Иосиф и его братья

ИОСИФ И ЕГО БРАТЬЯ

ИОСИФА ПРОДАЮТ В ЕГИПЕТ

Иосифу было семнадцать лет. Отец любил его больше всех сыновей. Вместе с братьями пас Иосиф стада и доводил до отца худые слухи о братьях. Однажды Израиль дал Иосифу разноцветные одежды, чем выделил его. Возненавидели Иосифа братья, даже говорить с ним не могли дружелюбно.

Как-то Иосиф рассказал им такой сон: «Снится мне, будто мы вяжем в поле снопы. Мой стал прямо, а ваши кругом и поклонились моему снопу». — «Собираешься царствовать над нами?» — с ненавистью спросили братья.

В другой раз Иосифу приснилось, что поклонилось ему само солнце с луной и одиннадцать звезд. Тут даже отец смутился и выбранил Иосифа за такие сны: «Неужели я, и мать, и все твои братья — все мы явимся к тебе на поклон?»

Братья злились, а отец эти сны запомнил.

Отправились братья в сторону Сихема со стадами. Спустя время отец говорит Иосифу:

— Пойди в Сихем, посмотри, как там братья, а потом вернешься и мне расскажешь.

Долго бродил Иосиф в поле у Сихема. Повстречался ему человек:

— Кого ищешь?

— Братьев.

— Я слышал, они сказали: пойдем в Дофан.

Нашел Иосиф братьев в Дофане. Он еще только приближался, как они подумали об убийстве.

— Вон сновидец шагает. Давно пора прибить его и бросить в ров, а потом сказать, что зверь его съел.

Но Рувим не позволил убить брата.

— Лучше в ров его бросьте, только крови не надо, — сказал Рувим, надеясь потихоньку спасти Иосифа.

Раздели братья Иосифа, сняли ту самую разноцветную одежду, которую подарил отец, и швырнули брата в колодец, благо не было в нем воды.

Рувим отлучился куда-то, а братья сели закусить. И вдруг появляется караван измаильтян, который направлялся в Египет.

— Братья, что толку нам от того, что мы убьем Иосифа? Лучше продать его измаильтянам, чем совершать братоубийство, — предложил Иуда.

Послушались его братья. Получили они от купцов двадцать сребреников, и купцы увели Иосифа в Египет.

Иосифа продают в Египет

Вернулся Рувим, увидел, что в колодце никого нет, разодрал одежды свои и запричитал:

— Что же мне делать теперь, куда деваться?

А братья тем временем закололи козла, выпачкали в крови одежду Иосифа и послали отцу со словами:

— Не сына ли твоего эта одежда, которую мы нашли? Посмотри!

Узнал Израиль одежду любимого сына и поверил, что убил Иосифа дикий зверь.

Купцы привезли Иосифа в Египет и продали его Потифару — начальнику телохранителей фараона.

ИОСИФ В ЕГИПТЕ

Полюбил Потифар Иосифа и постепенно доверил ему все свое хозяйство. Жена Потифара души не чаяла в молодом рабе: тянула его к себе и звала, хотела, чтобы он ее полюбил, но Иосиф всячески ее избегал.

Однажды вошел он в дом, когда никого не было из домашних, и жена Потифара схватила его за полу, потянула к себе. Сбросил Иосиф платье, в которое она вцепилась, и убежал. Закричала жена Потифара, позвала домашних, всем показывала одежду Иосифа:

— Вот, смотрите! Раб хотел надо мной надругаться, но я закричала, и он убежал, а одежду бросил.

Сильно разгневался Потифар, когда жена повторила ему свой рассказ, и отправил Иосифа в темницу, где томились узники фараоновы.

Но и начальнику темницы полюбился Иосиф, и вскоре он сделал молодого раба распорядителем всей тюрьмы.

Посадил фараон в тюрьму главного виночерпия своего и главного хлебодара, и начальник приставил Иосифа прислуживать им.

Раз утром вошел к ним Иосиф, а они сидят печальные.

— Что с вами? — спросил Иосиф.

— Сны мы видели, а некому растолковать.

— Расскажите мне.

— Снилась мне виноградная лоза, — начал виночерпий, — а на ней три ветви. Развилась лоза, зацвела, и ягоды появились. И вот в руке у меня фараонова чаша. Взял я ягоды, выжал в фараонову чашу и отдал ее в руку фараону.

Иосиф толкует сны фараона

— Три ветви — это три дня, — начал толковать сон Иосиф. — Через три дня фараон вознесет тебя на прежнее место, и ты подашь ему чашу, как раньше. Вспомни тогда обо мне, выведи меня из этого дома, потому что наказан я незаслуженно.

Главный хлебодар позавидовал такому толкованию и принялся рассказывать, что приснилось ему.

— На голове у меня три корзины решетчатые. В верхней корзине — всякая пища для фараона, и птицы клюют ее.

И сказал Иосиф:

— Три корзины — это три дня. Через три дня фараон снимет с тебя голову, повесит тебя на дереве, и птицы будут клевать твою плоть.

На третий день был пир по случаю дня рождения фараона, и вспомнил фараон о главном виночерпии и главном хлебодаре.

Первого фараон вернул, а второго повесил, как предсказал Иосиф.

Но забыл об Иосифе главный виночерпий.

Прошло два года, и снится фараону, что выходят из реки семь тучных коров пастись в тростнике, а следом за ними — семь тощих коров. И тощие коровы съели тучных коров, но остались такими же тощими.

В следующую ночь снится фараону, что семь тощих колосьев съели семь тучных колосьев.

И понял фараон, что сны его вещие. Созвал он мудрецов всей земли, но никто не растолковал ему сны. Тут вспомнил главный виночерпий об Иосифе. Приказал фараон вывести Иосифа из темницы. Остригся Иосиф, переменил одежду и пришел к фараону.

Поведал фараон Иосифу свои сны, и заговорил Иосиф:

— Семь тучных коров и колосьев — это семь благодатных лет. Семь тощих коров и колосьев — это последующие семь лет голода. Что Бог сделает, то он и показал фараону. Семь лет изобилия наступают в Египте, после чего придут семь лет голода, и забудется всякое изобилие, потому что голод будет очень тяжел. Повторение сна означает, что все исполнится непременно. Пусть сыщет фараон разумного человека и поставит его над землей Египетской. Пусть назначит фараон повсюду надзирателей, которые соберут пятую часть урожая в изобильные годы. Пусть весь хлеб этот свезут в города и спрячут, чтобы в голодные годы не погибла земля Египетская.

Понравилось такое толкование фараону, и сказал он:

— Ты будешь над домом моим и над всей землей. Лишь престолом я буду выше тебя.

Снял фараон перстень со своей руки и надел его на руку Иосифа. Дал ему фараон одежду из тонкого льна и золотую цепь повесил на шею. На вторую колесницу после себя посадил Иосифа и велел провозглашать перед ним: преклоняйтесь!

— Без твоего ведома ничто не произойдет в земле Египетской, — сказал фараон.

Дал ему фараон новое имя: Цафнаф-панеах, что означает «кормилец». Тридцать лет было в ту пору Иосифу. И дал ему фараон в жены Асенефу, дочь жреца Потифара.

Семь лет из одного зерна по горсти зерен давала земля, и много хлеба свез в города Иосиф. Он уже и считать перестал, потому что зерна у него было как песку морского: никакого счета не хватит.

В эти благодатные годы Асенефа родила ему сыновей — Манассию и Ефрема.

А потом пришли неурожайные годы. Во всех землях голодали, а в земле Египетской было сытно. Со временем люди съели все запасы и пришли к фараону, завопили о хлебе.

— Идите к Иосифу, — повелел фараон.

Отворил Иосиф житницы свои и стал продавать хлеб египтянам. А голод все усиливался, и не только в Египте — по всей земле, во всех странах. Отовсюду стекались люди покупать у Иосифа хлеб.

Добрался голод и до Ханаанской земли, где жили отец и братья Иосифа.

— Есть хлеб в Египте, — сказал Израиль. — Идите, дети мои, в Египет, а то умрем.

Пошли братья в Египет, только Вениамина отец не отпустил.

В толпе покупателей явились братья к Иосифу и поклонились ему до самой земли. Не узнали Иосифа братья. А Иосиф их узнал, но виду не подал и говорил с ними строго. Вспомнил Иосиф свои сны, которые когда-то рассказывал им.

— Откуда вы? — спросил Иосиф через переводчика.

— Из земли Ханаанской. Мы за хлебом пришли.

— Нет, соглядатаи вы, выискиваете слабые места этой земли.

— Да нет, — возражали братья Иосифу. — Мы все дети одного человека, мы твои слуги, не соглядатаи.

— Неправда! Вы пришли сюда высматривать да выведывать.

— Нет же! Нас, твоих слуг, двенадцать братьев у одного отца. Младший, Вениамин, остался с отцом, и еще один был, но его не стало.

— Нет, нет, все равно вы соглядатаи, — твердил Иосиф. — Жизнью фараона клянусь, что вам отсюда не выбраться, пока ваш младший брат сюда не придет. Пусть один из вас отправится за ним, а остальные будут задержаны. Только так докажете, что не соглядатаи вы.

Отдал их Иосиф под стражу на три дня, а на третий день сказал им:

— Если жизнь вам дорога, сделайте, как я скажу. Пусть один из вас останется в темнице, а остальные везут хлеб своим семьям. А чтобы вам оправдаться, приведите ко мне вашего младшего брата.

Загалдели между собой братья на своем языке:

— Вот наказание за то, что мы брату нашему Иосифу сделали.

— Говорил я вам, чтобы вы не трогали его, — упрекал братьев Рувим. — Не послушали меня, а теперь все с нас взыщется.

Не знали они, что Иосиф все понимает.

Не выдержал Иосиф — отошел и заплакал.

А потом приказал бросить в тюрьму одного из братьев — Симеона.

Велел Иосиф наполнить мешки братьев хлебом, а серебро вернуть каждому в его мешок. Кроме того, дали им запасов на дорогу.

Нагрузили братья ослов своих и отправились в путь. Во время ночевки решил один накормить осла, открывает мешок, а там деньги!

— Мне мои деньги вернули, — сказал он братьям. — Вот они, в мешке!

Испугались братья, поспешили домой и поведали обо всем отцу. Когда же все остальные открыли мешки и увидели свое серебро, испугались еще больше, и отцу страшно стало.

— Вы лишаете меня детей, — возмутился Израиль. — Иосифа нет, Симеона нет, Вениамин теперь вам понадобился. Мне этого не вынести.

— Можешь убить двух моих сыновей, — клялся Рувим, — если я не верну тебе Вениамина.

— Нет, — ответил отец. — Брат его умер, он один у меня остался. Случись с ним несчастье — я умру.

Все страшнее был голод в земле Ханаанской. Как только кончился хлеб, снова Израиль стал посылать сыновей в Египет.

— Велено же нам: без брата туда не являться, — заупрямился Иуда. — Пошлешь с нами Вениамина — пойдем, а не пошлешь — нам там делать нечего.

— Зачем вы сказали, что у вас есть еще брат?

— Да он же выспрашивал нас обо всех — о семье, об отце. «Нет ли у вас еще брата?» — спросил. Не думали мы, что он вдруг потребует его привести.

— Отпусти Вениамина со мной, — попросил Иуда отца. — Если я не верну его тебе, век буду виноват перед тобой. Мы бы уже два раза туда успели сходить за это время.

— Возьмите с собой лучшие плоды нашего края и подарите этому человеку, — сказал отец. — Немного бальзама, немного меду, благовоний и ладана, фисташков и миндаля. Возьмите с собой еще денег и верните те деньги, которые вам положили в мешки. Возьмите с собой также и брата вашего, Вениамина. Пусть я буду бездетным, коли так тому быть.

Снова братья предстали перед Иосифом. Как только увидел Иосиф Вениамина, тут же приказал своему управляющему ввести братьев в дом и приготовить обед.

— Эти люди будут есть вместе со мной.

Испугались братья, когда ввели их в дом Иосифа.

— Вот продадут нас в рабство вместе с нашими ослами, — говорили они между собой.

Подошли братья к управляющему дома Иосифа и рассказали, что в прошлый раз им вернули те деньги, которыми они заплатили за хлеб.

— Это Бог вам вернул ваши деньги, — засмеялся управляющий. — А мои деньги все на месте.

Привел он к ним Симеона, ввел в дом, дал воды, и они омыли ноги свои, дал корму ослам.

Приготовили братья свои дары, подали их Иосифу и поклонились ему до земли.

— Здоров ли отец ваш? — спросил Иосиф.

— Раб твой, отец наш, жив еще и здоров, — ответили братья и пали перед ним на колени.

— А это самый младший ваш брат? — спросил Иосиф, глядя на Вениамина, но тут же убежал в комнату, потому что не мог сдержать слез.

Умылся Иосиф, успокоился, а потом приказал:

— Подавайте кушанья!

И всем подавали особо — Иосифу, братьям его и египтянам, обедавшим с ними.

Сидели братья перед Иосифом согласно первородству своему и возрасту, и удивительно все казалось братьям.

Иосиф посылал им кушанья, причем Вениамину в пять раз больше, чем остальным.

Приказал Иосиф своему управляющему положить в мешки этих людей столько еды, сколько они смогут увезти, а также и деньги туда вложить, которыми расплатятся они за хлеб.

— А чашу мою серебряную сунь в мешок младшего из них вместе с деньгами.

Утром, на рассвете, отпустили братьев домой. Но едва отошли они от города, как послал Иосиф за ними управляющего вдогонку.

— Спроси, — приказал Иосиф, — зачем они платят за добро злом? Скажи: чаша, которую вы украли, очень дорога моему господину: он пьет из нее и гадает по ней.

Догнал управляющий братьев и повторил слова Иосифа.

— Мы вернули все серебро, которое нашли в своих мешках, — возразили братья. — Как можно обвинять нас в воровстве? У кого из нас найдется эта чаша, тому смерть, — решили братья.

— Нет, — сказал управляющий. — У кого отыщется чаша, тот пойдет ко мне в рабство, а остальные будут свободны.

Быстро выставили братья свои мешки, управляющий начал искать, причем начал со старшего и кончил младшим, Вениамином, в мешке которого оказалась чаша.

Братья тут же вернулись в город и пали на землю перед Иосифом.

— Что же вы наделали? — воскликнул Иосиф. — Разве не знали, что такой человек, как я, все угадает?

— Все мы в твоих руках, — отвечал Иуда. — Все мы твои рабы.

— Нет, — возразил Иосиф. — Рабом будет тот, у кого нашлась чаша, а вы ступайте с миром к своему отцу.

Подошел к нему Иуда и просит:

— Отец сказал, что умрет, если потеряет Вениамина. Я обещал привести брата. Возьми меня в рабство, а его оставь.

Не смог больше сдерживаться Иосиф.

— Удалите от меня всех, кроме этих пришельцев! — приказал он слугам.

И все были удалены, лишь братья остались стоять пред Иосифом.

«Я Иосиф, брат ваш…»

— Я Иосиф, брат ваш, которого вы продали в Египет. Но не жалейте об этом. Бог послал меня сюда, чтобы сохранить вашу жизнь. Идите и призовите ко мне отца. Только два года длится голод, еще пять лет неурожайна будет земля, а я поселю вас в земле Гесем и прокормлю все эти годы.

Плакал Иосиф и целовал Вениамина, и всех братьев своих целовал он, и опять плакал.

Дошел до фараона слух, что пришли братья Иосифа, и велел фараон взять колесницы египетские и привезти отца Иосифа, а также жен братьев его и их детей.

Так и сделали братья.

Не сразу поверил Израиль, что Иосиф жив, но, увидев колесницы, сказал:

— Пойду и увижу, прежде чем умру.

Собрался Израиль в дорогу со всем своим добром и со всеми людьми.

— Я отведу тебя в Египет, — сказал Бог, — и выведу обратно. Иосиф своей рукой закроет твои глаза.

Сели все в колесницы и вскоре прибыли в Египет, в землю Гесем.

Там их встретил Иосиф. Увидел он своего отца, обнял его и долго плакал.

— Теперь я могу и умереть, — сказал отец.

Взял с собой Иосиф пятерых братьев к фараону.

— Чем вы занимаетесь? — спросил фараон.

— Мы пастухи овец, как и отцы наши, — ответили братья. — Нет у нас больше пастбищ: голод всюду в Ханаанской земле. Позволь нам остаться в краю Гесем.

— Это твой отец и твои братья, — повернулся фараон к Иосифу. — Где хочешь, там их и поселишь. А если найдутся меж ними способные люди, поставь их смотрителями над моим скотом.

Потом и отца своего Иосиф представил фараону.

Поселил Иосиф отца и братьев в земле Раамсес, в лучшем краю Египта.

Нигде больше не было хлеба. Жители Египта и земли Ханаанской снесли Иосифу все свое серебро и золото. Люди приходили и говорили ему:

— Дай нам хлеба без денег. Мы все деньги отдали тебе.

— Пригоняйте скот, и я дам вам хлеб.

Пригоняли люди к нему скот, и давал им Иосиф хлеб.

Через год снова пришли к нему люди:

— Нет у нас денег, нет и скота — все деньги наши и весь скот у тебя. Кроме тел наших и земель, ничего у нас не осталось. Купи нас и наши земли, чтобы нам не погибнуть и чтобы не опустела земля.

Так Иосиф скупил фараону все земли Египта. И народ египетский с одного конца страны до другого продался в рабство фараону.

Только земли жрецов не купил Иосиф.

И сказал Иосиф народу:

— Я купил для фараона вас и всю вашу землю. Возьмите зерно и засейте землю. Пятую часть урожая вы должны отдать фараону, а остальное — вам на пропитание.

Семнадцать лет жил Израиль в Египте, и, когда исполнилось ему сто сорок семь лет, позвал он Иосифа к себе и сказал:

— Поклянись, что после моей смерти ты не похоронишь меня в Египте. Я хочу быть с моими предками. Похорони меня в их гробнице.

— Все сделаю, как ты велишь, — поклялся Иосиф.

Плохо стал видеть на старости лет Израиль. Привел к нему Иосиф двух своих сыновей.

— Кто это? — спросил Израиль.

— Сыновья мои, которые родились здесь, в Египте.

— Подведи их ко мне, я благословлю.

Взял Иосиф младшего, Ефрема, правой рукой против левой руки отца, а старшего, Манассию, — левой рукой против правой руки отца и подвел к нему, но Израиль скрестил руки и правую руку положил на голову Ефрема, а левую — на голову Манассии. Взял Иосиф руку отца, хотел переложить с головы Ефрема на голову Манассии — он, мол, первенец. Но отец не согласился:

— Все знаю, сын мой. Но меньший брат будет главнее старшего, ибо от меньшего пойдет потомство великое.

Потом сказал Израиль, что от двенадцати его сыновей будет двенадцать родов. Из всех сыновей своих выделил он Иуду — ему достанется честь быть первым среди братьев. Сказал — и умер.

Сорок дней бальзамировали тело Израиля, семьдесят дней оплакивали его, а потом испросил Иосиф у фараона разрешение отправиться вместе с братьями в землю Ханаанскую, чтобы там похоронить отца.

Когда пришли к Иордану, устроил Иосиф семидневный плач по отцу.

— Велик плач у египтян! — говорили местные жители.

И с той поры звали то место «Плач египтян у Иордана».

Похоронили Израиля в пещере на поле, которое когда-то купил отец его Авраам.

Когда вернулись братья в Египет, испугались они, что Иосиф захочет им отомстить, и просили прощения за то, что продали его в свое время в Египет.

— Вы сотворили зло, а зло обратилось в добро — столько людей остались живы, — молвил Иосиф. — Не бойтесь, я буду питать вас и ваших детей.

Жил Иосиф сто десять лет. И сказал он перед смертью братьям:

— Бог выведет вас отсюда в землю, завещанную нашим предкам Аврааму, Исааку и Иакову. Заклинаю вас, чтобы вы вынесли отсюда мои кости.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

9. История Иосифа

Главная → Абитуриенту → Пособие для поступающих → Библейская история Ветхого Завета → 9. История Иосифа

У Иакова было двенадцать сыновей: Рувим, Симеон, Левий, Иуда, Иссахар, Завулон, Дан, Неффалим, Гад, Асир, Иосиф и Вениамин. От них произошли двенадцать колен, или племен, народа еврейского. Из всех своих сыновей Иаков больше всего любил Иосифа за кротость и послушание и сшил ему разноцветную одежду. Братья же стали завидовать Иосифу и возненавидели его.

Однажды братья пасли стада далеко от дома, и отец послал Иосифа навестить их и узнать, здоровы ли братья его и цел ли скот. Когда он подходил к ним, братья еще издали увидели Иосифа и стали замышлять убийство. Но Рувим, старший из братьев, сказал: «Не проливайте крови, бросьте его лучше в ров». А сам думал потом спасти Иосифа и возвратить отцу. Братья послушались. Они сняли с Иосифа разноцветную одежду и бросили его в глубокий ров, в котором не было воды. В это время проезжали мимо них купцы с товарами в Египетскую землю. Один из братьев – Иуда посоветовал продать Иосифа, и они продали его за двадцать сребреников. Затем они взяли одежду Иосифа, вымазали ее кровью козленка, принесли к отцу и сказали: «Мы нашли эту одежду, не Иосифа ли она?» Иаков узнал одежду. «Верно, дикий зверь растерзал Иосифа!» – с горестью воскликнул он. Потом он долго оплакивал своего любимого сына и не мог утешиться.

Иосиф, проданный братьями, по совету брата Иуды, за 20 сребренников, стал прообразом Христа, Который также был продан учеником Иудой за 30 сребренников.

В Египте Иосиф смог истолковать сны фараона и был приближен ко двору. Однажды фараон в одну ночь увидел два особенных сна. Ему снилось, будто он стоит на берегу реки, и вот, вышли из реки сначала семь коров полных и красивых, а за ними семь коров тощих; тощие коровы поглотили полных, а сами не сделались полнее. Другой же сон – будто на одном стебле выросло семь колосьев полных, а после семь колосьев сухих и тощих, и тощие колосья поглотили семь полных колосьев. Утром фараон призвал всех мудрецов египетских, но никто из них не мог истолковать ему снов. Тогда виночерпий вспомнил об Иосифе, и сказал о нем царю. Иосифа привели к фараону, и он объяснил сны. «Оба сна, – сказал он, – означают одно и то же: вот, наступит в земле египетской семь лет изобилия; после же них наступит семь лет голода». При этом Иосиф дал фараону совет заготовить в урожайные годы столько хлеба, чтобы его достало на все время голода. Фараон понял, что Сам Бог открыл Иосифу значение снов, и сделал его главным начальником в земле Египетской, первым после себя, и поручил ему заготовку хлеба.

В семь плодородных лет Иосиф собрал в Египте столько хлеба, что его было достаточно и на голодные годы, и даже можно было продавать в другие страны. Отовсюду стали приезжать в Египет за хлебом, потому что голод был по всей земле.

Приехали в Египет за хлебом и сыновья Иакова, из земли Ханаанской. Они пришли к Иосифу, поклонились ему до земли, но не узнали его. Иосиф же узнал братьев и невольно вспомнил сны своего детства; но чтобы видеть, сделались ли братья лучшими, обошелся с ними сурово и сказал им: «Вы, верно, соглядатаи (чужие разведчики), пришли высмотреть все в нашей земле, чтобы потом завоевать ее».

«Нет, – ответили братья, – мы люди честные и все сыновья одного человека в земле Ханаанской; нас было двенадцать, но одного не стало, а младший остался с отцом». «Если вы говорите правду, – сказал Иосиф, – то пусть один из вас останется здесь, а остальные пусть отвезут хлеб и привезут младшего брата».

Братья стали тогда говорить между собой, думая, что Иосиф не понимает их, так как он говорил с ними через переводчика: «Вот, мы терпим наказание за грех против нашего брата; мы не пощадили его, за то и постигло нас такое горе». Иосиф же, когда услышал, что они говорят, отошел от них и заплакал. Потом, он оставил у себя Симеона, а прочих братьев отпустил.

Через год братья снова приехали в Египет за хлебом и привезли с собой младшего брата Вениамина. Иосиф, увидев между ними Вениамина, приказал ввести их в дом свой и устроил для них обед. И когда смотрел на Вениамина, то от радости прослезился. Чтобы братья не заметили его слез, он ушел в другую комнату и умыл свое лицо. После обеда Иосиф велел насыпать им хлеба в мешки, а в мешок Вениамина приказал положить серебряную чашу, из которой пил сам. На следующее утро он отпустил их домой. Но едва братья выехали, как Иосиф велел своему управителю догнать их и обыскать, не они ли украли чашу. Чаша нашлась в мешке Вениамина. Братья все вернулись к Иосифу, пали пред ним на землю и сказали: «Бог открыл неправду нашу; теперь мы все рабы твои».

«Нет, – отвечал Иосиф, – пусть останется рабом тот, у кого нашлась чаша, а вы можете возвратиться к отцу». Тогда выступил Иуда и сказал Иосифу: «Господин мой! Отец наш стар и этого сына любит больше всех; я поручился привезти его в целости назад; пусть лучше я останусь рабом у тебя вместо него, а его отпусти с братьями к отцу; потому что, если он не вернется, то отец наш умрет с горя».

Теперь Иосиф увидел, что братья исправились, и больше не стал скрываться от них. Он выслал всех слуг, заплакал и сказал им: «Я – брат ваш Иосиф, которого вы продали в Египет!» Братья так смутились, что не могли говорить. Но Иосиф продолжал: «Не бойтесь! Сам Бог привел меня сюда, для сохранения вашей жизни. Отправляйтесь скорее к отцу и скажите ему, чтобы он ехал в Египет ко мне, потому что еще остается пять лет голода». Потом стал он обнимать и целовать Вениамина и всех братьев и плакал, обнимая их.

Когда Иаков с великой радостью узнал, что сын его Иосиф жив, он переселился со всем своим семейством в Египет. Семнадцать лет прожил престарелый Иаков – Израиль в Египте и стал приближаться к смерти. Сначала он благословил Иосифа и его детей – Манассию и Ефрема. Иосиф подвел сыновей своих к отцу так, что старший Манассия стоял против правой руки Иакова, а младший Ефрем стоял против левой. Но Иаков сложил руки крестом так, что правая его рука легла на голову Ефрема, а левая – на голову Манассии. И благословил их: Ефрема, как старшего, а Манассию, как младшего.

Потом, собрав вокруг постели всех сыновей своих, он каждому из них дал благословение и предсказал Иуде, что из потомства его будут цари над еврейским народом до тех пор, пока не придет Примиритель, то есть Христос Спаситель. После всего он заповедал сыновьям своим, чтобы они похоронили его в земле Ханаанской, там, где похоронены его отцы. И умер Иаков – Израиль ста сорока семи лет, и отнесен был сыновьями в землю Ханаанскую и похоронен там.

Через пятьдесят лет после Иакова умер и Иосиф. Перед смертью он сказал, что Бог выведет еврейский народ из Египта и возвратит в землю Ханаанскую. Он заповедал также, чтобы кости его были перенесены в родную землю.

В Египте семья Иакова – Израиля скоро умножилась и составила народ, который стал называться израильским или еврейским. Он делился на двенадцать колен по происхождению от двенадцати сыновей Иакова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *