Охридский, блаженный. Византийский богослов, писатель. Родился между 1050 и 1060 годами в городе Халкисе на острове Эвбея. Носил фамилию Ифест.
Обучение проходил в Константинополе. Завершив образование, Феофилакт остался в столице, где был рукоположен в сан дьякона, входил в причт храма Святой Софии и носил титул ритора Великой Церкви. Обязанностью его было объяснять Священное Писание и писать поучительные слова от имени патриарха. В одном древнем памятнике блаженный Феофилакт назван учителем риторов. Так назывались те из риторов, которые особенно отличались даром проповедничества и потому могли служить примером для других менее способных и опытных проповедников.
Несколько лет он трудился в школе при патриархии, однако то было не духовное учебное заведение, и многие его ученики стали учителями, врачами, военными, чиновниками, судьями, как, впрочем, и священникам. Среди них выделяется Константин Дука, предполагаемый наследник византийского престола. Сына бывшего императора Михаила VII и кавказской принцессы Марии Аланской поручил заботам Феофилакта, — вероятно, в 1085 или 1086 году — император Алексей Комнин. В 1087 году супруга императора Алексея родила сына Иоанна, который и стал наследником престола.
Мария Аланская поддерживала с Феофилактом тесные дружеские отношения и оказывала ему свое покровительство. Именно по просьбе василиссы (императрицы) Марии он написал пространный и значительный комментарий к Евангелиям; Феофилакт работал над ним, вероятно, в то время, когда жил в Охриде. Удаление Феофилакта из столицы, куда он напрасно рвался, вероятно стоит в связи с опалой семейства имп. Михаила.
Точное время вступления Феофилакта на архиепископскую кафедру Болгарии с точностью не определена и вызывает много дискуссий. Некоторые источники утверждают, что оно случилось до 1081, другие полагают, что в 1089 или 1090 году.
Василий II присоединил Болгарию к Византии в 1018 году позволил им сохранить некоторые из наиболее дорогих их сердцу национальных институций, главной из которых была их Церковь. В трех хартиях, изданных между 1019 и 1025 годами, император утверждал, что архиепископство Охридское (заменившее болгарскую патриархию времен независимости) является автокефальным. Только с половины XI века архиепископы болгарские стали посылаться уже из Константинополя и назначаться не из природных болгар, а из греков.
Блаженный Феофилакт занял архиепископскую кафедру после Иоанна Аиноса. Едва Феофилакт вступил в город, как его, писал он своему другу, «охватило убийственное зловоние». Хуже того — жители Охрида встретили своего нового архиепископа насмешками и оскорблениями и распевали на улицах «победную песнь», нарочито прославляя былую славу независимой Болгарии, явно затем, чтобы уязвить его.
Вполне понятно что из-за такой враждебной встречи мысли Феофилакта обратились к недавно покинутой им столице империи, и в том же письме — одном из первых, писанных им в Македонии, — он поддался сильному приступу тоски по родине. «Я едва успел ступить на землю Охрида, но уже тоскую по городу, который, как безрассудный любовник, не отпускает нас из своих объятий».
Кроме грубой простоты болгар, он встретил здесь много такого, что сильно должно было сокрушить всякого ревностного архипастыря. Болгарская Церковь страдала от большого количества еретиков. Павликиане, а потом богомилы повсюду сеяли заблуждения в народе и, подкрепляемые своей многочисленностью, открыто нападали на защитников Православия. Во внешнем же отношении она много терпела от светских правителей Болгарии и сверх того подвергалась частым опустошениям от внешних врагов. К тому же и сами болгары беспрестанно роптали на свое политическое унижение.
Жизнь среди болгар ему казалась заточением, и он даже просил избавить его от этой тяжкой участи. О положении своем в Болгарии писал он к императрице Марии и к великому доместику. Сохранилось более сотни его писем к высшим духовным и светским лицам империи. Письма эти полны жалоб на судьбу, утонченный византиец относился с отвращением к своей славянской пастве, к варварам, «пахнувшим овчиной». Но мало-помалу он свыкся со своим положением в Болгарии, полюбил болгар за их простое, но искреннее благочестие и, несмотря ни на какие противодействия, с отеческой заботливостью предался устроению своей церкви. Препятствия со стороны врагов, по-видимому, только усиливали ревность его о благе.
В управлении Болгарской Церковью блаженный Феофилакт показал себя архипастырем столь мудрым в своих предначертаниях, сколь и твердым в исполнении их. Хорошо понимая, что для духовного просвещения народа ему более всего необходимы способные помощники, он обращал самое строгое внимание на избрание достойных пастырей, особенно епископов.
Так, однажды дук Скопийский просил его произвести в епископы одного человека, и блаженный Феофилакт с достоинством и силой отвечал ему: «Ни тебе, государь мой, не следует мешаться в это великое дело, которое должно совершать со страхом, ни мне так легкомысленно решаться сообщать Божественную благодать». Правитель обещал отблагодарить святителя за исполнение его просьбы, но блаженный Феофилакт и на это отвечал: «Государь мой! Ежели тот, о котором ходатайствуешь, таков же (как и другие избранные), то не ты должен благодарить меня, а я тебя. Если же он неизвестен ни нашей церкви, ни в Константинополе не заслужил особенного одобрения за благочестие и просвещение, то не оскорбляй Бога и не приказывай нам, ибо нам заповедано повиноватися подобает Богови паче, нежели человеком».
Чтобы ближе видеть нужды каждой церкви, блаженный Феофилакт созывал епископов на соборы и здесь рассматривал все проблемы. Здесь же подвергал он общему обсуждению те дела, для которых нужно было взаимное совещание. Поместные соборы, по правилам церковным, должны собираться в известные, определенные времена, и блаженный Феофилакт так был верен этим священным правилам, что никакие препятствия не могли его удержать от исполнения их. «Я еще не освободился от тяжкой болезни, — писал он однажды, собираясь на собор, — как священный глас церковных правил побудил меня к созванию священного собора. Глас поистине Христов возбуждает от одра, дает силы к свободному движению и путешествию и повелевает нести самый одр».
Блаженный Феофилакт много сделал для защиты имущества церкви, которое расхищалось светскими правителями Болгарии, сборщиками царских податей. При внутреннем и внешнем упадке Византийской империи Греческая Церковь нередко несла вместе с народом бремя государственных налогов. Но Болгарская Церковь должна была нести бремя двойных налогов — в пользу государства и для удовлетворения корыстолюбия самих сборщиков. Находясь вдали от столицы, эти чиновники без всякого опасения расхищали церковное имущество под предлогом законного сбора. Блаженный Феофилакт часто получал письменные донесения об этом от епископов, которые сами защитить свои церкви были не в состоянии. То же видел он и в своей епархии. Но его противодействие незаконным поступкам сборщиков восстановило их против него же самого. Будучи до сего времени врагами церкви, они теперь сделались и его личными врагами. Кроме того, некоторые из них имели, кажется, еще и другие, более веские причины ненавидеть его и нападать на Церковь Божию.
Враги распускали о святителе в Константинополе молву, будто он незаконно обогащается за счет бедных болгар, доносили об этом и самому императору, уверяя его, что болгарский архиепископ слишком силен и пользуется властью, превышающей его сан. В самой Болгарии они вооружили против него церковного служителя по имени Лазарь. Этот Лазарь ходил по Болгарии и возбуждал против архиепископа всех отлученных от Церкви за ереси или за какие-либо преступления против правил Церкви.
Несмотря на все скорби, какие встречал блаженный Феофилакт при защите прав и имущества Болгарской Церкви, он не уменьшал своей ревности о ее благе. Он хотел быть отцом для своей паствы и делал для нее не только то, что обязан был по своему званию, но и то, к чему побуждала его христианская любовь. Отеческая заботливость его о благе Болгарской Церкви особенно обнаруживалась в случаях вражеских нападений, которым подвергалась Болгария от соседних народов. Варвары, опустошая страну, грабили и жгли храмы, расхищали церковное имущество, что вынуждало духовенство скрываться в лесах и пустынях. Блаженный Феофилакт, по-отечески переживая за судьбу Болгарской Церкви, употреблял все средства к облегчению ее бедствий; когда не находил их, то просил о помощи других. При нападении на Болгарию апулийцев под предводительством Боэмунда в 1107 году блаженный Феофилакт должен был и сам спасаться бегством из Охриды в Солунь.
Заботы о благе Болгарской Церкви часто побуждали блаженного Феофилакта ездить в Константинополь, чтобы лично ходатайствовать там по делам ее. Во многих письмах он говорит об этих путешествиях в столицу . Покровительство благочестивой императрицы Марии не прекратилось для него с удалением в Болгарию, равно и он не переставал питать уважение к своей покровительнице не только тогда, когда она сидела на императорском престоле, но и после, когда уединенно жила в обществе подвижниц. Много у него так же было и других друзей и покровителей. Поэтому для него всегда было утешительно бывать в Константинополе в их обществе. Некоторые из них весьма значительно помогали ему в заботах о благе Болгарской Церкви — то ходатайствовали по его делам перед императором, то имуществом помогали бедным болгарским церквам и монастырям.
Неизвестно, сколько времени продолжалось служение Феофилакта в качестве архиепископа Охридского. Черпая даты из писем, можно утверждать, что окончилось оно не ранее 1108 года. Если датировка рукописи одного из его стихотворений достоверна, то в 1125 году он был еще жив, но оставался ли еще архиепископом Охридским неизвестно.
По сербским источникам, в конце жизни перебрался Солунь, где и скончался.
Блаженный Феофилакт пользовался с древних времен славой святого отца и учителя Церкви. Так надписаны некоторые древние списки его творений и старопечатные славянские издания его Благовестника. И греческие писатели иногда называют его святым и ссылаются на его творения как на произведения святителя, мысли которого должны быть уважаемы как мысли отца и учителя Церкви.
Его имя отсутствует в святцах Русской Церкви, однако его память находим под 31 декабря в «Охридском прологе» свт. Николая (Велимировича), в сербских житиях святых, составленных прп. Иустином (Поповичем), а также в синаксаре на официальном сайте Охридской архиепископии Сербской Православной Церкви . Его имя также находим среди святых под 31 декабря на официальном сайте Православной Церкви в Америке

Книги автора:

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Благовестник, или толкование на Евангелие от Иоанна

Сила Духа Святаго, как написано (2 Кор. 12, 9) и как веруем, совершается…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Благовестник, или толкование на Евангелие от Луки

Нам неизвестно в точности, кем был по происхождению святой апостол…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Благовестник, или толкование на Евангелие от Марка

Св. Евангелие от Марка написано было в Риме спустя десять лет по вознесении…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Благовестник, или толкование на Евангелие от Матфея

Божественные мужи, жившие до закона, учились не из писаний и книг,…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на второе послание к Коринфянам святого апостола Павла

Апостол Павел пишет второе послание к коринфянам, потому что в первом…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на второе послание к Тимофею святого апостола Павла

Почему апостол пишет это, второе, послание к Тимофею? В первом послании…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на второе послание святого апостола Иоанна

Апостол пишет это послание как старец (пресвитер) избранной госпоже…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на второе послание святого апостола Петра

И это послание пишет апостол Петр к тем, которые уже уверовали. Он…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на Деяния святых апостолов

Книга эта называется «Деяниями апостолов»; потому что содержит в себе…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на Евангелие от Матфея

Почему святой Матфей не сказал «видение» или «слово», подобно пророкам,…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на первое послание к Коринфянам святого апостола Павла

Коринф, славившийся большим богатством, и мудростью, хотя уверовал…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на первое послание к Тимофею святого апостола Павла

Тимофей был из учеников Павла, пользовался вследствие этого уважением,…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на первое послание к Фессалоникийцам святого апостола Павла

Апостол Павел в письме к фессалоникийцам ставит наряду с собой и Тимофея.…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на первое послание святого апостола Иоанна

Тот же Иоанн, который написал Евангелие, писал и это послание, с целью…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на первое послание святого апостола Петра

Апостол Петр, как сам говорит, пишет иудеям, находящимся в рассеянии…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на первое соборное послание апостола Иакова

Апостол Иаков написал послание свое к двенадцати коленам, находящимся…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на послание к Галатам святого апостола Павла

Вступление и почти все послание исполнено сильного негодования: ибо…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на послание к евреям святого апостола Павла

Святой Павел был апостолом язычников, как он и сам говорит об этом…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на послание к Ефесянам святого апостола Павла

Ефес — митрополия (главный город) Малой Азии; он чтил, как высшую, богиню…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на послание к Колоссянам святого апостола Павла

Все послания Павла святы, но особенно те, которые он рассылал, находясь…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на послание к римлянам святого апостола Павла

Постоянное чтение Божественных Писаний ведет к познанию их, ибо нелжив…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на послание к Титу святого апостола Павла

Из спутников Павла Тит был опытнейший муж; именно поэтому он был рукоположен…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на послание к Филиппийцам святого апостола Павла

Филиппинцы — жители города Филипп, находящегося в Македонии и названного…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на послание святого апостола Иуды

Апостол Иуда Фаддей пишет это послание к тем, которые уже уверовали.…

блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский

Толкование на третье послание святого апостола Иоанна

Апостол пишет о странноприимстве. Во-первых, он одобряет Гаия, о котором…

Блаженный Феофилакт был родом из Еврипа или, точнее, из города Халкиса, лежащего близ Еврипа. В письме к брату императрицы Марии он сам упоминает о своих родственниках в Еврипе, а в одном древнем списке болгарских архиепископов прямо называется Феофилактом из Еврипа. Но, кажется, большую часть своей жизни он провел в Константинополе, ибо в одном из своих писем называет себя истинным константинопольцем и как в этом, так и в других письмах выражает такую привязанность к Константинополю, какую можно было приобрести только долговременным пребыванием в нем.

Служение свое блж. Феофилакт начал в Константинополе в сане диакона Великой Церкви. Звание диаконов Великой Церкви в то время было очень почитаемо. Как ближайшие помощники патриарха, они разделяли с ним почти все труды его служения: одни помогали ему в управлении патриархатом, другие заменяли его в деле проповеди. Блж. Феофилакт принадлежал к числу последних и носил титул ритора Великой Церкви. Обязанностью его было объяснять Священное Писание и писать поучительные слова от имени патриарха. В одном древнем памятнике блж. Феофилакт назван учителем риторов. Но это не означает того, что он был в прямом смысле этого слова учителем красноречия для готовящихся к риторской должности. Так назывались те из риторов, которые особенно отличались даром проповедничества и потому могли служить примером для других менее способных и опытных проповедников.

Что блж. Феофилакт справедливо звался учителем риторов, об этом лучше всего свидетельствуют его творения. Из них мы видим, что он вообще имел обширные богословские познания и был весьма сведущ в Священном Писании, которое по званию ритора обязан был объяснять народу. Творения его показывают также, что он обладал в известной мере и светской ученостью; особенно хорошо знал древнюю классическую литературу. Понимая важность светской учености в пастырском служении, он не только сам занимался светскими науками, но и другим учителям Церкви6 советовал не пренебрегать ими, но интересоваться хоть в некоторой мере. Проповеднические дарования блж. Феофилакта сделали его известным императорскому двору. Не только высшие придворные сановники питали к нему уважение, но и сама благочестивая императрица Мария оказывала ему свое покровительство.

Блж. Феофилакт, кажется, очень долго находился на должности диакона Великой Церкви и ритора (или учителя риторов); в письме, которое написано немного спустя по оставлении им сей должности, он называет себя уже старцем. Вероятно, его проповеднические дарования были причиной того, что патриарх сколь возможно долее удерживал его в этой невысокой, но очень важной должности. Впрочем, надежда, что при его высоких дарованиях он может быть еще более полезен в другом месте, заставила патриарха и императора указать ему другое, более обширное поприще деятельности — в сане архиепископа Болгарской Церкви.

Время вступления блж. Феофилакта на архиепископскую кафедру Болгарии с точностью определить нельзя. С достоверностью можно сказать только, что оно случилось до 1081 года. Находясь уже в сане архиепископа, он писал письмо философу Иоанну Италийцу с просьбой быть ходатаем за него перед императором. Но Иоанн пользовался доверием только двух императоров — Михаила Дуки, который удален был с престола в 1078 году, и Никифора Вотаниота, царствовавшего до 1081 года. Впрочем, так как Феофилакт пишет к Иоанну, что он уже давно не видел его, то можно полагать, что перемещение святителя из Константинополя в Болгарию случилось еще в царствование Михаила, то есть до 1078 года.

Церковный округ, вверенный управлению блж. Феофилакта, еще со времен императора Юстиниана I освобожден был от подчинения патриарху. По уважению к своей родине, Первой Юстиниане, император возвел тамошнего епископа в сан архиепископский и, дав ему право независимости, подчинил ему все области, которые потом вошли в состав Болгарии и Сербии. С обращением болгар к христианству эти области подчинены были константинопольскому патриарху на основании 28-го правила IV Вселенского Собора. Но споры пап с патриархами об управлении Болгарской Церковью, равно как частые войны между болгарами и греками, дали повод болгарским царям воспользоваться постановлением Юстиниана для возвращения древних прав своей Церкви. Временем освобождения Болгарской Церкви от подчинения константинопольскому патриарху с большей вероятностью можно считать время царствования Симеона Книголюбца.

Кафедра болгарского архиепископа, несколько раз переносившаяся с места на место, наконец утвердилась в Охриде, столице Болгарии, которой и было дано имя Первой Юстинианы.

Права свои Болгарская Церковь сохранила и после того, как греческий император Василий Волгароктон, победив болгар, заставил их покориться Византийской империи (с 1018 года). Только с половины XI века архиепископы болгарские стали посылаться уже из Константинополя и назначаться не из природных болгар, а из греков. Блж. Феофилакт был пятый болгарский архиепископ из греков. Он занял архиепископскую кафедру после Иоанна Аиноса.

Тяжкие скорби ожидали блж. Феофилакта в Болгарии. Кроме грубой простоты болгар, которая поначалу не могла не произвести на него неприятного впечатления, он встретил здесь много такого, что сильно должно было сокрушить всякого ревностного архипастыря. Болгарская Церковь страдала от большого количества еретиков. Павликиане, а потом богомилы повсюду сеяли заблуждения в народе и, подкрепляемые своей многочисленностью, открыто нападали на защитников Православия. Во внешнем же отношении она много терпела от светских правителей Болгарии и сверх того подвергалась частым опустошениям от внешних врагов. К тому же и сами болгары беспрестанно роптали на свое политическое унижение.

В царствование Михаила Дуки они даже взбунтовались против греков, и хотя были усмирены силой оружия, однако не оставляли мысли при удобном случае вновь вооруженным восстанием возвратить себе свободу. Посему в письмах первых лет своего архиепископства блж. Феофилакт много сетует на свое положение в Болгарии.

Жизнь среди болгар ему казалась заточением, и он даже просил избавить его от этой тяжкой участи. О положении своем в Болгарии писал он к императрице Марии и к великому доместику, но, не надеясь получить увольнение, молил Господа избавить его от сих скорбей или облегчить их Своим утешением. Господь облегчил скорбь святителя. Мало-помалу он свыкся со своим положением в Болгарии, полюбил болгар за их простое, но искреннее благочестие и, несмотря ни на какие противодействия, с отеческой заботливостью предался устроению своей церкви. Препятствия со стороны врагов, по-видимому, только усиливали ревность его о благе.

В управлении Болгарской Церковью блж. Феофилакт показал себя архипастырем столь мудрым в своих предначертаниях, сколь и твердым в исполнении их. Хорошо понимая, что для духовного просвещения народа ему более всего необходимы способные помощники, он обращал самое строгое внимание на избрание достойных пастырей, особенно епископов. Из избранных им в болгарские епископы одни, как сам он говорит, снискали одобрение по благоразумию и благочестию, другие сделались известными красноречием и ученостью, а иные получили епископское достоинство, прославившись строгостью иноческой жизни. Не находя довольно просвещенных пастырей между болгарами, он избирал епископов из греков, если кто из них заслужил признание своей просвещенностью в Константинополе. Так как неумение приспосабливаться к внешним потребностям народа может вредить пастырю в его служении, то он обращал внимание и на эти качества в избираемом и для некоторых мест искал таких епископов, которые были бы «мудры в делах не только духовных, но и в мирских». Желание видеть в епископе истинного архипастыря истребляло в нем все другие побуждения. Ни родство, ни дружба, ни просьбы не могли заставить его избрать недостойного или неизвестного ему. Даже явную опасность подвергнуться гонению за неудовлетворение просьбы он встречал с мужеством и твердостью исповедника. Так, однажды дук Скопийский просил его произвести в епископы одного человека, и блж. Феофилакт с достоинством и силой отвечал ему: «Ни тебе, государь мой, не следует мешаться в это великое дело, которое должно совершать со страхом, ни мне так легкомысленно решаться сообщать Божественную благодать». Правитель обещал отблагодарить святителя за исполнение его просьбы, но блж. Феофилакт и на это отвечал: «Государь мой! Ежели тот, о котором ходатайствуешь, таков же (как и другие избранные), то не ты должен благодарить меня, а я тебя. Если же он неизвестен ни нашей церкви, ни в Константинополе не заслужил особенного одобрения за благочестие и просвещение, то не оскорбляй Бога и не приказывай нам, ибо нам заповедано повиноватися подобает Богови паче, нежели человеком (Деян. 5, 29)».

Но одного мудрого избрания пастырей недостаточно было для упрочения благосостояния Церкви. Нужно было еще осуществлять непрестанный надзор за их действиями. Блж. Феофилакт понимал это и со всей бдительностью наблюдал за каждым их действием. Он старался, по возможности, предупреждать всякое уклонение от указанной цели или исправлять его, если оно уже имело место. Ибо он, по собственным словам его, «не знал другого утешения, кроме того, чтобы исправлять сделанное зло». К этой цели он постоянно и терпеливо стремился, употребляя для вразумления виновного все: и строгость, и снисхождение. В подобных случаях действия его в отношении Триадицкого епископа могут служить поучительным примером. Этот епископ неизвестно по какой причине сделался гонителем престарелого настоятеля монастыря св.

Иоанна, запретил ему священнодействие, выгнал из монастыря и подверг тяжкой епитимии. Когда гонимый в первый раз обратился с просьбой к архиепископу, блж. Феофилакт убедил епископа перестать гневаться на старца, и тот дал ему слово. Но спустя немного снова стал гнать старца, так что старец нашел нужным направить свою просьбу самому императору. Император, кажется, передал дело на суд архиепископа, потому что гонимый снова прибег с просьбой о защите к блж. Феофилакту. Святитель сильно огорчен был поведением епископа, который не хотел дать покоя старцу, уже чуть ли не умирающему. Впрочем, он опять со снисходительностью писал к нему, убеждая прекратить гонение и приглашая его дать отчет о своем поведении на ближайшем соборе. Епископ, однако, ни старцу не дал покоя, ни сам не явился на собор, оправдаться перед которым не мог. Когда блж. Феофилакт увидел, что терпеть это далее было бы противно законам правосудия, то вместе с собором запретил непокорному епископу священнодействие. Но тот, не вразумившись, отправился в Константинополь и, выдумав множество клевет на архиепископа, распространял их между своими покровителями. Блж. Феофилакт скоро узнал о всех его кознях; несмотря на это, когда запрещенный епископ стал просить у него прощения, святитель великодушно простил его и дал ему разрешение. «Только молись за меня, — писал он епископу, — и благословляй, а не кляни того, кто тебя любит».

Чтобы ближе видеть нужды каждой церкви, блж. Феофилакт созывал епископов на соборы и здесь рассматривал все проблемы. Здесь же подвергал он общему обсуждению те дела, для которых нужно было взаимное совещание. Поместные соборы, по правилам церковным, должны собираться в известные, определенные времена, и блж. Феофилакт так был верен этим священным правилам, что никакие препятствия не могли его удержать от исполнения их. «Я еще не освободился от тяжкой болезни, — писал он однажды, собираясь на собор, — как священный глас церковных правил побудил меня к созванию священного собора. Глас поистине Христов возбуждает от одра, дает силы к свободному движению и путешествию и повелевает нести самый одр».

Как глава Болгарской Церкви, блж. Феофилакт считал своей обязанностью также защищать ее права и имущество от посягательств посторонних. В этом случае он забывал все личные выгоды, лишь бы только не допустить отнять у вверенной его попечению церкви то, что принадлежит ей издревле. В это время сами патриархи часто отказывались от некоторых прав своих церквей, чтобы облегчить их бедственное состояние покровительством сильного патриарха Константинопольского. Блж. Феофилакт также видел, что и он смог бы избежать большей части скорбей, выпавших на долю Болгарской Церкви, если бы отдал ее под покровительство столичного патриарха.

Несмотря на это, он никак не хотел жертвовать священными правами Болгарской Церкви ради временных выгод. Однажды неизвестный монах вздумал было без ведома святителя основать церковь в одном местечке (Кичаве) его округа и в оправдание своего предприятия ссылался на дозволение, будто бы данное ему патриархом Константинопольским. Справедливо или нет было его показание, неизвестно, но, во всяком случае, блж. Феофилакт считал своей обязанностью запретить дело, «несогласное ни со священными правилами, ни с государственными законами. Несмотря на то, что монах утверждал, будто начал дело на основании патриаршего права ставропигии, я, — говорит святитель, — запретил ему… Ибо какое отношение между болгарами и патриархом Константинопольским, который не имеет в Болгарии ни права рукоположения, ни других преимуществ? Болгария главой своим признает архиепископа».

Блж. Феофилакт много сделал для защиты имущества церкви, которое расхищалось светскими правителями Болгарии, сборщиками царских податей. При внутреннем и внешнем упадке Византийской империи Греческая Церковь нередко несла вместе с народом бремя государственных налогов. Но Болгарская Церковь должна была нести бремя двойных налогов — в пользу государства и для удовлетворения корыстолюбия самих сборщиков. Находясь вдали от столицы, эти чиновники без всякого опасения расхищали церковное имущество под предлогом законного сбора. Блж. Феофилакт часто получал письменные донесения об этом от епископов, которые сами защитить свои церкви были не в состоянии. То же видел он и в своей епархии. Но его противодействие незаконным поступкам сборщиков восстановило их против него же самого. Будучи до сего времени врагами церкви, они теперь сделались и его личными врагами. Кроме того, некоторые из них имели, кажется, еще и другие, более веские причины ненавидеть его и нападать на Церковь Божию.

В письме к епископу Керкирскому блж. Феофилакт вообще называет их «врагами евангельского исповедания»; в другом письме к тому же лицу он описывает, по-видимому, одного из них как человека, который «не почитает Божией Матери, одобряет всех делающих Церкви зло и злословит тех, которые почитают праздники, ходят в церковь и слушают беседы архиепископа». Очевидно, это были еретики павликиане или богомилы, которых тогда очень много было в Болгарии. Враги эти тем опаснее были для Церкви и самого блж. Феофилакта, чем более им ненавистно было Православие. О святителе они распускали в Константинополе молву, будто он незаконно обогащается за счет бедных болгар, доносили об этом и самому императору, уверяя его, что болгарский архиепископ слишком силен и пользуется властью, превышающей его сан. В самой Болгарии они вооружили против него церковного служителя по имени Лазарь. Этот Лазарь ходил по Болгарии и возбуждал против архиепископа всех отлученных от Церкви за ереси или за какие-либо преступления против правил Церкви.

Несмотря на все скорби, какие встречал блж. Феофилакт при защите ее прав и имущества, он не уменьшал своей ревности о ее благе. Он хотел быть отцом для своей паствы и делал для нее не только то, что обязан был по своему званию, но и то, к чему побуждала его христианская любовь. Отеческая заботливость его о благе Болгарской Церкви особенно обнаруживалась в случаях вражеских нападений, которым подвергалась Болгария от соседних народов. Варвары, опустошая страну, грабили и жгли храмы, расхищали церковное имущество, что вынуждало духовенство скрываться в лесах и пустынях. Блж. Феофилакт, по-отечески переживая за судьбу Болгарской Церкви, употреблял все средства к облегчению ее бедствий; когда не находил их, то просил о помощи других. Так, он письменно просил сына Севастократора помочь одной церкви, в которой после опустошения неприятелем не осталось ни епископа, ни пресвитера, ни диакона, а те, кому вверено было охранение ее, разбежались, оставив без защиты. «Прошу тебя, — писал ему Феофилакт, — сжалься над церковью, некогда знаменитою, которую благочестивейший царь болгарский Борис воздвиг вместе с другими семью церквами. Он построил ее, а ты обнови, дабы Господь и в твоей утробе обновил дух правый». У одного епископа при опустошении города сожжена была кафедральная церковь. Блж. Феофилакт хотел утешить собрата хотя бы письмом, выразив ему, что он чувствует величайшую скорбь о несчастии его церкви. Скорбь его усиливалась, ибо по своему смирению он думал, будто причиной бедствий церкви были грехи его. «Увы мне, — взывал он с пророком, — ибо грехи мои возжгоша огнем святило ! Кто даст главе моей воду и очесем моим источник слез? и плачуся день и нощь о побиенных дщере людий моих (Пс. 73, 7. Иер. 9, 1), о том несчастном городке, как бы тыквице Иониной, которая иссохла, лишь появилась. Что достоплачевнее матери народа моего, Церкви Божией?» Но при нападении на Болгарию апулийцев под предводительством Боэмунда (1107) блж. Феофилакт должен был и сам спасаться бегством из Охриды в Солунь.

Заботы о благе Болгарской Церкви часто побуждали блж. Феофилакта ездить в Константинополь, чтобы лично ходатайствовать там по делам ее.

Во многих письмах он говорит об этих путешествиях в столицу. Покровительство благочестивой императрицы Марии не прекратилось для него с удалением в Болгарию, равно и он не переставал питать уважение к своей покровительнице не только тогда, когда она сидела на императорском престоле, но и после, когда уединенно жила в обществе подвижниц. Много у него так же было и других друзей и покровителей. Поэтому для него всегда было утешительно бывать в Константинополе в их обществе. Некоторые из них весьма значительно помогали ему в заботах о благе Болгарской Церкви — то ходатайствовали по его делам перед императором, то имуществом помогали бедным болгарским церквам и монастырям.

Ко времени этих посещений надобно относить воспитание блж. Феофилактом сына Марии, Константина Порфирородного. По крайней мере, его никак нельзя относить к тому времени, когда Феофилакт был ритором и диаконом Великой Церкви. Константин родился в 1074 году, следовательно, когда святитель оставил Константинополь, ему было едва ли более трех лет. О воспитании Константина блж. Феофилакт говорит в своем сочинении «О царском воспитании». Здесь же он говорит, что у него были многие другие наставники, из коих «одни образовали в нем дар слова, другие внушали правила благоповедения, иные преподавали уроки истории». Потому можно думать, что воспитание им Константина ограничивалось только немногими уроками, которые он мог давать ему во время кратковременных посещений столицы. Благочестивая императрица, почитавшая болгарского архипастыря, конечно, надеялась, что он и немногими наставлениями лучше других может развить в ее сыне чувство благочестия и дать правильное направление всему воспитанию.

Нашествие Боэмунда на Болгарию случилось в 1107 году. Если временем вступления блж. Феофилакта на архиепископский престол считать последние годы царствования Михаила Дуки, то и тогда выйдет, что до этого времени он управлял Болгарской Церковью не менее тридцати лет. Таким образом, если и не принимать строго именование себя самого старцем в начале своего архиепископства, то, во всяком случае, несомненно можно считать, что в 1107 го-ду он был уже глубоким старцем. В письмах своих, которые относятся к этому году, он жалуется также на тяжкие болезни. Итак, поскольку позже, чем к этому году, нельзя с достоверностью отнести ни одного из известных его писем, то справедливо можно предполагать, что он кончил свою многотрудную жизнь в том же 1107 году или вскоре после того.

Блж. Феофилакт не относится к числу святых, память которых празднуется Православной Церковью. Но он пользовался с древних времен славой святого отца и учителя Церкви. Это название усвояется ему в некоторых древних списках его творений, равно как и в старопечатных славянских изданиях его Благовестника. И греческие писатели иногда называют его святым и ссылаются на его творения как на произведения святителя, мысли которого должны быть уважаемы как мысли отца и учителя Церкви. Таким образом, если блж. Феофилакт и не внесен в число святых, чествуемых Православной Церковью, однако же по своим творениям он всегда уважался как отец и учитель Церкви.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *