Ингвар путешественник

Средневековая Скандинавия

Сословия

Риг-ярлы

Конунг · Ярл · Хэрсир · Хёвдинг · Стирэсман · Лендрман/Сюслуман · Дроттинн

Карлы

Хольдер · Бонд · Хускарл · Лейсинг

Трэль · Тир/Амбатт
Брют · Дейя

Надпись конунг (kunungi) на руническом камне U 11.

Ко́нунг (прагерм. *kuningaz, др.-исл. konungr, др.-англ. cyning) — древнескандинавский термин для обозначения верховного правителя. В эпоху зрелого средневековья этот термин соответствует понятию король (напр., шведский король Магнус Ладулос).

Этимология и вариации

Точная этимология слова является дискуссионной и существует несколько версий. Согласно одной из них *kun означает родство, а термин — потомок правителя. Например, в Песни о Риге младшим сыном Ярла упомянут Кон, именуемый юным. В оригинале это имя звучит как др.-исл. Konr ungr и означает «юный отпрыск».

М. И. Стеблин-Каменский определяет происхождение слова конунг прибавлением словообразовательного суффикса ingr/ungr к слову род (др.-исл. Konr), а, следовательно конунг — человек из соответствующего рода, родственник.

Согласно другим теориям, *kuning-az- переводится как «глава общины» или «принадлежащий женщине» (др.-исл. kona — женщина), то есть богине-матери, что отражает статуса конунга как верховного жреца, но последняя версия мало состоятельна, на что указывает развитие термина в разных языках. Например, в древнеанглийском женщина будет cwene, в то время как род — др.-англ. cynn, а конунг — cyning.

Слово «князь», которое есть во всех славянских языках, по распространенной версии также родственно слову конунг через древнегерманский корень *kun-ing- и является древним общеславянским заимствованием. Это заимствование встречается и в других негерманских языках: в финском и эстонском — kuningas; латышском — kungs (господин) и ķēniņš (король); литовском — kunigaikštis; саамском — gonagas или konagas; татарском — kenäz; и другие. В ряде случаев заимствование шло не напрямую, а опосредованно через третьи языки, например, через русский.

Также существует множество кеннингов для обозначения конунга, такие, например, как, упомянутый в Беовульфе, даритель колец — как способ отблагодарить своих воинов, путем раздачи им золотых колец.

Социальное положение

Как видно из Песни о Риге, конунги вышли из среды ярлов. Их появление связано с процессом образования национальных государств. Так как эти новые государственные образования появлялись в ходе борьбы ярлов за верховенство, то чем больше укрупнялось государство, тем больше возвышался один ярл над всеми остальными. В результате ярлы из верховных и самостоятельных правителей превратились в вассалов конунгов и их наместников.

В период до принятия христианства конунг исполнял три функции:

  • судебную в ходе тинга;
  • военную во время войны;
  • жреческую во время жертвоприношений.

Положение конунгов являлось наследственным, но для того, чтобы вступить на престол, ему требовалось одобрение народа. Все сыновья и люди достаточного происхождения могли добиваться титула конунга (например, Оттар из Холугаланда добивался титула конунга). Это обстоятельство нередко приводило к двоевластию, когда два брата одновременно становились конунгами.

В ранний период конунгу принадлежал один или несколько кораблей, дружина (др.-исл. drótt) и обширный земельный надел — вотчина. Последнее нередко становилось причиной феодальных междоусобиц. В некоторых случаях конунг не имел земельных владений и вел странствующий образ жизни на корабле — таких конунгов называли сэконунгами (морскими конунгами).

В качестве жреца, конунг просил одобрения своих действий богами. Например, Эйрик Победоносный обращался к Одину на третий день Битвы на Фирисвеллире. Также конунг руководил блотом в важных общественных местах, таких как Храме Уппсалы. Отказ от этой обязанности мог стоить конунгу власти. Так случилось, например, с Хаконом Добрым, пытавшимся навязать христианство соплеменникам, а также с Анундом Гордске, из-за христианских убеждений отказавшийся участвовать в блоте и низложенный в 1070 году.

Примечания

  1. Стеблин-Каменский М. И. Древнеисландский язык. УРСС. Москва.2002. с 164—165
  2. Существуют и другие версии этимологии слова князь, но они не получили широкого и признания.
  3. Преображенский А. Г. Этимологический словарь русского языка. М., 1959. Т. 1, с. 324
  4. Этимологический словарь славянских языков, под редакцией О. Н. Трубачёва. Праславянский лексический фонд. Вып. 13, М., 1987, с. 200
  5. Max Vasmer. Russisches etymologisches Wörterbuch. Winter, Heidelberg. In 3 Bd. 1953—1958. // Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера М., 1964—1973. (Стр. 285)
  1. Суффикс ingr/ungr образует существительные:
    1. наследующие соответствующие свойства (например spekingr-мудрец от spakr-мудрый),
    2. определяющие происхождение человека (например Islendingr-исландец от Island-Исландия, сюда же Konungr от Konr),
    3. с уменьшительным значением (например teinungr-прутик от teinn-прут).

См. также

  • Король
  • Воевода
  • Царь
  • Император
  • Коэны
  • Каган
  • Ксендз
  • Князь
  • Наги
  • Чингачгук
  • Змей (мифология)
  • Дракон

Древнеисландская сага о древних временах, сложенная в XIII в.

© Перевод с древнеисландского, примечания: Тимофей Ермолаев (Стридманн)

Редакция перевода, примечания: Надежда Топчий (Традис).

Оформление обложки: Анна Ермолаева

  • Сага о Хервёр и Хейдреке — (версия R) 1

  • Сага о конунге Хейдреке Мудром — (версия H) 9

  • Примечания 13

Сага о Хервёр и Хейдреке Hervarar saga ok Heiðreks

Сигрлами звали конунга, который правил Гардарики. Его дочерью была Эйвура, красивейшая из всех девушек. Этот конунг завладел мечом двергов, который назывался Тюрвинг и был самым острым из мечей. Каждый раз, когда им замахивались, он сиял, как солнечный луч. Его нельзя было обнажить, чтобы он не принёс кому-нибудь смерть, и его всегда нужно было вкладывать в ножны омытым тёплой кровью. И не было живого существа, ни человека, ни зверя, которое могло бы дожить до следующего дня, получив от него рану, будь она малой или большой. Удар меча нельзя было отразить, и он не останавливался, пока не попадал в землю, и тот человек, что брал его в бой, одерживал победу, если сражался им. Этот меч известен во всех древних сагах.

Одного человека звали Арнгрим; он был знаменитым викингом. Он отправился на восток в Гардарики и, побыв некоторое время у конунга Сигрлами, сделался предводителем его войска, защитником его земель и подданных, потому что конунг был уже стар.

Арнгрим стал таким великим хёвдингом, что конунг выдал за него замуж свою дочь и сделал его самым главным человеком в государстве. Он подарил ему меч Тюрвинг. После этого конунг стал жить спокойно, и о нём больше не рассказывается.

Арнгрим поехал с женой Эйвурой на север в своё родовое имение и остановился на острове, что назывался Больм . У них было двенадцать сыновей. Старшего и самого знаменитого звали Ангантюром, второго — Хьёрвардом, третьего — Хервардом, четвёртого — Храни и двоих — Хаддингами; остальные не называются. Все они были берсерками, такими сильными и великими воинами, что никогда не брали в поход кого-либо ещё, и не было битвы, где они не одержали бы победу. Этим они прославились во всех странах, и не было конунга, который не дал бы им то, что они захотели.

2. Обет Хьёрварда

Раз в йольский вечер мужчины, как принято, давали обеты за кубком. Сыновья Арнгрима тоже принесли свои клятвы. Хьёрвард торжественно пообещал, что или женится на дочери конунга свеев Ингьяльда, девушке, что была знаменита красотой и совершенством во всех странах, или ни на какой другой женщине.

Той же самой весной двенадцать братьев проделали путь в Уппсалу и предстали перед столом конунга, и его дочь сидела подле него. Хьёрвард изложил конунгу своё дело и обет, а все, кто был внутри, слушали. Хьёрвард попросил конунга немедля сказать, какой ответ он получит. Конунг раздумывал об этой речи, он знал, как могущественны братья, и что они происходят из знаменитого рода.

В это самое время из-за стола конунга поднялся человек, которого звали Хьяльмар Мужественный, и сказал ему:

— Государь, вспомните сейчас, сколько славы я принёс вам с тех пор, как пришёл в эту страну, и как много битв я провёл, чтобы завоевать вам государство, и как исправно служил вам. Теперь я прошу вас оказать мне честь и выдать за меня вашу дочь, от которой у меня весело на душе. И будет достойнее, если Вы скорее выполните мою просьбу, чем этого берсерка, одного из тех, кто причинял только зло как в вашем государстве, так и у многих других конунгов.

Теперь конунг задумался ещё сильнее, это оказалось очень трудным делом — два хёвдинга так сильно соперничают из-за его дочери.

Конунг сказал так:

— Вы оба такие великие и высокородные мужи, что никому из вас не откажешь. Попросим её саму выбрать, за кого из двоих она хотела бы выйти.

Дочь конунга ответила, что раз уж отец всё равно желает выдать её замуж, то она хотела бы выйти за того, кто знаком ей с хорошей стороны, но не за того, о ком она слышала одни рассказы, и все плохие, как о сыновьях Арнгрима.

Хьёрвард предложил Хьяльмару поединок на юге на острове Самсей и сказал, что тот будет величайшим негодяем, если женится на этой госпоже прежде, чем разрешится их поединок. Хьяльмар ответил, что не задержится. Тут сыновья Арнгрима отправились домой и поведали отцу о случившемся, а Арнгрим сказал, что никогда прежде он не страшился их поездки.

Сразу же братья отправились к ярлу Бьярмару , и он задал в их честь большой пир. Ангантюр захотел жениться на дочери ярла, которую звали Свава, и тогда же устроили их свадьбу.

Тут Ангантюр рассказал ярлу свой сон: ему привиделось, что они с братьями были на острове Самсей, и нашли там много птиц и всех убили. Тогда они повернули на другую сторону острова, и навстречу им вылетели два орла. И приснилось Ангантюру, что он выступил против одного из них, и они начали жестоко биться, и оба упали, прежде чем закончили. Другой же орёл бился с его одиннадцатью братьями, и ему приснилось, что этот орёл одержал верх.

Ярл сказал, что этот сон нет нужды толковать, он предвещает гибель могучих людей.

3. Битва на острове Самсей

Вернувшись домой, братья приготовились к поединку, отец проводил их к кораблю и дал тогда Ангантюру меч Тюрвинг.

— Я думаю, — сказал он, — что нынче понадобится хорошее оружие.

Он пожелал им доброго пути; после этого они расстались.

Когда братья пришли на остров Самсей, то увидели два корабля, стоящих в гавани, что называлась Мунарваг. Такие корабли назывались асками . Они решили, что эти корабли должны принадлежать Хьяльмару и Одду Путешественнику, которого прозывали Одд Стрела. Тогда сыновья Арнгрима вытащили мечи, стали кусать края щитов и впали в ярость берсерков. Они вышли по шестеро на каждый аск. На борту же были столь хорошие воины, что все взяли своё оружие, и никто не покинул своего места, и никто не произнёс слов страха. Но берсерки прошли от одного борта до другого и убили их всех. Затем, завывая, сошли они на сушу.

Хьяльмар и Одд высадились на этот остров узнать, не явились ли берсерки. Когда же они возвращались из леса к своим кораблям, от судов шли берсерки с окровавленным оружием и обнажёнными мечами, и ярость уже покинула их. А тогда они становились слабее, чем обычно, словно после какой-то болезни. Тут сказал Одд:

Тогда устрашился я
раз единственный,
когда, завывая,
они от асков шли
(и с криками
на остров ступили)
бесславные,
двенадцать их было…

Тогда Хьяльмар сказал Одду:

— Видишь ты теперь, что все наши люди погибли? Мне кажется, что скорее всего мы все сегодня вечером будем гостить у Одина в Вальхалле.

Люди говорят, что это был единственный раз, когда Хьяльмар произнёс слова страха.

Одд ответил:

— Мой совет будет таким: бежим в лес. Вдвоём мы не можем биться с двенадцатью, убившими двенадцать храбрейших мужей, какие только были в Свейском государстве.

Тогда сказал Хьяльмар:

— Мы никогда не побежим от наших недругов, лучше уж испытаем их оружие; я пойду биться с берсерками.

Одд ответил:

— А я не хочу гостить у Одина сегодня вечером, и все эти берсерки будут мертвы, прежде чем свечереет, а мы двое останемся живы.

Этот их разговор подтверждают висы, которые сказал Хьяльмар:

Идут мужи смелые
от судов боевых,
двенадцать мужей
бесславные;
мы будем вечером
гостить у Одина,
два побратима,
двенадцать же жить.

Одд сказал:

Такими словами
ответ тебе дам:
они будут вечером
гостить у Одина,
двенадцать берсерков,
а мы двое жить.

Хьяльмар и Одд поняли, что у Ангантюра в руке Тюрвинг, ибо он сиял, как солнечный луч.

Хьяльмар сказал:

— Хочешь ли ты сразиться с одним Ангантюром или с его одиннадцатью братьями?

Одд сказал:

— Я хочу биться с Ангантюром. Он здорово рубит Тюрвингом, а я больше верю в защиту своей рубашки, чем твоей кольчуги.

Хьяльмар сказал:

Сага об Ингваре Путешественнике повествует о походе Ингвара и его дружины в Гардарику (Русь) и далее по рекам на юг в Серкланд (страны Халифата) в 1040 годах. Предположительно, поход Ингвара закончился в Закавказье, где он и почти весь его отряд погибли. Сага удивительным образом перекликается с хроникой Ибн-Мискавейха о походе Русов в Бердаа в 332 г. (943/4 г.) Несмотря на то, что дата похода Ингвара более поздняя (примерно 1040 год) итог экспедиции почти полностью совпадает с повествованием Мискавейха — почти все участники и сам Ингвар погибают от болезней, армянский хронист Мовсес Каганкатваци, описывая поход русов на Бердаа, особо отмечал тлетворную роль местных женщин, отравивших русов, также как и скандинавский создатель саги.
Почти все участники похода Ингвара погибли в Халифате, но в Скандинавии им установили мемориальные камни с руническими надписями. Это так называемые «камни Ингвара», часть эпитафий с этих камней я добавил в этот пост.
Рождение Ингвара и похождения его отца Эймунда
Несколько зим спустя посватался к Ингигерд тот конунг, который звался Ярицлейв (Ярослав Мудрый) и правил Гард (Русью). Она была ему отдана, и уехала она с ним на восток. Когда Эймунд узнал эту новость, то отправляется туда, на восток, и конунг Ярицлейв принимает его хорошо, а также Ингигерд и ее люди, так как то время большое немирье было в Гардарики из-за того, что Бурицлейв, брат конунга Ярицлейва, напал на государство. Эймунд провел с ним 5 битв, но в последней был Бурицлейв пленен и ослеплен и привезен к конунгу. Там получил он огромное богатство серебром и золотом, и различными драгоценностями, и дорогими предметами.
Руническая надпись «Серкланд», так в Скандинавии обозначали земли Халифата.

Sö 131 Спьоти, Хальвдан, они установили этот камень по Скарди, свеому брату. уехал отсюда на восток с Ингваром, в Серкланде лежит сын Эйвинда (пер. Е. А. Мельниковой).

Эймунд был в Хольмгарде (Новгороде), и провел много битв и во всех побеждал, и отвоевал и вернул конунгу много земель, плативших дань. Затем захотел Эймунд посетить свои владения, и берет большое и хорошо снаряженное войско, потому что не было у него недостатка ни в деньгах, ни в оружии. Вот идет Эймунд из Гардарики с большим почетом и всенародным уважением, и приходит теперь в Свитьод (Швецию), и утверждается там в своем государстве и владениях, и тотчас задумал он жениться, и берет в жены дочь могущественного человека, и родился у него с ней сын, которого зовут Ингвар.
Sö 179 (Gripsholm stone) Тола велела установить этот камень по своему сыну Харальду, брату Ингвара. Они отважно уехали далеко за золотом и на востоке накормили (собой) орлов. Умерли на юге в Серкланде.

Первый поход Ингвара в Прибалтику
В то время, когда родичи — Энунд и Ингвар — повзрослели, с конунгом Олавом враждовал тот народ, который зовется земгалы (латыши), и уже некоторое время они не платили дани. Тогда послал конунг Олав Энунда и Ингвара на трех кораблях собрать дань. Пришли они в страну и созывают жителей на тинг, и собрали там дань с их конунга. Ингвар проявил совершенство своего красноречия, так что конунгу и многим другим хёвдингам показалось, что нет другого решения, кроме как заплатить дань, которую потребовали, кроме трех хёвдингов, которые не захотели выполнить решение конунга, и отказались отдать дань, и собрали войско. Когда конунг услышал об их поступке, попросил он Энунда и Ингвара биться с ними и дал им войско. Они сразились, и много людей полегло, прежде чем они обратили хёвдингов в бегство. Когда они отступали, был схвачен тот из них, кто больше всех противился тому, чтобы отдать дань, и они повесили его, но другие двое убежали. Они взяли там много добра в счет военной добычи, и забрали всю дань, и повезли всё это конунгу Олаву, и привезли ему большое богатство золотом и серебром и драгоценностями.
U Fv1992;157 (Arlanda stone) Гуннар и Бьёрн и Торгрим воздвигли этот камень по Торстейну, своему брату. Он умер на востоке с Ингваром. И сделали этот мост (пер. Е. А. Мельниковой).

Пребывание Инвара на Руси
Через некоторое время отплыл Ингвар из Свитьода на 30 кораблях и не спускал парусá до тех пор, пока они не пришли в Гардарики; и принял его конунг Ярицлейв с большим почетом. Пробыл там Ингвар три зимы и научился говорить на многих языках. Он услышал рассказы о том, что с востока по Гардарики текут три реки, и самой большой была та, что находится посередине. Тогда стал ходить Ингвар по Аустррики, и спрашивал, не знает ли кто из людей, откуда та река течет, но никто не мог ему этого сказать. Тогда снарядился Ингвар в путь из Гардарики, чтобы пройти и узнать, насколько длинна эта река. Он дал возможность епископу освятить для него топор и кремни.
U 654 Андветт и Кар, и kiti, и Блэси, и Дьярв воздвигли этот камень по Гуннлейву, своему отцу. Он был убит на востоке с Ингваром. Бог да поможет их душам. Я, Альрик (Аскель ?), высек руны. Он мог хорошо вести корабль (пер. Е. А. Мельниковой).

Ингвар и греческий огонь
…Вскоре один остров подплыл к ним и обрушил на них град камней; но они прикрылись и выстрелили в ответ. А когда викинги встретили сильное сопротивление, то принялись они раздувать кузнечными мехами ту печь, в которой был огонь, и от этого возник сильный грохот. Там находилась медная труба, и из нее полетел большой огонь на один корабль, и он в считанные минуты сгорел дотла.
А когда Ингвар увидел это, пожалел он о своей потере и велел принести ему трут с освященным огнем. Затем он согнул свой лук, и положил на тетиву стрелу, и зажег конец стрелы освященным огнем. И эта стрела с огнем полетела из лука в трубу, выступающую над печью; и перекинулся огонь на самих язычников и в мгновенье ока сжег остров вместе с людьми и кораблями.
U 644 Андветт и kiti, и Кар, и Блэси, и Дьярв, они воздвигли этот камень по Гуннлейву, своему отцу. Он пал на востоке с Ингваром. Да поможет Бог душе (пер. Е. А. Мельниковой).

О конунге Харальде
…давным-давно этим путем прошел Харальд, конунг свеев, и в пучине Раудахав он пропал со своими спутниками, и теперь он пришел сюда как страж; и как свидетельство моего рассказа здесь в зале хранится его стяг, и пусть Ингвар возьмет его с собой и отправит в Свитьод, чтобы не пребывали они в неведении, что приключилось с их конунгом.
Sö 281 Альви велела сделать памятник по … брату Ульва. Они на востоке … с Ингваром в Серкланде… (пер. Е. А. Мельниковой).

Битва Ингвара в Закавказье
…И когда они во второй раз подплыли к городу Гелиополю, то вышел конунг Юльв им навстречу с множеством кораблей и просил тогда Ингвара спустить паруса, «потому что теперь ты должен мне помочь войском против Бьёльва, моего брата, которого другим именем зовут Солмунд; потому что он сам и его восемь сыновей хотят отобрать мое государство». Тогда пошел Ингвар к городу, и приготовились они к битве. Ингвар велел соорудить большие колеса и по внешней стороне укрепить зубцы и стержни; а также велел он, чтобы ковали боевые шпоры. Вот собирают оба конунга войско и приходят к тому месту, о котором они между собой договорились; и когда Ингвар подготовился, у Бьёльва оказалось людей больше, чем у него. Конунг Юльв повел свое войско против своего брата. А когда оба были готовы, выкрикнули они боевой клич. Ингвар и его люди покатили тогда те колеса со всеми приспособлениями, и от этого погибло много людей, и сломались боевые ряды. Тогда Ингвар атаковал с фланга и убил всех сыновей конунга Бьёльва, но сам он ушел невредимым.
U 661 kairui и Гулли установили этот камень по Энунду, своему отцу. Он умер на Востоке с Ингваром. Бог да поможет душе Энунда (пер. Е. А. Мельниковой).

Отравление людей Ингвара
Потом увидели они, что много женщин идет к лагерю, и принялись завлекать . Ингвар велел остерегаться женщин, как самых ядовитых змей. Но когда наступил вечер и войско стало готовиться ко сну, женщины пришли к ним в лагерь, а та, которая была самой знатной, приготовила себе постель рядом с Ингваром. Тогда рассердился он из-за пояса нож и ударил ее в гениталии. А когда воины увидели, как он поступил, принялись они прогонять от себя этих недобрых женщин, но были некоторые и такие, кто из-за дьявольского колдовства не противились их ласкам и легли с ними. А когда Ингвар услышал об этом, то ликование от серебра и веселье от вина вылились в большую скорбь, потому что утром, когда они осмотрели свое войско, восемнадцать человек оказались мертвыми. Затем велел Ингвар предать земле тех, кто умер.
У армянского хрониста Мовсеса Каганкатваци в его «Истории страны Алуанк» подобный эпизод описывается так:
«Женщины города, прибегнув к коварству, стали отравлять Русов; но те, узнав об этой измене, безжалостно истребили женщин и детей их, и пробыв в городе 6 месяцев, совершенно опустошили его.»
U 778 Тьяльви и Хольмлауг велели установить все эти камни по baka, своему сыну. Он один владел кораблем и вел на востоке в войске Ингвара. Бог да поможет душе baka. Аскель высек (пер. Е. А. Мельниковой).
Смерть Ингвара и его воинов
…в их войске стала так быстро распространяться болезнь, что умерли все лучшие их люди, и больше людей скончалось, чем осталось в живых. Ингвар также заболел, и тогда они приплыли в государство Силькисив. Тогда он призвал к себе свое войско и велел предать земле тех, кто умер. Затем позвал он к себе Гардакетиля и остальных своих друзей и сказал: «Я заболел этой болезнью, и думаю я, что она приведет меня к смерти, и тогда я займу то место, которое я заслужил. Но с Божьей милостью ожидаю я, что сын Божий дарует мне упование, потому что изо дня в день от всего сердца отдаю я себя в руки Господа, душу свою и тело; и поэтому я так заботился об этих людях, насколько это понимал. Но хочу я, чтобы вы знали, что мы поражены этой смертельной болезнью по справедливому Божьему суду, и более всего эта болезнь и колдовство направлены на меня, потому что с моей смертью болезнь тотчас прекратится. Но о том хочу я попросить вас и прежде всего тебя, Кетиль, чтобы вы отвезли мое тело в Свитьод и предали земле в церкви. А мою долю имущества, которую имею я в золоте и серебре и дорогих одеждах, велю я разделить на три части.
А тогда, когда умер Ингвар, прошло от рождения Иисуса Христа (1040) и одна зима (1041 зима). Тогда было ему двадцать пять лет, когда он умер.
U 439 Херлейв и Торгерд велели установить этот камень по Сэбьёрну (?), своему отцу. Он вел корабль вместе с Ингваром на восток askalat (пер. Е. А. Мельниковой).
Ög 155 Торфрид установила по Асгауту и Гаути, своим сыновьям, этот камень. Он, Гаути, умер в войске Ингвара (пер. Е. А. Мельниковой).
U 431 Това и hominkr велели установить этот камень по Гуннару, своему сыну. А он умер далеко среди греков. Бог и Божья матерь да помогут его душе (пер. Е. А. Мельниковой).
U 518 Торгерд и Свейн, они велели установить камень по Орму и Ормульву, и Фригейру. Он умер isilu на севере, а они умерли в Греции. Бог да поможет духу и душе (пер. Е. А. Мельниковой).
Sö 320 Гейрват и Энунд и utamr установили камень по Бюрстейну, своему брату. Он был на востоке с Ингваром, отважный воин, сын Хливея (пер. Е. А. Мельниковой).
U 153 (Hagby stone) и Ульв велели установить камни по Хальвдану и по Гуннару, своим братьям. Они умерли на востоке… (пер. Е. А. Мельниковой).
U 518 Торгерд и Свейн, они велели установить камень по Орму и Ормульву, и Фригейру. Он умер isilu на севере, а они умерли в Греции. Бог да поможет духу и душе (пер. Е. А. Мельниковой).
И так далее…
Тексты о русах и славянах:
Походы русов в Закавказье
Восточные источники о руси и славянах VII-IX вв.Tags: Тексты, викинги

Ненаписанная история Варяжской Руси

Рюрику, конечно, сильно повезло: он появился на Руси ровно в тот момент, когда эпоха устных преданий сменилась эпохой письменных свидетельств. И эти первые свидетельства были о нем. А все, что было на Руси до Рюрика и осталось незаписанным, ныне почти забыто. Так и вышло, что с чужестранца Рюрика, чья историчность до сих пор не доказана, началась русская история, какой мы ее знаем.

А все-таки очень интересно — какой была Русь до летописей? Что могут рассказать об этом мире мифы?

Скандинавские саги немало рассказывают о территории будущей Руси, которую они называют Гардарикой — «страной городов». Это варяжское государство на славянских землях, существовавшее несколько столетий и игравшее заметную роль в европейской политике. Его столица — крепость Альдейгью (Старая Ладога), которая в сагах оказывается гораздо древнее, чем считают современные ученые.

Вообще с мифами такая проблема, что если отнестись к ним серьезно, они могут нам всю историю верх дном перевернуть. Триста лет норманисты и антинорманисты ломают копья из-за одного только правителя-варяга, а саги называют имена почти полусотни других «рюриков», его предшественников. И в их мифических биографиях, возможно, зашифрованы четыреста лет нашей ненаписанной истории.

А может наша история начинается еще раньше, ведь первый конунг Гардарики, согласно сагам, правил еще в IV веке — то есть, во времена Римской империи, готов и гуннов…

Конунг Сигрлами: варяжский меч на Каталаунских полях

Чем старше история, тем больше в ней выдумки. Первый правитель Гардарики жил в IV веке, и его история начинается совсем как детская сказка: однажды конунг гулял по лесу и случайно встретил двух гномов…

Конунг действовал решительно: выхватил меч и так запугал коротышек, что они согласились выполнить любое его желание. Сигрлами потребовал выковать ему волшебный меч — такой, чтоб никогда не ломался, не ржавел, с лёгкостью прорубал железо и камень и всегда приносил победу. Конунг дал мечу имя Тюрфинг, не подозревая, что это прекрасное оружие скоро станет причиной его смерти…

В это время в Альдейгью приплыл викинг-берсеркер Арнгрим. Арнгрим возжаждал волшебный меч конунга и поклялся добыть его любым способом. Хотя на самом деле способ мог быть только один: убийство.

Берсеркер напал на Сигрлами, как только застал его одного. Их битва была недолгой, но яростной: меч Тюрфинг пробил щит Арнгрима, но тот отвел удар и меч подвел конунга, воткнувшись в землю; тогда берсеркер отрубил Сигрлами правую руку, выхватил из нее волшебный меч и убил им правителя Гардарики.

На этом история конунга Сигрлами заканчивается, но история меча Тюрфинг продолжается (потому что сага о мече, а не о конунгах и берсеркерах). После череды приключений меч оказывается у короля готов Ангантюра и тот выходит с ними на Каталаунские поля, где развернулась трехдневная битва, в которой армия римлян, готов и франков остановила Бич Божий — вождя гуннов Аттилу. Сага утверждает, что меч из Гардарики сыграл едва ли не решающую роль в этой победе: в решающий момент битвы «Ангантюр вышел из стены щитов, стал во главе войска и, взяв Тюрфинг в руки, начал рубить людей и коней». Гунны дрогнули и отступили.

То есть, если верить Саге о Хервёрe, меч из Варяжской Руси спас Европу от гуннов и победил великого Аттилу.

Конунг Радбарт: первое чудесное спасение Руси

Конунг Радбарт, сидевший на троне Гардарики в конце VII века, не был выдающимся правителем. Он прославился лишь тем, что начал самую безрассудную войну по самой прекрасной причине — из-за любви …

Дело было так. Великий конунг Ивар Широкие Объятия создал единственную в своем роде «империю викингов» — объединил почти все рода, кланы и племена Скандинавии под своей властью. Викинги нередко брали города отрядами человек в 50, и когда Ивар собрал этих выдающихся бойцов в тысячные армии, у них просто не было достойных противников. Швеция, Дания, часть Англии, Эстония, Саксония, — за несколько лет Ивар завоевал почти весь известный ему мир.

Ивар, казалось, прибыл к викингам из другого времени: его холодная безжалостность и утонченное коварство были бы уместны в Риме папы Борджиа, а среди простоватых жителей Темных веков Ивару Широкие Объятия, наверное, было просто скучно. И он развлекал себя тем, что воевал, почти не используя армию, побеждая противников одним лишь коварством.

Так он победил другого варяжского завоевателя — Хрёрика Метателя Колец. Когда тот покорил Курляндию и землю венедов, Ивар вдруг сильно зауважал своего молодого конкурента. Он постоянно хвалил парня, устраивал в его честь пиры и наконец настолько проникся их дружбой, что сам предложил Хрёрику руку своей красавицы-дочери Ауд по прозвищу Богатая.

Приданное соответствовало прозвищу невесты. Ивар не поленился приехать в дом жениха и рассказал его семье, какие подарки он подготовил новобрачным. Причем разговор он вел так искусно, что Хельга, младший брат Хрёрика, решил, что и у него тоже есть шанс на такой удачный брак… Ивар был доволен: красивая женщина и внезапное богатство сделают врагами кого угодно. Ауд выбрала Хрёрика, но их свадебный пир закончился пьяной дракой, а на следующий день у жениха началась не только семейная жизнь, но и война с родным братом. Она была недолгой, но кровавой. В финале старший брат убил младшего.

А после этого Хрёрику сообщили, что в Курляндию вторглась огромная армия Ивара, которая просто сметает со своего пути его поредевшие в междоусобице отряды. Зять понадеялся на милость тестя, сдался в плен и тут же был убит. Внезапно овдовевшая Ауд бежала от отца в Гардарику, где разбила сердце старому конунга Радбарту. Тот смотрел на нее как собачка и твердил, что не боится ни конунга Ивара, ни его армии и сможет защитить от них свою женщину.

На этом история Гардарики должна была закончиться (а история Руси тогда вряд ли началась бы) — разгневанный Ивар пообещал, что в «стране городов» камня на камне не оставит. Вскоре его армия пошла на Гардарику. У дружины Радбарта не было и шанса ее остановить. Прекрасно это понимая, конунг вскоре совсем перестал интересоваться приготовлениями к битве и проводил все время с Ауд, стараясь не думать о будущем.

Гардарика и ее конунг ждали смерти с обреченностью баранов, но дождались чуда. В районе Карельского перешейка великий конунг Ивар Широкие Объятия внезапно погиб какой-то нелепой смертью — упал со скалы или что-то в этом роде. Его «империя» тут же начала разваливаться и армия повернула назад…

Наверное, это был первый случай чудесного спасения Руси (будущей) перед лицом неминуемой гибели. Но в ее истории такие чудеса повторятся не раз — Тамерлан вдруг отменит поход на Русь, а немцы не пройдут 20 последних километров до Москвы.

Гардарика словно оставила нам в наследство немного своей варяжской удачи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *