История византийской империи

Ф.И.Успенский

История Византийской империи. Том I

Период I (до 527 г.)

Период II (518–610 гг.)

Предисловие

Я весьма сожалею, что поздно приступил к печатанию работы, которую задумал не менее 25 лет назад. Часто возникает сомнение, удастся ли довести дело до конца, так как приближаюсь к пределу жизни. В продолжение сорокалетних занятий разными отделами Византии я имел случай останавливаться на многих вопросах, и многие отделы обрабатывались в разное время и с разными целями. Но когда наступила пора суммировать доселе приготовленное, сказалась в разных отделах разность настроения и неодинаковость общей идеи. Происходит ли это от условий возраста или от условий постепенного расширения кругозора? К сожалению, я не решаюсь ответить на этот вопрос, т.е. боюсь погрешить против дела. Несомненно, 20 лет назад я говорил смелей, делал более обобщений и заключений, не так осторожен был в приговорах: теперь мне часто приходилось смягчать выражения, сглаживать резкость мысли, переделывать целые главы, чтобы подогнать их к новому настроению. К пользе ли это для дела? Опять не могу высказаться положительно. Есть, однако, некоторые подробности, на которых должно отразиться с пользой то обстоятельство, что слишком замедлилось появление в печати моей работы.

С 1895 г. живя в Константинополе, я имел случай изучать людей, предками которых создавалась история Византии, непосредственно знакомиться с памятниками и вникнуть в психологию константинопольского патриархата, который во многом несет ответственность за то, что большинство подчиненных культурному влиянию Византии народностей доселе находится в столь жалком положении. Так как духовенство и монашество всегда занимали первенствующее место в истории Византии, то, конечно, немаловажное значение имеет то обстоятельство, в каком освещении излагать церковные дела. Может быть, не живя столько времени среди греков и не изучая непосредственно жизнь патриархата, было бы невозможно и мне отрешиться от теоретических построений и фикций, которыми нас так обильно наделяют в школе. Между тем реальный взгляд на вселенский патриархат, бросающий отлучения на славянские народы, нарушающие его филетическую политику, в высшей степени благовременно установить нам как для русской церковной политики, так и для нашего народного самоопределения, хотя бы ввиду того соображения, что не за горами тот момент, когда он политическим ходом вещей и успехами католической и протестантской пропаганды будет доведен до положения александрийского или иерусалимского патриархата, т.е. когда потеряет почти весь Балканский полуостров и значительную часть восточных кафедр. Затем только продолжительное пребывание на Востоке и соединенные с тем путешествия по Малой Азии, Сирии и Палестине могли для меня выяснить исторические судьбы Византийской империи, которая для своего существования связана более с Востоком, чем с Западом. Разумею не только то, что как константинопольская империя, так и заменившая ее турецкая главными своими материальными силами (военными людьми и доходами) обязаны Востоку и всегда зависели от преданности восточных провинций, но и действительные традиции и исторические факты. Ни один из славянских государей не совладал с заманчивой мыслью основать в Европе империю на месте греко-византийской; ни одно из европейских княжений, основанных в Европе после IV крестового похода – будь во главе его франки или местные греки – не имело продолжительной истории и не привлекло к себе народных симпатий, а между тем в Никейской империи сохранилась и созрела идея восстановления Византийской империи в XIII в. Урок истории должен быть строго проверен и взвешен теми, кто в настоящее время ожидает дележа наследства после «опасно больного» на Босфоре.

Так как настоящее издание не может быть рассматриваемо как коммерческое предприятие и не вызвано ни служебными, ни карьерными целями, то нахожу уместным объяснить здесь, что фирма «Брокгауз-Ефрон» своим согласием издать «Историю Византийской империи» в том виде, в каком она появляется перед публикой в настоящее время, немало повлияла на мое окончательное решение приступить к приготовлению текста для издания, т.е. решиться на предприятие, к осуществлению которого всегда находились трудноустранимые затруднения.

Поступающая в руки читателя книга не имеет целью заменить существующие старые и новые истории Византии. Это не есть исчерпывающее изложение всех событий, входящих в круг более чем тысячелетней империи, – она заключает поэтому не шесть или семь томов, а три. Не конкурируя и не пытаясь заменить изданные истории Византии, я, однако, питаю заветную мысль дать соотечественникам цельную систему в такой области, которую считаю наиболее важной после отечественной истории для национального самосознания культурного русского обывателя. С этой целью и в желании быть общедоступным я не полагал необходимым дать большой научный аппарат ни в подстрочных примечаниях, ни в конце глав. Ссылки на пособия и цитаты источников допускались в той мере, в какой считалось необходимым, чтобы пытливый читатель не лишен был возможности при желании овладеть тем материалом, который был в распоряжении автора: источники указываются там, где даются оригинальные выводы на основании специального их изучения; пособия показаны руководящие, по которым легко найти указания на литературу предмета. Не давать больших подстрочных примечаний – это было условие и со стороны издателя, которое я нашел имеющим основания. Может быть, я много привел мест в русском переводе из документов и литературных произведений описываемого времени, но мне всегда казалось, что это всего лучше вводит в эпоху и передает настроения общества.

Автор пытался приложить все старание, чтобы этот труд, результат продолжительной, настойчивой и – да будет позволено присоединить – небезуспешной научной деятельности русского профессора, был достоин своей цели и предмета. Я родился в 1845 г. и могу закончить это последнее научное предприятие к семидесятилетнему периоду жизни, когда человеку свойственно подводить итог всему пережитому и суммировать результаты своей деятельности. Легко понять, что мне хотелось дать такое чтение в руки русского читателя, которое, с одной стороны, своей строгостью и серьезностью давало бы ему идею о продуманной и тщательно взвешенной системе, а с другой – оставило бы добрую память об авторе, который, решаясь издать в свет составленную им историю Византии, подчинялся внутреннему влечению, исходящему из того убеждения, что утверждение знаний о Византии и выяснение наших к ней отношений в высшей степени обязательно для русского ученого и не менее полезно как для образования, так и для направления на верный путь русского политического и национального самосознания. Пусть читатель вдумается в содержание глав, посвященных южным славянам, и поищет там иллюстраций к переживаемым ныне печальным событиям на Балканском полуострове!

Ф. Успенский

Константинополь. Октябрь 1912 г.

Алексей Михайлович Васильев — российский учёный, африканист и арабист, общественный деятель. Доктор исторических наук, профессор, академик Российской академии наук, почетный президент Института Африки РАН, президент Центра цивилизационных и региональных исследований РАН. Член Научного совета при Совете Безопасности РФ, Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания РФ, Совета по внешней политике МИД России, научного совета Российского совета по международным делам, Российского Пагуошского комитета при Президиуме РАН. Председатель Научного совета РАН по проблемам экономического, социально-политического и культурного развития стран Африки. Главный редактор журнала «Азия и Африка сегодня», член редакционного совета международного журнала Social Evolution & History.

Алексей Васильев в 1956 году поступил на Восточное отделение Факультета международных отношений МГИМО МИД СССР, проходил стажировку в Каирском университете. В 1966 году закончил заочную аспирантуру при Институте востоковедения АН СССР, защитив кандидатскую диссертацию на тему: «Ваххабизм и первое государство Саудидов в Аравии (XVIII век)». В 1981 — докторскую на тему «Эволюция социально-политической структуры Саудовской Аравии 1745—1973 гг.». В 1967 году был командирован во Вьетнам в качестве собственного «военного» корреспондента «Правды», затем неоднократно выезжал для освещения событий в «горячих точках». С 1971 по 1975 гг. — собкор «Правда» в г. Анкаре по региону Турция, Иран, Афганистан, страны Аравии, а также Сирии, для освещения арабо-израильской войны 1973 года; с 1975 по 1979 гг. — по Египту, Судану, Ливии, Йемену, Эфиопии. С 1979 по 1983 гг. — обозреватель отдела международных проблем «Правды».

С 1983 г. — заместитель, с 1992 директор, с 2015 г. — почетный президент Института Африки РАН. С 2013 г. зав. кафедрой африканистики и арабистики Российского университета дружбы народов (РУДН). С 20 февраля 2006 по 20 марта 2011 г. специальный представитель Президента России по связям с главами африканских государств. Он стал первопроходцем в анализе ряда социально-экономических проблем Африки, в т. ч. южнее Сахары, в особенности в оценке африканского социума как «многомерного», патронажно-клиентельного, сочетающего патриархальные традиционные элементы с современными (монографии «Африка — падчерица глобализации», «Африка и вызовы ХХI века»).

В сферу научных интересов А. М. Васильева входят фундаментальные вопросы социально-политической истории арабских стран в новое и новейшее время, международные отношения стран Ближнего и Среднего Востока, включая отношения с Россией, роль религии в политической борьбе, социальные сдвиги в странах Ближнего и Среднего Востока, этнопсихологические факторы в общественной жизни региона, а также проблемы исламского экстремизма и терроризма. Он первым в СССР изучил феномен «ваххабизма», учитывая труды его основателя Мухаммеда ибн Абдель Ваххаба. Капитальный труд А. М. Васильева — «История Саудовской Аравии», где впервые в мировой науке исследована ее социально-экономическая и политическая история на протяжении 2-х с половиной веков. Его последний труд «Король Фейсал. Личность. Эпоха. Вера» посвящен роли личности в жизни и политике на примере Королевства Саудовской Аравии, значительному весу религии и духовного начала в формировании политического курса государства.

Алексеем Михайловичем также разработана теория мусульманской реформации в период кризиса арабо-османского феодализма, изучены особенности докапиталистического ближневосточного общества и специфика развития рыночных отношений. Особое место занимает монография «Россия на Ближнем и Среднем Востоке: от мессианства к прагматизму», где за период с 1917 по 1991 год изучена эволюция отношений России с государствами региона с точки зрения возможностей и результатов конкретной политики.

Непростая история создания Византийской империи

00:48, 03 января 2020

Российская и в целом постсоветская историческая школа выказывает особый интерес к Византийской империи по целому ряду причин. Во-первых, можно вспомнить крещение Руси, связанное с Константинополем. Можно также вспомнить и фразу о том, что «Москва – третий Рим» (произнесенную в 1524 году), можно вспомнить о православии и расколе с Западом, который таким образом Россия символически наследует от Константинополя, но пожалуй, самой главной является преемственность от античной цивилизации, пусть и получаемая опосредованно, через «второй Рим», но по крайней мере Россия наследовала идею цивилизаторства, которая ей очень была нужна в момент начала империалистических завоеваний.

Послание игумена Филофея к Великому князю Василию Ивановичу от 1524 года

Интерес к Византийской империи существует и на христианском Кавказе. Армяне апеллируют к императорам Македонской династии и прочим, имеющим армянское происхождение и на этом основании, считают себя «совладельцами» империи, грузины, связанные с империей тесными религиозными узами, утвердившимися в VII веке, считают себя в некотором роде ее продолжателями. Также, после временного падения империи под ударами крестоносцев, в начале XIII века возникла Трапезундская империя, бывшая клиентом Грузинского царства при Тамаре вплоть до монгольского завоевания в 1220-ых гг. Так что история Византии не чужая для Кавказа.

Карта восточного Средиземноморья около 600 года н. э., Euratlas.com. В Византийской империи 6 армянских провинций

Однако обсуждая Византийскую империю мы часто сталкиваемся со спорными вопросами, особенно относительно ее происхождения и исчезновения. По самым ключевым вопросам нет консенсуса не только в обществе, но и в науке. Я решил в определенном ключе концептуализировать историю этой империи и по возможности расширить понимание относительно нее. Начнем с возникновения и названия империи.

Возникновение Византийской империи

В категориях мир-системного анализа ныне уже покойного Иммануила Валлерстайна, Римская империя представляла собой мир-империю, поскольку контролировала всю мировую экономику в той части света, до которой могла добраться, и которая была сколько-либо связной. Античный мир, вслед за древностью, был довольно сильно привязан к южным широтам и, в частности, к Средиземноморью. Римская империя контролировала все берега Средиземного моря, сделав его внутренним озером, а в определенные периоды так же происходило и с Черным морем. Ее дальнейшее расширение было ограничено лесными и мало обитаемыми территориями севера и востока Европы, песками Сахары и Аравийского полуострова, а также горами Армянского Нагорья и Кавказа. Единственным регионом, где Рим сталкивался с другими цивилизациями, был как раз этот регион, а также Месопотамия, где господствовали парфяне и сасаниды. Однако бесконечно контролировать весь мир нельзя. Любое развитие в какой-то момент достигает пика, а потом система начинает клониться к закату. Та же судьба постигла и Рим. Пиком Рима в территориальном плане был период завоевательных походов Траяна, когда тот даже на три года завоевал Армению. После его смерти в 117 году империя начала медленно сокращаться в размерах, больше не вела завоевательных походов, а следующий за ним император – Адриан – построил многочисленные укрепления вдоль границ империи, чтобы сдерживать атаки извне ее пределов.

Трехмерная реконструкция стены и башни Адрианового вала в Великобритании. Реконструкция сделана www.ancientvine.com

Датой возникновения Византийской империи принято считать 395 год нашей эры. Тогда разделилась Римская империя. Однако это упрощение. Римская империя в действительности разделилась более чем на сто лет раньше. Последним императором Рима, находившегося в зените своей мощи, был император Север (222-235). Интересно, что в своем пантеоне богов, вместе с изображениями богов митраизма и других распространенных в тот период религий, он поместил и образ Христа. Причем, этот образ был создан при его администрации как абстрактный образ мужчины из Иудеи, поскольку прижизненных изображений не сохранилось. Чем дальше – тем в большей степени именно Римской империей определялся характер и особенно обряды христианской религии, которая вообще-то изначально распространялась в противоположность этой империи, но в конце в виде Римской католической церкви сконцентрировала в себе очень многие ее черты.

После убийства императора Александра Севера в 235 году, в империи начался продолжительный период упадка, называемый «кризисом третьего века», продлившийся до 284 года и охарактеризовавшийся гражданскими войнами, постоянной сменой власти, чаще всего происходившей в виде военных переворотов и приведения к власти т. н. «солдатских императоров»; только за один 238 год сменилось 6 императоров. В этот период Римская империя начала территориально распадаться. Так, в 260 году возникла Галльская империя. Уже практически полностью романизированные западные провинции восстали – в первую очередь это территории нынешних Франции и Бельгии. Их также поддержали Испания (включая нынешнюю территорию Португалии) и Британия (Англия и Уэльс) – собственно все территории проживания галлов. На востоке от империи отделилось Пальмирское царство или Пальмирская империя, которая охватывала юго-восток Малой Азии, включая Каппадокию, Киликию, Коммагену, Софену, Сирию, Иудею, Финикию и весь Египет. Оба образования во многом копировали римскую структуру политического устройства, но готовились уйти в самостоятельное плавание и это был первый прообраз территориального распада Рима. В 274 году оба они были ликвидированы императором Луцием Домицием Аврелианом. Но уже стало очевидно, что былой мощи нет, и ресурса на управление всей огромной империей из одного города Рима не хватает.

Карта Римского Средиземноморья в 271 году.

Прошло всего чуть больше 10 лет и империя вновь разделилась. Однако теперь разделение шло уже сверху. С 286 года Диоклетиан делил власть вместе с Максимианом. Диоклетиан управлял восточной частью империи, включавшей в себя Иллирию и Панионию (Балканы), которые впоследствии не были частью Византии. Это называлось диархией. А с 293 года начинается период тетрархии, когда империя была разделена уже на четыре части. Всего тетрархий было шесть, вплоть до 324 года, когда император Константин вновь объединил империю, победив остальных императоров. Он же сделал христианство легальным вероисповеданием (313/325), но не принял христианство в качестве официальной религии империи, как многие считают. Он основал новую столицу империи под названием «Новый Рим» на западном берегу Босфора, в крайне восточной части Фракии, на месте древнего полиса Византий. С первой половины V века, при Феодосии, город стали называть именем Константина – Константинополь. В европейских языках город называли так до конца 1920-ых гг., а сами турки переименовали его в Истанбул – провинциальное название Константинополя и до завоевания (Истанполи – вижу город).

Реконструкция Форума Константина. Колонна посередине стоит в Стамбуле до сих пор. Другие реконструкции Константинополя .

Впрочем, после смерти Константина в 337 году, империя вновь разделилась на четыре части его же детьми. Причем крайне западная часть примерно соответствовала Галльской империи, а крайне восточная – Пальмирской. В 353 году уже Констанций вновь объединил империю силой, но и в этот раз объединение не оказалось длительным. В 364 году империя вновь была разделена на запад и восток. К тому времени все большая часть войн Рима приходилась не на гражданские войны, не на усмирение противников, а на отторжение внешних вторжений, в первую очередь со стороны «варваров» — вестготов, остготов, вандалов и гуннов. В 377-382 году Восточная Римская империя вела войну с готами с целью не допустить их массового заселения в пределы империи, но в 378 году Рим потерпел тяжелое поражение в битве при Адрианополе. Усиливались и Сасаниды в Персии, оказывавшие давление на Рим уже с крайнего востока. В 363 году был подписан (Нисибисский) мирный договор, по которому часть территорий Рима, а также, Армении, переходили под контроль персов, а в дальнейшем уже на фоне ослабления Армении, все еще раздираемой противоречиями, связанными с принятием христианства и ориентацией язычников на Персию, была разделена сама Армения (387). На севере, в первую очередь, на территории современных Украины и Венгрии, уже объявились гунны, организовывавшие нападения на границы империи. На этом фоне значительная часть римской элиты считала, что восточные границы удержать не удастся и следует сконцентрироваться на западе империи. Но гунны нападали и на запад, и на восток, на западную часть империи нападали также вандалы и франки.

В самом Риме религиозный раскол тоже не был преодолен. Вера в античные культы практически угасла, а пассионарное христианство было все еще плохо совместимо с империей. К этому периоду римская элита решила разрешить это противоречие. 27 февраля 380 года христианство было провозглашено официальной религией Римской империи и многобожие было запрещено. В 384-5 гг. было разрушено большое количество «языческих» храмов, а с 391 года запрещалось поклонение богам не только публично, но и в частных домах. Из зала сената была вынесена статуя Ники, а вскоре был потушен священный огонь Весты. В 393-4 гг., после 12 веков проведения, прошли последние Олимпийские игры в Греции, после чего их проведение было запрещено на 1500 лет, вплоть до 1896 года. Феодосий всего лишь на год сумел объединить Римскую империю, в том же 394 году.

Реконструкция храма Артемиды в Эфесе. См также другую версию реконструкции

Но после его смерти империя вновь разделилась на две части – между его сыновьями и уже более не объединялась. Не объединялась она потому, что на Западе начал очень быстро исчезать субъект, с которым восточная часть Римской империи могла бы объединиться. Если до того считали слабым звеном Восточную Римскую империю, то с начала V века таковым звеном стала Западная. В 410 году готы взяли и разграбили столицу – Рим, в 451 году коалиция Рима и части германцев с огромным трудом отбилась от гуннов в результате победы в битве на Каталаунских полях, но уже в 455 году Рим был разграблен вандалами, приплывшими из Северной Африки, где они к тому моменту обосновались. Тогда Рим потерял значительную часть накопленного за всю его историю богатства. В 476 году империя пала, когда варварский военачальник римской армии Одоакр решил отстранить от власти последнего императора Ромула Августа и провозгласил себя королем Италии и отправил знаки имперского достоинства в Константинополь. К тому моменту Западная Римская империя контролировала Италию, часть Балкан и север Франции. После падения Италии, еще какое-то время имперская власть сохранялась в этих регионах, но она была призрачной и очень скоро закончилась. Кстати говоря, столицами Западной Римской империи были в основном другие города, а не Рим: в 395-402 гг. – Милан, в 402-455 гг. – Равенна, в 455-473 гг. – Рим, 473-476 – Равенна, 476-480 – Сплит.

«Типичные» образцы Византийского искусства, но не в Константинополе, а в Равенне. Собственное фото

После раздела империи в конце IV века римские войска еще часто воевали вместе, но в V веке процесс раздела империи ускорился, ввиду активной динамики на западе. После падения Западного Рима Восточная Римская империя в некотором роде осиротела. Она осталась одна, но она не считала себя неполноценной, хотя в Константинополе отнюдь не были довольны произошедшим в Италии. Спустя 60 лет после того, как Одоакр захватил Равенну, Восточная Римская империя начала завоевательные походы на западе Средиземноморья и добился определенных успехов. На максимуме, в середине VI века император Юстиниан смог отвоевать всю Италию и не только.

Вот так выглядела Римская империя через 80 лет после своего «распада».

Итого, возникшая в период диархии, с 286 года, Восточная Римская империя в той или иной конфигурации существовала параллельно с западной за исключением следующих периодов: 324-337 гг., 353-364 гг., 394 г. Действительно, на востоке империи присутствие эллинизма было несколько сильнее, чем на Западе, но то понимание истории, согласно которому Западная Римская империя – латинская, а Восточная – эллинистическая – искажено. Вся империя была латинской, в том числе восточная ее часть. По иронии судьбы, именно Константин, объединивший империю, заложил фундамент для отдельного существования восточной части империи, основав столицу – Константинополь. Восточная империя существовала с 286 года, но со столицей в Константинополе существовала с 337 года с исключением уже означенного 12-летнего периода и непрерывно – с 395 года. Поскольку государство – это совокупность институтов, чаще всего возникновение Восточной римской империи отсчитывают с 395 года, но стоит учитывать, что и в 353, и в 394 году империю объединил правитель восточной части, и, вероятно, администрация оставалась на востоке. Кроме того, резиденции императоров и до основания Константинополя не находились в городе Рим: в разное время такими местами были Трир в Германии, Никомедия (в Малой Азии, недалеко от Константинополя, с 284 года туда была перенесена столица), Аквилея и Милан в Северной Италии. А Константинополь был столицей империи или восточной ее части непрерывно с 330 года. Таким образом, отсчет истории Восточной Римской империи можно начинать с 337 года, 364 года, 395 года или даже 476 года, когда Константинополь остался единственной столицей, но просто чаще всего это делается с 395 г.

Название Византийской империи

Восточная Римская империя, изначально бывшая всего лишь восточной половиной Римской империи, не подозревала о том, что она Византийская. Не знала об этом не только знать, но и население. В действительности империя называлась Римской/Ромейской, и жители себя называли римлянами или ромеями. Но поскольку город Рим оставался влиятельным, был центром Римской католической церкви и именно с ним ассоциировалось «латинство», особенно с позиции самой Западной Европы и после раскола 1054 года. На Западе Восточную Римскую империю называли «Греческой империей» или Греческим царством, а столицу – Царьградом.

В V веке нередко западную империю называли Hesperi Imperium (Гесперийской), а восточную – Византийской по названию города Византий, на месте которого был основан Константинополь. Но после распада западной империи, больше некому было так называть восточную, и она стала называться просто Римской империей. На протяжении тысячи лет это название никто не использовал, и вот в XVI-XVII вв. немецкие и французские историки, имевшие собственные «виды» на Римскую империю (Священная Римская империя, а также империя Каролингов, сами провозглашали себя наследниками Рима).

Но опять же – при существовании Восточной Римской империи за исключением краткосрочного периода в V веке Византийской империей ее никто не называл. Хорошим примером может быть то, как турки относились к этому названию. Вплоть до XX века в Османской империи существовала система миллетов (национально-конфессиональные общины), а греко-православный миллет назывался millet-i Rûm. Кстати, даже в Цалке, где в советское время проживали греки, бежавшие из Трапезунда после Первой мировой войны, грекоязычные греки называли себя ромеями, а туркоязычные греки – урумами (что тоже означает «римляне»). Впрочем, и на Западе Малой Азии – к примеру, в городе Лемнос в Эгейском море, еще в начале ХХ века даже дети знали, что они римляне.

Но и это не все. Когда в конце XI века турки-сельджуки захватили территории в Малой Азии и основали свой султанат, они назвали его Румским султанатом, то есть, по-своему – они тоже провозглашали преемственность с Римской империей. Только не той, которая строилась вокруг города Рим, об этой они вообще вряд ли что-то знали, а той, которая существовала в Малой Азии на момент их завоевания. Можно сравнить гербы Восточной Римской империи и Румского султаната.

Восточная Римская империя, реконструкция флага,

Флаг Румского султаната

Также, после захвата Константинополя уже турками-османами, турецкий султан принял титул Кайзер-и Рум (цезарь Рима), то есть также он объявил себя главой Римской империи, вновь – не той, которая была исторически в Италии, а той, которую только что захватил. Акт объявления себя императором говорит о том, что султан понимал значимость своего завоевания. Титул Кайзер-и Рум турецкие султаны носили вплоть до распада Османской империи в 1922 году, то есть еще почти 5 веков. Учитывая, что Османская империя в конечном счете освоила все владения Восточной Римской империи, в этом был определенный смысл.

«Три Римские империи», наложение. Зелено-голубым цветом выделено наложение Византийской и Османской империй

Вопрос того, в какой степени османы действительно имели на это право не так прост, как может показаться. Стоит почитать книгу Бата Йеора «Зимми»: христиане и евреи под властью ислама». Также, не так прост вопрос с тем, что восточная Римская империя была греческой или даже православной. Интересно, кто кроме Восточной Римской империи имеет право на преемственность от Рима – на это претендовали в той или иной степени турки, франки, германцы, а также, Россия, США и Евросоюз. Все эти вопросы дискуссионные и я надеюсь мы еще к ним вернемся.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *