Хочу сходить в церковь

Три недели назад закончился праздник Богоявления. Совсем недавно афонские монахи вернулись на Святую гору с Дарами волхвов. Тысячи людей, готовых прийти в храм за крещенской водой или же выстоять на морозе многочасовую очередь к привезенной святыне, сделали новую «передышку» от посещения храма. Кто-то до ближайшей Пасхи, кто-то до следующего Богоявления, кто-то до приезда новой святыни. В чем причина этого явления, стоит ли по этому поводу сильно сокрушаться, а главное – можно ли и как привести этих людей в храмы на будничные и воскресные службы, рассуждают священники России, Украины и Белоруссии.

***

«Раньше в храм на праздник собиралось столько народу,
что, стоя в толпе, я мог поджать ноги и не упасть»

Протоиерей Сергий Правдолюбов. Фото: Православие.Ru Протоиерей Сергий Правдолюбов, настоятель московского храма Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве:

– Нельзя осуждать тех, кто приходит прикоснуться к святыням, но не спешит в храмы на службу. Придя к Поясу Богородицы или Дарам волхвов, эти люди уже делают первые шаги к Небесному. К ним нужно относиться с пониманием и терпением, надеяться на Бога, Который укажет им дорогу к Церкви. Постепенно люди поймут, что нужно ходить в храмы, потому что только там человек начинает общаться с Господом Иисусом Христом, Спасителем нашим, во всей возможной полноте, в Причастии святых Христовых таин. К сожалению, не все люди сразу это понимают, поэтому к ближним нужно относиться с терпением, мягче.

Рядом с храмом Христа Спасителя находится храм святого пророка Божия Илии, что в Обыденском переулке, где тихо и спокойно, где нет такого количества народа. Если человеку хочется спокойной помолиться, чтобы его не толкали с разных сторон, то в этот храм стоит зайти. В нашей стране сегодня, слава Богу, много храмов. Если набирается большое число людей в одном, то всегда можно пойти на службу в другой. Во времена Брежнева в один храм со мной ходил седой дедушка, который не чувствовал праздника, если в храме его хорошенько не потолкают, в чем он мне не раз признавался.

А когда я был юношей, в храм на праздник собиралось столько народу, что, стоя в толпе, я мог поджать ноги и не упасть. Сегодня такого уже нет. Апостол Павел говорил: «Можем жить в изобилии, можем жить и в нищете». Так и здесь: если хочешь уединения и тишины, можешь пойти в храм, куда приходит меньше людей, а если хочешь быть там, где большинство, тогда потерпи и порадуйся, что ты молишься с православным народом.

***

«Каждому из нас нужно разрушить ту стену,
за которой, как нам кажется, прячется Бог»

Протоиерей Евгений Свидерский Протоиерей Евгений Свидерский, клирик минского Свято-Духова кафедрального собора:

– Ответ, по-моему, лежит на поверхности: потому что люди всегда в своей массе одни и те же, несмотря на то, что нас друг от друга может разделять время, расстояние, языковой барьер и многое другое. Вспомним Евангелие: за Христом следовали толпы людей. Пока Господь совершал видимые чудеса, народ вокруг Него всё более прибавлялся. Как только Он заговорил о Хлебе Жизни, даже некоторые ученики смутились и покинули Его. Вопрос веры – качественного характера. По-настоящему верующих людей всегда немного. Они и составляют «соль земли».

Многие люди не хотят труда. В духовности они ищут расслабления

Насколько сильной и глубокой или же слабой и поверхностной может быть вера человека? На мой взгляд, это зависит от его личных качеств, воспитания, ментальности, исторического пути его родины, привитых ему культурных традиций и многих других факторов. И всё же среди прочего есть то, что зависит от нас самих и что напрямую питает наше врожденное религиозное чувство. Это стремление к познанию Бога путем повседневного труда. Чтобы обрести живое общение с Христом, не обойтись без аскезы. Конечно, она будет не столь строгой, какова она была у светильников Христовой веры. Здесь речь не идет о монашеском посте, предложенном всем мирянам. Каждый должен сам найти ту меру духовных упражнений, которая будет ему под силу и которая будет давать результат. К этому возможно прийти только через опыт. А многие люди не хотят труда. В духовности они ищут, наоборот, – расслабления. Поэтому, попробовав однажды призывающей благодати, даром подаваемой человеку, многие ищут именно ее всю жизнь. Не Источника благодати, а лишь Его энергию, хоть скудно питающую духовно иссохшую душу. И как ни странно, такие люди называют себя истинно верующими православными христианами.

Нужно упрекнуть и нас самих, священнослужителей, в таком положении вещей. Для многих нужен пример. Верующие от нас ждут более того, чему нас учат в духовных семинариях и академиях. Конечно, радостно, что растет научный потенциал Церкви, но духовному опыту только по книжкам не научишься. Батюшка-молитвенник всегда востребован, его всегда любят и вокруг него сплачиваются. Такие священники способны своим словом и личным примером исправить некоторую кривизну духовной жизни прихожан. Но и здесь сделаю оговорку, на мой взгляд, существенную. Да, можно сетовать, что нет сейчас в городах таких подвижников, как народный батюшка Иоанн Кронштадтский. Но если бы такой сейчас и нашелся (а они есть, просто, может быть, не такого духовного роста и силы пока), всё равно не многие бы сами исправились. Народу хочется, чтобы кто-то за них работал. «Я грешу, но есть батюшка, который отпустит грех… Я болею, но зачем самому искать лекарства, если есть чудотворец?..» И если батюшки нет, его может заменить любая религиозная реликвия, святыня, которую привезли откуда-нибудь. В принципе, это примерные стереотипы поведения людей нашего времени.

Нужно искать Христа, а не только Его даров

Священник понимает, сколь мучительно состояние, когда Бог уже довольно давно не отвечает на твои молитвы, когда ты не слышишь Его голос. Тогда начинаешь просыпаться, ищешь причины, работаешь усердней. И когда снова слышишь Христа – наступает настоящая жизнь. Но ведь к этому призваны все мы. Нужно искать Христа, а не только Его даров.

Общение с Богом действительно требует тишины. Только внутренней. Большинству людей свойственно поверхностно воспринимать духовные истины, поэтому в их общении с Богом немаловажную роль играют естественные органы чувств. Ничто не должно им мешать. Здесь замечается некий буквализм евангельского изречения: «вера от слышания». Упрекать таких людей нельзя. Им нужно помочь поскорее преодолеть этот начальный этап в духовной жизни. Ведь, следуя святоотеческой литературе, мы можем заметить, что учиться молитве нам советуют с произношения ее вслух. Свое ухо должно слышать свой голос. Этим духовным упражнением мы как бы приводим в гармоничное состояние то, что у нас расстроено с течением времени. Слово Божие выступает здесь неким камертоном. Когда человек не настроил свой ум к пониманию до сей поры незнакомых ему слов, ему сложно не отвлекаться на посторонние звуки и движения вокруг него. Нередко при этом человек раздражается, когда что-то или кто-то ему мешает. Вспомните тот пример, который приводил митрополит Антоний (Блум). Одна старушка сетовала на то, что, несмотря на свой многолетний «церковный стаж», она ни разу не почувствовала, что Бог есть и слышит ее. По совету духовника в свой монолог она наконец дала возможность вставить слово Богу. Именно в абсолютной тишине она и почувствовала то, о чем опытно говорил святой Силуан Афонский: Бог к нам ближе, чем вдыхаемый нами воздух. То есть важно не останавливаться на том, что уже пройдено, как это случилось с упомянутой старушкой. Ведь от вычитки всех молитвенных правил, стояний на Литургиях, соблюдении всех постов можно закостенеть, и всё это мало будет походить на живое общение с Богом.

И всё же человеку не следует пренебрегать посещением храма Божиего. Во-первых, того требует одна из заповедей декалога. Во-вторых, личный пример исполнения этой заповеди нам подал Спаситель. Обличая невежество учителей веры, в субботу Он неизменно находился в храме на молитве. Но это аргументы, которые обязывают человека, принявшего Крещение в Православии, приходить в храм. Есть другие, которые должны побуждать его участвовать в церковной молитве. Именно тогда человек может позиционировать себя христианином, когда его не принуждает что-то или кто-то идти в храм, а когда он делает это по велению своего сердца. И здесь всё очень просто: когда человек осознает, что Бог его любит, когда он ответит взаимностью, тогда всё становится на свои места. На это уходят порой годы. Человеку с улицы сложно понять, что Церковь – это Тело Христово, это Невеста Агнца, это Богочеловеческий организм… Человеку нужно почувствовать свое родство Богу.

Идя в храм, нам кажется, что мы идем в гости. Но когда приходим, то ощущаем себя дома. Это ли не чудо?

Господь открывает Свою любовь к нам через Воплощение, Распятие и Воскресение. А любовь, как говорил тот же митрополит Антоний Сурожский, делает неравных равными. Попросту говоря, каждому из нас нужно разрушить ту стену, за которой, как нам кажется, прячется Бог. И эта стена легче всего разрушается именно в храме. Потому что, идя в храм, нам кажется, что мы идем в гости. Но когда приходим, то ощущаем себя дома. Это ли не чудо?

Я не знаю универсальной формулы, следуя которой, человек пришел бы в храм. Для священника тяжелее всего, наверное, когда его близкие родственники не считают необходимым для себя посещать храм хотя бы раз в неделю. Да что там! Даже если бы раз в месяц они удосужились прийти туда, это был бы повод к ликованию. Да, не бывает пророка в отечестве своем. Но здесь, по-моему, проблема намного глубже и комплексней. Мне кажется, что одного совета для всех просто не бывает. Есть одна для всех заповедь. И кто как ее транслирует в своем сознании, от этого зависит, какие советы ему нужны. Я, например, не люблю, когда кто-либо ждет удобного момента заманить близкого ему человека в храм. Наступила проблема – бегом туда, там всё очень скоро разрешится. А если не скоро? Спешим мы часто за Бога всё решать. А человек в случае «отказа» обиду на Бога затаил и ультиматум объявил: в храм ни ногой.

Не спешите обличать других в неисполнении 4-й заповеди, а себя заставляйте усерднее молиться за них и тем самым переносить их немощи

Нужно самому быть всегда на той частоте и в той чистоте с Богом, чтобы от Него услышать совет, как помочь человеку войти в храм и возвратиться туда по собственной воле. По-моему, человека нужно сначала расположить к храму. Допустим, сначала не его самого тащить туда, а сказать ему, что я в храме за тебя усердно помолюсь. Получит просимое – в следующий раз, может быть, сам попросит помолиться за него. Если и тогда заметит помощь свыше, то и сам придет. Особенно в том случае, если человек по натуре благодарный. Можно радоваться и тому, что в конце жизни кого-то Господь привел в храм твоими молитвами и стараниями. У меня есть такой опыт. И мне казалось, что этот человек совершил подвиг. Наверняка, и радость Неба передается в таком случае тебе. Так что я бы один совет дал не тем, кто не ходит в храм, а тем, кто считает его своим домом: докажите, что вы по-настоящему любите своих ближних. Не спешите обличать других в неисполнении 4-й заповеди; пытайтесь сами оправдывать других, а себя заставляйте усерднее молиться за них, тем самым переносить их немощи. Всему этому учит нас Евангелие и апостольские послания.

Но этим советом я не хотел бы утвердить в самоуспокоении и самооправдании принявших обеты Крещения, но их не исполняющих. Им бы я напомнил, что в вечности останется только любовь, всё остальное упразднится. И только любовь к Богу соединит нас с Ним навсегда. Рассмотрите беспристрастно свою любовь к Нему и Его к вам. Любящий Бога не задает себе вопрос, сколько нужно ходить в храм. Разве ожидание встречи для любящих друг друга – это не томительное испытание? Что же можно сказать об отношениях двух сторон, если для одной из них свидание с другой – это необходимость, усилие воли или нечто подобное?

Один святой сказал, что тот, кто не встретит Бога здесь, на земле, не встретит уже никогда Его. Не может Бог Сам Себе противоречить, отменяя то, что когда-то уже передал нам в заповедях. Если бы Он не объединял всех верующих в Него через Свою Церковь, то не пришел бы на землю подобным нам Человеком, не претерпел бы страшные страдания на Кресте, не предстал бы пред Своими учениками Воскресшим. Не было бы Тайной вечери, Которую Он заповедал творить в Свое воспоминание. И не сказал бы слов, которые свидетельствуют, есть ли на самом деле Бог в нашей душе (ведь так многие «богоносцы» любят оправдывать свое не хождение в храм): «Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин. 6: 53). Ведь именно Он сказал, что «Я есть путь и истина и жизнь» (Ин. 14: 6). О чем здесь идет речь, у всех еще есть время понять. А пока многим только кажется, что они живут. На самом деле медленно умирают. Потому что живут пока только для себя.

***

«Мы собираемся в Церкви ради любви
и ее выражения к Богу и друг другу»

Архимандрит Алипий (Светличный) Архимандрит Алипий (Светличный), настоятель храма свв. апостолов Петра и Павла на Нивках, Киев:

– Господь дал людям дар веры вместе с мудростью и совестью. Человек устроен так, что он не всегда знает, но надеется и верит. Потребность в вере созидает человека, формирует его внутреннее «я» и дает осознать, что человек в мироздании не один, не выброшен на берег существования, как в пустыню. Это держит людей в трудное время, дает продвигаться к познанию смысла жизни.

Человек, умея организовывать всё вокруг себя, приводит к порядку, к чину и свою веру. Поэтому рождается религиозность как ответ на свою способность верить. Потому естественным является потребность людей поддерживать свою религию, религию своих родителей, видеть в ней источник своей культуры, видеть начало национальной и наднациональной идеи в религиозных переживаниях по отношению к своему Творцу.

Это вызывает искренний энтузиазм в дни всплеска религиозной самоидентификации, например в большие праздники, в дни прибытия тех или иных святых реликвий. Человеку приятно из своего окна видеть храм, который становится украшением пейзажа. Церковное здание одним своим существованием делает человека соучастником того, что в храме происходит. Особенно это касается людей, которые как-то участвовали в возведении церкви.

Однако религиозность создает свои правила, свои порядки, которые требуют подчинения как ради сосуществования внутри общины верных, так и ради отношений с Богом. Человек признает в большинстве случаев, что эти правила хороши, полезны. Но чаще всего относит их к другим. Показателен пример из Евангелия святого апостола Иоанна (см. главу 21). Воскресший Христос трижды спрашивает апостола Петра, любит ли он Его. Христос зовет его за Собой: «Иди за Мной». Но Петр оглядывается на другого ученика – Иоанна – и спрашивает не о своем призвании, а об Иоанне: «Господи! а он что?» Спаситель вынужден Петра урезонить: «Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? Ты иди за Мною». На этом примере мы видим сущность человека – даже если он ученик Христов, – осознающего, что он обязан, но по греховной сути ищущего, на кого свои обязанности можно взвалить. Если дать развиться этим слабостям, то можно породить лицемерие, лукавство. О лукавстве говорят, что это последняя дань порядочности. То есть человек стремится выглядеть в глазах других, да и в своих тоже, как бы добропорядочным, но при этом он думает: «Я, что, сумасшедший поступать так?» или «Я же не фанатик…»

Чем больше рядом оказывается инакомыслия и иного поведения, тем чаще человек склоняется к «прогрессивному» мышлению, которое якобы заботится о самом человеке, бросая вызов его порядочности

Когда Церковь была частью жизни всего общества, благодаря государственной идеологии, тогда невозможно было человеку находиться вне жизни христианской общины, иначе он чувствовал себя изгоем. Человек невольно подчинялся существовавшим в Церкви правилам. Для него они не были чем-то чуждым, не становились обузой: все так жили. Возможно, он соблюдал их формально, но от этого они не были вне его внутреннего порядка. Чем больше рядом оказывается инакомыслия и иного поведения, тем чаще человек (после возмущений совести) склоняется к «прогрессивному» мышлению, которое якобы заботится о самом человеке, бросая вызов его порядочности. Ведь порядочность – это, прежде всего, приверженность порядку – порядку в душе. И теперь оружием против веры и надежды становится сомнение, а с ним и измельчание человека, который всё более превращается в обычного потребителя с псевдорелигиозными диванными запросами. Всё! Теперь в церковь он не пойдет: у него есть всё для оправдания, почему он не идет в храм.

И чем реже человек заглядывает в церковь, тем меньше у него на это потребности. Каждый приход в храм сопровождается сложным борением и уговариванием самого себя. А потом и близкими, оставшимися верными Церкви. В конце концов человек в некоем революционном порыве разрывает «религиозные ковы», применив решительность в вопросе ходить или не ходить в церковь. И теперь он чувствует себя свободным: он раз и навсегда решил, что Церковь с ее условностями и правилами ему не нужна. Такой человек никогда не признается даже себе, что в нем победил элементарный замшелый эгоизм и примитивная лень.

Однако всплески религиозной активности будут давать о себе знать время от времени, в дни радостных и печальных событий. Такие люди всё равно будут посещать церковь для того, чтобы поставить свечу и найти повод, чтобы еще некоторое время после не ходить в храм. А для этого целое раздолье: «кто ищет, тот всегда найдет».

Господь учит: если «молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно». Это написано в Евангелии от апостола Матфея в главе 6-й. Значит, молиться Богу надо тайно. А какова цель собрания верующих?

Апостол Павел и в Послании к Коринфянам, и в Посланиях к Ефесянам и Колоссянам пишет о том, что Церковь есть Тело Христово. И делается она таковой посредством единства. В 1-м Послании к Коринфянам звучат такие слова апостола Павла: «Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова? Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба». То есть Церковь собирается ради Литургии – общего дела. Так, собственно, и переводится слово «Литургия» – совместная работа.

Литургия – квинтэссенция чаяний Церкви, где высшее проявление единства есть Причащение Таин Христовых. Через Них в наших жилах течет Кровь Христа! Те, кто причащался, становятся братьями и сестрами по одной крови – крови Христовой. И это нас делает христианами. Единство проявляет любовь. Потому невозможно причащаться, если имеешь гнев, обиду. Ибо тогда нет любви. Мы же в Церковь собираемся ради любви, ради ее выражения Богу и друг другу.

Содержание

Священник Николай БулгаковЕще успеем? 33 «причины» не ходить в храм

Все зависит от нашей искренности…

Знаешь ли ты, дорогой друг, что каждый раз, когда ты в воскресенье, в праздничный день не идешь в церковь, ты принимаешь очень важное, может быть, самое главное в жизни решение? Оно относится не только к твоей сегодняшней жизни, но и к вечной жизни твоей души. А она всем нам предстоит. И может начаться очень скоро – может быть, даже сегодня.

Ты – крещеный человек. Слава Богу. Но если человек крещеный, это не значит, что место в раю ему обеспечено. Такой взгляд – не православный, еретический. Ведь важно еще, как человек живет.

Почему же ты не ходишь? Какие мысли тебя отводят от храма?

А ведь отводят именно мысли. Кажется, что это твои мысли, ведь они в твоей голове. Но это не так.

Мы говорим: «Мне пришла мысль». Да, мысли приходят. Откуда-то приходят. Есть мысли от Бога и есть мысли от дьявола. И те, и другие приходят в нашу голову, а мы говорим: «Я подумал».

Как узнать, какая мысль от Бога, какая от дьявола?

Смотри, к каким действиям эта мысль тебя ведет, куда направляет: к церкви – или от церкви? К молитве, к посту, к покаянию, к исповеди, к причащению, к венчанию (если вы в браке), к терпению, к прощению, к добрым делам – или от всего этого, под любым предлогом. Даже самым благовидным.

Смотри, какие чувства, какое состояние души в тебе рождают мысли. Если мир, любовь, смирение, тишину, покой – скорее всего, это мысли от Бога. Если злобу, гордость, страх, уныние, отчаяние – от лукавого.

Любые мысли против веры Православной, против Бога, против Церкви Христовой, против молитвы и поста – от дьявола.

Существует набор распространенных приемов-мыслей, с помощью которых невидимый враг старается не допустить человека к Богу.

Прием первый: «А я хожу в церковь»

Так иногда говорят и люди, которые заходят в храм освятить куличи, запастись крещенской водой, постоять на крестинах, проводить покойника. Может быть, иногда поставить свечку, в каких-то особых случаях. И – довольно. Они считают, что в церковь ходят.

Но сама Церковь так не считает. Господь дал нам заповедь: Шесть дней ра ботай, делай все дела твои, а день седьмой посвящай Богу (см.: Исх. 20, 8–11).

День седьмой – это воскресенье. Воскресение Христово – это основа нашей веры. Только благодаря тому, что Спаситель пострадал за нас на Кресте и воскрес, мы, крещеные люди, имеем надежду на спасение.

Знаешь ли ты, дорогой брат, что существует правило святых отцов, по которому человек, который три воскресенья подряд не был на богослужении в храме, может быть отлучен от Церкви? Ведь он сам себя от Церкви отлучает.

Это понятно. Если у тебя по воскресеньям всегда есть какие-то дела помимо храма, это значит, что главная цель твоей жизни еще не в Церкви, а где-то в миру с его целями и ценностями, чуждыми делу нашего спасения.

Все живое растет постепенно и постоянно. И у нас не иногда, а постоянно живет душа. Она нуждается в постоянном питании и очищении.

Питается она благодатью Святого Духа, которая нам подается прежде всего в православном храме. Тогда мы живем духовно, растем.

На работу мы идем, не задумываясь: идти – не идти? Как рабочий день – так встаем по будильнику, спешим ко времени. Если бы мы заходили туда несколько раз в год, разве могли бы мы сказать, что ходим на работу? И что бы мы заработали? А ведь это все – в основном для тела. Но человек – это прежде всего его душа.

Если бы школьники между почти постоянными каникулами иногда заходили в школу, чему бы они научились?

Церковь – это и труд, и учение. И, как всякий труд, как всякое учение, здесь нужны и время, и усердие, и упорство. Тогда будет толк.

Прием второй: «У меня Бог в душе»

А следовательно, в церковь ходить не нужно. Он у тебя, мол, и так в душе.

Но ведь это же неправда! Если бы действительно в нашей душе был Бог!

Тогда бы мы стремились туда, где все говорит про Бога, где славится Его имя, где находятся Его изображения, где Его особое присутствие, Его благодать. Тогда бы мы старались жить так, как

Бог велит. А это Его воля – чтобы мы ходили в храм.

Невидимый враг – очень хитрый. Он хитрее нас. Он всевает нам эту мысль: «У тебя Бог в душе!» А на самом деле это не Бог вошел в нашу душу, а только мысль про Бога, с которой к нам проник, наоборот, окаянный. Как волк в овечьей шкуре. И льстит нам.

На самом деле у нас в душе чего только не бывает: и осуждение, и раздражение, и мысли черные – совсем не Бог.

Как ото всего этого освободиться? Как бороться с вражьими помыслами?

Только с Божией помощью. Сам человек со «своими» вроде бы мыслями справиться не может, даже если очень захочет. Это и подтверждает еще раз то, что они на самом деле не наши, а вражьи.

Преподобный Амвросий, старец Оптинский, когда к нему приходили бесовские мысли, крестился и говорил: «Не соизволяю».

Никакого внимания не нужно уделять им. Не задумываться. Сразу – отбрасывать. Молиться Иисусовой молитвой: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго. И они отойдут.

Церковь учит нас, что дьявол особенно боится крестного знамения, крещенской воды и Тела и Крови Христовых, которых мы причащаемся в церкви.

Во время Божественной литургии в церкви совершается главное ее чудо, непостижимое даже для Ангелов. Сам Господь дал его нам для нашего спасения. Во время общей молитвы священников и прихожан на специально приготовленные в ал таре хлеб и вино сходит Дух Святой, и они становятся истинными Телом и Кровью Христовыми. По виду, по вкусу они остаются хлебом и вином, но на самом деле это Сам Господь. Люди, которые причащаются Святых Христовых Таин, по своему опыту знают, что они получают великую освящающую силу, исцеляющую и душу, и тело.

Для того то мы прежде всего и ходим в храм, и причащаемся, чтобы в наши уста, в наше тело, а тогда и в душу действительно входил Бог.

Господь сказал: Яды́й Мою Плоть, и пия́й Мою Кровь, во Мне пребывает, и Аз в нем (Ин. 6, 56).

Преподобный Серафим Саровский, духовник Земли Русской, говорил:

– Кто причащается, на всяком месте спасен будет. А кто не причащается – не мню.

Каждому крещеному человеку необходимо регулярно приступать к Таинствам Исповеди и Причащения. Ведь мы же регулярно моемся – очищаем свое тело. Не менее регулярно нужно нам очищать и свою душу. Церковь так и называется: духовная баня.

Прием третий: «Я еще не созрел»

«Зрей! – говорит дьявол. – Зрей как можно дольше. Только ничего не делай для того, чтобы созреть». Не читай Евангелие, «Закон Божий», творения святых отцов. Не ходи в храм, не спрашивай ни о чем священников, хотя они поставлены Богом для того, чтобы помогать народу в его духовной жизни.

Этим приемом враг особенно любит ставить людям заслон на пути ко крещению и венчанию.

«Я еще не пришел к этому». Чтобы прийти, нужно идти. Ну так иди. А куда идти? Конечно, в храм.

Прием четвертый: «Не хожу в церковь, потому что это модно»

Не так давно одна молодая женщина, юрист по профессии, сказала:

– Я не хочу креститься, потому что это мода такая.

– А почему же вы в узких брюках? Разве это не стало модным в последнее время? – пришлось спросить у нее. – А то, что делали люди у нас на Руси тысячу с лишним лет, вы считаете чем-то мимолетным и изменчивым?

Вы – юрист, ваша профессия построена на логике. И вот видите: она перестает действовать в духовных вопросах. Почему? Потому что в жизни идет лютая духовная борьба за каждую душу, за мысли каждого человека. И нужно делать усилие для того, чтобы вырваться из этого плена мыслей на свободу, прийти к Богу.

Говорят, что если бы таблица умножения затрагивала духовную сферу, то шли бы споры о том, что дважды два – четыре.

Было бы просто прекрасно, если бы модным было верить в Бога, честно трудиться, уважать старших, защищать Родину, хранить семейную верность… Еще лучше – если бы эта мода не менялась от сезона к сезону. Что плохого в такой моде?

Но и тогда дьявол научит – и кто-то скажет: «Я изменяю мужу, потому что стало модно хранить супружескую верность».

Прием пятый: «В церковь стало ходить много людей напоказ, политики стоят со свечками в руках, ходят бандиты – не хочу им уподобляться»

Правильно, не уподобляйся. Уподобляйся множеству других людей, которые всегда скромно ходили в церковь, рискуя даже своим положением в советское время, исповедовались, причащались… Уподобляйся полководцам Суворову и Кутузову, Пушкину и Достоевскому, академикам Павлову и Виноградову, святым благоверным князьям Александру Невскому и Даниилу Московскому, преподобным Сергию и Серафиму, миллионам православных русских людей – они все ходили в церковь. Уподобляйся множеству наших современников, которые сегодня искренне молятся Богу, проливая невидимые миру слезы (как писал Гоголь, который ходил в церковь) за наше страждущее Отечество и вымирающий без Бога, без молитвы народ. Только Господь, только Матерь Божия, все русские святые могут избавить нас от гибели, на которую нас постоянно толкают дьявол и слуги его. И тут ни одна молитва, в том числе и твоя, не лишняя.

Помнишь сказку про репку? Это сказка и про общую молитву, про наше в ней участие.

А если бы мышка отказалась участвовать в общем деле, сказала, что боится дедку, или обижена на бабку, или ей не нравится внучка? Так бы и не вытянули репку.

Прием шестой: «Нас не воспитывали в вере. Теперь уже поздно менять свое мировоззрение»

Нет, не поздно. Менять его все равно придется: когда душа покинет тело и мы увидим совершенно точно, что все, что сказано в Библии, это правда. Что есть иной мир, мир Ангелов и бесов, в котором нам нужно только одно: то, что щедро предлагала нам Святая Церковь все годы нашей здешней жизни. В этой жизни можно еще все изменить и спасти свою душу. В будущей будет только вечное раскаяние. Но тогда уже действительно будет поздно.

Первым вошел в рай благоразумный разбойник, который перед самой смертью, страдая на кресте за свои преступления, покаялся, исповедовал Господа – и получил от Него прощение и вечное спасение.

Значит, здесь, на этой земле, как бы мы ни жили до этого, никогда не поздно покаяться за всю прошлую жизнь и обратиться к Господу.

Прием седьмой: «Я не знаю, как себя вести в церкви. А вдруг меня плохо встретят?»

Ничего страшного, это ненадолго. Потерпи. Улыбнись. Потрудись над собой (вот уже началась польза!). Скажи смиренно: «Простите, я тут еще ничего не знаю. Но я хочу узнать. Подскажите мне, пожалуйста…» Даже самые строгие бабушки от такого смирения, скорее всего, дрогнут, смягчатся – и замучают материнской заботой. Только не спеши во всем доверяться им, хотя это и покажется тебе более легким (легко – не всегда хорошо). По всем духовным вопросам обращайся к православному священнику. И очень скоро главное узнаешь.

Набирайся духовного опыта: любимый прием невидимого врага – делать из мухи слона. Тебе кто-то сказал одно какое-то слово (и сам, может, об этом уже пожалел) – а ты уже готов лишить себя постоянного, ничем не заменимого блага, дающего великую радость и пользу в этой жизни и в будущем жизнь вечную. Разве это соизмеримо?

Прием восьмой: «Я не такой уж сильно верующий»

Ну, а тогда лучше места, чем церковь, тебе и не найти. Потому что здесь больше всего укрепляется вера.

Мы все – в пути. Все мы хотим, чтобы наша вера стала крепче, хотим быть ближе к Богу.

Нужно не жизнь подстраивать под свое маловерие, а веру свою укреплять.

«С кем поведешься, от того и наберешься», – говорит народ.

Поведешься с правдой, с истиной, с красотой, с чистотой – станешь умнее и добрее, станешь чище и счастливее.

Молись, проси евангельской молитвой: Верую, Господи, помози́ моему неверию (Мк. 9, 24).

Господь поможет, Господь даст. А верующему – все возможно. Это тоже евангельская истина.

Прием девятый: «На Бога надейся, а сам не плошай»

Точно так! Сам не плошай, трудись: молись, постись, ходи в церковь, делай ради Христа добрые дела… У христианина, который надеется на Бога, дел – невпроворот. И прежде всего – с самим собой. С греховными мыслями, чувствами, со своими лютыми страстями – болезнями души: гордостью, ленью, маловерием, гневом, сребролюбием, унынием, блудом, чревоугодием… Только поворачивайся!

И, конечно, занимайся своими обычными делами – перекрестившись, помолившись.

Если Господь благословит твои труды, все будет спориться, все успеешь, и все пойдет на пользу. А без Бога можно весь день прокрутиться на одном месте, вечером оглянуться: куда день ушел? Непонятно.

А если год? А если жизнь? Можно экономить минуты, а куда уходят десятилетия – не задумываться.

Когда ходишь в церковь, то не теряешь время, а экономишь его.

Прием десятый: «А что в церкви делать?»

У каждого православного в церкви дел очень много.

Входя в храм (лучше – до начала службы), перекрестись, поклонись Господу, Матери Божией, всем святым. Поставь свечи: за здравие – перед иконами и за упокой – на канун, перед Крестом Спасителя. Подай записки с именами крещеных православных христиан – о здравии, о упокоении.

Выбери место в храме. Постарайся понять, куда и к Кому пришел, Кто тебя слушает, Кто тебя видит, в том числе все твои мысли.

С самого начала службы мы слышим призыв: Миром Господу помолимся. То есть, внутренним миром, тишиной души. Постарайся умирить свои мысли и чувства. Ты пришел говорить с Самой Любовью, с Богом. Не так давно почивший старец протоиерей Николай Гурьянов, который жил на острове под Псковом, говорил:

– Какие вы счастливые, что вы верующие… Ласково разговаривайте с Господом, когда стоите на молитве.

Старайся ни с кем не беседовать – вслушиваться, вдумываться в то, что читают и поют. Со словами и песнопениями богослужения соединять свою мольбу, вливая ее в общую просьбу молящихся – от всея́ души и от всего помышления нашего, как призывает нас Святая Церковь.

Можно молиться и своими словами – о самом важном, самом сокровенном. У всех есть та& кие сердечные просьбы.

О чем мы говорим с Богом? Прежде всего, мы Бога благодарим. Вот для чего мы ходим в церковь – в первую очередь.

Мы постоянно пользуемся Его бесчисленными благами: постоянно сокращается наше сердце, постоянно мы видим, слышим, думаем, радуемся – живем. Постоянно живет весь мир вокруг нас. Это все совершает Живодавец Господь.

А что касается болезней и всяких бед, которые тоже совершаются в жизни, то это – не от Бога, это от нашей греховности и от дьявола.

Если бы не Господь, было бы неизмеримо больше горя. Мир бы захлебнулся в нем.

Господь старается обратить всякое зло нам во благо. И мы можем Ему в этом способствовать, если не будем роптать, злиться, искать виноватых, унывать, а будем смиряться, каяться в своих грехах, терпеть, укрепляться в добре и благодарить Бога.

Никакое добро не бывает само собой разумеющимся. Это всё – победа над злом в главной битве, которая и есть жизнь.

«Слава Богу за всё», – сказал в конце своей жизни, среди скорбей великий вселенский учитель и святитель Иоанн Златоуст.

Вторая наша просьба к Богу – о прощении грехов.

Все мы грешные, один Господь только без греха. И только Он может нам прощать грехи, очищать наши души.

Третья просьба – о помощи Божией. Без Мене́ не можете творити ничесо́же (Ин. 15, 5), – сказал Господь.

Все наши вопросы решаются прежде всего в церкви: государственные, семейные, медицинские, педагогические, финансовые, военные.

Генералиссимус А.В. Суворов учил своих солдат: «Молись Богу – от Него победа!»

У него не было ни одного поражения.

Мы ходим в церковь и просим помощи Божией не только для себя. Как и живем и все делаем не только для себя, и не только своими силами. Мы молимся в церкви все вместе о мире всего мира. О Богохранимой стране нашей, о ее властях и воинстве. О своем городе или селе и верою живущих в них. О изобилии плодов земных. О плавающих в море, путешествующих, недугующих, страждущих, плененных. О всех прежде почивших православных христианах.

Записки, которые мы подаем в церкви о здравии и упокоении, читаются в алтаре. На каждой Литургии батюшка вынимает из просфор частички за живых и умерших. В конце Литургии он погружает их во Святую Чашу с Телом и Кровью Христовыми и молится: Отмы́й, Господи, грехи поминавшихся зде Кровию Твоею Честно́ю. И тем, кого помянули, бывает великая польза.

Просфоры потом раздаются в храме верующим. Они вкушают их, приносят домой, разрезают и каждый день едят натощак по кусочку, запивая святой водой. И сами освящаются.

Иногда нам снятся люди умершие. Снам вообще верить не положено, разгадывать их – дело опасное. Невидимый враг и здесь может обмануть. Приснился живой человек – просто помолись о его здравии, приснился умерший – помолись за упокой. И будет им польза. Особенно – если их помянуть в церкви.

Сами себе почившие уже помочь не могут – только на нас надеются. Поэтому, если к нам придет мысль: «А стоит ли идти в церковь? Что там делать?» – можно будет ей ответить: «Да хоть бы умерших помянуть». Уже одно это – большое дело. Для них это – как хлеб.

Люди приносят в церковь продукты (всё, кроме мяса) – милостыню, которая тоже усопшим на пользу.

Одна раба Божия недавно принесла к нам в храм и положила перед кануном пакет гречки. Помянуть родителей.

Потом смотрит – а пакета нет. Она расстроилась: как же это так, в храме?

Ей советуют за свечным ящиком:

– А вы подайте заказную записку на Литургию, это будет самый лучший помин.

Она так и сделала. Через несколько дней приходит, обращается за ящик:

– Я вас пришла благодарить за ваш совет. Вы мне сказали подать записку, помянуть. Я подала. После этого мама покойница приснилась моей сестре. Такая веселая, довольная. Сестра у нее там спрашивает: «Что, мам, ты такая веселая?» А она отвечает: «А мне тут так хорошо. Меня тут хорошо одевают и кормят. Даже дают гречневую кашу».

На вопрос о том, насколько важно поминать на Литургии живых и умерших, протоиерей Николай Гурьянов как то сказал:

– Поминайте, поминайте. Сказано: В ню́же меру мерите, возме́рится вам (Мф. 7, 2). И меня помяните.

Иной раз можно услышать: «Оттуда (с того света) никто еще не приходил».

Но на самом деле и приходили, и приходят. Протоиерей Сергий Лавров много лет был настоятелем храма Покрова Божией Матери села Игумново под Москвой. Пройдя финскую войну, когда он уходил на фронт в 1941 году, его мать,

Елизавета, вдова расстрелянного в 1937 году протоиерея Николая, дала ему кусок хлеба и сказала:

– Откуси. Придешь – и доешь. Так она верила в то, что вымолит его. И его укрепила, словно бы дала вкусить этой веры.

Он вернулся в 1946 году – и доел. Пятьдесят два года прослужил священником. Когда его хоронили, матушка, Наталья Петровна, рассказывала, что за две недели до смерти он ей сказал:

– А ты знаешь, ко мне папа с мамой приходили.

– Что, приснились? – спросила она. – Нет, так приходили. Сказали: «Ну, теперь пора к нам».

Помнится, когда мы, священники, читали над ним, как полагается, Евангелие, он лежал такой спокойный… Всё сделал: Родину защитил, трех дочерей вырастил, Богу послужил… И был подготовлен родителями к переходу в жизнь вечную.

Так заканчивают жизнь праведники. Царствие им Небесное!

Прием одиннадцатый: «Я такой грешный, куда мне еще в церковь?»

Представьте себе человека, который скажет: «Я такой грязный, куда мне еще в баню?»

А куда же тебе еще? Вот только в церковь вам и надо, драгоценные грешники! Нагрешили с три короба – вот вам и не нужно ходить туда, где можно еще прибавлять грехов. Пора именно в церковь. Давно пора! Пора очищаться, омываться, набираться сил для борьбы с грехом, учиться, как это делать. Церковь – школа борьбы с грехом. А хуже греха ничего нет. От него все беды, все слезы. Грех хуже смерти. Смерти никому из нас не избежать, а вот умирать с нераскаянными грехами – не приведи Господь. Уж больно тяжко будет потом. Пока есть возможность, пока еще не поздно – надо бежать в церковь, не откладывать ни дня.

Вот тут и подстерегает еще один прием.

Прием двенадцатый: «У меня нет времени. Мне некогда»

Если перевести эти слова на язык честный, то получится: «Я считаю, что у меня есть дела поважнее».

Но это не так. Более важного дела, чем спасение души, у нас нет.

Если же быть еще честнее, то придется признать, что мы, к сожалению, предпочитаем хождению в церковь не только дела, но даже их отсутствие.

Разве мы не уделяем часы и дни телевизору, интернету, чтению газет, телефонным разговорам? Мы ведь не отказываемся от этого, потому что на это нет времени. А это, может, не приносит ника кой пользы.

Сколько у нас ежедневных не только бесполезных, но даже вредных занятий: мы обсуждаем, осуждаем других людей, перемываем косточки начальству, от чего оно нисколько не становится лучше, а нам не прибавляется ни копейки зарплаты. Более того, мы духовно беднеем: набираем себе грехов, делаем более строгим к нам Суд Божий. Ведь Господь сказал: Не суди́те, да не суди́ми будете (Мф. 7, 2).

А есть занятие, которое всегда меняет и жизнь, и нас самих к лучшему – это молитва.

Или почему люди не ходят в храм, предпочитая молиться дома? Отвечают форумчане со всего Интернета, а мы постараемся им помочь.

Церковь не такая яркая

«Я очень редко хожу в храм. Так получилось, что когда я зашла в нашу церковь и хотела поставить свечи, то увидела, что зажечь их было не от чего — нигде свечи не горели. Церковь без свечей показалась мне какой-то угрюмой, серой», — с форума hristianka.ru.

Нет ничего удивительного в этом доводе. Такова наша природа, что чаще в жизни на первое впечатление влияет визуальное восприятие. Даже в крупные праздники, такие как Пасха, можно заметить, как в более красивых и величественных храмах людей гораздо больше. Глаз можно обмануть, но не душу! В какой-то момент человек вдруг осознает, что именно Церковь — поистине небесное светило на Земле, где мы, грешные странники ищем благодати Божией и находим ее именно здесь. Тогда уже количество свечей не важно. Разве, когда нашим близким плохо и срочно нужно помолиться в храме, мы будет подбирать его по красоте?

Искушение

«Не хочу идти в церковь. Знаю, что надо, а не хочу. Заставляю себя, хожу через силу, с трудом сосредотачиваюсь на молитве и очень радуюсь, когда богослужение заканчивается. Что делать — продолжать ходить через силу или ждать, когда придет вдохновение?» — с форума dobroeslovo.ru.

А это чаще всего касается христиан, которые ходят в храм уже достаточно долго. Только вчера хотелось, чтобы день воскресный наступил быстрее. Сегодня — даже клонит в сон на службе и в голову лезут отвлекающие мысли. Начинаются отговорки, и тут главное с молитвой взять себя в руки и честно ответить себе: правильно ли я делаю, что пропускаю службы? Если по воскресеньям у человека полно дел поважнее службы, может тогда и цель жизни — не в спасении и не в Боге. Как всякий труд, здесь нужно время и усердие. Тогда будет толк. А первым делом с такой проблемой нужно идти на Исповедь. Даже не идти, а бежать!

Бог в душе

«Не понимаю, для чего постоянно ходить в храм, если Бог у меня в душе? Мне кажется, можно быть хорошим человеком и без Церкви. И наоборот. Я прихожу в храм, и повсюду все решают деньги: тут купи свечи, там сорокоуст закажи. Как после этого вообще к таинствам подходить? Мне для общения с Богом посредники не нужны», — с форума boguslava.ru.

Если бы на самом деле в душах наших был Бог! Тогда бы мы тянулись только в храм, отбросив все свои дела! Тогда не было бы людей, которых волновала финансовая сторона Церкви. За свое здоровое тело мы готовы отдавать врачам последние деньги, а за душу… Священники почему-то должны работать бесплатно и вообще не кушать. Ведь это воля Бога, чтобы мы соборно молились в храме. Но хитрые бесы знают, что фраза «Бог в душе» затуманивает людей… Ведь бесы страшно боятся Тела и Крови Христовой, которые пребывают именно в Церкви. Приходится слышать, как в пример ставят Серафима Саровского, который уединялся в лесу и подолгу молился один. Но разве можно так легко сравнивать себя со святым. Серафим Саровский совершал этот подвиг с благословения церкви и до конца своей жизни приступал в Святой Чаше. Именно причастившись, он сподобился увидеть в храме Саму Богородицу. Он же говорил: «Кто причащается, на всяком месте спасен будет. А кто не причащается — не мню».

Еще не созрел

«Я боюсь идти в церковь, не могу никак созреть, не знаю, почему. Не был там очень давно, лет 10. Хотя она в двух остановках от моего дома. Когда проезжаю мимо храма, тянет и хочется зайти, но очень страшно» (otvet.mail.ru).

«Подожди, еще не время! Ты еще не готов!», — вселяется в мысли бесы. Десятки, сотни, что уж там миллионы случаев знает Церковь, когда человек ждал, ждал. Потом вдруг жизнь обрывалась. Не успел. Сердце сжимается, когда видишь, сколько молодых умирает ежедневно. Многие святые подвижники советовали своим чадам, когда приходят такие искушения, да и вообще без повода, заходить иногда на кладбище. Не для того, чтобы унывать, просто открыть глаза пошире, открыть уже душеньку для Господа. Помолиться и сходить, наконец, в храм! А там уже с Богом постепенно все созреется.

Недавно в нашей группе «В контакте» мы решили узнать, как часто люди ходят в храм. И вот результаты опроса с количеством респондентов в 1069 человек.

Большинство людей ходят в храм, как и полагается, каждый православный праздник и воскресенье. Но на втором и третьем месте ответы менее приятные — раз в месяц или время от времени. Значит все, что написано выше, все про нас, про наших друзей, знакомых, близких. И у нас есть, над чем подумать, есть, о чем просить помощи Божией.

Пример жизни христианской как на ладони. Читая Библию, мы узнаем о том, как ценили христиане апостольской Церкви в Иерусалиме храм:

«…были вместе и имели всё общее… И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселье и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа» (Деян. 2, 44-47).

Фото: диакон Дмитрий АЛИКИН

12 мая 2017 г.

Сегодня прекрасный день. За окном тихо дул легкий ветерок. Во дворе, листья на деревьях весело танцевали на ветру, чтобы выразить свое счастье…

Однако, глядя на танцующие листья, я все еще был недоволен. В течение некоторого времени я часто чувствовал себя пустым и несчастным по неизвестным мне причинам. Дома, когда мои муж и сын говорили, что — то не по душе, я теряла самообладание по отношению к ним; когда мой муж не работал целыми днями, я даже стала ненавидеть и презирать его. Но я вспомнила о стихе в Библии: «Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем; и не давайте места диаволу» (Ефесянам 4:26-27). Поэтому я старалась быть терпимой к ним. Однако, как бы я ни старалась, я заметила, что не всегда могу победить этот грех, живя постоянно в состоянии: «днем грешу, а вечером каюсь». Иногда мне даже было стыдно приходить в молитве к Господу.

Что еще хуже, в последнее время, каждый раз, когда я ходила в церковь, как только пастор начал проповедовать, меня начинало клонить ко сну. Хотя я пыталась изо всех сил не заснуть, я все равно чувствовала себя очень сонной. Не сработало и молитва к Господу. И в последнее время мне начали даже надоедать и церковные собрания. Я знала, что это неправильно, но я просто не могла контролировать эту мысль.

Я всегда думала: «Почему я попала в такое состояние? В начале, когда я верила в Господа, братья и сестры в нашей церкви были ревностными; Я также была полна веры, и чувствовала себя сильным человеком в духе. Несколько раз, когда меня ругал и преследовал мой муж, я чувствовала себя очень слабой в духе, а затем старшая сестра, которая привела меня к вере в Господа, пришла мне на помощь. Мы сидели под большим деревом во дворе, когда она рассказала о том, как Господь Иисус был избит, унижен и пригвожден к кресту, я была глубоко тронута любовью Господа к человечеству и чувствовала, что Его любовь слишком глубока, чтобы иметь возможность описать ее словами. За разговором моя печаль и горечь исчезли, сама того не замечая. И непоколебимая сила взбудоражила меня, дав мне веру идти по каменистой дороге за Господом. Когда у моей семьи были трудности, я молилась Господу, и Он посылал других, чтобы они помогали мне; когда я ослушивалась или отклонялась от Господа, Он дисциплинировал меня через моего мужа или кого-то еще. Несколько раз, когда я хотела заниматься бизнесом, чтобы зарабатывать деньги и не хотела посещать церковные собрания, мой муж ссорился и критиковал меня, и мне не нравилось это. В конечном итоге, я не могла не пойти на собрания… В то время я твердо чувствовала, что Господь подобен строгому отцу и любящей матери, и что Бог находится на небесах, в моем доме, и даже больше в моем сердце.

При всем том, я несознательно начала ощущать растущее чувство темноты в моем сердце. В худшем случае я не могла видеть ничего ясно, как в темной, бесконечной пустыне, где я чувствовала себя бесцельной и потерянной. Чаще всего я погружалась в невыразимую боль и беспокойство. Независимо от того, как я молилась, Господь, казалось, был далеко от меня, и я не могла чувствовать Его присутствие рядом с собой. Затем я подумала о стихе в Псалме в 63-ей главе и начала немного припевать: «Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я; Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной…». И мои слезы неосознанно потекли. И я снова и снова вызывала в сердце своем: «Господи, ты меня действительно бросил? Где ты? Где …»

16 мая 2017 года

Проснувшись сегодня утром, я осознала, что должна подняться, и прочитать Библию. Но я не хотела вставать. Я лежала на кровати, глядя в потолок и пытаясь выяснить причину моего теперешнего состояния: а в нашей церкви сейчас у многих точно также. Мы ужинаем вместе после каждой встречи; церковь проводит различные мероприятия на фестивалях; иногда мы участвуем на разных мероприятиях, также вместе путешествуем; церковь даже приглашает проповедников из других церквей, чтобы нам проповедовать. Но мы по-прежнему остаемся алчущими и не добиваемся большого прогресса в нашей духовной жизни. Верующие по-прежнему гонятся за тенденциями мира; завистливые споры и борьба за место и славу и прибыль происходят слишком часто. Каждый человек находиться в состоянии греха: в течение дня грешат, а вечером исповедуется, и не в силах вырваться из всего этого. В чем причина на самом деле, в такой ситуации? Я спросила нескольких братьев и сестер об этом вопросе, но они не могли четко объяснить мне это ясно, а некоторые вообще даже не знали как ответить. Я не знаю, как мне идти своим будущим путем. Пока я думала над всем этим, я чувствовала, что я похожа на ребенка, которого бросила его мать. Слезы текли по моим щекам. Я призывала Бога в своем сердце, чтобы Он мне помог.

После завтрака сестра Ву в нашей церкви пришла, чтобы пригласить меня на собрание в другую церковь. Я подумала про себя: «Какой я бы не была слабой, я должна посещать собрания. Поэтому я пошла с ней в эту церковь. Когда мы вошли в комнату, их беседа уже началась. Проповедник говорил: «Давайте рассмотрим: почему храм в иудаизме опустел? Есть две причины. С одной стороны, первосвященники, книжники и фарисеи иудаизма выступали против Бога и были врагами для Бога. Внешне они служили Иегове Богу; на самом деле они пошли против Божьих законов и заповедей. Например, они убивали пророков и поджигали дома вдовы, они соблюдали только религиозные традиции. Поскольку они совершали эти противозаконные действия под знаменем служения Богу, они были ненавидимы и отвергнуты Богом, и Святой Дух уже давно перестал работать в храме. Таким образом, храм впал в запустение и превратился в логово воров, где продавались крупный рогатый скот, овцы и голуби. С другой стороны, это потому, что работа Бога продвинулась вперед по отношению к Богу Иеговы — воплощенный Господь Иисус совершил искупительную работу вне храма. Однако религиозный мир строго держался закона, не стремился и не шел по тропе Божьей новой работы, поэтому они потеряли работу Святого Духа. Более того, когда работа Господа Иисуса обрушилась на них, ни один из религиозных лидеров не принял или не подчинился Божьей работе. А вместо этого они решительно осудили Господа Иисуса и сопротивлялись Его работе. Они стали теми, кто сопротивлялся Богу. Это исполнило пророчество из Библии: «И удерживал от вас дождь за три месяца до жатвы; проливал дождь на один город, с; один участок напояем был дождем, а другой, не окропленный дождем, засыхал. И сходились два-три города в один город, чтобы напиться воды, и не могли досыта напиться; но и тогда вы не обратились ко Мне, говорит Господь» (Амос 4:7-8) «Вот наступают дни, говорит Господь Бог, когда Я пошлю на землю голод, —не голод хлеба, не жажду воды, но жажду слышания слов Господних» (Амос 8:11). Из этих стихов мы видим, что «проливал дождь на один город» означает, что Святой Дух действует в церкви, где, воплотившийся Бог, исполняет Свою работу. А также «а другой, не окропленный дождем, засыхал» означает, что, если церковь не подчиняется Божьим заповедям и даже если будет отрицать, и сопротивляться и осуждать проявление и действие воплощенного Бога, в этой церкви не будет работы Святого Духа. Без работы Святого Духа верующие будут испытывать жажду и голод в духе и ничего не смогут сделать …» Я была поражена, когда услышала эти слова: «Я не слепой человек, разве я не тот человек, который не видит света и в полной темноте, и с жаждой в сердце? Чем больше я слушала его проповедь, тем больше я чувствовала, что у меня не было работы Святого Духа, и я даже не чувствовала, что в нашей церкви есть эта работа Святого Духа. Внешне церковь кажется процветающей, братья и сестры посещают собрания и служат Господу. Но на самом деле они просто совершают формальности или следуют процессу. Они цитируют слова Господа по-своему. Те, кто жаждут плотских наслаждений, и остаются теми же, и те, кто жаждут денег, остаются прежними. Работает ли Господь в других церквях, а не в нашей церкви? Является ли наша церковная жизнь такой же, как и грязный храм в конце Периода Закона? Я не осмелилась больше думать.

Проповедник продолжил: «Бог позволяет жажде обрушиться на храма, и Его намерение состоит в том, чтобы заставить тех, кто действительно верит в Него, и, стремиться к истине, искать Его пути работы и Его проявления. Подобно тому, как семья Иакова столкнулась с голодом, они все пошли к Иосифу, чтобы получить еду. Когда мы найдем истинный путь, мы сможем насладиться источником живой воды жизни, восстановить нашу первоначальную веру и любовь …» Услышав его слова, я была уверена, что наша церковь уже потеряла работу Святого Духа. И я вдруг почувствовала, что сегодня проповедь совсем другая. Раньше я никогда не слышала такой проповеди, и я получила от нее много полезной пищи. Я думала, что проповедь служителя была очень хорошей. Поэтому я сказал сестре Ву после встречи, что снова поеду туда на следующее собрание.

Я чувствую сочувствие к этой сестре. Сейчас церковные условия действительно ухудшаются изо дня в день, и все больше и больше из них опустошаются. Многие верующие погружаются в духовную тьму и не могут ощутить присутствие Господа Иисуса. Беседа, на которой присутствовала сестра в новой церкви, показывает нам: в этот период мы должны активно искать пути Божьей работы и находить работу Святого Духа, чтобы мы могли утолить жажду живой водой жизни и восстановить нашу веру и любовь. Тогда как же нам искать Божье явление и работу Бога? Где Бог явиться? Рекомендовано для вас: каким образом Господь Иисус совершит свое возвращение? Посмотрим, как сестра нашла ответ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *