К п победоносцев

21 мая (2 июня) 1827 г. в Москве в семье профессора Императорского Московского университета родился Константин Петрович Победоносцев, российский государственный деятель, ученый-правовед, публицист, действительный тайный советник, обер-прокурор Святейшего Синода, основатель Свято-Владимирской учительской школы, член Государственного Совета Российской империи. Он являлся профессором Московского, Петербургского, Казанского, Киевского и Юрьевского университетов, Петербургской, Московской, Киевской и Казанской Духовных Академий, почётным членом Парижской Академии Наук; основал в России систему церковно-приходских школ, народных и реальных училищ.

Победоносцев получил хорошее начальное домашнее образование. В 1841 г. отец отвёз его в Петербург, где юноша поступил в одно из самых привилегированных учебных заведений России — Императорское училище правоведения. По окончании обучения в 1846 г. Победоносцев был определён на работу в 8-й (Московский) департамент Правительствующего Сената на должность помощника секретаря. В 1859 г. его пригласили читать лекции по гражданскому праву в Московский университет. Победоносцев защитил магистерскую диссертацию на тему «К реформе гражданского судопроизводства» и затем в течение шести лет — с 1859 по 1865 г. — читал на юридическом факультете курсы гражданского права и судопроизводства. В 1860 г. Победоносцев был избран профессором юридического факультета Университета, оставаясь работать в 8-м департаменте Сената. Специальной областью его исследований являлось межевое право.

Получив репутацию превосходного знатока юридической науки и блестящего лектора и педагога, в конце 1861 г. К. П. Победоносцев вместе с историком С. М. Соловьёвым был приглашён главным воспитателем великих князей для преподавания права наследнику цесаревичу Николаю Александровичу. В 1863 г. он сопровождал наследника в его путешествии по России, которое позже описал в книге «Письма о путешествии наследника-цесаревича по России от Петербурга до Крыма» (1864). После смерти цесаревича Николая Александровича Победоносцев вновь был приглашён ко двору для преподавания юридических наук будущему царю Александру III и другим великим князьям, а также супруге наследника Марии Фёдоровне. Впоследствии Победоносцев преподавал право будущему императору Николаю II.

В конце 1850-х гг. Победоносцев выступил как писатель-публицист либеральных воззрений. В 1861 г. он был командирован «в распоряжение государственного секретаря для временных работ по устройству и преобразованию судебной части». На этом посту Победоносцев принял деятельное участие в разработке судебной реформы 1864 г., отстаивая принципы независимости суда, гласности судопроизводства и состязательности судебного процесса.

Оставив профессорскую должность в 1865 г., Победоносцев переехал в Петербург и всецело посвятил себя государственной службе: в 1865 г. он был назначен членом консультации Министерства юстиции, 1868 г. — стал сенатором, а в 1872 г. — членом Государственного Совета. В тот же период он активно занимался научно-публицистической деятельностью: опубликовал 17 книг, множество статей, переводных сочинений по истории и юриспруденции.

После убийства императора Александра II при обсуждении проекта преобразований, представленного М. Т. Лорис-Меликовым, Победоносцев выступил с острой критикой реформ 1860-70-х гг., был автором манифеста «О незыблемости самодержавия» (1881). Также он был одним из создателей тайной правительственной организации «Священная дружина» (1881-83), призванной бороться с народническим экстремизмом.

В 1880 г. Победоносцев был назначен обер-прокурором Священного Синода и пребывал на этом посту в течение 26-ти лет. Одновременно он вошёл в состав Кабинета Министров. После восшествия на престол Александра III роль нового обер-прокурора в политической жизни Российской империи усилилась. Победоносцев постепенно стал одной из самых влиятельных фигур в русской политической элите.

Будучи обер-прокурором, Победоносцев особое внимание уделял повышению общественной роли Русской Православной Церкви: увеличению количества храмов и монастырей, численности духовенства, переводу приходского клира на государственное жалование, поддержке движения церковных братств, созданию сети церковно-приходских школ. Он систематически выступал в печати по вопросам народного образования. В начальной школе он видел, прежде всего, хранительницу российских традиций, религиозных устоев, нравственных норм. Идеалом народной школы для него была такая, где учащиеся приобретали минимум элементарных знаний, но зато глубоко впитывали уважение к Богу, любовь к Отечеству и почитание своих родителей. Победоносцев предполагал создание при храмах широкой сети начальных училищ, подчинённых духовному ведомству и руководимых священниками. Главное внимание в таких школах должно было уделяться воспитанию учащихся, изучению Закона Божия, церковно-славянского языка, церковного пения.

Политические и философские взгляды Победоносцева наиболее полно были выражены им в «Московском сборнике», где в 1896 г. он подверг критике основные устои современной ему западноевропейской культуры и принципы государственного устройства. Отвергая либеральные начала, Победоносцев в то же время критически относился к контрреформам — административно-законодательной ломке институтов 1860-70-х гг.

В начале ХХ в. влияние Победоносцева на политику российского правительства стало ослабевать. 17 (30) апреля 1905 г. Кабинет министров, несмотря на возражения обер-прокурора, утвердил указ о веротерпимости. После обнародования Манифеста 17 (30) октября 1905 г. Победоносцев подал в отставку.

10 (23) марта 1907 г. Константин Петрович Победоносцев скончался в Петербурге. Согласно его завещанию, он был похоронен у восточной алтарной стены церкви во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы, находившейся в Свято-Владимирской церковно-учительской женской школе (ныне больница № 21), основанной супругами Победоносцевыми.

Философ и литературный критик В. В. Розанов в газете «Русское слово» написал некролог на смерть обер-прокурора: «Умер Победоносцев. И с ним умерла целая система государственная, общественная, даже литературная; умерло замечательное, может быть, самое замечательное, лицо русской истории XIX века; сошёл в могилу, тихо скончавшись после продолжительной болезни, целый исторический стиль законченной и продолжительной эпохи».

См. также в Президентской библиотеке:

Всеподданнейший отчёт Обер-прокурора Святейшего синода по ведомству православного исповедания. СПб., 1886-1916;

Извлечение из отчёта по Ведомству духовных дел православного исповедания за 1839-1883 гг. СПб., 1840-1885;

К. П. Победоносцев : . ;

Победоносцев Константин Петрович // Энциклопедический словарь / Под ред. проф. И. Е. Андреевского. Т. 23а. СПб., 1898. С. 951-954;

Победоносцев К. П. История православной церкви до начала разделения церквей. СПб., 1899;

Победоносцев К. П. Материалы для истории приказного судопроизводства в России. М., 1890;

Победоносцев К. П. Московский сборник. М., 1901;

Тихомиров Л. А. Личность, общество и церковь. Сергиев Посад, 1913.

Константин Петрович Победоносцев родился 21 мая (2 июня) 1827 года в семье профессора Московского университета Петра Васильевича Победоносцева (1771-1843).
К. П. Победоносцев получил домашнее образование, в 1841-1846 годах учился в Императорском училище правоведения в Санкт-Петербурге. По окончании училища служил в различных департаментах Сената.
В 1859 году К. П. Победоносцев защитил магистерскую диссертацию «К реформе гражданского судопроизводства» и в 1860 году и стал профессором Московского университета по кафедре гражданского права.
В 1862-1865 годах К. П. Победоносцев преподавал в Московском университете. В эти годы им был написан «Курс гражданского права», выдержавший пять изданий. К. П. Победоносцев также состоял членом комиссий, готовивших проекты документов для судебной реформы, выступал в печати как либеральный публицист.
С конца 1861 года К. П. Победоносцев был приглашен преподавать законоведение цесаревичу Николаю Александровичу (старшему сыну императора Александра II), великим князьям Александру Александровичу (будущему императору Александру III) и Владимиру Александровичу. В 1863 году он сопровождал цесаревича в ознакомительной поездке по России.
В 1865 году К. П. Победоносцев оставил профессорскую должность и переехал в Санкт-Петербург, где посвятил себя государственной службе. В 1865 году он был и был назначен консультантом Министерства юстиции, в 1868 стал сенатором, в 1872 — членом Государственного совета.
В апреле 1880 года К. П. Победоносцев был назначен обер-прокурором Святейшего Синода, а в октябре того же года — членом Комитета министров, что явилось беспрецедентным формальным повышением статуса обер-прокурорской должности.
Реалии пореформенной России и в особенности — убийство народовольцами Александра II в марте 1881 года заставили К. П. Победоносцева отказаться от прежних либеральных воззрений и перейти на консервативно-охранительные позиции. С воцарением Александра III его влияние на политические дела резко возросло. Он стал автором императорского манифеста 29 апреля (11 мая) 1881 года — программного документа нового царствования, получившего в историографии название «манифеста о незыблемости самодержавия».
В своих публицистических работах К. П. Победоносцев утверждал ложность идей парламентаризма, свободы печати, демократии. Он видел в православии консолидирующее национальное начало, органически слитое с самодержавно-монархическим государством, в укреплении которого заключался для него высший смысл общественной деятельности. Этот комплекс идей был в значительной степени привит К. П. Победоносцевым наследнику престола цесаревичу Николаю Александровичу, будущему императору Николаю II.
За многолетнюю государственную службу К. П. Победоносцев был удостоен орденов Святого Александра Невского (1883), алмазных знаков к нему (1888), Святого Владимира 1-й степени (1896), Святого Андрея Первозванного (1898).
С началом царствования Николая II влияние К. П. Победоносцева на политику правительства стало ослабевать. Вызванное беспрецедентным революционным подъемом подписание Николаем II манифеста 17 октября 1905 года, вводившего в стране основные буржуазные свободы, означало окончательный крах его идейно-политической линии. В октябре 1905 года К. П. Победоносцев ушел в отставку с постов обер-прокурора Святейшего Синода и члена Комитета министров, оставшись членом Государственного совета, статс-секретарем и сенатором.
К. П. Победоносцев скончался 10 (23) марта 1907 года. Он был похоронен у алтаря церкви Свято-Владимирской церковно-учительской школы в Санкт-Петербурге.

Написал критический очерк о Победоносцеве. О том, почему его версия консерватизма была для России разрушительна. А была она таковой потому, что в ядре мировоззрения Победоносцева лежит совершенно неконсервативный руссоизм, наивизм, родственный толстовству. По сути Победоносцев не был консерватором в строго беркианском смысле слова. Он был ретроградным просвешенцем-руссоистом.

«Простота» — еще одно излюбленное слово этого консервативного мыслителя: «Что просто — то право». Едва элементарное интуитивное чувство отягощается рефлексией, становится частью самосознания человеческого «я», оно уже кажется Победоносцеву отравленным. Поразительно, что, будучи непримиримым оппонентом Толстого в вопросах религии и общественных идей, он на удивление близок с ним в философии. Оба стремятся к опрощению, ставят идеалом русского человека кого-то вроде Платона Каратаева.
Опорой и надеждой Руси, самодержавного порядка представлялся Победоносцеву простой народ, который в своей непросвещенности хранит веру церкви и верность государю, постигает истину интуитивно, практически без посредства канонического учения — мысль, балансирующая на грани ереси. «Какое таинство — религиозная жизнь народа такого, как наш, оставленного самому себе, неученого! Наше духовенство мало и редко учит, оно служит в церкви и исполняет требы. В иных, глухих местностях… народ не понимает решительно ничего… в словах службы церковной… И, однако, во всех этих невоспитанных умах воздвигнут, неизвестно кем, алтарь неведомому Богу».
Восторг Победоносцева вызывает инерция неученой жизни: «Есть в человечестве натуральная, земляная сила инерции, имеющая великое значение. Ею, как судно балластом, держится человечество в судьбах своей истории, и сила эта столь необходима, что без нее поступательное движение вперед становится невозможно».
В центре жизни, по его мысли, стоит народный предрассудок, определяющий такое положение вещей, при котором простой человек «держится упорно и безотчетно мнений, непосредственно принятых и удовлетворяющих инстинктам и потребностям природы», а встречные атаки логики воспринимает как угрозу «целому миру своего духовного представления».
Победоносцев отрывается, таким образом, от основного, идущего от Эдмунда Берка и Николая Карамзина направления консервативной мысли, где предрассудок — это добродетель, вошедшая в привычку, продукт коллективного ума, «общий фонд, хранящий веками приобретенную мудрость нации». Человек с предрассудками у Берка — ходячий концентрат национальной истории. В победоносцевском же варианте он оказывается ближе к bon sauvage — доброму дикарю просвещенцев (Руссо и прочих), который в своей простоте и чистоте интуитивно, от природы знает истину, а любая цивилизация, образование, всякий исторический опыт ему лишь вредят. Сознательно отвергая теорию «общественного договора», подсознательно он ориентируется именно на центральную для Жан-Жака идею простоты. Разница лишь в том, что для руссоистов религия затемняла простоту, а для Победоносцева именно она была основой основ. В центре идеологии главного по должности консерватора Российской империи обнаруживаем совершенно не консервативную метафизику «природной простоты», ранее доведшую французов до якобинства.
А. Маковский. «Портрет обер-прокурора Синода Константина Петровича Победоносцева»
И с этим была связана наиболее существенная политическая ошибка Победоносцева, из-за которой многие называли его даже виновником Первой русской революции. Константин Петрович полагал, что Россия надолго останется аграрной страной, а потому широкое народное образование ей не нужно, оно, дескать, приведет лишь к «мечтаниям». Почитая интуитивное познание истины народом, он в то же время взирал на него свысока в плане социальном, был уверен, что в какой-нибудь Англии широкие массы, может, и готовы к новым учреждениям, но в России — точно нет, без государственной опеки и надзора мужик пропадет: неученого крестьянина могут сбить с толку подстрекатели и агитаторы. А потому — вот парадоксальный поворот мысли — лучше держать образование и критическое мышление от простых людей подальше. Победоносцев энергично развивал церковно-приходскую школу, но не как инструмент просвещения и мост для перехода русских к современным мировым стандартам, а как средство задержать введение всеобщего светского образования.
На деле же Россия была обречена на быструю индустриализацию, если, конечно, хотела остаться в числе великих держав. А значит, требовались и всеобщее народное образование, и новые социальные институты. Похоже, что единственным вариантом, позволявшим не сверзиться на повороте в пропасть, оставалась возможность быстро пройти путь от патриархально-аграрного уклада к обществу с широким слоем собственников и работящих людей, которые именно благодаря образованию твердо понимают свои консервативные интересы, сознательно защищают государственный порядок. Шанс на такую перестройку у России имелся, как показали реформы Столыпина, но премьеру фатально недоставало времени. И, возможно, не так уж неправы те, кто полагает: то самое время было растрачено на иллюзии Победоносцева, связанные с сохранением «народной простоты».

Константин Петрович Победоносцев (1827-1907), пожалуй, как никто иной, внёс вклад в развитие русской консервативной мысли. Будучи сенатором и членом Государственного Совета, находясь четверть века в должности обер-прокурора Святейшего Синода, он имел серьёзное влияние на весь ход политической жизни Российской империи. При этом именно К.П. Победоносцев стал по праву «столпом русского консерватизма». Его идеи актуальны по сей день, и от того, произойдёт ли их возрождение, или современное общество предаст их забвению, зависит, каким историческим путём пойдёт дальше Россия: к новой славе или к безвозвратной гибели.
В идеях К.П. Победоносцева нашла яркое выражение концепция «третьего пути» России — не либерального и революционного, а национально-консервативного и традиционного. Он был противником как либеральных нововведений, отчасти состоявшихся в годы царствования Александра II, так и революционных потрясений, которые удалось временно отвратить при правлении Александра III. После злодейского цареубийства и восшествия на престол Государя Александра Александровича, именно Победоносцев наиболее остро почувствовал всю опасность революционной крамолы, которая грозила захлестнуть всю страну в самом кровавом смертоубийстве. Именно Победоносцев обратился к новому царю с воззванием: «Вам достаётся Россия смятённая, расшатанная, сбитая с толку, жаждущая, чтобы её повели твёрдою рукою, чтобы правящая власть видела ясно и знала твёрдо, чего она хочет, и чего не хочет и не допустит никак. Все будут ждать в волнении, в чём Ваша воля обозначится. Многие захотят завладеть ею и направлять её».
Именно Победоносцев советовал проявить жёсткость и предостерегал Александра III даже от самой мысли помиловать кровавых убийц его отца. Он живо понимал необходимость самой бескомпромиссной реакции на события, способные ввергнуть Россию в гибельную смуту. Но в советской литературе именно прозвище «реакционера» прочно закрепилось за К.П. Победоносцевым. Его не жаловали ни либеральные деятели последних лет Российской империи, ни пришедшие им на смену коммунисты. В Большой Советской Энциклопедии читаем о Победоносцеве: «В течение всей своей жизни вёл упорную борьбу с революционным движением. Был решительным противником буржуазных реформ 60-х гг., сторонником неограниченного, опирающегося на православную церковь, самодержавия». Эти слова наиболее точно выражают смысл той завесы молчания, которая покрыла жизнь Константина Петровича, его научные и общественные заслуги и гениальные идеи. Его оппонентам было попросту нечего возразить.
Но разве была «реакция», которую предлагал К.П. Победоносцев, неоправданной? Стоит ли вслед за клеветниками и врагами страны воспринимать это слово в негативном контексте? Разве случился бы большевистский переворот и крах Российской империи, если бы «реакция» продолжалась?
Конечно, история не знает сослагательного наклонения. Наверное, произошло то, что объективно должно было произойти. Но история, по крайней мере, должна предостерегать от тех ошибок, которые были совершены в прошлом и могут быть совершены в будущем. В начале ушедшего века русское общество не пожелало остаться традиционным, его смутили «модные» либеральные и социалистические утопии, и очень скоро за это пришлось заплатить огромную цену. В наши дни перед страной и народом встал тот же выбор, причём ещё острее, так как «третьей попытки» уже не будет. И сегодня тоже нужна «реакция», причём такая же, к какой призывал Константин Петрович Победоносцев.
В работах К.П. Победоносцева явственно отразился традиционный идеал самодержавия, национального православия и государственничества. Он был сторонником твёрдой власти и русской самобытности. Предчувствуя революционные потрясения, Победоносцев призывал предотвратить их именно возвратом к консервативным ценностям — православию, самодержавию и народности.
Пользуясь своим влиянием при императорском дворе, «верноподданный» К.П. Победоносцев был инициатором принятия важнейших государственных решений, ознаменовавших поворот вправо в эпоху царствования Александра III. С его подачи царь подписал известный Манифест 1881 года, в котором брал на себя обязательство «утверждать и охранять» самодержавную власть «от всяких на неё поползновений». Когда же либеральный заговор против русского государства вступил в свою завершающую стадию, Победоносцев демонстративно ушёл в отставку, сделав всё, чтобы предупредить о надвигающейся катастрофе.
Идейные взгляды К.П. Победоносцева наиболее сильно проявились в его публицистике. В 1896 году он издал серию статей под общим названием «Московский сборник». И девизом Победоносцева стали мудрые слова: «Старые учреждения, старые предания, старые обычаи — великое дело». Он считал «великой ложью нашего времени» и иллюзиями «парламентаризм», «конституционный строй», «общественное мнение» и иные демократические догмы. Победоносцев призывал к возврату к традиции. Практическим же воплощением этого идейного призыва стала работа по развитию церковно-приходских школ и поддержка духовного воспитания. По мнению Победоносцева, в деле образования был важен отход от вольнодумия и «разлагающего» духа университетов.
Сам Победоносцев был при этом человеком научного склада ума и глубоким исследователем. Будучи юристом, он составил «Курс гражданского права», перевёл на русский язык сочинения Августина и т.д. Прекрасным примером его религиозности служит перевод Нового Завета, совместивший в себе русскую и церковнославянскую лексику.
Вслед за немецкими романтиками, К.П. Победоносцев придерживался идеи органичности природного и общественно-исторического бытия. Соответственно, и все попытки переустроить жизнь представлялись ему вредными и даже опасными. По мнению Победоносцева, истоки всякого нигилизма лежат в западной либеральной философии, провозглашающей веру в безграничные возможности человека и насаждающей эгоизм и потребительское поведение. Та же ложная вера лежит и в основе демократических «ценностей», как прошлых, так и нынешних.
К.П. Победоносцев был убеждён, что демократическим и либеральным идеям должна быть противопоставлена верность традиции и консервативное контрреформаторство. Как эта мысль актуальна сегодня! После реформ 90-х годов, последствия которых ощутили на себе все граждане нашей страны, как никогда определённо встал вопрос о контрреформах. Увы, в нынешней власти нет таких выдающихся мыслителей и политиков, как Константин Петрович Победоносцев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *