Иулиания вяземская

Избранную от великоиментаго боярскаго рода, женскую слабость мужески поправшую и разжженнаго похотью мучителя чистотою своею посрамившую, Иулианию славную, вернии, песньми почтим, точит бо нам неоскудно исцеления и молит о спасении всех, зовущих ей:

Радуйся, Иулиание, благоверная княгиня целомудренная.

Ангелов сожительница и страстотерпцем сопричастница быти сподобилася еси, всечестная Иулиание, ангельскую бо чистоту от пелен сохранила еси и тоя ради мученическую кончину доблественно восприяла еси: и ныне со ангельскими лики и мучеников сонмы Престолу Всесвятыя Троицы предстоящи, моли о помиловании нас, приносящих ти похвальная сия:

Радуйся, даров духовных исполненная.

Радуйся, венцем мученическим украшенная.

Радуйся, непоколебимый во искушениях терпения столпе.

Радуйся, твердое во обстояниях мужества основание.

Радуйся, добродетели неувядаемыи цвете.

Радуйся, лозы Христовой многострадальная розго.

Радуйся, благочестия честное прозябение.

Радуйся, чистоты доброто и похваление.

Радуйся, голубице, крыла позлащенная имущая.

Радуйся, теми в райская обители возлетевшая.

Радуйся, Иулиание, благоверная княгиня целомудренная.

Видящи мати твоя, благоверная Иулиание, всю скорбь и тяготу вдовства своего, еще малолетней ти сущей моляще Всесильнаго Бога, да возрастит и усовершит тя Своею благодатию, и купно с тобою пояше Ему: Аллилуиа.

Разумом неомраченным греховными страстьми издетска разумевши необыменнаго Бога, Иулиание богомудрая, несомненно в Того веровала еси, и неизреченная и спасительныя повеления Его соблюдши, подвизаеши пети тебе звании сими:

Радуйся, ум свои к Божественней высоте вперившая.

Радуйся, одеяние души твоея чистотою украсившая.

Радуйся, силу Божию в немощном естестве своем показавшая.

Радуйся, венец победный от Десницы Живоносныя приявшая.

Радуйся, цвете чистоты, среди кала греховнаго проросший.

Радуйся, крине целомудрия, посреди терния похотей душегубительных процветшии.

Радуйся, чистая ластовице.

Радуйся, красная горлице.

Радуйся, яко в молитве тайно бдела еси.

Радуйся, яко писаньми богодухновенными насладилася еси.

Радуйся, Иулиание, благоверная княгиня целомудренная.

Силою благодати Божией сохраняема, блаженная княгиня Иулиание, во благочестии от юных лет возрастала еси, и от силы в силу, и от славы в славу восходила еси, воспевающи укрепляющему тя Богу благодарственную песнь: Аллилуиа.

Имущи в сердце своем огнь любви ко Христу Богу, грех и нас ради человек распеншагося Господа, выну помышляла еси, прехвальная Иулиание: темже ко страстем себе от младенства приуготовила еси и научила еси всех вопити тебе сице:

Радуйся, любовь ко Христу в себе возжегшая.

Радуйся, тоя ради любве тягчайшия муки претерпевшая.

Радуйся, яко Жениха Безсмертнаго возжелала еси.

Радуйся, яко Тому в дар страдания своя принесла еси.

Радуйся, яко красотою страданий твоих Прекрасному Жениху Христу уподобилася еси.

Радуйся, яко Крест Господень на рамо вземши, воздержанием Сему последовала еси.

Радуйся, благочестия ревнительнице.

Радуйся, на врага добляя победительнице.

Радуйся, яко тобою от нечистых похотей избавляемся.

Радуйся, яко тобою от пагубных страстей свобождаемся.

Радуйся, Иулиание, благоверная княгиня целомудренная.

Бурю жития долу влекущаго, и наслаждения красоты, и славу цветущую, яко временну оставльши, блаженная Иулиание, добротою красною целомудрия распаляема, ко Христу прилепилася еси, поющи Ему: Аллилуиа.

Слышавши богоименитая Иулиание иерея некоего сказания о подвизех мучеников, Христа Господа больши живота своего возлюблыших и за имя Христово смерть радостно приявших, ревностию о подвизех сих воспламеняшеся и к святости и чистоте христианстей понуждашеся. Мы же, ведуще сия, восхваляем тя сице:

Радуйся, яко о подвизех мученических возревновала еси,

Радуйся, красоту духовную и доброту телесную в себе сочетавшая.

Радуйся, благоухания духовнаго нас исполняющая.

Радуйся, тьму бесовскую далече отгоняющая.

Радуйся, благ духовных и телесных подательнице.

Радуйся, у Престола Божия за нас присная ходатаице.

Радуйся, яко о Господе ликуеши.

Радуйся, яко лучами благодати Божиеи исполняешися.

Радуйся, Иулиание, благоверная княгиня целомудренная.

Богсиянную звезду, от града Торжка взошедшую и небесными светлостьми возсиявшую, видим тя, всехвальная княгиня Иулиание: и ныне во светлостех мучеников святых пребывавши, купно с ними восхваляющи Светоподателя всяческих и поющи Тому: Аллилуиа.

Видев тя беззаконный князь Юрий, елико душевною красотою сияющую, тако и телесным добротством блистающу, и похотью нечистою распаляем, восхоте обольстити тя. Ты же, всечестная Иулиание, рачение плоти превозмогши, яко воистину крепкий адамант целомудрия явилася еси. Сего ради любовию вопием ти:

Радуйся, чистоты забрало боговидное.

Радуйся, естества цвете благороднейший.

Радуйся, елеем благочестия превращенная.

Радуйся, чистоту душевную и телесную соблюдшая.

Радуйся, в женстем естестве мужескую доброту явившая.

Радуйся, невидимую державу противных сил победившая.

Радуйся, паче сильных мужей крепчайшая.

Радуйся, премудрых века сего мудрейшая.

Радуйся, яко врага льстивого крепкая сопротивоборница явилася еси.

Радуйся, яко мужески подвиг претерпела еси.

Радуйся, Иулиание, благоверная княгиня целомудренная.

Проповедник твоея чистоты и праведности явися мучитель твой, святая княгиня Иулиание, ты бо доброте красней души твоея страстьми осквернится не стерпела еси, доброту несказанную честнаго Жениха твоего уразумевши и плотскую любовь твердо отвергла еси, воспевающе Христу Богу победную песнь: Аллилуиа.

Возсияла еси светлостьми добродетелей твоих, преславная Иулиание, и подвигом мученическим украсилася еси. Темже паче солнца сияеши и просвещаеши всех, твою светоносную память совершающих верно и приносящих ти хваления сия:

Радуйся, мужественная мученице.

Радуйся, плотских страстей целительнице.

Радуйся, яко крин добродетельми твоими процветшая.

Радуйся, целомудренным путем шествовавшая.

Радуйся, адскую гордость отвергшая.

Радуйся, небесную сладость возлюбившая.

Радуйся, пламень похоти разжженныя мудрованием угасившая.

Радуйся, свещу душевную неугасимую соблюдшая.

Радуйся, яко стремление нечистоты опалила еси.

Радуйся, яко на высоту добродетелеи взошла еси.

Радуйся, Иулиание, благоверная княгиня целомудренная.

Хотя ласкосердый мучитель похоти своея желание улучити, ласкательными словесы и мольбы многими и коварством и прещении грозными соблазнити тя покушашеся: ты же, всеславная, плоти мудрование отвергши, болезненне вопияла еси: не разлучит мене любве Христовой ни славы обещание, ни мук прещение, и радостно взывала еси Ему: Аллилуиа.

Новую безчеловечия ярость показа неистовый мучитель твой, досточудная Иулиание, егда слугам повеле сотворити ног твоих отъятие и рук отсечение и в реку Тверцу воврещи бездыханное тело твое. Мы же таковому зверонравию содрогающеся, твоя страсти восхваляюще, вопием ти сице:

Радуйся, мучеников радование.

Радуйся, целомудренных похваление.

Радуйся, струями кровей твоих землю оросившая.

Радуйся, отсечение удов телесных претерпевшая.

Радуйся, к лику мученическому сопричтенная.

Радуйся, одеждою чистоты испещренная.

Радуйся, кровию своею освятившаяся.

Радуйся, тлителя целомудрия поправшая.

Радуйся, яко сердечным рачением твоим Ангелы удивила еси.

Радуйся, яко мужеским сплетением врага невидимого низложила еси.

Радуйся, Иулиание, благоверная княгиня целомудренная.

Странствия земнаго течения мученически скончавши, ко Христу, Неприступному Свету, взошла еси, достохвальная Иулиание. Ему же ныне предстоиши духовно ликовствующи и воспевающи радостную песнь: Аллилуиа.

Всю лесть змиину низложила еси, и Ангельские лики возвеселила еси, преблаженная Иулиание, на камени бо твердо целомудрия утвердившеся, убийцу врага посрамила еси и венец победный от Христа Царя достоино восприяла еси. Сего ради слышиши от нас похвалы сия:

Радуйся, духом своим безплотныя удивившая.

Радуйся, мужеством своим тех возвеселившая.

Радуйся, в жертву себе Богу предавшая

Радуйся, жертва благоприятная Тому явившаяся.

Радуйся, яко страсти многих мук претерпела еси.

Радуйся, яко к сиянию незаходимаго света преставилася еси.

Радуйся, тела мертвенного не пощадившая.

Радуйся, безсмертие неиждиваемое наследовавшая.

Радуйся, яко преступнаго мучителя советы избегла еси.

Радуйся, яко страдальческим путем во обители Небесныя взошла еси.

Радуйся, Иулиание, благоверная княгиня целомудренная.

Всецелу себе самою Богу принесла еси, богомудрая Иулиание, и Божественную силу в немощи своей совершила еси, в женстем естестве невидимую державу и силы ея победивши. Тем же убо во дворы Господа твоего, яко дева мудра свещу носящи вошла еси, поющи Тому хвалебную песнь: Аллилуиа.

Витии красноглаголивых лик не возможет достойно восхвалити тя, всехвальная Иулиание, како бо ты чудодетельне явила еси тело твое, противу быстрин речных плывущи, разслабленному некоему, по брегу Тверцы идущему. Таковому промышлению о тебе Божию чудящеся, во умилении сердец наших приносим ти похвальная сия:

Радуйся, зарями чудес твоих сияющая.

Радуйся, богато нам чудесы источающая.

Радуйся, яко каплями кровей твоих души твоеи багряницу многоценну исткала еси.

Радуйся, яко теми в ризу нетленнаго веселия одеялася еси.

Радуйся, елей Божия Благодати искапающая.

Радуйся, яко благовонный фимиам ко Христу Богу вознесшаяся.

Радуйся, тленную славу презревшая.

Радуйся, венцем нетления венчавшаяся.

Радуйся, яко страданьми твоими, яко злато в горниле, искусилася еси.

Радуйся, яко честное жилище Спасу Христу соделалася еси.

Радуйся, Иулиание, благоверная княгиня целомудренная.

Спастися хотя всем человеком Щедродатель Господь дарова нам святое тело твое, блаженная Иулиание, яко сосуд избранный и источник благодатный, от негоже вси вернии токи исцелении черплюще, выну вопиют прославляшему тя Богу: Аллилуиа.

Стена еси твердая и крепкое забрало граду нашему, святая мученице Иулиание, и всех, с верою и любовию прибегающих к тебе, знамении дивных исполняеми о величии явльшагося в тебе Бога вещающих. Сего ради приими от нас пения сия:

Радуйся, чудеса возсиявшая.

Радуйся, цельбы нам источающая.

Радуйся, страстей лютых утоление.

Радуйся, в скорбех сущих заступление.

Радуйся, яко недуги неисцельныя врачующи.

Радуйся, яко огненное опаление уставляющи.

Радуйся, источниче исцелений неоскудеваемый.

Радуйся, сокровище Божиих даровании неиждиваемое.

Радуйся, яко духи лукавыя отгоняеши.

Радуйся, яко в печалех всем помогавши.

Радуйся, Иулиание, благоверная княгиня целомудренная.

Пению нашему похвальному вонми, угоднице Божия Иулиание, аще бо и ни единоже наше слово довольно было, уповаем бо тобою прощение согрешений наших получити и милость от Благодеющаго всяческих улучити, да вкупе с тобою воспоем Ему: Аллилуиа.

Светозарными сияньми Христа, Невечерняго Солнца, душу и сердце свое озарила еси, богомудрая Иулиание, и к Нему утреневала еси: темже и к Свету присночудному преложилася еси. Им же просвещаеши всех, любовию почитающих тя и приносящих ти сицевая:

Радуйся, в чертоги Небесныя вселившаяся.

Радуйся, к вечным обителем преставившаяся.

Радуйся, к Свету невещественному возшедшая.

Радуйся, целомудрия любовию в горняя скиния вознесшаяся.

Радуйся, яко благодати Христовы благоуханием в небеснем вертограде ныне исполняешися.

Радуйся, яко Божественным славы зрением во обителех светозарных ныне утешаешися.

Радуйся, доблественная страстотерпице.

Радуйся, вечного блаженства наследнице.

Радуйся, яко мрак страстей разгоняеши.

Радуйся, яко славою Божиею исполняешися.

Радуйся, Иулиание, благоверная княгиня целомудренная.

Благодать прияла еси страсти плотския целити, прехвальная мученице Иулиание, и нас, усердно воспевающих тя, душевных и телесных болезней избави твоими яже к Богу молитвами, да дерзновенно вопием Ему: Аллилуиа.

Поюще подвиги твоего предивнаго жития, твоя преславная и богатодательная благодеяния, тобою нам дарованная, ублажаем тя, блаженная княгине Иулиание, блаженна бо воистину явилася еси и в житии твоем, и в смерти, и по смерти твоей. Сего ради воспеваем тя похвалами сими:

Радуйся, нищету духовную возлюбившая.

Радуйся, вся красная мира сего презревшая.

Радуйся, в плаче о Господе слезами очи своя оросившая.

Радуйся, правды небесныя возжаждавшая.

Радуйся, земли кротких наследнице.

Радуйся, преудобренная страстотерпице.

Радуйся, милость от Бога восприявшая.

Радуйся, чистотою сердечною Того узревшая.

Радуйся, яко миром духовным облагоухаеши.

Радуйся, яко мзду небесную достойно восприяла еси.

Радуйся, Иулиание, благоверная княгиня целомудренная.

О святая мученице, благоверная княгиня Иулиание! Тебе, у Престола Господа Славы молящеися за ны, мы, грешнии, на земли живущии, приносим хвалебное сие благодарение и усердно просим тя: моли Всещедраго Бога пробавити милость Свою на землю Российскую, утвердити ны в православии и благочестии, даровати нам прощение согрешении, избавится нам от напрасныя смерти и будущия муки, да с тобою во веки поем Ему: Аллилуиа.

Этот Кондак читается трижды, затем 1-й Икос «Ангелов сожительница…» и 1-й Кондак: «Избранную…»

Молитва

О всехвальная мученице, святая угоднице Божия, благоверная княгиня Иулиание! Ты супружеския ради чистоты душу свою положила еси и за целомудрие даже до крови подвизалася еси, и сего ради, аще и жена была еси, обаче к лику праведных дев сопричтена быти сподобилася еси.

К тебе, велие дерзновение ко Владыце стяжавшей, смиренно притекаем и умильно просим тя: подаждь нам отраду и свобождение от плотския брани, житие целомудренное и благочестное в супружестве, девстве пребывание, се бо страстьми плотскими обуреваемся, и грехов многих пучина объяла есть ны. Темже и несть мы достоины ниже взирати на высоту Небесную, ниже Господа в помощь свою призывати.

Буди нам помощница во спасение скорая и от зол и обстояний избавительница неодолимая. Всех, с верою несумненною к Богу приходящих и молитвенно к тебе притекающих, от всяких бед душевных и телесных свободи, скорбящия обрадуй, труждающимся помози, плачущия утеши, изнемогающия поддержи, нападствуемым буди заступница, вдовицам и сирым защитница, младенцем питательница.

Помози нам, да не погибнем со страстьми и похотьми нашими, но да управим живот наш во всяком благочестии и чистоте, яко да соделаем телеса наша храмом живущаго в нас Духа Святаго и прославим благодать и милость Триединаго Бога во веки веков. Аминь.

Иеромонах Даниил (Сычев)

По преданию, святая Иулиания Вяземская родилась в последней четверти XIV века. Она происходила из знатного и благочестивого рода бояр Гостомысловых. Отца Иулиании, Максима Даниловича поставили наместником в городе Торжке, подчинявшемся Великому Новгороду. В 1391 году его убили за приверженность к Великому князю Московскому Василию Дмитриевичу. Мать Иулиании, Мария Никитична не смогла пережить безвременную гибель супруга и спустя несколько месяцев скончалась. Перед смертью она призвала брата мужа, Федора Даниловича и поручила ему растить свою четырехлетнюю дочь Иулианию. Он стал для девочки вместо отца и воспитал ее в духе истинного православного благочестия.

Рано потеряв родителей, Иулиания не впала в уныние, а, возрастая, все больше и больше полагалась на волю Божию; молитвы ко Всещедрому Господу в доме дяди и в храме были ее главным утешением. Неотъемлемыми качествами Иулиании стали благочестие и страх Божий. Премудрый Господь, видя искреннюю веру, не оставил дитя, дав ей не только чистую и нежную душу, но и прекрасную наружность.

По достижении законного возраста Иулианию выдали замуж за Вяземского князя Симеона Мстиславовича, отличавшегося кротостью, богобоязненностью и человеколюбием. Свято исполняя Заповеди Божии, приняв Таинство брака, Симеон и Иулиания сразу полюбили друг друга. Жизнь их благочестивой семьи протекала мирно и тихо, при взаимном согласии. По словам летописца, они были, как два белых, чистых голубя среди черных и хищных воронов.

Русская земля, находившаяся тогда в вассальной зависимости от Золотой Орды, переживала не лучшие свои времена. Междоусобные войны, жестокие нравы, предательство, зависть и наветы широко распространялись среди правящих князей. На рубеже XIV−XV веков постоянно присутствовала угроза западным границам нашего Отечества со стороны Литовского княжества.

В 1390 году сын святого благоверного великого князя Димитрия Донского (память 19 мая/1 июня) великий князь Московский Василий I Дмитриевич, управлявший с 1389 по 1425 годы, женился на дочери великого князя Литовского Витовта – Софии. Этот брак способствовал тому, что Смоленское княжество, пограничное между Москвой и Литвой, переживало тогда последние годы своего существования. Великий князь Витовт во весь период своего правления не только желал завоевать Смоленские земли, но и прочно закрепиться на них. И зять его, великий князь Василий Дмитриевич, этому практически не препятствовал.

Последний владелец Смоленских земель − князь Юрий (Георгий) Святославович, происходил из рода Владимира Мономаха, из племени Смоленского князя Ростислава Мстиславовича (внука Мономаха). Человек бесстрашный и властолюбивый, он отличался крайне беспокойным характером, жестоким нравом и сам часто вступал в ссоры с соседями. Смоленское княжество князь Юрий получил в 1386 году, после смерти отца, Святослава Ивановича, павшего в бою с литовцами. В начале XV века он приказал казнить множество бояр смоленских и князя Михаила Романовича Брянского, чем создал себе оппозицию из их родственников и сторонников, затаивших злобу и обиду.

В 1404 году литовское войско семь месяцев осаждало Смоленск, по утверждению русского историка Н.М. Карамзина: «без малейшего успеха». Но только стоило князю Юрию отправиться в Москву с просьбой о военной помощи, как его смоленские недруги тайно связались с князем Витовтом и сдали ему город. В плен попала и супруга князя Юрия, дочь князя Рязанского Олега Ивановича. Из Смоленска ее отправили в Литву.

Вначале князь Юрий с сыном Феодором и братом Владимиром бежал в Новгород Великий и некоторое время находился в нем. После падения Смоленска литовские войска вскоре захватили и Вязьму. Горечь изгнания князь Симеон Мстиславович Вяземский с верной супругой Иулианией разделили с князем Юрием Смоленским.

В 1406 году князь Юрий попросил покровительства и защиты в Москве. Великий князь Василий принял на службу князей Юрия и Симеона и дал им на прокормление город Торжок, разделив его на две половины.

По преданию, ранее этих князей соединяла крепкая мужская дружба. Они делили пополам и радость и горе. Всегда князь Симеон не забывал о своем подчинении Юрию. Он везде и во всем отдавал ему предпочтение, служа верой и правдой. И княгиня Иулиания выражала почтительность, ласку и добро. В те годы она еще более расцвела духовно и телесно, чем пленяла сердца всех посещавших их гостеприимный дом.

Но недолго продолжалась мирная и счастливая жизнь благоверных Симеона и Иулиании в Торжке. Одна из отрицательных черт характера князя Юрия − сластолюбие, непомерная тяга к женщинам − приняла здесь крайние формы. И если ранее, имея рядом законную супругу, он еще как-то сдерживал себя, то в Торжке, пируя и предаваясь пустым развлечениям, быстро потерял всякую власть над своей страстью. Он прельстился красотой княгини Иулиании. В сердце Юрия закралась зависть к Симеону, вскоре перешедшая в непреодолимое желание непременно завладеть его супругой. Плотская похоть разжигала воображение князя Юрия, затмевая разум. Он забыл, что говорил Господь наш Иисус Христос в Нагорной проповеди о прелюбодействе. Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем (Мф. 5:28). Не помнил он и о том, что еще в Ветхом Завете напоминалось: Не пожелай красоты ее в сердце твоем… Может ли кто ходить по горящим угольям, чтобы не обжечь ног своих? То же бывает и с тем, кто входит к жене ближнего своего; кто прикоснется к ней, не останется без вины (Притч. 6:25, 28−29).

Уверенный во вседозволенности и безнаказанности, князь Юрий стал искать возможность осквернить честный брак благоверных Симеона и Иулиании. Неоднократно он приходил в их дом со злыми намерениями, но целомудренная княгиня умело уходила от всех его козней. Нарушив десятую заповедь Божию: Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, (ни поля его), ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, (ни всякого скота его), ничего, что у ближнего твоего (Исх. 20:17), от грязных мыслей и желаний князь Юрий вскоре перешел к нечистым действиям.

Окончательно ослепленный блудной страстью, несчастный князь Юрий решил коварной хитростью добиться своей цели. Устроив щедрый пир в своем доме, он пригласил князя Симеона и княгиню Иулианию. Подстрекаемый лукавым духом, князь Юрий не хотел помнить, что именно пьянство более всего вредит целомудрию. Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно; впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид; глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное (Притч. 23:31−33). Опьянев, князь Юрий коварно заколол мечом ничего не подозревающего князя Симеона − тем самым окончательно вступив на путь беззакония, нарушив и шестую заповедь Божию: Не убивай (Исх. 20:13). Затем он приказал слугам силою, «яко власть господскую имея над нею», привести благоверную Иулианию к себе в спальню. И здесь она, даже под страхом смерти, зная о гибели мужа, не испугалась насилия и угроз, не пошла на беззаконие, продолжая непоколебимо сохранять свое целомудрие. Мольбами, увещеваниями и праведным гневом княгиня Иулиания пыталась вразумить безумного сластолюбца, желая отвести его от нового преступления: «Зачем, господин мой, напрасно ты трудишься? Не быть никогда такому позорному делу! Ты знаешь, господин мой, у меня есть муж и как мне осквернить честное ложе его! Лучше мне умереть, чем согласиться на такое дурное дело!» Слова святой Иулиании привели преступную душу сластолюбца в состояние одержимости. Защищаясь от насильника, княгиня попыталась ударить его ножом, а затем, воспользовавшись замешательством Юрия, вырвалась и с криками о помощи выбежала во двор. Юрий обезумел настолько, что приказал догнать княгиню, отрубить ей руки и ноги, убить ее и мертвое тело бросить в прорубь, в реку Тверцу.

Рукописное Житие святой княгини Иулиании, хранившееся в соборном храме города Торжка, представляет несколько иную версию происшедшего: князь Юрий обманом и хитростью заманил княгиню Иулианию в одну из комнат своего дворца. После нападения на нее и криков о помощи, прибежал князь Симеон. Обезумевший от ярости Юрий бросился на него и убил, а княгиню Иулианию сам «изрубил в куски» и велел бросить в реку.

Пострадавшие от Юрия целомудренная Иулиания и супруг ее благоверный Симеон омыли свои брачные венцы непорочной кровью и отошли ко Господу, чтобы там воспринять венец мученический. Вместо короткой и временной земной жизни они получили жизнь вечную и Царство Небесное. Их кончина последовала 21 декабря / 3 января (н. ст.) 1406 года.

По преданию, тело святого благоверного князя Вяземского Симеона Мстиславовича перенесли с почестями в Вязьму, отпели и торжественно погребли в крепости, на Соборном холме, в стенах Никольского (впоследствии Троицкого) храма. Его имущество, по общему уговору родственников Симеона и Иулиании и с согласия Великих князей Московского Василия Дмитриевича и Литовского Витовта, передали в Вяземский собор. С тех пор в нем постоянно совершалось молитвенное поминовение князя Симеона и его супруги.

Благоверный князь Симеон свято почитается в Вязьме и в Торжке местно. Его изображения встречаются в иконах и росписях храмов Торжка, Твери и Вязьмы. Он включен в Собор Смоленских святых.

Вяземский Никольский (Троицкий) собор несколько раз перестраивался, сам город подвергался нашествию неприятеля, и мощи святого князя Симеона в настоящее время считаются утраченными.

Господь открыл останки святой благоверной княгини Иулиании весной того же 1406 года. По преданию, ее целое и нетленное тело, плывущее против течения, обнаружил один больной (расслабленный) крестьянин, шедший в город Торжок по берегу реки Тверцы. Увидевший чудесное явление, он изумился, испугался и хотел уже удалиться, когда услышал голос, исходящий от бездыханного тела: «Раб Божий, не бойся. Ступай в соборную церковь Преображения Господня и возвести протопопу и прочим, чтобы они взяли мое грешное тело отсюда, и погребли его на правой стороне в этой церкви». В то же время крестьянин почувствовал себя совершенно здоровым. С радостью он исполнил чудесное повеление благоверной Иулиании. Тотчас, получив весть об обнаружении тела честной княгини, множество народа во главе с соборным протоиереем отправились на указанное место. Недалеко от берега они обрели ее останки и с подобающим торжеством перенесли в собор, где и нашла святая Иулиания упокоение в каменной гробнице. При этом многие больные получили исцеление от тяжких недугов.

В 1598 году протодиакон соборного храма Торжка Иоанн, без всякого на то благословения, захотел тайно осмотреть мощи святой Иулиании, находившиеся под спудом. Сорок дней он молился Богу и постился. Когда отец Иоанн раскопал захоронение княгини, на него напал ужас. В то же время из гроба вырвался огонь, сильно опаливший дерзкого протодиакона, и раздался голос: «Не трудись напрасно, отец, ибо не следует видеть тела моего, пока не будет на то воли Божией». Полдня наказанный протодиакон пролежал без движения, пока вошедший в храм пономарь не увидел его и не созвал народ. Иоанн со слезами поведал о случившемся. Более двух месяцев протодиакон пролежал в постели, не в силах подняться. Он искренне раскаялся, и только во время молитвы у гробницы святой Иулиании, к которой его принесли родственники, получил исцеление.

В апреле 1815 года в Торжке начали разборку старого Преображенского собора, построенного еще в 1364 году на месте более древнего Спасского храма. При этом открылась часть каменной гробницы, в которой почивали останки святой княгини. Днем и ночью на место погребения благоверной Иулиании стекались люди. Многие из искренне верующих, молились ей, прикасаясь к ее гробу, или взяв часть земли из храма,и получали исцеление в болезнях. В это время продолжалось и возведение стен нового собора. В связи с обретением мощей княгини Иулиании, 2/ 15 июня 1819 года под соборным храмом, с правой стороны устроили и освятили в честь святой мученицы часовню. По свидетельству архиепископа Тверского и Кашинского Димитрия (Самбикина; 1839−1908), в 1820 году для придельного (южного) престола, посвященного святым Иулиании Никомидийской и Иулиании Вяземской и Новоторжской, в Преображенский летний городской собор выдан антиминс архиепископом Филаретом (Дроздовым). В 1822 году строительство нового собора, возводимого по проекту архитектора К.И. Росси, завершили, и тогда же его освятили.

В честь святой княгини Иулиании устроили придел и в храме в честь святого благоверного князя Александра Невского в Твери.

5 февраля 1919 года, во время развернувшейся по всей России антирелигиозной компании, гробницу с мощами святой княгини Иулиании вскрыли. Представители власти назвали это разграбление и осквернение древней святыни «публичным освидетельствованием» и «ликвидацией культа мертвых тел». По некоторым данным, после этого случая до 1930 года мощи святой Иулиании покоились в храме Архангела Михаила города Торжка. Другие источники утверждают, что сразу после вскрытия гробницы большевики бросили мощи святой Иулиании в реку Тверцу. В настоящее время местонахождение мощей благоверной княгини Иулиании неизвестно.

Православная Церковь чтит память благоверного князя Симеона Вяземского и благоверной княгини Иулиании Вяземской 21 декабря /3 января (н. ст.), в день их мученической кончины, а также в воскресенье перед 28 июля/10 августа – в Соборе святых земли Смоленской, в воскресенье после 29 июня/11 августа − в Собор святых земли Тверской, во второе воскресенье по Пятидесятнице – в Соборе всех святых, в земле Российской просиявших, и в день обретения мощей благоверной Иулиании – 2/ 15 июня.

Мученическая кончина святых Симеона и Иулиании отражена во многих Русских летописях. Известны рукописные сказания о них: «Повесть о благоверной княгине Иулиании, супружнице благоверного князя Симеона Мстиславовича Вяземского» и «Сказание об убиении святаго князя Симеона Мстиславовича Вяземскаго и целомудренныя его княгини Иулиании, и о князе Юрии Смоленском», на основе которых составлено Житие Иулиании. Отдельная глава посвящена этому событию и в Степенной книге. В первой половине ХIХ века составлена служба святой благоверной княгине Иулиании, впоследствии помещенная в Минее за декабрь. Акафист ей написан в 1883 году Андреем Федоровичем Ковалевским.

На иконах святая Иулиания изображается в княжеской одежде, с головой, покрытой белым убрусом и увенчанной княжеской короной. В левой руке она держит православный восьмиконечный крест. В Сводном подлиннике Филимонова на ее изображение дается иконописцам такое указание: «Подобием аки Пятница, на главе плат». Известна прорись изображения святой Иулиании Вяземской, выполненная в 1970 годы монахиней Иулианией (Соколовой; 1899−1981 гг.) из пособия для студентов Московской духовной семинарии, занимавшихся в иконописном кружке.

Князь Симеон изображается пожилым, со значительной сединой в волосах, с небольшой круглой бородой и в княжеской шубе.

Образы Святых Симеона и Иулиании есть на иконах Соборов Смоленских и Тверских святых.

Святые благоверные Симеоне и Иулиания, молите Бога о нас!

Судьба князя Юрия

После жестокого убийства святых Симеона и Иулиании, всеми презираемый и порицаемый, князь Юрий бежал в Орду. В Послании к Ефесянам апостол Павел напоминал: Знайте, что никакой блудник, или нечистый… не имеет наследия в Царстве Христа Бога (Ефес. 5:5). Не найдя себе покоя в диких степях, терзаемый муками совести, он удалился в другие земли и скитался, боясь даже назвать свое имя. Вскоре князь Юрий вернулся на Русь и стал искать пустынное место, чтобы поселиться в нем, каяться и оплакивать свои страшные грехи. Вспомнил он слова царя Давида из Псалтири: Я открыл Тебе грех мой и не скрыл беззакония моего; я сказал: «исповедаю Господу преступления мои»; и Ты снял с меня вину греха моего (Пс. 31:5). Скромное убежище он нашел во владениях своего тестя, князя Олега Рязанского. В Николаевском Веневом монастыре, находившемся у реки Осетр (в 34 верстах – 36,3 км. от Тулы), его принял игумен Петр. Исповедовавшись и раскаявшись, князь Юрий вспомнил свои «многие беды и напасти, и мирские мятежи, и душевные страсти». Ибо скрывающий свои преступления не будет иметь успеха; а кто сознается и оставляет их, тот будет помилован (Притч. 28:13). Пробыв в обители несколько дней, он тяжело заболел и 14 / 27 сентября 1408 года, в день празднования Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня скончался.

Приложение

Славная кончина за целомудрие и супружескую верность святых княгини Иулиании и князя Симеона отражены в нескольких древних летописях.

В Московском летописном своде: «Князь Юрьи Святославович Смоленьскы прииде из Новагорода на Москву, и дасть ему князь великы Торжекъ. Онъ же убил тамо служащего ему князя Семена Мъстиславича Вяземского и его княгиню Ульяну, взя бо ю к собе, хотя с нею жити, она же сего не хотяше. И яко лещи въсхоте с нею, она же предобрая мужелюбица мужескы въспротивися ему, иземши ножь удари его в мышьцу на ложи его. Онъ же възъярився и въскоре уби сам князя ея, а еи повеле рукы и ногы отсещи и в реку въвергоша ю. И бысть ему въ грех и въ студ великъ и с того побеже ко Орде, не терпя горкаго своего безвремянья и срама и бесчестья».

В Львовской летописи: «Князь Юрьи Святославовичь и приде изъ Новагорода на Москву, и би челом великому князю Василью Дмитреевичю во службу; и князь велики дасть ему половину Торжку, а другую половину князю Семену Вяземъскому. И уязвивъ сердце дияволъ князя Юрья плотнымъ хотениемъ на княгиню на Семенову; он же уби тамо князя Семена Мстиславича Вяземского. Взятъ бо на ложе княгиню его Ульяну, хотя быти съ нею; яко же ляже съ нею, она же вземши ножь, удари его въ мышцу; онъ же возъярися, уби князя еа, и ей повеле отсещи руки и ноги, и въ реку воврещи. И бежа самъ къ Орде, не моги терпети срама, и горькаго безвремянья, и безчестия, и студа».

В Тверской летописи: «В лето 6914. Той же зыми Юрий Святославович убил князя Семена Вяземского; служил бе ему, и уязвися похотию на его подружие, она же добрая мужелюбица мужески противися, удари его ножемъ, и бысть ему срамъ и студъ великъ; он же велевь ей отсечи рукы и ногы, и тако убивъ мужа еа, и въвергоша въ реку Тферцу; богобоязнивыи же изнесоша и положиша честно. И онъ зле приатъ конецъ, не наиде своеа отчины; а сию жену причетохомъ въ мученицу, на последний же векъ прославила же мужа своего честно, симъ бо есть вечнаа память. Той же осени Юрий Смоленскый (побеже), за безаконие гонимъ гневомъ Божиимъ съ Москвы».

В Словаре историческом о русских святых, изданном в 1862 году в Санкт-Петербурге: «Иулиания, княгиня Вяземская, супруга Симеона Мстиславича, удельнаго князя Вяземскаго. – Сей князь как другъ и вассалъ князя Смоленскаго Юрия Святославича, лишеннаго своихъ владений разделялъ съ нимъ бедственное изгнание въ Торжке, вместе с прекрасною супругою своею Иулианиею. Равно жестокий и сластолюбивый, Юрий пылалъ вожделениемъ осквернить ложе Симеоново; не успевъ въ томъ ни соблазномъ, ни коварными хитростями, дерзнулъ на явное злодеяние: в своемъ доме, среди веселаго пира, убилъ князя Вяземскаго, и думалъ воспользоваться ужасомъ несчастной супруги. – Любя непорочность более всего в мире, она искала спасения въ бегстве. Юрий, обнаживъ мечъ, догналъ Иулианию на дворе, изрубилъ ее и велелъ бросить въ реку. Это гнусное убийство случилось (следуя Троицкому летописцу) 1407 года. Тело добродетельной княгини погребено въ соборной церкви Преображения, въ городе Торжке, где и ныне мощи ея почиваютъ подъ спудомъ».

Святая мученица Иулиания — Житие

Мученица Иулиания достигнув совершеннолетия, была обручена, но когда узнала, что жених ее язычник и не желает принять христианской веры, то отказалась выйти за него замуж и решила остаться девой. Как ни принуждали ее к замужеству отец и жених, она осталась твердой в своем решении. Тогда отец безжалостно избил свою дочь и отправил к епарху Елевсию, чтобы он с ней делал что хочет. Иулиания была очень красива, и Елевсий долго уговаривал ее выйти за него замуж, но Иулиания по-прежнему говорила, что не может быть женою язычника.

Тогда епарх Елевсий предал святую на муки. Сначала ее сильно избили, потом, повесив за волосы, обжигали и кололи раскаленным железом, а затем еле живую ввергли в темницу. И вот когда, лежа на земляном полу, Иулиания взывала к Богу о помощи, явился ей диавол в образе ангела и стал уговаривать принести жертвы идолам, обольщая мученицу Божиим милосердием: мол, согрешив»ты покаешься, и Бог простит тебя. Но святая вопросила Бога: «Поведай мне, Господи, кто он, говоривший такие слова?»

И услышала голос Христа: «Иулиания, дерзай! Я с тобою! А над диаволом, пришедшим к тебе, Я даю тебе власть и силу; можешь делать с ним что пожелаешь».

Тотчас раны мученицы зажили, и она встала невредимая и здоровая. А диавола, связанного Божественной силой, святая наказала побоями и утром по дороге на допрос выбросила в кучу грязи.

На суде она вновь обличила епарха в нечестии. За это ее ввергли в разожженную печь, но мученица молитвой угасила огонь. Видя чудо, 500 мужчин и 130 женщин уверовали во Христа и громко исповедали Его Богом. Им всем отрубили головы. После этого Иулианию бросили в котел с кипятком и долго варили, но посланный Богом ангел сохранил ее невредимой. А огонь из печи вдруг устремился на стоящих поблизости и сжег многих мучителей.

Наконец по приказу Елевсия Иулиании отрубили голову, и душа ее отлетела ко Господу Иисусу Христу, дивному во святых. Аминь.

<< на главную страницу

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *