Гнев грех православие

Часть 8. Гнев

Иероним Босх. Семь смертных грехов 1475-80 гг. Фрагмент

Убийца любви

Один специалист по вопросам семьи и брака назвал как-то гнев убийцей любви. Говорил он так применительно к семейной жизни, но это выражение можно отнести и к человеческим взаимоотношениям вообще. Раздражительность, гнев не только являются причиной конфликтов, но и убивают те чувства любви, дружбы, симпатии, уважения, которые мы имеем к людям. В минуту гнева меняется наше отношение к человеку; его черты, особенности, милые привычки, вызывавшие, может быть, наше восхищение, предстают теперь в искаженном, уродливом, карикатурном виде. От любви до ненависти, как говорится, один шаг.

Если человек увидит себя в зеркале в припадке гнева, ярости, он просто ужаснется и не узнает сам себя, настолько изменился его облик. Но гнев помрачает не только и не столько лицо, сколько душу. Гневающийся становится одержим бесом гнева. Большинство убийств происходят не с целью ограбления, не с целью убрать свидетелей или конкурентов, а просто в пылу ссоры или драки. Конечно, как правило, дело здесь не обходится без алкоголя. И вот друзья, приятели, а иногда и самые близкие, родные друг другу люди, еще недавно вместе выпивавшие, в приступе пьяного гнева хватаются за ножи, тяжелые предметы – и происходит непоправимое. В скупых милицейских сводках это называется «убийством на бытовой почве». И таких убийств, я повторяю, подавляющее большинство.

Убийство, конечно, крайнее выражение гнева. Но даже если дело не доходит до физического насилия, любые проявления гнева убивают нашу душу изнутри и разрушают наши отношения с ближними. Сколько браков распалось из-за постоянных ссор и споров между супругами, сколько родственников и бывших друзей годами не общаются, поссорившись когда-то из-за каких-то пустяков!

Причины гнева

Рассмотрим основные причины, вызывающие раздражительность и гнев.

Святитель Феофан, Затворник Вышенский, пишет: «Гнев и обидчивость – от самоцена (то есть самолюбия. – свящ. П.Г.), по которому мы признаем и чувствуем себя стоящими немало; потому, когда кто дерзнет не воздать нам должного, кипятимся и замышляем отмщение». Самомнение, самолюбие, завышенная самооценка – вот частая причина обидчивости и гнева. Легко быть спокойным и снисходительным, когда тебя все хвалят, а тронь только пальцем, сразу видно, чего мы стоим. Горячность, вспыльчивость может быть, конечно, следствием чересчур темпераментного характера, но все же характер не может служить оправданием для гнева. Человек раздражительный, горячий должен знать эту свою черту и бороться с ней, учиться сдерживаться. Тем больший будет ему венец за труд. Спокойному, флегматичному легче бороться с раздражением и гневом. Есть люди, обладающие властным, доминирующим характером, они хотят, чтобы все было по их желанию, не терпят возражений. Таким тоже очень непросто преодолевать вспышки раздражительности и сдерживать порывы гнева. Святитель Феофан советует таким: «Вижу, что причина… в том, что вам не хочется пожертвовать чем-либо из заведенной аккуратности… это болячка ваша. Прогоните ее, негодную, и покойнее будет. Явите сим самоотвержение: ибо тут вся самость и с руками, и с ногами».

Святые отцы называют еще одну причину гнева – зависть. Этот грех очень часто бывает связан со сребролюбием, недаром эта страсть стоит перед страстью гнева. Завидуют обычно тем, кто богаче, удачливее, кому больше дано. Даже у очень богатых людей постоянная конкуренция, соперничество, «у кого больше нулей на банковском счету». Зависть приводит к ненависти, даже толкает на убийство. «Кто уязвляется завистью и соперничеством, – говорит преподобный Ефрем Сирин, – тот жалок, потому что он – соучастник диавола, завистью коего “смерть вниде в мир” (Прем. 2: 24). Сердце его всегда изнемогает от печали, тело снедается бледностью, и силы его истощаются. Зависть и соперничество – страшная отрава: от них родятся оклеветание, ненависть и убийства».

Виды гнева

Гнев может иметь разные проявления. Это и раздражительность, вспыльчивость, страстные споры. Это и злопамятство, ненависть, жажда отмщения, непрощение обид.

Любовь к словопрениям, спорам может также стать источником гнева, привести к конфликтам, ссорам. Опасность велика, потому что спор – это чаще всего не выяснение истины, а некая словесная дуэль, поединок, который происходит из желания потешить самолюбие, самоутвердиться. В споре почти всегда присутствует обида проигравшего. В пылу спора очень легко перейти грань и впасть в раздражение и гнев. Когда кончаются аргументы, часто в ход идет крик и даже взаимные оскорбления. Поэтому споров нужно всячески избегать.

О раздражительности, вспыльчивости поговорим немного позже, а сейчас я хотел бы немного остановиться на злопамятстве, обидчивости. Вообще говоря, злопомнение (так называется этот грех по-церковнославянски) ужасное чувство. Оно, как кислота, разъедает душу обидчивого и разрушает ее изнутри. Гнев, обидчивость – оружие обоюдоострое, и направлено оно, в первую очередь, не на наших обидчиков, а на нас же самих. Обидеться – глагол с возвратной частицей; «-ся» – по-славянски себя, то есть мы обижаем не кого-то, а самих себя. Ненавидимые и обидевшие знать не знают, может быть, что мы на них гневаемся, не подозревают, как мы страдаем и переживаем. Они спят себе спокойно и не о чем не думают, а обиженные вынашивают планы мести, не спят ночей, впадают в уныние, тоску, теряют аппетит и покой, думая только о своей обиде. Человек обидчивый ужасно наказывает сам себя, доводя подчас до полного изнеможения. Состояние гнева – это очень тяжелый стресс. Поэтому умение прощать врагов и обидчиков приносит огромную пользу не только духовному, но и психическому и физическому здоровью.

Как научиться прощать? Первое: понять, что нужно это, в первую очередь, нам же самим. Мы сами очень выиграем, если научимся не обижаться на людей. Второе: нужно понять, что человек, который нас обидел, не ведал, что творил. Ведь даже самый закоренелый злодей имеет свою оправдательную версию. Когда распинали Господа нашего Иисуса Христа, иудеи действительно думали, что делают богоугодное дело: они не увидели в Нем Сына Божия. Другое дело, что душа их и разум были ослеплены грехом и страстью гнева и зависти, но они не понимали, что совершают. И поэтому Христос молился с креста: «Отче, отпусти им: не ведают бо, что творят» (Лк. 23: 34). И этого также «не ведают» все преступники и обидчики. Ибо, если бы они знали, что совершают грех, преступление, за которое они обязательно ответят перед Богом, они не стали бы этого делать. Они либо вообще не понимают, что такое грех, либо не осознают всей меры ответственности за него. Поэтому это люди, достойные жалости, люди несчастные, заблудшие и духовно больные, а на больных обижаться нельзя.

Все наши обиды, я напоминаю, есть порождение самолюбия. И по-настоящему серьезных среди них вообще очень мало. Злонамеренных, сознательных обидчиков, в принципе, единицы. В основном люди обижают друг друга либо случайно, либо от недостатка ума и такта, опять же вовсе не думая кого-то обижать.

Раз обидчивость есть порождение самолюбия, нужно воспитывать в себе смирение. Поменьше обижаться и побольше обращать внимание на себя, спрашивая: «В чем здесь моя вина? Что я сделал не так, что возникла конфликтная ситуация? Может быть, нелестные эпитеты, которыми меня наградили, действительно недалеки от истины?». Ведь некоторые люди вообще никогда и не с кем не ссорятся и не конфликтуют, а другие на каждом шагу раздражаются, спорят и обижаются.

Еще один хороший способ: постараться встать на место обидчика, войти в его положение и оправдать его. Выступить не обвинителем, а адвокатом. Тогда будет легче простить. Например, нас обидела чем-то продавщица в магазине. Мы дали ей денежные купюры не развернутыми, а сложенными или смятыми, и она очень резко и раздраженно нам что-то сказала. Но представьте себе, что нам один раз на дню было лень развернуть их, а она весь день с утра до вечера стоит у прилавка, расправляет мятые деньги, отпускает товар, дает сдачу, да еще и несет очень большую материальную ответственность. А может быть, дома у нее проблемы, болеют дети, муж ушел и т.п. Так нам станет сразу понятно, почему она не мило улыбается нам, а наоборот, сердита. И оправдывая человека, мы научимся не осуждать его, а жалеть, понимать.

Гнев и молитва – две вещи несовместные

Священное Писание категорически запрещает молиться в состоянии гнева, непримиренности с ближними. «Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5: 23–24). И еще: «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6: 14–15).

Молитва человека непримиренного, злопамятного есть лицемерие. Как мы можем читать молитву Господню «Отче наш», в которой есть слова: «И остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим», и при этом иметь в сердце непрощенную обиду. Неискреннюю, лицемерную молитву Господь не приемлет. Совершенно немыслимо приступать к таинству причащения, не простив от всей души обидчиков. Если мы дерзаем причащаться в таком состоянии, то принимаем святые тайны в суд и осуждение, уподобляясь Иуде-предателю. Поэтому нужно использовать все средства и пути к примирению. Как говорит апостол Павел, «если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми» (Рим. 12: 18). А если невозможно, если человек никак не хочет идти на примирение? В таком случае нужно хотя бы в душе примириться с ним и от всего сердца простить ему все обиды. И, конечно же, молиться за него.

Непримиренность, вражда отводит от нас благодать Божию. Вот какой пример приводит в своем «Отечнике» святитель Игнатий (Брянчанинов): «Два брата были во вражде между собой. Во время гонений на христиан их схватили и, подвергнув многим мучениям, посадили в тюрьму. Один из них сказал другому: “Брат! Нам должно примириться и не гневаться одному на другого, потому что завтра мы должны умереть и предстанем Господу”. Но тот отказался от примирения. На другой день их вывели из тюрьмы, чтобы отсечь им головы. Брату, желавшему примириться, голова была отрублена прежде, и он в вере отошел ко Господу. Другой же, не хотевший примириться, отрекся от Христа. Мучитель спросил: “Почему ты не отвергся вчера, прежде пытки, чтоб избежать ран, а отвергся только сегодня?”. Он отвечал: “Я преступил заповедь Господа моего: не примирился с братом. За это Бог оставил меня и отъял от меня Свою помощь. Лишенный ее, я отрекся от Христа”».

Гнев, ненависть отнимает от человека удерживающую благодать Божию, лишает его разума. Одержимый бесом гнева способен поднять руку даже на самых близких ему людей. Мы уже говорили, что большинство убийств происходит из-за гнева. И самое первое убийство на земле тоже совершилось по этой причине. Из-за чего пошел на братоубийство Каин? Причина в самолюбии и зависти к брату. Господь принял жертву Авеля, а на дар Каина не призрел, потому что увидел, что тот принесен не от чистого сердца. Видя мрачные мысли Каина, Господь предупреждает его: «…у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» (Быт. 4: 7). Вспомним: каждый грех начинается с принятия помысла о нем. Каин посеял семена ненависти к брату в сердце, не стал пытаться «господствовать» над гневом и дошел до убийства.

Приведу еще один пример, показывающий, до какого состояния может дойти человек, поддавшийся гневу. Отец великомученицы Варвары Диоскор был язычником. Овдовев, он сосредоточил всю свою душевную привязанность и заботу на своей единственной дочери. Воспитывал ее, скрывая от посторонних глаз; готовил к замужеству с богатым и знатным человеком; нанял языческих учителей для ее образования и воспитания. Диоскор думал, что любит свою дочь. Но вот Варвара тайно принимает христианство. Когда отец узнал об этом, гневу его не было предела, он обнажил меч и погнался за ней. Варвара спаслась тогда чудом. Найдя свою дочь, отец избил ее, заключил под стражу, долго морил голодом, а потом отдал правителю города на страшные пытки и истязания. Диоскор сам казнил свою дочь, отрубив ее голову мечом. Гнев Божий не замедлил покарать Диоскора и правителя: они оба были поражены молнией.

Что случилось с Диоскором? Почему он, еще недавно окружавший единственную дочь заботой и попечением, так жестоко и беспощадно расправился с ней? Диавол нашел его слабое место – гневливость. Не поборов в себе страсть гнева, нечестивый отец был полностью захвачен ею, он уже не владел собой, превратившись в послушную игрушку в руках сатаны.

Страсть гнева, как и блудную, святые отцы не зря сравнивают с огнем, пламенем, пожаром. «Из искры возгорится пламя»: начавшись с небольшой вспышки, гнев способен за считанные минуты охватить душу и привести к непоправимым последствиям. Как не допустить пожара, как гасить в себе адский пламень?

Преподобный авва Дорофей приводит такую аналогию: «Кто разводит огонь, тот берет сначала малый уголек: это слово брата, нанесшего оскорбление (то есть внешний фактор, вызвавший гнев и раздражение. – свящ. П.Г.). Вот это пока еще только малый уголек, ибо что такое слово брата твоего? Если ты его перенесешь, то ты и погасил уголек. Если же будешь думать: “Зачем он мне это сказал, и я ему скажу то и то, и если бы он не хотел оскорбить меня, он не сказал бы этого, и я непременно оскорблю его”, вот ты и подложил лучинки или что-либо другое, подобно разводящему огонь».

С раздражением, гневом нужно бороться сразу, в самом начале, пока они еще подобны угольку. Уголек легко затоптать, погасить. Но если не только не гасить его, но и, наоборот, раздувать, поддерживать горение – пожар неминуем. Как помысел, пока еще он не вошел в сердце, прогоняется легко, но когда он угнездился в душе, справиться с ним сложнее, так и первоначальный гнев, раздражение преодолевать надо на самом подходе. Ответная внутренняя реакция на какое-то неприятное нам событие или действие – вещь вполне естественная. Например, нас случайно толкнули на улице. Первая реакция, конечно, возмущение, но его тут же надо погашать, чтобы дальше оно не перешло в гнев.

Святитель Феофан советует: «Вспышки одолевают… Учитесь не давать им ходу, а как только покажутся, подавлять их. Вспылить будто ничего, но тут весь эгоизм или грешный человек. Молитесь и сами собирайте мысли, которые были бы водой против сего огня. Память Божию держите и память смертную. Эти два помышления суть держава всего доброго и прогнание всего недоброго… На свете ничего нет, из-за чего можно бы серьезно ссориться, кроме спасения души».

В борьбе с раздражительностью и гневом очень помогает принцип взвешивания. Его суть в том, что, когда нам хочется дать волю своим эмоциям, поссориться с ближними, прогневаться, нужно сделать паузу и взвесить на мысленных весах. На одной их чаше то, ради чего мы раздражались, что нас вывело из себя, а на другой то, что мы теряем в результате ссоры, конфликта: это мир душевный, наши хорошие, мирные отношения с ближними, их расположение, доверие к нам. Опять же, нужно вспомнить, как мы обычно себя чувствуем после ссоры, когда дали волю гневу, выпустили пар, наговорили много лишнего. В душе образуется опустошенность, мрак, нас преследует чувство стыда за несдержанность, слабоволие. И вот когда все это будет взвешено, обычно желание ссориться как-то пропадает. Самое главное здесь – уметь вовремя сделать паузу и представить себе, что же мы теряем из-за гнева и раздражения.

Справиться с раздражением, мрачными, злопамятными мыслями очень помогает чтение Евангелия и Псалтири. И хотя в минуту раздражения бывает очень непросто понудить себя на чтение, но потом приходит успокоение. Можно вполне отвлечься от гневных раздраженных мыслей какой-нибудь работой. К человеку, сидящему праздно, демоны гнева приступают особенно часто. Кстати, это касается и всех остальных страстей. Лень, безделье, праздность – питательный бульон для выращивания почти всех страстей.

Помогает победить гнев и чувство юмора. Ведь обида, гневные мысли есть порождение гордыни, самолюбия. Поэтому к себе нужно относиться с самоиронией, а также не воспринимать слишком серьезно, близко к сердцу какие-то обиды и колкости в наш адрес. Шутка, юмор, употребляемые в меру, никогда не отрицались святыми отцами. Святитель Феофан Затворник в своих письмах разным людям часто применяет добрые шутки; преподобный Амвросий Оптинский сочинял даже специальные шутливые стишки, наставляя приходящих к нему. Умеренная веселость, чувство юмора – это своего рода предохранительный клапан, который устанавливается на паровом котле или на газобаллонном оборудовании. Он оберегает котел, баллон от излишнего давления, от взрыва. Если слишком серьезно относиться к некоторым вещам, например к повседневным неприятностям, можно просто сойти с ума. Как-то один охотник проходил мимо кельи преподобного Антония Великого и услышал, как преподобный что-то рассказывает братии, и они все вместе смеются. Потом он спросил у старца: «Как же могут монахи шутить и смеяться?». Тогда авва попросил охотника натянуть свой лук посильнее. Тот выполнил просьбу. Тогда преподобный Антоний сказал: «Еще сильнее». Этот человек возразил: «Тогда лук просто лопнет!». «Вот так и человек не может постоянно находиться в напряжении, ему нужна разрядка, отдых», – сказал преподобный.

Раздраженного, гневного разговора, ссор нужно, конечно, избегать. Но что делать, если между людьми действительно возникли серьезные противоречия, проблемы, и их нужно как-то решить, иначе отношения могут зайти в тупик? Конечно, бывают очень серьезные проблемы, которые нельзя замалчивать, делая вид, что ничего не происходит. Иногда требуется действительно серьезный разговор. Но как раз такой разговор ни в коем случае нельзя вести в минуту раздражения и гнева, иначе ничего хорошего не получится. Нужно обязательно выбрать время, когда страсти улягутся и оппоненты успокоятся. В состоянии раздражения, эмоций человек не способен принять правильное решение. Он находится в состоянии аффекта, помрачения, он не адекватен. В момент гнева говорю уже не я, а мой гнев. Преподобный Моисей, старец Оптинский, видя какую-либо провинность одного из вверенных ему монахов, не сразу делал ему замечание, но через некоторое время, когда и он сам, и провинившийся были в спокойном состоянии духа.

В германской армии был закон: жалобы военнослужащих друг на друга принимались не сразу после инцидента, но по прошествии определенного времени. Это помогало принять правильное решение.

В Священном Писании сказано: «Солнце да не зайдет во гневе вашем» (Еф. 4: 26). Святой Иоанн Кассиан Римлянин говорит, что в умах гневающихся заходит Солнце Правды – Христос, ибо ум бывает омрачен гневом. Поэтому, конечно, никакого трезвого решения в споре в возмущенном состоянии духа принять не получится.

Но вернемся к теме «серьезного разговора». Зарубежный психолог писатель Лен Макмиллан сформулировал основные правила мирного и конструктивного «выяснения отношений». Он делает это на основании той же цитаты из апостола Павла: «Гневаясь не согрешайте; солнце да не зайдет во гневе вашем. И не давайте места диаволу» (Еф. 4: 26–27). Как «гневаться не согрешая»? Надо серьезно взяться за саму проблему, а не раздражаться, нападать на собеседника. Ведь для того и ведется серьезный разговор, чтобы не обижать друг друга, а придти к какому-то решению. В споре очень часто забывается самое главное – предмет спора, люди переходят на личности. Ориентируясь на саму проблему, «не будем давать место диаволу». В разговоре с близкими людьми мы, в первую очередь, должны дать им понять, что по-прежнему любим их, но нам необходимо обсудить и решить определенные вопросы. Важно не перейти грань и не изменить в процессе разговора отношение к ближнему, не прогневаться на него. Наши отношения не должны пострадать из-за обсуждения проблемы.

«Солнце не должно зайти в нашем гневе». Нельзя затягивать решение важного вопроса, ибо нет смысла решать проблему, когда оба собеседника уже не владеют собой. Не нужно допускать, чтобы гнев перерос в затаенную горечь и обиду. Спорные вопросы необходимо решать быстро: обида может пустить корни в сердце.

Обсуждая сложившуюся ситуацию, нужно говорить прямо, искренне, без лукавства. Если мы будем что-то замалчивать, то вскоре вопрос возникнет опять. Не оставляйте вопроса нерешенным.

Конечно, эти основные постулаты «серьезного разговора» я изложил вкратце и своими словами. Разрешать конфликтную ситуацию нужно, руководствуясь не своими амбициями, а желанием мира и любви, прося у Бога помощи, тогда будет эффект.

Многие люди в ссоре, в конфликте боятся сделать первый шаг к примирению. Понятно, что это непросто, но опасаться того, что нас неправильно поймут, не нужно. Чаще всего это воспринимается очень даже хорошо. Нашего оппонента, скорее всего, тоже тяготит сложившаяся ситуация, но он так же боится первым пойти навстречу. Идя на примирение с ближним, ни в коем случае нельзя указывать на его ошибки (так мы еще больше поссоримся), а смиренно признать свои собственные и попросить за них прощение. Вышеупомянутый Лен Макмиллан описывает пример такого примирения: «Мы только что поселились в нашем доме. Напротив него на лугу росло большое дерево, и вот настало время, когда листва осыпалась. По нашему городу ездила специальная машина, убиравшая мусор. Каждый понедельник она собирала опавшую листву, которую жители сгребали к обочине тротуара. В один прекрасный день, закончив эту работу, я отдыхал в гостиной. Выглянув в окно, я увидел, как, выйдя из своего дома, наш сосед стал пинать мою кучу листьев обратно на лужайку. По-видимому, какие-то листья попали на его территорию.

Меня охватил гнев, когда я увидел, что он делает. Как только он вошел в дом, я вышел и снова сгреб листья на край тротуара. Но стоило мне самому вернуться в гостиную, как он опять вышел и начал пинать мою кучу назад. Не помню, как долго продолжалось это глупое соревнование, но я не на шутку был взбешен. Однако мне не пришло в голову поговорить с соседом и попытаться тут же уладить конфликт. Следующие три месяца мы глядели друг на друга с ненавистью. Стоило ему выйти из дома, когда я находился на заднем дворе, я тотчас же уходил к себе. Если на улицу выходил я, уходил он. Напряжение достигло такого накала, что казалось, мы с соседом вот-вот задымимся. Наконец, придя в себя, я сказал жене, что так больше продолжаться не может. У меня не хватило смелости встретиться с соседом лицом к лицу, поэтому я придумал следующее: позвонил ему по телефону. “Привет, это Лен, – сказал я. – Не вешайте, пожалуйста, трубку, мне надо вам кое-что сказать. Извините, что я вел себя так глупо. Мне очень жаль, что я задел ваши чувства, расположив эту кучу листьев напротив вашего дома. Прошу прощения”. Не успел я закончить, как он сказал: “Лен, я чувствую то же самое. Я все хотел набраться смелости и тоже позвонить вам. Спасибо, что вы сделали это за меня”.

Если бы я следовал Божиим правилам, которые Он оставил нам на случай разногласий, я бы избавил себя и своего соседа от трех месяцев бесполезных переживаний. Если бы я попытался разрешить эту проблему сразу (в тот же день, пока не зашло солнце), мы спали бы спокойно в ту ночь, как, впрочем, и во все последующие».

Преподобный Ефрем Сирин так говорит про подобные ситуации: «Если случилась ссора между братьями, то первый раскаявшийся получит венец победы, но венчается и другой, если не отвергнется раскаяния, но с готовностью сделает, что нужно для мира».

Говорят, что первым должен просить прощение тот, кто умнее. Великодушие, смирение, умение простить – это, конечно, свойства, присущие сильным натурам. Брань, крик – это оружие слабого, слабовольного. Но, победив гнев, раздражение, будем избегать соблазна впасть в гордыню, иначе мы можем просто заменить страсть гнева на страсть гордости. Один монах часто подвергался насмешкам и внешне спокойно и терпеливо переносил их. Когда братия спросили его, как ему удается не раздражаться на обидчиков, он сказал им: «Да что я буду обращать внимание на этих собак». Оказывается, в его душе царили гордость и презрение к людям.

В заключение скажу о самом главном – о том, с чего нужно всегда начинать борьбу с гневом. А начинать ее нужно с молитвы за тех, на кого мы гневаемся, кто обижает нас и приносит неприятности. Евангелие дает нам прямое указание как поступать с такими людьми: «Молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5: 44). Молясь за обидчиков, мы уже боремся с гневом, перестаем видеть в них врагов, а начинаем осознавать, что они нуждаются в нашей молитвенной помощи. Молиться также нужно не только за обижающих нас, но и вообще о разрешении любой напряженной, немирной ситуации. В таких случаях так же просят помощи у апостола любви Иоанна Богослова. Молитвы «О примирении во вражде сущих» и «О ненавидящих и обидящих нас» есть в любом полном молитвослове.

(Продолжение следует.)

Православие на практике — как обуздать гнев?

Как обуздать гнев? Если человек захочет избавиться от какой-то страсти, то Бог будет ему помогать. Говорят, что легче начать духовное воспитание своей души, когда выявишь главную страсть. И тогда надо объявить ей войну.

Допустим, Вы вечером помолились, легли в кровать с молитвой. Лежите и на завтра должны заложить программу в свой духовный «компьютер»: «Господи, завтра я буду вести борьбу с собой. С завтрашнего дня не буду раздражаться, возмущаться, гневаться. Всецело предаю себя Твоей воле, Господи».

В деле нашего спасения мы должны уступить место Богу, чтобы Сам Бог действовал в нас. Гнев — это страшный порок! Он святыми отцами приравнивается к духовному убийству. Преподобный Силуан говорит: «Косо посмотрел на брата своего — благодать Божия отошла от тебя». А какое там «косо посмотрел»! Гневаясь на ближнего, мы совершаем даже два духовных убийства: поражаем своим чувством ненависти его душу и в своей душе убиваем все живое, человеческое, доброе. Там нет места Святому Духу.

У человека много страстей, с которыми он ведет борьбу. От некоторых из них он может получить какое-то временное удовольствие, например, от чревоугодия. Но гнев, зло, ненависть — это такие страшные пороки, что не дают даже временного удовольствия ни самому согрешающему, ни окружающим. С гневом человек добровольно впускает в себя силу демоническую, разрушительную.

Но если мы сосредоточимся на желании «завтра я не гневаюсь», то в искушении найдем силы, опору устоять.

Повторяю, собраться с духом надо с вечера. И так жить в течение всего дня. Утром встали, надо помолиться: «Господи, помоги провести этот день спокойно, мирно». Когда положили такое основание, тогда все будет хорошо.

В древности жил известный философ Сократ. У него была жена, и звали ее Ксантиппа. Была она страшно сварливая. Однажды устроила ему сильнейший скандал, а закончила тем, что схватила ведро с помоями и грязную воду вылила ему на голову. Что бы мог сделать обычный человек? Схватить это ведро и им стукнуть по голове, а то и убить. А Сократ — ничего подобного! Он себя сдержал. Отер ладонями лицо, открыл глаза, улыбнулся и сказал: «Ну, вот, Ксантипушка, после бури и дождик».

Надо к этому добавить следующее. Ученики знали его как прекрасного, мудрого и сдержанного человека. Какой-то мудрец сказал им: «Сократ — жестокий человек!» Они удивились: «Как это так?» — «Да, он очень жестокий!» Ученики спросили учителя об этом. И он ответил: «Да, я действительно очень жестокий, но постоянно контролирую все свои слова и дела».

Так что человек должен постоянно себя воспитывать. У преподобного Серафима Саровского монахи спросили: «Кто в нашем монастыре достиг высот монашеского подвига?» И преподобный указал на повара. Они так и ахнули: «Отче, так это самый жестокий человек!» — «Да, от природы он неуправляемый. Если бы он дал власть своим страстям, то здесь не осталось бы камня на камне, но он держит себя в руках, старается смиряться. Конечно, ему благодать и милость Божия особо благоволят».
Господь дает Свою благодать тем, кто смиряет себя. А от тех, кто не совершенствуется, не меняется к лучшему, милость Божия отходит.

Учился я в семинарии в первом классе. Был у нас один молодой человек, студент-семинарист. Стал он кощунствовать, читая Священное Писание. Сидел он впереди меня, и как только перемена — сразу начинал слова Господней молитвы наизнанку выкручивать. Или бежит по ступенькам: «Отче наш, Отче наш, иже еси на Небесех…» — кощунствует, как считалочку повторяет. Я как-то даже возмутился и сказал ему:
— Нехорошо! Ведь это же слова Бога и обращение Его к Отцу Небесному. Когда их читают в храме, делают земной поклон, головы склоняют. Все человечество должно преклонить голову, а ты кощунствуешь.
Он не внял словам, грубо прервал меня. Я сказал ему второй раз, третий. Он каждый раз грубил. Тогда я ему сказал:
— Ну, предоставлю тебя воле Божией.
И все. Он кощунствовал, но я ему больше ни одного слова не сказал, не возмущался. Долго он в семинарии не задержался, месяца два побыл и исчез, выгнали с треском.

Архимандрит Амвросий (Юрасов)

Читайте так же:

Как победить раздражительность ?

Как побороть раздражительность ?

Как забанить дьявола

Письмо в редакцию:

Скажите, пожалуйста, можно ли верующему человеку проявлять гнев? Недавно мой знакомый, которому я доверяю, упрекнул меня, что я слишком жестко пытаюсь заставить замолчать некоторых людей в Интернете, которые, как мне кажется, просто хамы и хотят только оскорблять тех, кто с ними не согласен, а также Церковь, духовные ценности. Но вот я не понимаю: проявлять смирение и быть тряпкой для верующего, что ли, одно и то же? Надо просто тихо смотреть, как вытирают ноги о то, что тебе дорого? Но говорят же — «праведный гнев»! Или праведного гнева с точки зрения православия не существует, а гнев и злоба — это одно и то же?

Владимир, Москва

Отвечает Александр Ткаченко:

Дорогой Владимир, конечно же, праведный гнев существует и, как любое другое проявление праведности, может принести немало духовной пользы человеку. Но сначала давайте разберемся, что же представляет собою гнев вообще, без дополнительных определений.

Из личного опыта каждый знает, что гнев — это недовольство чем-либо. Причем недовольство настолько сильное, что человек может потерять над ним контроль и оказаться движимым этой эмоцией помимо собственной воли. Развивается гнев очень быстро. Подобно расширяющимся газам при взрыве, он мгновенно наполняет собой человеческое сердце, требуя выхода наружу в виде каких-либо агрессивных действий или хотя бы слов.

И когда верующий человек видит, как в Интернете хулится его Церковь, Бог или другие святыни, конечно же, странно было бы ожидать, что он останется этим доволен. Безусловно, такое хамское поведение оскорбляет и больно ранит. Ну а как поступает человек, которому намеренно причинили боль и обиду? Вариантов тут не так уж много: слабый — убегает, сильный — вступает в схватку. Такова общая логика выживания в этом мире. Казалось бы, все очевидно.

Однако Евангелие предлагает взамен этой очевидной логики нечто парадоксальное и даже абсурдное: …Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? (Мф 5:43-46).

И это ведь не кто-нибудь говорит, а сам Христос — воплотившийся Бог. Законный гнев в отношении обидчиков Он призывает поменять на благословение, добрые дела и молитву за них.

Конечно, можно возразить, что в этих словах Христа речь идет о личных врагах, а не о врагах твоей веры. Однако Новый Завет разрушает привычную для нас логику «симметричного ответа» на хамство и агрессию даже там, где они направлены против христианской веры и учения. Апостол Павел в письме к своему ученику Тимофею пишет: От глупых и невежественных состязаний уклоняйся, зная, что они рождают ссоры; рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым, с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины, чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю. (2 Тим 2:23-26).

Есть ли в этих словах призыв к тому, чтобы быть тряпкой и позволить вытирать ноги о то, что тебе дорого, — судите сами. Но вот запрет для христиан на ссоры с кем-либо и призыв быть кроткими и вежливыми со всеми оппонентами в вероучительных спорах звучит здесь несомненно.

А еще, что очень важно, здесь указана причина — почему с противниками учения Христова следует поступать именно так. Оказывается, они — несвободные люди, попавшие в рабство к диаволу. Им только кажется, что, говоря хулу на Церковь, они выражают свою точку зрения. На самом же деле, они всего лишь исполняют волю поработившего их злобного существа, ненавидящего весь человеческий род без исключения. Поэтому сталкивать людей в спорах, доводящих до гнева друг на друга, — одно из любимых его развлечений. А уж если в такой спор удастся втянуть еще и христианина — это для духа злобы отдельный подарок.

И потом, таких несвободных людей вокруг довольно много. Поэтому «заткнуть» их всех у Вас не получится, даже если Вы решите посвятить этому все свое время без малейшего остатка. А тех, на кого Вы все же успеете излить свой гнев, такое «затыкание» лишь еще более разозлит и укрепит в неприязни к Церкви.

Иисус, посылая учеников на проповедь, призывает их остерегаться людей, потому что люди живут под властью зла: вот, я посылаю вас, как овец среди волков. Чего же еще ожидать кроткой овце в такой кровожадной компании, кроме как — быть разорванной на куски? Но дальше Иисус говорит совсем удивительные слова: …итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби (мф 10:16). Не праведный гнев и благородная ярость должны стать христианским ответом на волчий произвол мира, но — мудрость и простота. И все, считающие себя учениками Христа, призваны только к такому «оружию» для защиты своей веры. Любая попытка прибавить к овечьей кротости, змииной мудрости, голубиной простоте еще и какую-нибудь «львиную ярость» тут же выводит человека за пределы евангельских наставлений в область совсем иных взглядов и предпочтений. Как говорил знаменитый бандит и убийца Аль Капоне, добрым словом и пистолетом можно добиться куда большего, чем одним только добрым словом. В Церкви же об этом сказано совсем по-другому, например, у преподобного Иоанна Кассиана Римлянина:

«От какой бы причины ни возбудился гнев, он ослепляет очи сердечные и, причиняя гибельную язву остроте зрения, не дает созерцать солнце правды. Все равно: золотой ли лист, или свинцовый, или другого какого металла будет положен на глаза — ценность металлов не делает различия в ослеплении».

Когда ведешь сетевой спор, защищая солнце правды Христовой, можно, конечно и пощеголять в таких вот праведно-гневных очках из чистого золота. Но что мне проку в грозном сверкании золотых линз, если, по слову святого, они гарантированно отсекают от света этой правды меня самого?

Бей свою душу

Фото Владимира Ештокина. Коллажи Натальи Федоренковой

Итак, для защиты Христовой истины в сетевых спорах гнев не годится. Тогда какой же гнев можно назвать праведным, если даже применение его против нападающих на истину не считается в Церкви благим делом?

Дело в том, что гнев — это оружие. Да-да, самое настоящее оружие, подобное тому самому пистолету, с помощью которого Аль Капоне собирался на свой манер усилить действие доброго слова. Вопрос лишь в том, на кого это грозное оружие должно быть нацелено. Ведь и само слово «грех» в греческом языке звучит как «амартиа», что означает буквально — мимо цели, промах. Значит, и гнев становится греховным лишь в том случае, если из этого «пистолета» стреляют не по той мишени. Так куда же следует направить его огонь, чтобы гнев оказался праведным?

Здесь у святых отцов абсолютно единодушное мнение: гнев — оружие, которое человек получил от Бога при сотворении, чтобы обороняться им от дьявола — злобного духа, врага рода человеческого. А также — от греховных помыслов, которые этот враг все время пытается внушить людям.

Гнев — оружие против дьявола и греха. Других целей для него не было предусмотрено. И если бы первые люди в раю гневно отогнали от себя сатану, склонявшего их к вкушению запретного плода, тогда вся история человечества была бы совершенно иной.

Но что же происходит с вооруженным бойцом, которого противник перехитрил, захватил в плен и подчинил своей воле? А происходят с ним очень печальные вещи. Оружие по-прежнему находится у бойца в руках, но теперь он разворачивает его уже против своих же собратьев, воюя на стороне врага.

Нечто подобное произошло и с человеческим гневом. После грехопадения человек начал вести огонь из этого «пистолета» по другим людям — изливать свой гнев не на грех и дьявола, а на тех, кого изначально был призван любить как самого себя. Сколько же слез и крови пролито было из-за этого трагического сбоя прицела… Семейные скандалы, ссоры между друзьями, увечья и убийства в состоянии аффекта — все это злые плоды гнева, обрушившегося совсем не на ту цель, ради которой он был вложен в наше естество. Преподобный авва Исаия пишет об этом так:

«В уме есть гнев по естеству, — и без гнева не бывает у человека и чистоты, если не будет он гневаться на все, всеваемое в него врагом. Но в нас изменился такой гнев на другой, чтоб гневаться на ближнего из-за всяких вещей, ненужных и бесполезных».

Именно здесь и проходит граница, отделяющая праведный гнев от неправедного. Определить ее для себя не так уж и сложно: если видишь во время спора в Интернете, что это оружие направлено у тебя на другого человека, каким бы он ни был, немедленно опусти его и поставь на предохранитель. Помни, это враг человеческого рода в очередной раз пытается устроить себе потеху, вовлекая нас в свою дьявольскую игру-стрелялку, где мы будем растрачивать друг на друга боезапас, на самом деле предназначенный для огня по нему. Святитель Иоанн Златоуст прямо призывает каждого христианина прекратить участие в этом сатанинском «шутере» и научиться использовать гнев только по назначению: «Ты гневлив? Будь таким по отношению к своим грехам, бей свою душу, бичуй свою совесть, будь строгим судьей и грозным карателем своих собственных грехов — вот польза гнева, для этого Бог и вложил его в нас.

…Для того и дал нам Бог оружие гнева, чтобы мы не собственное тело (то есть ближних) поражали мечом, но чтобы вонзали все его острие в грудь диавола. Вонзи туда свой меч по самую рукоять, если хочешь и рукоять, и не извлекай его оттуда никогда, напротив, присоедини еще и другой меч. А это произойдет, если мы будем щадить друг друга, если будем миролюбиво расположены друг к другу».

Праведный гнев в действии

Но легко сказать — вонзи меч в дьявола. А как это выполнить на практике?

У меня, как, наверное, и у каждого, в жизни были ситуации выбора, когда мне очень хотелось сделать что-либо недолжное, а совесть говорила — не надо, ну пожалуйста, не делай этого. И тогда, лишь с большой неохотой повинуясь какому-то еле заметному движению души, я все-таки отказывался от греха. Вот это слабенькое мое душевное движение и было тем самым праведным гневом, о котором Вы спрашиваете, Владимир. Не бурлящий в крови адреналин, не грозные слова и сверкающий из-под бровей взор, а это едва ощутимое стремление отодвинуть от себя грех, не делать того, что и сам считаешь плохим, неправильным, хотя оно тебя и влечет.

Не стоит удивляться такой слабости праведного гнева. Ведь ровно то же самое бывает и с любой другой нашей способностью, которую мы не развиваем, над которой не работаем специально. Если не заниматься спортом, мышцы потихоньку теряют упругость и силу, становятся дряблыми и неспособными к серьезным нагрузкам. Если не развивать ум, мысль становится ленивой и медленной. Точно так же и навык гнева на собственные грехи приобретается лишь осознанным и постоянным его применением.

Однако и в этой слабости праведного гнева у нетренированной души есть утешительное свидетельство: если даже в таком жалком состоянии он способен отогнать от нас грех и дьявола, какова же мощь этого оружия!

Но, направленное на человека в сетевом споре, оно тут превращается в тот самый пистолет от Аль Капоне, дополняющий доброе слово. Которое, правда, от такого «довеска» почему-то сразу же перестает быть добрым, даже если позволяет добиться некоего результата. Например — «заткнуть» не в меру ретивого собеседника-хама.

Медленно убрать руки…

Фото Владимира Ештокина. Коллажи Натальи Федоренковой

Праведный гнев — оружие против греха, нетерпимость к нему, стремление гнать эту заразу прочь, где бы она ни высунула свою ядовитую голову. И когда грех проявляет себя в другом человеке, праведный гнев тоже не терпит его, и всегда готов обрушиться на этот чужой грех со всей силой. В истории Церкви известны случаи, когда святые люди при помощи праведного гнева воевали не только со своими грехами, но и с грехами ближних, помогая им освободиться от вражьего рабства.

Но для неопытного борца со злом тут есть серьезная опасность подмены — вместо греха разгневаться на самого человека, порабощенного этим грехом и дьяволом. А такой гнев праведным уже никак не назовешь.

Чтобы избежать подобной ошибки в сетевых спорах, есть простой и очень действенный способ: как только руки уже взлетели над клавиатурой, боясь не поспеть за теснящими друг друга обличительными мыслями в адрес еретика, кощунника или просто хама, нужно глубоко вдохнуть, потом — выдохнуть. И… медленно убрать пальцы от кнопок с буквами. После чего подумать об очень важной вещи, которую в пылу споров люди часто забывают. Желаю ли я сейчас добра своему собеседнику? Жалею ли сейчас его, запутавшегося в сетях дьявола и оттуда безумно говорящего хулу на Бога и Церковь? Любовь ли к этому порабощенному врагом чаду Божьему движет сейчас моим сердцем, или же просто мстительное желание под благовидным предлогом причинить ответную боль?

И если окажется, что во мне нет сострадания и любви к человеку, на которого я разгневался, значит, этот мой гнев никакой не праведный, а вполне себе греховный. Тот самый, про который апостол Иаков писал: Итак, братия мои возлюбленные, всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев, ибо гнев человека не творит правды Божией (Иак 1:19-20).

Ну а напоследок в этой непростой теме, дорогой Владимир, вот несколько мыслей еще одного святого. Сегодня они звучат буквально как инструкция по технике духовной безопасности для всех православных интернет-спорщиков и гневных борцов за свою веру:

«Мудрость христианская мирна, и подвизающийся для нее должен быть мирен. Мирным нужно быть любителю мудрости и в отношении к другим, не вступать в словопрения, как учит апостол, что ни мало не служит к пользе, а к расстройству слушающих. И если нужно стать за истину против нападающих на нее, следует делать это со спокойной твердостью, без раздражения, — так, чтобы можно было потом сказать себе в совести: С ненавидящими мир я был в мире (Пс 119:6)».

Эти слова святителя Филарета Московского каждому из нас было бы нелишне распечатать большими буквами на листе формата А4 и приколоть к стене рядом с компьютером. Чтобы всякий раз во время сетевых перепалок вспоминать, как же христианину на самом деле следует защищать истину Божью.

Фото Владимира Ештокина

Коллажи Натальи Федоренковой

Гнев



1. Что такое гнев?
2. Священное Писание о гневе
3. От чего рождается в душе страсть гнева?
4. Губительность страсти гнева
5. Как бороться со страстью гнева
6. Гнев как благая сила души, вложенная в нас Богом
1. Что такое гнев?
Гнев — сильное, возбужденное состояние духа, негодование, которое может быть греховно или безгрешно, смотря по побуждению и по своей цели. Гнев благочестивых людей означает их крайнее отвращение и негодование против греха. В этом смысле праведники могут гневаться и не согрешать. Сам Господь всегда прогневляется деяниями нечестивых.
Гнев – это сила раздражительной части души. Он изначально дан был человеку Богом для сопротивления злу, для противодействия порокам. Но вследствие грехопадения гнев превратился в людях из благой силы в греховную страсть, которая никогда «не творит правды Божией» (Иак. 1, 20).
Пр. Иоанн Дамаскин объясняет:
«Будучи по своей природе чем-то средним между Богом и веществом, человек, если бы он отрешился от всякого естественного пристрастия к сотворенному бытию и соединился любовью с Богом, должен был бы через соблюдение заповеди непоколебимо утвердиться в добре. Но когда он вследствие преступления стал более тяготеть в сторону вещества и когда его ум отвратился от своего Виновника, т. е. Бога, то ему стало свойственно тление, он сделался из бесстрастного подверженным страстям, из бессмертного смертным, возымел нужду в супружестве и плотском рождении, по пристрастию к жизни привязался к удовольствиям, как к чему-то необходимому для жизни, а тех, которые пытались лишить его этих удовольствий, стал упорно ненавидеть. Его любовь вместо Бога обратилась на вещество, а его гнев вместо подлинного врага его спасения — на подобных ему людей».
Св. Иоанн Дамаскин пишет о видах, которые принимает страсть гнева:
«Существует три вида гнева: раздражение, злоба и мстительность. Раздражением называется гнев, начинающийся и возбуждающийся. Злобою – гнев длительный, или злопамятство; мстительность есть гнев, выжидающий случай для мщения».
Авва Серапион:
Три рода и гнева: первый пылает внутри, что по-гречески называется υυμός (ярость), второй прорывается в слово и дело и называется οργή (гнев), о котором апостол говорит: «теперь вы отложите все: гнев, ярость» (Кол. 3, 8); третий вспыхивает не на короткое время, но сохраняется через несколько дней, долгое время, что называется злопамятность.
2. Священное Писание о гневе
Греховное чувство гнева против ближнего порицается в Св. Писании. Напротив, Слово Божие учит гневаться на зло, чтобы не согрешать.
«Гнев человека не творит правды Божией».
(Иак. 1, 20)
«Всякое раздражение, и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас» (Еф. 4, 31);
«гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем (Еф. 4, 26),
«всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду» (Мф. 5, 22);
«желаю, чтобы на всяком месте произносили, молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения» (1Тим 2, 8).
Евангельский закон Христов говорит: «всякий, ненавидящей брата (ближняго) своего, есть человекоубийца» (Ин. 3, 15).
«Гневаясь, не согрешайте: размыслите в сердцах ваших на ложах ваших, и утишитесь».
(Пс. 4, 5)
3. От чего рождается в душе страсть гнева?
Святые отцы учат, что страсть гнева рождается в душе от тщеславия, надмения, самолюбия, сребролюбия, объядения, и иногда – от блудной страсти.
Преп. Иоанн Лествичник:
Итак, да свяжется гнев, как мучитель, узами кротости и, поражаемый долготерпением, влекомый святою любовию и, представши перед судилищем разума, да подвергнется допросу. Скажи нам, безумная и постыдная страсть, название отца твоего и именование злой твоей матери, а также имена скверных твоих сынов и дщерей. Объяви нам притом, кто суть ратующие против тебя и убивающие тебя? – В ответ на это гнев говорит нам: «Матерей у меня много и отец не один. Матери мои суть: тщеславие, сребролюбие, объядение, а иногда и блудная страсть. А отец мой называется надмением. Дщери мои суть: памятозлобие, ненависть, вражда, самооправдание. Сопротивляющиеся же им враги мои, которые держат меня в узах, — безгневие и кротость. Наветник мой называется смиренномудрием, а от кого он рождается, спросите у него самого в свое время».

4. Губительность страсти гнева

Св. Иоанн Златоуст предостерегает о гибельности этой страсти:
«Ничто так не помрачает чистоту души и ясность мыслей, как гнев необузданный и выражающийся с великою силою.
Опьянен также и одержимый гневом, у него и лицо раздувается, и голос делается хриплым, и глаза наполняются кровью, и ум помрачается, и смысл теряется, и язык трясется, и взор блуждает, и уши слышат одно вместо другого, потому что гнев сильнее всякого вина ударяет в мозг и производит в нем бурю и неукротимое волнение.
В отношении к гневу нужно гораздо большее старание: сильна эта страсть, часто даже внимательных увлекает в самую бездну погибели.
Ни о чем столько не будем стараться, как об очищении себя от гнева и примирении с теми, которые имеют на нас неудовольствие, зная, что ни молитва, ни милостыня, ни пост, ни участие в таинствах, ни другое что подобное не защитит нас в тот День (Суда), если мы будем злопамятствовать».
Св. Тихон Задонский пишет о том, как отвратительна страсть гнева:
«Посмотри на гневающегося: как он весь дрожит. Когда это заметно на теле, что уж в душе делается? Зависть, ненависть и злоба, как чахотка тело, съедают душу так, что и тело бледнеет и истаивает от этих злых болезней».
Гневающийся совершает грех против шестой заповеди: «Не убий».
Грешит против шестой заповеди тот, кто желает смерти другому человеку, кто не живет с другими мирно и согласно, а, напротив питает к другим ненависть, зависть и злобу, заводит с другими ссоры и драки, огорчает других. Грешат против шестой заповеди все злые и сильные, которые обижают слабых, что бывает и среди детей.
Очень близки к совершению убийства те, кто во гневе на ближнего допускает рукоприкладство, нанося ему побои, раны, увечья. Виновны в этом грехе родители, жестоко обращающиеся со своими детьми, избивающие их за мельчайшую провинность, а то и без всякого повода.
Мы убиваем ближнего не только руками или оружием, но и жестокими словами, бранью, издевательством, насмешкой над чужим горем. Каждый на себе испытал, как ранит и убивает душу злое, жестокое, язвительное слово.

5. Как бороться со страстью гнева

Святые отцы наставляют, что подавлять страсть гнева надо стараться сразу же, едва она возникла, — кротостью, молитвой, терпением, молчанием, самоукорением, смирением, любовью к ближнему:
Св. Иоанн Златоуст понимает слова апостола «гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем (Еф. 4, 26) буквально, в том смысле, что тотчас надо подавлять гнев, примириться с оскорбившим, нельзя продлять гнев до другого дня, чтобы он не обратился в злопамятность; следует немедленно подавлять гнев, а не значит, что гнев можно иметь только до заката солнца.
Св. Феофан Затворник:
«Гнев и обидчивость от самоцена, по которому мы признаем себя стоящими немало; потому, когда кто дерзнет не воздать нам должного, кипятимся и замышляем отмщение… Постарайтесь делать так, чтобы, и минуты не пропуская, взяться за себя и разорить свой самоцен. Положите законом:
1) всякую минуту ждать неприятность и, когда придет, встречать ее, как жданную гостью;
2) когда деется что, готовое огорчить и раздражить вас, скорее бегите вниманием к сердцу и, сколько можете, напрягайтесь не допускать возродиться тем чувствам. Напрягайтесь и молитесь. Если не допустите породиться тем чувствам, всему конец; ибо всё от чувств;
3) не смотрите на обидчика и обиду; тут вы найдете только большую опору обидчивости и мести; но выбросьте это из головы. Это очень важно. Если не будет этого, чувство злости не может улечься;
4) ко всем молоткам сим приложите: держать любовный взор, любовный тон речи, любовное обращение и, главное, всевозможно избегайте чем-либо напомнить обидевшим вас о их несправедливости».
«Закон вменения в отношении к гневу тот же, что и относительно всех других страстных движений. Приражения страсти не вменяются в грех. Вменение начинается с того момента, как, заметив движение страсти, уступают ей, и не только не противятся ей, но становятся на сторону ее, раздувают ее и сами помогают ей взойти до неудержимости. Коль же скоро кто, заметив приражение страсти, вооружается против нее и соответственными приемами в мыслях и положениях тела старается прогнать ее, то это не в грех, а в добродетель вменяется. То же и в отношении к серчанию и гневу. В непрестанных столкновениях с другими поводам к раздражению числа нет. Но когда кто всякое возникновение гнева подавляет и прогоняет, то он и гневается, и не согрешает. Совсем не гневаться и никакого разогорчения никогда не чувствовать есть дар благодати и принадлежит совершенным. В обычном же порядке долг всех не поддаваться гневу, чтобы не согрешить им. Экумений и Феофилакт говорят: «Хорошо бы совсем не серчать, но уж когда прорвалось серчание, не допускай его до греха». Подавляй его внутри, чтоб оно не прорвалось в слово, в мину, в движение какое.
Но бывает иногда и так, что гнев мгновенно охватит, и прежде чем спохватится человек, он уже и в слово, и в движение вышел. И тут уместно невменение, но только до того момента, как спохватишься. Как же только сознана оплошность, надо спешить исправить дело братским примирением».
Св. Иоанн Лествичник говорит о пользе слёзного сокрушения о грехе:
«Как вода, мало по малу возливаемая на огонь, совершенно угашает его, так и слеза истинного плача угашает всякий пламень раздражительности и гнева».
Св. Иоанн Лествичник указывает степени борьбы со страстью гнева:
«Начало безгневия есть молчание уст при смущении сердца; средина — молчание помыслов при тонком смущении души; а конец — непоколебимая тишина при дыхании нечистых ветров».
В 13-той главе «Невидимой брани» преп. Никодим Святогорец пишет:
«Предположим, что кто-нибудь оскорбил тебя чем-нибудь, большим или малым, и у тебя поднялись движения неудовольствия и раздражения с внушением отплатить. Внимай себе и спеши осознать, что эти движения хотят увлечь тебя не на доброе; потому стань в позу воюющего и защищайся:
1) Пресеки эти движения, не давай им хода далее внутрь и никак не допускай своему произволению стать на сторону их, будто правую. Это будет — воспротивиться им.
2) Но они все стоят в глазах, готовые опять к наступлению; восставь потому неприязнь против них, как против врагов, и разгневайся на них, по чувству самосохранения, пока можешь искренно сказать: «неправду возненавидех и омерзих» (Пс. 118:163) или: «совершенною ненавистию возненавидех я: во враги быша ми» (Пс. 138:22). Это сильный удар им, и они отодвинутся, но не исчезнут.
3) Взывай к Господу: «Боже, в помощь мою вонми; Господи, помощи ми потщися» (Пс. 69:2). И не переставай взывать, пока и следа не останется вражеских движений, и не водворится мир в душе.
4) Умирившись так, сделай что-нибудь оскорбившему тебя такое, что бы показывало твою к нему мирность и благорасположение слово дружеское, одолжение подручное и т. п. Это будет исполнением того, что заповедует св. Давид: «уклонися от зла и сотвори благо» (Пс. 33:15).
Такого рода действия прямо ведут к навыку добродетели, противоположной тем страстным движениям, которые смущали, а навык сей есть поражение их в сердце или умерщвление. Такого рода действия потрудись предупредить или сопроводить, или заключить таким внутренним решением, которое навсегда делало бы невозможными подобные страстные движения, именно в предлагаемом примере, почетши себя достойным оскорбления всякого, произведи в себе желание оскорбления и всякого рода онеправдований, возлюби их и стань готовым с радостью встречать и принимать их, как спасительнейшие врачевства. В других же случаях другие соответственные старайся возбудить и утвердить в себе чувства и расположения. Это и будет — изгнать из сердца страсть и заменить ее противоположною ей добродетелью, что и есть цель невидимой брани».
Авва Дорофей говорит о побеждающей силе любви:
«Раздражительность, по словам св. Василия Великого, также называют острожелчием (вспыльчивостью). Если хочешь, можешь погасить и ее, прежде чем произойдет гнев. Если же ты продолжаешь смущать и смущаться, то уподобляешься человеку, подкладывающему дрова на огонь и еще более разжигающему его, отчего образуется много горящего уголья, и это есть гнев. Также сказал и авва Зосима, когда его спросили, что значит изречение: где нет раздражительности, там безмолвствует (отсутствует) вражда? Ибо, если кто-либо в начале смущения поспешит укорить себя и поклониться ближнему, прося прощения, прежде нежели разгорится раздражительность, то он сохранит мир. Но когда гнев закоснеет, то обращается в злопамятность, от которой человек не освободится, если не понесет здесь великие подвиги и труды. Раздражительность погашается наиболее любовью к ближнему, ибо, по словам святых отцов, любовь есть узда раздражительности».
Преп. Нил Синайский наставляет основывать борьбу с гневом на камне любви:
Если твердое имеешь основание в любви, то ей паче внимай, нежели тому, что оскорбляет тебя.
Архимандрит Рафаил (Карелин) советует:
Как бороться со страстью гнева? Прежде всего, молчанием. Если гнев подступил к твоему горлу, то останови его, запри как пойманного скорпиона в банке, не вступай в это время в разговор, хотя бы это было так трудно, как не вскрикнуть при ожоге. В страстном состоянии нельзя ни сказать, ни сделать ничего доброго, кроме одного: успокоить самого себя.
Преп. Амвросий Оптинский предлагает такие средства борьбы со страстью гнева:

«Никто не должен оправдывать свою раздражительность какою-нибудь болезнью, — это происходит от гордости. А гнев мужа, по слову святого апостола Иакова, правды Божия не соделовает (Иак. 1, 20). Чтобы не предаваться раздражительности и гневу, не должно торопиться.
…Раздражительное состояние духа происходит, во-первых, от самолюбия, что делается не по нашему желанию и взгляду на вещи, а во-вторых, и от неверия, что будто бы исполнение заповедей Божиих в настоящем месте не принесет вам никакой пользы.
Раздражительность постом не укрощается, а смирением и самоукорением и сознанием, что мы достойны такого неприятного положения.
…Положи себе за правило не говорить ничего ни матери, ни сестре, когда бываешь возмущена их несправедливостью. Отойди и, что бы мать ни говорила, молчи, возьми Евангелие и читай, хоть ничего не понимая в эту минуту. Положи делать все только для Господа и делай, сколько можешь по силам. Возмущаешься же ты больше оттого, что делаешь не по силам, — много берешь на себя, да и не справишься. Сил-то мало, а хочешь делать много, почему и приходишь в раздражение, что будто бы не ценят твоих трудов и жертв. А делай по силам ради Господа, да и не огорчайся, когда люди не оценивают. Помни, что ты ведь ради их делала, а ради Бога, и награды жди от Господа, а не от людей.
Когда разворчишься, то укори себя, скажи: окаянная! что ты расходилась, кто тебя боится?»

Святые отцы наставляют, что любую неприятность, которую делают нам ближние, надо принимать со спокойствием и смирением, помня, что ничто не происходит с нами без воли Божией, и люди – лишь орудия Его воли о нас. А Господь Бог всегда и всё в нашей жизни устраивает ради нашего спасения.

Преп. Макарий Оптинский советует:
«Если будете помнить, что всякое слово друг от друга, трогающее и потрясающее вашу сердечную глубину, есть посланное от Бога обличение к познанию себя и исправлению, а к этому приложите смирение и любовь, то вместо залога немирства будете чувствовать благодарность друг к другу.
Когда будешь относить всё к Богу и принимать скорбные случаи с самоукорением, считая себя достойною оных, то удобно и легко понесёшь; а если, напротив, будешь укорять других и считать виновными своей скорби, то более на себя их навлечёшь и отяготишь свой крест… как мы познаем сокровенные в нас страсти? И как можем оные истребить? Не долготерпением к нам ближних, но от нашего к ним долготерпения. Они показывают нам лежащие в нас страсти, но каким образом? Смотрением Божиим, то есть Бог посылает их сделать нам что-нибудь неприятное и противное, чтобы от того узнали, что есть в нас страсти и попеклись бы о искоренении оных, а виновников сего считать благодетелями, по слову аввы Дорофея, «о еже укоряти себе, а не ближнего». Конечно, скоро невозможно уврачевать сии болезни, но, познав свою немощь и укоряя себя, получать будешь облегчение».

Если нам кажется, что в нашем гневе виноваты ближние, то стоит вспомнить рассказ из древнего патерика:
Некий брат, живя в общежительном монастыре и часто побеждаясь гневом, сказал сам себе: “Пойду в пустыню, может быть, там, не имея с кем ссориться, успокоюсь от страсти.” Он вышел из монастыря и стал жить один в пустыне. Однажды он наполнил водой сосуд и поставил его на землю. Сосуд внезапно опрокинулся. Во второй раз случилось то же самое. В третий раз кувшин также опрокинулся. Монах, рассердясь, схватил кувшин и ударил о землю. Кувшин разбился. Придя в себя, брат начал размышлять о случившемся и понял, что враг поругался над ним. Тогда он сказал: “Вот! Я — один, однако побежден страстью гнева. Возвращусь в монастырь: видно, везде нужна борьба с самим собой и терпение, в особенности же — помощь Божия”. Монах возвратился в свою обитель.
(Св. Игнатий (Брянчанинов) Отечник)

6. Гнев как благая сила души, вложенная в нас Богом

Святые отцы наставляют, борясь со страстью гнева, в то же время использовать во благо силу гнева, заложенную в душу человека Богом.
Древний патерик:
Брат спросил авву Пимена: что значит гневаться на брата своего всуе (сравн. Мф. 5, 22)? Всуе гневаешься, — отвечает старец, — если гневаешься за всякое лихоимство, которое ты терпишь от брата твоего, даже если бы он выколол у тебя правый глаз. Если же кто старается удалить тебя от Бога — на такого гневайся.
Св. Иоанн Златоуст, толкуя стих:
«…всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду» (Мф., 5, 22), говорит:
Этим Он уничтожил не всякий вообще гнев, а отверг только несвоевременный; своевременный же гнев полезен. Так бывает благовременным гнев против тех, которые живут вопреки заповедям Божьим, потому что мы гневаемся не для собственной защиты, но для пользы самих худо живущих из привязанности и братолюбия, с подобающим уважением. Гневайтеся, говорит, и не согрешайте (Пс.4,5), т. е. гневаясь, не заблуждайтесь, пользуясь гневом не так, как должно.
Ефимий Зигабен в толковании на стих «гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем» (Еф. 4, 26), обобщает учение святых отцов:
«Пророк убеждает нас, чтобы мы не согрешали, гневаясь, а это бывает тогда, когда мы, будучи увлечены пылом страсти, становимся чрезмерно раздражительными и… мстительными, между тем, как гнев насаждён в людях собственно для противодействия порокам. Так, когда кто-нибудь гневается из мести за нанесённую ему обиду, то согрешает, а когда гневается в видах исправления других, то не согрешает, как например отец гневается на своего испорченного сына».
Блаженный Диадох:
Иногда гнев приносит величайшую пользу… когда мы невозмутимо пользуемся им против нечестивых или каким бы то ни было образом нагло поступающих, дабы они или были спасены или пристыжены.

Авва Евагрий:
Разумная душа тогда действует по естеству, когда вожделевательная часть ее желает добродетели, раздражительная подвизается о ней, а разумная предается созерцанию сотворенного.
Преп. Варсануфий Великий и Иоанн:
…Брат вопросил… Скажи мне, отец мой, естественна ли раздражительность, или противоестественна, и какое в ней различие?
Ответ. Брат! Есть раздражительность естественная и есть раздражительность противоестественная. Естественная противится исполнению похотливых вожделений и она не требует врачевания, как здравая. Противоестественная восстаёт, если не исполняются похотливые вожделения. Сия последняя требует врачеваний сильнейших, чем вожделения.
(Ответ 242)
Преп. Иоанн Дамаскин:
Мы уже более не рабы, но сыны, не под законом, но под благодатью; не отчасти и не по страху служим Господу, но должны посвящать Ему все время жизни и раба, разумею, гнев и похоть, — всегда успокаивать от греха, и обращать свой досуг к Богу, непрестанно устремляя к Нему всякое пожелание, гнев же (свой) вооружая против врагов Божиих.
Преподобный Макарий Египетский:
Мудрые, когда восстают страсти, не слушают их, а изъявляют гнев на злые пожелания и делаются врагами самими себе.
Преподобный Исидор Пелусиот:
Страсть если найдет вас обессиленными и ослабевшими, то легко поборет; а если найдет трезвенными и разгневанными на нее, то немедленно оставит вас.
Преп. Иоанн Кассиан Римлянин:
Можно гневаться и против самого гнева за то, что он возгорелся в нас на брата, и, разгневавшись за это, мы не предоставляем ему вредного укрытия в сокровенности нашего сердца. Так гневаться учит нас и пророк, который до того выгнал его из своих чувств, что не хотел мстить даже и врагам своим и, когда они были переданы ему Богом, говорил: «гневаясь, не согрешайте» (Пс. 4, 5).

Итак, повелевается нам гневаться с пользою на самих себя или на приходящие дурные помыслы и не грешить, т.е. не приводить их во вредное действие. Этот смысл лучше поясняется следующим стихом: размыслите в сердцах ваших на ложах ваших, и утишитесь (в славянском — умилитесь) (Пс. 4, 5), т.е. что вы думаете в сердцах ваших при внезапном нападении дурных помыслов, то, удаляя размышлением всякое смятение и смущение гнева, находясь как бы на ложе покоя, исправляйте и заглаживайте спасительным сокрушением. И блаженный апостол, воспользовавшись свидетельством этого стиха и сказав: гневаясь, не согрешайте, — прибавил: солнце да не зайдет во гневе вашем, и не давайте места диаволу (Еф. 4, 26, 27). Если в гневе нашем вредно заходить солнцу правды и, разгневавшись, мы тотчас даем дьяволу место в сердце нашем, то как уже выше он заповедал, чтобы мы гневались, говоря: гневайтесь, и не согрешайте? Не ясно ли он высказывает такую мысль: гневайтесь на пороки и ярость вашу, чтобы при вашем потворстве им не заходило солнце правды (Христос) в омраченных душах по причине гневливости вашей, и чтобы после удаления Его вы не дали дьяволу место в сердцах ваших.
Преп. Никодим Святогорец:
Всякий раз, как бессловесная воля чувственная, с одной стороны, а воля Божия, совестию изрекаемая, с другой, борят свободное твое произволение и влекут его к себе, ища препобедить его, надлежит тебе, если ты искренний ревнитель о добре, с своей стороны употреблять подобающие приемы, чтоб способствовать воле Божией одержать победу. Для сего:
а) как только ощутишь движения низшей чувственной и страстной воли, тотчас всеусильно воспротивься им и отнюдь не допускай, чтоб твое произволение склонялось на них, хотя мало, — подави их, отжени, отрей от себя сильным напряжением воли;
б) чтоб это успешнее совершилось и принесло добрый плод, спеши возгреть вседушную неприязнь к такого рода движениям, как к врагам своим, ищущим похитить и погубить душу твою, — разгневайся на них;
в) но в то же время не забывай взывать к Подвигопомощнику нашему, Господу Иисусу Христу о помощи, ограждении и укреплении доброй воли твоей, ибо без Него не можем мы иметь успеха ни в чем;
г) сии три внутренние действия, искренно воспроизведенные в душе, всякий раз дадут тебе победу над недобрыми движениями.
Преп. Амвросий Оптинский:
…Особенно остерегайся гнева, который правды Божией не соделовает. Молись, и перечитывай мои письма, в которых не раз тебе было сказано: ежели не исполняем заповеди Божией — любите враги ваша, добро творите ненавидящим вас, благословляйте клянущия вы и молитесь за творящих вам напасть и изгонящия вы, то чем различествуем от язычников, которые только любящих любят! Ежели хочешь гневаться, то гневайся и негодуй на невидимых поджигателей, которыми ты была окружена, как видела в видении. Они-то всех стараются путать и запутывать под благовидными предлогами, как хищные и злобные волки в овечьих кожах. Поэтому будь благоразумна и осмотрительна и осторожна, чтобы не спешить огорчаться, чему последует душевредный гнев и негодование и прочее…
Св. Феофан Затворник:
«Положите себе законом действовать и в отношении к страстям: в каком бы маленьком виде они не появлялись, спешите выгонять их, и так безжалостно, чтобы и следа их не оставалось.
Как выгонять? Неприязненным к ним движением гнева, или рассерчанием на них. Как только заметите страстное, поскорее постарайтесь возбудить в себе серчание на него. Сие серчание есть решительное отвержение страстного. Страстное не может иначе держаться, как сочувствием к нему; а серчанием истребляется всякое сочувствие — страстное и отходит или отпадает при первом его появлении. И вот только где позволителен и благопотребен гнев. У всех святых отцов нахожу, что гнев на то и дан, чтобы им вооружаться на страстные и грешные движения сердца и прогонять их им. Сюда же относят они слова пророка Давида: гневайтеся, и не согрешайте (Пс. 4,5), повторенные потом и святым апостолом Павлом (Еф. 4,26). Гневайтесь на страсть — и не будете согрешать, потому что, когда гневом прогнана страсть, всякий повод ко греху сим пресекается.
Вооружитесь же так на страсти. Гнев на страсти у Вас должен быть вкоренен с той минуты, как Вы положили всеусердно работать Господу, творя благоугодное пред Ним. Тут у Вас заключен союз с Богом на вечные веки. Сущность же союза такова: твои друзья — мои друзья, твои враги — мои враги. А страсти что суть Богу? Враги.… Так вот, по порядку гневу на страсти следует воспламеняться в Вас, как только они покажутся. Но по причине нашего повреждения не всегда бывает так. Почему гнев на страсти требует особого свободного, намеренно на них направленного неприязненного действия, усилия, напряжения.
Чтобы успеть в этом, надлежит вслед за тем, как замечено в себе страстное, поспешить сознать и признать в нем врага себе и Богу. Почему поспешить нужно? Потому что с первого раза появление страстного всегда вызывает к нему сочувствие. … Так вот и надобно сочувствие это отбить и гнев возбудить.
…Он трясется от злобной радости, когда кто попадается в сети греха и остается в них. Сообрази все сие и возбуди в себе неприязнь к этому человеконеновистнику и делам его.
Когда таким образом будешь втеснять в сердце одно за другим сокрушающие и умягчающие чувства — то ужас и страх, то печаль и жалость, то отвращение и ненависть,— оно будет мало-помалу согреваться и приходить в движение».
Старец Паисий Святогорец:
— Человек порабощается страстям, дав диаволу права над собой. Запусти всеми своими страстями диаволу в рожу. Этого и Бог хочет, это и в твоих же собственных интересах. То есть гнев, упрямство, тому подобные страсти обрати против врага. Или, лучше сказать, продай свои страсти тангалашке (такое прозвище старец дал диаволу), а на вырученные деньги накупи булыжников и бросай ими в диавола, чтобы он к тебе даже не приближался. Обычно мы, люди, невнимательностью или гордыми помыслами сами позволяем врагу делать нам зло. Тангалашка может воспользоваться одним только помыслом или словом. Помню, была одна семья — очень дружная. Как-то раз муж в шутку начал говорить жене: «Ой, разведусь я с тобой!», а жена ему тоже в шутку: «Нет, это я с тобой расторгну брак!» Просто так говорили, без задней мысли, но дошутились до того, что этим воспользовался диавол. Он устроил им маленькое осложнение, и они уже всерьез готовы были на развод — ни о детях не подумали, ни о чем другом. К счастью, нашелся один духовник и поговорил с ними. «Вы что же, — говорит, — из-за этой глупости разводитесь?»
См. тж.: Свиток «Гнев»
Святые отцы о гневе
О гневе. — Преп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры
О безгневии и кротости. — Преп. Иоанн Лествичник. Лествица. Слово 8
Преп. Амвросий Оптинский о гневе
Преп. Макарий Оптинский о гневе
Святитель Феофан Затворник. Что есть духовная жизнь и как на неё настроиться:
«Пастырь» Ерма. Заповедь пятая. О печали и терпении
Должно изгонять и малейшие движения страстей… Позволительный гнев. — Св. Феофан Затворник. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться
Архимандрит Рафаил (Карелин). О страсти гнева
Священник Павел Гумеров. Восемь смертных грехов и борьба с ними

Гнев. — Симфония по творениям преподобных Варсануфия Великого и Иоанна

Преп. Нил Сорский о гневе

О духе гнева. — Преподобного Иоанна Кассиана послание к Кастору, епископу Аптскому, о правилах общежительных монастырей

Гнев — враг мира Божия. — Блаженной памяти старец Паисий Святогорец. Страсти и добродетели


При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *