Формальный закон

Закон достаточного основания — это один из основных общелогических принципов, согласно которому в процессе рассуждения всякое суждение считается истинным только в том случае, если приведено достаточное основание его истинности. Закон достаточного основания относится к четырём так называемым основополагающим логическим законам — закону тождества, закону противоречия, закону исключённого третьего и закону достаточного основания (см. Законы логики), которые подразумевают наиболее общие принципы (или постулаты) теоретического мышления и используются при оперировании понятиями и суждениями, в умозаключениях, доказательствах и опровержениях, и поэтому присутствуют практически во всех логических системах.

Основная задача закона достаточного основания — аргументирование доказательности логически правильного мышления. В силу того, что в процессе рассуждения в качестве посылок могут быть использованы ложные допущения, данный закон предписывает установление истинностной квалификации любого суждения, взятого в качестве основания рассуждения. Такое установление должно показать то, на чём основывается истинность допущения. Таким образом, закон достаточного основания выражает методологическое требование обоснованности всякого рационального знания, которое подразумевает отображение истинного (действительного) положения вещей. В этом смысле он является общим методологическим принципом и применим не только к логике, но ко всей области фактических истин.

Под «достаточным основанием истинности» некоторого суждения (называемого следствием из данного достаточного основания или доказываемым тезисом) понимается совокупность истинных суждений (которые называются основаниями или аргументами) — таких, что обосновываемое суждение следует из них по законам и правилам логики. В составе достаточного основания должны быть заведомо истинные суждения (аксиомы, определения, удостоверенные суждения непосредственного восприятия и выводные суждения) — уже обоснованные, то есть доказанные опытным путём или выведенные из истинности других суждений.

Под «приведением достаточного основания» понимается формулирование аргументов и указание на логическое следование из них обосновываемого суждения. При этом учитывается, что в практике научного и повседневного мышления некоторые из оснований, например аксиомы, суждения, выражающие установленные в данной области законы природы, и вообще общеизвестные положения, могут не формулироваться явно; это не нарушает закон достаточного основания, поскольку эти основания подразумеваются или, во всяком случае, могут быть выявлены при уточнении логической формы доказательства. Равным образом учитывается, что ход рассуждения, ведущий от оснований к обосновываемому суждению, может быть не выявлен полностью (например, обычно явно не ссылаются на логические законы и правила вывода, некоторые суждения, возникающие в ходе рассуждения, не формулируются в явной форме и так далее); это также не нарушает закон достаточного основания, поскольку логическая форма рассуждения в случае необходимости может быть полностью выявлена (то есть все опущенные логические аксиомы и выведенные в ходе доказательства промежуточные суждения могут быть сформулированы в явной форме, с указанием тех правил вывода, по которым совершается переход от одних суждений к другим в ходе доказательства).

Закон достаточного основания ничего не говорит о форме связи достаточного основания с доказываемым тезисом, которая может быть различной в зависимости от формы доказательства и вида входящих в него умозаключений. Он требует лишь необходимого следования истинности тезиса из истинных оснований. Закон нарушается, если доказываемое суждение логически не следует из аргументов или если в составе последних есть ложные суждения. Так как «недостаточное основание», то есть основание, из которого не может быть логически выведено обосновываемое суждение, вообще нет смысла называть основанием, то закон достаточного основания часто называют просто принципом (или законом) основания.

Закон достаточного основания содержит в себе ряд предписаний:

  1. Все посылки рассуждения (умозаключения, доказательства, вывода) должны быть обоснованы.
  2. Если какое-либо суждение является обоснованным, то допустимо использовать его в доказательстве, не воспроизводя его оснований, а лишь подразумевая их. Это предписание позволяет применять в качестве посылок также положения, которые являются синонимами, либо такие, обоснование которых есть следствие доказанных (истинных) положений.
  3. Обоснованием считается любая истинностная характеристика суждения (ложное суждение, вероятностное суждение).
  4. В обосновании суждений следует различать логическое обоснование (отношение вывода логического следствия) и фактическое обоснование.

Понятие о законе достаточного основания в явной форме было введено Г. В. Лейбницем в XVII веке, хотя требование достаточных или убедительных оснований столь же старо, как и само теоретическое мышление. Идеи, выраженные этим принципом, лежали в основе различных логических теорий Античности, Средневековья и Нового времени, причём трактовались они не только в логическом, но часто и в онтологическом смысле — как выражение закона причинности. Согласно Левкиппу и Демокриту, «ни одна вещь не возникает беспричинно, но всё возникает на каком-нибудь основании и в силу необходимости» (цит. по кн.: Маковельский О. А., Древнегреческие атомисты; Баку, 1946, с. 229). Глубокое раскрытие логического аспекта принципа достаточного основания содержалось в теории доказательства Аристотеля; его требование искать «первые начала и причины» («Метафизика» I, 1 982а 3), а также учение о соответствии среднего термина силлогизма (первой фигуры) причине того, что высказывается о подлежащем заключения, сообщает аристотелевому подходу к доказательству также и онтологический аспект. Но как особый закон принцип достаточного основания Аристотель не формулирует. Как закон бытия и познания он был впервые сформулирован Лейбницем. Например, в сочинении «Монадология» он выразил его так: «… ни одно явление не может оказаться истинным или действительным, ни одно утверждение справедливым, — без достаточного основания, почему именно дело обстоит так, а не иначе»… (Избранные философские сочинения. — М., 1908, с. 347). При этом Лейбниц не проводил ясного различения между логическим основанием и причиной чего-либо, между логическим следованием и причинной связью, между логическим принципом достаточного основания и законом причинности. Закон достаточного основания служил Лейбницу в качестве критерия истин факта, отличаемых им от истин разума, критерием которых он считал прежде всего принцип противоречия. В целом, характеристика, данная Лейбницем принципу достаточного основания, не отличалась ясностью, и уже вскоре были предприняты попытки свести требование достаточного основания к условию непротиворечивости. В дальнейшем идея Лейбница понималась по-разному. Хр. Вольф, следуя Лейбницу, также формулировал закон достаточного основания как логико-онтологический принцип, определяя основание как то, из чего можно понять, почему нечто есть. Против смешения принципа достаточного основания как принципа познания с законом причинности выступил И. Кант. Однако он идеалистически истолковывал этот принцип, считая его априорным. Г. В. Ф. Гегель трактовал его в духе субъективного идеализма, рассматривая основание как момент в развитии абсолютной идеи. А. Шопенгауэр в диссертации «О четверояком корне закона достаточного основания» (1813) различал четыре его формы: закон основания становления (закон причинности, касающийся вещей); закон основания познания (основания истины); закон основания бытия (касающийся пространства и времени); закон основания действия (касающийся мотивации поступков).

В последующем развитии логики закон достаточного основания понимался то как чисто логический, то как логико-онтологический принцип. В XVIII–XIX веках в формальной логике (см. Логика формальная) сложилась традиция включать его в число четырёх так называемых основных мышления законов наряду с законом тождества, законом противоречия и законом исключённого третьего. Наряду с этим, против понимания закона достаточного основания как особого логического закона (подобного остальным трём законам) издавна выдвигались возражения. Эти возражения приобрели убедительность в связи с развитием математической логики, когда стало ясно, что сама проблема «сильных оснований», затрагивавшаяся традиционной логикой в связи с данным «законом», трактовалась поверхностно, без учёта системного характера научного знания и динамики его развития. Последующее развитие логики показало, что закон достаточного основания имеет исключительно содержательный характер и не может быть формализован: в отличие от законов тождества, противоречия и исключённого третьего, его нельзя представить в виде формулы какого-либо логического исчисления. Это общелогический принцип, по существу совпадающий с исходными идеями логической теории доказательства вообще (особенно дедуктивного). В этом смысле те уточнения понятия доказательства, которые разработаны в математической логике, можно рассматривать как своего рода уточнение закона достаточного основания. При своей ограниченности (в указанном смысле) традиционного закона достаточного основания, он, тем не менее, имеет широкое рациональное содержание, поскольку характеризует одну из наиболее существенных черт логически правильного мышления — доказательность.


Катя Анисимова
Студент-химик, выпускница мастерской прикладной рациональности «Летней школы» и автор «Общества скептиков».
Мы часто слышим фразы вроде «это нелогично» и «где тут логика». Интуитивно понятно, что логика — это что-то про наши рассуждения, выводы, структуру мыслей. В целом так и есть. Логика — это наука, которая появилась в V веке до нашей эры и изучает законы и форму мышления.
Под формой мышления понимают структуру мысли, а не её содержание. Например, с точки зрения логики выражение «Все шмумрики хжуют тофц с штецеллой на фафлак. Финкус — шмумрик. Финкус хжует тофц с штецеллой на фафлак» абсолютно верно, а «Все планеты Солнечной системы вращаются вокруг Солнца. Земля вращается вокруг Солнца. Следовательно, Земля — планета Солнечной системы» — нет.
Вся логика «живёт» на четырёх законах. Разберёмся, какие это законы и как они работают.

Закон тождества

Каждая мысль должна быть равна самой себе, не должна иметь больше одного значения.

В чём суть

Еще до нашей эры Аристотель говорил: «…Иметь не одно значение — значит не иметь ни одного значения; если же у слов нет (определённых) значений, тогда утрачена всякая возможность рассуждать друг с другом, а в действительности и с самим собой, ибо невозможно ничего мыслить, если не мыслить каждый раз что-нибудь одно».

Примеры нарушения

Самый популярный пример нарушения закона тождества — фраза «студенты прослушали лекцию». Слово «прослушали» можно понять в двух значениях: то ли студенты внимательно слушали преподавателя, то ли всё пропустили.
Примером нарушения закона тождества будет и эта шутка:
— Я сломал руку в двух местах.
— Больше не ходи в эти места.
В результате немного более сложных нарушений закона тождества получаются софизмы. Софизм — это внешне правильное доказательство ложной мысли с помощью преднамеренного нарушения логических законов.
Что лучше: вечное блаженство или бутерброд? Конечно же, вечное блаженство. А что может быть лучше вечного блаженства? Конечно же, ничто! Но бутерброд ведь лучше, чем ничто, поэтому бутерброд лучше вечного блаженства.
Подвох здесь в том, что слово «ничто» употребилось сначала в значении «ни один предмет или явление», а потом в значении «отсутствие чего-либо»

Как применять в жизни

Первый закон логики поможет распознать софизмы. Первое, на что стоит обращать внимание, — неоднозначные слова.

Закон противоречия

Высказывание и его отрицание не могут быть одновременно истинными.

Если одно суждение что-то утверждает, а другое то же самое отрицает об одном и том же объекте в одно и то же время и в одном и том же отношении, то они не могут одновременно быть истинными.
Например, два суждения — «котик чёрный» и «котик белый» — не могут одновременно быть истинными, если речь идёт об одном и том же котике, в одно и то же время и в одном и том же отношении. То есть цвет котика сравнивается с одной и той же палитрой.

«Этот рыжий кот оставил по всему ковру чёрные шерстинки». И из детства — «Закрой рот и ешь».

Самое сложное — выявить противоречие. Фраза «в детстве у меня не было детства» не нарушает закон противоречия, а «сделал устный доклад в письменной форме» нарушает. Так что, главное — понять, имеет место противоречие или игра слов.

Закон исключённого третьего

Два противоречащих суждения об одном и том же предмете в одно и то же время и в одном и том же отношении не могут быть одновременно истинными и не могут быть одновременно ложными

Суждения бывают противоположными и противоречащими.
Противоположные суждения всегда предполагают некий третий, промежуточный вариант. Например, для суждений «дом большой» и «дом маленький» промежуточным будет «дом среднего размера». Для противоречащих суждений нет никакого третьего варианта. Например, для суждений «дом большой» и «дом небольшой» третьего верного варианта не предполагается.
Итак, два противоречащих суждения об одном и том же предмете, в одно и то же время и в одном и том же отношении не могут быть одновременно истинными и не могут быть одновременно ложными.

Пример нарушения

Суждения «кот старый» и «кот нестарый» об одном и том же котике в одно и то же время не могут быть одновременно верными.

Примеры простые до безобразия, но в жизни закон противоречия нарушается скорее так: между противоречащими суждениями есть ещё часть монолога, да и сами суждения могут быть высказаны не очень явно. Как с этим быть? Внимательно вслушиваться в то, что говорит собеседник, и следить за мыслью. Если все остальные законы не нарушаются, присмотритесь ещё раз к формулировкам. Возможно, тут замаскированные противоречащие суждения.

Закон достаточного основания

Любая мысль (тезис) для того, чтобы иметь силу, обязательно должна быть доказана какими-либо аргументами, причём эти аргументы должны быть достаточными для основания исходной мысли, то есть она должна вытекать из них.

Помните, что такое презумпция невиновности? Она основана на законе достаточного основания. Принцип презумпции невиновности предписывает считать человека невиновным, даже если он даёт показания против себя, до тех пор, пока его вина не будет достоверно доказана какими-либо фактами. Другими словами, признание вины не гарантирует, что человек действительно совершил преступление, а вот улики и доказательства — вполне могут. То есть признание вины — недостаточное основание, а факты и улики, указывающие на преступника, — достаточное.

«Не ставьте мне двойку. Я прочитал весь учебник и, возможно, что-то отвечу». Вывод не вытекает из основания: студент мог прочитать весь учебник, но из этого не следует, что он сможет что-то ответить.

Закон достаточного основания предостерегает от поспешных выводов. Если мы помним о том, что любое утверждение должно быть подкреплено фактами, это поможет распознавать дешёвые сенсации и небылицы.
ЛайфхакерКатя Анисимова

Студент-химик, выпускница мастерской прикладной рациональности «Летней школы» и автор «Общества скептиков».

Мы часто слышим фразы вроде «это нелогично» и «где тут логика». Интуитивно понятно, что логика — это что-то про наши рассуждения, выводы, структуру мыслей. В целом так и есть. Логика — это наука, которая появилась в V веке до нашей эры и изучает законы и форму мышления.

Под формой мышления понимают структуру мысли, а не её содержание. Например, с точки зрения логики выражение «Все шмумрики хжуют тофц с штецеллой на фафлак. Финкус — шмумрик. Финкус хжует тофц с штецеллой на фафлак» абсолютно верно, а «Все планеты Солнечной системы вращаются вокруг Солнца. Земля вращается вокруг Солнца. Следовательно, Земля — планета Солнечной системы» — нет.

Вся логика «живёт» на четырёх законах. Разберёмся, какие это законы и как они работают.

Любая мысль (тезис) для того, чтобы иметь силу, обязательно должна быть доказана какими-либо аргументами, причём эти аргументы должны быть достаточными для основания исходной мысли, то есть она должна вытекать из них.

Помните, что такое презумпция невиновности? Она основана на законе достаточного основания. Принцип презумпции невиновности предписывает считать человека невиновным, даже если он даёт показания против себя, до тех пор, пока его вина не будет достоверно доказана какими-либо фактами. Другими словами, признание вины не гарантирует, что человек действительно совершил преступление, а вот улики и доказательства — вполне могут. То есть признание вины — недостаточное основание, а факты и улики, указывающие на преступника, — достаточное.

«Не ставьте мне двойку. Я прочитал весь учебник и, возможно, что-то отвечу». Вывод не вытекает из основания: студент мог прочитать весь учебник, но из этого не следует, что он сможет что-то ответить.

Закон достаточного основания предостерегает от поспешных выводов. Если мы помним о том, что любое утверждение должно быть подкреплено фактами, это поможет распознавать дешёвые сенсации и небылицы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *