Источники церковного права

Каноническое право на примере Русской Православной Церкви XI-XXI вв.

В новейшей эпохе развития канонического права можно выделить четыре периода: 1) 1917–1918 гг.; 2) 1918–1945 гг.; 3) 1945–1990 гг.; 4) 1990-е гг. – по настоящее время. Каждому из них соответствуют свои источники.

Первый период (1917–1918 гг.). Поместным Собором Российской Православной Церкви 1917–1918 гг. и восстановлением Патриаршества открылся новейший период в истории нашей Церкви. В жизнь Церкви вновь вошел Поместный Собор как ее высший орган. Собор продолжал работу более года. На нем обсуждались все важные вопросы церковной жизни: об устройстве высшей церковной власти и епархиального управления, о взаимоотношениях Церкви и государства, о проповедничестве, о Духовных школах, монастырях. В силу обстоятельств того времени Собор программу до конца не выполнил. Тем не менее он принял ряд определений, которые сначала были опубликованы в церковной печати, а затем в 1918 г. вышли отдельным изданием в четырех выпусках под названием «Определения» (в 1994 г. появился его репринт). Важнейшие из них: «О правах и обязанностях Святейшего Патриарха Московского и всея России», «О Священном Синоде и Высшем Церковном Совете», «О круге дел, подлежащих ведению органов высшего церковного управления», «О порядке избрания Святейшего Патриарха», «О Местоблюстителе Патриаршего престола», «О епархиальном управлении», «О викарных епископах», «О православном приходе (Приходской устав)», «О монастырях и монашествующих», «О поводах к расторжению брака», «О правовом положении Церкви в государстве», «О привлечении женщин к деятельному участию на разных поприщах церковного служения».

«Определения» образовали «Кодекс Русской Православной Церкви», заменивший «Духовный Регламент», «Устав Духовных консисторий»22 и ряд частных законодательных актов синодальной эпохи.

Канонические определения Собора стали для Русской Церкви на ее многотрудном пути твердой опорой и безошибочным духовным ориентиром в решении крайне сложных проблем, которые впоследствии ставила перед ней жизнь.

Второй период (1918–1945 гг.). Церковная жизнь после Собора 1917–1918 гг. складывалась в чрезвычайных обстоятельствах. Важнейшие церковно-правовые акты 1920–1930-х гг. направлялись на сохранение канонического преемства высшей церковной власти в экстремальных условиях.

Высший Церковный Совет просуществовал в Русской Церкви недолго. Уже в 1921 г. в связи с истечением трехлетнего межсоборного срока прекратились полномочия избранных на Соборе членов Синода и Высшего Церковного Совета, а новый состав органов был определен Указом Патриарха. В 1923 г. Высший Церковный Совет распущен. 25 декабря 1924 г. (по старому стилю) / 7 января 1925 г. (по новому) святитель23 Тихон составил следующее распоряжение: «В случае нашей кончины наши Патриаршие права и обязанности до законного выбора Патриарха предоставляем временно Высокопреосвященнейшему митрополиту Кириллу. В случае невозможности по каким-либо обстоятельствам вступить ему в отправление означенных прав и обязанностей, таковые переходят к Высокопреосвященнейшему митрополиту Агафангелу. Если же и сему митрополиту не представится возможности осуществить это, то наши Патриаршие права и обязанности переходят к Высокопреосвященнейшему Петру (Полянскому)».

На основании этого распоряжения сонм24 архипастырей в составе шестидесяти иерархов, собравшихся на погребение Патриарха Тихона 30 марта (12 апреля) 1925 г., постановил, что «почивший Патриарх при данных обстоятельствах не имел иного пути для сохранения в Российской Церкви преемства власти». Поскольку митрополиты Кирилл и Агафангел находились в ссылке, было признано, что митрополит Петр «не имеет права уклониться от возлагаемого на него послушания».

Митрополит Петр (Полянский) возглавлял Русскую Церковь в качестве Патриаршего Местоблюстителя25 до 23 ноября (6 декабря) 1925 г. Своим распоряжением от 23 ноября (6 декабря) 1925 г. на случай невозможности для него исполнять обязанности Местоблюстителя он поручил временное исполнение их митрополиту Сергию (Страгородскому), который и приступил к их отправлению в должности Заместителя Местоблюстителя.

В мае 1927 г. Заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий учредил Временный Патриарший Священный Синод. Но это было лишь совещательное учреждение при Первоиерархе, которому принадлежала тогда вся полнота высшей церковной власти. В акте митрополита Сергия об открытии Синода говорилось: «Во избежание всяких недоразумений считаю нужным оговорить, что проектируемый при мне Синод ни в какой степени не полномочен заменить единоличное возглавление Российской Церкви, но имеет значение лишь вспомогательного органа, лично при мне, как Заместителе первого епископа нашей Церкви. Полномочия Синода проистекают из моих и вместе с ними падают». В соответствии с разъяснением и сами участники Временного Синода, и их число определялись не избранием, а волей Заместителя Местоблюстителя.

Нормализация церковно-государственных взаимоотношений началась в 1943 г. после встречи Сталина с митрополитами Сергием, Алексием и Николаем. От правительства было получено согласие на созыв Собора и избрание на нем Патриарха.

8 сентября 1943 г. в Москве открылся Архиерейский Собор, на котором Патриархом Московским и всея Руси избрали митрополита Сергия. Изменение титула Патриарха (с «…всея России» на «…всея Руси») связано с изменением официального названия Церкви: вместо Российской – Русская. Заметим, что Россией в ту пору называлась только часть страны – РСФСР, слово же «Русь» обозначало Украину и Белоруссию, иными словами, бо́льшую часть канонической территории нашей Поместной Церкви. Святейший Патриарх Сергий почил в 1943 г. После его кончины Русскую Церковь возглавил, согласно завещанию почившего Первосвятителя, в должности Местоблюстителя митрополит Ленинградский Алексий (Симанский).

Третий период (1945–1990 гг.). В 1945 г. состоялся Поместный Собор, на котором Патриархом был избран митрополит Ленинградский Алексий (Симанский). Собор издал краткое «Положение о Русской Православной Церкви», которое заменило «Определения» Собора 1917–1918 гг. Между законодательными актами двух Поместных Соборов существует несомненная преемственная связь. Внесенные же изменения, обусловленные обстоятельствами времени и основанные на бесценном опыте Церкви, закрепляли иерархичность церковного строя. «Положение» Собора 1945 г. расширило компетенцию Патриарха, епархиального архиерея и приходского настоятеля.

Архиерейский Собор, состоявшийся в 1961 г., пересмотрел «Положение о Русской Православной Церкви» в части, касавшейся приходского управления; клирики отстранялись от распоряжения материальными средствами приходов, которое возлагалось исключительно на приходские собрания и приходские советы во главе с их председателями-старостами. Сделано это было по прямому требованию властей, юридически аргументировавших его необходимостью привести «Положение об управлении Русской Православной Церковью» в строгое соответствие с постановлением ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 1929 г. «О религиозных объединениях». Согласно последнему священнослужители (как лица, лишенные избирательного права) отстранялись от участия в хозяйственных делах религиозных общин. (Заметим, что постановление находилось в грубом противоречии с Конституцией СССР 1936 г., предоставлявшей всем гражданам одинаковые права.) Данная реформа должна была, по замыслу ее действительных инициаторов, привести к расстройству приходской жизни, и в некоторой степени им это удалось.

Поместный Собор 1971 г. избрал Патриархом Московским и всея Руси митрополита Крутицкого и Коломенского Пимена (Извекова) и утвердил изменения, внесенные Архиерейским Собором 1961 г. в «Положение о Русской Православной Церкви». Поместный Собор вынес также постановление об отмене клятв Большого Московского Собора 1667 г.

В год 1000-летнего юбилея Крещения Руси (1988 г.), когда в результате политических перемен в стране Церковь начала обретать свободу, состоялся Поместный Собор Русской Православной Церкви. Среди документов, принятых Собором, важнейшее значение имеет «Устав об управлении Русской Православной Церковью» – первый Устав в истории Русской Церкви. Напомним, что в синодальную эпоху управление Русской Церковью осуществлялось на основании «Духовного Регламента», в некотором отношении сходного с Уставом; затем его заменили отдельные «Определения» Поместного Собора 1917–1918 гг. и, наконец, с 1945 по 1988 г. действовало краткое «Положение об управлении Русской Православной Церковью». Проект Устава разработал и представил архиепископ Смоленский и Вяземский Кирилл (ныне Патриарх). Во время предварительного обсуждения на Архиерейском Предсоборном Совещании и дискуссии, состоявшейся на Поместном Соборе, были рассмотрены и внесены поправки в текст Устава, уточнены отдельные формулировки.

Устав содержит 15 глав. В нем подробнее, чем в «Положении о Русской Православной Церкви» 1945 г., регламентированы устройство высшего, епархиального и приходского управления, деятельность Духовных школ и монастырей. Устав вобрал в себя принципы церковного строя, изложенные в «Определениях» Поместного Собора 1917–1918 гг. и «Положении», изданном Собором в 1945 г. Его главные тезисы сохранены и в ныне действующем «Уставе Русской Православной Церкви».

«Устав об управлении Русской Православной Церковью» на Архиерейском Соборе, состоявшемся в январе 1990 г., был дополнен гл. VII «Экзархаты», в соответствии с которой епархии, находящиеся на территории Украины, образовали Украинский экзархат26 Московского Патриархата. Епархии, находящиеся на территории Беларуси, составили Белорусский экзархат – Белорусскую Православную Церковь во главе с митрополитом Минским и Слуцким, Патриаршим экзархом всея Белоруссии. Собор упразднил зарубежные экзархаты Русской Церкви.

Четвертый период (1990-е гг. – по настоящее время). Новая эпоха в истории Русской Православной Церкви началась Поместным Собором 1990 г., который после кончины Святейшего Патриарха Пимена избрал нового Первосвятителя – Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Але́ксия II. Важнейший результат Архиерейского Собора 1990 г. – предоставление Украинской Православной Церкви независимости и самостоятельности в ее управлении при сохранении юрисдикционной связи с Московской Патриархией, о чем записано в «Определении» Собора и грамоте, адресованной епископату Украинской Православной Церкви.

С прекращением существования СССР в 1991 г. церковная жизнь начала протекать в новых правовых и политических условиях: она обрела свободу, ее каноническая территория оказалась в пределах не одного, а нескольких государств. Учитывая их, Архиерейский Собор 1994 г. принял ряд определений, среди которых: «О православной миссии в современном мире», «О псевдохристианских сектах, неоязычестве и неооккультизме», «Об отношении Русской Православной Церкви к межхристианскому сотрудничеству в поисках единства». Архиерейский Собор 1997 г. издал определения «Об отдельных вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Церкви», «О взаимоотношениях с государством и светским обществом» и др.

Архиерейский Собор, состоявшийся в августе 2000 г., принял ныне действующий «Устав Русской Православной Церкви», который заменил Устав 1988 г.

Главные новации Устава 2000 г. – перераспределение компетенций Поместного и Архиерейского Соборов (полномочия последнего расширились). Новый Устав не определял декларированную Уставом 1988 г. периодичность созыва Поместных Соборов. Он предусматривал проведение реформы в сфере церковного суда (так, положения, регламентирующие судоустройство и распределение компетенции разных инстанций церковного суда, выделены в нем в отдельную главу); устанавливал различный статус для Церквей, имеющих разный уровень самостоятельности по отношению к кириархальной27 Русской Православной Церкви; формулировал положения, регламентирующие порядок распоряжения церковным имуществом (с учетом ныне действующего законодательства). Заметим, когда принимался Устав 1988 г., вопрос о признании за церковными учреждениями прав юридических лиц только решался. «Устав об управлении Русской Православной Церковью» стал именоваться просто «Уставом Русской Православной Церкви».

Однако основные положения и большая часть формулировок Устава 2000 г. совпадают с положениями и текстом предыдущего Устава, поэтому его можно рассматривать как новую редакцию прежнего Устава.

Ныне действующий Устав состоит из 18 глав: 1 – «Общие положения», 2 – «Поместный Собор», 3 – «Архиерейский Собор», 4 – «Патриарх Московский и всея Руси», 5 – «Священный Синод», 6 – «Московская Патриархия и Синодальные учреждения», 7 – «Церковный суд», 8 – «Самоуправляемые Церкви», 9 – «Экзархаты», 10 – «Епархии», 11 – «Приходы», 12 – «Монастыри», 13 – «Духовные учебные заведения», 14 – «Церковные учреждения в дальнем зарубежье», 15 – «Имущества и средства», 16 – «О пенсионном обеспечении», 17 – «О печатях и штампах», 18 – «Об изменениях настоящего Устава».

Русская Православная Церковь именуется в первой (вводной) главе Устава «…многонациональной Поместной автокефальной Церковью, находящейся в вероучительном единстве и молитвенно-каноническом общении с другими Поместными Православными Церквами». Приводится и другое официальное наименование Церкви – Московский Патриархат. Согласно Уставу «юрисдикция Русской Православной Церкви простирается на лиц православного исповедания, проживающих на канонической территории Русской Православной Церкви: в России, Украине, Белоруссии, Молдавии, Азербайджане, Казахстане, Киргизии, Латвии, Литве, Таджикистане, Туркмении, Узбекистане, Эстонии, а также на добровольно входящих в нее православных, проживающих в других странах».

В Уставе говорится, что «Русская Православная Церковь при уважении и соблюдении существующих в каждом государстве законов осуществляет свою деятельность на основе: а) Священного Писания и Священного Предания; б) канонов и правил святых Апостолов, святых Вселенских и Поместных Соборов и святых отцов; в) постановлений своих Поместных и Архиерейских Соборов, Священного Синода и Указов Патриарха Московского и всея Руси; г) настоящего Устава».

В вводной главе Устава констатируется, что Русская Церковь зарегистрирована в качестве юридического лица в Российской Федерации как централизованная религиозная организация. При этом «Московская Патриархия и иные канонические подразделения Русской Православной Церкви, находящиеся на территории Российской Федерации, регистрируются в качестве юридических лиц как централизованные или местные религиозные организации», а «канонические подразделения Русской Православной Церкви, находящиеся на территории иных государств, могут быть зарегистрированы в качестве юридических лиц в соответствии с существующими в каждой стране законами».

В Уставе перечислены высшие органы церковной власти и управления: Поместный Собор, Архиерейский Собор, Священный Синод во главе с Патриархом Московским и всея Руси, а также органы церковного суда трех инстанций – епархиальный суд, общецерковный суд, Суд Архиерейского Собора.

В заключительных параграфах вводной главы содержатся два исключительно важных канонически обоснованных положения: 1) «должностные лица и сотрудники канонических подразделений, а также клирики и миряне не могут обращаться в органы государственной власти и в гражданский суд по вопросам, относящимся к внутрицерковной жизни, включая каноническое управление, церковное устройство, богослужебную и пастырскую деятельность»; 2) «канонические подразделения Русской Православной Церкви не ведут политической деятельности и не предоставляют свои помещения для проведения политических мероприятий». Данная норма косвенным образом вытекает из 81-го Апостольского правила, которое гласит: «Не подобает епископу или пресвитеру вдаватися в дела народного управления».

В последней главе Устава указывается, что «с момента принятия настоящего Устава утрачивает силу Устав об управлении Русской Православной Церковью, принятый Поместным Собором 8 июня 1988 года». Право внесения поправок к Уставу предоставляется Архиерейскому Собору (ранее такой компетенцией обладал Поместный Собор). Чтобы не войти в противоречие с положениями прежнего Устава, Архиерейский Собор 2000 г. вынес особое «Определение». Согласно ему настоящий Устав будет рассматриваться и утверждаться на следующем Поместном Соборе, после чего эта важнейшая законодательная функция – принятие Устава и внесение в него изменений – станет исключительной компетенцией Архиерейского Собора.

На Архиерейском Соборе 2000 г. также приняли «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви». В них содержатся положения, вносящие уточнения и частично изменения в основные нормы действующего канонического (церковного) права (например, о взаимоотношениях Церкви и государства, церковном браке, епитимийной практике).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *