Из мальчика в девочку рассказ

У меня был друг Саша и он был какой-то странный. В чем заключалась эта странность я никак не мог понять пока меня не послала к нему учительница обеспокоенная его долгим отсутствием в школе (он там не был больше месяца). Когда я пришел к нему мне долго никто не открывал дверь и я уже собирался уходить как услышал звук открываемой двери. Дверь открылась и захлопнулась прямо перед моим носом но потом снова открылась и меня буквально втянуло в квартиру. Передо мной предстала очень красивая девочка в розовом платье розовых колготках и накрашенным лицом. «А где Саша? Я принес ему задание со школы.» сказал я ей. «Не узнаешь?» спросила она. «Н-нет.» Я пригляделся повнимательнее. Сквозь макияж проглядывали знакомые черты лица. «Сашка это ты?! Ты что с ума сошел?» удивился я. «Нет. Я просто хочу стать настоящей девочкой и кажется становлюсь ею.» с улыбкой проговорил он. «Понятно. А я тут принес тебе задание по школе и меня просили выяснить почему ты не ходишь в школу второй месяц.» «А как?» и он задрал платье. Через розовый капрон колготок я увидел гладкую поверхность лобка без писуна как у всех девочек. «А как ты сикаешь?» спросил я. «Писаю? Через писю как и все девочки.» ответил он (или уже она). Когда я снял верхнюю одежду она мне предложила: «Мне неудобно общатся с мальчиком. Может ты переоденешься в девочку и мы бы общались как девочки. Я дам тебе свою одежду и если хочешь моя мама сделает тебе макияж.» Я был рад помочь бывшему другу адаптироваться в его новой жизни да и к тому же я хотел узнать как себя чувствуют девочки в своей одежде. И я согласился. Когда я вошел в её комнату то удивился обилию кукол и других игрушек в которые играли девочки но не мальчики. Глядя на всё это я произнес: «Да брат похоже ты всерьез намерен стать девочкой. И давно это у тебя?» «С пяти лет. Раздевайся догола.» сказала она. Я снял всё с себя включая трусы и прикрыл писун рукой. «Можешь не закрывать. У меня у самого такой же был.» сказал(а) Саша. «А ну да.» и я убрал руку с писуна. Она дала мне белые колготки чтобы я их надел. Но я сказал что не умею их надевать. Тогда она взяла колготки закатала один из их чулков до конца и сказала: «Вытяни ногу так.» и она вытянула свою красивую ножку в розовом капроне показывая мне как надо вытягивать её. Я сделал так как она мне показала и я почувствовал как паутинка капрона приятно заскользила вверх по моей ноге. По мере надевания чулка нога становилась белой. Когда она надела чулок до колена Саша перешла на другой чулок закатав и его до конца. «Теперь вытяни другую ногу.» сказала она. Я вытянул и другая нога стала покрываться прозрачной белой паутинкой. Когда колготки были надеты на обе голени паутинка легко преодолев колени стала медленно но очень приятно покрывать мои бедра. Наконец когда колготки оказались на бедрах Саша натянула их мне до середины живота так что задний шов колготок приятно воткнулся в попу разделив её на две половинки а мои яички и писун столь же приятно окутала нежная паутинка белого капрона. После того как Саша надела таким образом на меня колготки она дала мне белое платье. Я попросил её одеть это платье на меня ведь я никогда не носил платьев и не умел их одевать. Тогда она сказала чтобы я поднял руки вверх и приятная шелковая ткань платья скользнула вниз по моему телу. Платье было на тоненьких бретельках и очень коротким едва прикрывающим мою голую попу в колготках. Оно было похоже скорее на ночную сорочку чем на дневное платье но оно было очень красиво с серебряной вышивкой по подолу и тем более на ней было точно такое же платье только розового цвета. А ещё она дала мне белые перчатки. «А это зачем?» спросил я. «Ты посмотри на свои руки. Они типично мужские.» был её ответ. И я надел их на руки выше локтя. Они были полупрозрачными потому что сделаны они из тончайшего шелка и в них было очень приятно моим рукам. Теперь когда на мне было платье колготки и перчатки я понял почему Саша захотел стать девочкой. В такой красивой одежде просто было приятно находиться. Под платьем я чувствовал какую-то необычайную свободу а колготки и перчатки я почти не чувствовал что создавало впечатление легкости моего тела. Хотелось бегать прыгать и просто летать от этой легкости что придавала мне эта одежда. Но Саша сказала что я похож скорее на мальчика в платье чем на девочку. «А что ещё не хватает?» спросил я. «Макияжа.» коротко сказала она. «Как у тебя?» «Как у меня.» сказала она. «Ну давай.» нерешительно произнес я. Тогда она позвала свою маму которая удивилась увидя в комнате дочери мальчика в платье. Саша объяснила ей что я пришёл со школы принес задание а так как она давно не общалась с мальчиками она и дала мне свою одежду. Мать похвалила дочь за это и сказала, что мне нужен полный макияж. Начала она с губ обведя их контур красным карандашом и накрасив ярко-красной помадой нанеся на них блеск. После этого она перешла на глаза подведя их тушью а веки накрасила розовыми тенями покрыв их блеском. Наконец она напудрила мне всё лицо перед тем наложив на щеки румяна. Макияж был закончен и меня подвели к зеркалу с закрытыми глазами и сказали их открыть. Когда я открыл глаза то не узнал себя. Несмотря на то что мое лицо напоминало кукольное макияж мне понравился. Я хотел его потрогать но мне запретили это делать. В это время я почувствовал что колготки сползают с моей голой попы да и складки на колготках появились. Я сказал им об этом. Тогда мама Саши сказала чтобы я подошел к ней. Я стоял. «Да не бойся ты так. Она же не съест тебя. Она же моя мама.» сказала Саша с улыбкой. Её улыбка несколько успокоила меня и я подошел к её маме. Она спустив колготки до колен взяла за шкурку мой писун оттянув её завязала на конце её длинную нитку сделала писун между ног а другой конец нити натянув её просунув через попу привязала на животе. Затем она снова надела колготки натянув их на мою голую попу и закрыв белым капроном чуть не весь живот. Потом она попросила дочь дать трусики и когда она их ей дала она сказала чтобы я их надел на колготки. Эти трусики были очень маленькие, так что когда я их надел на колготки они воткнулись мне в попу вместе со швом колготок. Больше колготки не сползут, поскольку они прижаты к попе трусиками, а писун не мешал носить такие маленькие трусики потому что он зажат между ног. Мне было очень приятно ощущать щекотание капрона не только на ногах и попе но и в самой попе причем я не испытывал при этом никакого дискомфорта. Наоборот, от каждого движения мне делалось приятно всему моему телу. Кстати и от сознания того что у меня было красивое лицо как у Саши мне становилось приятно на душе. Мне всё хотелось взглянуть на себя в зеркало полюбоваться собой, но нам надо было делать то зачем я пришел сюда — то есть уроками и когда мама Саши ушла мы как две примерные девочки стали их учить. После уроков Саша попросила меня поиграть с ней в куклы (надо сказать что у неё в комнате было много разных кукол). Но я отказался так как никогда не играл в них ведь я же мальчик. Я сказал ей об этом. Тогда она подвела меня к зеркалу и сказала задрав мне платье: «И где ты видишь мальчика? Ты же уже девочка.» И она была права: писуна не было видно. Тут я вспомнил что не предупредил маму что задержусь и сказал что мне надо позвонить маме чтобы она знала где я. Она отвела меня к телефону с условием что я останусь и буду с ней играть в куклы. Я согласился. Когда я позвонил маме она поначалу не узнала мой голос. Он напоминал голос девочки. Только когда я изменил голос на свой она меня узнала и я отпросился ещё часа на два сказав что я буду играть с другом. Она разрешила мне остаться. Я удивился как я могу менять голос в этой одежде. Когда я говорил с мамой то старался держать голос мальчика когда же положил трубку то вновь услышал «свой» голос девочки. Я сказал ей об этом и спросил почему. «Не знаю. Наверное ты хочешь стать девочкой.» сказала она. «Я? Н-нет.» с улыбкой сказал я. Но тебе приятно в этой одежде. Не так ли?» «Ну да. Но для того чтобы захотеть стать девочкой нужно что-то большее. А ты как думаешь?» «Ну да. Ты прав.» И мы стали играть в куклы. Не думал что эта игра меня так увлечет. Мы так увлеклись что не замечали время и остановила нас только её мама придя и сказав нам: «Так девочки всё хватит играть. Уже поздно и Саше пора спать.» Мне было лестно что она меня причислила к девочкам но мне было жаль снимать эту приятную и красивую одежду (особенно колготки) и становиться снова мальчиком. Но делать было нечего и мы пошли в ванную комнату смывать макияж. Когда Саша смыла свой макияж к ней как по волшебству вернулось лицо мальчика Саши. «Ну с возвращением. Ты стал похож сам на себя.» сказал я думая что делаю ему комплимент. «Не называй меня так. Я — девочка.» сказала она задрав платье и демонстрируя что у ней уже нет отличительного признака мальчика. «Извини. Я забыл.» сказал я. Сняв перчатки я тоже смыл макияж. Вернувшись в её комнату я снял с помощью Саши её одежду а её мама отвязала писун и я одел свою привычную одежду. А Саша уже приготовилась ко сну надев на голое тело белую прозрачную ночную сорочку доходившую ей до пят. Ох и досталось мне от мамы за то что я обманул её и пришел домой поздно. А учительнице я что-то наврал и она поручила мне относить Саше задание каждую неделю. Так что я с ней стал видеться вполне регулярно. Когда я приходил к ней я тут же раздевался догола и шел в ванную мыться а потом подходил к сашиной маме чтобы она завязала писун между ног. Потом Саша надевала мне колготки и платье а я надевал трусики чтобы колготки не спадали. Затем мама Саши делала мне полный макияж. Обязательным атрибутом служили перчатки которые я надевал на руки после того как она накрасит мне лицо. После этого мне давали какие-нибудь босоножки обязательно под цвет колготок или платья которыми я обувал ноги. Только после этого мы начинали заниматься уроками. Со временем я научился надевать и колготки и платье но лицо по-прежнему красила мама Саши. А на каникулах я часто оставался у них ночевать. Тогда мне Саша давала белую или розовую прозрачную ночную сорочку которую я надевал на голое тело и так ложился спать вместе. Ни о каком сексе между нами не могло быть и речи в силу нашего слишком юного возраста (нам было по 9 лет). Мы тогда и подумать не могли что люди могут себя так удовлетворять. О чём я сейчас очень жалею. Лишь однажды меня толкнула какая-то неведомая сила к ней и я её поцеловал в губы. Видимо тогда мне она показалась особенно красивой. По ночам мы разговаривали. Между прочим Саша рассказал как принял решение стать девочкой. Об этом я написал рассказ «Белое платье мальчика Саши». На следующий учебный год у нас в классе появилась новая ученица — Саша. Лишь я знал кто на самом деле была эта «девочка». А о мальчике Саше никто даже и не вспоминал — как будто его и не существовало вовсе. Конец.

Превращение в девочку
Я жил в семье с сестрой Наташей и мамой, отца у нас не было, т.к. он уже давно ушёл к другой женщине.
Однажды мама сказала:
— Андрей твоя одежда вся в стирке, носи пока одежду сестры!
Тогда мне было уже 11 лет. Большая часть моей одежды была грязная, лежала в куче грязного белья и должна была постираться. Из-за того что сломалась стиральная машина, одежды накопилось много и постирать её было нельзя.
Сестра была более аккуратная и чистоплотная чем я, и её одежды, хорошей, не загрязненной было ещё много, почти весь шкаф.
Это случилось утром, когда я проснулся в одних трусах и не увидел рядом с собой своей одежды. Сестра ещё спала в своей комнате, но мама уже вынесла мне её одежду и разложила рядом на стуле.
— Так, вот тут колготочки, трусики и платье. Бюстгальтер наверное тоже нужен вместо майки… Одевай пока это.. — сказала она.
Я был в большом шоке от всего что происходило, честно говоря совершенно не ожидал, что мама заставить меня одевать сестрину одежду и попытался протестовать:
— Но я не хочу это одевать! У меня должна быть своя одежда!
— Нету у тебя больше своей одежды. Андрей, сколько раз тебе говорить! Не постиранная, грязная одежда вся. Подожди недельку, сделают мастера стиральную машину и всё постираем. А сейчас одевай то что я тебе говорю!..
Я посмотрел на стул и у меня чуть не закружилось голова при виде того, что мне предстояло одеть. Это были тонкие светлые колготки, розовые девичьи кружевные трусики, белое женственное платье. Словно мама подобрала мне самую «позорную» для мальчика одежду, самую девчачью.
Признаться, несмотря на то что мой возраст был уже немаленький — 11 лет, я до сих пор находился в подчинении мамы, она очень сильно опекала меня, многое делала за меня, вплоть до того что сама мыла меня в ванной (боялась, что я могу подскользуться в скользкой ванне), сама собирала меня в школу, одевала меня, когда мы гуляли вместе — водила по улице за ручку. Вот и сейчас она сама меня начала одевать в сестрину одежду.
Я лишь присел на кровати, а мама уже начала снимать с меня трусы.
— Мальчишеские трусы надо снять, чтобы одеть поверх них девчачьи, — сказала она.
Затем мама сама быстренько натянула на мои голые ноги колготки. Вслед за ними одела розовые трусики. Затем велела мне встать и повертеться. Когда я вертелся, она унизительно похлопала меня по попке и сказала:
— Хорошо сидят! Ты похож на девочку! Теперь подними ручки вверх!
Когда я поднял руки вверх, на меня сверху было одето шёлковое белое платье.
— Ладно бюстгальтер пока не будем.
Я смущённо прошёлся по комнате в новой одежде, а мама улыбаясь смотрела на меня.
— Ты просто лапочка! Наташа иди сюда!
Больше всего я боялся, что меня увидит в этом наряде моя сестра и засмеёт! И вот она уже бежит в эту комнату.
Когда сестра вошла сюда, на её лице появилась улыбка и удивление.
— Мама, что ты с ним сделала?
— Наташа, я же тебе уже говорила, что брат теперь будет пользоваться твоей одеждой, — сказала мама.
— Но я думала ты шутишь… Да, Андрей, тогда ты попал… — сестра весело засмеялась, — если будет нужна ещё одежда обращайся, у меня её много…
— Ему и этой пока хватит. Да, Андрей?
От такого внимания к себя я засмущался и покраснел, мама с сестрой вскоре это поняли и оставили меня одного.
Новая одежда ощущалась совсем непривычно, нейлон колготок плотно облегал и щекотал ноги, ноги казались совсем обнажёнными, платье едва доходило до колен, девичьи руковички, воротничок с многочисленными кружевами на платье очень смущали меня.
Женская одежда делала меня каким-то слабым и вялым. Весь день я почти ни чем не занимался, только пролистывал какие-то журналы и совсем забыл об уроках. У нас были пока выходные и поэтому я носил девичью одежду круглосуточно.
Вечером я решил, что на ночь мне будет можно снять эту одежду и носить одеть свои трусы, и я сказал об этом маме. Она ответила, что сама мне скажет, что надевать на ночь и велела идти в свою комнату и ждать там её.
Я пришёл в комнату и уселся на кровати. Одет я был как прежде в девичью одежду.
Через 5 минут мама пришла держа в руках пакет с каким-то бельём.
— Андрей, снимай платье и колготки. Оденешь сестрину ночнушку.
Я расстроился, что моя новая «девичья жизнь» будет продолжаться даже ночью, в сестриной ночнушке. Мама достала из пакета белое чистенькое девичье бельё.
Как и было сказано, я снял с себя всю прежнюю одежду и переоделся в тоненькую белую ночнушку. В комплекте с ней мне были выданы широкие Наташины кружевные трусики и белые чулки с резинкой. Трусики я надел вместо прежних розовых. Чулки меня повергли в небольшой шок, но пришлось слушаться маму и одевать их. Чулочки мне были как раз.
Также мама достала из пакета несколько розовых простыней и розовую наволочку для подушки и расстелила их на кровати вместо прежних простыней. Эти простыни были тоже моей сестры.
Мне показался унизительным тот факт, что мама в каждом пустяке — даже во внешнем виде моей кровати делает всё по девчачьи, но мама объяснила что это тоже было необходимостью:
— Твои простыни тоже стали совсем грязными. Я постелила тебе Наташины, — сказала мама, — ну вся моя лапочка, теперь спи! Желаю крепких сновидений!
Мама поцеловала меня в щёчку (признаться честно такие нежности она давно себе не позволяла) и ушла, закрыв за собой дверь.
Я остался совсем один (или одна?). Улёгшись на нежные розовые простыни, я сам не заметил, как заснул сладкими сновидениями.
Проснувшись утром, мама сказала, что сегодня мы пойдём в магазин за покупками. Я обрадовался думая, что наконец-то мне можно будет переодеться в нормальную одежду для выхода на улицу. Но я ошибался. Мама зашла ко мне в комнату держа в руках пакет с какой-то одеждой.
— Оденешь сестрину юбку и вот эту блузочку, — сказала мама, достав из сумки Наташины вещи.
— Но я не пойду на улицу в девичьей одежде!! — начал возражать я, — меня же все узнают!
— Пойдёшь! Другой одежды нет! А чтобы тебя никто не узнал, мы наведём тебе косметику! — сказала мама, — а теперь снимай-ка свою ночнушку. Ночь уже кончилась, а ты до сих пор не переоделся. Давай-ка я сама сниму.
Мама словно беспомощную куклку начала переодевать меня. Уверенными движениями сняла с меня ночнушку, в которой я спал. Затем сняла чулки, объяснив, что в этих чулках я буду только спать, а ходить в остальное время в колготках. И начала надевать на ноги колготки, которые принесла с собой в пакете. Это были тонкие чёрные колготки. В таких обычно сестра ходила по улице и я понял, что меня начинают подготавливать к выходу на улицу.
— Грудь не должна быть неприкрытая у девочек. Оденешь бюстгальтер! — сказала мама, достав из пакета белый кружевной бюстгальтер.
Мама меня одела в бюстгальтер, а затем принялась одевать сверху симпатичную девичью блузку и «веерную» юбочку снизу.
После этого началась процедура наведения косметики. Минут 30 моим лицом занималась мама. Я сидел перед зеркалом и покорно ждал, когда мама закончит. В итоге моё лицо преобразилось в очень красивое девичье личико — губы накрашены в ярко-красный цвет, ресницы удлинены, веки и брови выкрашены в синий цвет как у девочек, а щёки напудрены так, что я словно помолодел.
— Ну вот и всё, ты просто красавица!! Можно теперь идти за покупками, — сказала мама.
Мы собрались и направились в магазин. Было крайне непривычно ходить по улице среди людей в девичьей одежде. Мне постоянно казалось, что все замечают, что я на самом деле мальчик, но на самом деле прохожие почти не обращали на меня особого внимания, очевидно принимая меня за девочку.
Наконец мы зашли в магазин-универмаг, где мама сразу же за ручку повела меня куда-то. Оказавшись на втором этаже мы подошли почему-то к прилавку женской одежды. Я пытался вырваться, но мама очень крепко держала меня за ручку.
— Здравствуйте, мне надо купить для моей девочки одежду! — сказала мама продавщице.
— Пожалуйста, проходите сюда, — вежливо сказала продавщица, проведя нас к большим стендам разнообразной одежды для женщин и для девочек, — что вас конкретно интересует?
— Для начала какое-нибудь платье для неё и юбочку, — сказала мама.
— Пожалуйста, выбирайте, платья здесь! — нам показали, огромные ряды с девичьими платьями.
Я протестовал, откровенно пытаясь вырваться из маминой руки, но рука держала меня очень крепко. Ситуация была ужасающей для меня — мама ведь переодела меня в девочку, как я думал, только потому что у нас не было в доме постиранной мальчишеской одежды. И мама должна была купить мне в магазине одежду для мальчиков, если она хотела чтобы я наконец мог в чём-то ходить. Но получилось всё наоборот. Вместо мальчишеской одежды мама выбирала для меня платье. И решительно была настроена купить сегодня ещё много девичьей одежды для меня.
— Сначала выберем для тебя платье и юбку, а потом купим несколько пар колготок, чтобы тебе не приходилось одевать колготки сестры. Затем возьмём тебе несколько комплектов девичьего нижнего белья. Такое какое тебе больше понравится, — сказала мама.
— Мама, почему ты не покупаешь мне нормальную мальчишескую одежду?? Я не хочу быть девочкой! Мне завтра идти в школу!!! — начал протестовать я.
— Успокойся Андрюша! Ты такой лапочка… Девичья одежда тебе очень идёт…
Я покраснел и не знал, что сказать. Вырваться из маминой руки не получалось и мама вела меня вдоль прилавков с платьями и спрашивала какое мне больше нравится. Я отвечал, что никакое, и что я хочу домой. Но мама, сказала, что пока мы не сделаем покупки, домой мы не пойдём.
В конце концов выбор мы остановили на красивом бледно-розовом платье, с девичьими узорами на платье. В примерочной я примерил платье и увидел радость мамы, что платье мне очень подошло.
— Ты очень мило выглядишь в этом платье! — сказала мама.
Я сразу же пошёл в этом платье не снимая его. Мы расплатились за платье и принялись выбирать остальные части одежды для меня.
Мама купила мне чёрную юбочку, специально подобрав юбку под мою талию.
Затем у стенда с колготками и чулками мне было куплено сразу 4 пары тонких колготок и 2 пары чулок. Колготки были я даже не запомнил каких оттенков, вроде бы почти все телесного цвета и одни — чёрного, а чулки были одни белые, другие чёрные.
Затем мне было куплено 2 бюстгальтера 1-ого размера.
У девочек такого возраста как у меня грудь только начинает расти и мама сказала продавщице, что грудь у меня ещё слишком маленькая и мне нужен бюстгальтер пока что просто для красоты, а не для того чтобы прикрывать грудь, и размер нужен минимальный. Мне выбрали наиболее плотно прилегающий бюстгальтер, подобрав размер в примерочной. Причём мою грудь в примерочной видела и продавщица и от того, что груди у меня девичьей не было продавщица не удивилась — у многих девочек в моём возрасте ещё не сформирована грудь.
2 бюстгальтера, которые мне купили были очень женственными, и один из них я надел сразу в примерочной под низ платья.
Я понял что мама взялась за мой девичий наряд очень серьёзно. Покупок в этот день было совершенно множество. В завершении всего мне было куплено ещё 3 пары девичьих трусиков и одна ночнушка.
Сделав все покупки, мама как покорную девочку повела меня за ручку домой.
Дома мне немедленно было велено переодеться в новую одежду. Я оделся в новые колготки, беленькие трусики, бюстгальтер 1-ого размера, и платье.
Весь день я провалялся в кровати за просмотром телевизора. Я поймал себя на мысли, что жить девичьей жизнью в чём-то даже и привлекательно — можно быть вялым и пассивным и почти ничего не делать.
Я всегда был слабаком и маменькиным сыночком и сделать из меня девочку было проще всего. Но я не знал, что это может случиться так быстро.
К вечеру я переоделся в новую ночнушку, купленную в магазине. Ночнушка как мне показалась была слегка велика и рассчитана на девочку года на 2 старше меня. по длине она доходила почти до пола. Во многих местах ночнушка вышита красивыми кружевами подчёркивающими женственность.
Мама зашла перед сном в мою комнату и поцеловав в щёчку пожелала спокойной ночи и сказала, чтобы я не о чём не волновался и был примерной девочкой.
Честно говоря, я никак не мог выкинуть из головы мысль о том, что завтра нужно идти в школу и не понимал каким образом мне туда идти если я выгляжу как девочка. Мысли не давали покоя, но провалявшись немного в своей розовой кровати, я всё-таки смог заснуть.
Утром я проснулся в 10 часов, хотя в школу надо было вставать в 7 утра. Очевидно было, что мама меня не будила. Я спросил у неё:
— Что случилось, почему меня никто не разбудил в школу?
— Андрюша, в школу ты не больше пойдёшь. Ты теперь девочка.
Я внезапно взбесился, во мне проснулась какая-то мужская гордость:
— Так всё! Хватит с меня этих игр! Надоело мне в этом трепье ходить! Давай стирай быстрее мою нормальную мальчишескую одежду или я одену грязную !! И пойду в школу!
Но посмотрев на маму, я понял, что всё не так просто, вид у неё был очень серьёзный.
— Твоя мальчишечья одежда давно постирана, — сказала мама.
— Отлично, тогда я пойду и одену её, — сказал я, приготовившись идти.
— Нет не пойдёшь. Одежда всегда была постирана, и стиральная машина у нас не ломалась. Я наврала тебе специально, чтобы переодеть тебя в девочку, — сказала мама, — свою мальчишескую одежду ты больше не найдёшь. Сегодня я её всю выбросила!
Я был в шоке от того что услышал. Я ничего не понимал…
— Мама, но зачем?? Зачем переодевать меня в девочку??
— Андрей, во-первых, нашей семье выгодно, чтобы ты был девочкой. Это позволит сэкономить на одежде, сестра старше тебя на год и одежду, которую изнашивает она — будешь носить ты. Я не настолько богата, чтобы покупать разную одежду и мальчику и девочке.
Я понимал, что проблема в одежде есть, но всё равно попытался возразить:
— Но мне можно просто покупать меньше одежды, если не хватает денег…
— Нет, Андрей. Намного более лучшее решение это сделать тебя девочкой.
Я покраснел от стыда.
— Во-вторых, зная что сейчас происходит в армии, в наше время плохо быть мальчиком. Если ты будешь девочкой, то в армию ты не пойдёшь. Подумай, как хорошо тебе тогда станет!
С этим нельзя было не согласиться. Армия действительно была проблемой…
— Я забочусь о тебе же и о твоём здоровье! — сказала мама, — девочкой жить в нашем тяжелом мире легче, чем мальчику. Мы выдадим тебя замуж за богатого человека и тебе почти не нужно будет работать. А если бы ты остался мальчиком, то что бы ты получил? Всю жизнь пахал бы по 9 часов в день на какой-нибудь слабооплачиваемой работе и заглушал бы такую тяжёлую жизнь алкоголем, став мужиком-пьяницей. Нет! Я никогда не позволю для своих детей такой жизни! Мои дети будут красивыми девочками! Так, что Андрюша, о твоей жизни я позабочусь.
Я послушал маму, и понял, что она абсолютно серьёзно хочет сделать меня девочкой и противостоять этому будет крайне сложно. Чтобы не расстраивать мамочку, я подумал, что это может и не так уж плохо быть девочкой и сказал:
— Спасибо что заботишься обо мне. Но для меня всё это очень неожиданно…
— Я понимаю… Ничего, привыкнешь. Иди пока переоденься в платье, опять ты забыла снять ночнушку! — сказала мама.
Я пошёл в свою комнату переодеваться. В моей комнате сформировался уже целый гардероб моей девичьей одежды и было из чего выбирать.
Оделся я в новые колготки и новое розовое платье. Красится мне не пришлось, так как косметика ещё не смылась со вчерашнего дня и похоже долго ещё не смоется.
Одевшись, я вернулся к маме. Оставались нерешёнными ещё много вопросов.
Я спросил у мамы:
— Как же я тогда буду учиться?
— Учиться в школе ты больше не будешь, в этом нет необходимости. Пока что у тебя недостаточно девичий голос и нет девичьих манер поведения, поэтому в обществе в тебе могут легко заметить мальчика, а этого нельзя чтобы случилось!
— Но как же без учёбы я буду?
— С тобой будет работать репетитор-няня. Одновременно няня будет тебя учить, как должна вести себя девочка и преподавать уроки. А диплом об окончании школы я уже тебе купила, так что не беспокойся, у тебя будет полноценное образование. В наше время всё можно купить.
Сказанное мамой, ещё больше подтверждало то, что мама взялась за меня серьёзно. Сопротивляться мне было практически невозможно, даже если бы я захотел остаться мальчиком. Вся моя жизнь мамой была уже расписана наперёд и она не допустит чтобы что-то пошло не по её плану.
— Также, я тебя ещё месяц назад записала в школу аэробики для девочек. Там ты будешь заниматься аэробикой вместе с другими девочками, это поможет развить гибкость движений и придаст девичью изящность твоему телу, — сказала мама.
— А если я откажусь от всего этого??? — спросил я ошарашенный своей предстоящей жизнью.
— Отказаться ты не сможешь. Ты уже, во-первых, больше месяца принимаешь девичьи гормоны и у тебя начинает расти грудь. Гормоны я подсовывала тебе в пищу, — сказала мама, — во-вторых, слишком многое мной сделано для того, чтобы превратить тебя в девочку и ты не сможешь от всего этого отказаться. Один только диплом, который я тебе купила стоит огромных денег! И одежду, которую мы вчера тебе купили была куплена на всю зарплату.
Я понял, что такие затраты, означают большую серьёзность намерений мамы и даже не решился идти против этого…
— Ладно… — сказал я.
Всю неделю я находился в доме и теперь вместо школы занимался различными делами по дому. На меня выпали все обязанности сестры, пока она училась, я прибирался в доме, мыл полы, посуду, в общем выполнял различную девичью работу.
Однажды когда я мыл руки в ванной, я решил посмотреть на свою грудь, потому что мама сказала, что давно кормила меня женскими гормонами, которые должны увеличивать грудь. Я аккуратно расстегнул верхние пуговицы платья и спустил бюстгальтер вниз. К своему удивлению, я заметил, что грудь действительно оказалась более пухлой чем раньше, но пока не настолько, чтобы быть похожей на женскую. Облачив грудь обратно в бюстгальтер, я продолжил заниматься делами по дому.
Ещё был случай, когда я почувствовал, что мне хочется быть девочкой и вести себя по девчачьи и тут же поймал себя на мысли, что это действуют женские гормоны!
После того как мама всё рассказала мне, я уже в открытую пил таблетки с женскими гормонами и мне не нужно было ничего подсовывать в еду.
Весь мой образ жизни постепенно начал перестраиваться в сторону девчачьей жизни. Я становился всё более пассивным и не похожим на пацана. Даже начал изменяться мой голос. Нет, он оставался тем же мальчишечьим голосом, но говорить я стал вяло и слабо, как девочка.
А через 2 недели, посмотрев на грудь, я понял, что назад уже пути не будет, грудь росла очень быстро и к этому времени почти достигла настоящего первого размера девочки. Фактически после того как выросла грудь, меня можно было с полным правом считать девочкой и перечёркивать мою жизнь, в качестве мальчика. Единственный «пустяк», который оставался это мужской половой орган, всё остальное было девичьим. Впрочем мама, пообещала всё мне и с этим тоже «устроить». Когда я достигну совершеннолетнего возраста на половом органе сделают операцию, заменив его на женский. С деньгами на операцию поможет богатый муж за которого меня выдадут замуж. После чего я стану полностью «готова» к семейной жизни.
Вскоре я начал посещать, школу аэробики для девочек. Одевался я как и остальные девочки в сильнообтягивающую одежду, в которой занимаются аэробикой — плотные блестящие колготки и плотное «боди» сверху.
Как я уже писал выше, грудь у меня стала первого размера, такая же как и у других девочек, и поэтому никто не мог заподозрить то, что я не девочка.
Занимались аэробикой мы по 2 часа в день и после этих упражнений я начинал чувствовать себя нежной, хрупкой девочкой. Двигаться я стал гораздо более плавнее и моя походка всё более стала напоминать девчачью.

Олег

Раздел: Странности, Фетиш

В тот день, мама повезла меня в деревню. Всю дорогу она читала мне нотации. В целом её монолог сводился к тому, что я совершенно несносный мальчишка, но теперь мои манеры навсегда изменятся к лучшему.

В общем, она была права. В последнее время у меня были проблемы не только в школе, но даже с полицией, когда я попытался украсть несколько упаковок конфет из местного магазина. А ещё, мама просто ненавидела компанию, в которой я тусовался. Неделю назад, она поймала нас, когда мы курили в гараже.

Летние каникулы только начинались, но я заявил маме, что я не хочу ходить в бассейн в этом году. Это несколько удивило её, а когда она узнала причину, то рассмеялась, чем очень меня обидела. Я не хотел ходить в бассейн потому, что стеснялся раздеваться. Другие парни дразнили меня, и высмеивали мои «девичьи титьки». Я вообще был довольно пухлым, поэтому, жировые отложения несколько напоминали по форме женскую грудь, но самым страшным были мои соски. Они были набухшие, раздутые, размером с половинку куриного яйца. Кроме того, я был самого маленького роста в классе. Моя мама не водила меня в парикмахерскую в течение нескольких месяцев, что давало парням дополнительный повод поиздеваться надо мной. Мои волосы были длинными, почти до плеч, и при этом они были светлые и вьющиеся.

Наконец мы доехали. Это был большой дом одиноко стоящий недалеко от дороги. Дверь нам открыла привлекательная женщина средних лет. У неё был очень странный голос, мягкий, но в тоже время он звучал так, что мне не хотелось ей перечить. Мама сказала, чтобы я называл её тётя Мэри

Тётя Мэри передала мне пластиковый пакет, и сказала снять мою одежду. Пока женщины разговаривали, я разделся, и, оставшись в трусах и футболке, стоял, держа в руках брюки и кроссовки. Тётя Мэри посмотрела на меня, и сказала снять футболку, и положить всё в пакет. Я не хотел, но тут вмешалась мама, что «лучше мне делать всё, что говорят и не раздражать тётю Мэри». С вздохом я снял рубашку и сложил всё в пакет. Тётя Мери передала мешок маме, и, смерив меня взглядом, отправила меня в ванную снимать трусы. Минутой позже, она протянула в дверь руку за моими трусами.

Я стоял в небольшой ванной комнате, совершенно голый, и не понимал что происходит. Через приоткрытую дверь я услышал только одну фразу… «Заберите их тоже, ему они больше не понадобятся», а затем раздался хлопок двери закрывающейся за моей мамой.

Я разглядывал себя в зеркале, висящем на стене, и чуть не плакал, видя свои «девичьи титьки». Но тут раздался стук в дверь, и тётя Мэри со словами «Одень их, а потом я покажу тебе твой новый дом» что-то протянула в проём двери.

Это были шелковые, с кружевной оторочкой, розового цвета трусы — девичьи трусы. А ладно, хоть что-то, все же лучше чем голым. И я одел их. Но как ни странно это было приятно. Они были такие гладкие, что моя писька начала расти.

Я медленно вышел из ванной, закрывая свой перед руками. Тётя Мэри обошла вокруг и оглядела меня с ног до головы, затем взяла мои руки и опустила их по швам. «У тебя очень красивая фигура, и вообще ты будешь славненькой девушкой»… сказала она какую-то странную фразу. Мне она не понравилась, я испугался и замер неподвижно. Тётя Мэри погладила мою грудь, пощупала соски и ушла. Она вернулась, держа в руках небольшой лифчик, который одела на меня со словами… «Тебе это подойдёт лучше, чем большинству настоящих девушек твоего возраста. Я сделаю из тебя настоящую красотку». Она взяла меня за руку и повела по дому. Дом был большой, в нём было много комнат. Тётя Мэри водила меня, показывала, рассказывала, и, в конце концов, я успокоился. Мне было хорошо с ней, несмотря на моё странное одеяние.

В итоге, мы оказались в большой, красиво обставленной спальне. Вся комната была выполнена в белом цвете. На окне висели красивые, шелковые гардины. Комод был украшен букетом цветов. Кровать была завалена платьями, юбками, блузками, и другими предметами женского туалета. «Это теперь твоя комната»… сказала тётя Мэри. К спальне примыкала ванная комната, также вся белая, пахло там очень приятно. Тётя Мери сообщила мне, что сейчас я приму ванну, но сначала, она должна позаботиться о некотором деле, которое она пообещала моей матери. Она приказала мне, чтобы я наклонился и поставил мои руки на край ванны. Тётя Мэри села сзади меня на табурет, и приказала мне поставить ноги на ширину плеч. Затем она несколько раз похлопала меня по попе, а потом вдруг шлепнула сильно и очень больно. «Ой!»… воскликнул я вскакивая. «Не шевелись или будет гораздо хуже!»… очень строго произнесла тётя Мэри, вновь опуская мои руки на край ванны. Она вновь шлепнула меня. Не разгибаясь, я схватился за попу, но тётя Мэри решительным движением убрала мою руку.

Я ждал следующего шлепка, но вместо этого, тётя Мэри стала щекотать и поглаживать меня, и вдруг опять шлепок. Потом снова поглаживание. Так продолжалось некоторое время, как вдруг тётя Мэри спустила мои трусы до колен и стала натирать мою ноющую покрасневшую попу детским маслом. Я был очень смущен, но боялся убрать руки, с края ванны ожидая ещё более жестокого шлепка. Но шлепков больше не было, а ощущения были очень приятные. Тётя Мэри приказала мне встать и повернуться. Я повернулся. Мне было стыдно, я был весь красный от смущения. Я стоял голый, перед женщиной, да ещё моя писька была твёрдая как карандаш. Тётя Мэри прикоснулась пальцем к моей письке и сказала, чтобы я до неё руками не дотрагивался, а если мне нужно в туалет по маленькому то надо садиться, как это делают девочки, но руками не трогать, если же вдруг возникнут какие-то проблемы, надо обращаться к ней. Она поднялась и окончательно раздела меня. Затем включила воду. «Сейчас мы сбреем бородку над твоим краником», что она тут же и сделала, вернув мне мой облик трёхлетней давности. Тётя Мэри вымыла меня, вытерла, растерла всё тело детским маслом, и с полотенцем на голове отвела в спальню. Она посадила меня на табурет и начала расчесывать мои мокрые волосы, намазывая их чем-то хорошо пахнущим, и, накручивая их на бигуди, сообщив мне при этом, что завтра мы поедем в салон красоты.

На следующее утро, после другой ванны, она помогла мне надеть белые, шелковые, с кружевными вставками трусики, белый, шелковый бюстгальтер на косточках, две нижние, батистовые плиссированные юбки, короткие белые носки, отороченные кружевом, не очень длинное платье нежно-розового цвета, с широким поясом, оборками, белым вышитым воротничком и короткими рукавами — фонариками, и чёрные лакированные туфельки, с серебряными пряжками по бокам. Потом она подвязала мне волосы розовой лентой, и в таком виде мы поехали к парикмахеру.

Несколько дней спустя…

После ванны, тётя Мэри отвела меня в спальню и подвела к кровати. Рядом с кроватью была поставлена тумбочка, на которой лежала небольшая подушка. Тётя Мэри положила на кровать полотенце, и объяснила, какое положение мне надо занять. Это было, как будто на четвереньках, только мои плечи лежали на тумбочке и руки были свободны. Тётя Мэри села рядом и положила мои руки мне на попу. Она сказала, чтобы я молчал, но если мне будет всё понятно из того, что она будет мне говорить, дал ей знак, раздвинув половинки попы два раза «Д» «А».

Тётя Мэри взяла детское масло и натёрла им ямку между половинками моей попы, немного получше смазав дырочку. «Сейчас мы сыграем в игру, под названием «поймай меня»»… сказала она. «Раздвинь половинки, я буду водить пальцем, и если ты почувствуешь, что он находится напротив дырочки, тебе надо попытаться поймать меня. Понимаешь?». Я три раза раздвинул половинки, в третий раз, оставив их разведенными настолько широко, насколько только возможно. «Но если пропустишь, получишь два шлепка». Она начала медленно кружить пальцем по моей попе, несколько раз подводя его довольно близко к дырочке, но не точно над ней. Когда она, наконец, остановила палец в нужном положении, я был готов, и дернулся назад. Её палец скользнул в меня на целый дюйм. «Хорошо поймал». Тётя Мэри ещё раз смазала меня маслом, и мы сыграли ещё несколько туров. Мне нравилась игра, было приятное ощущение, когда палец тёти Мэри входит в мою дырочку. Внизу живота зудело, так как будто я сейчас лопну, а моя писька была сильно разбухшая. «Пропуск», два звонких ужаливших меня шлепка вернули меня к реальности — задумавшись, я, не отследил удачный момент. Тётя Мэри вновь обильно смазывает меня маслом, на этот раз, побрызгав немного на мою письку. «Теперь надо ловить энергичнее, я буду двигать пальцем быстрее». Я поймал её почти немедленно, и её палец проскользнул на всю длину. Я ловил и ловил её, почти непрерывно. Это было просто здорово. Тут тётя Мэри второй рукой мягко обхватила мою письку. «Игра не закончена», и я продолжал ловить её скользкий палец, который теперь практически непрерывно находясь в моей дырочке, входил в меня как-то особенно приятно. Вдруг произошло нечто невероятное, я буквально взорвался, свет в глазах померк, ноги подкосились, и наступило такое сладостное чувство, которого я ещё не испытывал.

Через некоторое время я пришел в себя. Тётя Мэри сидела рядом и гладила мои плечи. Она сказала, что это была кульминационная точка игры, вот такая уж особенная эта игра «поймай меня».

А ещё она сказала, что если я буду её слушаться, и буду хорошей девочкой, то мы будем играть почти каждый день


Офигенный экшен, я в восторге. Сначала мама, крохоборница, которой бельё дочкино было выкидывать жалко, тут как-бы уже и сестрёнка подросла и, видя такие чудеса, решила мамочке подыграть. Набрала бюЗгалтеров, кАлготок, напялила на братика и в парк. Потом жену ему нашли по ТЕМЕ (видно весь Яндекс перелопатили) с которой он в реке купается в офигенно красивых купальниках, а мужики принимают его за девочку………………
«Я с самого детства всегда носил девичьи трусики с бантиками, калготки.Так меня одевала мама. Покупала панталончики ну и Что было от сестры. Сестра была страше и все мне потом отходило. Росли мы вместе, сестра стала взрослеть быстро повилась грудь и она одела бюзгалтер а я спросил у мамы, а бюзгалтер как у сестры тоже надо носить.Что было сказано, если хочешь я тебе куплю и можешь носить.Конечно вкус у мамы был отменный бюзгалтер сестре и мне она купила просто красивый подобрала трусики ,купила так же юбочки блузки, туфли чулки, калготки как у сестры. дальше с сестрой у нас был одинаковый гардероб. И я все это одевал и ходил дома. Иногда с мамой выходил на улицу.Мама не обращала внимания а сестре сначала было интересно как я перевоплащаюсь в девочку,Но потом стала мне помогать подбирать белье в цвет ,застегивать бюзгальтер. Как одеть трусики и куда спрятать писю чтоб все выглядело как у девочки лобочек. Подкладывала в бюзгалтер что-нибудь чтоб грудь была как у нее. Одевала платья или прозрачную блузку с короткой юбкой, чтоб видно было бюзгалтер ,туфли на каблуке. Ее верхняя одежда подходила мне. Накладывала макияж и так я стал как девочка. И уже после 16 лет когда я уже одевался как девочка,ходил во всем этом.Сестра пришла с подружкой быстро одели на меня стринги, чулки с кружевной резинкой пояс для чулок красивый бюзгатер красное облигающее короткое платье, бусы сережки. Сделали мне макияж прическу одели туфли на каблуке и в таком виде мы все трое пошли гулять в парк. Сначала как то мне было не по себе, но потом раскованность пропала. И все пошло нормально. Сестра называла меня Олей. На улице даже никто не обратил внимания, что мальчик одет девочкой. В таком виде я и сестра вернулись домой. Мама сначала не поняла а потом удивилась, но она никогда не была против что я одеваюсь девочкой. И в результате я стал одеваться как сестра и все что носит сестра. Ходил так дома и на улице, так рос дальше. Мама покупала нам с сестрой одинаковое белье,трусики, бюзгальтеры,чулки,калготки,ажурные трусики. Платья, юбки, леггинсы. И уже дома у мамы было две дочери. Даже летом купались в купальниках. Сначала у меня был закрытый. А потом сестра сказала маме чтоб купила раздельный только чтоб бюзгальтер был с наполнителем.Так же приходили на пляж раздевались и шли в воду. Зимой носил шерстяные калготки и сапоги иногда одевал по настоянию сестры теплые панталончики. так все шло дальше больше. Теперь постоянно ношу либо чулки или калготки. Иногда ношу боди,грацию или полуграцию.Трусики только ажурные. летом танго или стринги. Женившись, конечно жена увидела все это, по началу было как то не очень.Но теперь вместе ходим в магазин где она подбирает мне женское белье,чулки,калготки смотрит и советует что подходит мне, дома ходим жена в белье и я тоже. Иногда одев меня как женщину, макияж я уже научился делать сам,ведет на улицу или в кафе. Летом купаемся так же в купальниках Она купила мне прекрасный раздельный купальник бюзгалтер с наполнителем. И все сидит великолепно. Благо фигура почти как женская. Жена предложила попить женские гармоны. Принимая где то 3 месяц появилась легкая женственная грудь с сосками и округлились бедра. Ей все это нравится. И мы оба в этом ничего предосудительного не видим. Все идет как будто это и было.Живем хорошо и счастливо. Вот так я сейчас выгляжу и жена просто в восторге. Белье одетое на мне все подобрано женой и прическа. И фотографию она так великолепно сделала.

Одно из самых обсуждаемых событий недели произошло в Казани, там впервые в истории России зарегистрировали свой брак пара трансгендеров. Эрика и Виктор познакомились всего четыре месяца назад. Уже тогда оба были в процессе изменения своей внешности и пола. И вот после непродолжительного конфетно-букетного периода пара решилась на брак.

«Каждый может делать то, что захочет. Если ты хочешь носить платье – это нормально. Просто нужно верить!»: ничего необычного, просто дрэг-королева Изабелла Экстон рассказывает детям, как здорово заниматься ее любимым делом. И рекомендует им обязательно попробовать. Если бы речь в программе шла только о переодеваниях мужчины в женщину – еще полбеды. В конце концов, сценические образы Кончиты Вурст и Верки Сердючки в 2019-ом мало кого удивляют. Но Изабелла считает важным рассказать семилетним детям и другие подробности своей личной жизни, передает «ТВ Центр».

Подробнее о том, что и как еще должны делать геи, королева Изабелла не рассказала, но вряд ли по этическим соображениям. Просто шестиминутный хронометраж программы этого не позволял. Зато открытые уроки в американских школах, куда приходят трансвеститы и трансгендеры, помогают детям лучше понять этих людей. По крайней мере, такую благую цель озвучивают организаторы этих уроков. Квиры, как вежливо в широком смысле называют на Западе всех людей с особенными сексуальными предпочтениями и половой принадлежностью, читают детям сказки, отвечают на их вопросы, а иногда делают им прически и макияж.

«Этот лоббизм стал давным давно частью идеологии, которая называется либеральные демократические европейские ценности. Сначала это были пробные шары, с середины 90-х годов. А с начала нулевых это стало массированной информационной и психологической кампанией. Когда, по сути, все перевернули с ног на голову. Вот это теперь стало естественным, нормальным. А люди, которые это не признают – они постепенно начинают переходить на положение изгоев», — говорит политолог Армен Гаспарян.

Джеффри Янгер из Техаса как раз и стал таким изгоем. Отец семилетнего мальчика подал в суд на свою бывшую супругу Анну Георгулас, за то, что она собирается сменить ребенку пол и уже готовит его к гормональной терапии. Якобы, потому что этого хочет сам мальчик. Джеффри же считает, что в семь лет ребенок не может принимать такое решение, поэтому операцию следует отложить. Вот только суд решил иначе: в единоличной опеке над ребенком Янгеру отказали. По сути, это значит, что мальчику в итоге сменят пол – ведь почти все время он живет с матерью. Одним из главных доводов адвокатов Георгулас стал диагноз врачей частной клиники, которые обнаружили у ребенка признаки половой дисфории – проще говоря, когда внешний облик не соответствует гендеру. Впрочем, по мнению некоторых врачей, с этим диагнозом, особенно в детском возрасте, не все так очевидно.

Плохая новость для Джеффри Янгера еще и в том, что суд запретил ему общаться с прессой. И это полностью соответствует рекомендациям для лоббистов, которые продвигают интересы секс-меньшинств. Несколько крупных юридических фирм, в том числе «Томсон Рейтерс», подготовили доклад, который должен помочь квир-активистам на законодательном уровне отменить согласие родителей насчет изменения пола собственных детей. Упоминаний в СМИ о документе почти не было. На него, по сути, случайно обратило внимание британское издание The Spectator. При этом изучение вопроса, как сделать из детей трансгендеров, происходило на транснациональном и высокопрофессиональном уровне. Юристы работали сразу в 8 государствах. Когда про инициативу узнали, она повергла в шок многих даже на толерантном западе. При этом юристы в докладе советуют не только избегать внимания прессы, но и привязать нововведения к более популярным реформам, просто чтобы отвлечь внимание людей.

Что происходит, когда дети сами принимают такие решения, на личном и уже понятно, что горьком опыте испытал школьник из Австралии по имени Патрик. Он с детства мечтал стать девочкой. Даже носил дома одежду мамы. Ребенка отвели к врачам и те быстро поставили диагноз: половая дисфория. В 13 лет подросток ультимативно заявил: если не начнет принимать эстроген, то сбежит из дома или покончит с собой. Мать пошла на поводу, но по закону в Австралии менять пол пока еще можно только с 16. Поэтому она выписывала лекарства якобы для себя и давала их Патрику. Через год подросток передумал. И стал опять ощущать себя мальчиком. Вот только было поздно – лекарства сделали свое дело. Мужскую фигуру Патрику уже не вернуть, можно лишь при помощи пластики избавиться от женской груди.

И пример Патрика далеко не единственный. По статистике, процент трансгендеров, желающих вернуть первоначальный пол, растет год от года. Как и показатели суицидов среди них. И если 13-летний Патрик пока расценивает свои превращения скорее как приключение, пусть и опасное для здоровья, то у взрослых на этот счет другое мнение.

«Как я превратился в такое? Как я живу с этими имплантами в груди, со всем этим! Почему я постоянно нахожусь в смятении? Я ведь просто хотел, чтобы меня кто-то любил. Если бы я смог вернуться в то время, я бы многие вещи сделал по-другому. И я бы смог объяснить многим детям важные вещи. Сейчас так много доктрин, которые говорят: делай то, что хочешь, делай то, что тебе приятно. И это очень плохо. Особенно для детей», — рассказал Джеффри.

Впрочем, мировое транс-лобби так не считает. И, судя по всему, его методы приносят плоды. Количество трансгендеров растет примерно на 20 процентов в год, в том числе за счет несовершеннолетних, у которых доктора находят ту самую половую дисфорию. Свою лепту в популяризацию транс-движения вносят и звезды, которые решились на перевоплощение. Организации по защите прав квиров регулярно проводят для медиков конференции и делают пожертвования, объясняя свои сомнительные усилия беспокойством о судьбах детей. И не упоминают, что сами же получают приличную долю финансирования от клиник, которые проводят операции по смене пола. При этом на тех, кто разочаровался в своем решении, хирурги, по сути, зарабатывают дважды. Схема по привлечению новых клиентов пока работает безотказно.

Денис Большаков, Екатерина Симанович, Павел Ермоленко, «В центре событий», «ТВ Центр».

Все самое интересное — в нашем канале «Яндекс.Дзен»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *