Как избавиться от уныния?

Опубликовано Ellen Frischbutter Окт 29, 2011 в Тренинги и семинары. Базовый курс

Духовная депрессия или как пройти через мрачный период своей жизни, Депрессия – это друг, подталкивающий вас. Увидьте ее в таком свете.

Вещи не всегда такие, как кажутся. очень часто они гораздо больше чем кажутся, то что мы привыкли как люди оценивать в каких то критериях на самом деле может быть совершенно другим.

Мы фокусируемся на событии на определённой его части — это похоже на моментальный снимок – увидели, почувствовали — страдаем но так же как и на снимке в фокусе нашего внимания оказывается что? Маленький кусочек и по этому кусочку кто то ставит диагноз, кто то ставит крест на себе Всё, что происходит внутри и вне вас не является результатом каких-то ошибок, или неверных ходов. Это не результат греха или кармы.

Духовная депрессия – что-то совсем другое. Я буду говорить о депрессии как о части процесса роста процесса изменений, духовная депрессия случается не у всех, но возможно это о вас. Это часть, которая испытывает вас на каждом уровне, заставляет вас войти в энергетическое истощение, заставляет вас, прежде всего, потерять надежду во всем.

Депрессия может ввести в дисбаланс тело. Она может выключить его. Депрессия также влияет на разум. Разум не генерирует творческие энергии, так как он делал это раньше. Исчезает страсть и драйв. Ум становится плоским, и такое состояние мы зовём депрессией.

Депрессия также влияет на дух. Дух является частью баланса тела, разума и души. Но теперь вам, кажется, что дух ушел, покинул вас. Возможно, вы чувствуете себя покинутым, ощущаете, что Бог находиться не здесь, что у вас нет духа, что жизнь ничто больше, чем то что, что раскинулось перед вами сейчас.

Что происходит?

Гусеница превращается в бабочку.

Представьте гусеницу, что наслаждается своими днями, ползает по земле, по растениям, деревьям, но она постоянно хочет быть все больше гусеницей. Постоянно желает быть немного больше, немного умнее, немного зеленее, несколько новых ножек, немного сексуальнее и намного богаче. Гусеница находиться в своем гусеничном уме. Она не знают ничего больше, только о своем существовании, как гусеницы. У нее есть мечты и чаяния и надежды, как стать большей гусеницей, потому что это всё, что она знает. И так продолжается всю ее жизнь гусеницы, постоянно пытаясь достичь всего лишь немного большего, возможно, конкурируя со своими приятелями-гусеницами. Но что-то внутри подтачивает гусеницу. Это похоже на постоянный стук в дверь, на постоянный… почти голос, который она слышит. Он говорит: «Пришло время, настал час». Гусеница, через некоторый период времени, начинает прислушиваться к этому голосу и понимает, что пришло время для громадного изменения, но она просто не может понять, что именно означает это изменение.

И вот в один прекрасный день, во время жевание листьев, гусеница понимает, что она уже готова. Она взывает к богу гусениц и говорит: «Дорогой бог, дорогой дух, я готова. Я любила свою жизнь гусеницы, но пришло время двигаться дальше. Я знаю это изнутри своего существа. Я не знаю точно, о чем я прошу, я не знаю, что именно произойдет, но я знаю, что это должно быть хорошо».

И она отдает себя, сдается. Сдается изменениям – естественным изменениями, эволюции, что всегда случается – она отдает себя этому. Это момент радости и ликования для гусеницы, она чувствует себя свободной от старых путей, старой суеты, старых привычек. Она чувствует себя освободившейся. Теперь она ждет чего-то, что должно случиться.

Но через достаточно короткий период времени гусеница чувствует себя не так хорошо, небольшое несварение. Ее ноги больше не работают в унисон. Одни движутся вперед, другие назад. Вместо того, чтобы стать зеленее, она становиться немного серее. Вместо того, чтобы становиться острее умом, она, фактически, стает более неопределенной в мыслях.

Гусеница начинает сожалеть о том, что когда-то отдалась этому изменению, о том, что она поверила в весь этот нонсенс о духе и вознесении. Она слышала слухи об этом, но теперь разум гусеницы начинает сомневаться. Он говорит: «Всё это должно быть просто уловка». Гусеница сожалеет о содеянном, желая вернуть всё назад. Но каждый раз, когда она пытается возвратиться назад, она не может. Гусеница начинает чувствовать себя плохо. Она, фактически, становится синей, нежели зеленой. Вскоре, она понимает, что не может двигаться совсем, не может подняться утром, больше не интересуется пищей, не хочет думать ни о чем. Все вещи, которые ранее приносили гусеницы удовольствие, например, смотреть на полет дружественных птиц, слушать звуки ветра и деревьев, мочить свои ноги и тельце в небольших водоемах, ничто из этого больше не привлекало гусеницу.

И вот гусеница уже не может даже открыть глаза утром, чтобы поприветствовать новое солнце, она даже не хочет увидеть свет, прекрасный солнечный свет утром, гусенице становилось все хуже и хуже – она начала входить в промежуточное состояние «между». «Между» означает, что гусеница совсем не хочет умирать, даже если она об этом иногда говорит, она этого не хочет – она просто хочет вернуться к старым путям. Она отдала бы что угодно уже не для того, чтобы стать больше, зеленее, но для того, что быть такой, как она привыкла. Но она уже в «между» состоянии. Она знала, что не может исправить свое тело, а ее ум не может сфокусироваться на чем-то. Гусеница была внутри «между».

Она лежала так долго, что над ней начало формироваться что-то похожее на корку, что-то похожее на паутину начало ткаться вокруг нее, новый тип тюрьмы. Гусеница пыталась плакать, но не могла. Она пыталась заставить себя силой выйти из этого состояния, депрессии, в которой она находилась. Она пыталась заставить себя сфокусироваться на чем-то, посмеяться, но она не могла. То было небытие. Любое чувство любви, которое она когда-либо чувствовала, растворялось. Чувства связи с самим собой не было, и вскоре этот кокон, ограждение окружил ее. Там была тьма, там была тишина. Казалось, будто она поймана внутри себя, но себя больше не существовало. И вот она снова воззвала к духу, к богу гусениц и сказала: «Дорогой бог гусениц, это моя последняя мольба. Спаси меня прямо сейчас или возьми меня в смерть. Я не могу выдержать это небытие».

Ответом была тишина, ничего не произошло. Последней мыслью гусеницы было: «Бога нет. Надежды нет. Нет существа или энергии, которая могла бы услышать мой голос. Я не просто во тьме, я – ничто. Я сама создала свой ад. » У меня нет выхода».

Конец истории вы знаете, гусеница укуталась в кокон и во время ее окончательной сдачи, отпускания всего, что у нее было, она возродилась. Она вырвалась из кокона, новая и совсем другая, с цветными крыльями. Она могла летать. Она смогла увидеть всё абсолютно новым образом. У нее были полностью новые сознание и разум. Теперь о на была бабочкой. Бабочка была тем, что гусеница никогда не могла бы даже представить. Как могла гусеница, у которой был только ум гусеницы, когда-либо представить бабочку? Но посмотрите, во что она превратилась!

Это именно то, что происходит. Эта метафора проста. Мы проходим сквозь тьму, через худшее из худшего. Но почему? Возможно, потому что мы сами создали этот механизм для своей окончательной капитуляции. Окончательного отпускания наших человеческих убеждений и верований, всех человеческих наслоений. Окончательное отпускание всех связей со своим старым я , чтобы мы могли переродиться в новое!

Kак отпустить ожидание, пока они не превратились в монстров, потому что эти монстры-ожидания фактически создают ту бездну, с которой и начинается сама депрессия.

Приглашаю вас прослушать интервью на тему депрессии

Продолжительность 2 часа. После занятия вы получите аудио запись нашего тренинга.

Стоимость 20 евро.

Для тех, кто уже участвовал в моих программах скидка 50%.

Как получить бонусы и скидки для участия в тренинге или вебинаре

Сайт Горловской и Славянской епархии

Связаны ли между собой печаль и депрессия? Почему уныние стоит в ряду главных смертных грехов? Унывают ли монахи и святые? Делился мыслями и анатомировал уныние протоиерей Константин Лисняк, благочинный Соледарского округа.

Кто виноват?

Уныние относится к смертным грехам. Смертный грех вводит душу человека в состояние духовной смерти, когда теряется возможность покаяться, изменить свою жизнь. Печаль и уныние очень близки к отчаянию и самоубийству, это звенья одной цепи.

Современная жизнь насквозь пропитана зловонием уныния. Посмотрите, сколько людей сейчас пребывает в депрессии! В США население сплошь употребляет антидепрессанты, серьёзно подсажено на химию.

Человек в условиях относительно комфортной жизни находится в праздности, она — мать множества грехов и пороков. В духовной сфере одно проистекает из другого: какой грех ни возьми, каждый тянет за собой другие. Печаль — это начальное звено уныния, самое малое по степени тяжести. Постепенно состояние ухудшается, и человек доходит до ступора.

Святые о том, почему печаль — это грех:

«Чрезмерная печаль обыкновенно доходит или до сомнения, или до пагубного богохульства» (свт. Иоанн Златоуст).

«Если кто думает, что не имеет пристрастия к какой-нибудь вещи, а лишившись ее, печалится сердцем, тот вполне прельщает самого себя» (прп. Иоанн Лествичник).

«Тоска происходит от оскорбленного самолюбия или от того, что делается не по нашему; также и от тщеславия, когда человек видит, что равные ему пользуются большими преимуществами» (прп. Марк Подвижник).

Уныние парализует душу человека, он не способен ни покаяться, ни помолиться толком, ни доброе дело сделать. Всё из рук валится, смысл жизнь потерян, всё плохо, всё пропало. Унывающего можно сравнить с больным, пережившим инсульт: охватывает полная недееспособность. Это очень тяжёлое духовное состояние. С другой стороны, святые отцы пишут, что уныние — это спутник каждого подвижника, особенно монаха. «Бес полуденный» — это именно о нём. Опытные духовники заметили, что где-то с 10 утра и до трёх дня у монашествующих случаются искушения, следствием которых становятся печаль, уныние и сомнения.

Какие ещё причины у печали и уныния? — праздность, гнев, раздражение, неудовлетворённость греховной страсти. С ними нужно бороться, ни в коем случае не потакать. Унывающая тварь — хула на Творца. Уныние — скрытое богохульство. Человек как будто говорит: «Зачем мне эта жизнь?» Самоубийство — страшный грех именно потому, что убивающий себя дар жизни бросает Богу в лицо: «Зачем Ты мне это дал? Не хочу!» Это плевок в сторону Создателя.

Святые отцы приводят разные примеры уныния. Святой Иоанн Златоуст вспоминает Иуду. Дьявол омрачил его, настолько предал чрезмерности печали, что он удавился. Преследовал его до тех пор, пока не лишил намерения покаяться и не привёл к самоубийству. Была печаль, а вот деятельного покаяния, как у Петра, не произошло. Апостол Пётр — пример противоположного поведения: всю жизнь каялся, слёзы проливал, даже умереть, как его Учитель, считал себя недостойным.

Святой Иоанн Лествичник пишет: «Мать уныния — тщеславие». Человек нафантазирует о себе что-то, а потом, когда случаются в жизни какие-то преткновения, падения, разочарования, не может смириться. Святитель Феофан Затворник утверждал: «Состояние уныния — один из крестов, которые нести нам неизбежно в продолжение жизни своей». И дальше добавляет: «На дух уныния жалуйтесь Господу и Ангелу хранителю, и отбежит. Но всяко терпи благодушно».

Грехом может быть даже печаль о совершённом грехе:

«Грешат те, которые считают добродетелью чрезмерную печаль после греха, не понимая, что это происходит у них от гордости и самомнения, от того, что они слишком много надеются на самих себя и на свои силы» (прп. Никодим Святогорец).

Впрочем, бывает так, что печаль помогает истребить грех:

«Печаль, рожденная грехом, истребляет грех, когда сопровождается покаянием» (свт. Иоанн Златоуст).

Вывод какой? — не надо убегать от этого состояния, потому что догонит и накроет. Нужно идти навстречу и разбираться, как и с любым другим духовным вопросом. Современный человек всего боится — от маловерия, слабохарактерности, малодушия. На него наваливаются возраст, немощи, одиночество, и с ним невозможно ни о чём разговаривать, не получается растормошить.

Что делать?

Лекарство такое: если человек относительно молод — то работа, физический труд. Движение — это жизнь. Даже просто взять веник или швабру, прибрать, помыть что-то — уже хорошо. Глядишь, кровь разошлась, и жизнь развиднелась.

Можно к друзьям обратиться. Один священник рассказывал такую историю. Некий человек служил в спецназе. Это непростая работа, занимающиеся ей люди получают большую деформацию психики. Так и этот человек: впал в уныние, решил покончить с собой. Положил перед собой на стол оружие, сидит, настраивается на «харакири». В этот момент звонит телефон. Оказывается, что это его сослуживец. Поговорили, анекдоты друг другу рассказали, посмеялись, вспомнили прошлое — словом, от души пообщались. Когда бывший спецназовец трубку отложил, то посмотрел на оружие и подумал: «Что я, совсем с ума сошёл?» Он перевернул эту страницу и стал жить дальше. Общение, даже простой звонок могут спасти человека от страшного греха.

Нельзя замыкаться в унынии, не надо смаковать его. Тоска по Богу рождает спасение, а самоедство — довольно опасная штука. Весь мир тебе не мил, кажется, что ты всем в тягость. Не хочется общаться, начинаешь людей избегать, потому что у тебя состояние тяжёлое, ты всем недоволен, всё угнетает. В итоге люди тоже начинают тебя избегать, получается замкнутый круг. Это состояние ада. Вообще, уныние — от дьявола: ему нечего ждать (чаять), кроме исполнения своего приговора, он в состоянии от-чаяния. Это от него исходят газы, отравляющие всех унынием. Не человек это всё придумал, это пришло из другого мира. Так что уныние — это враг, и на него можно гневаться, как пишут святые отцы. Гнев против сатаны, своих слабостей и страстей — не грех.

В качестве лекарства от уныния воцерковлённому человеку обязательны молитва, чтение Священного Писания, Псалтыри, духовной литературы. Самое главное врачевство — это, конечно же, таинства Исповеди и Причастия.

Как бороться с этим грехом:

«Если хочешь быть без печали, старайся угодить Богу» (авва Евагрий).

«Печаль есть рана души, и должно непрестанно лечить ее словами утешения» (свт. Иоанн Златоуст).

Печаль может происходить от нашей неблагодарности Богу:

«Не будь нечувствителен и неблагодарен. Так как радостное и приятное мы скоро забываем, а печальное всегда помним, то и говорим, что всегда находимся в печалях» (свт. Иоанн Златоуст).

Антирадость

Грех уныния охватывает человека незаметно, исподволь отравляет его, постепенно доводя до крайнего состояния. Вспоминается случай, который рассказывал в семинарии наш преподаватель, отец Нафанаил. Как-то в монастырь зашёл раздражённый человек. Он остановил монаха и говорит: «Всё тут у вас хорошо, так хорошо, что просто замечательно. Но что-то мне у вас тут не нравится. Борода ваша мне не нравится, вот что!» А у отца Нафанаила борода была рыжая, раздвоенная на два клина. Человек этот нашёл единственное, к чему можно было придраться в святом месте — бороду!

Важно заметить, что порой состояния угнетённости, депрессии, уныния имеют не духовную, а физиологическую природу. Это значит, что некоторым людям нужно не только исповедоваться, но и к врачу обратиться, попить определённые лекарства, пролечиться. Об этом и митрополит Антоний Сурожский говорил.

В отношении печали важна дозировка. Печаль о грехах, умеренная, открывающая двери покаянию — это добрая вещь. Если человек погрустил, а потом пошёл работать — ничего страшного в его печали нет, а если он в итоге ушёл в депрессию, перестал ходить в храм, общаться с людьми и Богом — это совсем другое.

Уныние — одна из главных человеческих страстей. Вспомним преподобного Серафима Саровского и подумаем, печалился ли этот человек, если он говорил каждому: «Радость моя, Христос воскресе!», — пребывал в состоянии пасхальной радости и благодатного озарения? Нет, конечно. Понятно, что это состояние высокой духовной жизни подвижников, достигших определённой степени совершенства.

Господь сподобил меня общаться со святыми людьми, когда я учился в семинарии. Я не слышал от них ни слова ропота, не замечал никакого уныния. Кажется, что человек светится, как солнышко. Понятно, что это плоды великих монашеских подвигов. Видя эти плоды, люди удивляются и тоже о чём-то важном задумываются.

Я бы советовал внимательно читать жизнеописания наших святых и учиться у них. Бог дал нам всё, Он умер за нас на Кресте, а мы имеем наглость ещё и унывать после этого, маловерие проявлять? — нет, так нельзя. Значит, будем бороться с унынием — благо, у верующего человека для этого есть множество средств.

Святые Оптинские старцы говорят о том, что такое уныние:

«Уныние значит ту же лень, только хуже. От уныния и телом ослабеешь, и духом. Не хочется ни работать, ни молиться; в церковь ходишь с небрежением; и весь человек ослабевает» (прп. Амвросий Оптинский).

И рассказывают, как бороться с ним:

«У вас на всё прочее есть время, а на молитву и чтение нет его. От этого-то вы и чувствуете в себе уныние и тоскливость, и беспокойство о своей неизвестности, и недоверчивость. А когда будете чаще пребывать в молитве и печаль свою во всём возлагать на Господа Бога и уповать на Его всесильную помощь, тогда Он и успокоит вашу душу» (прп. Антоний Оптинский).

«Предлагаю совет против уныния: терпение, псалмопение и молитва» (прп. Макарий Оптинский).

«Скука унынию внука, а лености дочь. Чтобы отогнать ее прочь, в деле потрудись, в молитве не ленись. А если к сему терпения и смирения прибавишь, то от многих зол себя избавишь» (прп. Амвросий Оптинский).

Записала Екатерина Щербакова

Сайт Горловской и Славянской епархии

Осень неоспоримо входит в свои права. Моросящий за окном мелкий дождик, ледяные бездыханные батареи и ранняя темнота тщательно испытывают нервы на прочность. Деревья на городской аллее отдают земле долги безропотно, по первому дуновению ветерка сбрасывая в грязь тяготящие их золото и багряницу. Птицы, следуя заложенному в них могучему инстинкту, послушно собираются в стаи, готовясь к перелету в теплые края. А что же венец природы? Да вот и он — сидит, нахмурившись, с тоской взирая на закипающий чайник. Добавленные в чашку ложечка меда и капелька кагора несколько освежают землистый цвет его лица, но это ненадолго. Напившись, изгнанный Адам отводит опустошенный взгляд в угол, демонстрируя окружающим полную апатию. Количество сигарет в пачке, торчащей из его кармана, стремительно уменьшается, а горка окурков в импровизированной пепельнице-пивной банке заметно растет. «Не трогайте Илюху, — предупреждают опытные сотрудники его отдела, — у него снова депрессия». А самые опытные уточняют: «Сезонная».

Депрессия, метко прозванная американскими специалистами «психическим насморком», распространяется в мире не менее активно, чем физическая простуда в холодный сезон. В настоящее время, согласно данным Американской психиатрической ассоциации, только в США ежегодно этому недугу оказываются подвержены около 15 млн. человек. Другие исследования оценивают распространенность депрессивных расстройств гораздо выше — более 26% среди женщин и 12% среди мужчин. Согласно результатам научных исследований, опубликованным в «Журнале клинической психиатрии», ежегодные расходы, связанные с заболеваемостью американцев депрессией, в 1990г. составили 43,7 млрд. долларов. Эта сумма включает в себя стоимость 290 миллионов потерянных рабочих дней, психотерапевтической помощи и снижения трудоспособности. Эти данные показывают, что из всех хронических заболеваний клиническая депрессия в наибольшей степени выводит людей из строя. Несмотря на распространенность и деструктивность этого заболевания, точный механизм или механизмы возникновения депрессии пока еще не открыты. Многие годы ученые считали, что депрессия связана с недостатком нейромедиаторов — либо вещества норэпинефрина, либо серотонина — в важнейших синапсах центральной нервной системы. Однако ключевая биохимическая причина депрессии пока остается неизвестной.

В противоположность биохимической версии возникновения депрессии, основатель психоанализа Зигмунд Фрейд считал, что депрессия — это невыраженная и неосознанная ярость, реакция на состояние беспомощности или зависимости от других или на утрату возлюбленного(ой). Наиболее ранний гнев у ребенка мог быть вызван чувством «покинутости» матерью, когда у нее появляется другой ребенок. Поскольку ребенок не мог позволить себе гневаться на свою мать и идти на противостояние, полагал Фрейд, он обращал свой гнев против себя. Таким образом, невыраженный гнев сдерживался или направлялся внутрь себя. Депрессия по Фрейду — обращенный внутрь гнев. Каждый раз, когда индивид чувствует свое одиночество, его охватывает депрессия.

В некоторых случаях депрессию вызывают многие лекарственные препараты. К ним относятся, в частности, гормональные контрацептивы и анаболические стероиды. Один исследователь описывал два одинаковых случая: у женщин, никогда не страдавших психическими заболеваниями, через один-два месяца после введения норпланта (контрацептив длительного действия, который вживляется под кожу) возникала глубокая депрессия.

Прекращение приема таких стимулирующих наркотиков, как кокаин и амфетамин, также может вызвать симптомы депрессии, например, тоску, бессонницу и апатию.

Несмотря на то, что депрессию называют болезнью XX, а теперь и XXI века, этот недуг отнюдь не нов. Еще Гиппократ описывал сходное психическое состояние под названием «меланхолия», видя его причину в наполнении мозга «черной желчью». В Священном Писании приступы депрессии неоднократно описываются на страницах Ветхого Завета: от них страдал, например, царь Саул, а облегчение ему приносила игра Давида на гуслях. Многие места из Книги Псалмов свидетельствуют о том, что пророк и псалмопевец Давид также испытывал нападения тяжелого давящего уныния. Печален стих царя Соломона-Экклесиаста, повествующий о суете сует. Стоит ли винить в распространении депрессии современное информационное общество с его стилем и темпом жизни, если житель древней Иудеи или античной Греции был знаком с депрессивной симптоматикой ничуть не хуже, чем наш современник? Быть может, причина болезни кроется в претерпевшей грехопадение человеческой душе, за последние несколько тысяч лет изменившейся так мало?

Ни в одном из имеющихся в настоящее время научных трудов по психиатрии или психологии депрессия не получила столь точного и исчерпывающего описания, как в творениях святых отцов, где задолго до становления и развития светских наук о душевных расстройствах эти состояния были определены как греховные страсти уныния и печали. Тягчайшим из духов злобы называет дух уныния св. Иоанн Лествичник.

Пожалуй, напоминающий Илюху из нашей присказки персонаж отыщется в кругу знакомых каждого из нас, а кто-то, быть может, узнает в этом герое и себя в определенные жизненные моменты. Как помочь многострадальному меланхолику? Его мрачное настроение мигом подхватывает массовая культура. Ставшая в некоторых кругах хорошим тоном этика декаданса убеждает людей в том, что быть счастливым и радостным — неприлично, неправильно в нашем гибнущем мире. Лучше красиво увядать, предаваясь эффектному саморазрушению.

Поговорим о различии вариантов мужской и женской депрессии. У женщин депрессивные состояния чаще сопряжены с недовольством своей внешностью (дисморфофобия), желанием похудеть, исправить какие-то недостатки лица, фигуры. Толчком к развитию депрессии может послужить долгая травмирующая ситуация в семейной жизни (муж пьет, бьет жену) или невозможность создать семью, неудачи на работе, материальные проблемы, то есть, вполне реальные житейские причины. Депрессия у женщин может быть связана с гормональной перестройкой организма при беременности, после родов, при наступлении климакса. С мужчинами все гораздо сложнее. С большей легкостью атакуя Еву, которая порой не распознает вражеского нападения, видя причину внезапного приступа плохого настроения в «критических днях» или неудачной диете, для Адама враг рода человеческого подготовил артиллерию потяжелее.

Депрессия у мужчин часто возникает безо всякой на то видимой причины. Например, наш Илья — высокооплачиваемый сотрудник преуспевающей фирмы. Он молод, хорош собой, не обделен вниманием прекрасного пола. У него есть любящие родители, которые искренне гордятся сыном и души в нем не чают. Есть и друзья, которые всегда помогут в трудную минуту, выслушают, ободрят. Но, тем не менее, время от времени на Илью «находит». В такие периоды мрачные часы уединения сменяются отчаянными молодецкими выходками, зачастую пьяными. То наш герой ввязывается в криминальную разборку, явно недооценивая собственные силы. Оказавшись после этого на больничной койке, он тут же, в стационарных условиях, влюбляется и завязывает роман. Выписавшись из больницы, начисто забывает предмет былой страсти и отправляется за компанию с другом-экстремалом прыгать с парашютом. Сломав еще пару недоломанных ребер, не унимается, а покупает подержанный автомобиль (новый, видно, разбить жалко, зная свои особенности), садится за баранку в не очень трезвом состоянии, прихватывает с собой визжащую от восторга пьяную же подругу и гонит по ночному шоссе в неизвестность. «Еще жив?» — неудивительно, что знакомые Ильи уже давно начинают интересоваться его судьбой именно с этого вопроса.

Да, как видно из яркого примера, депрессия у мужчин часто сопряжена с алкоголизмом и может скрываться за его маской, выдавая причину за следствие. Представители сильного пола реже, чем женщины, признаются сами себе, что им требуется помощь специалиста. Если для женщин в период депрессии характерна слезливость, склонность к жалобам, желание обрести поддержку в лице священника, врача, родственников, друзей, то мужчины предпочитают страдать молча, из страха продемонстрировать кому-либо свою слабость. Например, экстремальные выходки Ильи имеют двоякую направленность — с одной стороны, желание убежать от своего недуга с помощью острых ощущений, с другой — доказать всем окружающим, что он не слезливый меланхолик, а «Крутой Уокер». Но оба этих пути ведут в тупик. Мы знаем из церковного предания, что любая болезнь посылается нам как жизненный крест, как духовное упражнение. От депрессии нельзя убежать. С ней необходимо бороться, как и с любой другой страстью, уповая на помощь Божию.

Бывает, что депрессией ошибочно называют состояние острого горя, например, при утрате близкого человека, тяжелой болезни, катастрофе. Главное отличие депрессии от состояния здоровой печали — это отсутствие надежды. Здоровый человек говорит себе: «Сейчас мне плохо, но это только сейчас. Со временем все изменится». По прошествии некоторого промежутка времени он уже не вспоминает травмирующее событие с точностью до мелких деталей — срабатывает спасительное свойство человеческой памяти забывать то, что ранит. При истинной депрессии бывает иначе. «Мне плохо и так будет всегда. Нет надежды. Нет выхода», — так звучит демонское нашептывание, которое больные депрессией принимают за свои мысли. Нетрудно догадаться, что цель этих внушений — привести человека к страшному и необратимому греху самоубийства. Причем этот ужасный акт не обязательно должен быть осуществлен через пресловутые веревку и мыло или прыжок с подоконника тринадцатого этажа. Постоянное истязание себя мрачными мыслями, если не искать выхода, может привести к постепенному ослабеванию и угасанию организма. Множество самых неожиданных болезней не заставят долго себя ждать, проявляясь на изможденном страждущей душой теле. Не минуют жертву депрессии и пагубные пристрастия вплоть до самых страшных вариантов наркозависимости. «Умерла от тоски», — разве не привычная для нас фраза, знакомая по любовным романам. Вдумайтесь в ее подлинный смысл.

К счастью, депрессия излечима. Об этом говорят данные психиатрической литературы. Но даже эти оптимистичные данные не говорят о той милости, которая открывается страждущей душе Врачом душ и телес, если больной проявляет твердую веру и непреложное мужество в борьбе с недугом. Врачи и лекарства — только помощники, через которых может быть дано исцеление. Дано тогда, когда ты будешь готов его принять.

Тем не менее, если вы замечаете у себя или кого-то из близких характерные симптомы депрессии, не следует пренебрегать медицинским обследованием. Стоит обратить внимание на следующие признаки:

1. Подавленное состояние духа большую часть дня, почти ежедневно, иногда раздражительность по отношению к детям или подросткам.

2. Заметно снизившийся интерес ко всему — апатия, или общая неудовлетворенность, почти ежедневная пониженная активность большую часть дня.

3. Значительная потеря или, наоборот, прибавление веса без изменения диеты.

4. Почти хроническая бессонница или патологическая сонливость.

5. Психомоторное возбуждение или психомоторное торможение — ненормальное ускорение или замедление психомоторных движений или психических процессов, почти ежедневно наблюдаемые другими людьми.

6. Почти хроническая усталость или потеря энергии.

7. Часто ощущаемое состояние никчемности, излишнее либо неуместное чувство вины.

8. Почти постоянная пониженная способность к мышлению, невозможность сосредоточиться и нерешительность.

9. Навязчивые мысли о смерти, или мысли о самоубийстве без особого плана, или попытка к самоубийству, или особый план его осуществления.

Если у вас отмечаются пять и более перечисленных признаков в течение времени не менее двух недель, в том числе обязательно наблюдаются первый и второй симптомы, это должно послужить поводом для обращения к врачу. Вряд ли оказываются правы те больные, которые полностью пренебрегают медицинской помощью и лекарствами. Быть может, они считают, что полностью уподобились отцам-пустынникам, надеясь на исцеление собственными молитвами?

Что же делать, если демон уныния избрал вас своей целью? Во-первых, излишне напоминать православному христианину, что следует обратить внимание на свою духовную жизнь, привести ее в порядок под руководством духовника. Во-вторых, не верьте своей депрессии, не становитесь ей послушны. Помните, что за этим состоянием скрывается мерзкий демон, чающий вас погубить и низвести на дно ада. Отвечайте на его нападки соответствующими молитвами, которые можно найти в любом молитвослове. Рационализируйте, оценивайте трезво все мысли, которые приходят к вам в голову. Я глупый, скверный, ни на что не гожусь? Нет, я чудное творение Божие. Все дурное во мне от моих грехов, но я пойду на исповедь, покаюсь и буду исправляться. С работы выгнали? Значит, неполезно мне было там работать. Я потерплю, помолюсь, и новая работа найдется. Жених бросил, нашел другую? Да ты посмотри на него — пьет, дерется, институт бросил, непонятно чем занимается. А заодно и на себя посмотри — не нужно ли в себе что изменить, если даже такой красавец тобой пренебрег. Вон дома пыль во всех углах. Исправишься — другого жениха Бог даст, хорошего, работящего. Помните — выход есть. По молитве он обязательно откроется.

В период депрессии не пренебрегайте общением с людьми. Даже если вам искренне хочется бежать в пустыню, остановитесь и заставьте себя силой вернуться в социум. Ведь на людях все наши грехи и страсти становятся очень хорошо видны, и с ними гораздо легче бороться. Хотя демон уныния будет внушать обратное. Мне очень хорошо знакомо это состояние по собственным периодам уныния и по опыту общения с вышеописанным Ильей. В такие периоды очень легко сходишься со случайными попутчиками, например, в поезде, особенно, если они предложат вместе выпить. Мимолетное общение, легкость, никаких обязательств! Зато старым друзьям, которые могут принести тебе реальную пользу, зная твое душевное устроение досконально, очень трудно показаться на глаза. Хочется от них бежать, сгорая от ложного стыда. Илья, например, в таком состоянии всегда бегает от друзей, с которыми раньше вместе исповедовался у общего духовника, боится, что они силой повлекут его, мрачного и спьяну не проспавшегося, к строгому протоиерею на исповедь. Я, перетрудившись на ниве отечественной дефектологии, шарахаюсь в узком пространстве клинического коридора от опытной коллеги, способной замечательно вернуть на место пошатнувшиеся мозги. В период депрессии в голову приходят самые неожиданные, фантастические идеи, которые надо внимательно отслеживать и уничтожать как абсурдные. Например, Илье кажется, что совершенно безобидная, тихая девица с его работы строит интриги, чтобы его на себе женить. По этой причине он с ней больше не здоровается, а если завидит вдалеке, то сразу пускается наутек. Стоит однажды принять такую мысль, и она обрастет сотней фактов и доказательств, якобы подтверждающих ее истинность: и с работы вас хотят выжить, и обманывают, и меньше всех платят, и друзья все не друзья, а так… Вспомните слова апостола: «Не всякому духу верьте». Демоны уныния — асы маскировки. Их главная задача — заставить вас думать, что причина вашего тяжелого настроения кроется в жизненных обстоятельствах, отношениях с окружающими, осени, темноте, холоде, полнолунии, только н в их лукавом нашептывании.

А если станет совсем невмоготу — позовите в гости других страждущих от депрессии, приготовьте вкусные антидепрессивные блюда (на столе рекомендуются соленые сорта сыра, красное вино, мясо со специями и инжир) и спойте вместе печальную русскую народную песню о несчастной любви. Пусть она даст выход негативным эмоциям — именно для таких случаев народ эти песни и сложил. У вас есть надежда. Противостаньте депрессии, и убежит она от вас, вместе со своим лукавым хозяином.

В.Васнецов. Алёнушка. 1881 г.

Оптинские старцы предостерегали от уныния, тоски, лености. Преподобный Амвросий писал об унынии:

«Уныние значит ту же лень, только хуже. От уныния и телом ослабеешь, и духом. Не хочется ни работать, ни молиться; в церковь ходишь с небрежением; и весь человек ослабевает».

Преподобный Варсонофий описывал это состояние так:

«Словно чума, как некая душевная болезнь, нападает на всех уныние, тоска, жизнь становится немила, не хочется ничего делать».

Причины уныния и тоски

Преподобный Амвросий подробно объяснял, от чего бывает уныние, и напоминал слова святых отцов о тоске как о кресте духовном:

«Тоска, по свидетельству Марка Подвижника, есть крест духовный, посылаемый нам к очищению прежде бывших согрешений. Тоска происходит и от других причин: от оскорбленного самолюбия или от того, что делается не по нашему; также и от тщеславия, когда человек видит, что равные ему пользуются большими преимуществами; от стеснительных обстоятельств, которыми испытуется вера наша в Промысл Божий и надежда на Его милосердие и всесильную помощь. А верою и надеждою мы часто бываем скудны, от того и томимся».

Старец пояснял, что уныние, этот нелегкий духовный крест, слагается из неудобств, окружающих человека и препятствующих исполнению желаемого:

«Это один из нелегких крестов духовных, которые посылаются хотящим спастись и иногда и не хотящим. Тоска ваша слагается из неудобств, вас окружающих и препятствующих исполнению желаемого».

Преподобный Антоний писал, что причиной уныния может быть недостаточность молитвы и духовного чтения:

«Вы мало молитесь Богу и редко когда читаете, я жалею о том, ибо у вас на всё прочее есть время, а на молитву и чтение нет его. От этого-то вы и чувствуете в себе уныние и тоскливость, и беспокойство о своей неизвестности, и недоверчивость. А когда будете чаще пребывать в молитве и печаль свою во всём возлагать на Господа Бога и уповать на Его всесильную помощь, тогда Он и успокоит вашу душу».

Возникает порочный круг, когда человек, оставивший молитвенное правило и духовное чтение, теряет благодать, впадает в уныние и уже не может заставить себя помолиться или почитать духовные книги.

«Как неизбежны осень и зима…»

Преподобный Амвросий писал о том, что и уныние, и душевная тоска неизбежны так же, как неизбежны осень и зима:

«Ты жалуешься на мрак душевный. На это отвечаю тебе словами преподобного Макария Египетского, который говорит, что тело человеческое создано из земли, а для земли, чтобы она произращала плоды, потребны не одна весна и лето, а также осень и зима и еще не всегда ясная погода, а потребен и дождь попеременно. Если бы всегда была жаркая погода, тогда бы всё погорело; если бы всегда был дождь, тогда бы всё попрело. Также потребны не только сильные ветры, но по временам и самые бури, чтобы проносили гнилые и заразительные застои воздуха в гнилых местах».

Уныние и тоска тяжелы для души человека, как потрясения, но без потрясений не может христианин приносить духовных плодов:

«Подобные потрясения потребны для человека-христианина, носящего земляное тело, с которым связана его бессмертная душа. Без таких потрясений христианин не только не может приносить духовных плодов, но может погибнуть от возношения, что и случилось с падшими ангелами. Итак, лучше будем смиряться при наших немощах и неисправности нашей, прося помилования от Господа единым Его милосердием».

Как бороться с унынием, тоской, леностью

Можно ли бороться с унынием или только терпеть как крест духовный? Старцы Оптинские объясняли, что бороться с унынием нужно посильным трудом, псалмопением и молитвой. Если уныние не проходит или только несколько ослабевает, то нужно запастись терпением.

Преподобный Лев на вопрос «Как избавиться от угнетения духа уныния?» отвечал так:

«Вероятно, ты увлекаешься к нему собственною волею. Если оставишь самораспоряжение и будешь начинать всякое дело с благословением Божиим, то с благословением пожнешь мир душевный и прочие плоды Святого Духа. Если оставишь совершенно свою волю, то никогда не будешь ощущать тягостного мрака уныния.

…Уныние преследует всех; даже в великих людях уничтожает спасительные плоды трезвения. Но в простом и истинном послушнике оно не должно иметь места. Кто себя отвергся с упованием на Бога, о чём когда будет унывать? В таковом врагу оскудеша оружия в конец».

На письмо о тоске, унынии старец Лев советовал просить помощи у Бога, молиться, терпеть и не быть в праздности:

«Что ж с этим делать, надобно терпеть, молиться Богу, просить от Него помощи, заниматься рукоделием и не быть в праздности, от которой не только скука, но и многие пороки приходят».

Преподобный Антоний учил разогревать свой дух чтением духовным, памятью вечности, молитвой:

«Вы жалуетесь, что неспокойны в духе и рассеянны. В таком случае не должно вовсе расслабевать, но дух свой разогревать то чтением духовным, то памятию вечности, то молитвою хотя краткою, говоря ко Господу: «Рассеянный мой ум собери, Господи, и ожесточенное сердце мое страхом Твоим смири и помилуй мя!” Ибо мы без помощи Божией ничего не сильны сделать, даже и с мухами не сладим, не точию с невидимыми врагами».

Те же духовные лекарства прописывал преподобный Макарий:

«…предлагаю совет против уныния: терпение, псалмопение и молитва».

Преподобный Амвросий также советовал для борьбы с унынием использовать труд и молитву, терпение и смирение. По своему обыкновению старец наставлял своих чад меткими и образными присказками:

Причащение апостолов

«Скука унынию внука, а лености дочь. Чтобы отогнать ее прочь, в деле потрудись, в молитве не ленись, тогда и скука пройдет, и усердие придет. А если к сему терпения и смирения прибавишь, то от многих зол себя избавишь».

Преподобный Амвросий учил при унынии думать о том, что мы и недостойны лучшего, от чего сразу же чувствуется облегчение брани:

«Когда найдет хандра, не забудь укорять себя; вспомни, сколько ты виновата пред Господом и перед собою, и сознай, что ты недостойна ничего лучшего, и ты тотчас почувствуешь облегчение. Сказано: многи скорби праведным; и: многи раны грешным. Такова жизнь наша здесь: всё скорби и скорби; а ими-то и достигается Царствие Небесное. Когда будешь непокойна, повторяй чаще: взыщи мира и пожени и».

Старец Амвросий предлагал также в помощь от печали, тоски и уныния прочесть письма святого Иоанна Златоуста к его духовному чаду диаконисе Олимпиаде:

«В помощь избавления от безотчетной печали советую вам прочесть письма святого Златоуста к Олимпиаде… Если сумеете написанное там приложить к своим обстоятельствам, великую получите пользу духовную».

Унывающему чаду преподобный Иосиф писал:

«От рассеянности и празднословия воздерживайся трудом с молитвою Иисусовой, а от уныния спасайся плачем о грехах».

Старец Варсонофий наставлял всячески гнать от себя уныние и рассказать о нем своему духовному наставнику:

«Нужно укорять себя за свои немощи и смириться, но всячески гнать от себя уныние, расслабление. Что бы ни случилось, унывать не нужно, а сказать всё старцу».

Не поддаваться искушению

Иногда человек, мучимый унынием, отказывается даже от посещения храма Божия, от причастия под предлогом недостоинства своего. Поступать так нельзя ни в коем случае. Это бесовское искушение. Преподобный Макарий наставлял унывающего, который писал о том, что недостоин причащаться:

«Вы жалуетесь на уныние и безнадежие, коими считая себя недостойным священнослужения и приобщения святых таин. О сем, сколько мог, лично с вами беседовал и теперь скажу в ваше утешение: кто посмеет считать себя достойным столь великого служения величеству славы Божией и приобщения пречистых Его таин тела и крови?»

Старец напоминал слова святых Василия Великого и Иоанна Златоуста:

«Когда уже великие мужи и святые Василий Великий и Иоанн Златоуст не краем языка, но в чувстве сердца взывали к Господу, первый: «Веем, Господи, яко недостойне причащаюся пречистого тела Твоего и честныя крове Твоея”; второй: «Вем, яко несмь достоин, да под кров мой внидеши”, то что мы можем о себе сказать или помыслить?»

Такие советы давали Оптинские старцы для борьбы с унынием, тоской и леностью. Наставления Оптинских старцев полезно всегда иметь под рукой и при необходимости перечитывать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *