Глаз за глаз зуб за зуб

Верный смысл принципа «око за око»

Сказано в Торе (Шмот 21:22-24): «И когда подерутся люди и ударят беременную женщину, и у нее случиться выкидыш, то если нет опасности для жизни, виновный наказан будет выкупом, который назначит ему муж этой женщины, и тот заплатит через суд. Но если случится опасность, то дашь душу за душу. Глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу. Ожег за ожег, рану за рану, ушиб за ушиб». И сказано еще (Ваикра 24:19-21): «И кто нанесет увечье ближнему своему, как сделал он, так да сделано будет с ним. Перелом за перелом, око за око, зуб за зуб: какое увечье нанесет он человеку, такое должно быть нанесено ему».

Мудрецы в Талмуде («Бава Кама», 83б) доказывают, что, несмотря на то, что простое понимание сказанного в Писании предполагает лишить человека глаза за то, что он выбил ближнему глаз, или зуба, если ближний потерял из-за него зуб, на самом деле имеются в виду денежные выплаты. Рамбам пишет («Яд а-Хазака», «Илхот Ховель вэ-Мазик», 1:6), что Моше (Моисей) устно получил от Всевышнего во время Синайского откровения объяснения всех закодированных мест Писания и это одно из них. Т.е. устная традиция гласит, что под словами «око за око, зуб за зуб и т.д.» подразумеваются денежные выплаты. Другими словами, вредитель как бы откупается от потери органов, которых он должен был бы лишиться, не будь Тора столь снисходительна к нему.

Виленский Гаон в книге «Коль Элияу» (гл. «Мишпатим») замечает, что Тора очень тонко намекает на то, что за око платят деньгами, а не лишением ока. Дело в том, что на Святом языке буквы, следующие за теми буквами, которые составляют слово «око» («глаз», на ивр. «аин»), образуют слово «деньги» (ивр. «кесэф»). . Т.е. «око», которое должны забрать у виновного, находится за буквами, составляющими слово «око» — «око за око!» .

Количество и характер денежной компенсации

Число различных денежных выплат за причиненное увечье может иногда достигать пяти:

— за причиненную физическую боль;

— за причиненный позор и унижения;

— компенсация за временную или постоянную недееспособность;

— возмещение трат на лечение и медикаменты;

— выплата больничных за невозможность ходить на работу и получать зарплату.

Иногда выплаты некоторых из перечисленных вещей являются не релевантными и тогда платят только те, которые возможно.

Как оценивают стоимость физической боли, доставленной человеку в результате удара? Согласно тому, сколько человек, которому царем было постановлено пережить такое страдание, готов заплатить, чтобы его отменили. Позор оценивается в соответствии со степенью важности пострадавшего и приниженности виновного. Т.е., чем более высокое положение занимает пострадавший и более низкое виновный, тем больше позор и, соответственно, выше сумма выплаты. Компенсацию за временную или постоянную недееспособность рассчитывают согласно разнице между ценой раба на рынке, у которого данное увечье отсутствует и тем, у которого оно наличествует. Эту разницу и выплачивает вредитель пострадавшему. Возмещение затрат на лечение и медикаменты совершается, исходя из реальных затрат, необходимых для лечения денного вида увечья. Больничные рассчитываются в зависимости от вида службы или ремесла, а также степени квалификации пострадавшего.

Почему о деньгах не написано буквально?

Если так, то с какой целью Тора пользуется столь строгой формулировкой «Глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу и т.д.?»

Пишет автор книги «Хазон Иш» («Ковец Игрот», п. 84): «Хотя за увечье другого человека по закону виновный расплачивается деньгами, тем ни менее, Писание использует язык, из которого представляется, что расплачиваться виновный должен аналогично тому, что он совершил — за увечье быть изувеченным, за лишение глаза — лишение глаза и т.п. Тора пишет о его наказании в такой форме, чтобы наглядно показать, что именно так следовало бы поступить с нарушителем. Чтобы все знали всю тяжесть нарушения и строгость наказания, которое за него полагается. Это призвано предупредить человека о том, чтобы он более внимательно относился к здоровью и благополучию ближнего и не допускал, чтобы тот получал травмы и физические страдания».

У этого термина существуют и другие значения, см. Око за око.

При́нцип талио́на (лат. lex talionis) — принцип назначения наказания за преступление, согласно которому мера наказания должна воспроизводить вред, причинённый преступлением («око за око, зуб за зуб»).

Виды и предназначение

По способу возмездия выделяют материальный талион, когда причинённое зло в точности воспроизводится наказанием (например, нанёсшему телесное повреждение отплачивается таким же), и символический, в котором равенство проступка и наказания проводится в идее.

Талион появляется в праве, когда кровная месть без пределов перестает соответствовать требованиям правосознания. Он имеет целью охрану правонарушителя и его рода от причинения излишнего ущерба со стороны потерпевших.

Талион является грубым выражением справедливости, доступным и понятным уже первобытному человеку.

Талион в истории права

Талион известен в первую очередь первобытным народам, у которых применяется в самых разнообразных формах, сохраняющих одно основное стремление — уравнять наказание с причиненным ущербом.

До каких пределов последовательно в этом отношении обычное право, видно из того, что у жителей Гвинеи мужчина, супруга которого совершила прелюбодеяние, был вправе совершить такое же преступление с женой виновного.

В Абиссинии родственник убитого чьим-либо неосторожным падением с дерева мог в таких же условиях сам броситься с дерева на неосторожного правонарушителя.

Весьма полно выражена была идея талиона в еврейском праве («око за око, зуб за зуб»), в римских законах XII таблиц и в средневековых германских законах.

В русском праве идея талиона еще сохранялась в значительном объеме в Соборном уложении 1649 года, которое, например, за телесное повреждение предписывало отплачивать преступнику тем же: «отсечет руку или ногу, или нос, или ухо, или губы отрежет, или глаз выколет… самому ему то же учинить». Разбойников дозволялось пытать в праздники, так как они сами в праздники бьют, мучат и огнем жгут.

Большую роль талион играл и в законах Петра I. В Артикуле воинском 1715 года предписывалось за богохуление прожигать язык раскаленным железом, за лжеприсягу отсекать два пальца, за убийство «паки отметить и без всякой милости голову отсечь». Талион применялся также при ложных доносах.

С течением времени материальный талион, разделяя участь членовредительных наказаний и квалифицированных форм смертной казни, перестает применяться. Вообще возможность осуществления его постепенно теряется при усложнении форм преступной деятельности и изменении карательных систем, ставящих в основание кары лишение свободы.

Идея возмездия (без строгого проведения талиона) и в настоящее время служит исходным началом, к которому только приводят другие цели и задачи наказания.

Талион в религиозных и философских учениях

Принцип талиона в иудаизме

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

В иудейских законах роль принципа талиона весьма велика. Ветхий Завет содержит одну из древнейших известных формулировок этого принципа — фраза «око за око» является цитатой из Книги Исхода (21:23-27), повторённая также в Левите (24:20).

Комментарий Сончино:

Принцип «мера за меру» в его буквальном понимании использовался народами древнего мира, а в некоторых странах применяется до сих пор. В Торе этот принцип применяется только в случае совершения убийства (см. Бемидбар, 35:31: «И не берите искупительный дар за душу убийцы, злодея, которому надлежит умереть, но смерти будет он предан»). Из следующих стихов Торы очевидно, что всем физическим повреждениям, нанесенным одним человеком другому, — при условии, что они не приводят к смертельному исходу, — должно быть найдено денежное выражение, и нанесший повреждение должен компенсировать их. Таким образом, выражение Торы «глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу» следует понимать как требование возместить пострадавшему нанесенный ущерб, заплатив штраф в том размере, который судьи определят как стоимость потери здоровья, трудоспособности и т. п. (см. стих 19).

Принцип талиона в христианстве

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

Данный принцип справедливости, еще до пришествия Иисуса Христа, в ветхозаветном обществе, способствует формированию более высокого уровня человеческих взаимоотношений, которые выражаются в «золотом правиле этики». Если быть точнее, в его первоначальной отрицательной формуле: «не поступай с другим так, как не хочешь, чтобы поступали с тобой». С пришествием Иисуса Христа и обретением Нового Завета, стало возможным исполнять положительную формулу «золотого правила этики»: «поступай с другим так, как хочешь, чтобы поступали с тобой». Христианин призван останавливать зло на себе.

На христианскую интерпретацию принципа талиона оказала огромное влияние цитата из книги Левит (19:18, см. выше) во время Нагорной проповеди Иисуса Христа. В той части проповеди, которую называют «Развитие Закона», Иисус призывает своих последователей «подставлять другую щеку», когда они сталкиваются с насилием:

Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую

— Матфей, 5:38-39

Данная формулировка утверждает, что необходимо прощать врагов и тех, кто вредит христианину. Эти слова Иисуса порой неправомерно толкуются как критика Ветхого Завета и указание на то, что принцип «око за око» поощряет чрезмерную мстительность, а не пытается ограничить её.

Принцип талиона в исламе

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

Данный принцип весьма развит в Шариате, по которому воровство карается отрезанием руки и т. п.

Ичкерия

В реалиях Российской Федерации была предпринята попытка применить этот принцип на практике в Чеченской Республики Ичкерия. Когда в России был принят новый уголовный кодекс, в этой республике, не подчинявшейся тогда российскому законодательству, был принят свой УК, положения которого были скопированы с Уголовного кодекса Судана.

Основная статья: Чеченская Республика Ичкерия

Так, непосредственно занимавшийся этим вопросом, И. И. Киселёв в интервью «Российской газете» отмечал следующее по поводу попытки законодательного закрепления принципа талиона в самопровозглашенной Чеченской Республике Ичкерия:

Отдельная тема — законы Чеченской Республики Ичкерия. Остановлюсь лишь на одном из них, но принципиально важном — Уголовном кодексе, который утвержден указом Масхадова в августе 1996 года. В подавляющем числе своих положений кодекс противоречит даже объявленной Конституции Ичкерии. По этому документу в качестве наказания применяется смертная казнь путем отсечения головы, забивания камнями либо таким же путем, каким преступник лишил жизни свою жертву. Другое варварское наказание — бичевание. Наряду с этим кодексом также предусмотрен принцип «воздаяния равным», или известный доправовой вандализм «око за око, зуб за зуб». Перечень частей тела и тех ранений, за которые назначается наказание в виде воздаяния равным, в кодексе тоже детально прописан. К примеру, у виновного выкалывается зрячий глаз, если он выбил глаз жертве, отсекается рука у осужденного, если у потерпевшего отрезана рука в суставе, и т. д. Правом на варварское наказание наделяется прежде всего жертва преступления, но затем оно переходит к близким родственникам. Действовавший кодекс Ичкерии юридически закрепил и право на существование обычаев кровной мести.

В среде современных чеченцев отмечаются случаи примирения, при условии «если убийца понесет достойное наказание» по Законам РФ

Принцип талиона и криминологические теории

Теряя свое значение на практике, талион сохраняет его в теориях наказания, исходящих из начала справедливости как математического равенства, дозволяющего причинить преступнику не более того страдания и зла, которые причинены им.

На проведении идеи талиона построены философские теории наказания Канта и Гегеля, которые легли в основу классической школы уголовного права. Кант исходил из положения, что нравственный императив предполагает возмездие преступнику в равном объеме: убийство должно караться смертью. Так как последовательное проведение талиона далеко не всегда возможно, то Кант допускал относительное равновесие наказания и преступления, например, отдачу вора в работы, назначение кастрации за изнасилование.

Гегель выдвинул вместо идеи возмездия идею восстановления права, но так как, по его мнению, наказание должно быть уравнено с преступлением, хотя не материально, а соответственно характеру воли преступника, то и его теория также опиралась на равное возмездие, то есть талион.

В современных уголовных кодексах это направление заметно уступает другим началам, поддерживаемым сторонниками социологического направления криминологии, выходящими из начал предупреждения, охраны, целесообразности государственной политики в области уголовного правосудия и придающими началу возмездия меньшую роль.

Однако и до настоящего времени принцип талиона продолжает бытовать в общественном сознании. Например, смертная казнь как вид наказания иногда воспринимается обществом как торжество справедливости.

См. также

  • Дилемма заключённого — о статистической оценке выгодности принципа «Око за око»

Литература

Ссылки

  1. Альфред Кох на polit.ru от 03 сентября 2005 «Как я понимаю чеченцев. Четыре взгляда»: «Кстати, ислам тут ни при чем. Магомет, признавая Христа пророком, включил в свое учение и категорию прощения. В этом контексте совсем по-другому выглядят усилия Масхадова в т. н. «мирный период» с 1996 по 1999 годы внедрить в Чечне вместо адатов — шариатский суд, то есть суд, основанный на исламском законодательстве, содержащий правило «талеона» взамен кровной мести, включающий понятие «случайности», «непреднамеренности», «прощения» и прочих вещей, характерных для высокоразвитого, современного судопроизводства.»
  2. Уголовный кодекс Чеченской Республики Ичкерия // Ичкерия. — 6 сентября 1996 года
  3. «Р. Беккин, В. Бобровников. Северный Кавказ — не царство благородных разбойников// Татарский мир. — 2003. — № 19 (29). — декабрь. — С. 8.»: Иногда доходило до смешного. Например, знаменитый уголовный кодекс Чечни 1996 года, о котором многие слышали, но который мало кто читал, был практически полностью списан с Уголовного Кодекса Судана, принятого за несколько лет до этого в соответствии с маликитским мазхабом (правовой школой), — в то время как в Чечне преобладает шафиитский мазхаб. Сторонники введения данного закона в Чечне так торопились, что забыли заменить в некачественно выполненном подстрочном переводе указанного кодекса Судана многие местные реалии. Например, там остались штрафы в суданских фунтах. Плата за кровь должна была взиматься верблюдами. А где вы найдете в Чечне, например, сто верблюдов за убийство дееспособного свободного мужчины, как того требует закон?
  4. Эксклюзивное интервью начальника Управления по надзору за исполнением законов на территории Чеченской Республики Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации на Северном Кавказе, исполняющего обязанности прокурора Чеченской Республики государственного советника юстиции 3 класса И. И. Киселёва «Кровная месть отменяется» // Российская газета. — опубл. в 1999 году.
  5. «В Москве помирились чеченцы, которые считались кровными врагами» NEWSru.com, 20 октября 2000: «Родственники решили жить в мире, не воевать и ждать приговора суда. Если убийца понесет достойное наказание, родственники убитого не будут мстить.»

Что значит «зуб за зуб»?

Если мы сравним Ветхий Завет с другими законодательными текстами древнего Ближнего Востока, то увидим еще больше отличий. Да, все они строились на пресловутом принципе талиона: «глаз за глаз, зуб за зуб», то есть преступник должен потерпеть такой же ущерб, какой он нанес потерпевшему. На самом деле это совсем не плохой принцип, он ограничивает право мести: если тебе выбили глаз, то ты имеешь право сделать то же самое, но никак не долее того. Вот бы и нам придерживаться этого принципа хотя бы в личных отношениях…

Но, конечно, применять его тоже можно по-разному. Вавилонский кодекс Хаммурапи предписывает: если кто-то взял в залог сына своего должника и так дурно обращался с ним, что он умер, то он… должен отдать на смерть собственного сына. А если строитель так плохо построил дом, что тот рухнул и похоронил под обломками семью заказчика, то убить следует… нет, не строителя, а его семью. Сам строитель свободен от наказания, если заказчик не пострадал. В противоположность этим законам Ветхий Завет провозглашает принцип личной ответственности. За все преступления несет наказание только сам преступник, он не может быть никем заменен.

Но особенно велики различия в том, что касалось преступлений против чужого имущества. Вавилонское законодательство (как, кстати, и недавнее советское) карало за определенные виды кражи смертью: например, преступник, проломавший стену чужого дома, должен был быть повешен у этой самой стены. Ветхозаветное законодательство предписывает наказать вора штрафом в двойном размере; правда, хозяин дома имеет право убить грабителя на месте в порядке самообороны, но только в ночное время, когда трудно оценить степень угрозы. И никакое имущественное преступление не наказывается смертью – только штрафом.

Преступления же против личности (то есть против Бога и против ближнего) по Закону Моисея, наоборот, караются очень сурово. Практически все древние своды законов, в том числе Коран, устанавливают право выкупа, но Ветхий Завет однозначно заявляет: «не берите выкупа за душу убийцы, но его должно предать смерти… ибо кровь оскверняет землю» (Числ 35:31–33). И вот почему: «кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию» (Быт 9:6). В то же время для других правителей древнего Ближнего Востока, равно как впоследствии и для многих христианских стран, да и для Советского Союза, человек был, скорее, народнохозяйственной единицей, поэтому ему нетрудно было назначить цену: брать штраф за его убийство и, наоборот, отбирать его жизнь в уплату за причиненный ущерб. Вообще, человеческая жизнь рассматривается в том же кодексе Хаммурапи как некая денежная сумма, причем не такая уж и большая.

Например, кодекс Хаммурапи настаивает: «Если грабитель не был схвачен, то ограбленный человек может показать перед богом все свое пропавшее, а община и староста, на земле и территории которых было совершено ограбление, должны ему возместить всё его пропавшее. Если при этом была загублена жизнь, то община и староста должны отвесить одну мину серебра его родичам». То есть платят заведомо невиновные люди, лишь бы сохранить «баланс». А Ветхий Завет предписывает местной общине в случае нераскрытого убийства просто совершить очистительное жертвоприношение – и уж конечно он не оценивает жизнь в мину серебра.

Или другое правило Хаммурапи: «Если человек украл либо вола, либо овцу, либо осла, либо свинью, либо же лодку, то, если это принадлежит богу или дворцу, он должен заплатить в тридцатикратном размере, а если это принадлежит крестьянину, он должен возместить в десятикратном размере. Если вор не имеет чем платить, он должен быть убит». Чего требует в подобном случае Ветхий Завет? «Укравший должен заплатить; а если нечем, то пусть продадут его для уплаты за украденное им; если он пойман будет и украденное найдется у него в руках живым, вол ли то, или осел, или овца, пусть заплатит за них вдвое» (Исх 22:3–4). Разница, как видим, огромна.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *