Иуда предал

Со времен Евангельских событий человечество не знает имени более позорного и низкого, чем имя Иуды Искариота. Историю о том, как один из ближайших учеников Христа за тридцать сребреников предал своего Божественного Учителя на распятие, знают сегодня даже люди, ни разу в жизни не читавшие Библию. Но у тех, кто читал Евангельский рассказ о предательстве Иуды, неизбежно возникает ряд вопросов. Поступки Иуды поражают какой-то удивительной внутренней непоследовательностью. Ведь даже в предательстве должна быть определенная логика. А то, что сделал Иуда, настолько противоречиво и бессмысленно, что не укладывается даже в логику предательства. Впрочем, до определенного момента его действия понятны. Задумав предать Христа, Иуда идет к первосвященникам и говорит: что вы дадите мне, если я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребреников; и с того времени он искал удобного случая предать Христа. Случай подвернулся на следующую же ночь. Иуда приводит вооруженный отряд воинов и слуг первосвященников в Гефсиманский сад, где обычно проводили ночь Христос и апостолы. «Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его. И тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его. Иисус же сказал ему: друг, для чего ты пришел?”

И тут возникает вопрос: почему для того чтобы указать на Христа, Иуда избрал такой вызывающе-наглый способ? Ведь обычно предатель стыдится даже просто взглянуть в глаза своей жертве. А здесь он открыто приветствует Христа, ничуть не скрывая своих намерений отдать Его в руки слуг первосвященников. Такое поведение можно было бы объяснить полным безразличием Иуды к судьбе преданного им Христа. Но есть обстоятельство, которое не позволяет так упрощенно трактовать Иудин поцелуй. Потому что узнав об осуждении Христа на смерть, Иуда повесился. Вот как описывает это Евангелист Матфей.

Иуда. Николай Ге

«Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? Смотри сам. И, бросив сребреники в храме, он вышел, пошел и удавился.” (Мф 27: 3-5).

Получается парадокс. Если Иуда ненавидел Иисуса или просто окаменел сердцем и был к Нему равнодушен, то почему он покончил с собой? Ведь только смерть того, без кого жизнь теряет всякий смысл, может толкнуть человека на самоубийство. Выходит, Иуда любил Христа? Но тогда почему он с такой легкостью отдал Иисуса в руки тех, кто приговорил Его к смерти?

История с платой за предательство только усугубляет недоумение. Евангельский текст недвусмысленно свидетельствует, что Иуда предал своего Учителя за тридцать сребреников. Но если они были целью и причиной предательства Иуды, то почему после исполнения своего замысла он с такой легкостью возвращает эти сребреники назад? А если они не были для Иуды ценностью, то ради чего он пошел на предательство, стоившее жизни ему самому?

Все эти вопросы возникают оттого, что предательство – это тайна больной души. Предатель вынашивает в сердце свои преступные планы и тщательно скрывает их от окружающих. Иуда никому не открывал своих намерений до самой своей бесславной гибели. И о том, что происходило в его душе, евангелисты, конечно же, не могли знать в точности. Евангелие рассказывает о предательстве очень скупо и это вполне естественно, потому что Евангелие – это история нашего спасения, а не история предательства Иуды. Евангелистам Иуда интересен только в связи с Крестной Жертвой Спасителя, но никак не сам по себе. Поэтому история падения Иуды навсегда останется тайной. Однако это тайна всегда волновала людей. Еще апостолы на Тайной Вечере, когда Господь предупредил, что один из них предаст Его, стали взволновано спрашивать каждый про себя самого: «Не я ли?” И каждый христианин, читая Евангелие, задается этим вопросом: «А я никогда не предавал Христа своими грехами?” К теме предательства обращались и древние христианские толкователи, но особенно часто она стала звучать в творчестве современных богословов и философов. Это неудивительно, потому что время сейчас «очень неверное”, предатели в чести, а верность не в моде.

Однако, поскольку об Иуде сказано в Евангелии очень немного, то и попытка осмыслить его предательство всегда требует реконструкции недостающих фактов с различной степенью вероятности. Такое толкование, конечно, не может претендовать на окончательность или однозначность, но некоторые сведения об Иуде, данные в Библии, могут пролить свет на его мрачную историю. И один важнейший факт, не зная которого невозможно понять внутренних побуждений Иуды, приводит в своем Евангелии апостол Иоанн.

Дело в том, что Иуда был – вор.

…И приобрящу собранная имения…

Вот что Библия говорит о воровстве Иуды: «Мария же, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира. Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать его, сказал: для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому, что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали” (Ин 12:3-6). В греческом подлиннике Евангелия об этом сказано еще категоричнее, потому что словоупотребление греческого языка позволяет понимать слово, переведенное как «носил”, в значении – крал.

Иуда был казначеем апостольской общины. В его распоряжении были довольно значительные суммы, так как среди почитателей Иисуса были богатые женщины, исцеленные Им от злых духов и неизлечимых болезней. Все они служили Христу своим имением. Но так как Господь был абсолютно равнодушен к богатству, пожертвованные деньги большей частью раздавались нищим, за исключением небольших расходов на пропитание самого Христа и его учеников. Вел денежные дела апостолов – Иуда. Раздаваемые нищим суммы не были подотчетными, никто не смог бы проверить, раздал ли Иуда деньги, или присвоил часть их себе. Эта неподотчетность, очевидно, в недобрый час и соблазнила сребролюбивого Иуду. Тратить украденные деньги открыто он, конечно же, не мог. Перекладывать их из ящика в свой карман было бы глупо и неудобно. Очевидно у него было какое-то укромное место, где он хранил наворованное богатство. Об этом кладе как о причине предательства Иуды прямо говорится в литургическом предании Церкви. Вот что поет Церковь в Святой и Великий Четверг на Страстной неделе в одной из стихир утреннего Богослужения:

«Иуда, раб и льстец, ученик и наветник, друг и диавол, от дел явися: последоваше бо Учителю, и на него поучашеся преданию, глаголеша в себе: – предам Того, и приобрящу собранная имения (богатства)…”

Невозможно выяснить точно, когда он впервые запустил руку в апостольскую казну. Но в том, что Иуда украл оттуда гораздо больше, чем тридцать сребреников, можно не сомневаться. Понятно также, что воспользоваться украденным богатством Иуда мог лишь при одном условии: если апостольская община прекратит свое существование. И он добился своего. После ареста Христа даже самые верные и преданные Ему ученики в страхе разбежались кто куда. И вот тут возникает новый ряд несообразностей. Вместо того, чтобы забрать собранное сокровище, присовокупив к нему плату за предательство, и зажить, наконец, в свое удовольствие, Иуда вдруг кончает жизнь самоубийством.

Иуда Искариот, бросающий серебреник. Платон Васильевич Васильев. 1858 г.

Объяснить это можно по-разному. Совершенно очевидно только, что ни тридцать сребреников, ни собранное им ворованное сокровище больше не были для Иуды главной ценностью в жизни. Но что же могло обесценить в глазах вора состояние, которое он планомерно накапливал в течение трех лет? Ответ напрашивается сам собой. Дороже больших денег для вора и сребролюбца только… – очень большие деньги.

Царский казначей

Ученики признали в Христе – Мессию. Но так же, как все иудеи, они видели в Мессии земного правителя, который, придя к власти, сделает Израиль самым сильной и богатой страной на земле. Мессия-царь должен был, по их представлениям, подчинить себе все народы мира. И все многочисленные притчи и объяснения Христа о том, что Царство Его – не от мира сего, не смогли переубедить апостолов. До самого Вознесения Его они были уверены, что Господь станет, наконец, земным царем Израиля. Себя же ученики Христа видели ближайшими помощниками и соправителями Мессии и даже спорили о том, кто из них будет главнее в новом правительстве Израильского царства. Сребролюбивый Иуда, конечно, не был тут исключением.

Если Христос станет царем, то он, Иуда станет царским казначеем, то есть самым влиятельным человеком в Израиле после Мессии. В своих мечтах он уже представлял, как распоряжается не апостольским денежным ящиком, а казной самого богатого государства за всю историю человечества.

Став вором, Иуда поначалу строил планы предательства Христа с целью приобретения собранных денег, как об этом поет Церковь. Но имя Христа становилось в среде народа Израилева все более славным. После небывалого чуда – воскрешения мертвого Лазаря – даже те иудеи, которые раньше пытались побить Христа камнями, увидели в Нем Мессию. Когда Иисус входил в Иерусалим, жители столицы оказывали Ему царские почести, устилая Его путь своими одеждами. После такого приема предавать будущего царя ради наворованных денег практичному и жадному Иуде стало просто невыгодно. Сребролюбие и воровство дотла выжгли его душу. Даже Мессию-царя он собирался использовать как средство для удовлетворения своей страсти к богатству.

И вдруг оказалось, что Христос не собирается царствовать. Израильская казна, до которой оставалась лишь пара шагов, вновь становилась для Иуды недосягаемой. Нужно было срочно принимать какое-то решение, чтобы исправить ситуацию. И решение было принято.

А подсказал его предателю тот, кого Христос называл – «человекоубийцей от начала”. Правда, Иуда не знал тогда, что этот подсказчик в конце концов загонит в петлю и его самого.

Совет сатаны

Все толкователи Священного Писания единодушно утверждают, что Иуда предал Спасителя по прямому внушению диавола. Евангельский текст прямо свидетельствует об этом: «Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа Двенадцати, и он пошел, и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им” (Лк 22:3-4).

В православной аскетике действие диавола на душу человека описывается следующим образом. Злой дух получает доступ к человеку через его страсти (то есть – больные наклонности души). Мысленно он нашептывает, как лучше человеку удовлетворить свое больные желания, и шаг за шагом ведет свою жертву к гибели. Причем, сначала диавол уверяет человека, что грех, дескать, не так уж и велик, а Бог милостив и все простит. Но потом, после совершения греха, злой дух ввергает человека в бездну отчаяния, внушая ему, что грех его – безмерен, а Бог –неумолим. Но что же нашептал сатана Иуде, каким посулом соблазнил его на предательство Христа?

Самой большой страстью Иуды была любовь к богатству – сребролюбие. А самым заветным желанием, возможно – должность министра финансов в царстве Мессии, где он смог бы воровать такие суммы, которые самым удачливым ворам мира даже не снились. И эта заветная цель была уже совсем близко.

Но Христос не спешил становиться религиозным и политическим лидером Израиля. Придя в Иерусалим, Он не стал изгонять первосвященников и старейшин, чтобы по праву занять их место. Все планы Иуды рушились.

В этот момент сатана, очевидно, и подсказал ему мысль, которая толкнула его на предательство. Иуда знал, что первосвященники и фарисеи, боясь Иисуса, дали приказание, что «если кто узнает, где Он будет, то объявил бы, дабы взять Его”. Иуда также знал, что Христос уклонялся от прямого конфликта с властями.

И вот, подстрекаемый сатаной, он решает предать Христа, для того чтобы спровоцировать открытое столкновение первосвященников с Мессией. Победа Иисуса в этом конфликте не вызывает у него и капли сомнения. Ведь он видел всю силу Мессии, видел, как по Его повелению воскресают мертвые, как Ему повинуется буря, как злые духи беспрекословно подчиняются Ему… Кто же сможет убить Мессию? Достаточно одного Его слова, и даже несокрушимые железные легионы Рима развеются без следа, как сухие листья!

Ослепленный жаждой богатства и нашептыванием сатаны, Иуда предает Христа. Но при этом даже мысли не допускает, что Его могут убить. Ведь в Иисусе, победившем первосвященников, была вся его надежда, все упование на будущее.

Хотел ли Иуда смерти Христа? Нет, потому что это было ему невыгодно. Любил ли Иуда Христа? Нет, Иисус был для него всего лишь средством для того, чтобы сказочно разбогатеть. При таком мотиве предательства становится понятным странный способ, избранный предателем, чтобы ночью в Гефсиманском саду указать стражникам на Христа. Поцелуем Иуда просто засвидетельствовал свое почтение царю, который вот-вот победит своих врагов.

«…и во Мне не имеет ничего”

Сатана внушил Иуде, что Христос непременно примет вызов, сметет первосвященников, римских оккупантов и Сам воцарится в Израиле.

Но он обманул Иуду, как и должен был обмануть отец лжи – несчастного, погрязшего в болоте своих страстей и ослепшего от блеска призрачных сокровищ человека. Мысль о том, что Спаситель откажется от Крестного Подвига, соблазнившись земным царством, действительно – сатанинская. Этой мыслью Диавол искушал Христа в пустыне, перед выходом Его на проповедь Евангелия. Эту же мысль злой дух пытался внушить апостолу Петру, когда тот стал отговаривать Христа от Искупительных страданий, и тут же получил от Него жесткую отповедь: «…Отойди от меня, сатана! Ты Мне соблазн! Потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое”. Спаситель хорошо знал, кто пытался говорить с Ним через самого преданного ученика.Также знал он и кому поверил Иуда. Перед самым приходом предателя с отрядом стражников Иисус сказал ученикам: «Уже немного Мне говорить с вами; ибо идет князь мира сего и во Мне не имеет ничего”. Князем мира сего Христос называл, конечно же, не Иуду, а сатану. Который в очередной раз, теперь через ученика-предателя хотел искусить Спасителя соблазном земного владычества. Но Господь шел Крестным Путем, ради которого и пришел в этот мир. Сатана остался ни с чем, а вместе с ним обанкротился и Иуда.

Христос действительно поверг наземь пришедших брать его воинов. Но сделал это лишь для того, чтобы дать уйти ученикам, которые тоже могли пострадать. А после дал себя связать, покорно проследовал до места судилища и к утру, с нарушением практически всех норм иудейского законодательства, был осужден на смерть.

Бесславный конец

Когда Иуда узнал о смертном приговоре, вынесенном Христу, он понял, что все его планы рухнули. Он стал виновником смерти величайшего праведника, он потерял право именоваться учеником Мессии… Но самой страшной потерей, наверное, было то несбывшееся богатство, которое Иуда уже считал своим. В мечтах он уже распределял финансовые потоки, идущие в казну Мессии со всех концов света. Что, в сравнении с этим богатством, тот жалкий клад, который был накоплен вором и предателем за годы проповеди Христа? И, тем более, тридцать сребреников… Он и взял-то их лишь для того, чтобы не спугнуть первосвященников, чтобы они поверили в искренность его желания отдать им Учителя.

Картина Гелия Коржева «Иуда”

Все кончилось для Иуды, все, ради чего он жил, оказалось призраком и ложью, глумливой насмешкой дьявола. И когда в Евангелии мы читаем, что Иуда раскаялся, не нужно обманываться благородным звучанием этого слова.

Предатель оплакивал не Мессию, безвинно отданного им на смерть. Он оплакивал свою несостоявшуюся должность казначея Мессии, которую, как ему казалось, он сам у себя отнял, предав Христа на смерть. Эту потерю он пережить не смог. А на подлинное покаяние оказался неспособен.

Закончить печальный рассказ о предательстве Иуды хочется словами свт. Иоанна Златоуста:

«Заметьте это вы, сребролюбцы, и подумайте, что стало с предателем? Как он и денег лишился, и согрешил, и душу погубил свою? Таково тиранство сребролюбия! Ни серебром не воспользовался, ни жизнию настоящею, ни жизнию будущею, но… удавился.”

Описание Страстей Христовых в Евангелии от Матфея начинается с рассказа о возлиянии драгоценного мира на главу Спасителя женщиной, сердце которой разрывалось от покаянной любви к Нему. Но сразу же после исключительного примера жертвенной самоотдачи мы видим величайшее зло, предельное раскрытие добра и зла окружает Христа даже среди Его последователей.

Великая Среда. Предательство Иуды. Дуччо ди Буонисенья, XIII в.

Наше слово сегодня о грехе, о корне всех зол и о предательстве, в котором квинтэссенция греха. Предателем был Иуда Искариотский. Об Иуде сказано, что он был одним из двенадцати, и это усугубляет его вероломство. Когда число учеников, как читаем мы в книге Деяний, возрастало, неудивительно, что среди них появлялись такие, кто были позором и несчастьем для Церкви, вроде Анании и Сапфиры, лицемерно утаивших от Церкви часть своего имущества, или Симона-волхва, желавшего за деньги купить Божию благодать.

Но когда учеников было только двенадцать, и один из них оказался диавол, мы понимаем, что мы никогда не должны ждать совершенного общества даже в Церкви по эту сторону небес. Никакие обеты долга, никакие особые отношения с Самим Господом не удержат того, кто имеет диавола. Иуда приходит к первосвященникам и говорит: «Что вы хотите дать мне, и я предам вам Его». Они не посылали за ним, не делали ему никакого предложения. Им и в голову не приходило, что один из учеников Христовых может оказаться предателем. Иуда не обещает им свидетельствовать против Христа, хотя им недоставало свидетелей. Ему не в чем было обвинять своего Учителя, ему нужны были только деньги. Только сребролюбие делало его предателем.

«Что вы хотите дать мне, и я предам вам Его». «Как, Иуда, разве ты в чем-то нуждаешься? ― говорит святой Иоанн Златоуст. ― Может быть, в пище ты испытываешь недостаток или в одежде, или чего-то еще тебе недостает, чего Бог не может тебе дать?» Но не недостаток денег, а любовь к деньгам — корень всех зол.

И первосвященники заключают с ним сделку, они отсчитали ему тридцать сребреников, согласно древнему иудейскому закону. Как написано в книге Исход, тридцать сребреников — это цена раба. Вот в какую цену оценили Христа служители Божии. Они дали ему деньги тут же, в руки, наличными. Все надежно, не колеблясь, смелее вперед. Все они были в тот час иудами-предателями. Так назначают награду за преступника, которого ищут. Как страшно может быть сребролюбие. Оно может сделать человека слепым к честности и чести. Человек может не задумываться о средствах достижения своих целей. Мы дожили уже до времени, когда в газетах публикуют цену на заказное убийство. На то же самое заказное убийство, которое было по отношению ко Христу, а теперь по отношению к другому человеку, за которым стоит Христос. Только наемный убийца здесь сам приходит предложить свои услуги. Как говорится о печати антихриста «волею прихожу к тебе». То, что происходило в мире вокруг Христа и у Его Креста, раскроется в полноте во времена антихриста накануне Второго Пришествия Христова, которое будет предваряться знамением Его Креста.

Наше слово об этом предательстве. О том, что всякий грех и прежде всего сребролюбие, зависть, честолюбие — это то, из-за чего был предан на смерть Христос. И то, из-за чего до сих пор предают Его. И чем ближе история человечества к развязке, чем больше возрастает в мире грех, тем больше предают. Чем больше изгоняется Бог из жизни, чем больше в ней присутствие диавола, тем больше предательство. Иуда — предатель, человек, который предал Бога и вступил в союз с диаволом. Только тогда, когда человек изгоняет Бога из своей жизни и принимает в нее диавола, может он опуститься до христопродавчества. Двадцатый век и наступивший двадцать первый век показывает, как близки последние испытания. Слова святого Царя-страстотерпца Николая II «кругом измена, трусость и обман» оказались пророческими по отношению к России, и не только по отношению к ней. Наше сегодняшнее поражение, говорим мы, не знает пределов. Может быть, рано делать последние выводы, историки напишут, как была уничтожена Россия, если Бог продлит историю. Но совершенно очевидно, что Россия была предана всеми. Самое подлое, что произошло — предательство со всех сторон.

Всегда было предательство, но надо было создать атмосферу, где предательство побеждает. Кругом предательство в самом широком смысле слова, и в самом глубоком. В самом мрачном, легкомысленном и преступном. Время сейчас такое безнравственное, что если выгодно предать, то это уже не предосудительно. Уже не считается позором, как это было еще в девятнадцатом веке, потому что сребролюбие уже, можно сказать, становится добродетелью. Еще в детстве многие из нас могли слышать: «Самое ужасное — это быть предателем». Но теперь такая удивительная готовность к предательству, что не каждый еще найдет хозяев. Современная культура — сплошная апология предательства. И супружеская измена, то есть предательство самого близкого человека, разрушение основ жизни восхваляется всюду не просто как норма жизни, а как доблесть.

Последнее десятилетие таких иуд вывело на свет, что у всех на глазах продается и предается детство, девство, красота, чистота, любовь. И родину, и народ продают с молотка новоявленные иуды. Но что бы ни было, всегда остается самый страшный пример в истории человечества того, каких глубин может достигнуть сребролюбие. Поистине, зловеща фигура Иуды. Как какой-то змей. Само слово «Иуда» с детства внушало ужас, в самом имени как будто звучало и «удавился», и предательство, и ад. У Бога ничего не бывает без смысла. Дело ведь не в самом имени. Мы знаем, что есть святой апостол Иуда. И удивительным образом то же самое имя звучит совершенно по-иному — победно, радостно. А Иуда-предатель с тридцатью сребрениками — это почти невозможно представить. Как будто все остальное в этом человеке исчезло. Не только его хоть какие-то добрые качества, но и сама его личность. Ничто остальное уже не имеет для него значения, потому что дьявол вошел в него. Цель дьявола — войти во всех людей. Но мы не должны ничего не страшиться, если с нами Господь, Крестная Его сила.

Христос знает, что ждет Его впереди, Он предвидит то, что неизбежно должно случиться. На Тайной вечери Он говорит: «Се, рука предающего Меня за трапезой. Но Сын Человеческий идет по написанному о Нем». Он был предан на смерть по совету и предведению Божию. Но Господь предупреждает предателя: «Горе человеку тому, которым Сын Человеческий предается. Лучше было бы ему не родиться». Хотя в Превечном Совете решено, что Христос будет предан, и Он Сам вольно идет к смерти ради нашего спасения, ради нашего воскресения с Ним в превечной славе, грех Иуды от этого не становится меньше.

Непостижима тайна свободы и ответственности человека, содержимая в деснице Божией. До скончания мира не прекращается война света и тьмы, и каждый из нас может быть орудием добра или зла. Так много зависит от нашего выбора. И во всех нас есть тьма греховная, и всегда существует покаяние, пока не станет слишком поздно. Неслучайно на Тайной Вечери, когда Христос сказал, что один из учеников Его предаст Его, все они сказали: «Не я ли, Господи?» «Не я ли», — бесстыдно сказал Иуда, глядя в глаза Спасителю. И Господь ответил ему: «Ты». Однако это не остановило Иуду. Вот в чем заключается участие каждого человека в этой тайне.

Иуда тайно замышлял свое злодейство. Тайно, потому что если бы кто-нибудь из учеников узнал бы о его замысле, ему было бы несдобровать. Не унести было бы ему ноги из Сионской горницы. Он мог скрывать свой замысел от своих товарищей, но он не мог его скрыть от Христа. И так всегда человек может скрыть свой грех от людей, но он никогда не может скрыть его от взора Христа, Который видит тайны человеческого сердца.

Такая минута наступила на Тайной Вечери, как будто там присутствовали только двое: Христос и Иуда, и больше никого. Христос знал, хотя никто не знал, что намеревался совершить Иуда. Господь мог бы употребить Свою чудесную силу, которую Он столько раз являл в жизни, чтобы сделать Иуду беспомощным, даже предать его смерти. Но мы знаем, что Он никогда не являл Свои чудесные силы ради спасения Себя, а только ради спасения других. И единственное, что употребляет сейчас Христос, — это зов любви. Одна из величайших тайн жизни — это уважение Бога к свободной воле человека.

Когда Господь хочет остановить человека от греха, Он ставит его прежде всего перед ужасом и реальностью этого греха. Святые отцы говорят, что нашей величайшей духовной безопасностью является способность ужасаться грехом. Мы живем во времена, когда более чем когда бы то ни было, есть чему ужасаться. И когда люди все менее ужасаются самым мрачным грехам и преступлениям. Посмотри, взывает к нам через стыд и совесть Господь, как невыносим грех и как страшны последствия греха. Неужели ты этого хочешь?

И далее Христос дает возможность человеку взглянуть на Него. Это уже последнее, что дается человеку. Может ли человек увидеть Христа, встретить взор Христа, и после этого, как ни в чем не бывало, идти на грех? Так, в конце концов, совершается испытание каждого из нас. В решающих обстоятельствах Христос дает нам узнать ужас греха и благодать Своей любви, которая зовет к покаянию. Мы видим, как может раскрыться «тайна беззакония» в полноте.

Несмотря на призыв любви Господа, Иуда не поколебался в своем выборе. Ему было показано, что такое грех, замышляемый им, и он был поставлен лицом к лицу со Христом, но он не повернулся вспять, не покаялся. Так открыл он сердце свое диаволу. Диавол, падший денница, знал, что значит противиться благодати Божией, но захотел все равно и дальше идти против Бога. В мире совершается эта «тайна беззакония», отсутствие адекватной реакции на самые гнусные грехи, и это соединяется с отвержением дара любви Божией, с попранием святыни, с ненавистью к благодати, которая мучительней для человека всех терзаний совести.

В час ужаса Иуда увидел внезапно полную пустоту служения маммоне и предательства Бога и человека. И эта пустота убила его. Отчаяние — это когда человек близок к образу беса, и когда он стоит уже во вратах ада. Бес — это отчаяние, и антихрист — это отчаяние. Мгновенный земной успех приводит внезапно к беспросветному мраку, когда все проходит. И грех обладает, оказывается, такой особенностью, всякий грех, и тем более то, что является корнем всех зол, что человек начинает ненавидеть то, что он приобрел. То, чего он больше всего на свете хотел получить, это то, от чего он больше всего на свете хотел бы избавиться. Когда Иуда искушался предать своего Учителя за тридцать сребреников, они сияли для него, как солнце, но когда грех совершился, и он получил деньги, серебро стало жечь его совесть невыносимым огнем. И он дорого бы дал, чтобы избавиться от этих сребреников.

Что же такое наш выбор — верность Господу или предательство? Если бы Иуда, говорят святые отцы, и это слишком очевидно, остался верным Христу, он умер бы тоже, как другие апостолы, мученической смертью, но грехом предательства он утратил венец мученичества и наложил на себя руки, оттого что жизнь стала непереносимой для него из-за его греха. Святые отцы говорят, что есть грех и грех. Есть грех страстного сердца, когда под влиянием момента человек совершает плохое. Пусть не думает никто умалить такой грех. Последствия его могут быть самыми ужасными, если человек не покается. Но несравненно ужасней, когда человек сознательно, расчетливо и хладнокровно идет на грех, будучи предупрежден об ужасе своего греха и зная о благодати любви Христовой.

«Иуда» («Искушение Иуды», «Совесть») — это картина, написанная художником-живописцем Николаем Александровичем Ярошенко (1846-1898) в 1890-х годах. На картине запечатлено искушение Иуды фарисеями, предлагающими ему деньги за предательство Иисуса.
Полотно «Иуда» не вызвало у современников какого-либо значительного интереса — это среднестатистическая картина на религиозную тему, а потому она надолго попала в общественное забвение и только лишь художественные критики и искусствоведы обсуждали интересную легенду, связанную с картиной.
Согласно этой легенде, Ярошенко писал образ своего картинного Иуды с фотографии художника Архипа Куинджи, ушедшего из Товарищества передвижников в 1870-е годы, что очень сильно разозлило и расстроило Николая Ярошенко.
Вполне вероятно, что основой художественной легенды послужил реальный и задокументированный случай, описанный в книге «Памяти Н.А.Ярошенко» (1898) Н.К.Михайловского.
Когда картина ещё не была готова, мастерскую Николая Ярошенко посетил его близкий друг — известный публицист Николай Константинович Михайловский (1842-1904). Художник в тот вечер был в приподнятом настроении и с большим удовольствием демонстрировал другу эскизы «Иуды», на которых в образе фарисеев были нарисованы художники, в разное время покинувшие Товарищество передвижных художественных выставок.
Ярошенко объяснил Михайловскому, что использование этих образов не более чем шутка, совершённая для собственного удовольствия, а в финальной версии картины он не собирался использовать лица и черты реальных нелюбимых им людей (тем более, что это вызвало бы большой скандал) — с учётом этого факта, видится крайне сомнительным, чтобы в финальный вариант картины попал Куинджи-Иуда, но вполне вероятно, что он присутствовал на многочисленных эскизах картины.
Весьма интересно, что ныне об это картине имеется крайне мало информации и непонятно даже, где она ныне находится. Отсутствуют даже её современные фотографии. Возможно, что картина давно осела в какой-нибудь частной коллекции или была безвозвратно утеряна в 20-м веке.
Известно, что в 1917 году картина «Иуда», как и большинство других произведений Ярошенко, была передана только что открытому Полтавскому художественному музею, но дальнейшая судьба картины не ясна: в период Великой Отечественной войны, Полтава была оккупирована немецкими фашистами — работники музея успели эвакуировать запасники, а вот произведения из главной экспозиции не успели спасти — практически все они были уничтожены в ходе многочисленных бомбардировок города. Сложно сказать, постигла ли «Иуду» такая судьба, но это весьма вероятно.

В Евангелии от Иоанна рассказывается, как Мария помазала Господа миром и в это время «один из учеников Его, Иуда Искариот, который хотел предать Его, сказал: для чего бы не продать это миро за три­­ста динариев и не раздать нищим?» (Ин. 12, 4-5). Вроде бы на словах Иуда проявляет милосердие и сострадание к неимущим и страждущим от нищеты. Но следующий стих Евангелия объясняет внутреннее движение души Иуды: «Сказал же он это не потому, что заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали» (Ин. 12, 6).

Оказывается, Иуда хранил пожертвования, которые давали Апостолам люди. И вот он стал воровать эти пожертвования. Сначала боялся, что Господь его обличает и накажет. Но Господь давал время Иуде покаяться. Долготерпение же Божие Иуда посчитал за неведение. Он подумал, что если Иисус Христос не наказывает его сразу за грех воровства пожертвований, то Он и не Бог. Так грех сребролюбия и воровства привел Иуду к полному неверию. Потеряв же веру, Иу­­да и быстро предал Господа. Так что иудин грех – это скорее грех неверия.

«Дан­ное на храм при­­надлежит хра­му»

Есть ли в наше время проявление такого греха у людей? Есть, когда пожертвованное на храм кто-то присваивает себе, как бы это ни оправдалось и ни объяснялось. До революции в России очень тщательно соблюдалась воля жертвователей: пожертвованное на храм никто из священнослужителей не смел взять себе. Всё учитывалось и записывалось. Так, в старинном храме в селе Ыб (республика Коми) имеются записи о жертвователях и размерах их вкладов еще c XVIII века! Данное на храм при­­надлежит храму. Для священнослужителей раньше в церкви ставились отдельные ящики для пожертвований, где указывалось, что это идет на содержание причта.

Так что иудин грех – это в первую очередь воровство в Церкви, приводящее к неверию и, в конце концов, к предательству Бога.

Facebook Вконтакте Одноклассники LiveJournal Google+ Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)1

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *