Кадило

Осенью во время прогулки по лесу я наткнулась на «плачущие» пихты. Шла по хвойной тропке между стволов — и угодила в цепкую ловушку из чуть терпкого, душистого запаха свежей смолы, такого, когда спотыкаешься на месте, замираешь и пытаешься вдохнуть его целиком, всеми легкими, но он неизбежно смешивается с воздухом, и приходится дышать осторожно, принюхиваясь.
Мне во что бы то ни стало захотелось сохранить этот аромат, укутываться в него носом, так что я аккуратно собрала вязкие слезы со стволов и, придя домой, совершенно интуитивно (ну, и спасибо урокам химии) умудрилась сделать годное благовоние.
А на днях блуждая по сети, неожиданно наткнулась на описание проделанного мной процесса и узнала, что нахимиченное мной называется ладаном.

Словом, техника проверенная и годная, так что
«Во многих традициях ладаны используются как курения для тех или иных ритуалов, и подчас это совершенно незаменимая техника.
Настоящий ладан — смолу ладанного дерева — купить практически невозможно, а то, что поставляется в церковные лавки, делается из смолы ливанского кедра (Израиль) и подходит не подо все ритуалы.
Некоторые практики не любят церковный ладан просто постольку, поскольку, но это не значит, что они вынуждены устраивать пляски с бубном: ладаны можно сделать и самому.
Для начала вам потребуется собрать смолу различных хвойных деревьев. Весной, когда идет ток соков, сделайте надрезы на коре сосен, елок, пихт — любого смолистого дерева, которое растет в вашей местности. Разумеется, объясните каждому дереву, зачем вы наносите рану и испросите разрешения. Через пару-тройку дней обойдите деревья и соберите натекшую живицу. Можно собрать застывшую смолу, натекшую из случайных ранок коры. Не смешивайте смолу разных пород деревьев. Если вы собирали свежую живицу – оставьте ее сохнуть. Сухую смолу, твердую и хрупкую, нужно аккуратно измельчить. Не вздумайте пользоваться кофемолкой или иной «быстрой” техникой. Смола разогреется, потечет и перемажет все.
Далее вам потребуется сосуд для плавки смолы. Лучше всего подобрать пару (для каждого вида смолы) консервных банок, с трудом вставляющихся друг в друга – внутреннюю банку нужно вогнать во внешнюю так, чтобы ее дно не касалось дна наружной банки. Всыпьте в банку измельченную смолу. Поставьте это сооружение на горячую плиту (если на открытом огне – то с рассекателем пламени, или со сплошной металлической подставкой). Следите за огнем. Лучше все делать медленно на маленьком огне – испарения от горячей смолы очень горючие и легко вспыхивают. Продержите смолу в горячем состоянии, пока специфический запах не ослабнет – должны испариться эфирные масла, чем больше, тем лучше. (*прим. от Обители: можно, кстати, и не выпаривать, если, например, вы работаете с пихтой — и именно пихтовый ладан вам будет нужен)
Снимите горячую смолу с огня, подождите немножко, помешивая ее палочкой, пока она не начнет слегка загустевать (только слегка!). Теперь капните в смолу несколько капель того эфирного масла, запах которого вам потребуется в ритуале (количество масла зависит от количества смолы), быстро тщательно перемешайте, дайте мусору осесть на дно, и слейте смолу на заранее приготовленный лист тонкой меди. Края меди можно слегка загнуть, чтобы смола не растеклась, хотя она должна быстро застывать. Оставьте смолу остывать и застывать. Когда она окончательно затвердеет, отделите ее от металла (слегка изгибая лист), поломайте на мелкие кусочки и храните в отдельной коробочке.

Смолу, испачкавшую руки, одежду, стол, или еще что-то, легко оттереть тряпочкой со скипидаром.»

Вопрос:

Почему во время службы священник окуривает кадилом людей?

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

В религиозной обрядовой символике фимиам обозначает молитву. На это указано в Священном Писании: «И когда он взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши, полные фимиама, которые суть молитвы святых» (Откр.5:8). Как благовонный дым легко поднимается вверх, так и искренняя молитва, исходящая от очищенного сердца, должна возноситься к Богу. Как фимиам имеет приятный запах, так и моление, совершаемое с любовью и смирением, угодны Господу. Св. апостол Павел говорит: «подражайте Богу, как чада возлюбленные, и живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное» (Еф.5:1-2). В приведенных словах мы находим мысль, что ветхозаветное каждение было прооброзом благоухания подвига Спасителя мира. Когда за очередной ропот Бог стал поражать израильтян, первосвященник Аарон, войдя в среду народа, стал совершать каждение, гнев Божий прекратился (Числ.16:41-48). Грех был прощен. Св. пророк Захария во время каждения в храме получил весть от Ангела Господня о рождения сына – Предтечи Господа великого Иоанна (Лк.1:11).

Нужно сказать, что каждение имеет не только символическое значение, но является также и реальным очищающим действием. Это известно из практики. Мне самому довелось в этом убедиться во время освящения квартиры. В доме, куда я был приглашен, находилась пожилая женщина, которая много лет страдала от вселившегося в нее демона. Она могла молиться, приступать к святым таинствам, но не имела возможности избавиться от бесовского плена. Предупрежден я не был, но убедился в этом с первой же минуты. Она попыталась поблагодарить священника за то, что он пришел в их дом, но закончить фразу не успела. Другой голос в ней грубо оборвал ее и сказал, явно обращаясь к священнику: «Зачем пришел. Уходи…». Священник в подобных случаях не должен вступать в общение с демоном, спорить или обличать его. Ему надо положиться на помощь Божию и совершить дело, ради которого пришел, не обращая никакого внимания на беса. За все время моего пребывания в доме была возможность наблюдать его поведение. Если священник не произносил молитву, а молча совершал необходимое действие, то демон замолкал. Как только возобновлялась молитва, он начинал что-нибудь выкрикивать, чтобы перебить и помешать. Когда я стал окроплять квартиру святой водой, бес начал громко кричать: «Гонят меня, гонят. Сам уйду, сам уйду. Через два с половиной часа уйду». Не буду все подробно описывать. Скажу лишь, что крики его и недовольство достигли особой силы, когда началось каждение всей квартиры. Можно было наглядно убедиться в верности пословицы: «Ладан на чертей, а тюрьма на татей» (В.И.Даль. Пословицы русского народа). Замечу, что крики демона слышали все присутствующие. В этом я убедился после окончания молебна.

Не любят также демоны, когда горит лампада или возжигается свеча. Совершая установленные Церковью обрядовые действия, христианин должен помнить, что они имеют значение и силу, только тогда, когда от сердца нашего исходит чистый фимиам смирения, любви и благодарения к Богу. Господь говорит: «от востока солнца до запада велико будет имя Мое между народами, и на всяком месте будут приносить фимиам имени Моему, чистую жертву; велико будет имя Мое между народами, говорит Господь Саваоф» (Мал.1:11).

О запахах в церкви

Апрель 27th 2015 —

Каждение — это символ встречи Бога с людьми в Раю, а отвращение человека к ладану говорит о дисгармонии его души.

Одним из трех даров, принесенных волхвами в дар Иисусу Христу, был ладан. С тех пор эта ароматическая смола неразрывно связана с Церковью и храмовыми действами. О назначении ладана и других храмовых благовоний, о том, стоит ли их носить в повседневной жизни, например, в качестве духов, а также что делать, если испытываешь отвращение к ладану, мы поговорили с настоятелем Киевского храма святых апостолов Петра и Павла, архимандритом Алипием (Светличным).

— Отец Алипий, расскажите, как в Церкви начали использовать благовония?

— Обряд каждения, в котором используются разные ароматические благовония, в том числе и ладан, возник в христианском богослужении далеко не сразу. Есть мнения, что христиане привыкли к запахам ладана во времена гонений — когда вынуждены были собираться на свои богослужения в погребальных катакомбах. Там были погребения не только христиан. Хоронили в этих катакомбах и язычников, и иудеев. По традиции, посетители воскуряли благовония возле могил. Это было связано с тем, что могилы невозможно было плотно закрыть каменной плитой, и тленные запахи просачивались из погребальных локул.

— Какие запахи используются в нынешних богослужениях? Только ли ладан?

— В первую очередь это запахи ладана, ароматы мирра, елея, свечей, ароматизированной воды, цветов. Нельзя забывать также о благоухании Святых даров — в сущности, важнейшего церковного аромата, и запаха икон. Прикладываясь к иконе, ощущаешь ее специфический приятный аромат. Он приятен не только потому, что иконописцы использовали натуральные краски, лучшие породы дерева и льняное масло, покрывающее все пространство иконы. Запах иконы приятен, поскольку она приближена к литургическому ритуалу и благовониям. Воскурение ладана, фимиама — это древнейшая форма жертвы Богу. Благовония помещались на раскаленные угли и дым их уходил под купол храма или в небо, унося с ароматом каждения все просьбы человека, слезы, мольбы и благодарность Богу. Сегодня благоухание в храме означает ни много ни мало — присутствие Божие. Теперь каждение начинает восприниматься как важный акт богослужения. Дым напоминает о древней праведной жертве Авеля. Дым ассоциируется с присутствием Бога, которое сопровождало Ковчег Завета в виде огненного столба ночью и днем в виде дымного столба.

Аромат этой древесной коры является для христианина символом присутствия Божьего и благоухания святых.

Во время служения в храме в один момент священник с кадилом символизирует хождение Бога среди первых людей в Раю, в другой момент каждение означает священную жертву Самого Христа Своему Отцу Небесному. Благоухание — это состояние небесного. Дым кадила превращает Церковь в образ потерянного Рая земного. Рай потерян, но благоухание напоминает о небесном.

Действительно, христианское богослужение пропитано благоуханиями. Как пишет отец Павел Флоренский: «Запахи пронизывают весь организм, он плавает в них, они протекают и струятся сквозь него, как через натянутую кисею, течение воздуха и духовное качество запаха бывает тогда бесспорно и явно. И от этих «обыкновенных» запахов, вроде, например, мяты, ладана, розы и так далее, — прямой переход к благоуханиям таинственным, в которых их духовность выступает уже для всякого сознания. Таково общеизвестное благоухание святых». Ценность ароматических средств исключительно велика. Волхвы приносят младенцу Иисусу дары, где присутствуют благовония — ладан и смирна – наряду с золотом. Аромат несет в себе для христианина некий сверхфизический смысл.

— А если человек не переносит церковных запахов, то это о чем говорит?

— Человек может этого не осознавать, но его душевное состояние может находиться в противоречии с ценностной системой христианства. Из-за этого возможно неприятие того, что связано с Церковью даже на физическом уровне, что внешне проявляется как реакция на запах. По мере гармонизации и духовного развития эта реакция исчезнет.

— Выносить церковные запахи за пределы храма хорошо или плохо?

— Церковь не узурпировала право на владение определенными запахами. Люди могут зажигать лампадки, воскуривать благовония и в своем доме, чтобы всей семьей настроиться на молитву, ведь семья — это малая Церковь. А если кто-то из парфюмеров использует в своих произведениях запахи ладана и другие ароматы, которые мы слышим в Церкви, то в этом нет ничего плохого. Не сами запахи наделены сакральным смыслом, а то, в каких условиях и для чего их используют.

БЛАГОВОНИЯ В ПАРФЮМЕРИИ: какие духи содержат запах ладана

Несмотря на то что многие мировые парфюмерные бренды не могут представить себя без ноток ладана, в наших широтах подсказать, какой парфюм сдержит этот библейский запах, сможет далеко не каждый консультант косметики. В лучшем случае вам предложат аромат лаванды или мелиссы с зеленым чаем. Тогда как, увы, даже собрав воедино эти ароматы, букет окажется лишь пиратской копией ладана. И дело не в некомпетентности продавцов, а в том, что парфюмеры действительно используют этот аромат не как доминирующий, а как тонкий, ненавязчиво вплетенный в парфюмерную композицию. Из мировых брендов наиболее часто его использует Армани, например Bois d’Encens.

Джорджио Армани посвятил этот парфюм таинственным ароматам итальянских церквей. Bois d’Encens претендует на то, чтобы называться возрождением древнейшего в мире парфюма «Кифи», созданного египтянами 4000 лет назад. Рецепт «Кифи» выгравирован на каменных стенах храмов, в нем восхваляются его необыкновенные свойства. Этот овеянный тайной парфюм был для египтян священным и использовался в религиозных целях. Он служил способом общения с богами и использовался как мазь для статуй и окуривания. В грекоримские времена ладан был известен как эликсир, обладающий лечебными свойствами. Он символизировал бессмертие. Остается добавить только что Bois d’Encens — это дань детским воспоминаниям Джорджио, воскрешение минут, проведенных с бабушкой в церкви. Поскольку цены на духи нынче немилосердны, отправимся просто понюхать ладанные запахи. Для лучшего восприятия, прихватите с собой немного зерен кофе и вдыхайте их запах между духами, чтобы лучше услышать парфюм.

Парфюмы мировых брендов с ноткой ладана:

.

Кадило – металлическая чаша на цепочках, в которую на раскаленные угли кладут ладан; во время богослужения кадило раскачивают и встряхивают, распространяя благовония.

Кадило – один из символов православного богослужения. С апостольских времен совершается каждение во время молитвы. В металлическую кадильницу на раскаленные угли полагается душистая смола восточных деревьев – ладан. При сгорании он образует благовонный дым – фимиам.

Сожжение жертв пред Богом появилось на Земле в древнейшие времена. Достаточно вспомнить жертву праведного Авеля. Сам Господь в Ветхом Завете повелел Моисею сделать в скинии особый жертвенник для священного курения ароматических веществ. Волхвы, пришедшие поклониться Христу, среди прочих даров преподнесли Богомладенцу ладан. Евангелист Иоанн Богослов видел в Откровении в Небесном храме Ангела, приемлющего золотую кадильницу.

По толкованию Святых Отцов, огонь как вещество сожигающее и согревающее изображает собою Божество. Поэтому огонь кадильных углей знаменует Божественную природу Христа, само вещество угля – Его человеческую природу, а ладан – молитвы людей, приносимые Богу. Кадильница есть образ Богоматери, вместившей Невместимого Христа. Во многих молитвах Пречистая называется кадилом благовонным.

Перед началом каждения священник произносит молитву: «Кадило Тебе приносим, Христе Боже наш, в воню (запах) благоухания духовного, еже прием в пренебесный мысленный Твой жертвенник, возниспосли нам благодать Пресвятаго Твоего Духа». Из этой молитвы ясно, что видимый дым кадила означает невидимое присутствие благодати Господней, духовно укрепляющей верующих.

Богослужебное каждение бывает полным, когда охватывает весь храм, и малым, когда кадят алтарь, иконостас и предстоящих людей с амвона. Когда каждение совершается священным предметам – иконам, храму, оно относится к Богу, воздавая Ему подобающую честь и хвалу. Когда же кадило обращается к людям, этим свидетельствуется, что Дух Святой нисходит на всех верных, как носящих в себе образ Божий. По традиции в ответ на каждение принято кланяться.

В храме следует всегда стоять лицом к алтарю, поэтому во время каждения нельзя поворачиваться к нему спиной, нужно лишь слегка развернуться в сторону священника с кадилом и поклониться.

Вслед за благовестом начинается в храме часть бдения, которую можно назвать безмолвною. Она состоит в каждении всего храма. То, что каждение это, требующее немало времени, полагается производить все до начала самой службы и в присутствии всех собравшихся к ней, которые пред ним приглашаются встать, равно как обстоятельность, с какою описывается это каждение в Типиконе, — все это делает из каждения как бы особую службу, предшествующую всенощному бдению и подготовляющую к нему, подобно тому как подготовляет к нему и благовест. Подготовление там и здесь различного рода, но от этого оно тем всестороннее. Благовест подготовляет верующих к службе звуками — музыкой. Каждение приготовляет нас к службе «вонею благоухания». Духовному, «умному» богослужению предшествует это телесное, внешнее. Фимиам возносит ум к престолу Божию, куда он направляется с нашими молитвами. Во все века и у всех народов сожжение благовоний считалось лучшей, чистейшей вещественной жертвой Богу, и из всех видов вещественной жертвы, принятых в естественных религиях, христианская Церковь удержала только эту и еще немногие (елей, вино, хлеб). И внешним видом ничто так не напоминает благодатного дыхания Духа Святого, как дым фимиама. Исполненное такого высокого символизма, каждение много способствует молитвенному настроению верующих и своим чисто телесным воздействием на человека. Благовония действуют повышающе, возбудительно на наше настроение. С этой целью устав, например, пред пасхальным бдением предписывает уже не просто каждение, а чрезвычайное наполнение храма запахом из поставленных сосудов с курениями.

В св. Софии Константинопольской, по крайней мере пред богослужением, на котором присутствовал царь, производилось наполнение храма благовониями из особых отверстий в полу. В «Книге Паломник» архиеп. Новгородского Антония (XII в.), рассказывается об этом так:

«Церковь мощена красным мрамором, а под нею доплеко (второй пол), и подходят человецы и учинено сквозе мрамор проходи. И егда внидет царь в церковь ту, тогда понесут под испод много ксилолоя (алоэ) темьяна (фимиама) и кладут на углие и исходит воня проходы теми во церковь на воздух» .

По уставу грузин. Шиомгвимского мон. XIII в. кандиловжигатель между первым и вторым звоном ко всенощной кадит церковь
Особенности настоящего каждения:

а) совершитель его

Так как каждение в начале бдения первое в круге суточных служб, то оно совершается с особою торжественностью и описано с тою же подробностью, как в 22 гл. Типикона, посвященной каждению специально. На начало бдения каждение (как и возглас «Слава Святей…») перенесено с начала утрени. Посему, как и там, оно совершается священником, а не диаконом, — ввиду особой важности момента. (Ср. полиелей; на литургии кадит диакон, так как священник занят более важными священнодействиями).

Историческое основание для совершения настоящего каждения именно священником — то, что утреня и вечерня совершались без той торжественности, с какой литургия, а потому без диакона; а в монастырях не всегда и бывал диакон.

б) Свеча при каждении

Другую особенность настоящего каждения, тоже общую у него с каждением в начале утрени и полиелейным, составляет преднесение кадящему священнику свечи. На вечерне, как службе менее торжественной, чем утреня, каждение совершается без свечи; на литургии же каждение отступает на второй план перед другими более священными действиями и потому совершается с меньшею торжественностью, тоже без свечи.

Историческим основанием этой разницы является то, что утреня, с начала которой перенесено настоящее каждение на начало бдения, всегда начиналась ночью, до рассвета, когда ходить по храму и всем его нефам и нельзя было без светильника; вечерня же и литургия совершалась всегда днем.

Но так как каждение в начале бдения, как и утрени, не должно быть все же столь торжественно, как на полиелее, то светильник указано носить при каждении не диакону, как на полиелее, а параекклисиарху или кандиловжигателю. Впрочем, далее в скобках Типикон замечает, что в соборах и приходских храмах «действует сия диакон». В Киево-Печерской лавре только в начале утрени свечу предносит кадящему священнику инок в мантии, на бдении же диакон.

Историческое основание для уставного требования, чтобы кадящему священнику предшествовал со свечой параекклисиарх, а не диакон, — то, что бдение за отсутствием диаконов совершалось большей частью одним священником. На полиелее же иначе, потому что полиелей введен в службу, когда в монастырях большей частью имелись диаконы.

Частнее каждение пред бдением Типикон описывает следующим образом. Кандиловжигатель или параекклисиарх после благовеста зажигает свечу в подсвечнике и ставит ее пред царскими дверьми. В приходских церквах и в тех монастырях, где всенощную начинает диакон со священником, свечу носит диакон, который предносит ее священнику и при каждении алтаря.

В греческом уставе Шиомгвимского мон. XIII в. нет этого замечания о свече (кандиловжигатель прямо берет ее в руки пред возгласом). В рукописных греч. и слав. Типиконах XIII–XIV в. указывалось эту свечу или лампаду ставить среди церкви . В Типиконах XV и XVI вв. указывается ставить ее или «прямо царским дверем поблизко» , или «посреде церкви прямо царским дверем» . Так и в первых печатных изданиях устава. Царскими дверями называются главные двери из притвора в храм; они, следовательно, разумеются и здесь, почему свеча, стоящая пред ними, оказывается среди храма. В правленом экземпляре устава для издания 1672 г. слова «посреде церкве» и «поблизко» зачеркнуты и начиная с этого издания не вносятся в устав (в старообрядческом уставе сохранены), очевидно, потому, что под царскими дверями стали разуметь алтарные.

Азбука Веры

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *