Гиппенрейтер общаться с ребенком

Такой вопрос часто задают родители, бабушки и дедушки, опекуны на консультации у психолога, когда приходят решать назревшие проблемы. «Им теперь ничего не скажи!». «Мы боимся делать замечания, запрещать и вообще что-либо говорить, они теперь вон какие!». Родители хотят эффективно разговаривать с ребенком. В это понятие как правило, вкладывают такой смысл: «что бы слушался», «выполнял требования», «не грубил», «помогал по дому».

Эффект-это реакция, либо иллюзия реакции, изменения, вызванное некоторым воздействием. А разговор — это словесный обмен сведениями, мнениями, беседа. Часто можно наблюдать, как взрослые стараются воздействовать на детей словами, интонацией в голосе, убеждениями, аргументами и при этом совершают ошибку. Ошибка заключается в том, что взрослые в большей степени говорят сами и в меньшей слушают своих детей. Разговор подразумевает обмен сведениями и мнениями. То есть, для эффективного разговора нужно не только говорить, но и уметь выслушать и расположить человека для совместной беседы и ребенка в том числе.

Родители — ближайшие родственники человека, составляющие основу его семьи. Роль родителей в отношении ребёнка имеет сложный и глубокий характер и колеблется в зависимости от культуры, религии и народа. Родители, как воспитатели несут ответственность за поведение своего ребёнка в обществе, которые обязаны заботиться о детях и их воспитании, защищать права и интересы детей. Это определение подразумевает наличие власти, влияния, воздействия, подчинение одного другому.

Пользуясь этим влиянием, властью родители: требуют, угрожают, обвиняют, стыдят, манипулируют, шантажируют. Вспомните свое состояние, когда с вами так поступают другие. Приятное ли оно? Не правда ли, хочется избавится от такого взаимодействия. Поэтому дети и подростки бессознательно сопротивляются этому взаимодействию как могут: игнорируют вашу речь, не учат уроки, забывают и пропускают ваши просьбы, уходят из дома и т.д. Это формы проявления скрытой агрессии.

Когда вы говорите с детьми, помните, что ребенок не только воспринимает смыслы, но и учиться у вас манере, стилистике, способам общения. Вы агрессивны: кричите, раздражаетесь, оскорбляете, экономите время на общении с близкими, и он также сделает. Вы манипулируете, шантажируете и он учиться этому как способу взаимодействия.

Поэтому задайте себе вопрос: чего я хочу от нашего разговора? Я хочу подавить, унизить моего ребенка? Если нет, то говорите и относитесь с уважением.

Помимо способов агрессивного воздействия есть очень эффективный инструмент — Диалог. Настоящие близкие отношения, а отношения родителей и детей могут быть близкими, начинаются с диалога, когда каждый может слышать и быть услышанным другим.

Как начинается диалог, как его вести и не нарушать? В младенчестве этот Диалог возникает через прикосновения к телу, кормление, уход, интонацию в голосе, совместную игру. Внутреннее отношение взрослого к ребенку проявляется во всех этих актах и формирует самооценку ребенка и отношения с другими людьми. По тому как относится родитель ребенок понимает: «я тот, с которым обходятся с грубостью и резкостью». Или: «я тот, к кому относятся с сочувствием, принятием, уважением».

Диалог — это когда говорят двое, а не когда один из них читает нотации. Если ребенок еще не использует речь, то ответит вам поведением или телесными проявлениями: улыбнется, подаст руку или заплачет, спрячется, заболеет. Эти ответы заслуживают внимательного отношения близкого взрослого. И здесь важна способность понимать послания ребенка через игру, если он маленький и не может себя выразить словами, объяснить свое состояние. Важно быть вдумчивым, эмпатическим, включенным. Уметь, как бы стать на место другого. Представить, «каково ему в своем ботинке».

Дети постарше могут вести беседу. Когда взрослый слушает ребенка, нужно пытаться вникнуть и понять в тот смысл, что он до вас доносит. Не перебивать на полуслове и навязывали что-то свое, не игнорировать детские слова как нечто «ерундовое» и «глупое». Не выдавать готовые ответы, предоставлять возможность делать ребенку внутреннюю работу обдумывая и подбирая слова, осмысливая собственные суждения. Выслушав и поняв, говорить о себе, проверяя, понятны ли ваши взрослые слова и мысли. Если слова могут быть не понятными, то язык эмоций детям более ясен, так как они являются врождёнными.

Еще один важный момент разговора — это паузы в реакциях взрослых, контакт глазами. Многим взрослым людям это крайне сложно делать: не спешить в разговоре, выдерживать естественные остановки и замедления на некоторое время. Для этого требуется на некоторое время отложить свои взрослые нужды.

Если родитель сможет послушать своего ребенка на глубоком интимном уровне, вероятно, что он услышит о его потребностях. Это следующий очень важный шаг в развитии уметь осознавать свои потребности. Например, требование купить новый телефон может означать, желание повысить свой авторитет в среде сверстников, потому что он низок. А может быть, это означает, что ребенок или подросток не знает каким способом можно получить внимание сверстников, научиться дружить. А для него это оказывается важным в данный момент времени. О том, что стоит за просьбой купить новый телефон можно узнать только разговаривая, спрашивая, вслушиваясь, и стараясь понять, а не домысливая или интерпретируя.

Вероятна, что понадобиться помощь взрослого, чтобы на своем примере или каком- либо другом показать, как можно строить дружеские отношения в коллективе, получать признание, повышать свой престиж или подтверждать свою значимость. То есть, какие еще существуют способы, кроме демонстрации материальных благ. Задача старшего поколения в семье научить младшее поколение тому что они умеют сами, включая умение общаться.

Диалог о покупке телефона в этом примере, может быть средством для понимания своего ребенка и того, как взрослое поколение передает и транслирует ценности младшему поколению. А возможно, что эти ценности заимствуются у других людей или сообществ и не всегда эти сообщества безопасные.

В общении многих взрослых людей появляются псевдодиалоги, которые выглядят как настоящее общение по форме, но по внутренней природе переживаний к близости не приводят. Например, в конце дня задаются формальные вопросы: «уроки выучил», «что поел», «гулять ходили», «чем занимался»? После формального общения, обычно, остается ощущение одиночества, печали, потраченного даром времени, чувство неудовлетворенности.

Не формальное искреннее общение подразумевает самораскрытие и внимательное узнавание и вслушивание в смыслы сказанного другим человеком. И дети на это очень живо откликаются: рассказывают о себе, делятся новостями, показывают, что у них получилось нового за день, проявляют инициативу. Например, о выстроганной палочке, похожей на саблю, о том, что сделал кувырок, изжарил себе яичницу. Если дети рассказали о просмотре фильма поинтересуйтесь, какое впечатление он произвел, что запомнилось и почему. Поделитесь своим мнением, не перепрыгивайте с темы на тему. При этом оставаться в роли родителя и не перегибать палку. Например, не говорить с детьми о своей личной интимной жизни, не делать из ребенка психолога или психотерапевта.

Подлинный диалог оставляет в душе чувство наполненности и удовлетворенности, радости. Что бы это произошло относитесь с уважением и вниманием к психологическому состоянию ребенка, не игнорируйте его просьбы и пожелания.

Таким образом, с помощью диалога можно очень многое узнать о другом человеке, о себе и при необходимости изменить, поправить отношения. В диалоге взрослый как бы ненавязчиво обучает ребенка тому, как можно обходится со своим внутренним миром и внутренним миром другого человека, с уважением и чуткостью.

Юлия Борисовна ГиппенрейтерЧудеса активного слушания

© Гиппенрейтер Ю. Б.

© ООО «Издательство АСТ»

Предисловие к серии

Перед вами третий выпуск из серии небольших («карманных») книжек, которые в целом представляют собой дополненное и переработанное объединение двух моих книг «Общаться с ребенком. Как?» и «Продолжаем общаться с ребенком. Так?». Эти книги вышли в печать с интервалом почти в десять лет, и вторая книга («Продолжаем…») была результатом продумывания и обогащения фактическим материалом первой.

Таким образом, обе книги были и остаются органически связаны по тематике и моим главным гуманистическим установкам. Вместе с тем, они отличались по жанру. Первая книга, по отзывам многих читателей, оказалась очень полезной как практическое руководство; цель второй была больше разъяснительная: хотелось обсудить вместе с родителями, почему стоит поступать так или иначе, и что происходит с ребенком. Иными словами, если первая книга была больше направлена на действие, то вторая – на понимание.

Объединяя материал обеих книг для серии, мы встали перед задачей совмещения жанров без потери ценности каждого из них. В конечном счете, было решено сохранить в нетронутом виде текст и последовательность «Уроков» первой книги, разбив его по одному-двум урокам в каждом выпуске, и далее присоединять переработанный материал второй книги. Как наверняка заметил читатель любой из моих книг, я очень люблю примеры и часто обращаюсь к случаям из реальной жизни. Факты из жизни красноречивее слов и мнений. И в каждом выпуске вы найдете новые яркие истории, рассказанные родителями.

В целом цель настоящей серии – помочь родителям осознанно выбирать методы своих действий при жизни, воспитании и общении с детьми. Небольшие объемы выпусков, надеюсь, облегчат пользование книжками.

Практика показывает, что очень важно пробовать, чтобы испытать первые успехи. После них родители и дальше обнаруживают чудесные изменения ситуации с ребенком, даже если вначале она казалась им безнадежной.

В заключение очень хочу поблагодарить всех, с кем мне довелось обсуждать проблемы воспитания детей – родителей, учителей, воспитателей детских садов, студентов и слушателей второго высшего образования МГУ, корреспондентов газет, журналов и радио, многие из которых были сами родители.

Все участники нашего общения искренне делились своими проблемами и переживаниями, пробами и ошибками, вопросами и открытиями, писали о трудностях и успехах. Ваши поиски и достижения нашли отражения в моих книгах и, без сомнения, вдохновят многих и многих родителей, педагогов и воспитателей на труд и подвиг воспитания счастливого ребенка.

Хочу принести глубокую личную благодарность моему мужу Алексею Николаевичу Рудакову, с которым я имела счастье обсуждать не только все основные идеи книг, но также стиль, тонкие нюансы текстов, их оформление и рисунки. В его лице я всегда имела не только строгого и доброжелательного редактора, но и человека, ясно мыслящего и готового оказать эмоциональную поддержку при любой трудной работе.

В этой части мы поговорим о явных и неявных «секретах» активного слушания – о том, как наладить настоящий, глубокий контакт с ребенком.

Часть первая
Как слушать ребенка

Что такое «активное слушание» и когда надо слушать ребенка?

Причины трудностей ребенка часто бывают спрятаны в сфере его чувств. Тогда практическими действиями – показать, научить, направить – ему не поможешь. В таких случаях лучше всего… его послушать. Правда, иначе, чем мы привыкли. Психологи нашли и очень подробно описали способ «помогающего слушания», иначе его называют «активным слушанием».

Что же это значит – активно слушать ребенка? Начну с ситуаций.

– Мама сидит в парке на скамейке, к ней подбегает ее трехлетний малыш в слезах: «Он отнял мою машинку!»

– Сын возвращается из школы, в сердцах бросает на пол портфель, на вопрос отца отвечает: «Больше я туда не пойду!»

– Дочка собирается гулять; мама напоминает, что надо одеться потеплее, но дочка капризничает: она отказывается надевать «эту уродскую шапку».

Во всех случаях, когда ребенок расстроен, обижен, потерпел неудачу, когда ему больно, стыдно, страшно, когда с ним обошлись грубо или несправедливо и даже когда он очень устал, первое, что нужно сделать – это дать ему понять, что вы знаете о его переживании (или состоянии), «слышите» его. Для этого лучше всего сказать, что именно, по вашему впечатлению, чувствует сейчас ребенок. Желательно назвать «по имени» это его чувство или переживание. Повторю сказанное короче. Если у ребенка эмоциональная проблема, его надо активно выслушать.

Вернемся к нашим примерам и подберем фразы, в которых родитель называет чувство ребенка:

Активно слушать ребенка – значит «возвращать» ему в беседе то, что он вам поведал, при этом обозначив его чувство.

СЫН: Он отнял мою машинку!

МАМА: Ты очень огорчен и рассержен на него.

СЫН: Больше я туда не пойду!

ПАПА: Ты больше не хочешь ходить в школу.

ДОЧЬ: Не буду я носить эту уродскую шапку!

МАМА: Тебе она очень не нравится.

Сразу замечу: скорее всего, такие ответы покажутся вам непривычными и даже неестественными. Гораздо легче и привычнее было бы сказать:

– Ну ничего, поиграет и отдаст…

– Как это ты не пойдешь в школу?!

– Перестань капризничать, вполне приличная шапка!

При всей кажущейся справедливости этих ответов они имеют один общий недостаток: оставляют ребенка наедине с его переживанием. Своим советом или критическим замечанием родитель как бы сообщает ребенку, что его переживание неважно, оно не принимается в расчет.

Напротив, ответы по способу активного слушания показывают, что родитель понял внутреннюю ситуацию ребенка, готов, услышав о ней больше, принять ее. Такое буквальное сочувствие родителя производит на ребенка совершенно особое впечатление (замечу, что не меньшее, а порой гораздо большее влияние оно оказывает и на самого родителя, о чем немного ниже). Многие родители, которые впервые попробовали спокойно «озвучить» чувства ребенка, рассказывают о неожиданных, порой чудодейственных результатах. Приведу два реальных случая.

Мама входит в комнату дочки и видит беспорядок.

МАМА: Нина, ты все еще не убралась в своей комнате?

ДОЧЬ: Ну мам, потом.

МАМА: Тебе очень не хочется сейчас убираться.

ДОЧЬ (неожиданно бросается на шею матери): Мамочка, какая ты у меня замечательная!

Другой случай рассказал папа семилетнего мальчика.

Они с сыном торопились на автобус. Автобус был последний, и на него никак нельзя было опоздать. По дороге мальчик попросил купить шоколадку, но папа отказался. Тогда обиженный сын стал саботировать папину спешку: отставать, смотреть по сторонам, останавливаться для каких-то «неотложных» дел. Перед папой встал выбор: опаздывать нельзя, а тащить сына насильно за руку ему тоже не хотелось. И тут он вспомнил наш совет.

– Денис, – обратился он к сыну, – ты расстроился из-за того, что я не купил тебе шоколадку, расстроился и обиделся на меня.

В результате произошло то, чего папа совсем не ожидал: мальчик миролюбиво вложил свою руку в папину, и они быстро зашагали к автобусу.

Не всегда, конечно, конфликт разрешается так быстро. Иногда ребенок, чувствуя готовность отца или матери его слушать и понимать, охотно продолжает рассказывать о случившемся. Взрослому остается только активно слушать его дальше.

Приведу пример более длительного разговора, в котором мама несколько раз «озвучила» то, что она услышала и увидела, беседуя с плачущим ребенком.

Мама занята деловым разговором. В соседней комнате играют ее пятилетняя дочка и десятилетний сын. Вдруг раздается громкий плач. Плач приближается к маминой двери, и со стороны коридора начинает дергаться ручка. Мама открывает дверь, перед ней стоит, уткнувшись в косяк, плачущая дочь, а сзади – растерянный сын.

ДОЧЬ: У-y-y-y!

МАМА: Миша тебя обидел… (Пауза.)

ДОЧЬ (продолжает плакать): Он меня урони-и-ил!

МАМА: Он тебя толкнул, ты упала и ушиблась… (Пауза.)

ДОЧЬ (переставая плакать, но все еще обиженным тоном): Нет, он меня не поймал.

МАМА: Ты откуда-то прыгала, а он тебя не удержал и ты упала… (Пауза.)

Миша, который с виноватым видом стоит сзади, утвердительно кивает головой.

ДОЧЬ (уже спокойно): Да… Я к тебе хочу. (Забирается к маме на колени.)

МАМА (через некоторое время): Ты хочешь побыть со мной, а на Мишу все еще обижаешься и не хочешь с ним играть.

ДОЧЬ: Нет. Он там свои пластинки слушает, а мне неинтересно.

МИША: Ладно, пойдем, я тебе твою пластинку поставлю…

Дополнительные правила активного слушания

Этот диалог дает нам возможность обратить внимание на некоторые важные особенности и дополнительные правила беседы по способу активного слушания.

Во-первых, если вы хотите послушать ребенка, обязательно повернитесь к нему лицом. Очень важно, чтобы его и ваши глаза находились на одном уровне. Если ребенок маленький, присядьте около него, возьмите его на руки или на колени, можно слегка притянуть ребенка к себе, подойти или придвинуть свой стул к нему поближе. Избегайте общаться с ребенком, находясь в другой комнате, повернувшись лицом к плите или к раковине с посудой, смотря телевизор, читая газету, сидя, откинувшись на спинку кресла или лежа на диване. Ваше положение по отношению к нему и ваша поза – первые и самые сильные сигналы о том, насколько вы готовы его слушать и услышать. Будьте очень внимательны к этим сигналам, которые хорошо «читает» ребенок любого возраста, даже не отдавая себе сознательного отчета в том.


Во-вторых, если вы беседуете с расстроенным или огорченным ребенком, не следует задавать ему вопросы. Желательно, чтобы ваши ответы звучали в утвердительной форме.

Например:

СЫН (с мрачным видом): Не буду больше водиться с Петей.

РОДИТЕЛЬ: Ты на него обиделся.

Возможные неправильные реплики:

– А что случилось?

– Ты что, на него обиделся?

Почему первая фраза родителя более удачна? Потому что она сразу показывает, что родитель настроился на «эмоциональную волну» сына, что он слышит и принимает его огорчение, во втором же случае ребенок может подумать, что родитель вовсе не с ним, а как внешний участник интересуется только «фактами», выспрашивает о них. На самом деле это может быть совсем не так, и отец, задавая вопрос, может вполне сочувствовать сыну, но дело в том, что фраза, оформленная как вопрос, не отражает сочувствия.

Казалось бы, разница между утвердительным и вопросительным предложениями очень незначительна, иногда это всего лишь тонкая интонация, а реакция на них бывает очень разная. Часто на вопрос «Что случилось?» огорченный ребенок отвечает «Ничего!», а если вы скажете «Что-то случилось…», то ребенку бывает легче начать рассказывать о случившемся.

В-третьих, очень важно в беседе «держать паузу». После каждой вашей реплики лучше всего помолчать. Помните, что это время принадлежит ребенку, не забивайте его своими соображениями и замечаниями. Пауза помогает ребенку разобраться в своем переживании и одновременно полнее почувствовать, что вы рядом. Помолчать хорошо и после ответа ребенка – может быть, он что-то добавит. Узнать о том, что ребенок еще не готов услышать вашу реплику, можно по его внешнему виду. Если его глаза смотрят не на вас, а в сторону, «внутрь» или вдаль, то продолжайте молчать – в нем происходит сейчас очень важная и нужная внутренняя работа.

В-четвертых, в вашем ответе также иногда полезно повторить, что, как вы поняли, случилось с ребенком, а потом обозначить его чувство. Так, ответ отца в предыдущем примере мог бы состоять из двух фраз:

СЫН (с мрачным видом): Не буду больше водиться с Петей.

ОТЕЦ: Не хочешь с ним больше дружить. (Повторение услышанного.)

СЫН: Да, не хочу.

ОТЕЦ (после паузы): Ты на него обиделся. (Обозначение чувства.)

Иногда у родителей возникает опасение, что ребенок воспримет повторение его слов как передразнивание. Этого можно избежать, если использовать другие слова с тем же смыслом. В нашем примере слово «водиться» отец заменил «дружить». Практика показывает, что если вы даже и используете те же фразы, но при этом точно угадываете переживание ребенка, он, как правило, не замечает ничего необычного, и беседа успешно продолжается. Конечно, может случиться, что в ответе вы не совсем точно угадали случившееся событие или чувство ребенка. Не смущайтесь, в следующей фразе он вас поправит. Будьте внимательны к его поправке и покажите, что вы ее приняли.

Так, в примере с двумя детьми мама только на третий раз угадала, что произошло с девочкой и ее братом. («Ты откуда-то прыгала, а он тебя не удержал».) И после этого дочка сразу успокоилась.

Три результата активного слушания

Хочу снова отметить, что беседа по способу активного слушания очень непривычна для нашей культуры, и ею овладеть непросто. Однако этот способ быстро завоюет ваши симпатии, как только вы увидите результаты, которые он дает. Их по крайней мере три. Они также могут служить признаками того, что вам удается правильно слушать ребенка. Перечислю их.

1. Исчезает или по крайней мере сильно ослабевает отрицательное переживание ребенка. Здесь сказывается замечательная закономерность: разделенная радость удваивается, разделенное горе уменьшается вдвое.

2. Ребенок, убедившись, что взрослый готов его слушать, начинает рассказывать о себе все больше: тема повествования (жалобы) меняется, развивается. Иногда в одной беседе неожиданно разматывается целый клубок проблем и огорчений.

Мама укладывает четырехлетнюю Машу спать, и девочка просит посидеть с ней.

ДОЧЬ: Мамочка, ну еще капельку, ну чуть-чуть!

МАМА: Машенька, уже поздно, все ребята спят.

ДОЧЬ: Целый день одна и одна, не хочу больше!

МАМА: Ты же целый день с ребятами в саду играешь… (Вспоминает активное слушание.) Ты чувствуешь себя одинокой…

ДОЧЬ: Да, ребят много, а маму в сад не пускают.

МАМА: Ты скучаешь без меня.

ДОЧЬ: Скучаю, а Саша Петров дерется.

МАМА: Ты на него сердита.

ДОЧЬ: Он мою игру поломал!

МАМА: И ты расстроилась…

ДОЧЬ: Нет, я его толкнула, чтоб не ломал, а он меня кубиком по спине.

МАМА: Было больно… (Пауза.)

ДОЧЬ: Больно, а тебя нет!

МАМА: Ты хотела, чтобы мама тебя пожалела.

ДОЧЬ: Я хотела с тобой пойти…

МАМА: Пойти… (Пауза.)

ДОЧЬ: Ты же обещала нас с Игорьком в зоопарк сводить, я все жду-жду, а ты не ведешь!

Как часто мы оставляем детей наедине с грузом разных переживаний своими решительными «Поздно!», «Пора спать», в то время как несколько минут слушания могли бы по-настоящему успокоить ребенка перед сном. Многие родители рассказывают, что активное слушание помогло им впервые установить контакт со своими детьми.

Вот пример из книги Т. Гордона.

Отец пятнадцатилетней девочки, вернувшись с родительских курсов, где он познакомился со способом активного слушания, нашел свою дочь в кухне, болтающей со своим одноклассником. Подростки в нелестных тонах обсуждали школу. «Я сел на стул, – рассказывал потом отец, – и решил их активно слушать, чего бы мне это ни стоило. В результате ребята проговорили, не закрывая рта, два с половиной часа, и за это время я узнал о жизни своей дочери больше, чем за несколько предыдущих лет!»

3. Ребенок сам продвигается в решении своей проблемы.

Привожу почти дословно рассказ молодой женщины – слушательницы наших курсов:

Моей сестре Лене четырнадцать лет. Иногда она приезжает ко мне в гости. Перед очередным ее приездом мама позвонила и рассказала, что Лена связалась с плохой компанией. Мальчики и девочки в этой компании курят, пьют, выманивают друг у друга деньги. Мама очень обеспокоена и просит меня как-то повлиять на сестру.

В разговоре с Леной заходит речь о ее друзьях. Чувствую, что ее настроение портится.

– Лена, я вижу, тебе не очень приятно говорить о твоих друзьях.

– Да, не очень.

– Но ведь у тебя есть настоящий друг.

– Конечно есть – Галка. А остальные… даже не знаю.

– Ты чувствуешь, что остальные могут тебя подвести.

– Да, пожалуй.

– Ты не знаешь, как к ним относиться.

– Да…

– А они к тебе очень хорошо относятся.

Лена бурно реагирует:

– Ну нет, я бы не сказала. Если бы они ко мне хорошо относились, то не заставляли бы занимать у соседей деньги на вино, а потом просить их у мамы, чтобы отдать.

– Да-а. Ты считаешь, что нормальные люди так не поступают.

– Конечно, не поступают. Вон Галка не дружит с ними и учится хорошо. А мне даже уроки некогда делать.

– Ты стала хуже учиться.

– Учительница даже домой звонила, жаловалась маме.

– Мама, конечно, сильно расстроилась. Тебе ее жаль.

– Я очень люблю маму и не хочу, чтобы она расстраивалась, но ничего не могу с собой поделать. Характер какой-то у меня стал ужасный. Чуть что – начинаю грубить.

– Ты понимаешь, что грубить плохо, но что-то внутри тебя толкает сказать грубость, обидеть человека…

– Я не хочу никого обижать. Наоборот, мне все время кажется, что меня хотят обидеть. Все время чему-то учат…

– Тебе кажется, что тебя обижают и учат…

– Ну да. Потом я понимаю, что они хотят как лучше и в чем-то правы.

– Ты понимаешь, что они правы, но не хочешь это показывать.

– Да, а то будут думать, что я их во всем и всегда буду слушаться.

– Ребята из компании тоже не хотят слушаться своих родителей…

– Они даже их обманывают.

– Даже обманывают. Если обманывают родителей, то что им стоит обмануть друзей…

– Вот-вот! Я теперь поняла. Они же с деньгами меня обманули: отдавать и не собираются. В общем, они мне надоели, и я им в глаза скажу, что они за люди.

Лена поехала домой. Через несколько дней звонит мама.

– Оля, Лена передо мной извинилась. Сказала, что все поняла. И вообще стала другим человеком – ласковая, добрая, с компанией не ходит, чаще сидит дома, делает уроки, читает. А самое главное – сама очень довольна. Спасибо тебе!

Еще два замечательных результата

Вы познакомились с тремя положительными результатами, которые можно обнаружить (любой из них или сразу все) при удачном активном слушании ребенка уже в ходе беседы. Однако постепенно родители начинают обнаруживать еще по крайней мере два замечательных изменения, более общего характера.

Первое: родители сообщают, как о чуде, что дети сами довольно быстро начинают активно слушать их. Рассказывает мама четырехлетней Нади.

На днях садимся обедать, я ставлю перед Надей тарелку с едой, но она отворачивается, отказывается есть. Опускаю глаза и думаю, как правильно сказать. Но тут слышу слова дочки:

НАДЯ: Мамуленька, ты расплачешься сейчас…

МАМА: Да, Надя, я огорчена, что ты не хочешь обедать.

НАДЯ: Я понимаю, тебе обидно. Ты готовила, а я не ем твой обед.

МАМА: Да, мне очень хотелось, чтобы тебе понравился обед. Я очень старалась.

НАДЯ: Ладно, мамочка, я съем все-все до последней капельки.

И действительно – все съела!

Второе изменение касается самих родителей. Очень часто в начале занятий по активному слушанию они делятся вот каким своим неприятным переживанием. «Вы говорите, – обращаются они к психологу, – что активное слушание помогает понять и почувствовать проблему ребенка, поговорить с ним по душам. В то же время вы учите нас способу или методу, как это делать. Учите строить фразы, подыскивать слова, соблюдать правила. Какой же это разговор «по душам»? Получается сплошная «техника», к тому же неудобная, неестественная. Слова не приходят в голову, фразы получаются корявые, вымученные. И вообще – нечестно: мы хотим, чтобы ребенок поделился с нами сокровенным, а сами «применяем» к нему какие-то способы».

Такие или приблизительно такие возражения приходится слышать часто на первых двух-трех занятиях. Но постепенно переживания родителей начинают меняться. Обычно это случается после первых удачных попыток вести беседу с ребенком по-другому. Успех окрыляет родителей, они начинают иначе относиться к «технике» и одновременно замечают в себе что-то новое. Они обнаруживают, что становятся более чувствительными к нуждам и горестям ребенка, легче принимают его «отрицательные» чувства. Родители говорят, что со временем они начинают находить в себе больше терпения, меньше раздражаться на ребенка, лучше видеть, как и отчего ему бывает плохо. Получается так, что «техника» активного слушания оказывается средством преображения родителей. Мы думаем, что «применяем» ее к детям, а она меняет нас самих. В этом – ее чудесное скрытое свойство.

Что же касается беспокойства родителей относительно искусственности, «приемов» и «техник», то преодолеть его помогает одно сравнение, которое я часто привожу на занятиях.

Хорошо известно, что начинающие балерины часы проводят в упражнениях, далеко не естественных с точки зрения наших обычных представлений.

Например, они разучивают позиции, при которых ступни ставятся под различными углами, в том числе под углом 180 градусов.

При таком «вывернутом» положении ног балерины должны свободно держать равновесие, приседать, следить за движениями рук… и все это нужно для того, чтобы потом они танцевали легко и свободно, не думая уже ни о какой технике. Так же и с навыками общения. Они вначале трудны и порой необычны, но когда вы ими овладеваете, «техника» исчезает и переходит в искусство общения.

Детская психология

Детская психология таит в себе множество тайн. Разгадывание секретов сможет наладить здравое взаимоотношение с ребёнком и правильно его воспитать. К счастью, в наше время психология детей изучена довольно хорошо, поэтому советы специалистов помогут избежать многих проблем. Например, детские психологи рекомендуют:

  1. Наказывать ребёнка следует в меру строго. Он должен хорошо понимать за что несёт наказание.
  2. Не стоит запрещать что-то, обещая компенсацию. Ребёнок в этом случае потеряет ощущение свободы.
  3. Телесное наказание не несёт в себе педагогического эффекта. Это тяжело, но всё же нужно объяснять причины, почему не следует что-то делать.
  4. Не бойтесь проявлять любовь к ребёнку.
  5. Обязанность родителей научить детей всему от навыков гигиены до объяснения половых вопросов.
  6. Пусть ребёнок не боится трудностей. Они неизбежно встанут на пути, советуйте как справляться с ними, а не избегать.
  7. Если вы сами не исполняете того, что требует это послужит плохим примером для детей.

Что изучает и исследует раздел детской психологии?

Детская психология изучает факты и закономерности психологического здоровья детей, она имеет много общего с педагогикой, а также с возрастной физиологией. Дети очень уязвимы, нуждаются в постоянной заботе и защите, поэтому исследования детской психики основаны на гуманизме и оптимизме.

При воспитании детей следует соблюдать осторожность, деликатность и тактичность, не ущемлять ребёнка в правах, но и не чрезмерно баловать. Чтобы знать детскую психологию, нужно обладать проницательностью и понимать его индивидуальность.

Не все родители обладают глубокими знаниями в детской психологии, но многие хотели бы расширить свой кругозор в этом вопросе. Для вас в нашей электронной библиотеке есть книги, которые помогут лучше понять ваших детей:

  • Януш Корчак «Любовь к ребенку»;
  • Маша Трауб «Второй раз в первый класс»;
  • Юлия Гиппенрейтер «Как учиться с интересом»;
  • Масаку Ибура «После трёх уже поздно».

Ирина Млодик «Книга для неидеальных родителей, или Жизнь на свободную тему»

Автор книги Ирина Млодик — практикующий психолог из России, поэтому её рекомендации адаптированы под наш менталитет. Публикация подойдёт женщинам, которые планируют завести ребёнка, уже имеющим детей и людям, которые связаны с детьми.

Интересно, что детский психолог не даёт чётких указаний, что нужно делать в той или иной ситуации, а рассматривает причины такого поведения. Текст простой, не нагромождён профессиональными терминами. Читать книгу интересно и познавательно.

В первой части рассказывается о чувствах матери, во второй части о чувствах ребёнка, в третьей — истории из личной практики. Ирина Млодик располагает к себе читателей, делится своими чувствами и переживаниями. Она готова помочь, если вы согласны поработать над собой.

Владимир Леви «Как воспитывать родителей или новый нестандартный ребенок»

Написал книгу доктор медицины и психологии, известный психотерапевт и писатель Владимир Леви. В его публикации можно найти ответы о трудностях в обучении, общении с детьми, о подростковых проблемах и многое другое. Он простыми словами в увлекательной форме выражает глубокие мысли.

Владимир Леви выступает за нестандарный подход в воспитании ребёнка, предлагает вспомнить своё детство, что волновало нас, чтобы не повторять ошибок. В книге множество цитат известных людей о детях и анализ психологических проблем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *