Имена оптинских старцев

День празднования памяти Собора преподобных отцев и старцев в Оптиной Пустыни просиявших

Оптина Пустынь была одним из тех заветных святых мест, к которым за хлебом духовным шёл ищущий вечного спасения души русский человек. «Если вы хотите основательно ознакомиться с христианством,— говорил И. В. Киреевский,— то необходимо познакомиться с монашеством, со старчеством, а в этом отношении лучше Оптиной Пустыни трудно найти». Без преувеличения можно сказать, что это самый яркий духовный светильник Православной Руси XIX–нач. XX веков, возжжённый русскими людьми пред Богом и оказавший огромное влияние на судьбы России. Конечно, и в других монастырях было немало святых, но трудно с уверенностью сказать, было ли когда-либо в России за всю её историю место, подобное Оптиной Пустыни, где родилось целое общество людей, обновлённых силой благодати Святаго Духа, которое так приблизилось бы к идеалу христианских отношений, к преддверию Царства Небесного уже здесь, на земле. Главной святыней обители были её прославленные боголюбивые старцы.

Старчество — это особый духовный союз, который состоит в добровольном и полном послушании духовных детей своему духовному отцу или старцу. Преподобный Иоанн Лествичник говорит: «Как корабль, имеющий искусного кормчего, при Божием содействии благополучно входит в пристань, так и душа, имеющая доброго руководителя, удобно восходит на небо, хотя бы раньше и повинна была во многом зле. Как идущий по неизвестному пути без путеводителя легко может заблудиться на нём, хотя бы сам был и очень умён, так и тот, кто по своей воле и разумению хочет пройти монашеский путь, легко погибнет, хотя бы и знал премудрость всего мира». Старцы — опытные подвижники и духовники — известны с самого начала монастырской жизни. Одними из первых старцев на Руси были преподобные Антоний и Феодосий Киево-Печерские. Старцем был преподобный Сергий Радонежский. Спустя век после него — преподобный Иосиф Волоцкий, преподобный Нил Сорский.

Начало Оптинскому старчеству положил святитель Филарет, митрополит Киевский, бывший в то время Калужским архипастырем, обретение мощей которого также празднуется в эти дни. Он устроил скит при Оптиной Пустыни и пригласил сюда из Рославльских лесов отцов Моисея и Антония, последователей молдавского старца преподобного Паисия Величковского. Немного позже к ним присоединился старец Лев, прибывший из Александро-Свирского монастыря. Мудрость преподобного Льва скоро сделала его известным и вне обители. Ради духовных советов начали приходить к дверям его келии из городов и сёл купцы, дворяне, мещане и простой народ обоего пола. При преподобном Макарии старчество ещё более расцвело и укрепилось, и продолжало процветать при последующих великих преемниках по старчеству вплоть до окончательного закрытия обители после революции. Старцы имели особый дар сострадательной, жертвенной любви. Полагая души свои за всех приходящих, они всеми силами старались наставить их на путь истинный. Чужие горести и падения они делали своими собственными. Умирали каждый день, до полного изнеможения принимая страждущих. Каждое слово старца было со властью, касалось сердца и орошало его неземной силой, устремляло к Небу, соединяло с Богом. Возвращался богомолец из Оптиной, летел как на крыльях, неся в себе отблески того неземного света, который согрел и осветил его душу в маленькой келии старца.

Люди стремились попасть в Оптину даже в годы богоборческого лихолетья, стремились побыть на святой земле монастыря, поклониться могилкам Оптинских святых. Невидимая великая святость Оптиной, хотя разрушенной и осквернённой, притягивала многих. Старцы продолжали помогать людям своими молитвами.

Они и ныне, предстоя престолу Божию, молятся о нас и готовы помочь и утешить каждого из нас.

Иеросхимонах Макарий (Иванов) (1788—1860)

Прп. Макарий Оптинский

Иеросхимонах Макарий старчествовал в Оптиной пустыни в одно время с преподобным Львом, а после его кончины до самой своей смерти нес великий и святой подвиг старческого окормления. С именем старца Макария связано начало издания в монастыре святоотеческих трудов, которое объединило вокруг обители лучшие духовные и интеллектуальные силы России. Под его духовным руководством находилась не только Оптина пустынь, но и многие другие монастыри, а письма к монашествующим и мирянам, изданные обителью, стали бесценным руководством для каждого христианина в духовной жизни.

Даровал Господь преподобному Макарию и дар духовного рассуждения. Каждому приходящему к нему на откровение своей совести он подавал врачевство, приличное немощи. Его смиренное слово было и словом действенным, словом со властию, ибо оно заставляло повиноваться и верить неверующего. Смирение проявлялось во внешности преподобного, в виде его одежды, в каждом движении. Лицо его было светло от постоянной Иисусовой молитвы, творимой им, оно сияло духовной радостью и любовью к ближнему.

«Наш путь такой, что хотим или не хотим, а скорбь должна быть, попущением Божиим, к искусу нашему и обучению терпения», – говорил преподобный Макарий.

Схиархимандрит Моисей (Путилов) (1782—1862)

Прп. Моисей (Путилов)

Преподобный Моисей явил удивительный пример сочетания строгого подвижничества, смирения и нестяжания с мудрым управлением обителью и широкой благотворительной деятельностью. Именно благодаря его безграничному милосердию и состраданию к бедным обитель давала приют множеству странников. При схиархимандрите Моисее были воссозданы старые и построены новые храмы и здания обители. Своим видимым расцветом и духовным возрождением Оптина пустынь обязана мудрому настоятельству старца Моисея.

Преподобный Моисей все свои силы отдавал служению ближним. Тяжкое бремя настоятельства, неустанные труды на благо братии, на благо обители, занятость ее неисчислимыми нуждами — все это заполняло весь его день. Изобиловавший благодатными дарами, он не имел возможности, так же как преподобные старцы Лев и Макарий, принимать откровение помыслов от братии, встречать и наставлять приезжающих. Но чудо его жизни и его служения — сама Оптина, процветшая и прославившаяся, ставшая, по существу, центром духовной жизни России.

За время его настоятельства издается шестнадцать томов святоотеческой литературы. «Когда-нибудь кто-нибудь прочтет ту или иную книгу, и душевная польза одного человека вознаградит все наши труды, Бог даст, когда-нибудь будут плоды», – говорил он.

Список старцев

  1. Иеросхимонах Лев (Наголкин) (1768—1841) — основатель и вдохновитель оптинского старчества. Выражением евангельской любви была вся жизнь этого старца, проходившая в служении Богу и ближним. Подвигами, непрестанной молитвой и богоподражательным смирением он стяжал обильные дары Святого Духа.
  2. Иеросхимонах Макарий (Иванов) (1788—1860) старчествовал в Оптиной пустыни в одно время с преподобным Львом, а после его кончины нёс подвиг старческого окормления. С именем старца Макария связано начало издания в монастыре святоотеческих трудов, которое объединило вокруг обители духовные и интеллектуальные силы России. Под его духовным руководством находилась не только Оптина пустынь, но и многие другие монастыри, а письма к монашествующим и мирянам, изданные обителью, стали руководством для христианина в духовной жизни.
  3. Схиархимандрит Моисей (Путилов) (1782—1862) явил пример сочетания подвижничества, смирения и нестяжания с управлением обителью и благотворительной деятельностью. Благодаря его милосердию и состраданию к бедным обитель давала приют множеству странников. При схиархимандрите Моисее были воссозданы старые и построены новые храмы и здания обители. Своим видимым расцветом и духовным возрождением Оптина пустынь обязана настоятельству старца Моисея.
  4. Схиигумен Антоний (Путилов) (1795—1865) — брат и сподвижник схиархимандрита Моисея, смиренный подвижник и молитвенник, через всю жизнь несший крест телесных болезней. Он способствовал деланию старчества в скиту, которым руководил в течение 14 лет. Письменные наставления преподобного старца являются плодом его отеческой любви и дара учительного слова.
  5. Иеросхимонах Иларион (Пономарёв) (1805—1873) — ученик и преемник старца Макария. Будучи ревностным защитником и проповедником православной веры, он сумел возвратить в лоно Православной церкви многих заблудших и отпавших от православной веры.
  6. Иеросхимонах Амвросий (Гренков) (1812—1891) — подвижник земли Русской, святость и богоугодность жития которого Бог засвидетельствовал многими чудесами, а православный верующий народ — искренней любовью, почитанием и благоговейным обращением к нему в молитве…
  7. Схиархимандрит Исаакий (Антимонов) (1810—1894) — приснопамятный настоятель Оптиной пустыни, сочетавший в себе управление обителью и искусство пастырского руководства со смиренным послушанием великим Оптинским старцам и высоким подвижничеством. Делом жизни схиархимандрита Исаакия было хранение и утверждение в обители духовных заветов старчества.
  8. Иеросхимонах Анатолий (Зерцалов) (1824—1894) — скитоначальник и старец, наставлял в духовной жизни не только иноков Оптиной пустыни, но также насельниц Шамординской женской обители и других монастырей. Являясь пламенным молитвенником и подвижником, он был для всех приходящих к нему отцом, терпеливым учителем, всегда делясь сокровищем мудрости, веры и особой духовной радости. Старец Анатолий обладал удивительным даром утешения.
  9. Иеросхимонах Иосиф (Литовкин) (1837—1911) — ученик и духовный преемник преподобного Амвросия, явивший образ смирения, незлобия, непрестанной умносердечной молитвы, старец не раз удостаивался явления Божией Матери. По воспоминаниям современников, многие ещё при жизни иеросхимонаха Иосифа видели его озарённым благодатным божественным светом.
  10. Схиархимандрит Варсонофий (Плиханков) (1845—1913) — скитоначальник, о котором старец Нектарий говорил, что благодать Божия в одну ночь из блестящего военного сотворила великого старца. Не жалея самой жизни, он исполнял свой пастырский долг в русско-японской войне. Старец обладал прозорливостью, ему открывался внутренний смысл происходящих событий, он видел сокровенность сердца пришедшего к нему человека, с любовью пробуждая в нём покаяние.
  11. Иеросхимонах Анатолий II (Потапов) (1855—1922), прозванный в народе утешителем, был наделён Господом великими благодатными дарами любви и утешения страждущих, прозорливости и исцеления. Смиренно неся пастырское служение в тяжёлые дни революционной смуты и безбожия, старец утверждал своих духовных чад в решимости даже до смерти быть верными святой православной вере.
  12. Иеросхимонах Нектарий (Тихонов) (1853—1928) — последний соборно избранный Оптинский старец, который подвигом непрестанной молитвы и смирения обрёл величайшие дары чудотворения и прозорливости, нередко скрывая их под видом юродства. Во дни гонений на Церковь, сам находясь в изгнании за исповедание веры, неустанно окормлял верующих.
  13. Иеромонах Никон (Беляев) (1888—1931) — ближайший ученик старца Варсонофия, молитвенник и пастырь, самоотверженно исполнявший старческое служение уже после закрытия Оптиной пустыни, претерпевший мучения от безбожников и скончавшийся в изгнании, как исповедник.
  14. Архимандрит Исаакий II (Бобраков) (1865—1938) — последний настоятель Оптиной пустыни, испытавший всю тяжесть разорения и поругания святой обители. Неся свой крест настоятельского служения в годы испытаний и скорбей, он был исполнен несокрушимой веры, мужества и всепрощающей любви. Четырежды претерпел тюремное заключение. Расстрелян 8 января 1938 года и захоронен в братской могиле в лесу на 162-м километре Симферопольского шоссе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *